Bleach: Disappearing in the Darkness

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Город не видящих Солнца » Казармы Отряда Разведки


Казармы Отряда Разведки

Сообщений 1 страница 30 из 52

1

...

0

2

Сой Фонг сидела на своей койке и злилась. Злилась на себя, на шинигами и на свою, еще не зашившую, спину. Сколько уже времени прошло, а ей еще не дают свободу действий. Йоруичи-сама тоже ничего не поручает. Было даже как-то обидно. Чувствовала она себя даже отлично, ничего не болело, хоть сейчас на задание.
Хотя... в нынешней ситуации, где оказались шинигам, дела "отличными" назвать было никак нельзя.
Сой Фонг разминала пальцы в нетерпении, но все же послушно ждала приказаний из-вне. Тусклый свет отбрасывал блеклую тень на стену, холод подземелий уже стал привычным... Думать о солнечном свете было не вовремя, но когда сидишь без дела, становиться жутко тоскливо и скучно. Раньше она не особо замечала, но солнца действительно не хватало.
Йоруичи-сама, пошлите меня куда-нибудь! - промелькнуло в голове, - Иначе я не перестану об этом думать...

0

3

---> Дом Хитсугайи. Западное крыло ген-штаба оппозиции

Покинув кабинет сотайчо, Йоруичи направилась в казармы своего отряда. Вернувшись с задания, она так и не успела как следует отдохнуть, и даже не успела навестить своего лейтенанта.
СойФон наверное ужасно скучает без дела – нужно ей что-нибудь поручить, - думала Шихоуин по пути в свой кабинет. Она прекрасно понимала, что фукутайчо томится в казармах без дела, но поручать ей что-нибудь серьезное она не хотела – СойФон еще не до конца восстановилась после последней травмы.
Добравшись до кабинета, Йоруичи быстро переоделась – белая маскировочная форма ей очень не нравилась – она вообще не любила белый цвет. Сменив одежду на более привычную – темную (здесь, в подземельях она маскировала лучше, чем белоснежная форма), она направилась в комнату СойФон, надеясь обнаружить ее там.
Ожидания тайчо оправдались – СойФон действительно была в своей комнате. Закрыв за собой дверь, Йоруичи прислонилась к ней и, скрестив руки на груди, приветливо посмотрела на СойФон.
- Скучаешь? – Шихоуин улыбнулась своему лейтенанту, демонстрируя острые зубки.

0

4

Сой Фонг быстро встала, увидев приветливо улыбающуюся Йоруичи
-Йоруичи-сама! - голос был такой же, полный уважения и все такого же восхищения.
Йоруичи-сама, вы ведь не просто так пришли? - с надеждой подумалось лейтенанту.
Девушка ничем не выдавала своего волнения, ну может быть только глазами, с надеждой смотрящими на капитана.
-Не то что бы... - она пыталась придать себе серьезность, хотя поняла, что видно ее настоящее состояние. Сой до такой степени осточертело сидеть без дела, что она готова прыгать и скакать подобно Ячиру, только чтобы поручили что-нибудь. Только вот гордость этого сделать не позволяла...
Однако при Йоруичи бесполезно скрывать свое истинное состояние. Шихоин Йоруичи вобще людей насквозь видит, а Сой довольно долго с ней находилась, скрывать что-то смысла нет.
- Есть какое-нибудь задание? Я уже полностью восстановилась, так что готова! - и этой фразой показала полную противоположность предыдущей.

Отредактировано Soi Fong (2008-06-30 13:38:26)

0

5

Этот порыв СойФон не был для Йоруичи неожиданностью – именно таких действий она и ожидала от своего лейтенанта. Она прекрасно знала, что Сой не может усидеть на месте когда ее тайчо уходит на задание, равно как и то, что она всегда готова выполнить любые ее поручения, даже если поручением будет – Сиди в казарме и никуда не выходи!
Йоруичи ласково посмотрела на своего фукутайчо:
- Ну-ну… сиди. Чего вскочила? – она жестом велела СойФон сесть обратно на кровать.
Усевшись рядом с лейтенантом, Шихоуин провела рукой по ее спине.
- Говоришь, восстановилась уже?! – сказала Йоруичи и немного надавила на спину девушки. – Ай-ай-ай! Врать не хорошо, - на ее губах мелькнула лукавая улыбка. - Но это не важно. У меня есть для тебя поручение.
Нельзя ей здесь сидеть. Заточение в казарме отнюдь не способствует ее восстановлению. Прогулка пойдет ей на пользу и поднимет настроение.
- Я хочу, чтобы ты разыскала Китао, - сказала Йоруичи с совершенно серьезным лицом. – Она была в Руконгае, не получив на то моего разрешения. Это прямое нарушение дисциплины. В условиях войны, мы не можем себе позволить подобной халатности. По крайней мере, я не позволю, чтобы такое творилось в моем отряде.
Возможно, эти мальчишки допускают безрассудные действия, - Шихоуин вспомнила сегодняшний проступок Бьякуи и Исиды, - но я подобных безрассудств не позволю.
- Притащи ее в казармы, - Шихоуин встала с кровати и пошла к двери, - и не выпускай отсюда. Это будет для нее наказанием. Пусть выполняет какую-нибудь работу в пределах отведенных нам помещений.
Почти достигнув двери, Йоруичи-тайчо резко обернулась и грозным голосом добавила:
- И пусть готовится объяснить мне, что она забыла в Руконгае.
Взглянув на немного растерявшуюся СойФон, Йоруичи доброжелательно улыбнулась девушке – в конце концов, она была невиновата.
- У меня есть одно дело. Позже я вернусь, и мы с тобой еще поговорим, - сказала Йоруичи и, подмигнув фукутайчо, вышла за дверь.

---> Магазин Урахары (на том берегу озера)

0

6

Сой Фон сидела на диване и думала о жестокости вечности и о неотвратимости судьбы. Времени было предостаточно на размышление, потратить его с пользой было себе дороже, банально любимый сенсей не разрешит и устранит порывистость на корню до лучших времен, которые, казалось, никогда не наступят. - Цель, цель, – били со стуком барабанной дроби по вискам. – Месть, - как сладкий нектар заволакивала взор, заставляла идти попутчика по ложному следу. – Я подорвала веру в себя всего отряда, я их обманула, - голова опускалась все ниже и ниже под грузом ответственности и надломленности, кулаки сжимали невольную ткань хакама, ища выхода отчаяния, лицо скривила больная улыбка.
- Я ДОЛЖНА стать сильнее, - голова резко взметнулась вверх, взгляд ожесточился, и казалось, реяцу сама окутывала девушку как кокон и лечила практически зажившие раны, которые по ее мнению были не значительны. - Во что бы то ни стало УБИТЬ предателей, – убрать эту мысль, засевшую так глубоко в сознание и в реальность, она буквально провонялась ею, отвращение стало ближе подушки в кровати. Девушка так погрузилась в свои терзания, что даже когда вошел сенсей, она от рвения действий и желаний сказала не вразумительную речь. Опомниться было некогда, да и поздно, капитаны всегда появляются так не заметно в ущерб своим подчиненным, впрочем, это привычно и так, так всегда, … ну заикой Сой Фон не останется, а только будет дальше совершенствоваться и стремится за Йоруичи.
Заботливое движение рукой капитана по спине девушки заставило покрыться мурашками и немного вздрогнуть, напряжение было велико, она была как мячик, сжатый в тисках, а расслабляющая сила – внимание капитана, сенсея, наставника, сестры и просто друга. Девушка вмиг расслабилась, выпустила тревогу и печаль. – Она тут… со мной, как я долго не видела Йоруичи-сама … больница … чертова! – ясный взор устремился на капитана. – Она, как и всегда, надо мной издевается, – почувствовав легкое давление на зажившей ране, в голове промелькнули воспоминания ночных тренировок и голова сенсея на ее бедре – … так … Заботлива, - Сой Фон была искренне рада за представившуюся возможность уединения с капитаном. Услышав слова о поручение, она села вполоборота к сенсею. – Китао! – одно слово об этом альбиносе заставило не терпеливую особу вспыхнуть гневом. – Да как она посмела!?! – у Сой появилось искреннее желание оттаскать эту девчонку за волосы и приложить хорошенько об пол, чтобы выбить всю способность пакостить и перечить Йоруичи-сама. Ее сомнительное появление в развед. отряде, сыграло отрицательную роль в их отношениях, если это вообще возможно было бы назвать отношениями, конечно. Она не так бесила Сой Фон как ее бывший  жердяй – лейтенант, который имел счастье трагично погибнуть в сражении. Дальнейший приказ о заточении ребенка в казармах и лейтенант уже знала, чем наградит это существо и как.
- Хорошо Йоруичи–сама, вы слишком добры к ней, – Сой Фон не успела закончить мысль, как королева шинпо уже давала дальнейшие указания. – Я сама все выясню, и она мне все расскажет, – глаза сузились как у дикого зверя перед прыжком на добычу. Улыбка сенсея всегда окрыляла и вызывала ответную, не менее искреннюю улыбку у Сой Фон, ну вот всегда, почему-то сенсей взимал за это огромную плату. – Она опять уходит , – в глазах у девушки запечатлелся вопрос: - А меня с собой??!!!! – но если капитан не берет, значит, так надо. Я убью любого, кто посмеет ей причинить боль! – ставить кого-то на наблюдение, ну как же! Тем более за кошкой ходящей сама по себе никто не успеет кроме ее лейтенанта. Сой Фон все сделает сама, и не будет подвергать опасности товарищей из отряда, она лучше пожертвует собой. Йоруичи удалилась так легко и не заметно. – Я всегда с вами капитан. - Всего лишь обещание поговорить смягчило всю картину расставания, и лейтенант пошла за провинившейся девчонкой.

---> Главная площадь

+2

7

--->  Информационный центр Аналитического отряда

Несмотря на то, что в отряде разведки служили самые внимательные, ловкие и находчивые шинигми, мало кто из рядовых бойцов мог заметить, как их выдающийся тайчо и Богиня Скорости возвращается в свой кабинет. Во-первых, потому, что она возвращалась в него крайне редко и постоянно пропадала по делам, возлагая управление отрядом на своего лейтенанта, а во-вторых, потому, что синпо Богини Скорости было настолько совершенно, что глазу обычного шинигами просто не представлялось возможным проследить за молниеносными движениями Шихоуин-тайчо. Вот и сейчас, создавая ощутимый сквозняк в коридорах казарм отряда разведки и легко отталкиваясь от стен, заходя в повороты, Йоруичи спешила в свой кабинет. Она притормозила лишь на мгновение, чтобы открыть дверь и скрыться за ней во мраке помещения.
Вообще, Йоруичи считала кабинет чем-то совершенно бесполезным. Бумажной работой она не занималась, если и вела какие-то беседы, то в кабинетах других капитанов, никаких гостей здесь она тоже не принимала. По мнению Йоруичи, комнаты в казарме ей было бы вполне достаточно, но Сой настояла на кабинете, мотивируя это тем, что ее тайчо ничем не хуже других и у нее тоже должен быть кабинет.
Прежде чем идти в Крепость нужно было как следует подготовиться – сделать все возможное, чтобы никто кроме Гриммджоу не узнал Йоруичи, а это было не так легко сделать, ведь большая часть Эспады знала ее в лицо.
Если знают в лицо, то нужно это лицо спрятать, - решила Шихоуин и, порывшись в шкафу, извлекла оттуда длинный, темный плащ и шарф.
Обмотав шарфом голову, Йоруичи спрятала волосы и лицо, оставляя только глаза, а если добавить ко всему этому темный плащ, с широким капюшоном, то знатная шинигами становилась больше похожа на какую-то оборванку, чем на Богиню Скорости, но именно этого Шихоуин-тайчо и добивалась. Еще раз осмотрев содержимое чудо-мешочка от Киске, Йоруичи попрятала подаренные им приборы по карманам.
Хм… как удачно. Именно это мне и нужно, - подумала Йоруичи, одевая на шею цепочку с тоненькой металлической пластинкой. – С этим меня точно никто не узнает.
Еще раз осмотрев себя в зеркале, которое на удивление оказалось чистым и совершенно не пыльным – вероятно Сой кого-то заставляет здесь убираться – Йоруичи осталась собой довольна. Теперь нужно было только предупредить Сой о том, что ее тайчо отправляется на разведку.
Йоруичи быстро нацарапала на листке бумаги письмо: «Я ухожу на задание. Прости, что не успела с тобой поговорить. Даже если я далеко, я всегда рядом с тобой». Без подписи и без обращения – Йоруичи знала, что Сой все поймет и так. Пара быстрых синпо и тайчо уже была в комнате своего лейтената. Она положила письмо под подушку и бесшумно скрылась, направляясь в Руконгай.

---> Восточный Руконгай. Улицы.

+1

8

"Всё развивается по спирали, абсолютно всё, так было, так есть, так будет. Альфа и Омега. Уроборос кусающий сам себя за хвост, старик становящийся ребёнком"
"Поэтому не выученные или плохо выученные уроки прошлого всегда настигают нас именно в тот момент знания в них не полученные особенно важны, но к сожалению мы этого зачастую не понимаем, пока не наступим на грабли и они больно не ударят нам по лбу", - примерно так размышлял четвёртый офицер отряда разведки в очередной раз проснувшийся от нового кошмара. В общем кошмар новым не был, он был очень старым, пришедшим ещё из бытия человеком, правда обновленный новыми подробностями, из жизни синигами после падения Сейретея и боевых рейдов отряда разведки против пустых и арранкар, когда эту работу было нельзя доверить никому другому, ибо надо было подкрасться незамеченными и так же незамеченными уйти.
Раньше, в первый год после падения Сейретея, было проще, его сжигала месть, и в голове билась одна мысль: Отомстить за семью, отомстить, отомстить. Акахана забыл, всё чего достиг за время жизни на гражданке и в обществе синигами, это опять был кровавый солдат корейской, а в особенности вьетнамской войны, убивающий всё на своём пути, без раздумий и  размышлений. Есть враг, его надо убить, иначе он убьёт тебя, враг не человек, а живая боевая единица, подлежащая уничтожению. С большим трудом для себя, но Бартоломью разыскал пустых и арранкар съевших его семью и сестру,  одby из этих арранкаров была весьма симпатичная девушка, лет 25-30,  однако это не помешало Бартоломью запытать и её тоже. Получая истинное удовольствие от этого, её крики боли и мольбы не убивать были небесной музыкой для его ушей, а выражение её красивого лица, искажённого маской дикого ужаса перед ним и той болью, которую она испытывала, благо он вспомнил всё своё умение, полученное во Вьетнаме в этой науке.
Он был в спецназе, карательном отряде, командовал им, несмотря на свой высокий офицерский чин, позволяющий сидеть в штабе, а не воевать в джунглях, так вот для них морали не существовало. Она была для обычных войск, а зачастую задачей отряда Бартоломью было навести страх, запугать противника и для этого были все цели хороши, вплоть до планомерного уничтожения мирного населения Вьетконга и зверских убийств солдат и диверсий в тылу противника. Вся его жизнь состояла из грязи, крови, и насилия, так что они вошли в его кровь и плоть. Смерть и насилие, насилие и смерть, это была вся его жизнь..
Вначале он хотел унизить арранкаршу ещё сильнее, через физическое изнасилование, полностью втоптать её в грязь, но её релизная форма, оказалась непривлекательной в сексуальном плане.
Других пустых он замучил не менее жестоко, благо они это заслужили, все пустые были солдатами, мирного населения у них не было, во всяком случае, так ему тогда казалось, а значит, всё было позволено и разрешено.
Сейчас же когда месть была свершена, его настигла рефлексия и кошмары по ночам, да и не только по ночам, но шла война, и было не до сантиментов, надо было отвоевать свою территорию иначе катастрофы не избежать. Так что, несмотря на все терзания, он ходил в рейды и был палачом, убивающим быстро и хладнокровно, всех без разбора, стариков, женщин, детей, иногда в прямом бою, иногда подло из-за угла, по ситуации.

Отредактировано Akahana Mitsucito (2008-11-27 22:16:43)

0

9

>>>>>> Сообщение для Акаханы Митсусито <<<<<<

Не медленно отправляйся на миссию. Подробности получишь в исследовательском отряде у Куротсучи Нему.

Лейтенант отряда разведки Сой Фон.

0

10

Прилетевшая чёрная бабочка отвлекла Бартоломью от его мыслей. Дело есть дело, и его надо выполнять. Новое задание было хорошей новостью, ибо позволяло отвлечься от рефлексии и депресси, заноаво погружаясь в состояние боевой отрешённости.
Быстро собравшись четвёртый офицер покинул штаб своего отряда и отправился по назначению.

======>исследовательском отряд>==========

Отредактировано Akahana Mitsucito (2009-01-22 09:27:56)

0

11

Ashito Kitao написал(а):

Правило 2:
Игровой пост должен быть содержательным и содержать не меньше 10 строк.

Akahana Mitsucito
Прошу поправить пост в соответствии с правилами. Я насчитала только 4 строчки

0

12

------> Казармы дозорного отряда

Коро быстро передвигался по направлению отряда разведки, иногда переходя на шинпо, спровоцированный какой-нибудь неудачной мыслью. "Не день, а сплошная задница", - подвел итог мальчик, когда его в очередной раз ввело в краску воспоминание о случившемся недопоцелуи. "Точнее о не случившемся поцелуи... бррр." Все мысли - неизвестный арранкар в туннелях, тайчо, исчезнувшая в том же направлении, собственное задание и планы на казино - сбивались в кучу, стоило только нечаянно вспомнить о Дзи. "Идиот ты, Коро", - зло тряхнув головой, рыжий еле сдержал желание побиться головой о стену. "Наивный коротышка", - оказавшийся на дороге камешек был жестоко откинут. Сегодня Кокаге воспринял поступок Неки не так, как обычно. И это легкое изменение влияло на все его отношение к ней в целом. Мальчика это раздражало. Невозможность разом решить внезапно появившуюся проблему злила и Коро не мог найти себе места. Сделав один лишний, большой, изматывающий круг, Кокаге влетел в отряд.

Никого из старшего офицерского состава там не оказалось и на рыжую голову мальчика посыпались ненавистные бумажки.
"Ё-бл*, приплыли", - буквально за пять минут наслушавшийся отчетов на целую неделю вперед, рыжий офицер, прихватив с собой папки, смылся подальше от толпы страждующих, получше припрятывая реяцу.
В комнате лейтенанта его никто искать не будет и никто, кроме самого лейтенанта сюда не войдет, следовательно прятаться здесь можно было довольно долго. Примерно так рассудил Коро, прикрывая за собой дверь. Бумажки и папки он сгрудил у стола так, чтобы пройти мимо них не было никакой возможности, а сам как есть бухнулся на кровать. Когда он шел в отряд его буквально преследовала идея помыться-переодеться, но трудолюбивые шиноби сбили все настроение.
Кокаге вытащил в полумрак помещения (свет от не включил из соображений секретности) примятые, теплые, мягкие конфеты, которые каким-то чудом пережили все его злоключения, почти не испачкав самого мальчика. После первого десятка жизнь перестала казаться такой унылой, а больше в Коро не влезло. Спрятав свое добро в мешочек, мальчик предпринял попытку дождаться Сой, которая избавила бы его как минимум от половины вопросов и проблем. Так как спокойно ждать он не умел и довольно устал за весь день, Кокаге вытянулся в постели, подсовывая руки под подушку и собираясь поспать, пока его нэ-чан не вернется, когда что-то неожиданно зашуршало. "И здесь бумажка", - недовольно сожмурился юноша, пытаясь от нечего делать прочитать невидимый в темноте текст. "Вот зараза", - любопытство губит кошек, а рыжих оболтусов заставляет подниматься с постели даже тогда, когда очень и очень лень.
При тусклом свете настольной лампы Коро, сразу же вернувшийся на кровать, записку прочитал. Текст ему мало, что говорил, но единственная женщина, которая могла запросто оставить бумажку под подушкой лейтенанта, была капитаном этого отряда. И именно её след выводил на поверхность. "Жаль не понять как давно это написано", - думал юноша, прыгая на кровати Сой Фон.

0

13

------------------ > Зал собрания Капитанов.

Сой Фон вновь, словно строптивый ветер неслась по туннелям подземного города. На этот раз она опять спешила, спешила к себе, чтобы обдумать свои планы и поскорее сделать все, что необходимо и нужно для своего ухода из города. К тому же не помешало бы отдохнуть, набраться сил, банально – помыться и поесть. За сегодняшний день лейтенант как никогда вымоталась и физически и морально. Внезапно ее пронзил холод, мрачный холод недоверия и смятения, но ее цель и желание идти вперед, несмотря ни на что, помогла справиться с ним.
Через некоторый промежуток времени перед ней показались родные ставни отряда разведки. – “Так, и где эта Киття?” – чутье реяцу услужливо рассказало о том, что данной особи не наблюдается на территории отряда. – “Грр!” – неимоверно хотелось рычать, кинуться отыскать эту девчонку и изувечить, но, совладав с собой, Сой понеслась дальше. – “Позже” – пытаясь не взвинчиваться еще больше, девушка старалась думать о другом, о том, что было пару часами раньше. – “Найду, отрежу ей язык” – все не могла успокоиться лейтенант. Вот она, словно разлившаяся река, пронеслась мимо казарм, легко входя в повороты. Еще немного и за ней с тихим шорохом и небольшим характерным стуком захлопнулись седзе. Когда она вошла в свою комнату там уже странно пахло, можно было и не глядя догадаться о том, что в ее апартаментах находился мелкий шкет, а о звуках сообщавших, о прыганьях на ее кровати лучше промолчать. Холодный, не предназначавшийся для Коро взгляд, мельком пробежался по рыжему братцу на пару с ним полетел профилактический кунай в лоб для того, чтобы он перестал буйствовать на ее кровати. Другая рука на автомате включила свет в комнате, глаза тут же наткнулись на очередную кипу макулатуры, любовно оставленной Коро. Глубоко вздохнув и шумно выдохнув, Сой медленно перевела тяжелый взгляд на брата-приемыша, - “Что это у него в руках? На очередной фантик не похоже” – Играть в угадайку ей до боли в висках не хотелось, к тому же вероятность внезапной любви к бумажкам у Коро было никакой. Рукой она легко вырвала из цепких, испачканных сладкой липкой глазурью пальчиков, уже испачканный листок. Глаза лейтенанта быстро побежали по столбцам до боли знакомого почерка наставника. Лицо в миг стало печальным и в то же время серьезным. – “Она опять меня бросила! Она ОПЯТЬ Это сделала. Она БРОСИЛА меня!” – незамысловатая фраза, словно заезженная пластинка повторялась и крутилась в мозгах девушки, повторяясь вновь и вновь. Она была и слепа и глуха, в ушах стоял дикий гул и оглушающий рев как от турбин самолета. Через мгновение паника и страх постепенно ушли. Сердце больно сжалось слева, захотелось его выдрать, чтобы больше ничего не чувствовать. Стать каменной, и может быть тогда, возможно она и перестанет страдать. – “Опять…За что? Что я такого сделала?!” – Ее сознание стало тягучим и вязким, как болотная трясина, наслаждение от секса, которое она недавно получила, след простыл, словно его и не было вовсе. В ее пустоте была невыносимая усталость и желание уснуть навсегда. Руки непроизвольно прижали к груди листок, немного его смяв. Сой опустилась на кровать. Она улыбалась. Ведь на этот раз кошка, которая гуляла сама по себе, оставила записку…

0

14

Как только дверь в комнату открылась, Коро замер, каждым нервом ощущая, кто именно пришел. Сой он узнавал легко – по запаху, по манере двигаться, по ауре, редко находящейся в стабильном состоянии. Вот и сейчас не успела лейтенант зайти в комнату, как Коро уже знал, что что-то случилось. Причем держа в руках записку к лейтенанту, он полагал, что случившееся к ней никак не относится.
- При… - толком поздороваться у него не получилось, отправленный в его сторону кунай не дал договорить. Коро распластался на кровати, позволяя оружию сделать ещё одну дырку в стене помещения. Никакой особенной агрессии в этом жесте со стороны Сой не было – просто игры второго отряда, но всплеск адреналина, вызванный атакой, нужно было куда-то девать:
- Ты что совсем?! Хорошенькое приветствие, госпожа лейтенант, ничего не скажешь! А если бы попала?! - фырчал мальчик, усаживаясь на кровати. – Эй! – вскрикнул он, когда Сой отобрала мусоленный им листочек. – Это… - моё, - хотел было сказать юноша, но вовремя осекся, - тебе.
Коро затих, не только чувствуя как атмосфера накаляется, но и полагая, кто именно стал причиной очередного скачка настроения его командира. Ему очень хотелось поддержать девушку или утешить, сделать хотя бы что-нибудь, но рука, нависшая над её плечом, так и не коснулась его. Коро слишком хорошо знал, что требовательна к себе сестренка. Проявление сочувствия к её персоне вызовет лишь дополнительный негатив, поэтому рыжий слегка отсел и честно попытался какое-то время посидеть смирно.
- Ты в порядке? – не выдержал Кокаге долгой тишины. Сой выглядела замученный и в свете лампы, которая только недавно ослепила его, было заметно, что с её гардеробом явно творится что-то не то. – Что-нибудь случилось, Нэ-чан? – он никогда не позволял себе лезть глубоко в личную жизнь Сой Фон, но, однако же, знал о ней не мало.
- Я видел, как тайчо уходила, - осторожно ступил он на вязкую тему. С одной стороны стоило, конечно, выждать немного, но с лейтенанта сталось бы просто выкинуть его за дверь, а Кокаге хотел с ней посоветоваться насчет увиденного в туннелях. Он знал, что именно расскажет об этом Нека своему капитану, но не мог ручаться за второго офицера. Если начнут катить бочку на Йороучи, страдать и нервничать в первую очередь будет Сой Фон, а это рыжему было далеко не безразлично. – В том же туннеле, в который она ушла, был арранкар. Следов борьбы заметно не было и мне не кажется, что имело место преследование, но они вместе вышли в один из выходов, который теперь заблокирован, - Коро сделал небольшую паузу, подбирая слова. – В туннеле помимо меня было ещё два офицера…и одна из них считает, что возможно предательство. – Сам мальчик особенно в свете записки в этом глубоко сомневался. Йороучи не зачем предавать свой отряд и своих близких. Она говорит о задании. Но очень не хотелось бы, чтобы по городу ходили какие-нибудь глупые слухи.

+1

15

Чувство осязания давало знать об нависшей над своим плечом рукой Коро, мозг требовательно давал сигнал конечностям  о том, что от пятипалой грабли брата немедленно нужно избавиться, убрать, отшвырнуть и все такое в том же духе, но у Сой уже не осталось сил ни физических ни моральных. Стоит ли говорить, что слова болезненным комом застряли у нее в груди. Все что она могла это лишь что-то невнятное промычать. В комнате по-прежнему была все та же навязчивая тишина. Выработанный с годами защитный барьер холодности, надменности и требовательности, как к самой себе, так и к окружающим работал идеально, все ее манеры, жесты, слова и действия были уже непроизвольны, почти естественны для Сой Фон, если бы не "нервный" характер. Сейчас все ее измученное за день существо дико требовало одиночества, чтобы хоть немного справиться с обрушившейся на нее лавиной чувств. Еще бы чуть-чуть и из ее глаз против воли полились беззвучные слезы, которые она ненавидела всем сердцем. Для Сой слезы - это символ победы сердца над телом, потому что для нее - это сердце может стать знаком, что само ее существование излишне.

Лейтенанта заставил очнуться от безмолвного слепого созерцания стенки звонкий голос мелкого сорванца. Сой одернулась.
- Да, в порядке. - слетела с губ девушки заезженная клешевая фраза, как обще популярная мелодия в баре. Сой Фон встала только для того, чтобы положить дорогую ей записку пока в тумбочку, а затем и в более укромное местечко, когда удастся остаться наедине с собой. По пути она дежурно потрепала рыжие волосы Коро, чтобы отвлечь сорванца от тем, о которых не следует поднимать и вследствие чего пришлось бы выкинуть того за дверь как надоедливую собачонку. Лейтенант подошла к столу, зрительно игнорируя стопку бумаг, как будто их тут и не было. На словах о капитане девушка на доли секунды напряглась, вслушиваясь в слова брата. Чего-чего, но такой “радостной” новости она не ожидала. Руки сильно вцепились в бортики выдвинутого ящика, пальцы пытались вгрызться в эти деревяшки, но на лице девушки была все та же, но уже хрупенькая маска холодности, которая вот-вот “осыплется”. Сой не знала, что ей делать, то ли радоваться, то ли злится на то, что ее капитан снюхалась с врагами. Часть ее понимала, что на этот шаг ее Йоруичи-сама пошла не просто так, потому что ей захотелось, а только для блага города, но другая ее половина не могла с этим смириться. - "Они враги, их нужно убивать." - Сой Фон резко задвинула ящик, чтобы это не показалось странным, но уровень громкости с которым она это сделала говорило об обратном.
- Какие офицеры? - сестра теперь выжидательным взглядом посмотрела на обладателя огненной шевелюры. Ей нужны были имена на случай утечки информации. Сой не могла допустить таких сплетней по городу, для этого у нее имелось много причин.
- Йоруичи-сама ушла на задание, - начала более дружелюбную тему Сой, подтверждая слова записки. Коро – второй после наставника человечек, к которому она действительно привязалась, не смотря на его вредный характер. С ним она могла находиться в одном помещении и самое важное: держалась она более менее раскованно, если так можно назвать ее способность идти на контакт. - Подтвердила Исэ, – последнюю фразу лейтенант бросила будто “между прочим”, затем продолжила. - Капитан перед уходом в спешке, ее предупредила.

0

16

Тишина резала уши. Коро никогда не отличался особой тактичностью, но всегда чувствовал, когда ей по идее нужно воспользоваться. Как мальчик, легко и часто обижающий девочек, он знал, что могло бы означать подобное поведение, а потому просто кивнул, когда услышал ответ, опасаясь разбить хрупкое взаимопонимание. В ситуациях, где нужно было проявить внимание, рыжий просто терялся, не зная, что сделать или чем помочь. Всё, что мальчик понял за свою жизнь, так это то, что его слова и действия вряд ли что-то исправят, а это подвижную натуру рыжего вводило в состояние нервной тряски.
Коро едва сдерживался, чтобы не разбить тягучую тишину какой-нибудь глупостью, когда видел, как напряжена спина его сестренки. Жест Сой и последующие слова вывели рыжего из нервного оцепенения. Коро не боялся её, но не хотел чем-нибудь обидеть. Сой была одной из немногих, кто непреложно являлся для рыжего авторитетом. Именно при ней Коро умудрялся вести себя, если не прилично, то гораздо более приемлемо, чем с абсолютным большинством.
- Дзи... - несколько рассеянно начал Кокаге, вроде как и понимая, что сейчас неловко говорить, но зная, что поговорить стоило именно сейчас, - но она ничего не скажет! - Быстро и уверенно добавил мальчик, пока его нэ-чан не сорвалась устранять возможные трудности. - И какой-то офицер куротсучевского отряда, - чуть скуксившись добавил Коро. - Красивая мымра, с длинными темными волосами. У неё ранг не меньше пятого, а то и выше. И чудной шикай, делающий оковы. Именно она плела какой-то бред про возможное предательство, но они из исследовательского отряда все какие-то долбанутые.
По мере своего рассказа мальчик все больше распалялся, добавляя к речи красочные жесты, изображающие волосы, ранг или занпакто. Ему уже не казалось, что произошло что-то важное или опасное. Йороучи знает, что делает, а исследователей никогда особо не слушали. В конце концов, что такое слово какого-то офицера, против слова капитана и главы рода?!
- Оно и ясно, что не просто так, - отвернувшись, согласился Коро. Он не сомневался в своем капитане, но и ни мог не замечать реакцию Сой на её поведение. "А тебя?" - хотел поинтересоваться Кокаге, но сдержался, зная, что за такой вопрос его просто выкинут из комнаты. - "Почему она не нашла времени, чтобы предупредить тебя?" - записка, оставленная Йороучи, не объясняла, почему она не передала Сой это же на словах. - Что мы будем делать? - спросил Коро, чтобы не разводить тему о Йороучи. Ничем хорошим лично для него она все равно не кончится.

+1

17

Доранеко” – договорила про себя Сой Фон за братом фамилию “засветившегося” офицера. – “Взбалмошная девица – “ фыркнула лейтенант. – “Да что ты!” – рявкнула сестренка внутри, реагируя на его слова. – “Так и ничего не скажет” – раздраженно передразнив про себя брата, Сой категорично отрезала:
- Не будь наивным, Коро. – укоризненный взгляд. – Не забывай, где ты служишь. – “Я тоже думала, как и ты, что мы с Йоруичи-сама всегда будем вместе. Но она обманула меня…” – взгляд на секунду ожесточился. Сой вновь чувствовала, что ей опять солгали. – “Это не должно повториться снова!” – Сильные и чистые эмоции Коро радовали лейтенанта и в то же время огорчали. Сой Фон не могла, не хотела допустить того, чтобы ее брат повторил тех же ошибок на ее глазах. – “В итоге, привязанности приносят только боль и разочарования. Лучше их вовсе избегать, Кокаге” – Сой Фон поставила себе пометку разобраться с этим после возвращения со спасательной операции. Сейчас было не место и не время решать подобные проблемы. А была ли это проблема? Сой для себя еще до конца не решила.
- Можешь вспомнить фамилию офицера с отряда обеспечения? – Сестренка могла бы и поискать по досье, но так было бы быстрее, если Коро вспомнит. Лейтенант задала вопрос, направляясь к своему шкафу, чтобы что-то накинуть сверху. В подземном городе холодно, несмотря на хорошую систему отопления, она не может работать долго - у них в наличии не так много топлива. Сой укуталась в косоде, плотно запахнув его спереди, и подошла к братику.
- “Ты ничего с этим делать не будешь, Коро. С нашим беглым капитаном я разберусь сама.”
-Твоя основная задача на данный момент не допустить распространение информации о том, что наш отряд временно обезглавлен. – Сой Фон выделила слово ‘временно’, она произнесла его более четко. Она никогда не верила в то, что глава великого Клана Шихоинь может погибнуть.
-До официального объявления я буду готовиться. – Она села на кровать. – А после я пойду за капитаном и верну ее сюда. – О том, что об этом разговоре никто не должен знать не стоило говорить – ясно и без слов. Лейтенант решила для себя, что Коро должен знать о том, что она собирается идти за капитаном – другого и быть не могло. Если она соврет – он расстроится и разочаруется, узнав, что она беспечно кинула отряд и к тому же погибла, не сообщив ему, ему - ее брату. Это было бы подло и безответственно. Мало того, он должен осознавать, что может остаться одним из старших офицеров – ответственность не малая заниматься отрядом. К тому же Сой считала Коро смышленым непогодам.

+2

18

От слов Сой Коро сжался в напряженно сопящий комок, демонстрируя лейтенанту разведки то самое упрямое выражение лица, которым так славятся дети. Для них, конечно же, все слова взрослых,  особенно взрослых близких, являются истиной в последней инстанции… ну кроме тех, с которыми они не согласны.
- Я не наивный, - буркнул мальчик, прижимая к себе колени. «Сама такая», - добавил он уже про себя. В другой ситуации пацаненок обязательно ляпнул это вслух, но сегодня напряжение, исходящее от Сой, буквально утяжеляло воздух, громогласно оповещая окружающих о том, что источник напряжения вооружен и опасен. Рисковать своей шкурой рыжему не хотелось. Что-то, а хотя бы в зачаточном состоянии инстинкт самосохранения у него имелся. – И прекрасно знаю, где служу, - нехотя добавил Коро, чувствуя, как начинает закипать. Все же у него сегодня тоже был не самый приятный день.

- А? – не сразу понял рыжий, не то, чтобы не привыкший к новым обозначениям, а просто никогда не утруждавшийся из запомнить. – А эта… - Коро глубоко задумался, пытаясь поймать буквально вертящееся на языке имя. – Что-то такое простое… короткое… Мэй? Сай? – перебирал он вслух. - Май! – с гордостью объявил рыжий результат своих усилий. – Её зовут Май, а вот фамилию не помню. Но не думаю, что среди о-бес-пе-чен-цев много черноволосых офицеров с  именем «Май», - беспечно отмахнулся Коро от попыток вспомнить фамилию.

«Эээ?!» У Кокаге даже челюсть отвисла от такого приказа. - «Нет, я реально наивный!» - появилось четкое, просто жизненно необходимое желание тупо побиться башкой об стену. Было бы, конечно, эффективней проделать этот маневр с Сой, но тут тупик – сделать нечто подобное с шинигами капитанского ранга седьмой офицер ну никак не мог.
- Это, если по-человечески, нехера не делать? – глаза мальчика недоверчиво сузились так, будто он искал признаки лжи на лице Сой Фон, но ничего, кроме проклятого упрямства обнаружить не удалось.  «Черт!» - Что это значит?! - Как только первоначальное онемение прошло, Коро просто захлебнулся потоком слов, которые так норовили сорваться с языка, но среди них не было  тех, которые могли бы её остановить. - Ты с ума сошла?!! – Коро вскочил с кровати и остановился прямо напротив Сой Фон. Теперь, когда она сидела, их глаза были примерно на одном уровне. - Что значит «я пойду и верну её»?! Если она не вернулась, значит не смогла, неужели ты думаешь, что ты её лучше, сильнее, умнее?!...

0

19

Сой перевела взгляд на сидящего и “надутого”, словно важный павлин Коро. – “Да знаю, что ты не глупый.” – лейтенант не хотела продолжения этой темы о близких людях, тем более допускать игры в “Да. Нет.”
- Тогда не говори глупостей – пресекла Сой на конце речи брата. - “Хм…Май…” – поколебавшись, она вспомнила офицера. – “Точи Май.” – в памяти нехотя вырисовывался портрет девушки, необдуманно и неосмотрительно бросившую такую фразу в присутствии офицера из бывшего спец. отряда. Это как минимум глупо, максимум - опасно для жизни.
Следом за возгласом брата последовал подзатыльник, говоривший о том, что не следует так разговаривать с ней, к тому же он по-другому не понимал. Рыжеволосый шкет прекрасно понимал, что нужно поначалу делать, как минимум провести беседу со всем отрядом, а дальше еще больше. Коро как и любой ребенок был не в меру эмоционален и несдержан.
- Я говорю тебе быть серьезным, говорю – быть сильным, чтобы младшие офицеры черпали от тебя силу, а не страх, - “когда я уйду.” - Страх - заразителен. – слова слетали с губ Сой без цвета эмоций, утвердительные и резкие. Она с ним сейчас разговаривала как со взрослым шинигами, а не младшим офицером, либо же мальчишкой или надоедливой мухой от которой можно лишь пренебрежительно отмахнуться и закончить на этом. Сестра говорила с ним, именно, сейчас наравне. Реакция же была вновь ожидаема, мальчик разродился словесным потоком, чуть ли не проглатывая слова. В ответ хотелось так же наорать, подпитывая эмоции жестикуляцией руками. Да, она сейчас взваливала на мальчика многое, да – несправедливо, нечестно, неправильно, жестоко. Необходимость.
- Ты предлагаешь мне ничего не делать, Коро? – спокойно произнесла Сой, смотря на брата. Она для себя все уже решила и его вопли ничего не изменят, но лейтенант хотела, чтобы он ее понял и не стал удерживать. Потому что от этого будет только больнее и хуже.
Если бы на ее месте была я, - начала негромко сестра. – “Ты бы побежал сломя голову за мной, не глядя на приказы вышестоящих чинов”.– думала Сой, вспоминая спавшее тело брата возле своей кровати в больничном крыле после ужасного проигрыша в битве с Айзеном.

+1

20

Мальчика трясло от попыток сдержаться. Он даже не отреагировал, когда получил подзатыльник. Все это херня, по сравнению с тем, что ему говорила Сой. Просто до жути хотелось тупо закрыть уши и ничего не слышать, но слова клеймом отдавались в голове. «Что за бред?!» - внутренне орал Коро, отрицающе качая головой. Он не хотел слушать. Он не хотел верить, что его сестренка могла так легко отчаяться и ослепнуть. «Она не может так говорить! Не может! Это не она. Это опять какая-то тупорылая проверка или что-то в этом роде».

- Хватит говорить чушь! – откровенно прошипел Кокаге, боясь, что при крике у него сорвет от волнения голос, а пищать в такой ситуации было бы совсем не убедительно. – Иди промывай этой херней другой мозг! Как будто я не знаю. Как будто не понимаю, - говорить в ответ хотелось много и долго. Его голова буквально раскалывалась от беспорядочных мыслей, а сердце колотилось, как железные шарик в баллоне с краской, от охвативших его эмоций. – Единственная, кто не поступает серьезно – это ты. Единственная, кто собирается бросить этот отряд – это ТЫ!!! – прокричал мальчик до боли сжимая кулаки.

- Бог мой… из-за своего эгоизма… как смеешь ты меня после этого чему-то поучать?! – Коро закрыл лицо рукой, словно пытаясь отгородиться от слов Сой Фон. От её укоряющего взгляда. От отчаянной решимости. «Она не просто собирается спасать её, она хочет сдохнуть за неё! Это совсем не смешно и забавно», - дыхание срывало, но на смену дикой, оглушительной злобы также внезапно пришло спокойствие. Сузившиеся зрачки расширились, наполняясь безразличием. Он просто знал, что у него нет ничего такого, что могло бы её остановить. Так было всегда до сегодня и ничего не изменилось. «Давненько не чувствовал себя таким слабым».
- Если бы это была ты, я бы сдох, но попытался тебя спасти, - скрипнул зубами Коро, впяливаясь взглядом в и.о. капитана отряда разведки. «Отряд-отряд… что за чушь?! Какой это отряд, с девочкой в качестве старшего офицера?!» - Я все понимаю, но я всего лишь какой-то там офицер. Может быть не бесполезный, но мой поступок не уничтожит отряд, а твой?

0

21

Сой Фон молчала, позволяя брату высказаться в первый и возможно последний раз, сохраняя при этом неприступно холодную маску безразличия, хотя сердце обливалось кровью. Когда Коро начал кричать и обвинять Сой в предательстве, она поначалу не поверила его словам, не хотела верить. – “Это бесчестно.” – На секунду ее лицо скривилось в болезненном оскале, почти сразу спасительное самообладание взяло верх над эмоциями. – “Я разве эгоистка?...Нет...Это бесчестно” – бывший капитан тратила много времени, усилий на свой отряд, забывая о себе, делая все в его благо, руководствуясь своим кодексом чести. - “Йоруичи-сама часть отряда, часть нас, нет, она сердце отряда. Не было бы ее, не было бы и нас! Не будет ее, не будет и МЕНЯ! ЭТО БЕСЧЕСТНО!!!” - И ради чего Сой так старалась? Ради чего? -  Чтобы слушать такие унизительные слова? Звон. Противный высокий звон, закладывал уши девушке. Сознание не желало это слушать, а говорил это ни кто иной, как близкий человек - Коро, будь это другой, она бы перерезала ему глотку, да другой и не узнал об этом, пока данное событие не произошло бы. – “Ни уважения, ни капли понимания…” – печальные взгляд Сой созерцал угол двери, руки лейтенанта спрятались в полы косоде. – “Я разве многого прошу, Коро? Всего лишь доверие и веру в меня.” – ее натура не любила что-либо просить. Она ненавидела себя.
Сой Фон не собиралась встречно в чем-то обвинять брата – это ниже ее достоинства, это не стоит того, со временем он осознает свою ошибку. Лейтенант не собиралась затыкать Кокаге грубыми методами, спускать реяцу, кричать либо еще что-то. Она пока молчала, сохраняя спокойствие мраморной скульптуры. – “Опять так противно и больно. А что ты хотела Сой? Чтобы он кинулся тебе на шею и сказал: “давай иди сестренка спасай капитана, убивайся об эспаду”. КСО! ” – Руки сильно сжались в кулаки, она не теряла самообладания.
- Отряд существовал до меня, ничего не изменит и моя смерть. – холодный надменный тон, резкие и острые, словно опасная бритва слова. Она только что подтвердила самые страшные догадки Коро. Дальнейшее пребывание Коро тут было бессмысленным, он узнал все, что ему положено, к тому же Сой была не уверена, что сможет и дальше переносить эмоциональную атаку брата.
- Пошел вон. – часть ее понимала мотивы Коро, понимала его действия, так же было месту до боли знакомому разочарованию. Ей нужно время успокоиться.

+1

22

Коро хотел было что-то добавить, произнести, убедить. Он даже открыл рот, чтобы выдать такой довод, который Сой Фон не смогла бы оспорить, но так ничего и не сказал.
В голове у мальчика образовалась пустота, а руки опустились. Никто из отряда не мог себе позволить говорить в таком тоне с лейтенантом, но рыжий мальчик был на особом счету. Он рос с Сой, он учился у неё, и пусть она никогда не была ни его идеалом, ни наставником в полном смысле этого слова, после гибели её родителей, Кокаге чувствовал на себе ответственность какую-то ответственность за её жизнь. Звучит тупо. Он всего лишь коротышка, сделавший скачек в звании за счет гибели своих товарищей.
Ему нечего ей предложить взамен и его даже не возьмут с собой. Он будет обязан заниматься отрядом, который, по сути, значит для него гораздо меньше, чем один человек.

Ворох хаотичных мыслей метался по пустой черепной коробке, пытаясь найти решение, но Коро знал, что его нет. Здравый смысл, которым он  никогда не мог похвастаться, оставил Сой Фон и вселить его обратно рыжий не мог. Фактически он уже смирился. Тело все ещё била короткая дрожь, рот открывался, будто ожидая, что слова сами выстроятся в ровный ряд, но сердцем уже смирился. Глупо.
- Делай то, что считаешь нужным, - хрипловато произнес мальчик. Голос недавними криками все-таки сорвало. Коро не обидело то, что его пытаются выставить за дверь. Если на протяжении ста лет ты ведешь себя как маленький ребенок, к этому привыкаешь. Обидно было то, что она игнорировала его слова. Кокаге никогда не мог похвастаться ни особым умом, ни сообразительностью, но тупым не был. Все что рыжий сейчас говорил, не было притянуто за уши, а Сой просто сделала вид, что он как всегда ляпнул какую-то тупость.

Нужно было уйти. Не только потому что лейтенант так сказала, его запас нервных сил был исчерпан, орать или что-то доказывать не было желания, но ноги не слушались. Казалось, они просто приросли к месту, где стоял Коро. Шаг. Другой. Если бы он был роботом, у него бы наверняка сейчас скрипели все шестеренки.
- Но вернись живой, - уже тише произнес Коро, прикрывая за собой дверь.

/персонаж на неопределенный срок покинул игру/

Отредактировано Kokage Koro (2009-09-22 03:07:13)

+1

23

После слов Коро хотелось искренне сдохнуть – взять какую-нибудь проволоку и разодрать ей вены вдоль по локтю и вверх, чтобы больней, жестче и не так противно. Все было как-то не так, как будто в дешевом затхлом и вонючем кино, а не в самом деле не в самой жизни. Сой казалось, что не так должно быть все. Не так! А как? Она толком не знала, но знала наверняка, что не так разговаривают близкие друг другу люди, совсем. Изменить уже ничего нельзя, а значит, нужно пережить…Дверь захлопнулась, а казалось, что закрылся последний путь назад, последняя связывающая ее нить с этим подземным городом безжалостно оборвалась, оставив лишь саднящую пустоту, и ничто не впустит обратно, хоть век ломись в эту дверь.
Сой забралась с ногами, на кровать, притянув их к груди и обняв руками. Ей было холодно, холодно внутри…-“Соберись!” – ее трясло мелкой дрожью. – “В жизни еще много будет трудностей.” – Она лбом бодала свои колени, а из глаз против ее воли текли слезы, она не хотела плакать. – “Подними голову! Смотр вперед!” – У нее не было истерики, ей просто плохо, плохо от того, что пришлось сделать Коро больно, что придется оставить, важный для нее отряд, бросить на произвол судьбы свой город, но ее цель – это все.

----------------------- > Три дня спустя.

Прошло три дня, все так же как прежде: наряды по территории, отчеты, тренировки, построения, миссии…Сой помимо своих обязанностей планировала и составляла план побега из подземного города, также план вызваления своего капитана из крепости Айзена и своих действий наперед. Плюс ко всему запасные варианты на случай провала операции, о чем совсем не хотелось думать, но это было нужно. Ей предстояла задача не из легких. Для начала она искала подходящих шинигами для ее операции, но таковых на ее стороне не было, можно сказать, их совсем нет. Был Ичимару, который проведет по крепости Айзена, есть она, кто может пройти почти где угодно с закрытыми глазами и может своровать у самого Люцифера из-под носа его любимую чашу. Отчаянья у нее не занимать, если дело касалось ее шишо. Ей для полной команды не хватало тех, кто могут отвлечь внимание и временно привлечь мощь врага на себя, тот кто, не побоится и поймет ее, не будет задавать лишних вопросов. Этот человек нашелся, он вскоре появился в подземном городе. Проблема в том, что Сой Фон не любила кого-либо о чем-то просить, она слишком гордая и самоуверенная. К тому же им есть, что обсудить…
Закончив все свои дела, девушка направилась к озеру, там где-то совсем рядом построили магазин для Урахары по образу и подобию того – на поверхности.
Она была облачена в одежду шиноби с наполовину закрытым лицом, реяцу по максимуму пряталось, она двигалась профессионально без лишних телодвижений, беззвучно тихо, как кошка. Ее никто не мог обнаружить, ей не было равных, никто и не догадывался, что она совсем рядом и кралась за спиной как тень и вот она вновь исчезала в бешеной скачке шинпо.

----------------- > Магазин Урахары.

0

24

Отредактировано Soi Fong (2012-06-09 21:47:11)

+1

25

Начало игры

Цыска точила ножи. Тихий свист от соприкосновения камня и металла напоминал ей пение этих клинков в воздухе, когда они стайкой послушных стальных шершней срывались с рук… На лице шинигами было будничное, слегка отсутствующее выражение. Пальцы раз за разом ощущали привычные холода и –  немного – стальной крошки.
Мыслей в голове как правило в такие моменты не было. Это привычка – как можно больше отключать основное сознание, едва в руки попадает любой кусочек металла, способный рвать, колоть или резать плоть. Маскхалат лежал рядом, да и надевать его в теплом помещении не было нужды. Приподнеся лезвие к глазам, она проверила степень заточки. Взяв со столика рядом с кушеткой серую тряпку, тщательно стёрла остатки пыли.
«Ну, вроде всё,» - Цыска без звука положила цельнометаллические ножи на столик и потянулась. – «Ну хоть бы раз где-нибудь хрустнуло! Оаааа…» Ашито позволила себе сладко зевнуть.
- Мур-мур-мур…тили-тили, еммаё…- больше всего ей хотелось сейчас запихнуть занпакто под подушку, забраться с ногами на кушетку и…В конце концов в ближайшее время активных заданий не грозило. Так почему бы и не поспать? Сон продлевает жизнь, улучшает настроение и позволяет временно забить абсолютно на всё.
«А вот шиш тебе с маслом,» - вздохнула разведчица и недовольно покосилась на лежащий рядом с кунаями маленький тубус. – «Столько шума из ничего…»
Причина, которая не давала Цыске добраться до вожделенных подушки и одеяла, была проста как дважды два пять. Она крылась в лежащей в тубусе карте, вернее в том, чего на этой карте не было. Подперев рукой голову, Цыске лениво рассматривала лежащий тубус, а мысли её бежали как им вздумается. Идти куда-то…как-то не вставляло. Взяв истекающую лёгким дымком трубку со стола и закусив её, она откинулась на стену, закинув руки за голову.
«Стоило вернуться одному из беглых капитанов, как весь подземный город превратился в фирменный бедлам…» Привычная мыслить рационально шинигами не считала, что бывший Ичимару-тайчо вернулся сдаться. Одно воспоминание о его лице отгоняло саму идею такого поступка. «Или я плохо разбираюсь в людях, или скоро что-то начнётся…» Она закрыла глаза и перегнала трубку из правого уголка рта в левый. «Интересно что?» Это была партия без сомнения занимательная и порой Ашито даже догадывалась, каким будет тот или ход в этой дикой игре без правил и мастей, но догадки подёргивались мутной плёнкой и растворялись в череде дней…
Она не хотела быть ни игроком, ни фигурой. И пожалуй более всего – игроком…
«И поэтому я фигура. А надо оно мне?..» - табачный дым разбивался о низкий потолок. – «Да двести раз оно всё это сдалось. Ксо...Мама, роди меня обратно...» Позиции сместились и было интересно пытаться увидеть весь расклад фигур в этой партии с завязанными глазами. «А ведь белые пока ставят шах. Мда…хреновая у нас раскладка.» И это невозможно было отрицать при всём желании. Цыска ещё раз прокрутила последние мысли, вновь и вновь повторяя спокойные, равнодушные слова и тщётно прислушиваясь к своему сердцу. Открыла выжженные тем проклятым днём глаза, в которых навсегда поселилась пустыня.
Шепот…Образы…
«Да, я сильно изменилась Санмаимэ…» Она невольно повернула голову, рассматривая торчащую из-за плеча «недорукоять» своего занпакто.
Шепот на секунду замолчал. Затем она почувствовала будто её укутывает мягкая, бестелесная пелена…Грусть, сожаление и намешка…
Она поднялась с кушетки и стала собираться.
«Спасибо за добрые слова, но я сама приняла такое решение. Я живу. И пока я вновь не увижу солнца на этих небесах, я буду жить. А уж как…» Тубус занял место в одном из пазов на поясе. «Это моё дело.  И не пытайся поиграть без моего спроса, Комедиант. Я прекрасно тебя знаю…»
В ушах эхом звучал таящий в пустоте смех.
Разведчица ещё раз осмотрела своё оружие. В конце концов решила взять с собой только занпакто. Слегка повела плечами. «После того как поносишь всё это железо не снимая несколько месяцев, кажется что меня просто раздели…Бррр, так проехали.»
Она обернулась и взглянула в комнату. «Будто всё вымерло…» Все из отряда были разбросаны по заданиям – людей часто не хватало. Шинигами тихо фыркнула в сторону и, повернувшись на носках чешек, пошла на выход бесшумным шагом привыкшего к постоянной опасности бойца. Надо было заниматься насущными делами – время на размышление вышло. «Путём, которым можно прийти, можно в равной же степени и выйти,» - Цыске несколько отвлечённо постукала на ходу коротким ногтем по крышке тубуса. – «Хоть мистер Лис и успел заслужить определённую славу ещё при Готее, но такие фортыли я без внимания оставлять не собираюсь. Появиться тут, не подняв тревоги…Второй пришедший по этому пути вряд ли будет настроен миролюбиво. А пока что там дорог каждый, кто способен держать в руке оружие. Да, Санмаимэ?»
Ей показалось, или меч усмехнулся?
«Смешно? Что-то ты в последнее время только и делаешь, что ржёшь. Чего смешного в том, что наши люди умирают?»
На этот раз ответ был даже похож на нормальную речь. Меч дрогнул.
А разве это не смешно - когда боги умирают? Вы же всё таки шинигами...
«Паяц...» - Цыска тихо фыркнула и толкнула дверь, выходя из казарм. А занпакто всё хихикал.

----> Казармы дозорного отряда

+1

26

---> Казармы дозорного отряда

Вернувшись обратно к себе в комнату, Цыска открыла дверцу тумбочки и не глядя закинула внутрь тубус с картой. Внутри что-то брякнула и офицер, тихо чертыхнувшись, едва успела поймать выпавшую наружу фарфоровую статуэтку кошки.  Небольшой предмет, примерно в ладонь высотой…Манинэко с поднятой вверх лапкой. Белой «шерстью», голубыми глазами и красным бантом на шее.
Офицер удивлённо повертела её в руках.
Не узнаёшь? Присутствие занпакто шевельнулось на границе восприятия, отдаваясь по нервам лёгким холодком.
«Естественно нет. Ты помнишь откуда она у меня?» - Цыска поставила кошку на тумбочку и закрыла дверцу. Поднялась, рассматривая статуэтку.
Хоооо…Со ка.  Санмаимэ аж замурлыкал от удовольствия. Это как это так? Круги ходят по воде, а она замёрзла?  Я помню, а ты нет? И что же мне стрясти с тебя за предоставленную информацию?..
Ашито покосилась на рукоять меча. Вынула из ножен и взяла точильный камень.
Эй-эй-эй! Ты что задумала? Трижды три не будет искра!
«Ты что-то совсем отупел. Вот и решила поточить кладезь твоего красноречия,» - шинигами удобно устроилась на кушетке и приготовила «орудие пытки». – «Щекотки боишься?» - хитро прищурилась Ашито.
Садистка. Вообще-то это тебе подарили.
«Нет, работа такая. Бывшая...…Подарок?..»
Она внимательно посмотрела на манинэко. И вспомнила. Как же давно это было! Эта статуэтка и впрямь была подарком. Подарком её сестры. Ашито откинулась на кушетку и прикрыла глаза. Три…нет, больше. Три с половиной года назад. Это был Гандзицу – большой праздник. И потому Цыска очень волновалась, не зная что подарить. Дорогих подарков она не смогла бы сделать, так как не имела достаточно средств, а угадать с подарком было ещё сложнее. Сколько магазинов было досконально осмотрено! Сколько было идей!
В одной из лавок взгляд наткнулся на две стоящие рядом фигурки манинэко. Белую и чёрную. Но, решив что можно выбрать вещь и поинтересней, Цыска ушла. В конце концов она поняла, что если будет продолжать в том же духе, то запутается окончательно. И тогда решила выбрать одну из тех кошек, что приглянулись ей ранее. После некоторых размышлений (закрыть глаза, ткнуть ладонью перед собой и открыть глаза – выпала чёрная) подарок был выбран.
Неладное она заподозрила в тот момент, когда увидела что свёрток в руках Китао был тех же размеров что и её…
После того как подарки были подарены и развёрнуты, шинигами не знали что делать. Смеяться или падать. Она подарили друг другу тех самых фарфоровых манинэко, что стояли в одной лавке.
Офицер повернула голову, смотря на статуэтку.
«Мне досталась белая, а Китти – чёрная…Символы чистоты стремлений и защиты от злых духов.» - она хмыкнула и помахала манинэко. Точно так же как статуэтка. Отвернулась к стене, натягивая подушку на голову. – «Глупости всё это…»

Отредактировано Ciska Ashito (2010-04-29 20:49:23)

+1

27

Шикари Тсуна – рядовой отряда разведки

День был чудесный. Для Тсуны вообще все дни были чудесные. Не имело значение, что он наподобие мышонка сидит в подземелье и уже несколько лет не видел солнца. Зато под куполом пещеры висит чудесный светящийся шар.
«Вот если бы мы жили в Сейретее, Маюри-тайчо никогда бы не изобрел такой чудесный, светящийся шар», - размышлял парень, двигаясь по коридору в совершенно произвольном и неведомом направлении. Никаких дел у него не было, а потому он праздно слонялся по казармам ожидая пинка от какого-нибудь офицера или же приятной беседы, которая может неожиданно случиться. Малыш Шикари всегда надеялся на то, что с ним случится интересная беседа – ох и любил он общество, но такие радости жизни в отряде разведки случались не часто. Тут многие были подверженный той же хмурой болезни, что и их фукутайчо - необщительности. – «Хех, жаль, что тайчо нет на месте, а то можно было надеяться на игру в маджонг и пару смешных шуток».
Заложив руки за голову, Тсуна бодрым шагов вышагивал по коридору, пребывая в хорошем настроении и размышляя о чем-то своем – о всяких глупостях. Через каждые пять метров он совершал, прочно вошедшее в привычку и умилявшее многих, действие – парень резко дул на челку, отчего та частично поднималась приоткрывая его лицо. Так вот и топал рядовой Шикари по коридору, пока ему не показалось, что он слышит какой-то шорох за одной из дверей.
«Оу, живая душа», - воодушевившись, Тсуна в момент подскочил к двери и, приложив к ней ухо, начал вслушиваться. – «Оу, точно там кто-то есть. Ну-ка, ну-ка… это же комнаты Цыски-чан».
В следующую секунду звонка хлопнула дверная створка и Шикари, собственной персоны, появился на пороге офицерской комнаты.
- Охайё! Цыска-чан… Цыска-чаааан, - бодро, весело и чересчур громко воскликнул Тсуна, а затем подул на челку.  – Хыыы… - парню совсем не было стыдно за то, что он без стука ворвался в чужую комнату. Ему было весело и он сейчас светился не хуже шара, который освещал город невидящих солнца.

Внешний вид: Низкорослый и тощий паренек с темными волосами, торчащими в разные стороны на манер этакого взрыва. Длинная, густая челка, в отличие от основной массы волос, падает на лицо ровными прядями, почти полностью закрывая серые глаза парня. Многие недоумевают, как Тсуна вообще что-то видит из-под своей челки, но, будьте спокойны – он прекрасно все видит. Несмотря на неопрятность прически, Шикари очень аккуратный во всем, особенно, если это касается одежды.
Характер: Веселый и общительный. Иногда может казаться букой, но это только чтобы привлечь внимание. Любит игры и шутки. Весьма несерьезная личность и почти ничего не боится.
Способности: знает многие приемами шиноби, которым его научили в отряде, но владеет ими весьма посредственно. Кидо, хохо, занжитцу и хакудо – все на низком уровне обычного рядового и стандартного курса Академии. Ни только шикая и банкая, но даже занпакто у Тсуны пока еще нет.

+1

28

Она лежала неподвижно, стараясь постепенно провалиться в то состояние, которое зовут сном. Но вместо этого как всегда пришло лишь привычное пограничное состояние между дрёмой и явью. Зыбкое, неверное полузабытьё. Ашито никогда не видела снов. Сон Цыски был беспокоен и не приносил ни отдыха, ни новых сил, а лишь позволял на некоторое время исключить себя из общего потока событий. Забыть о том, что она существовала и перетечь в другой день.
Сейчас её сон был самым беспардонным образом прерван. Шумом открывающейся двери. Нервы чутко вздрогнули, будя тело и разум, вырывая сознание на поверхность бытия.
«Ксоооо…Какого…тикусёмо…озарило вломиться ко мне в комнату?» - это была первая сознательная мысль вяло дрыгнувшаяся в слипшихся мозгах.
Это не могла быть лейтенант (приказы чаще передавались через бабочек, а реши она впрямь навестить подчинённую – это было бы не столь шумно), капитан (потому как она пропала некоторое время назад, перебудоража весь свой отряд), сотайчо (ибо ему здесь делать вообще было нечего) или другой офицер (так как знали, что резко и внезапно будить Ашито опасно для здоровья). Остальные варианты приходились на других капитанов, но она засекла бы их реяцу сходу. Ещё был вариант пришествия богов в её грешную обитель. Но такое могло случиться только исключительно в случае выкуривания не того табака. Вернее – не табака вообще. Один раз такое произошло  и после этого шинигами стала очень тщательно проверять содержимое своей трубки. Народ в отряде был разный и юмор у каждого был свой…
«Ну и зачем я кому-то понадобилась?...» - это была вторая мысль. Соображалка после такого внепланового  включения бастовала, требовала выплаты дополнительных пособий и отпуска.
Но решение пришло само собой. Хотя точнее будет сказать не пришло - а высказалось.
- Охайё! Цыска-чан… Цыска-чаааан.
Офицер честно попыталась утопиться в подушке. Изо всех сил натянув её на голову. Шикари. Это прямоходящее отзывалось на имя Тсуна, имело взбаламошенных характер, лечилось исключительно кидо в умеренных дозах и имело ареал обитания по всему городу.
«Хм…» - пришедшая в голову третья мысль вынудила память немного поднапрячься. – «Я хоть…одета???» Извилины посоветовались между собой и пришли к выводу, что одета.  На дальнейший сон (спокойный), можно было заранее забить. Забивать не хотелось по многим архиважным причинам (лень, не хочется, не можется, не делается) и шинигами решила бороться до конца.
- Мммммм…-весьма пространственно донеслось из под подушки. Эта фраза у Цыски имела широкий спектр применения и могла означать: «Да», «Нет», «Не знаю», «Может быть», «Быть не может!», «Это была корова», «Я занята», «Я сплю», «Я всё ещё сплю», «Задумалась», «А?», «Не мешай» и «Сейчас я встану, и ты ляжешь».
Выпростав руку из под головы, офицер вяло помахала ею стараясь донести до рядового светлую мысль об излишности его пребывания в данном месте. Шансов на удачный исход этой операции был невелик, но просто так сдаваться Цыска не собиралась.

+2

29

Шикари Тсуна

- Ой, прости, кажется я тебя разбудил, - стушевался паренек и почесал макушку. К несчастью для Ашито, смущался Шикари не долго – всего-то пару секунд. К еще большему ее несчастью, никуда уходить он не собирался, поэтому, вновь дунув на чёлку и заулыбавшись, Тсуна продолжил вещать как ни в чем не бывало. – Ну, раз ты уже проснулась, - «ммм…» было расценено как «Привет, Тсуна-кун», что в последствии подтвердилось еще и взмахом руки, - то ничего страшного если я немного посижу у тебя. А то, знаешь, мне нечего делать. С тех пор, как пропала капитан, лейтенант сама не своя. Да и в отряде напрочь пропала атмосфера радости и веселья, - не спрашивайте, была ли она здесь вообще таковой, но для Шикари определенно была. – Все такие скучные и унылые. Никто не хочет играть и общаться. Я пытался найти Коро и сходить вместе с ним к дозорным. О, ты представляешь, у дозорных в казармах открылось настоящее казино, где играют в карты на деньги. Ты только представь!
Посчитав, что «в ногах правды нет», Тсуна подтащил стул поближе с Цыске и, дунув на чёлку, уселся на него. Попытки девушки скрыться под подушкой, парня не остановили – он этого даже и не заметил, списав это на ее еще немного сонное состояние, которое в самом скором времени сменится на бодрое и веселое, а значит… можно продолжать!
- Так вот, - хлопнув ладонями по коленям, Шикари продолжил «беседу». – Коро-куна я так и не нашел. Увы. Но меня это не остановило. Мне же так любопытно было знать, что там за казино. Я пошел в казармы дозорных, но, естественно, никакого казино я там не нашем. Там все замаскировано. Ходят слухи, что Кучики-сан не одобрила эту идею, а Абарай-тайчо все равно дал добро и теперь ониии… - вздыбив чёлку и многозначительно подняв указательный палец, Шикари сделал особой упор на «они». – Они скрываются. Точно тебе говорю. Это нелегальный игорный бизнес. Хахаха… - Тсуна весело расхохотался. – Ты только представь, как это весело! Но, к сожалению, в казино я так и не попал – пришлось вернуться в отряд и вот теперь я скучаю. Хех, Цыска-чан, а ты не видела Коро? Боюсь, что без него мне в казино не попасть, - тут случилось неожиданное – Тсуна обратил внимание на офицера Ашито. – Эмм… Цыска-чан, ты меня слушаешь?

офф: Кокаге Коро - 7-ом офицер отряда разведки. Неканон, который когда-то играл у нас

+1

30

Рука шлёпнулась на кушетку. Как и ожидалось, глас разума был чужд Шикари. Другого объяснения подобному поведению шинигами не видела. Ашито поморщилась, благо этой гримасы не было видно. В голове мелькнуло эхо – как от разбивающейся посуды. Затем запел соловей.
«Санмаимэ. Выйди и выкинь его отсюда…»
В голове воцарилась тишина. Выжидательная такая тишина… Цыска скрипнула зубами.
«Сан-ма-и-мэ.»
Эффект был не лучше прежнего. Офицер нахмурилась. Знпакто обладал собственной волей, зачастую очень своеобразной и нередко умудрялся проявлять её в самые неожиданные моменты. И не подходящие.
«Ты меня игнорировать решил???»
Не пойду. – на диво лаконично и с долей некоторого радостного злорадства сообщил меч. – Сама встань и выкинь. Я к тебе в дворецкие не записывался.
Где-то в голове щёлкнула невидимая дверца, подтверждая что далее занпакто общаться не намерен.
«Вот это да.» - ошарашено вытаращилась Цыска. – «Какая муха тебя укусила? Эй! Чёрт…»
Перед глазами было темно. Подушка. «Мне определённо сегодня не везёт…» А значит, если начало не везти с самого просыпания, то вероятно такое будет и весь день. Перспективка…на радовала.
- Шикари…- подушка была отодвинута в сторону от лица и закинута назад. Цыска посмотрела на рядового проникновенным мутным взглядом, - …мой тебе совет: обстриги чёлку и прекрати быть таким… «Наивным» …шумным.
Офицер со вздохом села на кушетке, свесив ноги на пол. Упершись руками в края, помотала головой, приходя в себя. Требовалось обстоятельно объяснить рядовому, что он зря сюда пришёл. Пояснение было делом заранее провальным, так что шинигами не видела другого способа спровадить рядового кроме как согласиться на этот бредовый разговор. Тем более, что Санмаимэ решил умыть руки и предоставить свою хозяйку самой себе. «Гад. А как не нужен – так обязательно встрянет».
- Если Кучики-сан против этой затеи ( и я её прекрасно понимаю), то зачем им скрываться если их капитан дал добро?«И демон Они побери, чем он думал, когда давал разрешение?» Шинигами потёрла лоб и зевнула, положив подушку на колени. «Да, проблемы этики и правил его явно не сильно отягощают…Но не настолько ведь? Не идиот же он в конце концов… Подобные заведения подрывают боевую дисциплину. Устроить бардак в собственном отряде…Что-то…не верится. Или я плохо разбираюсь в людях.» Ашито внимательно взглянула на рядового. Рядовой был на редкость доволен жизнью. «Потрясающее жизнелюбие…То, как Абарай-сан ходит вокруг своего фукутайчо только слепой не заметит. Может решил её позлить? Таааак…Стоп. Кажется я начинаю лезть не в своё дело…»
- Ну поищи получше…- пробормотала она, подперев руками лицо. Глаза слипались. – Так вся проблема в Коро? Гомэн…давно его не видела, - один глаз всё таки закрылся. Открытым шинигами сонно посмотрела на Тсуна. – Мммм…Дааа…Да. Слушаю…- глаз закрылся и шинигами начала мирно заваливаться на бочок в обнимку с подушкой.

+2


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Город не видящих Солнца » Казармы Отряда Разведки