Bleach: Disappearing in the Darkness

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Город не видящих Солнца » Казармы боевого отряда


Казармы боевого отряда

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

Обстановка тут еще более скупая чем в других казармах, зато большая и удобная площадка для тренировки, совсем рядом к которой расположены склады с оружием. Также отдельный "домик" представляет собой жилище для капитанов - Кенпачи и Комамуры, а также их лейтенантов. Стены в этих местах везде укреплены по максимуму, чтобы не пострадать от рук упражняющихся новичков. Территории боевого отряда также расположены ближе всего к выходу из города - чтобы обеспечить немедленную защиту в случае нападения, или наоборот быстрее отправлять шинигами на боевые операции.

0

2

Кенпачи сидел в маленьком убежище капитанов и маялся бездельем. Вчера к нему в отряд перевели еще трех новобранцев, ранее прописанных в дозорном отряде. Двое шинигами даже не умели высвобождать шикай, а их товарищ был до ужаса тормознутый и неуверенный в себе.
И это наши новые кадры? - с неодобрением подумал Зараки, разглядывая лежащую у него на столе характеристику новоприбывших. Рекомендательную записку составлял какой-то левый офицер, чьего имени Кенпачи в жизни не слыхал. Вот бы встретить его лично и доступно обьяснить, что боевой отряд это не то место, куда можно спихивать всякий мусор.
И Ячиру куда-то пропала, - невесело  подумал скучающий капитан. Решив занять себя хотя бы этой небольшой проблемой, Зараки встал из-за стола, схватил стоящий у стены зампакто и покинул территорию вверенного ему отряда, направившись куда-то на улицы.

---> Главная площадь

0

3

---> Казармы патрульного отряда

Юмичика, вернувшись из патрульного отряда в родные покои, надеялся застать Икаку или капитана. Но, к сожалению, на месте никого не оказалось. Лысый уже которое время болтался чёрт знает где, а Зараки убежал на поверхность с очередным заданием.
Пока болтал с этой грудастой вертихвосткой отряду успели дать задание на поверхности. Икаку, скорее всего вместе с капитаном. Развлекаются, счастливчики. И что теперь мне прикажите делать? Ах! Как одинока порой бывает красота.     
Делать было нечего. В «Городе кротов», как прозвала город НВС Ячиру, жизнь шла своим размеренным чередом. Все вокруг суетились, куда-то спешили и не замечали окружающей их красоты. Маясь от скуки и безделья, Юми плюхнулся в постель и не смог придумать занятия получше, чем разглядывания потолка. Пролежав так несколько минут, он не заметил, как погрузился в сон. Ему снились родной Сейретей и Руконгай, старые казармы одиннадцатого отряда и былые попойки Икаку. Всё это осталось в прошлом. Хотя нет, ничто не смогло бы перебить пристрастие лысого к алкоголю. Глядя на то, в какое состояние приводит саке Юмичика решил для себя, что это не есть хорошо для его внешности. И поэтому выпить лишнего было для него неприемлемым.

Проспав добрых пару часов, Юмичика решил, что следующее  пару часов необходимо посвятить своему внешнему виду. Удобно устроившись перед зеркалом он принялся расчёсывать свои волосы. Юми находился в хорошем настроении после сладкого сна и напевал себе под нос какую-то незатейливую мелодию. Но бодрому настроению пришёл конец после того, как на расчёске обнаружились несколько сломанных волос. Мало того, что волосы были сломаны, но вдобавок к этому у них были ещё и секущиеся концы.
Нет, нет, нет! Только не это! Не может быть. Мои волосы, мои прекрасные волосы. Они начинают выпадать, а я начинаю лысеть! Ах! Неужели остатки моих дней мне придётся жить, не снимая парика? Как это жестоко. И почему первыми страдают именно красивые? За что мне такое наказание? Стонам и сетованиям на свою трудную долю не было конца. Благо Юми находился в комнате один, иначе в него уже полетело бы всё, что было бы способно вправить мозги расфуфыренному павлину.
- Успокойся, Юми. – успокаивающим тоном произнёс Юмичика, глядя в зеркало. – Возьми себя в руки. Не забывай, что кроме красоты жизнь наградила тебя ещё и силой. Да, Юми, ты сильный. Ещё не всё потеряно. Выход найдётся всегда. Надо только развеяться и прогуляться по «Городу кротов».
Напоследок, ещё разок покрутившись перед зеркалом и убедившись в надлежащем состоянии своего внешнего вида Юмичика направился к выходу из казарм. Но прежде, не удержался и сказал, глядя в зеркало:
- Не падай духом, красавчик. У тебя ещё всё впереди. – и поправив свои знаменитые перья, лёгкой походкой вышел из казарм, растворившись в неизвестном направлении.

--->  Главная площадь

0

4

---> Главная площадь

Ячиру с радостным визгом вбежала в казармы, непонятно как споткнулась и высоко подпрыгнула, что бы не упасть.
- Ну вот. И тут никого нет! - обиженно пробурчала девочка - Ску-учно. Что же мне делать?
Внезапно маленькая фукутайчо сорвалась с места и начала беспорядочно бегать по казармам, точно пытаясь найти кого-то спрятанного. Лишь через несколько минут, и ударов о  непонятно как оказавшихся на пути Ячиру стены, lевочка успокоилась и села на грубый, дощатый пол.
Ненавижу ждать... Но Кен-тян с кем то играет. - настроение малышки менялось с каждой секундой.- А я пока порисую! - рассмеялась она.
Девочка подвинулась к пыльному уголку и начала водить пальцем по доскам, оставляя на них светлый, неровный след.

Отредактировано Kusajishi Yachiru (2008-11-05 18:00:58)

0

5

Если приглядеться то в пыли можно увидеть неровный овал, от которого во все стороны отходят четыре палочки и какой-то зазубренный кружочек. В одной из палочек, нечто похожее на воздушный шарик - 'то Ячиру неловко поставила руку, испортив только нарисованный меч.
А вот это беспорядочное пятно - пустой, которого только что убил кен-тян.
B если чуть отодвинуть ногу фукутайчо то можно увидеть ещё одну маленькую фигурку из пяти палочек и кружочка - саму Ячиру... Раз за разом девочка все более неуклюже повторяет этот незамысловатый рисунок. И с каждым разом её глаза становятся чуть серьезней и грустней, а улыбка - чуть ярче.
Надоело-о... - протянула маленькая лейтенант, заканчивая очередной рисунок - Пойду погуляю. 
Ячиру не боялась потерять капитана. Она просто знала что они в любом случае друг друга найдут. И верила, что Кен-тян не умрет без своей Ячиру.

---> Казармы Отряда Градоуправления

Отредактировано Kusajishi Yachiru (2008-11-06 20:21:06)

0

6

Мичико нечасто испытывала то. что называют "смешанными чувствами", но сейчас, стоя перед выстроившимися на плацу боевым отрядом, она ощущала именно те самые гадкие смешанные чувства: раздражение и злость, приправленные где-то в глубине мерзким, гаденьким страхом, заставляющим кровь стучать в ушах и мелко трястись какой-то специально для этого предназначенный трясучий орган.
--- Так, я последний раз спрашиваю, где эти сволочи?!
Одно её радовало: трясущиеся поджилки не заставили дрожать голос.
--- Да не знаем мы...
--- Не, не знаем, не видели...
--- В казарме видели, потом нет...

Выгораживать своих в бывшем одиннадцатом умели на совесть. Мичико пробегала взглядом по лицам сослуживцев, и ей всё больше и больше начинало казаться, что все эти морды от неё что-то скрывают.
"Вот только перед отрядом Кучики мне краснеть ещё не приходилось! Только недавно вроде доказали, что мын е такие раздолбаи и нате вам. сегодня бабочка от их офицера приходит, что наши, видите ли, на отработку наказания  не явились! "С-суки, вернитесь мне только!" --- зло подумала Миттян, но тут же опомнилась. --- "В смысле вернитесь целыми, гады, я вам всё прощу! Боккеном каждого собственноручно отымею, но прощу!"

Она вот уже целых пятнадцать минут успокаивала себя мыслями о том, что неразлучные дружки просто засели в каком-нибудь "Душевном Рамене" в знак протеста за незаслуженное и унизительное по их мнению наказание - подметать улицы. Это был бы самый чудесный вариант, но офицер знала, что могло быть и хуже: В отряде уже давно похаживали нехорошие разговорчики о том, что сидеть в норе становится скучно, и что не мешало бы сбегать размяться в Руконгай. Особенно разглагольствовали по этому поводу Куроганэ с товарищами, и вот - пропали.

"Аясегавы нет, Мадарамэ нет, даже Маки-Маки куда-то делся... А я тут... одна... Я опять виновата..."
--- Отряд, вольно! Разойдись! --- гаркнула Мичико, пытаясь громким голосом заглушить тонкий, срывающийся голосок подкрадывающейся паники. Никогда, ни в одном сражении она не боялась за себя, но случись что-то непредвиденное с любым из этих лезущих на рожон вояк...
--- Чтобы к тренировке были как штык! Увидите этих гуляк - скажите, пусть прямую кишку разрабатывают заранее - сдам их лично Мадарамэ. Уяснили?

Отряд уяснил, и рассыпавшись на отдельных, занятых своими делами шинигами расползся, отпуская шуточки на тему того, что насчёт сдачи Мадарамэ никто не сомневался, как-никак единственный настоящий мужик среди младших офицеров, да...
В любой другой момент, Миттян бы отшутилась но в этот раз было не до шуток. Она молча вернулась в отряд и уселась на веранде исправлять составленный спустя рукава запрос на новую форму.
"Ничего с ними не случилось. Просто бухают где-то. Живые. И ты тут не при чём - не дети ведь, чтоб с ними нянчиться. Я не виновата. Я не при чём".
Мичико закрыла здоровый глаз и резко откинулась назад. стукнувшись о стенку.

"Послать бабочку Юмичике. или Иккаку. Но только  не  Капитану. Нечего его беспокоить, найдём их до того, как он узнает... Стыдно ему о таких глупостях рапортовать..."

Отредактировано Unazuki Michiko (2008-12-22 12:43:00)

+4

7

Сорано Тсую

------> Казармы дозорного отряда

Находясь в кабинете с двумя лейтенантами, Сорано испытывала некоторую неловкость. Прежде, она не ощущала дискомфорта приходя к Рукие-фукутайчо с рапортом или, наоборот, чтобы получить очередное задание – лейтенант была мила, хоть и пыталась казаться строгой, но в данный момент Сора понимала, что она явилась не в то место и не в то время.
" - Будем надеяться, что не убьют за то, что пришла не вовремя," - Тсую улыбнулась Рукие в ответ на ее улыбку, а второму лейтенанту адресовала только поклон и сухое приветствие. – Изуру-фукутайчо…
Ломать голову над причиной присутствия здесь лейтенанта отряда градоуправления и такой, скажем так, отнюдь не рабочей остановки, Сора не стала. Она не была излишне любопытна и сочла это недопустимым вмешательством в личную жизнь начальства. Единственное, что не давало покоя, так это неловкость и напряженная атмосфера, но тут в комнату впорхнуло черно-красное создание – порожденное чьей-то демонической магией, которое расставила все по местам. Ответственная фукутайчо тут же поспешила отозваться на просьбу капитана-аналитика и выдала Сорано поручение, а также сопроводительную бумагу.

- Как прикажите, фукутайчо, - Тсую приняла из рук лейтенанта свернутый листок и заложила его за пояс. Короткое молчание, а за ним кивок Рукие-сан и учтивый поклон Кире, все с той же сухой фразой – Изуру-фукутайчо…
Выходя из кабинета Сора наткнулась на, как всегда веселого и беззаботного, третьего офицера. Говорить что-либо шумной девушке она не стала, опасаясь, что та привяжется с какой-нибудь ерундой и помещает выполнить поручение лейтенанта. Но что не говори, а субординация есть субординация, поэтому, подавив внутренний гнев на старшего офицера, Сорано коротко кивнула блондинке в знак приветствия, но та, видимо, этого даже не заметила, так как была в компании рыженького, который был в казармах дозорного отряда частым гостем. С ним она здороваться не стала из принципа – нечего устраивать из штаб-квартиры отряда балаган и водить сюда всяких сопляков.

Изучая по пути полученную от Рукии-сан бумагу, Тсую направлялась в отряд Зараки Кенпачи. Боевой отряд – странное место. Тут нет кидо, нет женщин, нуу.. почти нет женщин. В отряде только помешанные на битвах головорезы. По крайней мере, такие слухи ходили про этот отряд. За все время службы Соре не приходилось вот так вот заявляться в казармы боевого отряда, поэтому, только ступив на территорию самого мужественного из всех нынешних отрядов, девушка напряженно сжала занпакто.
" - Кто знает этих… вояк. Для них даже драка друг с другом уже радость," - но мысли о немедленной атаке со стороны офицеров боевого отряда оказались в корне неверными – никто не нападал, зато со всех сторон послышалось пошлое улюлюканье и не менее пошлые фразочки – «Эй, красотка, иди сюда!», «Не проходи мимо, крошка!», «Какими судьбами, детка?».
" - Уж лучше бы напали, чем это…" - по щекам девушки начал расползаться румянец. В своих силах она была уверена и не сомневалась, что смогла бы отразить атаки этих головорезов, а кое-где даже подпалить их задницы с помощью кидо, но подобные слова и масляные взгляды совершенно сбивали Сору с толку. Решив не обращать внимание на толпу заинтересованных мужчин, девушка, гордо вздернув подбородок, пошла к предполагаемому месту расположения старшего офицерского состава, искоса поглядывая по сторонам и выискиваю существо женского пола. Единственная женщина отряда.... ммм... вторая женщина отряда нашлась очень быстро, по счастью, и оказалось, как ни странно, куда более женственной, чем Тсую себе ее представляла.
- Сорано Тсую. Четвертый офицер дозорного отряда, - прежде всего Сора решила представиться и тем самым привлечь к себе внимание девушки, которая, кажется, дремала на веранде. Затягивать с расследованием она не хотела, поэтому сразу же, как заметила реакцию темноволосой, перешла к делу. – Четыре офицера из отряда Зараки Кенпачи без разрешения поднялись на поверхность и были убиты. Я направлена сюда для проведения служебного расследования совместно с вашим отрядом. Могли бы Вы оказать мне помощь в этом деле?

0

8

В одиннадцатом, (а для Мичико её отряд навсегда остался именно "одиннадцатым"), появление женщины было чем-то из разряда очевидного-невероятного. А уж красивой женщины и подавно, так что Мичико. скорее по крикам и свистам. чем по изменениям в фоне рейацу поняла, что идут гости. Вернее, гостья.
"Чтоб меня так встречали каждое утро...", --расслабленно подумала шестой офицер, не открывая глаз. --- "А то я им, видать, намозолила глаза так, что хоть разденься посреди отряда, никто и внимания не обратит... зачем она пришла? К нам чужие просто так не ходят..." --- и сразу же кольнуло что-то внутри: "Значит, с ребятами беда... Будь они в каком-нибудь кабаке, их бы за шкирку просто притащили... Но их рейацу не слышно."
Гостья наконец приблизилась, и Мичико открыла глаза. вернее, здоровый глаз. "Симпатичная, рыженькая, востроглазая... А ведь я её знаю...  Она из отряда Абарая-тайчо. Тсуёши? Тсумия? Тсукаса? Кажется, точно Тсумия."
- Сорано Тсую. Четвертый офицер дозорного отряда. Четыре офицера из отряда Зараки Кенпачи без разрешения поднялись на поверхность и были убиты. Я направлена сюда для проведения служебного расследования совместно с вашим отрядом. Могли бы Вы оказать мне помощь в этом деле?
"Вот тебе и Тсумия!"
Мичико встала, грозно нависая над Сорой - встала не слишком быстро, но и не слишком медленно, и слегка поклонилась. Не очень низко, но для приличия - достаточно. Всё-таки, Тсую была выше всего на два ранга, и находилась на территории одиннадцатого.
Так повелось, что отряды, возглавляемые Куротсучи-тайчо и Зараки-тайчо, превратились чуть ли не в суверенные государства: никто не знал,  что там делалось, и знать не хотел - жизнь дороже, и потому, что учёные, что храбрые бойцы хорошо видимого и слышимого за много километров фронта, на своей территории чувствовали себя господами, и субординацию на своей территории не очень-то соблюдали.
--- Уназуки Мичико. Шестой офицер боевого отряда. Можете рассчитывать на мою помощь, --- веско и суховато сказала девушка, и замолчала, ожидая вопросов.

Наверное, в этом месте стоило бы улыбнуться и предложить четвёртому офицеру чаю, но не сегодня. Сегодня для улыбок день не подходящий. Сегодня все будут молчать, делать свою работу быстро и незаметно, а потом, вечером, соберутся в большом зале, где капитан иногда проводит летучки, и будут молча пить, пока тайчо не встанет. сплюнув в угол, не рыкнет что-нибудь вроде "Хватит этого дерьма", и не уйдёт... Потом кто-нибудь начнёт вспоминать, какие были ребята, и что с ними и в разведку можно было, и в бане спиной повернуться... Начнутся  споры, спорщики в конце-концов кинутся бить друг-другу морды, поднимется ор, и разойдутся все только заполночь, а утром встанут похмельные. и первую половину дня будут говорить чуть ли не шёпотом, зато к обеду жизнь снова войдёт в свою колею, будто ничего и не было. Никто не будет скорбеть и вздыхать. Но каждый будет помнить. Может, те четверо и были всего лишь головорезами без совести и жалости, но для отряда они навсегда останутся Своими.

+1

9

Разглядывая Мичико, Сора никак не могла понять, почему такая миловидная девушка, хоть и дылда, оказалась в бывшем одиннадцатом отряде.
" - Что она здесь делает?" – мысль упорно не давала покоя. " – Она же женщина, а здесь кругом одно беспардонное хамло. Ей, наверное, здесь очень плохо живется."
Тсу искренне сочувствовала девушке, с которой ей предстояло проводить расследование. По правде сказать, она не была из числа сочувствующих всем и вся – это отнимает много сил и нервов, но и абсолютно равнодушной ее тоже нельзя было назвать. Сора не могла сочувствовать глупости, поэтому даже не стала выражать соболезнования по поводу гибели офицеров боевого отряда. Если у них самих голова за себя не болела, то почему она должна болеть у четвертого офицера дозорного отряда? Но как не крути, проблем и мороки они девушке доставили.

" - Подумать только, целое служебное расследование из-за группы каких-то идиотов!" - девушка мысленно негодовала. " – И наши тоже хороши. Может мне каждом Устав отряда подарить? В походном переплете, чтобы удобнее было читать на посту, а не играть в карты с Дзию. Скоро наш бардак будет сравним с бардаком в этом отряде," - Тсу скосила взгляд в сторону, на пару офицеров, навостривших глаза сильнее, чем уши. " – Удивляюсь, как наши оболтусы не вылезли на поверхность вслед за этими дуболомами. Наверное, в одном классе учились. Даже рожами похожи."

Уняв свое негодование, и прекратив осторожно поглядывать по сторонам, от этих взглядом аж мороз по коже, Сорано вернулась к причине своего появления в этом отряде. Выудив из-за пояса бумагу от Рукии, девушка не торопилась вручать ее шестому офицеру – дылда и так согласилась помогать, так что грозить лейтенантским пакетом было бы даже некрасиво. А тут и без руководительских запросов можно было рассчитывать на дружеские отношения и плодотворное сотрудничество с Уназуки-сан.
- Вот эти офицеры, - бумага потребовалась, чтобы зачитать список смертников, - Мураками Юки, Сакураи Рей, Куроганэ Кафка и Сакано Кеи – отправились на поверхность без соответствующего разрешения и без сопровождения высших офицеров – капитана или лейтенанта,- брови девушки недовольно дрогнули – злость на офицеров дозорного отряда, нарушивших не меньше десятка правил внутреннего Уства и еще пяток правил из Городского Устава, накатила с новой силой. – " Смерть этим идиотов на вашей совести."

Для себя Тсую уже решила, что, пользуясь властью четвертого офицера, она сделает жизнь дозорного поста, причастного к этому инциденту, просто невыносимой. По крайней мере, на ближайшие пару дней. Но виновных еще предстояло найти, а потом уже наказывать.
- Нет точных данных, по каким причинам офицеры отправились на поверхность. И нам так же не известно когда это произошло. Может кто-то из вашего отряда в курсе или хотя бы что-то слышал? Было бы разумным их опросить. Если Вас не затруднит… " - Дылда-сан…" Уназуки-сан.

0

10

Под оценивающим взглядом рыжей, Мичико даже слегка поёжилась. Она вообще нервно реагировала на женщин, особенно на женщин её рассматривающих. Она уже давно уяснила для себя, что мужчины смотрят на женщину, ища достоинства, а женщины - ища недостатки, и даже не сомневалась, что Тсую разглядывает её с превосходством. Ещё бы: шрам, повязка и половина уха как-то не красят женщину. Вспомнив про ухо, девушка сразу же схватилась за волосы: она всегда оставляла пару прядей висеть, чтобы они скрывали этот недостаток. Смотрелось, конечно, не очень опрятно, но в родном отряде на подобные вещи всем было строго плевать. Ещё один плюс, и, одновременно, минус, бывшего одиннадцатого.
"Хотя, кто она вообще такая. чтоб меня вот так рассматривать?!  Да будь я мужиком, я бы на её мнение положила свой большой..."
- Вот эти офицеры: Мураками Юки, Сакураи Рей, Куроганэ Кафка и Сакано Кеи – отправились на поверхность без соответствующего разрешения и без сопровождения высших офицеров – капитана или лейтенанта.  - дозорной офицерще наконец надоело просвечивать своим рентгеном Мичико, и она принялась перечислять тех, о чьей смерти девушка и так знала.

- Нет точных данных, по каким причинам офицеры отправились на поверхность. И нам так же не известно когда это произошло. Может кто-то из вашего отряда в курсе или хотя бы что-то слышал? Было бы разумным их опросить. Если Вас не затруднит… Уназуки-сан.

"Если кто-то и слышал, они ничего не скажут. Но разве она поймёт?"
Перед глазами понеслись вчерашние события. Весёлая, бухая четвёрка вынtсла ворота, заблевала плац и затеяла драку... Ну или в другой последовательности, но результат был один: разбуженный шумом Аясегава с помощью Иккаку и Мичико отпинал связанные (чтоб не бузили) тела в казарму и накатал приказ об общественно полезных работах, который капитан неглядя подмахнул. А потом...

--- Я спрашивала своих.  С утра их никто не видел, но я вам и так могу сказать, зачем они наверх полезли. --- Мичико нахмурилась. Она знала, что её следующее заявление бурного восторга у Тсую не вызовет, и даже наоборот.
"Стоит об этом только заикнуться, как сразу начинают нас дерьмом поливать," --- с тоской подумала она. --- "Будто мы виноваты, что мы вот такие и есть, и у нас свои потребности!"
--- Мы - боевой отряд. А боевой отряд должен сражаться, а не сидеть в норе. --- Получилось слишком резко, но правдиво. --- Ещё с год такой жизни, и вся эта толпа мужиков с Зараки-тайчо во главе сбесится и рванёт к Айзену в крепость без приказа. И даже маленький сотайчо их не удержит. --- Мичико нахмурилась, отчего её шрам немного искривился. --- Вы не подумайте, что я тут угрожаю или режим критикую.  Я говорю, как есть. Нравится вам это - не нравится, нас не переделаешь.

Отредактировано Unazuki Michiko (2009-04-03 22:55:36)

0

11

- Если вы чем-то недовольны, или у вас есть претензии относительно существующего режима, то вы всегда можете обратиться к своему капитану, а он уж напишет жалобу сотайчо. " - Если он вообще писать умеет."
Если смотреть на внешность капитана Зараки, Тсу никогда бы не подумала, то его жестокое и безумное лицо может характеризовать его как образованного и грамотного шинигами. Скорее наоборот. Занпакто и кровь, видимо заменяли ему кисть и чернила, и писал он отнюдь не на бумаге, а на телах своих врагов. Но тут, в городе, его коллеги и соратники, а не враги, и хоть грамм ума, в такой здоровой башке, капитану Зараки не помешал бы. Где-то на границе сознание Сорано подумала, что бы с ней было, скажи она сейчас все это боевомым офицерам бывшего 11-го отряда.
" - Разорвут в клочья. Нет сомнений. Не посмотрят на звание и пол,"- в этом девушка не сомневалась. Неприятный холодок пробежал по спине, напоминая, что она находится на территории боевого отряда, и что эти пронизывающие и пошлые взгляды из-за угла, отнюдь не самое страшное, что с Тсу здесь может приключиться.

Недовольство Мичико не удивляло, а скорее раздражало. С чего это она должна выслушивать жалобы на жизнь от других офицеров? Даже в ее отряде рядовые и офицеры рангом пониже боялись жаловаться Соре, а шли напрямую к сердобольному лейтенанту или дружелюбному капитану. Девушка искренне не понимала, смысла в этих жалобах. Что-что, а вот найти виновных и разобраться в ситуации подобное нытье никогда не поможет.

- Никто вас переделывать и не собирается. Мне кроме содействия в расследовании ничего не нужно. Поэтому я прошу вас всего лишь задействовать в работе не кулаки, а другую часть вашего тела – голову, - без тени агрессии, но с самым высокомерным видом, заявила рыжая шинигами. Возможно, в другой ситуации можно было и огрызнуться на Дылду, но в данном случае, хмурая девушка нужна была Тсу для выполнения приказа, да и ко всему прочему, дозорная сделала поправку на то, что Мичико еще вполне вменяема и прилична, не смотря на зловредную обстановку этих мест. – Ладно, приношу извинения за менторский тон, - девушка скосила взгляд в сторону. Извиняться не хотелось, но это было необходимо. Вообще, по мнению Сорано у боевого отряда положение было куда более выгодное, чем у дозорного. Конечно, Зараки-тайчо определенно выскажут за действия его бойцов, но они мертвы и можно с легкостью свалить всю вину на них – ослушались приказа, поднялись на поверхность без ведома капитана. А вот в дозорным отрядом дела обстояли куда сложнее. В том, что Абарайю-тайчо в очередной раз придется краснеть и отчитываться о промахе своих подчиненных, как о своем собственном, Тсу не сомневалась. И в том, что после этого Кучики-фукутайчо долго будет сотрясать стены казарм своими нравоучениями, Сора тоже не сомневалась. Сейчас ее задачей было узнать, как все это произошло, найти виновных, наказать их в самой жестокой форме и попытаться смягчить наказание для своего тайчо – найти для него какое-нибудь оправдание. Но какое?

- Если уж никто у вас ничего не знает, то предлагаю обратиться за помощью к исследовательскому отряду. У них есть терминал и датчики. Как минимум, узнаем, где именно они поднялись на поверхность и допросим дозорный пост.
Мысль казалась девушке вполне разумной и оставалось лишь надеяться, что у Дылды-сан возражений не возникнет.

0

12

Естественно, никакой поддержки или там понимания,  Мичико не встретила. Дождёшься тут понимания от девки, которая занпакто-то носит, небось, как украшение!
"Вот хренотня! Сколько я раз себе говорила не ввязываться в эти споры? Раз сто точно будет!" - девушка грозно нахмурив брови, нависла над рыжей, недовольно глядя на неё с высоты своего роста.

- Я, четвёртый офицер, тебе ясно и понятно сказала, что ни на что не жалуюсь. Ты спросила - я ответила. Или ты думаешь, я здесь просто так торчу уже хренову тучу лет среди этих долбо*бов и не знаю, что им надо? А?!
"А?!" это, произнесённое с особенной, надрывной интонацией считалось среди руконгайских бандитов особым шиком сколько Мичико себя помнила. Мать умела одним этим звуком ставить на место особо наглых урок, и дочку свою долго этому учила.
"Да, да, Хатсу... Звук отрывистый, челюсть не опускать, верхнююю губу к носу, чтоб зубы были видны... Хотя эта и так меня боится, но для профилактики оно полезно".Офицер резко выпрямилась, смачно сплюнула на утоптанную землю в нескольких сантиметрах от Тсую, выражая своё презрение и вполне миролюбиво добавила:
- Тут не скажут даже если знают. Такой народ - своих не выдают. Так что к исследователям сходить можно. - Она подняла с потемневших досок Ханагетсу и привычным движением сунула меч за пояс, крепко затянув сагэо. --- Прямо сейчас.  только...Мичико окинула взглядом плац, и, высмотрев, кого нужно, набрала побольше воздуху в лёгкие. Казармам повезло, что сёдзи у них были не стеклянные.

- ЭЙ! ИВАЙ! ИВАЙ, ТВОЮ МАТЬ!  ДА, ТЕБЯ ЗОВУ! ОСТАЁШЬСЯ ЗА СТАРШЕГО, ПОНЯЛ? КТО СПРОСИТ - Я У ДОЗОРНЫХ! У ДОЗОРНЫХ, ГОВОРЮ! Вот пень глухой... - последняя реплика была обращена скорее к Соре. --- Теперь пошли.

Девушка развернулась, и, не особенно заботясь, идёт ли за ней рыжая офицерша, решительным шагом направилась к воротам.
- А твои, интересно, куда смотрели, правильные такие? --- спросила Мичико не оборачиваясь. Злорадствовать ей неособенно хотелось, но и удержаться от такого каверзного вопроса было трудно.

-----> Лаборатории исследовательского отряда.

Отредактировано Unazuki Michiko (2009-04-04 15:30:17)

0

13

" - Раз не жалуешься, то нечего буянить и так пялиться," - собиралась было сказать Сора, но нависавшая над ней девушка уже порядком разгневалась. Конечно же, Тсую не боялась какого-то там вшивого офицера боевого отряда, но этих вшивых мордоворотов тут было немало, а количество, в данном случае, может оказаться важным фактором, поэтому девушка решила благоразумно промолчать.
Смачный плевок в пол был принят искренним непониманием, Тсу даже не смогла сдержаться себя и безумно выпучила глаза, переводя взгляд с Уназуки-сан на пол, где сейчас красовалось отвратительно белёсое вещество.

" - Она – мужик. Просто один из мужиков боевого отряда," - мысль твердо укоренилась в голове дозорного офицера, когда она вновь посмотрела на «девушку», с которой ей предстояло вести расследование." – Ячиру-фукутайчо, определенно, единственное существо женского пола в боевом отряде."
Конечно, вслух подобное произносить было нельзя. Во-первых, потому, что это невежливо, а Сора старалась не осрамить дозорный отряд и следить за своим поведением. Во-вторых, подобные слова могли спровоцировать конфликт, а конфликтовать на территории боевого отряда была опасно. Ну, и, в-третьих, это могло бы оскорбить Дылду-сан – она же все-таки женщина, хоть и вот такая… странная.

Шпилька относительно промаха дозорного отряда задела за живое, заставляя сжимать зубы в приступе ярости. Уже в который раз Сора придумывала все более изощренные наказания для провинившихся, и только Ками знал, что может спасти этих несчастных дозорных от гнева четвертого офицера.
- Проведем расследование и узнаем, - ледяным тоном, ответила Сора, поспевая за Мичико, которая уж очень громко выдала поручения рядовым и, не дожидаясь рыжую гостью, двинулась к выходу.

До ворот Тсую двигалась так же, как и пришла – опасливо косясь по сторонам на слюнявые морды, которые заметно притихли, боясь гнева и богатырских воплей офицера Уназуки, но это не избавляло от неприятных ощущений – взгляды словно пробирались под одежду. Поэтому Тсу ускорила шаг, чтобы быстрее покинуть территорию боевого отряда.

Сорано Тсую, Уназуки Мичико
----> Казармы исследовательского отряда.

0

14

<<< Дом Хитсугайи. Западное крыло ген-штаба оппозиции
На сей раз Кенпачи выбрал неудачный путь. Попав куда-то в безлюдные переулки, бравый капитан был даже лишен возможности спросить дорогу у прохожих. Обычно его спасла бы Ячиру (хотя в последнее время она все чаще и чаще "спасала" Кенпачика заводя его в тупик), но сегодня малышки на плечах не было - и от этого появлялось странное ощущение, словно у тебя что-то отвалилось. Крылья, или там... рука.
Ничего. Предстоит серьезное задание, так что Ячиру-тян лучше посидеть дома. Ух, она здорово разозлиться, когда узнает...
Наконец, Зараки свернул куда-то не туда - путь казался стопроцентно проигрышным, капитан ожидал тупика, пропасти или таблички "Запечатано". По иронии судьбы вышло наоборот - Кенпачи чуть не затоптал щуплого шинигами, первого, что встретился в этом тоннеле...
Далее Кен-чан сумел успешно сориентироваться в пространстве (после нескольких неудач) и вскоре прибыл на территорию своего отряда. Бойцы... Бойцов практически не было. Тишь да гладь, ни тебе пьяных голосов, ни стука тренировочных деревяшек.
Кхм. Я конечно знал, что многие были отправлены на отработку за свое буйное поведение... Но хоть кто-то тут, черт возьми, должен быть?
Зараки вновь обвел взглядом пустующий тренировочный полигон. В голову капитана неожиданно закралась дельная мысль.
Скажу сотайчо, что все на исправительных работах и отправлюсь один. Не искать же мне их специально, в самом деле?

С другой стороны, Кенпачи надеялся быстро добраться до Восточных тоннелей, в которых до сих пор не был. Если же проводников не окажется, вновь придется плутать, чего сильно хотелось бы избежать...
Возле одной из казарм Кенпачи наткнулся на дозор - два офицера, лениво позевывая, стояли на вахте. От нечего делать бросая друг другу монетку. Заметив капитана, бравые солдаты без задержки вытянулись по стойке "смирно".
- Та-ак. Учида и Ямато. Ну, считайте вам повезло. Есть задание от сотайчо, - Зараки усмехнулся и, отвернувшись, зашагал прочь. - Не тормозите, иначе останетесь без разминки...
Раздалось обрадованное "Да, капитан!", затем последовало осторожное "Кэп, выход в другой стороне..."
Троих хватит, тем более там еще парни из дозорных, - довольно подумал Кен-тян, следуя за Ямато, который прекрасно разбирался в географии - месторасположение любого объекта он запоминал относительно увеселительных заведений - а к ним Ямато вела прямо таки мистическая сила.
---> Восточные тоннели.

0

15

Иккаку стоял и смотрел, как отряд собирается. Некоторые из них собирались долго и тщательно, по лицам других было видно, что им неохота никуда идти. Пара человек тихо ругались из-за какой-то вещицы. Через 2 минуты все конфликты были разрешены (обошлось даже без помощи Иккаку, просто синигами посмотрели на стоящего офицера и побоялись его злить) и отряд стоял перед Мадараме. Тот осмотрел их всех, тихо вздохнул, и громко проговорил:
- Доброе утро. Все знают свои обязанности?- Иккаку бросил быстрый взгляд на весь строй,- Отлично. Приступайте.
Заложив руки за спину и слегка ссутулясь, Мадараме направился обратно в свою комнату. Юмичика всё ещё спал. Было до ужаса скучно. Куда ушёл Зараки-тайчо? Жаль, что Ибы-сан нет в живых... С ним бы я развлёкся...
Иккаку лежал на кровати на спине, закинув руки на затылок и смотрел в потолок.

Отредактировано Madarame Ikkaku (2009-12-28 07:39:31)

0

16

----->Прошло 3 дня---->Казармы исследовательского отряда обеспечения----->

Этим утром с офицером Тсубокурой творилось что-то совершенно необъяснимое. Он был скромнее и пугливее обычного, а когда Нему-фукутайчо поинтересовалась, как он справляется с отчетом, Рин подскочил так, словно и не отчет писал, а строил план захвата миров, и его сейчас на этом деле застукали. Когда отчет был готов лаборантик передал его Нему-сан и та, за хорошую работу, отпустила офицера в увольнение. По правде говоря, лейтенант дала Рину выходной не только за хорошую работу, но еще для того, чтобы он в таком нервно-припадочном состоянии не попадался на глаза Куротсучи-тайчо и не злил его лишний раз.

Неустанно теребя рукав белого халата, Тсубокура вышел из казарм исследовательского отряда и направился в город. Была у него на сегодня важная миссия, которая заставляла его переживать больше обычного. За то время пока Рин шел до главной площади, он уже раз десять пытался повернуть назад и отказаться от того, что собирался сделать.
Когда же скромный лаборант поравнялся с воротами боевого отряда, лицо его приняло совершенно жалкое выражение. Скукожившись, Рин  засунул руку в карман и нащупал там ценность, которую нес в боевой отряд.
" - Я должен поблагодарить ее," - подумал офицер и гордо расправил плечи, на  долю секунды ощутив себя героем, но геройство испарилось очень быстро, и снова войдя в привычное состояние трясущегося комочка, Рин ступил на территорию отряда Зараки Кенпачи.
Стоит ли говорить, что все его здесь пугало? Еще в бытность Готей 13, все прекрасно знали, что бойцы одиннадцатого отряда готовы были «начистить морду» любому встречному. Рину подобные нравы очень не нравились, поэтому по территории нынешнего боевого отряда он крался, как по Уэко Мундо, наполненному кучей ужасных пустых. Ужасные скалящиеся морды… лица офицеров боевого отряда виднелись тут и там, но все они были либо заняты, либо очень ленивы, чтобы поинтересоваться, что офицер-исследователь забыл на их территории – пришлось собраться с духом и подойти самому.

- У-ууназуки Мичико-сссан… - единственное, что смог произнести Рин, глядя на пугающее лицо одного из офицеров отряда Зараки. В ответ послышалось дикое ржание, причем не только этого офицера, но и всех кто был поблизости. Причину этого хохота Тсубокура так и не понял, поэтому только уставился в пол и сжался еще сильнее, чувствуя дискомфорт и смущение. Продолжая гоготать, боевой офицер указал в сторону одноэтажного здания где, по всей видимости, находились комнаты офицеров.
- Спасибо… - неловко улыбаясь пробормотал Рин и заспешил по указному пути.

Длинный коридор с множеством дверей поставил Тсубокура в тупик.
" - А в какой комнате живет Уназуки-сан?" – офицерик начинал паниковать, понимая, что без посторонней помощи отыскать Мичико-сан ему не удастся, а заглядывать в каждую комнату было бы очень невежливо. Как назло в коридоре царила полная тишина и не было видно ни единой живой души.
- Уназуки-сааан… - тихо позвал Рин, неуверенно двигаясь по коридору и внимательно прислушиваясь. Ответа не последовало. Еще какое-то время пометавшись по пустому коридору, Тсубокура решил-таки заглянуть в одну из комнат.
- Эээ… кхм… - начал лаборант, когда за отодвинутой сёдзи оказался лысый офицер, спокойно лежавший на футоне и то ли дремавший, то ли просто обозревавший потолок. – Прощу прошения за беспокойство… Я ищу Уназуки Мичико-сан, - от смущения хотелось провалиться под землю, поэтому пареньку потребовалось все его мужество, чтобы не сбежать сейчас куда подальше.

+2

17

Мадараме услышал, как отодвинулась сёдзи и уставился на дверь. Кто бы это мог быть? Зараки-тайчо не стал бы сюда приходить сам... Да и не вернулся бы он так быстро...
В дверях стоял какой-то парень в белом халате, выглядевший гораздо более жалким, чем обычный синигами. Пришелец пробормотал что-то невнятное, скорее всего своё имя, но Мадараме, чувствуя, что ничем не обязан неизвестному, даже не обратил внимания...
-Да?-Иккаку поднялся на кровати,- Тебе чего? Какой отряд? А нет, не говори...- Иккаку бросил быстрый оценивающий взгляд,- Белый халат, странная причёска, измученное лицо... Ты лаборант Маюри-тайчо?
Иккаку оскалился. Возможно, в другое время выражение его лица можно было принять за улыбку, но сейчас, выхваченное из полумрака комнаты лицо Иккаку выглядело угрожающе.
Быстро вскочив с кровати, Мадараме вышел в коридор и задвинул сёдзи. Ну его, пусть спит, этот ленивец Юмичика...
- Так что тебе тут надо?- повторил свой вопрос Иккаку,- А может ты просто ошибся дверью и разбудил офицера?
Иккаку наклонился к самому лицу лаборанта и пристально смотрел ему в глаза, продолжая скалиться.

0

18

Опытный офицер, привыкший с первого взгляда оценивать потенциальную силу противника, раскусил принадлежность  Рина к отряду Маюри-тайчо в два счета. Подобное ни столько поражало, сколько смущало паренька.
" - Неужели я такой приметный? "– при упоминании о белом халате, Тсубокура тут же перестал нервно теребить рукава и поспешил спрятать руки за спину. Факт собственной приметности очень волновал Рина, который всеми силами, напротив, пытался превратиться в невидимку и слиться со стенами и мебелью так, чтобы никто никогда не заметил его присутствия. " – Да нет же, я просто жалок," - тоненькие ручки взметнулись к голове в тщетной попытки пригладить торчавший хохолок. Сначала паренек хотел стянуть резинку, которой он перетягивал волосы, чтобы они не лезли в глаза во время работы, но без этого густая челка полностью закрыла бы его глаза, что в данный момент было совершенно не нужно. Во-первых, не хотелось выпускать из виду боевого офицера; во-вторых, спадающие на лицо пряди волос затруднят бегство, если к нему все же придется прибегнуть в качестве единственного спасения, и, в-третьих, торчащие во все стороны, каштановые патлы вряд ли добавили бы Рину мужественности, на отсутствие которой и намекал боевой офицер.

Лысый довольно оскалился, но Рину его лицо не показалось дружелюбным. Более того, оно выглядело откровенно пугающим. Смахнув с виска капельку пота, Рин начал отступать назад и нервно улыбаться лысому чудовищу, вскочившему с футона и теперь решительно надвигавшемуся на него. К несчастью, отступить на безопасное расстояние не поучилось – уже через пару шагов, Рин уперся спиной в стену, противоположную входу в комнату лысого офицера.
" - Куда бежать?" – маленькие ладони паренька нервно заскользили по стене, а взгляд все еще был прикован к приближавшемуся лысому «чудовищу». Тсубокура  не терял надежду нащупать  перекладину сёдзи и поспешно скрыться в другой комнате, но она почему-то не нащупывалась – за спиной лаборанта была глухая стена без каких-либо дверных проемов. " – Куротсучи-тайчо все равно страшнее… страшнее," - уговаривал он себя, когда лицо боевого офицера оказалось так близко, что Рин уже попрощался с носом – да-да, бойцы Зараки-тайчо славились своим суровым нравом. " – Откусит… Как же я без носа?" – чтобы не видеть этого ужаса Тсубокура даже зажмурился, но вовремя вспомнил о цели своего визита и немного приободрился. Мозг офицера-исследователя  лихорадочно заработал, ища пути решения.

- Офицер исследовательского отряда, Тсубокура Рин, - затараторил малыш, решив, что раз уж «знакомства» не избежать, то нужно хотя бы представиться. – Прощу прощения, что потревожил Вас. Мне очень жаль, - искренне извинился он, все так же не открывая глаза и не глядя на лысого. – Я ищу 6-го офицера боевого отряда, Уназуки Мичико-сан! – под конец Рин особенно пронзительно пискнул и замолчал. Набрав в легкие побольше воздуха, он медленно приоткрыл один глаз, чтобы посмотреть на реакцию этого жуткого офицера.

оффтоп: С Новым годом, Иккаку-сан! ^_____^'''' /пытается задобрить страшного офицера/

0

19

Выпрямившись, Иккаку перестал улыбаться. Нахмуривший брови и скрестивший руки на груди, он выглядел ещё страшнее. На самом же деле офицер думал. Кого ему позвать? Да и насчёт его самого я не понимаю... Мадараме снова оглядел лаборанта с головы до пят. Нет, он точно лаборант. Иккаку громко вздохнул и проговорил:
- Уназуки Мичико... По-моему её нет на месте... Что-то важное?- Иккаку подошёл к испуганному Тсубокуре,- Да успокойся ты! Не сутулься и перестань уже мямлить!
Мадараме хлопнул лаборанта по плечу и снова улыбнулся. Где живёт Уназуки? Чёрт, сам не помню... Чёртов город... Весь день сплю... Если это можно назвать днём...
-Пойдём поглядим в соседних двух комнатах, если там её нет - то отдашь мне что там у тебя... Я передам,- Иккаку резко развернулся на месте и направился к соседней сёдзи.

оффтоп:и тебя с Новым Годом) спасиб что отписался)))

Отредактировано Madarame Ikkaku (2010-01-03 17:29:55)

0

20

Извинения подействовали на боевого офицера успокаивающе. По крайней мере, так подумал Рин, наблюдая одним глазом за реакцией лысого шинигами. Тот выпрямился и нахмурился – былое веселье уступило место суровому выражению лица. Открыв второй глаз, Тсубокура рассматривал офицера, подмечая, что тот явно о чем-то задумался. По правде говоря, Рин всегда считал, что слово «думать» так же не совместимо с отрядом Зарки, как и слово «драться» с отрядом Куротсучи-тайчо, но офицер определенно думал… или пытался думать – работа мысли ясно отражалась на его суровом лице.
" - Эм… он что, не знает Мичико-сан? Быть такого не может. Она же его подчиненный, шестой офицер," - гадал Рин. Лично ему было странным, что простой вопрос вызвал у офицера такие затруднения. " – Или он вспоминает, где она? Может она на задании?" - за этой мыслью в голове Рина побежала череда великолепных и одновременно пугающих картинок: вот Уназуки-сан, воинственная и прекрасная, сражается с тысячей холлоу и побеждает их. Все бы хорошо, если бы в самый последний момент сна наяву, в него бы не вторглось бледно лицо капитана Куротсучи, скрипучим голосом заявляющего, что такую чудесную шинигами нужно пустить на опыты и немедленно исследовать в лаборатории.

- Бррр… - очнулся лаборантик и замотал головой, отгоняя жуткие видения в лице собственного капитана. " – Ерунда какая-то…"
Окончательно из раздумий Рина вывел голос лысого, который как-то не слишком уверенно заявил об отсутствии Мичико-сан, но при этом, весьма уверенно шагнув в сторону Тсубокуры, заставляя его опять боязливо вжаться в стенку. Видать, трясущийся комок, которым последние несколько минут выглядел Рин, уже порядком поднадоел лысому, поэтому он принялся его успокаивать в привычной для себя манере. Попытка не сутулиться с треском провалилась – от дружеского похлопывания Рин подскочил, на секунду выпрямился и вновь опустил тощие плечи – гордого, бравого офицера из него никак не получалось.
- Это важно, но это не по долгу службы, - начал Рин и его голос на удивление звучал очень четко… поначалу. – Нууу… - нервно дергая рукав халата, лаборант смотрел в пол и заливался краской, - … я скорее по личному делу.

Лысый оказался хорошим «человеком». Рин вообще верил, что все шинигами хорошие, даже Куротсучи-тайчо, просто от них нужно держаться подальше и тогда все будет в порядке. Не ожидав такой отзывчивости, лаборант только удивленно похлопал глазами, услышав предложение помочь в поисках Мичико-сан. Офицер оказался так любезен, что тут же взялся за ее поиски, но методы вычисление местонахождения Уназуки-сан Рину не очень нравились.
- Эээ… - только и успел выдавить Тсубокура, когда лысый бойко ломанулся в ближайшую комнату. – А вы уверены, что там никто не спит? А то вдруг… проснется…
Вот чего бы Рину точно не хотелось, так это нарушить сон кого-нибудь более грозного, чем этот лысый… ну хотя бы самого капитана Зараки Кенпачи.

+1

21

-Кто мне посмеет что-либо сказать?..- злобно проворчал Мадараме, но от сёдзи отошёл.
Мадараме силился вспомнить куда же ушла Уназуки... Шестой офицер должна быть на месте сегодня... Раз капитана нет на месте, офицерский состав... Тут Иккаку осенило. Он вспомнил вчерашний день, драку и Мичико... Офицер улыбнулся и покосился на лаборанта через плечо.
-Уназуки сейчас отбывает наказание за пьяный дебош,- говорил Мадараме, поворачиваясь к испуганному Тсубокуре всем телом,- Не помню точно где... Но ей точно весело...
Иккаку напрягся, чтобы вспомнить-таки к кому идут все провинившиеся. И я ведь меньше всех пил...
-Наверное надо сходить к Кире...-наконец выдал офицер. Он посмотрел на лаборанта, будто он умнее этого маленького, щуплого человека раз в 10. И если бы ему кто-то сказал, что это не так, Иккаку начистил бы нахалу физиономию...

0

22

Вот он – зловещий момент. Сейчас боевой офицер откроет дверь, оттуда вывалится кто-то очень сильный и рассерженный, и тогда Рину точно не жить. Лаборантик уже представил, как в отряд придет извещение о том, что его случайно убили на территории боевого отряда, а потом его бренное тельце доставят в городской морг, где оно и будет находиться до скромной церемонии духовного погребения.
" - Наверное, только Акон-сан заметит мое исчезновение. Ну, еще, быть может, Точи-сан, разбирая бумаги, наткнется на извещение о смерти восьмого офицера. Какой бесславный конец," - бледнея, Рин наблюдал как лысый потянулся к сёдзе  и мысленно прощался с жизнью. Как обычно, увлеченный своими собственными переживаниями и тревогами, Тсубокура осознал, что опасность миновала и никуда грозный боевой офицер не полезет, только когда тот, бросил взгляд и совершенно неожиданно выдал такое, что Рин от удивления даже рот открыл.

- П-пьяный дебош? – переспросил он сбивчивым голосом, тем временем, как офицер уже повернулся к нему, чтобы продолжить свое совершенно невероятное заявление. – Быть такого не может, - Рин отказывался в подобное верить. – Уназуки-сан же такая… такая… - какая же такая из себя Уназуки-сан, Тсубокура так и не смог объяснить, поэтому решил этот момент благополучно опустить и продолжить дальше. – Она наверное пыталась кого-то разнять и ее по ошибке наказали, - паренек с жаром принялся защищать Мичико, ни на секунду не сомневаясь, что это досадное недоразумение. – Ей нужно было помочь. Она же хрупкая девушка, - вступившись за Уназуки-сан, Рин позабыл про свою застенчивость и даже как-то приосанился. И даром, что Мичико не относится к категории «хрупкая девушка» и сама кому угодно может поставить фингал под глаз, Тсубокура был совершенно уверен в ее невиновности и считал своим долгом спасти ее от наказания, разобравшись в ситуации и выступив в роли защитника.

- Мы должны пойти к Кире-фукутайчо и все ему объяснить, - настаивал малыш и, расхрабрившись, даже сделал пару шагов в сторону боевого офицера. По правде говоря, он хотел даже подойти и схватить его за отворот кимоно, но уже сделав первый шаг, понял, что до ворота лысого шинигами он не достанет, и тот убьет его прежде, чем он попытается это сделать. – Вы же не оставите Мичико-сан в беде? – громко  и четко, можно даже сказать, твердо, заявил Рин и серьезно посмотрел на лысого. По мере того, как он смотрел на офицера, решимость его таяла, а тощие плечи снова опускались. – Не оставите же? – пропищал привычным для себя тоном Рин и снова принялся теребить рукава халата, буравя взглядом деревянный пол казармы.

0

23

Аясегава Юмичика

Три дня пролетели незаметно для всего отряда, но только не для Юмичики. Пока некоторые (а вернее, добрая половина бывшего одиннадцатого) расслаблялись, он спокойно, привычно работал. Не потому что не хотел веселиться, просто считал, что всему своё время...
И что от обильных возлияний и бессонницы портится цвет лица, и даже - о ужас! - появляются морщины. И это если не принимать во внимание головную боль и адскую сухость во рту.
Боевые товарищи Аясегаву если и не поддерживали, то понимали, тем более что видели - капитан с ним солидарен.
Не в том, что касается морщин и цвета лица, а в том, что кто-то же должен работать, в конце-концов!
Капитан... Своего тайчо Юмичика уважал за одно интересное качество - этакую солдафонскую хитрость.  Зараки, каким-то шестым чувством - видимо, колокольчиками - ощущал, что грядёт бумажная волокита, неизбежная даже для него, и ухитрялся исчезать как раз в тот момент, когда пятый офицер направлялся к нему с аккуратной стопкой документов.
Если случалось чудо, и тайчо оказывался на месте, тогда уж спешить было некуда - подписывание бумаг (нарочито корявым почерком) затягивалось чуть ли не на целый день. Юмичика был уверен, что Зараки мог бы справиться с этим не медленнее остальных капитанов, но та самая хитрость, видимо, подсказывала капитану, что с того, кто много делает, большой и спрос, так что лучше лишний раз притвориться полным дуболомом и раздолбаем, чем потом работать.
В том, что капитан совсем уж раздолбаем и дуболомом не был, Аясегава был уверен. Идиот не стал бы Кенпачи, а тем более - капитаном Готэя.
Как и ожидалось, капитана на месте не было - видимо, колокольчики опять не подвели. Делать было нечего  Юмичике пришлось искать. Если не Зараки, то хотя бы того, кто может знать, где он. А кто может об этом знать, как не третий офицер?
"Наверняка спит", - подумал Юмичика, открывая дверь. - "Он за эти три дня наверняка ооочень утомился. Для таких попоищ нужно много энергии".
Он уже даже начал придумывать, как бы поинтереснее разбудить друга...но оказалось, что Иккаку не спал. Более того, он не спал в компании офицера двенадцатого отряда. Как звали офицера, Аясегава не помнил, но белая роба точно указывала на принадлежность к двенадцатому. Судя по голову, офицер о чём-то слёзно умолял.
- Кого это вы собрались спасать, Иккаку?

0

24

Голос Аясегавы прозвучал за спиной мелодично, как звон серебряных колокольчиков. Рин не испугался и не подпрыгнул от неожиданности, ведь голос был ему хорошо знаком. У Тсубокуры была хорошая, можно сказать, профессиональная память, но лица шинигами и людей он запоминал с трудом – он просто смущался смотреть в лицо собеседника, а вот голоса Рин помнил хорошо. «Серебряные колокольчики» совершенно точно принадлежали Аясегаве Юмичике.
- Юмичика-сан? – Рин уставился на офицера немного удивленным взглядом. " – Ах, точно," - он хлопнул себя ладонью по лбу. " – Юмичика-сан ведь офицер боевого отряда," - по мнению Тсубокуры Аясегава ну никак не подходил под описание бойцов отряда Зараки, а потому этот факт постоянно ускользал из памяти паренька.
- Юмичика-сан!– вытаращив глаза, Рин метнулся к павлину и даже ухватил его за рукав, но вспомнив, как Аясегава относится к своей внешности и, в том числе, к одежде, рукав немедленно выпустил – чтобы, не приведи Ками, не помять и не испортить. - Мы должны помочь Мичико-сан!

Юмичику Тсубокура знал еще с давних пор, а вот знал ли его сам Юмичика – это был еще вопрос. Отвязавшись от офицерского рукава, Рин боязливо покосился на стоявшего сзади Иккаку и нервно сглотнул. Причиной неожиданной нервозности стали нахлынувшие на лаборантика воспоминания – только сейчас до него дошло, что лысый ни кто иной, как Мадараме Иккаку. Тот самый Иккаку, чьи зубы его и просили доставить в Каракуру, когда он повстречался с офицером Аясегавой. Рин еще раз боязливо взглянул сначала на Иккаку, а потом на Юмичику. Зубы он так и не доставил – потерял, а в пустой мешочек подложил записку «Эти зубы не видит только дурак».
" - Он наверняка ищет того самого шутника и хочет его убить," - по виску «того самого шутника» скользнула капелька пота, но он быстро взял себя в руки, так как безопасность Уназуки-сан была куда важнее его собственной.
- Произошло недоразумение, - быстро затараторил Рин, объясня Юмичике, кого именно они собираются спасать. – Он… - лаборант украдкой указал пальчиком в сторону Иккаку, - … говорит, что Мичико-сан отбывает наказание за пьяный дебош, - с каждым произнесенным словом и взглядом на беспристрастное лицо Аясегавы, Рин понимал, что лысый не солгал и скорее всего действительно был пьяный дебош, за которым последовало наказание. Лицо Тсубокуры в этот момент отразило всю гамму чувств – подозрения, сомнения, неожиданное понимание и последовавшее за всем этим смущение. Теперь щеки паренька ярко пылали.

+1

25

Аясегава Юмичика

Покушения на рукав Аясегава благородно не заметил, а вот просьбе Тсубокуры уделил самое что ни на есть пристальное внимание. То есть от души посмеялся. Смеялся Юмичика необидно, скорее, весело; лаборант не был писаным красавцем, явно спал меньше, чем нужно и абсолютно за собой не следил, но героизм и рыцарские порывы в сочетании с отчаянной трусостью, делали его забавным, и... симпатичным.
- Не переживайте, вы, видно, плохо знаете Уназуки-сан. С ней всегда случается что-нибудь... неизящное, - Юмичика поправил воротник, словно показывая, что уж с ним-то ничего неизящного никогда не произойдёт. - Вы правда думаете, что Кира-фукутайчо может обидеть такую девушку?
Комментарий вышел двусмысленным. С одной стороны, он ставил под сомнение способность Киры обидеть кого бы то ни было, а с другой, исключал всякие сомнения насчёт непробиваемости шестого офицера.
"Странный мальчик. На моей памяти он первый, кто о ней беспокоится... Не может быть! Пьяная Уназуки-сан поймала его и надругалась? Пф, любовные аферы точно не по моей части," - подумал Аясегава, взял лаборанта за плечики, и, выведя в коридор, развернул носом к выходу.
- Если вы правда так за неё беспокоитесь, сходите к Кире-фукутайчо, Уназуки-сан сейчас у него, если не сбежала. Счастливого пути!
Конечно, Юмичика выставил коллегу-офицера слишком быстро и недостаточно вежливо, но только потому что хотел безотлагательно поговорить с Иккаку.

+2

26

От слов Аясегавы бравада Тсубокуры моментально испарилась, и теперь он чувствовал себя очень неловко. Получалось, что он заблуждался, причем не просто заблуждался, а очень сильно заблуждался. Мичико-сан совершенно не требовалась чья-то защита и, по всей видимости, напротив, окружающим стоило опасаться ее самой. Припоминая поход в туннели, и восстанавливая в голове образ шестого офицера, Рин вдруг подумал, что не зря дозорный офицер, рангом выше Уназуки, была как-то напряжена в ее присутствии. Стоило признаться, что Рин действительно плохо знал девушку, которую с таким пылом стремился защитить.
- Неизящное? – переспросил лаборант, глядя на Аясегаву и не веря своим ушам. Почему-то ему было очень сложно представить Уназуки-сан неизящной. Простота ее движений, открытость и раскованность в поведении, естественность – она так отличалась от Тсубокуры, который считал себя образцом неизящества. Даже когда стало ясно, что пьяный дебош – это не шутка лысого офицера, Рин не мог представить Мичико в том виде, в каком ему представлялись пьяные офицеры боевого отряда. По правде говоря, пьяный боевой офицер, встреченный на слабоосвещенной улице города, был зрелищем не для слабонервных… офицеров-исследователей: сальная, скалящаяся рожа; красные, заплывшие глазёнки и перегар, способный отравить все "живое" в радиусе нескольких метров. Представить Уназуки-сан в таком виде Рин никак не мог, хотя для чистоты эксперимента попробовал. Не получилось. Воображение Тсубокуры рисовало пьяную Мичико еще прекраснее, чем трезвую: теплая и приветливая улыбка; озорной блеск неприкрытого повязкой глаза, легкий румянец и…

- А? – в прекрасную картину, нарисованную, как оказалось, нескромным воображением Рина, ворвалось унылое лицо Киры-фукутайчо. – Нет, Кира-фукутайчо не производит впечатление шинигами, который может обидеть девушку, - двусмысленности сказанного Юмичикой Рин так и не понял, а потому истолковал фразу вполне однозначно, но так как лейтенаната отряда градоуправления он знал не очень хорошо – лишь понаслышке, то поспешил добавить – … наверное, - сопроводив эту реплику виноватым выражением лица.
Аясегава явно не был настроен на долгую беседу и поспешил скорее выпроводить офицера-исследователя из казарм. Рин не сопротивлялся и покорно позволили взять себя за плечи и выставить за дверь. К тому же Юмичика-сан был как всегда любезен и задал тельцу лаборанта вполне определенное направление – в отряд градоуправления. Радовало еще и то, что Аясегава задавал направление в вежливой манере – словами, а не так как это обычно делает Куротсучи-тайчо – пинком.
- Спасибо, Юмичика-сан! - с благостной улыбкой поспешил поблагодарить Рин, но сёдзи уже захлопнулись прямо перед его носом. Привычно вздохнув, Тсубокура отправился к Кире-фукутайчо, сжимая в руках заветный подарок и думая о чем-то своем.

-----»»Отряд градоуправления

+2

27

Вытолкнув лаборанта, Юмичика тотчас же захлопнул седзи. Кажется, офицер хотел что-то сказать, поблагодарить или попрощаться, но Аясегава никогда не отличался особенной церемонностью. И уж тем более он ею не отличался, когда собеседник не был ему интересен. Маленький лаборант произвел приятное впечатление на пятого офицера, но не больше. Только в этом же интерес Юмичики никогда не заключался.
Юмичика отошел от створок, вздохнув.
- Хорошо жить и думать, что все вокруг чисты и невинны. Кира-фукутайчо хорош, Уназуки-сан хороша и все остальные тоже очень хороши. Счастливое неведение, - Юмичика фыркнул и уселся прямо на пол, аккуратно умостившись на коленях и разгладив все складки на своей форме. – Хотя иногда оно бывает полезным, не находишь? – Юми перестал теребить хакама и оглянулся на друга. Тот смотрел в окно и, кажется, совсем не слушал Аясегаву. Лишь буркнул что-то невразумительное в ответ, и Юмичика надулся.
- Тебе бы тоже не помешало. А то на уме только одно – кому бы морду набить, - несколько раздраженно продолжил говорить пятый офицер, изо всех сил демонстрируя Мадараме, что ему будто все равно, и лысый может сколько угодно ему не отвечать. Но скосив глаза на безучастного друга, Юмичика едва не заскрипел зубами от злости. Он резко встал. – Пойду прогуляюсь, - сообщил он скорее по привычке, нежели это было действительно необходимо.
Безотлагательный разговор с Мадараме придется перенести на другое время, когда Иккаку будет более расположен к беседе. А пока... Юмичика раздвинул седзи и вышел из казарм. Пока ему придется просто шляться по улицам подземного города. Аясегава поправил прическу, машинально отметив, что пора подравнять концы волос, и пошел в сторону исследовательского отряда.

----> Казармы Исследовательского отряда обеспечения

+1


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Город не видящих Солнца » Казармы боевого отряда