Bleach: Disappearing in the Darkness

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Город не видящих Солнца » Южная система тоннелей


Южная система тоннелей

Сообщений 31 страница 55 из 55

31

Как только Хитсугайя оказался на полу, вне цепких лап белохвостой лисы, Рукия тут же присела рядом с ним и начала осматривать ранения. Девушка уже напрочь забыла о безопасности, о том, что нужно быть на чеку и следить за движениями экс-тайчо. Сейчас ее всецело занимала кровоточащая рана в плече молодого главнокомандующего. В общем-то, по мнению Рукии, все оказалось не так плохо, как могло оказаться. Рана была сквозная и раздробила изрядное количество костей, но при этом прошла не задев легкие, а именно этого Кучики-фукутайчо боялась больше всего – боялась, что легкие могут заполниться кровью, и тогда у них с Ренджи было бы катастрофически мало времени на то, чтобы доставить Тоширо в госпиталь и перепоручить Орихиме и других целителям. В данный момент, Рукию волновало только одно – количество крови, которую потерял сотайчо. Кровь, стекавшая из раны, нанесенной духовным мечем, текла с неожиданной быстротой – видимо, в теле Хитсугайи еще оставались частицы реацу его недавнего противника, а ныне предполагаемого союзника, которые не давали крови естественно сворачиваться.
Рукия поднесла ладони к плечу сотайчо и, используя целебное кидо, начала останавливать кровь. Это было единственное, чем она могла помочь Хитсугайе в данный момент. Стягивать и заживлять рану не представлялось возможным, так как первоначально нужно было восстановить раздробленную лопатку и частично поврежденную ключицу, а этого Рукия не решалась делать, тем более в подобных, отнюдь не санитарных, условиях. Скатывавшиеся с ладоней девушки, золотистые искорки проникали в рану и, казалось, вытекали из спины сотайчо, слабо озаряя каменный пол желтоватым светом. Когда Рукия убрала ладони, рана выглядела практически без изменений, за исключением одного единственного и самого важного – молодой капитан больше не стекал кровью. Следующим, тоже весьма не маловажным моментом была транспортировка Тоширо до госпиталя. Какие-либо движения, в его состоянии, были невозможны – костяные осколки могли сделать то, что не удалось занпакто Ичимару – могли повредить крупные сосуды, поэтому Рукия решила использовать заклинание, которое было сродни медицинской шине в человеческом мире – парализовать и обездвижить отдельные участки тела Хитсугай, чтобы предотвратить движение раздробленных костей. Кучики-сан произнесла заклинание и голубая масса, отдаленно напоминающая воду, следуя за движениями ладоней  девушки, начала окутывать руку и плечо раненного. Когда Рукия убрала ладони, голубая, светящаяся масса вздрогнула и словно впиталась в раненое тело.

" - Ну, все. Теперь все будет хорошо. Он даже сможет немного двигаться, когда придет в себя."
Теперь, когда жизнь сотайчо была в относительной безопасности, Рукия вновь вернулась к реалиям происходящего. Ичимару Гин – вот, кто виноват в ранениях, главнокомандующего и все еще продолжает быть угрозой его жизни, да и жизням всех шинигами, но как бы Рукия ни боялась, как бы ни ненавидела Ичимару, противиться приказу сотайчо она не могла.
Поднявшись с пола, Рукия подошла к Ренджи. По его лицу было видно, что он не намерен позволять предателю просто разгуливать по городу, поэтому Рукия опасалась, что бравый капитан может разозлить хитрого лиса, а учитывая приказ сотайчо и его ранение, это было бы очень некстати. Подойдя к Ренджи, девушка требовательно одернула его за рукав. Возможно, это было непозволительное отношение к своему капитану, но ведь Абарай был для Рукии не только капитаном.

- Ичимару… -сама, я прошу Вас сдать духовный меч, - Рукия все так же держалась за рукав Ренджи, словно заручаясь его поддержкой и произнося эти слова от его имени. – Мы гарантируем Вам безопасность, до следующих распоряжений Хитсугайи-сотайчо, - с самым серьезным видом закончила Кучики-сан.
Казалось, эти слова только позабавили Ичимару – он без особых колебаний, и без каких либо опасений расстался с занпакто. Рукие оставалось только удивляться его самоуверенности. Теперь, когда хитрый лис был обезоружен, можно было приступить к дальнейшему выполнению приказа сотайчо – лечению их нового союзника, но даже мысль о том чтобы приблизиться к Гину, ужасно пугала Рукию. Собравшись с силами и постаравшись принять как можно более серьезное и сосредоточенное лицо, девушка осторожно двинулась в бывшему тайчо Готей 13. Остановившись на небольшом расстоянии от него, Кучики протянула руку ладонью вверх и произнесла:

- Сотайчо приказал оказать Вам медицинскую помощь, - девушка кивнула на израненной руки Ичимару, ожидая, что тот протянет ее и не попытается напасть или причинить вред, хотя внутренне ей хотелось в воплями убежать и спрятаться за спину своего тайчо.

+1

32

Наблюдая за действиями девушками, Гин только и удивлялся, чему только не учат сейчас шинигами. Вот он, будь трижды капитаном, не смог бы залечить рану, разве что перевязать, вполне так себе по-человечески, без какой-либо магии. Таланты же Рукии прямо восхищали, не удивительно, что, даже не смотря на старания своего брата, она выбралась-таки, судя по висевшему шеврону, на должность  лейтенанта.
" - А Абараи у нас теперь капитан значится? Что же, очень хорошо. По-крайней мере, понятно расположение сил."
Предложение отдать им свое занпакто действительно потешило лиса. Не выполнить такую просьбу было бы просто не вежливо. Именно так _просто_не_вежливо_. Как таковой опасности она не несла. Отдавать занпакто не хотелось, но Гина не ограничивало присутствие или отсутствие Шинсо. Оно всегда было с ним, оно фактически и было им, поэтому и вернуть его всего лишь дело концентрации, а на крайний случай есть ещё куча способов, которыми может себя защитить шинигами. Ичимару не понимал, зачем Рукия цепляется за иллюзию безопасности. Неужели она думает, что без меча он станет менее опасным?

- Конечно, Кучики-фукутайчо, - вытащив из-за пояса занпакто, он без лишних слов протянул его девушки. Их защита его конечно очень волновала... По правде, сейчас бы он по возможности избежал бы лишних встреч. По-крайней мере, до тех пор, пока его официально оправдают. Думается среди шинигами найдется не мало таких, которые бы захотели лишить его жизни. - Надеюсь на ваше содействие.
Белый лис всегда был вежливым, тошнотворно вежливым с этими своими словесными оборотами и неизменной улыбкой на лице. Его забавлял факт следования формальным правилам. Вот и девушка. Боится его до дрожи в коленях, но стойко пытается выполнить приказ, соблюдая возможные формальности. Сначала, видимо в приступе щедрости, появившейся в нем от болевого шока, он хотел было отказаться от такой потери времени, как лечение его конечностей, но раскинув мозгами, понял, что без неё нормально действовать он не сможет. Ожоги это больно, но сам факт израненности ладони делал руку совсем не пригодной для каких-либо действий.

- Раз сотайчо приказал, окажите, - Гин вытянул левую руку ладонью вверх, представляя порезанною поверхность, с которой, не останавливаясь, текла кровь. Было даже интересно, не пострадала ли сама кость? Учитывая, как он ей активно пользовался, такое было исключено. Значит и особого внимания не стоила. – Вы снова необоснованно меня боитесь, Кучики-фукутайчо,  - с легким укором проговорил Ичимару, - Кстати, поздравляю с назначением. Думаю, эта должность вполне соответствует твоим талантам. Можешь не беспокоиться, я не собираюсь нападать.
Оставив Рукию заниматься его рукой, Ичимару повернулся к стоящему столбом Ренджи. Бездействие зачастую казалось ему не правильным, особенно по отношению к тем, кто сейчас работает, именно поэтому Гин не постеснялся найти бывшему лейтенанту занятие. Привычку командовать так просто не задавишь.

- Абараи-тайчо, если вас не затруднит, пройдите в тот коридор, там лежит тело Хинамори Момо. Было бы не хорошо его оставлять в таком месте. В конце концов, именно из-за неё Хитсугая-сотайчо, так безрассудно рванул в коридоры. – Лис был почти благодарен этой девушки. Она, наконец, смогла принести пользу, правда после своей смерти, но несуть важно. – Не мешкайте. Причинять вред кому-либо из присутствующих я не намерен, а вы так просто тянете время.
Дождавшись, пока рука не начала спокойно, без лишних кровотечений, сгибаться в пальцах, Гин остановил Рукию. Дальнейшее лечение было бы сомнительным как по качеству, так и по необходимости. Правильно расставляя приоритеты, Ичимару понимал, что его жизнь зависит непосредственно от здоровья мальчишки, а, следовательно, о нем пока следует беспокоиться активней.
- Идемте, - без каких-либо предупреждений, Гин подошел к лежащему на холодном полу мальчишке и аккуратно поднял его на руки. Могли бы хоть под голову что-нибудь подложить, раз так время тянут. – Что-то не так? – вопрос был обращен к присутствующим в коридорах шинигами. – Вы мне не доверяете, не так ли? – усмехка искривила обожженное лицо. - Ничего это нормально. Но неся на руках единственного, чье слово обеспечивает мне жизнь, я буду крайне осторожен, а вы сможете спокойно меня «конвоировать», не так ли? Навряд ли это у вас хорошо получится с занятыми руками, так что вопрос закрыт. Показывайте дорогу.

Ичимару не смог бы убежать с Хитсугаей на руках. Не потому, что это не возможно в принципе, а просто из-за необходимости во время побега махать занпакто. Учитывая, что его руки фактически связанны маленьким главнокомандующим, он не должен казаться такой уж угрозой для окружающих. Ни Кидо, ни боевые приемы тут не помогут, единственное, что его бы спасало – это скорость. С другой стороны, избавляя шинигами от одной из нош, он предоставляет им шанс хоть как-то контролировать ситуацию.

0

33

Ренджи задумчиво наблюдал за действиями фукутайчо. Что не говори, а она знаток своего дела, магия всегда давалась ей хорошо, и сейчас с помощью лечебной магии раны сотайчо затягивались. В какой-то момент Рукия напомнила рыжеволосому капитану Унохану, тот же теплый мягкий взгляд, то же сочувствие и сострадание к раненному. Абараи припомнилось то время, когда он еще служил в одиннадцатом отряде. О, да, они страшно боялись тайчо четвертого отряда, и, тем не менее им все чаще приходилось с ней встречается. В то время Ренджи предпочитал лучше сам выкарабкиваться, чем быть окруженным соучастием и заботой Уноханы-тайчо. Каждый раз он чувствовал страх остаться дольше, чем на один день в лечебнице, это означало бездействие, а бездействие для Арабаи всегда считалось более болезненным, чем раны. Только один раз ему и вправду пришлось долго пролежать в больнице, но об этом не нужно вспоминать, как и о причине ранений.
Тем временем Рукия закончила обрабатывать раны сотайчо и подошла к капитану.
" - Не о том думает", отругал себя Абараи, послав все свои воспоминания к меносам. Фукутайчо одернула его за рукав. " - Значит, волнуется, успокоить хочет, думает, что я снова могу что-то натворить. Когда она перестанет ко мне относится, как к вспыльчивому руконгайскому мальчишке? Я вырос, а она все еще волнуется, не хочет понять, что я давно уже не ребенок." – с раздражением подумал Ренджи, но руку не убрал.

- Я понял. – тихо сказал он Рукии, и добавил мысленно " - Не нужно обо мне постоянно заботится, я же капитан, в конце-концов! "
- Абараи-тайчо, если вас не затруднит, пройдите в тот коридор, там лежит тело Хинамори Момо. Было бы не хорошо его оставлять в таком месте. В конце концов, именно из-за неё Хитсугая-сотайчо, так безрассудно рванул в коридоры.

Ичимару снова оказался прав, и это опять же бесило, но огрызаться было не время, да и не место -  потом сочтемся. Гину он все еще не верил, но если Хитсугайа-сотайчо сказал, что волноваться не о чем, оставалось только выполнить приказ, тем более в случае чего он всегда успеет вернуться на помощь фукутайчо. Скрипнув зубом, Абараи поковылял к завалу.
Вот только одного Ренджи не учел, Хинамори была его подругой со времен Академии, и увидеть сейчас девушку мертвую… рыжий аккуратно очистил тело от камней и присел на корточки.
- Хинамори… - с грустью произнес рыжеволосый, и осторожно коснулся волос девушки. Бледное, еще детское личико, тонкие губы, он никогда не всматривался в эти черты лица. Наивная, добрая, доверчивая  и храбрая, кому и чем она могла мешать? Ренджи знал ответ, ведь за чувства тоже приходится расплачиваться, иногда слишком жестоко.  Как странно, сколько приходилось убивать, а Абараи только впервые увидел, как выглядит смерть, смерть безысходная, конечная, окончательная. И совсем не страшно, безмятежное лицо девушки не было искажено страданием, значит она умерла если не счастливо, то хотя бы спокойно. Может так даже лучше. Возможно, это был единственный способ развязки.

" - Откуда столько сентиментальности?"
- Айзен, и все-таки ты скотина… – подытожил Абараи, и аккуратно взяв тело Хинамори на руки, пошел обратно.
Когда Ренджи подошел ситуация несколько изменилась, сотайчо почему-то лежал на руках у Ичимару, а последний со свойственной ему вежливостью, просил показать дорогу. Первое ему, мягко говоря, не понравилось, как Рукия позволила прибрать к рукам бессознательного сотайчо.
" - Все, хватит, Ренджи, остынь..Что ж.. отведем."
- Следуйте за мной. – кивнул Ренджи и направился вперед.

0

34

Лечить раны Ичимару было легко. Несмотря на то, что порез был очень глубоким и возможно немного задел сухожилия, факт оставался фактом – это был просто банальный порез. Единственным неудобством был страх, от которого Кучики все никак не могла отделаться. Поначалу девушка с трудом могла сконцентрироваться на кидо и все поочередно поглядывала то на раненную руку, то на улыбающееся лицо Ичимару, готовая в любой момент дать деру. И в один момент чуть было это не сделала, неравно дернувшись от негромкого шороха в туннеле.

" - Ожоги не смертельны, а если и причиняют неудобства", - несколько злорадно подумала Рукия, -" то я этому только рада."
Да и Ичимару не настаивал на их лечении, а лишь своевольно начал давать распоряжения, точно был одним из капитанов подземного города. Его поведение совершенно не понравилось Рукие, но она ничего не успела ни сделать, ни сказать. Она даже не успела понять, как вновь оказалась в туннеле наедине с экс-тайчо, если не считать раненного главнокомандующего. Но противиться действиях Ичимару Рукия не могла. Особенно сейчас, когда безоговорочно четкая грань между враз и союзник была стерта приказом раненного сотайчо. Девушке было совершенно непонятно, как себя вести. Раньше она знала одно: Ичимару Гин – враг и при встрече с ним нужно постараться выжить, крепко сжимая занпакто и ожидая битвы. Но теперь…. что делать теперь? Остановить его и не подпускать к сотайчо? Но ведь он не выказывает угрозы,  а лишь, в привычной манере, издевается над окружающими. Рукия почему-то поежилась, когда Гин упомянул о ее назначении на должность лейтенанта.
Рукия с облегчением вздохнула, когда из соседнего туннеля вышел Ренджи с телом на руках. Теперь можно было двигаться дальше.

- Следуйте за Ренджи… за Абарайем-тайчо, Ичимару-сама, - ровным голосом, хотя это давалось с трудом, сказала Рукия. – Я пойду за Вами.
Положив руку на занпакто, Кучики-фукутайчо и, немного нелепый, конвой двинулись в госпиталь.

Кучики Рукия, Хитсугайя Тоширо, Ичимару Гин, Абарай Ренджи, Кон -----> Госпиталь города НВС

0

35

Известия распространяются быстро, куда быстрей слухов. В их время слухи никого не волнуют, а вот не узнанная во время информация может стоит жизни. Или рассудка.
Бледная рука блондина царапает стену. Изуру немного шатает. Слишком. Это тут главное слово. Слишком много новостей, слишком много вопросов, слишком много нервов, слишком быстрое Шинпо. И это не в первый раз в его жизни. У него всегда всего было СЛИШКОМ. И в первую очередь Ичимару. Слишком много в его жизни…
Каменная крошка осыпается под его пальцами словно труха многолетнего, давно гнилого дерева. Следы рейацу.

" - Рукия-сан, Абараи-кун, Со-тайчо"… - дыхание перебивает от одного следа духовной силы. Слишком хорошо он ее знает. Въедливая, холодная, опасная… Она пропитывала его насквозь, заставляя замереть на месте, не в силах пошевелится и хватать воздух широко открытым ртом. Новости оказались верными.
Он действительно вернулся. Кулак с силой врезается в стену, камень крошится, осыпается, бегут в черноту подземного хода трещинки. " - Как он посмел, как он посмел!!!"

Темнота перед глазами рассеивается болью. Он упал на колени и не заметил, а кожа на ладони содрана в кровь. Ну и пусть, все равно тут все пропахло этой красной, липкой влагой. Багровые пятна на полу, подернутые льдом лужицы….
Когда он услышал, что Ичимару Гин вернулся на сторону шинигами, что он в Городе, в камере, на допросе… Рана со-тайчо, смерть Хинамори-кун. Все исчезло. Он потерял голову. С ним такое не было со времен Академии, но сейчас он не мог ничего поделать с крупной дрожью, которая пробивала все тело с головы до ног в идеально чистых таби. Вопросы, много вопросов и у них один текст…
" - Зачем? Зачем?! Зачем?!! Зачем вы вернулись?!!!" - он должен узнать, спросить лично, посмотреть в это лицо. Если он это сделает, если не получит ответа, тогда… Тогда он наконец сможет с чистой совестью убить его.
Боль и холод отрезвляют, придают силы. След рейацу слабый, словно Ичимару ее тщательно скрывал, но это точно он. Спутать невозможно. Если закрыть глаза, доверившись только своим ощущениям, можно почти увидеть всю картину тут произошедшего. Бой был жестоким.

" - Он ранен…" - мысль гулко отзывается в голове, словно кто-то ударил набатом в медный колокол " - Он ранен. Но сейчас же идет допрос. Ему оказали первую помощь? Должны были! Если, если он действительно вернулся…"
Можно сколько угодно сдерживать свое желание побиться головой о стенку, меньше оно от этого не станет. Но теперь он знает, что тут произошло. Теперь осталось наконец успокоиться и взять себя в руки.
Кучка камней за следующим поворотом еще хранит в себе очертания изломанного девичьего тела.
" - Хинамори-кун…Ты все же нашла свою смерть. Интересно, встретилась ли ты до нее с ним?" - руки собирают камни в правильный конус. Души невинных детей, тех кто умер в день своей смерти попадают в чистилище, где день за днем складывают вот такие кучки, которые рассыпаются с последнем камнем. И так до бесконечности. Он не невинен, его кучка завершена белым окатышем с ровными краями. Руки складываются в молитве. Он знает их много, он часто бывал на могиле родителей…

" - Спи спокойно, Хинамори-кун. Спи, ты заслужила покой. Ты не умерла, нет. Ты всегда останешься жить с нашем сердце… И я отомщу за тебя, обещаю".
Шорох шагов, голоса. Он оборачивается, что бы столкнутся взглядом льдисто-голубых глаз с офицерами своего отряда. Кимитаки-сан смущенно передает приказ капитана.
- Ясно. Можете возвращаться, я тут уже все осмотрел. Отчет будет готов и доложен до сведения капитана в письменной и устной форме в указанный срок. Свободны.
Последний поклон – дань прощания. Камни они равнодушны. Им все равно что пить – влагу земли или влагу вен. Если он пробудет здесь еще немного, тоже застынет, но возвращаться?..  Каждый шаг в Город приближает к нему. Зубы скрипнули так, что казалось раскрошатся. Камни, они не страдают, а эти даже не рушатся, а вот его решимость, его спокойствие рухнуло, даже не дожив до сражения.
" - Так вот какой оказалась твоя уверенность, Изуру"

-----> Казармы Отряда Градоуправления

+1

36

Такого пробуждения у него никогда ещё не было: стоило только открыть глаза, как голову пронзила дикая боль, и, что ещё хуже, дико захотелось чихать из-за набившейся в ноздри едкой пыли.  Желание было неодолимым, и узкий, тёмный тупичок в котором очнулся капитан, огласила громоподобная серия чихов. Голова от этого разболелась ещё больше, а по морде, вдобавок, ко всему, потекло что-то тёплое,  влажное, и, как показало облизывание, солёное.
"Кровь. На меня напали?  Но следов боя и остаточной рейацу не видно".
Память о происшедшем возвращалась долго и трудно: Комамура не сразу понял, где он, а когда понял, тут же попытался вскочить, и сразу же сорваться туда, где маленький господин...
"...был около десяти минут назад. Я опоздал: в тоннеле не чувствуется даже рейацу...".
Лис тяжело сел, прислонившись к холодной стене, и попытался сфокусировать зрение, одновременно восстанавливая в памяти, что же произошло до того, как он потерял сознание.

Вспышка рейацу сотайчо, тёмные коридоры, проносящиеся мимо в ритме шунпо, лихорадочная мысль: "Только б успеть!", и.. всё. А дальше - темнота, чих и раскиданные вокруг непонятно зачем обломки камней...
"Опять... Неужели я до конца жизни обречён биться головой о здешние своды? Да ещё и с такими последствиями!"
А последствия и впрямь были удручающие: капитан охраны не знал, куда делся доверенный ему мальчик, и что с ним стало, да и к тому же понятия не имел, где находится. Разбросанные вокруг разнокалиберные камни ничем не могли ему помочь, но хотя бы указывали на причину стекающей крови, тошноты, и дикой головной боли, от которой хотелось скулить.
Мозги слушались плохо, но одного взгляда на потолок было достаточно, чтобы понять, что на полном ходу вломившийся крепким лбом в естественно образовавшуюся и не менее крепкую каменную арку Комамура вызвал небольшой обвал. Арке ничего не сделалось, а вот далеко не каменный шинигами потерял сознание.

"Это сотрясение мозга: ничего страшного не случилось, а то, что случилось, подождёт. Нужно найти маленького господина, и я не успокоюсь, пока не сделаю этого".
Решив так, лис с трудом поднялся, и, тяжело опираясь на Тенкен, побрёл вдоль стены, покрытой мелкими выбоинами и трещинами. Он не знал, как долго шёл: грозящее в любой момент уплыть сознание играло с ним нехорошие шутки, полностью лишив чувства времени и направления. С таким же успехом можно было идти и пять минут и сто лет: всё те же стены, кое где деревянные балки, и темнота впереди...  Даже нюх не помогал: нос будто горел от забившейся в него пыли и отказывался унюхивать, откуда дует сквозняк. В конце-концов, свернув ещё пару раз, бравый капитан упёрся  в стену.
То ли виновата была неудача, то ли травма, но Сайджин вдруг почувствовал, что перед тем. как долго идти обратно, можно и передохнуть немного. Он сел, прижавшись затылком к холодной стене и закрыл глаза.
"Посижу, и не так будет шуметь в голове. А затем - обратно. Посижу... всего пять минут..." - подумал он, и снова потерял сознание, уронив большую, лохматую, окровавленную голову на грудь.

Отредактировано Komamura Saijin (2009-03-25 23:11:33)

+1

37

-------------> Приемная

Кукольно очерченный носик морщится. Вылетев из помещения приемной, Рито на секунду зависла посередине главной площади, решая что же ей сделать раньше? Идти в госпиталь и отправлять кого-то из медиков на лечение бесчувственного красавчика, который сейчас рыхлой кучкой лежит у стенки или все же применить наконец чертово Kakushi Tsuijyaku, надеясь что с такого открытого пространства оно подействует, найдя хотя бы остатки следов рейацу мелкого главнокомандующего? Дилемма была серьезной. С одной стороны она сильно переживала о бесчувственном парне, который был ее подчиненным, ее офицером, пусть бестолковым, но за которого она отвечала головой, с другой стороны... Мелкий как сквозь землю провалился. И все равно, что мальчишка никогда не станет для нее главнокомандующим, таким как Герсюсай-доно, каким бы сильным он ни был. Пока он всего лишь мальчишка. Пропавший черт знает куда! И за которого она отвечала головой не меньше. Рито схватилась руками за голову и глухо зарычала. Как же ее бесили всякие самонадеянные, глупые, безрассудные мальчишки, которые лазают где попало, ища приключения на нежную филейную часть...

Закипание было прервано неожиданным запахом знакомой рейреку. Таким подозрительно знакомым... Тянуло им из выхода одно коридора, который был буквально в паре десятке метров сбоку от нее. Синие глаза сузились в две сапфировые щелки. "Таааааак... Один бродяга нашелся..."

- Ну, Тайчо, - сладко хрустнув косточками, Маё не спеша направилась в строну откуда истекала духовная сила, - я уже иду...  - ну почему эти глупые мужчины (!!!) никогда не предупреждают, идя на очередные подвиги!
Зайдя в темный арочный коридор, лейтенант моментально поняла, что с ее звероподобным тайчо что-то произошло. Медленно текущая, до этого холодная, ртуть моментально закипела до газообразного состояния. Картина складывалась радужная. Ичимару в городе - раз. Комамура был ранен - два. Со-тайчо нет нигде - три. Из Шимпо она вылетела со скоростью, грозящей разбиться о первую попавшуюся стенку в кровавую кашу. Однако, Кровавая Каша оказалась перед самым ее носом - Рыжий капитан, трогательно привалившись к стенке, меховым клубком лежал подле груды камней истекая кровью и мозгами.
- ... !!!, - в непечатных символах высказала своем мнение о его состояние Рито, и горестно всплеснув ладошками принялась хлопотать над рваной раной на лисьем черепе. Лечебное Кидо преподавалось всем, но вот применять его... Тихо шипя сквозь зубы, Маё останавливала кровь:
- Ну-с, Комамура-тайчо, извольте-с очухиваться... Ну же, не заставляйте нежную девушку бежать за мед.командой вымазанной по уши в крови. Представляете, какие у них будут глаза, если я скажу, что на мне уже два бесчувственных тела?...

Отредактировано Rito Muoy (2009-03-27 18:31:05)

0

38

--- Неизвестная локация.

Мрачный свод туннеля осветился бледноватым светом. В пустом проходе, наполненном лишь каменной крошкой, пылью да несколькими обломками камней, некогда бывшими частью кладки, появились врата. Медленно, и как бы лениво, створки раскрылись, и среди молочно-белого сияния образовалась фигура. Тихий звук возвестил о том, что подошвы пришельца коснулись пола туннеля. Врата беззвучно закрылись, несколько секунд, и она растворились в воздухе.
В темноте и давящей тишине стоял молодой шинигами. Он недоуменно озирался по сторонам, а на лице застыло довольно глупое выражение. По всей видимости, он никак не рассчитывал оказаться в этом месте.
"Так, это никак не тянет на город…" - парень почесал затылок – "Это скорей всего одна из систем туннелей. Ксо, только вот какая именно?!"
- Ээх… Надо же было так лопухнуться с порталом.
Скривив кислую физиономию, парень зашагал по коридору. Одна ладонь лежала на рукояти занпакто, вторая свободно болталась вдоль туловища. Шанигами шагал осторожно, стараясь не наступить на какой-нибудь предмет, который мог бы привесть к падению, или потери равновесия. Полетов на сегодня было достаточно.
"Будем надеяться, что наткнусь на знакомое место, и смогу понять куда идти. Ксо... Не дай Ками кто узнает, что промахнулся, стыда не оберешься…"
Впереди стало вырисовываться что-то крупное, занимающее не маленькую часть прохода. Шанигами перешел на крадущуюся походку. Меч на несколько сантиметров покинул ножны. Глаза еще не полностью привыкли к темноте, и поэтому парень был на стороже.
По мере того, как он приближался, а зрение практически пришло в норму, фигура приобретала знакомые черты.
"Это…" - на лице выступило удивление. - "Комамура-тайчо?"
Парень хотел было прибавить шагу, но тут, буквально перед его носом, непонятно откуда вылетела еще одна фигура, заставившая ладонь судорожно вцепиться в рукоять меча.
Этим неизвестным оказалась девушка, не знакомая шинигами, это заставило немного успокоиться. Парень не слышал, что она говорила, но судя по тому, что она принялась за капитана, он сделал вывод, что это одна из его подчиненных.
Тихо подойдя, остановился за спиной девушки. Обеспокоенно взглянул на капитана.
- С ним все будет в порядке?

Отредактировано Yurio Saitu (2009-03-27 16:54:09)

0

39

Разрыв ткани между мирами всегда напоминает этакий ковшик с холодной водой, который со всего маху поставили тебе на макушку, при этом окатив мелкими колючками ледяных капелек. Такие же мурашки по коже, а для того, у кого чувствительность к духовной силе повышена и подавно – пренеприятнейшее чувство. Маё с силой укусила себя за щеку изнутри, чтобы унять неожиданную дрожь в руках. Это помогло – из глаз потекли слезы, во рту сразу появился мерзкий привкус железа с содой, но вот пальцы с иголочками рейреку, которую она сейчас аккуратно вливала в рану, дрожать перестали. Оставалось только дождаться явления незваного гостя – про себя Рито уже ласково покрыла этого топографического кретина четырехэтажным эпитетом, из которого следовало, что все шинигами должны рождаться как минимум с картой в руках, в приемлемом случае – с внутренним компасом рейацу, а в лучшем – с встроенной навигационной системой. Поначалу напрягшаяся девушка полностью расслабилась лишь тогда, когда тьма коридора явила из себя шинигами, полностью подтвердив ее ощущения. Навскидку офицер – в первой десятке, но не слишком высоко. Возможно шестой-седьмой:
- Милый мой, - яда в звонком голосе хватило бы на десять королевских кобр. Что поделать – Маё не любила когда к ней кто-то подходил с тыла, тем более так (!). И пофиг, что сама дура виновата – оставила спину открытой, но не ставить же кеккаи на каждом шагу?! – А тебе не говорили, что подкрадываться со спины – дурной тон? Ну, если ты конечно не Шиноби, которому меня заказали…

«Вот упрямое животное!» - продолжала внутренние возмущения лейтенант гладя на меееееедленно затягивающуюся рану на лохматой голове. Она конечно не зря служила в четвертом долгое время, но она не Унохана-сан и уж тем более не эта девчонка-риока, которая говорят даже мертвых возвращает к жизни, - «И как такое лечить прикажете?! Ууу.. я вам все кости лично переломаю, если не поправитесь!!! И какого черта спрашивается нужно было тащиться в тоннель под обвал?!»
- Сейчас очухаться и будет предпринимать попытки сбежать от больничной койки, так что сильные мужские руки тут не повредят, - нежно протянула Рито, зыркнув в сторону шинигами. Нет, ну что за день сегодня! Только она избавилась от одного чернявого и патлатого красавчика-офицера, как на ее голову свалился второй! Оставалась надеяться только на то, что у этого кроме красоты присутствовали еще и мозги. «У меня что-то не то с кармой» - мрачно заключила Маё, «Ками-сама, прости меня грешную за все. Я клянусь, что буду терпимой, и кроткой, и не буду спорить со старшими, относясь к ним почтительно и с уважением, выйду замуж и рожу троих, нет четверых детей. Ками-сама, пожалуйста, молю тебя, я все сделаю, только НЕ посылай больше ко мне идиотов!!!». Действие горячей молитвы стоило проверить на деле, поэтому девушка, заляпанной лисьей кровью ладошкой оттерла выступивший на лбу пот и протянула ее парню. - Лейтенант личной охраны Хитсугайи Тоуширо, Рито Маё. Назовите свой отряд, звание и имя офицер. Сейчас будете помогать мне поддерживать Кидо. И посветите сюда, пожалуйста – у вас руки не заняты.

Отредактировано Rito Muoy (2009-03-28 13:20:57)

+1

40

Кислым взглядом смотрел на зияющую рану в голове капитана.
"Мдя, глупый вопрос. Не маленькая такая дыра..."
- Милый мой, - раздался звонкий голос девушки, но яду в нем было... Да, было... - А тебе не говорили, что подкрадываться со спйны - дурной тон? Ну, если ты, конечно, не Шиноби, которому меня заказали...
Раздражение сквозило во всей ее фигуре. Парню хотелось ответить, благо на языке вертелось не мало милых фраз, но шинигами сдержался. Он понимал, что девушка устала и ее повидение вызвано этим, а не характером... Ну, он надеялся на это...
- Я не подкрадывался...
К томуже, он сам устал после задания, и три не опасные для жизни, но глубокие борозды на груди, оставшиеся от когтей пустого, ссадили, тоже не способствовали хорошему настроению. Ругаться не хотелось. В общем, он пропустил ее тирраду мимо ушей.
- ...сильные мужские руки тут не повредят...
Тихо-тихо вздохнув, шинигам обошел девушку, и опустился на корточки около противоположного бока капитана.
"Я плохо предстовляю ситуацию, при которой он мог получить такие травмы..." - бросил быстрый взгляд на лицо лейтенанта - "Будет предпринимать попытки сбежать от больничной койки..."
Губы офицера дрогнули в слабом намеке на улыбку. Взгляд сново сфокусировался на раненом капитане.
- Не сбежит. Хех...
Наблюдал как под действием техники девушки края раны начинают недленно сближаться. Такими темпами это будет продолжаться долго.
- ...Рито Маë.
Шинигами вновь поднял взгляд на девушку. Она протягиввала покрытую кровью ладонь. Кивнул.
- Пятый офицер мобильного отряда. Юрио Сайту.
Протянув руку, пожал тонкую ладошку. На миг, это напомнило какой-то странный ритуал.
- Рад знакомству. Хоть и при таких не совсем обычных обстоятельствах.
"Посветить... Посветит... Сейчас.
Сунув руку под куртку кимоно, несколько секунд шарил там, затем вытащил не длинную железную трубку. Тихий щелчок, и яркий луч света покорно устремился туда, куда показывала лейтенант.
- Поддерживать кидо... Хорошо...
Из под сползших на глаза волос смотрел на напряженное лицо девушки.
"Лейтенант... Личной охраны..."
Собравшись с мыслями, поднял голову, прямо взглянув в ее глаза.
- Скажите, что тут случилось? Я только вернулся...

0

41

- Ха, как же не сбежит... Ну, если я его семьдесят пятым Бакудо придавлю, то не сбежит. Хотя не понимаю, с чего такой страх перед медиками? Сейчас лечение-то все - полежать минут десять под золотым куполом. Я не видела, но говорят эта риока даже мертвых оживляет, а тут всего лишь полумертвый, - Черная бровь нервно дернулась, правда моментально вернулась на место. Ну-с, по крайней мере парень был не из трусливых - пожатие было сильное и уверенное, да и пожимать или нет заляпанную кровью ладошку офицер не раздумывал. Хотя чего тут удивляться - парень сам был потрепанным и явно только из Генсея:

- Только с задания? - кивнула она на потрепанную форму, от которой буквально разило минусовой рейацу Пустых. В неровном свете новомодного светильника было видно что глубина у них приличная, - понимаю...

Ога, понимала она хоть что-то как же. За всю свою жизнь шинигами  в мире живых Рито не была ни разу, но не особо расстраивалась по этому поводу. У людей гадкие душонки. Общения с ними ей по самые уши хватало и в Руконгае, а теперь и вовсе дел по горло. Неровный свет дрожит, от этого перед глазами все идет странной рябью и точками, а темнота кажется еще более густой. Тихо чертыхнувшись, Маё одной рукой быстро складывает печать, сотворяя гроздь шариков-светильников. Света добавилось мало, зато перестало казаться, что в темноте за плечом сидит барабашка и смотрит-смотрит-смотрит...

- Если бы я знала, - фыркнула она, стягивая кожу обратно. Без перчаток неудобно, да и рейацу лиса-капитана другая, но похожая на обычных шинигами, но и не чужая как у Пустых, - Я его нашла минут так за семь до твоего появления. Не знаю что он забыл под обвалом, но... - красноречивая недосказанность должна была описать живописную картину бесчувственной тушки тайчо, - А если по форме, то я сейчас так же на задании. В городе сейчас неспокойно - вам лучше после этого сразу вернуться в отряд, - сообщать первому попавшемуся офицеру, что Ичимару Гин в городе, до того момента как пройдет совет капитанов и будет принято решение о том, что же делать с предателем, Рито не собиралась...Мобильный отряд был вне ее юрисдикции, а заниматься еще и чужими подчиненными - увольте, своих идиотов хватает. Девушка с нежностью взглянула на умильную лисью морду от души жалея, что нельзя дернуть Комамуру за усы при постороннем, - Ваш капитан вас известит обо все, что сочтет нужным, а отчет как всегда сдадите своему лейтенанту - в мире живых же не произошло ничего из ряда вон выходящего?

Вопрос на всякий случай. После того, как открылась все правда о тихоне-капитане Айзене, Маё ожидала от этого шинигами всего чего угодно. В том числе и очередной ловушки, в которую они в очередной раз попадутся. Как кутята слепые! Чесслово... А вдруг возвращение Гина - отвод глаз, и в это время в Генсее его белоштанное Владычество благополучно стирает с лица Земли еще один город? Высокая концентрация духовной энергии - великая сила, с ее помощью можно создать не только пресловутый ключ...
-Юрио-сан? - синие глаза напряженны и строги. Ох и не нравилось ей то что Комамура-тайчо лежит полуживым, а мелкого нет на месте... Ох, как не нравилось... - Вы знакомы с основами лечебного Кидо? Я сейчас попробую подлатать сломанные ребра, а вы продолжайте стягивать рану на голове - она уже не опасна, просто вливайте рейрёку, пока от нее не останется просто шрама.

0

42

- Ха, не сбежит. Разве что я его семьдесят пятым бакудо придавлю...
Перед глазами возникла яркая картина, представляющая драмму с участием Комамуры-тайчо, его лейтенанта, и семьдесят пятым Бакудо.
- Нуу... Наверно есть и другой способ... - на миг, шинигами почувствовал что-то вроде жалости к беспомощному капитану. - Медики... Ну, когда валяешся в кровати, а вокруг тебя все носяться, ты начинаешь чувствовать себя беспомощным и бесполезным... - не кстати вспомнилось даром проведенное на больнийчной время. - Десять минут под золотым куполом девчонки-риока... Я бы предпочел хоть двадцать минут, но в руках Уноханы-тайчо... - брошенный в какую-то точку взгляд сделался отрешенным, тихо пробормотал - Воскрешать мертвых... Так почему бы ей не вернуть капитана Укитаке...
Мотнул головой, отгоняя не нужные мысли. Поднял взгляд на девушку. Кивок.
- С задания...
Рассеянно наблюдал, как после движений ловких рук лейтенанта, появляются огоньки, сильнее разгоняющие тьму туннеля.
- Вернуться в отряд... Доложить лейтенанту... Капитан введет вас в курс дела...
Шинигами скривился. Лейтенанта он в глаза не видел. А капитан Матсумото... Ее тоже не видно. Парень вообще понятия не имел, что произошло, и происходит, пока он отсутствовал.
- В мире живых же не произошло ничего из ряда вон выходящего?
Почесав, нос, на несколько минут задумался. Ничего из ряда вон выходящего? Смотря что под этим понимать. То, что город превратился в непонятно что за место? Или то, что на улицах практически нет живых? Или то, что пустые чувствуют там себя как дома? Вздох.
- Да нет, вроде ничего, кроме сверх активности пустых...
- Юрио-сан? - шинигами поднял взгляд.
- Вы знакомы с основами лечебного Кидо?
Замявшись, пробормотал что-то на счет того, что Кидо не  его призвание, но вздохнув, переложил фонарь, и прижал его плечем. Простер ладони над раной капитана.
- Хаааи...

0

43

Второе пробуждение было поприятнее, чем первое: голова болела не так сильно, чихать не хотелось, да и вдобавок ко всему, кто-то резковато, но ласково, гладил капитана между ушами. Его уже много-много лет никто не гладил... наверное с тех самых пор,  как умерла бабушка, и в первые секунды он даже расслабился: уши сами собой разъехались, кончик языка просунулся между зубов... Капитан неосознанно поднял голову, ткнувшись мокрым, холодным носом в ласковую руку, и окончательно проснулся от пронзившей всё тело боли. Многострадальные уши, дёрнувшись к затылку, вновь вернулись на место, и капитан наконец-то открыл глаза. Виделось всё как в тумане, но рейацу он мог чувствовать и не напрягая органы чувств.

"Маё? Да... Её рейрёку и её голос... Кажется, она снова кого-то ругает... Но не удивительно: она всегда начинает ругаться, стоит ей открыть рот... Второй? Второго не знаю.. Вероятно, кто-то из моего отряда...
"
Зрение сфокусировалось, и Комамура убедился, что перед ним действительно его лейтенант во всей своей ворчливой красе и незнакомый шинигами.
"Генсей... Золотой купол...Укитаке... Какая-то бессмыслица..."
Игнорируя саднящую боль он резко встряхнулся, словно сбрасывая капельки воды, и попытался приподняться. Ни слабость, ни боль, ни шум в голове не могли отвлечь его от самого главного.
 
- Маё... - собственный голос показался ему до отвратительного слабым. - Что с сотайчо?

Он надеялся, что она знает ответ, ведь неизвестно, сколько он пролежал в тоннеле: если за это время сотайчо попал в беду, то он, Комамура Сайджин должен быть там, невзирая на раны. Если же нет... Тогда можно будет не спешить: дождаться,  пока затянутся раны, и только потом идти валиться в ноги маленькому господину, которого не смог защитить...

"Он может быть ранен или убит, и тогда мне останется только одно - смыть позор собственной кровью. Воин, нарушивший клятву... Отвратительнее только предатели и растлители малолетних".
Мысль о предателях породила ещё одну мысль, которую лис поспешно засунул обратно в глубины сознания. Не время было лелеять собственные обиды: его судьба и жизнь зависели от ответа лейтенанта.

+1

44

-----------------> Приемная
Куроро едва-едва чувствовал остаточное рейацу. Ем уповезло очнутсья довольно ыбстро, до того, как его фукутайче уйдет далеко. Что-то ем уподсказывало,ч то побежала бабка не за медиками.
Неужели, со-тайче? Она знает где он? Куроро перешел в шун-по, всегда удававшемуся офицеру гораздо лучше, чем кидо. хотя, пару раз он чуть не врезался в стены тунеля, поскольку голова шинигами сильно кружилась после удара, но он неотступно шел по следу. Слабому. Едва ощутимому.
Впервые он был искренне благодарен своему профессору в академии, заставившего юнного шинигами улавливать даже отголоски рейацу. Потом, при распределении новых отрядов это прилично помогло. Впррочем как и то, что Куроро был как пес верен со-тайче.
А потом еще два отголоска рейацу, уже совсем близко. Одно неизветсное. Но явно принадлежащее шинигами. А второе.
-Комамура-тайче! - Тайра ускорился, и через секунды вышел из шунпо в паре метров от фукутайче, незнакомца и капитана и тут же бросился  к ним.
-Капитан! - воскликнул он, припадая на колено около своего прямого начальника, а затем переводя взгляд на лейтенанта - Я могу помочь? - Сейчас не было времени извиняться за дурное поведение. Сейчас надо было узнавать, что делать и делать это.
Куроро даже спел увидеть, как его капитан повел себя совсем как собака, ткнувшись носом в ладонь. это вызвало невольную улыбку на лице шинигами. И Куроро вдруг осознал, что давно не улыбался. Комамура подал голос и тревога совсем отлегла от сердца офицера.
Он спрашивает не за себя, а за молодого со-тайче...  как благородно... Но, правда, что с Хитсугайя-тайче? Где он? Почему его охрана ничего не знает? Внутренне возмущался Куроро, тем временем уже перевев взгляд на незнакомого, вернее малознакомого шинигами. Вроде где-то видел, но понятия не имел где именно. Незнакомец до этого что-то говорил про медиков. Куроро никогда не простит им. Никогда, что бы не говорила его Юки. Медики прощения не достойны.
А мысли о том,ч то бы валяться в кровати, когда эти чудовища, хуже пустых, что-то с тобой делают? да не дай небо.

0

45

Имя царапнуло слух. Больно так, со скрежетом – толи когтей по сердцу, толи ее зубов друг о дружку. «Идиот…» - Рито зло прикусила язык, чтобы не высказать молодчику все, что о нем думает, - «она воскрешает тех, кого прикончили только что, а не когда тело уже успело рассыпаться на духовные частицы!!» Бледно-зеленое свечение лечащей рейацу истекает гноем – она слишком хорошо помнит эту бледную тварь, мелькавшую по полю битвы, она слишком хорошо помнит светящийся водоворот из частиц, медленно поднимающийся к небесам. «В следующем перерождении. Да… В следующем перерождении я с вами встречусь, Укитаке-тайчо…Только вот сначала прикончу эту дрянь, этого риоку…»

Всколыхнувшие душу воспоминания никоем образом не успокаивали и без того раздраженную сейчас Маё. Хотелось немедленно кому-нибудь размозжить голову. На три счета успокоив себя, лейтенант вернулась к лечению, тихо бормоча себе под нос, что в Башне Раскаяния и то лечить было бы легче, чем в этом гробу – мало того, что камни давят на затылок так, что даже она, не страдая клаустрофобией, чувствует себя как селедка в бочке с рассолом, так еще и силу сосут, так что кажется вот-вот выпьют до капли, как мононокэ из старой сказки. А эту гробину кто-то еще и полезной считает – мол, камушки полезные, рейрёку скрывают, Айзен нас тут не найдет. Угу, конечно не найдет, заняться ему больше нечем, только вот землю ковырять в поисках кучки шинигами. А они и рады. Забились и сидят в норах – не поймешь, толи крысы, толи кроты. Трусливые как первые, слепые как вторые. Кажется, кротове-крысиная помесь называется землеройки. Вот-вот, именно они.

- Мать моя женщина, - тихо охнула девушка, случайно глянув в сторону шинигами. Зря она его попросила помочь – как оказалось Кидо и он с друг другом были не только на «Вы», но даже не здоровались, - Горюшко ты моё луковое – почему не сказал, что у тебя с Кидо плохо? Кто ж так рейрёку концентрирует? Конечно же у тебя ничего получаться не будет. Закрой глаза, - толку кричать сейчас? Один неумеха – это человек, которого можно научить, - Так… Ты когда выпускаешь духовную силу, не просто ее выпускай со всей поверхности ладоней. Представь, что кто-то тебе посередине ладони и на кончиках пальцев нарисовал тушью точки.  Всего шесть получится. А теперь представь, что сила по тебе течет не просто так, а по трубочкам, типа как по сосудам. И каждая заканчивается в этой точке. Если представил, то попробуй выпустить теперь – так, словно сила бежит по трубочкам и выливается через эти точки. Вот так – она подняла ладонь, показывая ровный круг вокруг нее. В основном, все проблемы у студентов Академии, да и вообще всех шинигами, были именно из-за того, что уча составлять заклинания, вкладывать силу в слова и направлять уже готовое титулованной заклинание, никто не объяснял при этом, как правильно эту самую рейацу концентрировать . Она сама прекрасно помнила заумный курс – почти голая теория, от которой уши сворачивались в трубочку, волосы – в спиральку, а мозги тихо кипели под крышечкой. Продемонстрировав на примере, как все это работает, Рито уже было собралась вернуться к лечению драгоценнейшего тайчо, как…

- И незачем так орать, - мрачно буркнула Рито, глядя на вышедшее из Шинпо недоразумение. Вид у него был помятый и побитый, но это ему не мешало орать на всю ивановскую. «Ну надо же! Очухался. Видимо не зря башка дубовая – креееепкая, любую стенку выдержит. Ну, и хорошо что явился – будет кому Комамуру нести» - У нас тут как бы, того… обвал был… Или вы, Тайра-сан хотите закончить жизнь самоубийством, заодно устроив нам духовное погребение? Успокойтесь и сядьте. Все с нашим меховым капитаном в полном порядке. Вон, уже очнулся и с мамой меня путает, - лаково протянула девушка, почесав тонкими пальчиками шерстку под рыжим подбородком, - Да, тайчо, Маё. Радуйтесь, что я лежачих не бью, хотя так охота вам все кости заново переломать… И что вас под камнепад потянуло? Время сейчас не то, душ из валунов принимать… Вы себя-то хоть не забыли как зовут? Обычно, такие удары по голове сопровождаются местной амнезией, но вы не пугайтесь, это проходит. И за мелкого не беспокойтесь – счас эти два офицера вам медикам с Божьей помощью донесут вас в госпиталь и я пойду дальше его Белобрысое Величество искать. Обещаю, что как только найду, обдеру все уши – зато что как всегда не сказал куда провалился, - от фамильярного похлопывания по плечу, Рито удержало только то, что этот Юрио был из чужого отряда. Нечего выпячивать свои личные отношения напоказ перед другими.

+2

46

Заметив реакцию лейтенанта на имя своего бывшего капитана, уткнулся взглядом в серый, покрытый мелкой каменной крошкой пол. Чувство вины, поугасшее за долгое время, вспыхнуло с новой силой. Опустив руки, сжал их в кулаки, что бы скрыть слабую дрожь. Очень тихо:
- Прости…
“Укитаке-тайчо… Меня даже не было там... Это все моя вина... Если бы я был… Ксо…”
Ногти впились в плоть, ладони наполнила сырая и теплая кровь. Судорожно вздохнув, вытер их об штанину.
“Так они даже памяти не оставили…  Тринадцатый отряд… Зарылись под землю и сидят себе довольные. А я хочу вновь увидеть небо...  Я практически только что вернулся, а меня уже тошнит…”
Вновь простер руки над раной Комамуры, пытаясь заняться тем, чем ему сказали. Мысли же однако уносили парня куда-то далеко отсюда.

- Горюшко ты моё луковое – почему не сказал, что у тебя с Кидо плохо? Кто ж так рейрёку концентрирует? – голос девушки вернул шинигами к реальности.  Поднял на нее хмурый взгляд.
“Почему, почему… Я же вроде понятно намекнул…”
Послушав ее слова, почесал затылок, и посмотрел на свои ладони. 
“Закрыть глаза…  Знаешь, этого мне бы никак не хотелось…”
Мысленно побурчав, все же поступил, как велено. Закрыв глаза, представил на ладонях точки, как и сказала Маё.
- …Если представил, то попробуй выпустить теперь – так, словно сила бежит по трубочкам и выливается через эти точки… - приоткрыв глаз, посмотрел на ладошку офицера.
- Ммм…
Несколько раз, сжав-разжав кулаки, вновь вытер проступившие красные капли, но уже об куртку кимоно. В который уже раз за сегодня ладони шинигами повисли над раной капитана.
“Трубочки… Трубочки… Туннели… Точки… Тьфу!”
Собрав реяцу, всеми силами пытался все делать так, как говорила лейтенант. Парень почувствовал, что что-то вроде даже изменилось, и ощущения  были непривычные.

На появление еще одного шинигами, который очевидно был из ихнего же отряда,  парень никак не отреагировал. Количество народу в этих проклятых туннелях увеличивалось, и это ему совсем не нравилось. Становилось тесно, и казалось, что стены надвигаются, норовя зажать всех в свои тиски.
“Да что же это такое, я же вроде не страдал клаустрофобией.”
Стараясь чем-то отвлечься, краем прислушался к тому, что говорила Маё вновь прибывшему, глядя при этом на приходящего в себя Комамуру.

Окинув взглядом всех присутствующих, и прокрутив в голо разговоры, и сделал вывод, что Хитсугая-тайчо куда-то подевался.
“Еще одна головная боль, да…”

Рана на голове капитана Комамуры, наконец, вроде затянулась, а ладони после столь непривычной работы ныли. Поднявшись на ноги, прислонился плечом к стене, скрестив руки на груди.
- Думаю, надо уже потихоньку выдвигаться. Нечего тут торчать дольше, чем необходимо…
Бросив взгляд куда-то в глубину темного туннеля, повернулся в ту сторону, оказавшись ко всем спиной, тихо пробормотал:
- Да и мое присутствие вас, смотрю я, напрягает. По этому, и не лишне будет вас от этого избавить…
Пробежав взглядом то серым стенам, взлохматил волосы.

0

47

В тупичке стало совсем тесно - подчинённые образовывались чуть ли не на ровном месте, как грибы после дождя. Прибежал даже обычно равнодушный ко всему Тайра. Хотя, поведение последнего Сайджин никогда даже и не пытался предугадать. Комамура по натуре своей был либералом в таких вопросах: он оставлял Тайре Куроро быть самонадеянным и скрытным, а Рито Маё нахальной и ворчливой, памятуя о том, как Ямамото Генрюсая оставил за ним право быть тем, кем есть.

Комамура отстранил руку незнакомого шинигами и встал во весь рост, всё ещё опираясь на Тенкен.
- Спасибо. Я в полном порядке. Что касается обвала... - он немного смущённо помолчал. - Кажется, я сам же его и вызвал. Здешние  потолки для меня низковаты.

Он встал. Это было большим достижением. Следующим испытанием не дать неуёмному лейтенанту вторично оглушить себя, ибо Сайджин подозревал, что именно это она и сделает, чтобы пресечь его сопрjтивление лечению.
"Для этого ей придётся постараться, потому что сейчас на лечение нет времени".

Времени действительно не было. За долгое время службы бок о бок с Рито, Комамура научился выделять из пулемётных очередей, которые у нормальных людей зовутся речью, самую основную информацию. и сейчас эта информация была абсолютно неутешительной.
"Найти сотайчо. Немедленно. И никаких больниц!"

- Тайра, Рито. Я заметил здесь рейацу Абарая-тайчо и Кучики-фукутайчо. - "И ещё одну рейацу, которую мне чувствовать совсем не хотелось". - Я отправлюсь к капитану. Вы - к Кучики. Они должны знать о происшедшем.
Он решительно и целеустремлённо поковылял мимо подчинённых. Нельзя было показывать свою слабость, иначе эти милейшие люди не дадут ему искать сотайчо, а не искать он не мог, потому что... Да потому что в этом мальчике была сосредоточена вся его жизнь.  Сотайчо запретил ему умирать, когда должно было умереть, потому что жить было бы предательством, вернул ему цель.

"Я ни за что не согласился бы, если бы не знал, что этого хотел Ямамото-сотайчо... Хотел, чтобы я защищал маленького господина, потому что от него зависит судьба Сейретея... Как только я удостоверюсь, что он вне опасности, я сделаю всё, что скажет Маё. Даже если она заставит меня есть морковку. 
"

0

48

Впервые Куроро с холодным равнодушием выслушал возмущение его лейтенанта, не попытался оправдываться, или что -либо еще. Его беспокоил только капитан, Комамура, который был для Куроро  с недавних пор, единственным, кому тот мог доверять. А значит он был чем-то, что на грунте называют отцом. Да, именно так. Старый лис был для Тайры отцом, строгим, спокойным и... тем, кого надо слушаться.
К изумлению Тайры, Комамура-тайчо смог встать и даже придумать оправдание обвалу. Шинигами тут же оказался у руки тайчо.
-Капитан, вы ранены, пожалуйста, обопритесь о меня. - Куроро уже заботливо пристроился возле Комамуры, чуть ли не заставляя капитана навалиться всем весом на себя. - Не спорьте, вам нужно к медикам... - И пока вам не нужно знать, что Ичимару тут... что никто не знает, где Со-тайчо.
Конечно, высоченный лис, еще и был немного тяжеловат для Куроро, помощь этого незнакомого шинигами, или лейтенанта была бы незаменима. Но Куроро понятия не имел, какой номер у офицера и может ли он приказать тому помочь.
Еще шинигами опасливо косился на лейтенантку.  Эта ж особа, что бы капитан "не умничал" способна даже еще раз дать тому по голове. Впрочем, такая ли это плохая идея? Капитану нужен врач.
Отец мой, только не спорь, пожалуйста. Мы не можем терять людей. Пожалуйста!
Куроро хотел бы сказать это вслух, назвать кого-то своимм родителем. Но даже в Руконгае у него не было семьи, только друзья. Сай...
Сай, помоги уговорить капитана. Помоги найти слова. С твоей смертью, я совсем разучился говорить. Сай. Я не могу потерять еще и капитана. А что если он оставшись один, снова потеряет сознание. Да не если, точно потеряет. Он неизвестно сколько тут пролежал, мало ли,ч то еще ему отбило камнями.

Куроро действительно беспокоился о своем капитане. Ничуть не меньше, чем о со-тайче. Но что-то подсказывало,ч то юный коммандующий жив. Просто какое-то чутье.

+2

49

ооф: Гомэн за задержку. Маленький завал в реале^^'

Шатающаяся фигура собственного тайчо вызывала в памяти песенку про бычка и досточку. Когда доска кончалась, бычок падал. Старый пес конечно не был похож на бычка, но все одно – такое же бронебойное упрямство.

- Угу, - согласно кивнула Рито, прикидывая каким лучше Кидо оглоушить драгоценного капитана. Что-то ниже пятидесятых не сработает, но вот применять сильные техники в этой крысиной норе было невозможно, не рискуя вызвать обвал, а получить камнем по маковке девушка желанием не горела, - Конечно же вы в порядке, я даже в этом не сомневалась. Ни секунды. Особенно когда любовалась на дырку в вашей голове. Из нее открывается чудный вид на ваши мозги… Черта с два вы у меня сейчас куда-то пойдете! Тайра-сан, держите его! – маневр длинноволосого с подхватыванием болезненного тайчо от нее не укрылся, и в кои-то веки она была согласна с кем-то из своего отряда – отпускать побитого совестью и камнями лиса сейчас – просто заклание невинных на алтарь службы.

Девушка показано вздохнула и разведя руки в стороны покачала головой :
- А больше вы ничью рейацу не унюхали? Тут помимо Абарая и Кучики-младшей еще некто проходил. Такой неприятной тип, ну совершенно бандитской наружности – весь белый, с катаной, да еще и улыбается. Настоящий жулик. Не припоминаете такого? – зло сверкая глазищами Рито начала шажок за шажочком наступать на капитана, пока тонкий девичий палец не уткнулся в покрытую хаори мохнатую грудь.  Аккурат между сломанных ребер, - Этого самого жулика сейчас все капитаны привечают, эскорт ему почетный выделили – вон, Тайру-сана спросите, кого он сопровождал. Так что, я конечно же могу пойти к Кучики-старшему, и даже наберусь наглости и завалюсь без спроса на собрание, раз уж мой тайчо отсутствует, только вот сдается мне, Кучики-сан не только не удивиться новости о том что Ичимару Гин в городе, но даже еще и недоволен будет. Тем, что отрываю от святого дела вынесения смертного приговора! – к концу тирады девушка напоминала разъяренно шипящую змею. Раздраженно фыркнув напоследок, Рито  - Лучше послушайте бывшего медика, тайчо и идите в госпиталь. У вас ребра сломаны и дырка в голове. Будете упорствовать – еще пару сделаю. А со-тайчо уже на собрание небось, нечего его искать.
«Больше ему быть просто негде. Не в госпитале же он валяется?!»

Маё скосила глаз на мнущегося в сторонке офицерика, ожидая реакции на сенсационную новость - хранить в секрете это бесполезно, все равно бы кто-то проболтался, а через полчаса-час весь НВС об этом знать будет - шило в мешке не утаишь, тем более что это Шило любит язвить и доводить всех до белого каления. До этого парень явно чувствовал себя не в своей тарелке и судя по словам собирался тихой сапой свалить от высокопоставленных разборок высокопоставленных лиц.
- Юрио-сан, - с самой милой из имеющихся в своем наборе улыбок, девушка сложила ручки лодочкой и подмигнула парню – незачем пугать население своей истинной натурой, -  я попрошу вас помочь мне и Тайро-сану отвести капитана Комамуру в госпиталь – как видите, у нас тут трудности.

+1

50

ООС: Сайто-сан куда-то пропал, так что позволю себе написать вперёд него.

Комамуре оставалось только вздохнуть и  покачать ушастой головой.  Рито как всегда болтала много и никого не слушая. Сначала Сайджина это раздражало, но потом он начал задумываться, не потому ли его лейтенант так много говорит, что боится остаться в тишине, наедине с собственными мыслями и страхами?
И всё-таки, до этого момента, Рито никогда не проговаривалась и не выдавала служебных тайн. А теперь рассказать при незнакомом офицере из чужого отряда про Ичимару...
"Надеюсь только, что приказа хранить это в тайне не было... Маё-Маё, когда-нибудь ты себя погубишь".
Он переместил вес тела на Тенкен, стараясь не сильно давить на Тайру. Ему льстило, что этот высокомерный и холодноватый мальчик так уважает его и стремиться помочь, однако, это стремление болезненно напоминало Ибу.
"Тетсузаэмон, боевой товарищ... Ты бы удивился, увидев, как тут всё поменялось и кто теперь занял твоё место".
И снова в словесных потоках, как форель в рек, мелькнуло рациональное зерно. Сотайчо действительно мог быть жив, здоров и на совете капитанов.
"Так и есть. Нечего возводить Ичимару в ранг сказочного чудовища только потому, что он ушёл с Айзеном. Силы его от этого не изменились - он так и остался капитаном. В тоннеле были главнокомандующий, капитан и лейтенант. Этого вполне достаточно - маленькому господину ничего не грозило".
Эта мысль его изрядно успокоила.
"Кажется, этот камнепад здорово взболтал мозги в моей старой, никчёмной голове", - он потёр лапой заживающую макушку. - "Спасибо Рито и офицеру.. так и не спросил его имени... за то, что привели их в порядок".

- Хватит, Рито, хватит. Ты права. Тайра проводит меня до госпиталя, молодого человека я не задерживаю. И когда я сказал "Кучики" - я имел в виду Кучики Рукию, а не её брата. - Если б Комамура мог, он бы улыбнулся. - Я, конечно, старый капитан с дырой в голове, как ты правильно сказала, но ещё соображаю, о чём говорю. Может, для разнообразия будешь слушаться меня,  хоть иногда, мм?
Он перевёл взгляд на поддерживающего его офицера и неспешно продолжил путь к выходу из тупика.
- Идёмте, Тайра. Не бойтесь, убегать я не собираюсь.

----->Госпиталь города НВС

Отредактировано Komamura Saijin (2009-04-26 17:07:57)

+1

51

Офицер долго уже стоял так, скрестив руки на груди. Молчал. В голове царил какой-то сумбур. Вздохнув, парень повернулся к присутствующим, оглядев их отсутствующим взглядом. Склонил голову к плечу.
- Хм, Лейтенант, видимо Комамура-тайчо к вам прислушался, поздравляю. Не придется ему… Его обижать…
Хмыкнув, поправил на поясе занпакто, и повернулся спиной.
- Удачи вам, в поисках… Мальчишки…
Медленно зашагал во тьму коридора. Поднял руку в прощании.
- Прощайте, Рито Маё.
Шаги медленно затихли во тьме.

Осс: прошу прощения за дурной пост. ухожу на неопределенный срок, в связи с дики завалом на работе.

0

52

- А?! - выражение "глаза по пять копеек" подходило ей сейчас как нельзя больше. Девушка недоверчиво смотрела на молодого офицера, который серьезно собрался уйти. Пока Рито не верила своим глазам, с ней успели даже попрощаться:
- А что так печально-то? "Прощайте"... Не убьют тебя за повтором - встретимся еще, - ту кислую мину, которую скорчила Маё при желании можно было даже принять за улыбку, - Но тебе лучше с нами пойти, хоть из туннелей выйдешь. Если заблудишься, сам виноват будешь...

Судьба парня не особо ее волновала, но бросать его в темноте тоже было как-то... Да еще и тайчо... Видимо камешек крепко приложил рыжего пса по кудлатой голове. Прячься они не в подземной норе, а в пустыне, то мимо девушки сейчас бы пролетало, гонимое ветром перекати-поле. Впрочем, ветер по ногам сквозил хорошо, приводя буквально проросшего от слов своего тайчо лейтенанта в чувства. Секунда - черная бровь нервно дергается. Вторая - дерганье становится двойным, на третьей секунде Рито встала посреди коридора и тыча пальцем в Тайру возопила:

- Это он то вас проводит?!! Тайчо, при всем моем уважении, но на силача этот молодчик явно не тянет. Свалитесь по дороге оба, как миленькие, - тон, каким это было заявлено не оставлял надежды на подачу апелляции, - И вообще - от помощи грешно отказываться. И мысли я ваши читать не умею, - продолжала фырчать как разогретый самовар Рито, топая следом за Комамурой, готовясь в любой момент поймать кэпа  при помощи Tsuriboshi, - Развелось тут Кучики понимаешь... Вы не уточнили, во-первых, и во-вторых - с каких это пор лейтенант личной, - Маё специально поставила ударение на это слово, - охраны со-тайчо должен отчитываться лейтенанту дозорного отряда? Да пусть она будет хоть трижды Кучики - не понимаю. Изменений в уставе я видела. Зачем докладывать Кучики-старшему я понимаю, но тут... - девушка картинно развела руками и покачала головой, - Нет, нет...  Все равно они все решают, - продолжая так бурчать себе под нос, пиная мелкие камушки и идя следом. Пусть капитан думает что хочет, а в госпиталь она его проводит и не уйдет до тех пор, пока не убедится, что старого пса как минимум примотали к кровати бинтами.

- Да что вы, тайчо! Я всегда четко исполняю приказы, - в ясно-синих глазах не было и капли лжи, напротив они были чисты и невинны, как у младенца, - И потом, по уставу я обязана сопровождать вас везде - мне что теперь его нарушать только потому, что вас угораздило под камнепад попасть?

-------------> Госпиталь города НВС

0

53

Тсубокура Рин, Уназуки Мичико, Сорано Тсую
-----»»Сесерная система тоннелей

Умирать в туннелях не хотелось. Очень не хотелось. Ведь сколько еще есть в мире чудесных сладостей, которые Рин еще никогда не пробовал. Да, в казармах, под матрацем, цветастый леденец, который удалось достать в новом магазине Урахары Киске. Было бы непростительно умереть, так и не скушав его. Умирать Тсубокура не хотел, но перспектива была. Прибор явно зафиксировал Эспаду в туннелях. Нет, конечно, Рин верил в боевые способности сопровождавших его девушек, но это же Эспада! Даже это слово пугало, но манящее слово Леденец заставляло собраться и отгонять панику.
" - Когда вернусь, обязательно его съем. А то так умрешь в туннеле, а он там будет лежать," - даже сердце сжалось от таких нехороших мыслей.

- А-аа! – Рин даже подпрыгнул, когда крепкая рука Мичико опустилась ему на плечо. Некоторое время он испуганно хлопал глазами и таращился на девушку, а потом сглотнул и выдавил из себя, - Простите, Уназуки-сан.
Прощение лаборант просил за то, что испугался. Вообще, прощения стоило просить даже за то, что женщины защищают его, а не он их, но, увы, в военном деле Рин не мог сравниться с этими девушками. Подсознательно, Тсубокура знал, что если мужчина пугается женщины – это нехорошо, женщина может обидеться.
- Вы просто так неожиданно, - нервно заулыбался паренек, пытаясь оправдаться и показать, что причина испуга совсем не внешность Мичико, что кстати было правдой, - и я подумал, что это кто-то другой.
На этом все слова и разумные аргументы у Рина кончились, и он поспешил отвернуться и продолжить путь, теперь уже значительно медленнее и спокойнее. Почти сразу после этого к ним подоспела дозорная, которая возглавила маленький отряд и повела всех в другой тоннель – туда, где был второй сбой в системе датчиков, обеспечивающих безопасность города.

***

До южных туннелей добирались молча. Каждый думал о своем. У Рина, например, сейчас было только три важным мысли: об Эспаде, о поломанных датчика и о запрятанном леденце. Хотя нет, мысль о леденце была на первом месте.
При входе в южные туннели рыжая дозорная переговорила с постовыми, которые сообщили ей об обрушении. Решив, что именно оно могло вызвать поломку приборов, группа отправилась на место происшествия, прибыв на которое Тсубокура удивленно ахнул. В стене туннеля черной дырой зиял темный проход, а вся противоположная стена была покрыта щербинами, как если бы в нее врезались тысячи каменных осколков.
" - В той дыре может прятаться Эспада," - подумал Рин и еще раз взглянул на прибор, который не фиксировал поблизости ничего странного и необычного. " - Нужно срочно заняться ремонтом."

- Гомэн насай, - Тсубокура повернулся к девушкам и вежливо, немного скованно, поклонился. – Мне нужно заняться ремонтом.
С этими словами Рин бросился наводить на территории технический порядок, не забывая при этом поглядывать на сопровождающих и на темную пещеру, но забывая смотреть под ноги, отчего частенько падал. Работы было действительно много. Большинство датчиков были частично повреждены, а часть их них была уничтожена практически полностью и требовала замены. Поначалу Рин работал скованно – его смущало присутствие двух пар глаз, которые следили за ним, но скоро он втянулся в работу и совсем позабыл об ожидавших его девушках – сразу все пошло на лад: движения паренька сразу стали более уверенными, а взгляд сосредоточенным; датчики быстро приходили в божеский вид и в рабочее состояние. За полчаса ремонтных работ, Тсубокура починил поломанные датчики, а там где ремонт был невозможен, заменил на новые.

- Готово, - затаив дыхание, Рин нажал на кнопку прибора и датчики начали замыкаться в цепь и передавать собранную информацию на портативный прибор. – Фууух! – шумно выдохнул Тсубокура, когда датчики так и не показали присутствие в туннеле Эспады, " - Ну и хорошо, значит просто пришел и ушел. Нужно будет проверить все на терминалах и доложить обо всем Куротсучи-тайчо."

Еще какое-то время Рин возился с прибором, а потом подошел к ожидавшим его девушкам.
- Датчики зафиксировали тех офицеров на выходе В-4. Это Восточная туннельная система, - все поручения были выполнены и теперь оставалось только вернуться обратно в лаборатории. – Эээ… - выражение лица Рина стало смущенным, а по виску пробежала капелька пота, - … могли бы вы проводить меня до казарм? - поняв, что просит слишком много, лаборант поспешил добавить, - … или до города. Только до города, - от смущения хотелось провалиться под землю, хотя шинигами и так были под землей. Прибор, который Рин неустанно вертел в руках, выскользнул и грохнулся на пол. Поднимая с пола ценное оборудование Маюри-тайчо, лаборант запутался в своем халате и чуть не упал. – Простите.

0

54

" - Спелись," - думала Сорано по пути в южные туннели. Поглядывая на лаборанта, Тсую замечала, что тот уж слишком сильно краснеет и конфузится – сильнее, чем когда они вышли из исследовательского отряда. " – Когда уже эта Дылда успела охмурить его? И как такое возможно?"– ответа на этои вопросы Сора не находила, поэтому принялась внимательно рассматривать Мичико. " – Ну, на что тут позариться? Без глаза, без уха. Да еще и ростом настоящая жердь. Ну да, вымя у нее приличное, но ведь на грудь обычно зарятся мужчины, а не… кхм, "- рыжая перевела взгляд на паренька. " – А ей то что от него нужно? И что это за дурацкий хохолок на голове? "- девушка скорчила скучную мину, глядя как дергается на бегу подвязанный чубчик лаборанта. " – А вообще, чудесная пара. Уназуки ну ни дать, ни взять мужик из боевого отряда, а Тсубокура – женоподобный хохлатик, выведенный в лаборатории Куротсучи-тайчо."

- А? – задумавшись, Сорано чуть не врезалась в Мичико, когда группа остановилась у дозорного поста.
- Доложите об обстановке, - скомандовала дозорная и три постовых офицера немедленно вытянулись по струнке, а один, самый смелый, доложил старшему по званию офицеру, о происшествиях в данном секторе. " – Обрушение? Хм…"
- Начнем с осмотра поврежденного участка. Возможно, что датчики поломались от обрушения, - заявила Сора и важно пошла вперед. Ее попутчики не возражали, чем несказанно радовали.

- Какой беспорядок, - вырвалось у дозорной, когда она увидела, что стало с некогда «ухоженным» туннелем. " – Вернусь в отряд, отправлю сюда группу. Нужно все здесь восстановить и исследовать побочный туннель."
Пока Тсую размышляла о важности благоустройства подземных путей, Тубокура уже приступил к выполнению своих обязанностей – починке датчиков. Нужно отметить, что рванул к поломанным приборам он излишне резво.
Пока славный, маленький исследователь трудился в поте лица, дозорная уселась на крупный камень и стала поочередно разглядывать то Мичико, то Рина.
" - И все-таки, что-то в них есть…"

Бойкое «Готово!» вывело Сору из раздумий. Она даже не заметила как быстро полетело время… либо же, Рин так быстро работал.
- Отлично! Спасибо, - воскликнула девушка, когда Тсубокура огласил заветные цифры. Ради того, чтобы узнать этот номер, Сора и Мичико потратили уйму времени. Рыжая даже стала сомневаться в своей гениальной идее вызнать эту информацию у исследовательского отряда – проще было бы уже опросить каждый пост и каждого дозорного офицера. Но как бы то ни было, Тсую была Рину очень благодарна. - Не бойся, здесь не оставим. Вернем на место, где и взяли, - от радостной новости Сора заметно повеселела и даже положила ладонь на плечо лаборанта, сопроводив этот жест улыбкой, которую девушка демонстрировала крайне редко. – Пошли.

0

55

В этот раз Мичико не отворачивалась и балду не пинала. Наблюдать за не-Ямадой оказалось на удивление интересно. Вернее, не за его работой, а за ним самим. Вот вроде бы только что бегал тут пугливый, мелкий парнишка, а как только занялся своим делом, - откуда что взялось? Ну, ростом он, положим, выше не стал, но весь сосредоточился: движения ловкие, взгляд уверенный... и в общем как-то посимпатичнее вдруг стал, что ли...
Только вот починились датчики - и всё обратно. Мичико чуть не расхохоталась - каков герой! Хочет, чтобы его женщины охраняли! Да и Сора хороша, - деловая вся такая, серьёзная... Когда человек серьёзный не в меру, важный. корчит из себя не пойми чего, это тоже ой как смешно!
На данные Уназуки не обратила внимания; Сора дозорная, вот пусть и ведёт куда надо. Ей, Мичико, главное узнать, как же они так прошли мимо, подлюки эти, что ладно машинка - она-то сломаная - живые люди не заметили!
Но какой же всё-таки не-Ямада был смешной! Настоящее дитё, даже Сора заулыбалась, швабра рыжая.
- Ну ты герой, офицер не-Ямада, - озвучила Мичико распирающие её мысли. Если о таком не сказать, они в голове будут пузыриться, как веселящий газ, защекочут мозги и будешь потом хохотать, как дура, без причины. - Собрал себе гарем, и хочешь, чтобы тебя бабы защищали! Вот мелкота!
С этими словами он цепко ухватила лаборанта за хвостик и потянула дальше по тоннелю.

Уназуки Мичико, Сорано Тсую, Тсубокура Рин
----->По своим казармам---->Прошло 3 дня------>

0


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Город не видящих Солнца » Южная система тоннелей