Bleach: Disappearing in the Darkness

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Улицы бывшего Руконгая » Северный Руконгай. Улицы.


Северный Руконгай. Улицы.

Сообщений 31 страница 47 из 47

31

- Ну...давай - хмыкнул Хичиго широко разводя руки в стороны и подступая ещё на шаг ближе к Кучики - Спронём что у тебя пуки не хватит? Ну спорнём?
Пустой обернулся к скучающему в отдалении Гину и крикнул ему - Слыш ты, может с тобой спорнём, что она не ударит? Твою руку ставлю.
Хичиго хихикнул и с интересом пронаблюдал за начавшимся  было танцем шикая высунув от удовольствия кончик языка, но, внезапное появление в зоне прямого чувства слабёхонькой эспадки из разряда второсортных недоносков и ещё более слабёхонького вайзардика (тех идиотов, что искренне боялись надевать на себя маски надолго Хичи, что просто неверотятно, помнил по самоназванию) которому тут же была мысленно присвоена супер оригинальная кличка "гопо-тян" несколько сменили окружающую обстановку. Разглядывать новоприбывших интереса не было - слабаки обычно друг от друга не отличались в независимости от того, что за шмотки они на себя цепляли и какие дополнительные органы себе отращивали. А вот юная шинигамка принялась вовсю косить глазами на подходящего красавчика в майке. Её определённо заводили блондины...Хотя, раз так, весь целиком белый Хичиго должен бул её просто с ума сводить.
В голове промелькнула хулиганская мысль. Собравшаяся компания определённо начала утомлять и требовала освободится от их присутствия. Но сначала...
Хичиго осторожно, но достаточно быстро для того чтобы шинигами не успела среагировать подступил вплотную к Рукии одновременно отводя в сторону её катану за лезвие и подхватывая под спину, чтобы притянуть ближе к себе. Она удивительно неудобна отстранённо пронеслось в голове Пустого когда тот прижимал свои губы к губам Рукии Но зато тёплая... Серо удовлетворённо провёл по губам Кучики языком, пытаясь заставить её открыть рот. Мысли абсолютно неожиданно затопило гадковатое и затягивающее как болото ощущение дежавю из прошлой, сопливой и беспомощной жизни. Рука поддерживавшая Рукию под спину неприятно задрожала.

Отредактировано Hichigo (2010-09-15 03:10:45)

+2

32

Появление Кенсея вызвало не особый, но все, же интересс, но поприветствовал, хоть и своеобразно только Ичимару, задав вопрос, осталные же присутствующие, не сильно то уже и обратили внимание на вайзарда. Однако девчёнка-шинигами пыталась поглядывать на бывшего капитана, а Ичиго, вернее его пустой вообще не обратил внимания.
- Не переживай малыш Ичимару, ты в их числе, а так же и он. Что, решили вдвоём к одной девушке поприставать? - кивнул мужчина в сторону Хичиго, который уже начал приставать к девушке. Кенсей и не подозревал, что Ичимару, эта лисья морда, переметнулся на сторону шинигами и Кенсей уже готовился к серьёзному мордобою против двух противников, ведь на девушку он не мог полагаться, та уж совсем хиленькой выглядела, вообщем как показалось Мугуруме, он был не в выгодном положении. Бывший капитан Готея - 13 и вырвавшийся на свободу пустой, который уже вовсю присосался к девушке.
- Свалил от неё, дырявый... - громовым басом раскатился голос вайзарда по округе и в тот же час Кенсей оголил свою катану, которую держал одной рукой, прислонив к плечу.
- Я думал меня тут одна арранкарша разводить пыталась, однако она правду рассказала, о том, как Ичиго не смог удержать свою зверушку на привязи, что на волю захотелось, убл***к? - сдвинув брови пониже, Мугурума всё так же с отвращением смотрел на Хичиго.

офф: краткость сестра таланта ^__^

Отредактировано Muguruma Kensei (2010-09-18 21:40:31)

0

33

Казалось бы, всего на секунду Рукия упустила из виду пустого, отвлекшись на прибывшего вайзарда, но за это секундное невнимание Хичиго стремительно преодолел разделявшее их расстояние, сократив его до минимума. До этого момента он только смеялся и не предпринимал никаких попыток атаковать, а Рукия только что упустила, возможно, свой единственный шанс напасть на него. Сейчас же его неожиданное перемещение не могло означать ничего иного – он приближается, чтобы нанести удар. Сердце забилось чаще, а внутри все похолодело от страха. Нужно было как-то защититься, но времени ни на кидо, ни на атаку шикаем уже не было. Не успеть. Оставалось только воспользоваться занпакто, как обычной катаной. Белое лезвие взметнулась вверх и даже достигло Хичиго, но последняя попытка нанести удар не принесла никакого результата. Широсаки просто остановил лезвие Содэ но Широюки. Точно так же, как когда-то лишь одним пальцем капитан Айзен смог остановить Зангетцу, и сейчас пустой в теле Ичиго так же остановил ее меч. Бледные пальцы Широсаки сжали лезвие, почти сливаясь с ним, и Рукия в ужасе перевела взгляд с занпакто на приблизившегося пустого. Его лицо буквально на секунду мелькнуло перед ее глазами и девушка только успела подумать, что никогда прежде она не видела его лица так близко. Большие, синие глаза удивленно распахнулись – Рукия не могла поверить в то, что произошло.
«Ичиго?» - упираясь ладонью в его грудь, она вздрагивала, не в силах оказать сопротивления. Тело словно оцепенело, а время замерло, когда губы Ичиго… нет, губы бледного пустого коснулись губ Рукии. Единственные, кто не поддавался застывшему времени, были белые снежинки, которые медленно падали с серого неба и отражались в широко распахнутых глазах лейтенанта дозорного отряда.
Он был такой холодный и ненастоящий. Рукия всегда думала, что если бы Ичиго сделал что-то подобное, ей стало бы тепло и уютно. Тот, кто прижимал младшую Кучики к себе был не рыжий Куросаки, но даже если бы это был Ичиго, его следовало убить за такое неприличное поведение. Он просто не смел, не должен был так поступать. Но пустому нормы приличия были совершенно неведомы.
Какие бы мысли ни проносились в голове Рукии, с каждой секундой осознавать их становилось все сложнее. Они словно таяли и растворялись. Вспыхивали и пропадали воспоминания: первая встреча с Ичиго; его становление шинигами; как он раненный лежал под дождем, а она вместе с нии-сама уходила в Сейретей; чудесное спасении и он в развевающемся плаще; Ичиго боролся с Айзеном на Сокиоку, а потом жизнь наладилась, но… Каракуры была уничтожена, а Ичиго… Сердце забилось чаще.
«Ичиго…» - Рукия закрыла глаза и разжала губы.

+4

34

"Похоже, я рано решил, что ошибся с самыми первыми предположениями об итоге семейной встречи..." - лицо альбиноса, когда он обернулся, услышав за спиной вопли пустого, было непривычно серьёзным. Не оттого, что его напрягло распускание рук - нет, ему было плевать на Кучики, тем более, что она не сопротивлялась. У него вызывал презрение выродок, занявший место вполне любопытного не в меру живучего парня, и сейчас, всего на мгновение, Гин отпустил с лица улыбку, глядя на происходящее настоящим взглядом - равнодушным и жестоким. Если бы он не носил вечную маску, разную, но неизменно скрывающую суть, он бы убил сейчас Хичиго. Просто так, из неприязни. Он был не нужен живым предателю, но был нужен побеждённым шинигами. Достаточный повод, чтобы просто раздавить, как надоедливого жука. Вот только поступать так, - искренне - было против привычки и природы, тем более, его рейацу была по большей части запечатана. Ни смысла, ни возможности потакать своим желаниям - через секунду улыбка вернулась на законное место, равнодушная и ничего не выражающая. Гин отвернулся и пошёл дальше к вайзарду, но краем глаза не выпускал Кучики из виду, чтобы видеть, если ситуация изменится. До слов выбеленного Куросаки ему не было никакого дела.
Поровнявшись с вайзардом, Ичимару повернул к нему голову и с интересом присмотрелся.
- Оо, - протянул альбинос с оттенком издёвки приподняв бровь. - а ты, похоже, не знаешь последних новостей, Мугурума-сан. - уважительный суффикс выглядел едва ли не насмешкой - в голосе Гина не было ни тени уважения. Впрочем, и пренебрежения тоже - там просто не было какого-либо отношения к собеседнику. Он не видел бывших шинигами ни разу за сто лет, и сейчас всего лишь присматривался, оценивая объём рейацу, изменение поведения, черт лица. Капитан девятого отряда, как показал осмотр, изменился не сильно, но теперь больше походил на живого вояку, чем на командира отряда шинигами.
"Ничего интересного, но буду иметь в виду," - заключил он как раз к тому моменту, как Кенсей выразил вслух своё отношение к действиям Хичиго. Сказать про него можно было только одно - Мугурума их не одобрил.
- Интересно, а ты хорошо держишь на привязи свою... "зверушку"? - с выражением чистого любопытства поинтересовался альбинос и развернулся так, чтобы обзор на целующуюся парочку был живописнее. На этом он замолчал, никак не прокомментировав своё причастие к происходящему. Сделать это всегда было не поздно, Рукия могла бы даже это подтвердить, а гневный вайзард смотрел пока только на белого придурка.

Отредактировано Ichimaru Gin (2010-09-21 21:36:33)

0

35

Казармы отряда градоуправления ------------------------------------------------------------------>
Холодный воздух обжёг лёгкие так, что Бьякуя, выходя из шунпо, поморщился от неприятного ощущения.
Руконгай, разрушенный и промёрзший, был как всегда мерзок, и Кучики даже не удивился, почувствовав мерзкую рейацу пустого, и увидев, что за мерзкое дело он творит.
Это выглядело бы красиво. Это выглядело бы даже романтично, если бы не одно "но" - главные действующие лица. Холодная, уничтожающая все остальные эмоции ярость захлестнула Бьякую с головой. Ещё никогда  он не был так зол, никогда, за всю его долгую жизнь, и потому не стал ни приветствовать врага ни ещё как-либо заявлять о своём появлении. Он просто вынул Сенбонзакуру из ножен и разжал пальцы, позволяя мечу свободно и бесшумно уйти в землю.
- Банкай.
Тускло блестящие клинки пронзили небо и тут же рассыпались мириадами розовых осколков. Единственное, что удерживало эту смертоносную лавину на месте - здравый смысл капитана Кучики.
"Рукия... я должен убить их обоих, но её судьба должна решаться внутри клана, а не на поле боя. Она стала жертвой  негодяя, и он будет наказан".
Рейацу "негодяя" сложно было не узнать. Бьякуя помнил её - похожая на рейацу Куросаки... но всё-таки не его. Пустой без имени, появившийся на Соукиоку, чудовище, убившее Ямамото... подлец, покусившийся на честь сестры.
- Пустой. - Резкое слово упало, как камень, будто давление капитанской рейацу, от которой холодный воздух начал вибрировать, придало ему материальность. - Ты пересёк черту. Возьми свой меч и сражайся.

Ему хотелось крикнуть: "что ты делаешь с моей сестрой, ублюдок?!", но он сдержался. Он всегда сдерживался.
"Бессмысленные слова. Я лучше вложу всю ярость в свои атаки, чем в бесполезные пререкания".
Сенбонзакура клубилась вокруг, словно пенистые волны.
"Если он не оставит сестру в покое, мне всё же придётся убить обоих".
В мире для него существовали сейчас только двое - Рукия и пустой Куросаки - ни Ичимару ни незнакомый вайзард его не интересовали. Только Рукия и Пустой. Пустой и Рукия.
Как?! Почему?! Почему сестра не пронзила его мечом, не откусила язык или хотя бы просто не сопротивлялась?! Почему она была так безвольна, будто... будто...
"Как она смеет?! Как она смеет подчиняться... этому?! Я дал ей всё, я думал, что не будучи благородной по рождению, она благородна в душе, но нет - она забыла о чести, порочная, развратная девчонка, не знающая стыда! С пустым! На виду! Но ради чего?! Неужели ради иллюзии... Куросаки?"
Он стиснул кулаки так, что костяшки пальцев побелели. Низость и подлость пустого не обсуждалась, но Рукия... Рукия нанесла ему поистине болезненный удар.
"Довольно. Довольно стыда и унижений. Прости меня, Хисана, но твоя сестра сама навлекла на себя беду. Я уничтожу любого, кто попытается мне помешать".

+3

36

Она ответила. Хичиго пропустил тот момент, когда Рукия закрыла глаза, просто в какой-то миг он понял, что с интересом рассматривает её ресницы. По телу постепенно расходилась тревожная теплота, покалывало кончики пальцев и между лопаток. Чтобы остановить непонятное дрожание ладони пустой сжал кимоно Рукии. Ощущения были неясными и без сомнения очень новыми. Не в физическом плане, само собой: Серо уже давно успел изучить способности этого тела. Новы и непонятны были ощущения в голове Хичиго. Мысли будто бы проваливались в плотный туман и не желали более из него выходить.
Ты многое упустил, лошадиная задница, а ведь у тебя были шансы высокомерно хмыкнул Хичиго про себя. Мысль впрочем в голове задержаться не успела.
Отрезявляющим душем на Хичиго подействовала волна знакомого и враждебного реяцу. Скосив в сторону глаза пустой с удивлением обнаружил как уходит в землю донельзя знакомая катана.
Прежде чем Серо успел о чём либо подумать его рука, державшая Рукию за кимоно резко распрямилась, посылая ту в непродолжительный полёт, который должен был закончиться где-то в районе живота вайзарда-гопосана. Хичиго нарочито лениво распрямился, потянулся, достал из за спины Зангетсу и принялся раскручивать его за бинт на ручке правой рукой.
- Ой, мама мия - Хичиго хлопнул себя по щекам в притворном ужасе - Обзавидовался наверное, мальчонка. У тебя такой опыт только с мальчиками был?
Пустой бросил короткий взгляд на младшую Кучики, на секунду стерев улыбку с лица, но, вовремя отблросив ненужные мысли проскрипел сквозь зубы - Банкай
Тело наполнила привычная деятельная и кровожадная сила. Впрочем было что-то странное в тех ощущениях, которые вызывало ощущение предстоящей драки.

+1

37

Вопрос, хоть и в грубой форме, но пустой проигнорировал, похоже парочка решила не отвлекаться, на окружающих и продолжила свои "дела" но, а Кенсею пока ничего не оставалось делать, как оставаться на месте, ведь в его сторону решил пройтись приспешник и одна и главных "шестёрок" Айзена. Лёгкое и одновременно быстрое движение руки, заставило зампакто перейти в шикай без команды, это конечно не так пафосно, как высвобождение с командой и названием имени зампакто, но зато намного эффективнее и наиболее подходяще для такой ситуации.
- Новостей? Например? - с долей интереса поинтересовался вайзард не меняясь в лице. Он пытался одновременно рассмотреть и Ичимару и превратившегося Ичиго, чтобы подловить удачный момент и как говорится выбить из этого идиота всю дурь. Чем ближе подходил Гин, тем интереснее становилось Мугуруме, он знал, что лисья морда стал капитаном одного из отрядов, но нынешний уровень реяцу мягко говоря не дотягивал до капитанского и это привлекло интерес вайзарда к его персоне.
- Не переживай, я отлично контролирую свою силу и пустого внутри в отличии от этого рыжего пацана. Но ты тоже ещё тот фрукт, что-то мне кажется, что силёнок у тебя сейчас в обрез, лучше скажи своему дружку, чтобы отцепился от девчонки или она тоже уже переметнулась на сторону Айзена? - Кенсей хотел сказать ещё пару ласковых слов в сторону Ичимару и Хичиго, но его прервало появление ещё одного действующего лица. Вновь прибывший не стал церемониться и произнёс заветное слово, которое бросало в дрожь, которое давало произнёсшему его невообразимую силу и мощь, заставляя врагов трепетать. Это слово было Банкай. За свою жизнь Мугурума повидал достаточно количество банкаев и даже умудрился приобрести свой. Каждый отличался и имел совсем разные размеры и формы. Некоторые были компактны до невозможности, а другие поражали своими размерами и разрушительной мощью. Увиденный вайзардом Банкай был из крупногабаритных и выглядел, как впрочем и все остальные необычно. Сначала больше десятка огромных мечей, а после, словно лепестки сакуры кружащиеся в смертельном танце вперемешку с поднятым ветром снегом, окружили вновь прибывшего. Кенсей было чуть не зазевался и не упустил летящую в него девушку, которая буквально десять секунд назад целовалась с пустым. Вовремя среагировав, бывший капитан девятого отряда поймал девушку и аккуратно поставил её на землю, придерживая её за плечо.
- Эй, ты как? - поинтересовался Кенсей осматривая девушку, а после и остальных, в особенности, вновь прибывшего шинигами.
- Кенсейкан, и этот шарф. Только не говорите мне, что он внук старика Кучики Гинрея? - с интересом произнёс Кенсей глядя на Гина и "прилетевшую" девушку.

0

38

Пустой вызывал у Бьякуи отвращение и презрение. На холме Соукиоку, этого чувства ещё не было - был настороженный, немного гадливый интерес, словно к гигантской гусенице или огромному пауку - к чему-то ранее неизвестному и неприятному. Однако, увидев воочию пустого, полностью, вплоть до внешности, заменившего Куросаки Ичиго, пустого, который смел творить омерзительные вещи с его сестрой, самоуверенного мальчишку, в чьём взгляде было только нахальство и жажда убивать, Бьякуя внутренне содрогнулся. Существо, настолько бездушное и лишённое человечности, но выглядящее и говорящее, как человек, не должно было существовать. Бьякуя понял это ещё в далёком детстве и потому, убивал пустых всех видов без зазрения совести. Это было всё равно что убить собаку, страдающую бешенством.
То же самое должно было сделать с тем, что осталось от Куросаки.
Пустой швырнул Рукию в сторону вайзарда, и Бьякуя едва поборол порыв перехватить её в шунпо, но вайзард, на своё счастье, поймал её.
"Рукия вне опасности".
Ему вдруг стало легко. Ярость никуда не делась, но теперь она была направлена только на бледного мальчишку. В глубине души Бьякуя почувствовал облегчение - пустой не закрылся Рукией, как он боялся, и убивать её не пришлось. Он ещё поговорит с ней дома, заставит объясниться, сурово накажет... но она будет жива.
"Да. Будет. Если только этот вайзард не пособник Айзена, но это маловероятно. Ичимару бессилен, он не сможет причинить ей вреда... Надо увести Куросаки... бывшего Куросаки подальше от неё".
Ремарка пустого была обидной - она призвана был задевать мужскую гордость, - но не настолько обидной для воина, воспитывавшегося в традициях самурайства, чтобы бросаться в драку.
- Бесполезно злить меня, пустой. Я и так собираюсь тебя убить, - спокойно, будто сообщая нечто очевидное, произнёс Бьякуя. - Но не здесь.
Он круто повернулся, и, в нарочито небыстром, для капитана, шунпо, полускрытый лепестками сакуры,  помчался к Восточному Руконгаю - единственному району, где не слышалось арранкарской рейацу. Нечто знакомое на секунду привлекло его внимание.
"Ренджи. Он сражается с противником не ниже Кватро эспады. Хм. Прощай, Ренджи. Возможно, мы больше не увидимся".
О силе собственного противника он старался не задумываться. Сила не всегда означает победу, чаще опыт и мастерство одерживают верх. Впрочем, у Бьякуи было всё - и сила и опыт и мастерство. Он практически не сомневался в исходе боя.

-----------------------------------------------------------------> Восточный Руконгай. Площадь.

+2

39

- Не здесь? Не...Стой! Ну ты куда, ёпте! - лицо Хичиго вытянулось, он безсистемно замахал руками пытаясь привлечь к себе внимание противника - хоть разочек хренани! Ну!
Старший Кучики оказался рожей противной и ни во что не хренанул, позаботился только лишь о том, чтобы его исчезновение было обсыпано розовыми лепестками. Хичиго ещё раз коротко обернувшись к Рукии не менее неспешно двинулся за противником. Мысли безудержно прыгали от одной теме к другой. Не могли остановится. Наполняли голову совершенно ненужными перед приятной дракой переживаниями. Хичиго вне всякого сомнения ХОТЕЛ скрестить мечи с этим противником, пусть один раз он уже успел его победить. Более того Хичиго давно было интересно что будет происходить если этому противнику прорезать пузо. По его предсавленями в этом случае из живота вместо кишок должен был полится всященный свет испепеляющий всех противников шинигамско-верного строя. Не зря же он ходит всегда с таким лицом, будто запор у него третий день...
Передвигаться Хичиго уже надоело, он хотел было ускорить движение и догнать разнесчастного Бьякую чтобы располосовать сразу же, но, момент окончания марафона как раз наступил.

------------------------------------------------------------------> Восточный Руконгай. Площадь.

+3

40

Стоя на продуваемой морозными ветрами улице, Рукия не могла понят от чего ее сотрясает дрожь – виной тому низкая температура или же близость существа столь сильно похожего на Ичиго. На секунду Рукии даже показалось, что это и есть Ичиго, что поцелуй – это не просто физический контакт, прикосновение губ, а слияние душ. Размыкая губы и позволяя Пустому совершить столь неприличное действие, она не искала физического наслаждения. Младшей Кучики просто хотелось быть ближе к душе Ичиго, запертой где-то глубоко внутри его собственного тела. И она была ближе. Первоначальный холод его губ постепенно сменялся теплом. Это было похоже на весеннее солнце, которое светит ярко, ослепляя глаза, но лишь едва-едва согревает. Рукии хотелось думать, что это был Ичиго, ведь если это был не он, выходило бы, что пустые совсем не такие, какими шинигами привыкли их представлять. Спиной Кучики ощущала, что рука Широсаки дрожит. Чтобы унять дрожь, он сжал темную ткань ее формы шинигами. Его дрожи не было объяснений. Он вздрагивал не потому, что боялся ее – этот пустой не боится ничего. Тогда почему? Рукия не знала ответа на этот вопрос, так же как и не знала, отчего дрожит она сама. Даже если она постаралась это обдумать, ничего бы не получилось – сознание тонула в водовороте совершенно незнакомых ранее ощущений.

«Реацу нии-сама!» - девушка вновь широко распахнула глаза и с силой уперлась ладонью в плечо Хичиго, чтобы отстранить его от себя. Широсаки не противился – тоже почувствовал всплеск реацу от высвобождения банкая.
Ясность и трезвость мысли вернулась мгновенно. Столько неожиданно и резко, что от страха подкосились ноги. Это был не просто ужас. Это было ледяное, мертвое оцепенение. Как будто тело уже не живое, окоченелое. Как будто душа покинула замерзшую оболочку и теперь наблюдает за происходящим. Рукия не видела лица Бьякуи, но она вполне отчетливо чувствовала, как резко, несдержанно вспыхнула его реацу. Не было сомнения – нии-сама зол как никогда прежде, как и не было сомнения, что порывы ветра донесли до нее верное слово – Банкай!
Рука девушки произвольно сжалась на белой ткани косодэ. Сложно было сказать за кого она в этой ситуации боялась больше – за Широсаки, внутри которого томится Ичиго, или за брата, но в ее глазах читался неподдельный ужас. Хичго же не растерялся, появление капитана Кучики если и удивило его, то нисколько не испугало.
Прежде, чем Рукия успела что-нибудь сказать или обернуться, чтобы взглянуть в суровое лицо брата, она уже была отброшена в сторону. Сила броска была столь велика, что хрупкое тельце девушки пролетело приличное расстояние, прежде, чем угодить в руки светловолосого вайзарда. Неожиданно накатила волна возмущения. Уже не в первый раз Ичиго ее так швыряет, но в прошлый раз ее ловил Ренджи. Вайзард справился с возложенной на него «миссией» ничуть не хуже Абарай – ловко поймал Рукию и поставил на землю.
«Ну Ичиго!» - сжав ладонь в кулак, Рукия развернулась к Широсаки, чтобы высказать ему все что она думает о его поведении – и о поцелуе, и о подобных живых бросках, но фигура пустого уже скрылась в волнах реацу высвобождавшегося банкая и ужас происходящего вновь затопил сознание Рукии.
Не обращая внимание ни на вайзарда, любезно поймавшего ее, ни на Ичимару, следить за которым ей было поручено, Кучики рванулась вперед. Ужас и волнение сковывали движения – сделав пару шагов, Рукия упала на колени и выпустила из рук занпакто. Лезвие меча легко вошло в снег, и теперь он торчал из земли, почти сливаясь с белоснежным ландшафтом. Снег продолжал сыпать с серых небес, но теперь он смешивался с розовыми «лепестками» банкая Бьякуи.
- Нет… - прошептала лейтенант, глядя на ужасающее буйство реацу двух противников. – НИИ-САМА!!!
Вскочив на ноги, Рукия вырвала из земли запнакто и, подняв в воздух брызги снега, рванула вслед за братом. Это было ее самое быстрое шинпо – все, на что она была способна. Она никогда не смогла бы его обогнать, но должна была сделать все возможно, чтобы не отстать.

----»»Восточный Руконгай. Площадь.

+3

41

Предыдущий благой порыв Мугурумы уже было утешил Гина возможностью спокойно наблюдать за происходящим, не имея необходимости контролировать действия бывшего шинигами, но не тут-то было. Вайзард молча активировал шикай, глядя на Ичимару недружелюбно и явно размышляя, стоит ли смести приспешника Айзена сразу или начать с более агрессивного Хичиго.
"Какая незадача!.. Я думал, Мугурума был далеко не самым глупым из известных мне шинигами. Видимо, сто лет жизни непонятно где всё-таки сыграли свою роль." - досадливо подумал альбинос, вместо настоящей эмоции выпуская на лицо улыбку. - "Интересно, ему хватит ума поверить новости, о которой спрашивает?"
- Например той, что я теперь житель города шинигами. И даже не преступник в тюрьме, как видишь, а вполне свободный. - голос звучал довольно, но руки Ичимару вновь непринуждённым жестом скрестил на груди, под прикрытием широких рукавов кладя ладонь на рукоять Шинсо. Вроде у вайзарда не было повода использовать занпакто, но лучше перебдеть, чем потом лежать в госпитале.
- Вот тут-то и сказывается твоя неосведомлённость. - ядовито, но не зло проговорил Гин, краем глаза наблюдая за сценой Хичиго и Рукии. - Мне этот пустой не "дружок", а Кучики на той стороне, где ей и положено быть. - упоминание отсутствия сил почему-то напрягло. На мгновение он сжал губы, искажая улыбку. Владей альбинос своей настоящей рейацу, он сейчас даже не думал бы о выборе между провоцированием на битву или избежании этого - ему было бы всё равно, потому что причинить ему ущерб у вайзарда не было ни единого шанса. Теперь же драка была сопрежена с риском, избежать которого вряд ли было возможно. Нет, способность убивать внезапно и хитрость всегда были при нём, но в прямом бою он проигрывал бы в скорости, силе, прохождении атак. Против упирающего на мощь Мугурумы это было в полной мере некстати.
- Так что, чем угрожать мне, - продолжил предатель прежним язвительным тоном, - лучше разберись с... - заканчивать мысль оказалось неактуально. - а, уже не надо. - легкомысленно закончил, почувствовав, как вне поля его зрения вспыхнула разрушающая мощь капитанской рейацу. "Надо же, прямо с места в карьер! Непохоже на манеры идеального аристократа. Видимо, зрелище целующейся сестры стало слишком тяжёлым ударом для добропорядочного Бьякуи."
- Бедный, как невовремя появился. - с притворным сочувствием тихо проговорил Гин, разворачиваясь наконец лицом к рсновным действующим лицам. На придетевшую вайзарду в руки Рукию он только взгляд скосил - Кучики и пустой интересовали его больше, да и выглядели живописнее. Однако, долго ими любоваться не пришлось - они тут же ушли в шунпо, перемещаясь подальше от зрителей. Сестра бросилась следом.
"Почему-то я не ожидал, что такие ответственные господа аристократы про меня и свои обязанности напрочь забудут. Хотел бы уйти обратно, этого бы даже не заметил никто." - Ичимару бросил внимательный взгляд туда, где над Руконгаем возвышалась Крепость. Вместо тепла в душе шевельнулась неприязненная напряжённость, он сдвинул брови и усилием воли вернулся в реальность, вновь оборачиваясь к Кенсею.
- Именно это и скажу. - оскалился Гин, отвечая на вопрос. - И этот внук ещё унылей деда.

+2

42

Повысвобождав Банкаи как бравые бойцы, пустой и вновь прибывший внук не без известного Кучики Гинрея, решили откланяться, да подальше, чтобы двум драчунам никто не помешал, но пойманная до этого Кенсеем девчонка так не думала и показав пару приёмов драматической игры, а именно упав на колени, покричать, да так, чтобы даже Айзена в его крепости передёрнуло вместе с его приспешниками. Так же резво, как "прилетела", девушка так же резко и "улетела" оставив Гина и Кенсеяя наедине, нет это не то что вы подумали. Никто из этих двух не поспешил рвануться следом за толпой и поэтому так и остались стоять на леденящем Руконгайском ветру. Почему Ичимару не рванул следом? Да менос его знает, а то, что вайзард не включил форсаж и не стартанул за всем кагалом, было понятно сразу, ведь от Ичимару можно было ожидать всё, что угодно, от простых выкриков, до удара в спину.
- Значит переметнулся обратно на сторону Готея? И что тебе у Айзена не понравилось, плохо кормят? - с лёгкой насмешкой в голосе произнёс Мугурума, глядя на всегда улыбающуюся рожу собеседника. Дольше Гина мог наверное улыбаться  только Синдзи, в этом он был мастер. Кенсей знал, что если человек так долго улыбается, это означало три вещи: либо он даун, либо как-то нагадил и хочет легко отделаться, либо хочет, что-то хитрое провернуть. Первое к Ичимару ну никак не подходило, да и второе, как то с натяжкой шло, а вот третье было в самый раз. Кенсею с трудом верилось этому хитрому лису и для этого были все поводы, но что-то в его словах смахивало на правду и вайзард ещё сомневался в том, стоит ли верить этой лисьей морде.
- Что-то тут не так, нельзя ему верить на слово, он уже раз предал Готей тринадцать и может с лёгкостью оказать шпионом. - но вайзарду не давал покя один факт, а именно тот, что встреченная им приварон эспада, так радостно заволновалась, когда почувствовала духовную силу Ичимару, но это ещё могло и означать, что она лишь как послушная собачка, решила прибежать и подлизаться к одному из хозяев.
- Если ты на стороне шинигами, тогда чего не отогнал этого белобрысого кретина от девчонки? - поинтересовался вайзард у "собеседника"

Отредактировано Muguruma Kensei (2010-09-27 23:27:31)

0

43

Ичимару искренне рассчитывал, что оставшийся на месте Мугурума как-то живо среагирует на слова предателя. Ну и в самом деле - почему бы не среагировать-то? Ан нет, он сделал вид, что двух третей текста не существовало.
"Скука, однако..." - в меру досадливо подумал Гин, глядя несколько в сторону от вайзарда.
Больше всего его явно заинтересовал переход альбиноса на сторону шинигами. Но, как и стоило ожидать от недоарранкара, свой интерес он направил на вопрос о причине такого решения.
"Ну конечно, что ещё он мог спросить? Нет ведь ни одного шинигами, не попробовавшего узнать, что именно было плохо в Крепости - развлечение, кормёжка или что-то ещё. Ей-богу, вряд ли это достаточный повод, чтобы придти к Хитсугайе в лоб предлагать сотрудничество." - оскалившись, Гин посмотрел Кенсею в лицо, внезапно обратив на него всё своё внимание.
- Мои интересы распространяются не только на гастрономические традиции подземного и наземного мест обитания. - несмотря на яркие мысли, голос Ичимару ничуть не изменился. Вряд ли кто-то мог бы прочитать на его лице неудовольствие - разве что слишком хорошо его знающий, а для Гина не было просто "хорошо". Любой, кто мог читать по нему настоящие мысли, был слишком осведомлён. Такой риск он мог простить только одной - рыжей девочки из голодного детства.
- Разве девочке не понравилось? - с наигранным удивлением переспросил альбинос, стирая интонацией всю серьёзность вопроса. Но в реальности именно это и была причина, по которой он не стал защищать сопровождающую, хотя ему стоило бы последить за её безопасностью. Если бы она сопротивлялась, это было бы поводом принять участие в сцене, а так это был только риск - и немалый риск, - в борьбе против весьма сильного пустого. – Тем более, теперь нии-сама сам со всем разберётся. – совершенно беззаботно добавил шинигами, снимая давление собственного внимания и поворачивая голову, чтобы посмотреть на что-нибудь кроме Мугурумы.
- Кстати, недоарранкар, а ты тут откуда, хм? – словно вспомнив что-то донельзя интересное, но подзабытое из-за другой темы, спросил Гин.

0

44

Жажда крови сильной волной доносилась со стороны сражающихся пустого и младшего Кучики. Каждый из них жаждал смерти оппонента больше другого желая не просто убить, а стереть врага в мелкий порошок и развеять по заснежаному Руконгаю, у дуэлянтов были свои причины для ненависти. Пустой, некогда бывший обычным школьником и по совместительству временным шинигами жаждал смерти Кучики по одной простой причине и этой причиной была жажда крови и убийства, а вот сам Кучики был ведом куда более высокой целью. Месть за осквернённую честь не только сестры но и всего благородного клана и единственной ценой, чтобы хоть как то это исправить, была жизнь того, кто посмел осквернить эту самую честь, но сейчас Мугуруму это должно было волновать меньше, чем то, что перед ним стоит некогда предавший Готей-13, а теперь по его словам и Айзена, малыш Ичимару Гин. Именно маленьким, хитрым и вечно улыбающимся запомнился Кенсею Гин.
- Не хочешь рассказать о своих интересах мне, а? - поинтересовался вайзард у давящего лыбу Гина, который  сосредотачивал свой взгляд то на бывшем капитане, то на округе, словно высматривая кого-то. Мугуруме действительно было интересно, что же могло одного из верных сообщников Айзена заставить предать его и переметнуться обратно.  Рысканье глазами по сторонам насторожило Мугуруму, ведь он не мог быть уверен полностью, что Гин действительно переметнулся обратно и поэтому вайзард медленно и неспеша сдвинулся с места и соблюдая осторожность, словно волк поджидающий момента, чтобы удачно вцепится в жертву, начал двигаться вокруг лисьей морды при этом осматривая местность.
- Хм... Что-то он уж слишком оглядывается по сторонам или же я слишком приувеличиваю? - этот вопросс мучал вайзарда, но инстинкт самосохранения выработанный за три года скитаний по вражеской территории не давай спокойствия Кенсею.
- Понравилось ли девчонке? Не знаю, может у неё спросишь? - кивнул головой в сторону куда сорвалась барышня и от куда доносилась реяцу "драчунов", Мугурума. Этот кивок был небольшим намёком на то, чтобы последовать всед за остальными.
- От куда я тут взялся? - на этой фразе парень прекратил нарезать круги вокруг Ичимару и слегка призадумался. - Жизнь занесла, будь она неладна. - с  лёгкой улыбкой произнёс Кенсей, хотя это было скорее похоже на помесь улыбки и оскала.

Отредактировано Muguruma Kensei (2010-10-03 14:39:23)

0

45

Гин на мгновение отвлёкся от происходящего рядом с ним, чтобы оценить обстановку. Издалека продолжали долетать сполохи рейацу. Причём, хотя не слишком явно, но духовная сила шла вспышками, словно бой шёл уже давно не на равных, а с помощью мощных техник.
"Похоже, сцепились насмерть... Вот оно, что бывает, если наступить на семейную честь аристократа."
В принципе, было бы неплохо точно знать, что там происходит. От исхода этой схватки во многом зависело ближайшее будущее самого альбиноса. А если не будущее, то по крайней мере тактика поведения. Если быть конкретнее, то в случае победы Кучики следовало вежливо поступить под его присмотр и вернуться в город, а в случае победы Широсаки - упаковать его для доставки в город. Конечно, если он соберётся чинно удалиться - скатертью дорога, но этот вариант был маловероятен. Пустой пришёл сюда не только подраться и вряд ли отступит перед перспективой вторгнуться в город шинигами.
"Ну и в довесок ко всему - просто любопытно поглядеть."
Однако лезть между противниками было бы глупо.
- Недоарранкар, праздно болтающийся по развалинам Руконгая вряд ли интересен мне, чтобы я что-то рассказывал. - вернувшись мыслями к безинтеллектуальному вопросу Мугурумы ответил Гин незаинтересованным тоном.
Второй вопрос Мугурумы он просто проигнорировал. Собеседник ему не нравится - значит, был не интересен. Тем более, что задавал слишком много вопросов.
- Ну что я могу тебе сказать? - с искусственным сожалением в голосе произнёс Ичимару, разворачиваясь лицом к озабоченно обходившему его Мугуруме. - Жизнь тебя носит, как... лист в пруду. - насмешливо сказал он. Опустившаяся интонация наглядно завершила мысль. Альбинос почувствовал, как одновременно исчезли обе фонившие рейацу и понял, что вот теперь пора.
"Неужели, оба? А девчонка?"
Брови Ичимару едва заметно нахмурились и он, не обратив никакого внимания на вайзарда, ушёл в шунпо, направляясь чётко к месту состоявшегося боя.

------------->> Восточный Руконгай. Площадь.

0

46

Не весьма продолжительные всплески реяцу сменились затищьем, бой был окончен, не чувствовалась ни одна из духовных сил, это означало лишь одно - бой закончен и победитель не выявлен, можно смело брать два мешка для трупов и в каждый из них упаковывать под завязку ну или просто присыпать снежком безжизненные тела, чтобы они не валялись на виду, тем не менее надо было бы туда наведаться и убедится во всём самому, ведь расстояние было не близким и опоненты могли быть ещё живы. Но Кенсея настороживало пару фактов, а именно то, что он плохо чувствует реяцу девчёнки, которая тут рызыгрывала драмму падая на колени и из головы не выходила та арранкарша, которую чуть ранее встретил Мугурума, ведь та прямым ходом ломанулась сюда, но потом её реяцу исчезла.
- Похоже и девчонку зацепили. - брови Кенсея всё так же выполняли функцию "суровость" и вайзард дав Ичимару стартануцть без него остался пока стоять на месте.
- Где же ты спряталась? - пытаясь осмотреть окресности и уловить хоть каплю реяцу арранкарши пугурума сделал пару шагов в сторону от куда пришёл, но заходить далеко не стоило, в этой вьюге могла поджидать засада.
- Ладно, надо спешить. - с такими мыслями, Мугурума сорвался с места в сюнпо и последовал за Гином.

------------->> Восточный Руконгай. Площадь.

Отредактировано Muguruma Kensei (2010-10-11 20:59:30)

-1

47

Театр! Чертов театр. Если бы не было так холодно, было б вообще здорово. Мария успешно занимала место в первом ряду партера, дивясь сатирической пьесе. Считай, что на каждое действие любого уж участников спектакля можно было сделать «Гы-гы». К несчастью, вести себя нужно было тихо, хотя завывания ветра и гасили часть звуков. Кроме Марии, это гаденькое «Гы-гы» делал только Ичимару, все же остальные актеры были невероятно серьезны, несмотря на неописуемую комичность своих действий.
И так, наши участники: скромная девица шинигами, пышущая праведным гневом, но не забывающая при этом слезиться глазами; совершенно нескромный пустой Эспада, ржущий от любого движения, словно его Октава веселящим газом накачал; полупустой Рэта-кун, продолжавший делать морду кирпичом и гыгыкающий Ичимару. Честно сказать, Мария не могла понять чего он гыгкает-то. Знал бы, что за его хвост полцарства объявлено, сразу б перестал скалиться.
Все начиналось весьма обнадеживающе.
«О-го-го!» - подумалось экс-Кватро, когда Хичико полез с поцелуями к девочке-шинигами. Очень забавно было мысленно сделать ставки на дальнейшие события. – «Бинго!» - как и предположила Мария, шинигами поддалась соблазну поэкспериментировать с пустым и вместо оплеухи Широсаки получил то, чего и хотел.
Приварон поплотнее прильнула к щелочке в доске, чтобы лучше видеть, что там творится. Картина развивалась замечательная и многообещающая, если бы тут на сцене не появился «некто с банкаем наперевес, осыпаемый розовыми лепестками».
«А это что за хрен?!»
«Хрен» общался с Хичиго ментально и сразу же назначил свидание белобрысому. Девчушка шинигами немедленно была брошена во всех смыслах слова, а шинигами и Широсаки удалились в неизвестном направлении. Девчонка почивать на руках у Рэты-куна не стала и двинула в погоню за сбежавшим женихом.
На сцене остались двое и представление сразу потеряло изрядную долю веселья. Что там обсуждали Рэта и Ичимару, Кастанеда не слышала, изловить ни того, ни другого она не могла. Оставалось только ждать и мерзнуть.
«Будь проклята эта зима и тот, кто ее создал», - сидя без движения, Приварон уже начинала стучать зубами. Она не могла согреться ни с помощью движения, ни с помощью реацу – нельзя было светиться. И ладно бы эти зябкие ожидания принесли результат. Но нет же! Эти уроды попросту свалили вслед за остальными.
«К меносам вас всех, придурки», - рычала Мария, выбираясь из-под сгнивших досок и сразу же выпуская реацу, которая сиреневым свечением окутывала ее и немного защищала от порывов ветра.
- Тьфу на вас!
В расстроенных  чувствах Кастанеда поспешила домой, в тепло.
«Несмотря на долю веселья, время потрачено зря. Ни Ичимару, ни полпустого у меня на руках нет. Пусть они все замерзнут в снегу и не достанутся этому Широсаки».

---->Зал для отдыха Приварон Эспад|Трес Цифрас|

+2


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Улицы бывшего Руконгая » Северный Руконгай. Улицы.