Bleach: Disappearing in the Darkness

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Покои » Покои Кёраку


Покои Кёраку

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Весьма неплохо обставленное помещение...Хотя смотря для чего. По крайней мере тут есть шикарный пол, на котором можно растянуться и выспаться после очередного возлияния.

0

2

Лаборатория>>

Кёраку отпустил наконец своих провожатых.
-Может выпьем, друзья? Ну нет, так нет - Шинсуй пожал плечами и похлопав их напоследок по спинам, вытолкал за дверь, затем улегся на подстилку на полу и неожиданно нашарив рукой заботливо припасенную бутылку сакэ, довольно присвистнул....

0

3

Кёраку философски размышлял о сысле жизни, а точнее о том, очему полные бутылки с саке имеют тенденцию весьма быстро переходить в разряд пустых бутылок, когда дверь вновь отворилась и все те же молчаливые парни вошли в комнату.
-Ну вот...хоть будет с кем прогулятся...-Задумчиво проговорил тайчо, радостно улыбаясь гостям.- Затем до него дошло, что вероятно пора приступать к выполнению плана,который они обсуждали с Заэлем.
-Ах да...Айда на погулку, друзья...Надеюсь та шинигами симпатичная...

» Камера Уноханы

0

4

=== >>> Тронный зал

Путешествие по коридорам крепости далось нелегко.
По-хорошему, после такого ранения следовало бы не двигаться вообще – лежать где-нибудь в одной из отдаленных палат на территории четвертого отряда, отсыпаться, набираться сил. Давать маленькие поводы для беспокойства близким и любимым, мимоходом заигрывать с молодыми девушками-шинигами.  В общем, стараться, чтобы труды Уноханы-тайчо не пошли прахом. Ах, Рецу! Не зря её звали великим семпаем, не зря. Скольких она вытащила – чуть ли не за уши! – с того света!? Но полностью излечить она не могла. Для любого исцеления нужно время  - и, конечно, покой. А о каком покое можно говорить, когда Вас конвоируют по крепости неприятеля, а сами конвоиры – весьма и весьма сильны?  То-то и оно…
Кьераку брел по темным коридорам, стараясь чеканить шаг и держаться уверенно и ровно. Впрочем, он понимал и то, что этого у него категорически не получается. Каждая мышца на ногах болела, каждое движение отдавалось болью – терпимой, но давящей на спину грузом двух прожитых тысячелетий.

«Яма-джи, а вот каково же было тебе? Тебе, чей точный возраст не смог бы назвать, пожалуй, ни один из ныне живущих. А если бы кто-то и смог… это бы было уже не важно, верно, сенсей? Ваше время закончилось.
Как и закончилось время Джу-тяна. Возможно ли, что наше с Уноханой время тоже подходит к концу? Может быть, пора оставить этот мир другим – более сильным, более молодым, более… амбициозным? Айзен ведь знает, к чему стремиться. Он понимает, что времени застоя в Обществе Душ, благодаря которому стал возможен его план, должен прийти конец. Возможно ли, что пора уступить место тем, кто знает другую дорогу, чем та, которой вели нас с Джу-тяном?
Иногда мне и правда кажется, что мы ошибались...»

Очнулся от своих мыслей Шунсуй только на пороге в покои, отведенные ему – он словно уперся в невидимую дверь.
«О чем ты думаешь, старый дурак!? Теперь, когда нет рассудительного Джуширо и опытного Ямамото? Тряпка ты, Шунсуй! Что тебе в голову взбрело, скажи на милость? Блажь! Хочешь попросту снять с себя ответственность? Хочешь отказаться от того, к чему готовили в Академии? Неужели, ты оказался таким слабаком, что единственное, на что тебя хватает – это помогать арранкарам – арранкарам! ты только подумай! – в их бунте. Да куда делся тот Кьераку, которым ты был?..»
Шунсуй улыбнулся, с трудом выпрямляя ссутулившуюся спину.
Улыбка отозвалась сильной болью в висках и чувствительным  головокружением. Знобило, но быстрее от слабости, а не от легких сквозняков, гуляющих по крепости.  Отставной капитан поднял руку, убрал выбившиеся, все еще влажные, волосы с лица – быстрее, чтобы не показывать слабость. Движение вышло неуверенное, какое-то рваное и, естественно болезненное, отозвалось в каждой клеточке, затекшая шея хрустнула. Повело. Он оступился, шагая через порог камеры, гордо именуемой покоями, но выпрямился. От резкого движения в глазах заплясали искры.
Пришлось показать слабость и ухватиться за косяк, только чтобы удержать равновесие.

«Ничего,» - уговаривал он себя, - «Это ничего. Вот уже и дошли. Пару часов сна были бы не плохи для восстановления сил… Но нельзя, нельзя упускать возможность. Раз уж показал слабость – надо этим воспользоваться… но кто лучше подойдет для получения информации? Сегундо или Примеро? Нет, Старк вряд ли подойдет. Да и настроение, судя по всему, у него не очень… Хотя он и согласился конвоировать пленника – это лишь необходимость, вызванная угрозой Тоусена. Ладно, смалодушничаю, но сил у меня нет…»

Испытывая чувство дискомфорта от осознания того, что плетеная шляпа и розовое кимоно канули в Лету во всей этой кутерьме, Кьераку медленно прошел внутрь помещения и обернулся к арранкарам:
- Я понимаю, что Тоусен-кун проигнорировал мою просьбу относительно саке, но все же, я говорил вполне серьезно. Это, знаете ли, помогает осознать… свои ошибки и нечестивое поведение. И я был бы счастлив, если бы кто-то мне составил компанию..?
Он еще раз провел рукой по волосам, нарочито не скрывая слабость.
«… в конце концов, с ослабленного врага и спрос меньше. Конечно, сила в первую очередь привлекает такую же силу, но, будем надеяться, эти двое понимают, с кем имеют дело и будут не прочь попробовать воспользоваться моим временным недомоганием в своих целях…»

По позвоночнику пробежал холодок. Кьераку поежился, дернул плечом. Боль не заставила себя долго ждать.
«…Ками, какой идиот утверждал, что боль отрезвляет? Вот сейчас, например, очень не хочется ни о чем думать. А нельзя. Теперь – категорически нельзя... Мне необходимо знать, что и где происходит… А… впрочем нет, лгу себе: к арранкарам больше ой, как не хочется в союзники… а хватило какого-то меча под ребрами. Боль – волшебная сила…»

- И, пожалуйста, попросите подогреть саке – меня немного знобит. Я… вправду был бы очень признателен.

+1

5

Старк

Старк, Барраган
----> Тронный Зал

Если бы Старк не был так ленив, то мог бы и обидеться на Тоусена, но характер Примеро в корне отличался от того же Заэля. У первого меча Владыки гордость была не в чести. Чтобы защищать ее требовалось слишком много усилий – постоянная беготня, интриги и размышления. Все это мешало здоровому сну, а им Примеро никак не мог пожертвовать.
Конвой (даром, что конвой) прогуливался по коридорам крепости неспешно, что нагоняло на Эспаду скуку и почти непрекращающуюся зевоту. За пленного он нисколько не беспокоился: сбежать никуда не сможет – не в том состоянии, да и Барраган рядом – хотя бы из гордости за пленным погонится; умереть тоже не умрет – доктор-шинигами старалась на славу, залечивая раны своего друга. Короче говоря, ничего интересного и занимательного.

Доставив пленного в камеру, Примеро прямо таки выдохнул с облегчением – оставалось только пробраться в свои покои, не нарвавшись по пути на Лилинет, и лечь спать, но бравый капитан-шинигами требовал общения и саке. Отчасти Старк его понимал и даже сочувствовал, но… не в этот раз – Примеро за сегодня и так набегался и наговорился больше, чем за все прошедшие три годя пребывания в Обществе душ. Прогулки в компании с Неллиэл были особенно приятны, но мысли о кровати, подушках и сне, веяли большим теплом, чем образ зеленоволосой женщины.
Судя по кислой мине Баррагана, тот тоже не горел желанием душевно попьянствовать с капитаном.
" - Наверное, считает ниже своего королевского достоинства разделить саке с шинигами," - глядя на морщинистую физиономию Баррагана Старк не сумел-таки сдержаться и широко зевнул, позабыв прикрыть рот рукой. " – А я бы не отказался. Только не сегодня – на сегодня с меня уже хватит общения с шинигами. Как-нибудь в другой раз к нему зайду."

- Не беспокойся, капитан, будет тебе саке, - бодро, насколько это было возможно, отозвался Старк на просьбу Кёраку-тайчо. – А вот компанию составить не могу – сон… кхм… служба прежде всего – сам понимаешь. Разве, что Барраган изъявит желание, - но хмурая рожа второго меча говорила об отсутствии такового. – Ну, нет, так нет. Извини, - Старк рассеянно пожал плечами, глядя на капитана, и пошел к выходу из комнаты. Барраган поплелся следом и, покинув камеру пленного капитана, ничего не объясняя, скрылся в неизвестном направлении. Старк ничуть не расстроился, скорее наоборот.
Вольготно вышагивая, Примеро направился в свои покои, но не позабыл обещание, данное шинигами – первый же встреченный по пути нумерос был отправлен на доставку подогретого саке уважаемому капитану, после чего, Старк с совершенно спокойной совестью отправился спать.

Барраган
-----> Покои Баррагана

Старк
-----> Покои Примеро

0

6

Коридоры ---------------> Покои Кёраку

Честно сказать премещение по замку методом пешкодрала надоедало, однако, когда Хичиго уже вполне серьёзно начал подумывать о том чтобы постоять-помедетировать до тех пор пока мимо не будет проходить какой-нибудь нумерос (Нумеросам всегда за счастье потаскать тех кто покруче на ручках. Во всяком случае ни одного отрицательного ответа на такую просьбу Хичиго ещё ни разу не получал. Бывали конечно те, кто ломались. Но ломались они только по мере необходимости, потому что черезчур сильно сломаный нумерос никого никуда не сможет донести, а ждать следующего - те ещё лома.) когда с удивлением обнаружил, что он уже на месте.
Вежливо постучавшись и надев на себя самую милую из своих улыбок Хичиго вошёл в покои как раз в тот момент, когда один из нумеросов (метр ростом и с квадратной головой) осторожно выставлял на положенное ей место сакэ с приборами для пития.
-Приве-е-ет - Хичиго яростно замахал правой рукой экс-капитану в это время левой показывая нумеросу, чтоб тот принёс ещё один прибор. Нумерос во мгновение ока исчез. Хичиго продолжил - А я к тебе, собственно по большому и толстому делу, разреши - присяду?
Последний вопрос был явно чисто из вежливости, потому что опустил своё седалище напротив Кёраку Хичиго сразу же.  Тем временем обратно вернулся посланный за тарой нумерос, водрузил её перед Хичиго и мгновенно скрылся.  Странные у них традиции... промелькнула в голове экс-шинигами мысль.
-Ну, за встречу - хмыкнул Хичиго наливая сакэ в блюдечко Кёраку и себе.

Отредактировано Hichigo (2009-06-26 13:54:31)

0

7

Спокойствие, меланхоличность и даже какой-то налет дружелюбия Примеры не подняли настроение. Возможно, если бы были силы, Кьераку бы отпустил в его сторону на прощание пару едких замечаний. Возможно, если бы за многие годы на посту капитана не выветрился юношеский максимализм, он бы даже запустил в него что-то из немногочисленной мебели и пошел бы по старинке, как это говориться, «бить морду» голыми руками.

"Во втором случае, был бы шанс нарваться-таки и сдохнуть прямо тут. Очень хочется?"

Шунсуй попробовал стряхнуть нахлынувшее оцепенение. Боль начала понемногу отступать, и настроение окончательно вернулось в привычное русло легкости и даже оптимизма, которые лежали пылью в лучах утреннего солнца на старом и замшелом камне фатализма и духовной бедности. Поразмыслив, Кьераку уже было решил, что и в одиночестве есть свои плюсы, но в этот момент его бесцеремонно прервали. Впрочем, тут же выяснилась причина, по которой в комнату сунулся очередной мелкий нумерос: Старк хоть и был Эспада и одним из ручных шавок Айзена, слово он сдержал и, вероятно, сразу же после водворения пленника на его заслуженное место, распорядился насчет саке, о котором так просил раненный экс-капитан. Пока нумерос – суетливо и с опаской – расставлял принесенные приборы на низком столике, Кьераку уселся поудобнее, чтобы рана не ныла, напоминая о былых грехах. Его занимала одна не слишком приятная мысль: Старк, вероятно сам не очень  вникая в суть сказанного, растрепал другую рану, которая за последнее время не давала знать о себе.

- Капитан, да?.. – пробормотал Шунсуй, не очень заботясь о присутствующем в комнате арранкаре.

"Давно меня уже так никто не называл, да и не ношу я больше этого звания. Как не ношу белого хаори с привычной восьмеркой под не менее привычным кимоно. Наверно, Айзен очень верно рассудил, когда решил выжигать номера на теле своих первых офицеров – Эспады. Потому что теряя свой номер, они испытывают физические муки, в то время как потеряв свое хаори, я не испытал ни малейшего дискомфорта. По крайней мере, тогда. А теперь уже поздно. Говорят, это называется «фантомной болью», когда у калек в плохую погоду болят несуществующие конечности. Что-то такое рассказывала Шиба – так, мимоходом, ведь не в её привычке жаловаться. Прошлого не вернуть. Но почему так чертовски задевают эти случайные слова? Привычка что ли?"

Но и тут размышления повторно прервались самым бесцеремонным образом. Образ был беловолос и желтоглаз, и носил белые одежды; а еще он был нагл до неприличия и самолюбив до отвращения. Образ звался Хичиго. Кьераку сделал вид, что не обратил внимания на него, когда тот оказался на пороге комнаты, но когда он зашел внутрь и так легко и бесцеремонно повел себя, естественно, пришлось сделать хорошую мину.

"Очень-очень хорошую мину при самой отвратительной игре, которую только можно представить."

- Доброго дня, юноша. Впрочем, я не очень понимаю, какое здесь время суток, но предпочитаю думать, что всё же день. – Кьераку сдержанно кивнул и положил руку на заживающую рану: так можно было более убедительно симулировать в случае необходимости, что ему ещё настолько плохо, что ни о каких разговорах не может быть и речи.

- Дело – это, конечно,  замечательная штука, но я сегодня немного не в форме, как видите. – Он пространно махнул, словно намекая, что раны и внешний вид вообще несколько не располагает к разговору по душам.

"По душам? Чудный каламбур. Джуширо бы понравилось, я думаю."

- Кстати, - заговорщически понизив голос, добавил Шунсуй, - если вы помните, был такой парень – Садо Ясутора. Возможно, вы знакомы… Замечательный малый, доложу я вам! Так вот, знаете ли, в чем штука: он как-то раз сказал мне, что у нас существует запрет на распитие алкоголя несовершеннолетними. А вы… нехорошо!

"Игра с огнем," - подумал Кьераку. – "Как отреагирует нынешнее альтер-эго Куросаки-младшего на подобное упоминание старого друга? Интересно. "

Он негромко вздохнул. Пить расхотелось. То ли карусель мыслей, то ли персона неожиданного компаньона – Шунсуй сам не знал, что повлияло на него.

"С другой стороны, нет более верного снотворного, чем порция хорошего саке, особенно для кого-то в моем состоянии." - И он одним жестом – пожалуй, слишком точным для тяжело раненного, - поднес пиалу к губам, осушив её. Сразу стало легче. – "Правильно говорили мне: я - заядлый алкоголик. А ну и бог с ним – что в этом вертепе делать, как не пить с врагами и предателями, когда сам такой же? Жаль,  ни Ичимару,  ни Канаме не составят компанию – было бы забавно!"

+1

8

-Форма не имеет значения, главное - наполнение - Хмыкнул Хичиго с интересом осматривая жидкость в своём блюдце - Твоего наполнения хватает, что порешить с моим делом, в какой форме я выбью твоё наполнение - уже моё дело, правда ведь?
Хичиго мило ухмыльнулся и аккуратно понюхял сакэ аристократично морща нос В принципе ясно почему энту фигнятень так назвали: "сакэ" говорить быстрей чем..."толчкэ" например, но смысл вполне себе сохраняется Ичиго, помнится сакэ никогда не пил, ему государство запрещало. А вот Хичиго не знал такого государства, которое могло бы ему сие дело запретить - пока что отпугивал запах, но манил собой эффект.
-Кстати я б на твоём месте думал бы что здесь постоянно ночь - тогда можно было бы спать круглосуточно - алкоголичный капитан выдал сразу столько дополнительно-лишней информации, что говорить напрямую о деле расхотелось. Хичиго поудобней устроил свою пятую точку на полу, чуть расслабил пояс кимоно и подпёр голову кулаком, ожидая когда Кёраку сделает первый шаг в распитии. Самому до сих пор было несколько стремновато - А Садо это такая дылда быдловато-загорелая? Или это тот, который очкарик-швейка? Я их путаю постоянно...
Тем временем блюдце Кёраку совершенно неожиданно опустело. Не желая отставать Хичиго опрокинул в себя свою порцию, глубоко вдохнул, выпрямил спину и прислушался к ощущениям.
Жидкость вела себя вполне своеобразно: обожгла пищевод и свернулась змейкой в желудке, во рту остался горьковатый привкус, который сильно хотелось чем-нибудь побыстрее заесть. Хичиго поморщился, но стоически налил себе ещё порцию.

0

9

"Наполнение? Хватит для _его_ дела?" - Кьераку поморщился, на всякий случай продолжая держать руку на ране. – "Мальчик, у тебя был такой прекрасный учитель, как Урахара Киске, а ты променял его на Айзена. Такого пафосного, такого сильного… И всё же, пока я ставлю на Урахару – и не меняю своих ставок. И пусть только глупцы и покойники не меняют своего мнения – я ведь и сказать-то с уверенностью не могу, чего из этого во мне больше…"

Кьераку решил для начала оставить без внимания то, с чего Хичиго начал разговор, рассудив в итоге, что его заинтересованность могут истолковать неверно, а ему только и надо, что узнать расстановку сил на данный момент. В крепости Айзена у него не было и не будет соратников – если, конечно, Унохана не согласиться, но… Кто знает, что на уме у великого семпая? Чушь, право. Всё, что сейчас осознавал Кьераку – это необходимость привести тело в норму, достаточную для обходного маневра.

А ещё неистово чесались руки: глупо, конечно, но парень его и вправду раздражал. И хотя сила пустого, вероятно, превосходила ту силу, которая давным-давно дремала где-то в душе старого капитана, он бы не задумываясь поднял Катен Кьокотсу, лишь бы стереть эту самодовольную ухмылку с лица Куросаки.

- На моем месте? – Случайная фраза породила в Кьераку приступ какого-то мрачного веселья, и он расхохотался, запустив пальцы в спутанную гриву некогда шикарных волос. Смех отдавался болью в боку и по всему телу, но и сдерживаться не хотелось. – На моем месте, говоришь? Вот уж не думаю, что ты осознаешь, в каком положении я сейчас нахожусь. Хотя в одном ты прав: всегда стоит выбирать ту реальность, которая приносит большее удовольствие и пользу лично тебе.

Сидеть было неудобно – Айзен хоть и был пафосным сукиным сыном, но отличался скромностью и сдержанностью в интерьере. Определенно, это раздражало, особенно сейчас, но Кьераку решил, что и это к лучшему, поэтому лишь немного сменил позу на более расслабленную и улыбнулся:

- Вот как, значит, тебе уже плевать на старых друзей? Жаль. Они мне нравились – хорошие ребятки. Из них можно было бы слепить всё, что захочешь: захочешь – верных последователей, захочешь – безропотных слуг… Ты же слепил себе яростных врагов. Тоже неплохо, но несколько обременительно. Вот из Укитаке ничего нельзя было слепить… - Бывший капитан мысленно сосчитал до пяти. – Боюсь, что это он что-то из меня слепил когда-то…

Только тут он заметил, что Хичиго успел наполнить пиалы повторно.

- Что, пришлось по душе? – подмигнул Шунсуй. – Только смотри, не переусердствуй с первым разом, а то, как бы плохо не стало.

Кажется, у заключенного появился хоть какой, но шанс. Бежать сейчас было бы верхом глупости, но можно было воспользоваться случаем и понять, насколько Хичиго самостоятелен от приказов Айзена и что можно добиться. Используя его в своих целях.

"Жаль Куросаки. Очень жаль. Но если я смогу – я убью его без жалости. Тем более, вероятность того, что временный шинигами может вернуться в норму – не так велик. И всё же, чего ему нужно?.." - Кьераку легко подхватил пиалу, отсалютировал ею и выпил так же быстро, как предыдущую. - "Главное – заговорить собеседника. Остальное он разболтает по ходу… Главное, не упустить самому. Саке не помеха – только силы на исходе."

0

10

Вторую пиалу Хичиго осушил уже куда более неспешно. Внутри разом потеплело. Голову будто бы наполнило некое подобие тёплого ватного дыма. Капитан-алкоголик начал жаловаться на свою тяжкую долю определённо вынашивая в своей мудрой голове какой-нибудь донельзя хитрый диавольский план...побега, например.
-Я вот тебя искренне не понимаю - держать голову на кулаке стало напряжно. Хичиго откинулся на спину и в этот раз разместился полулёжа, опираясь на согнутую в локте руку - То ты на "вы", что кстати в твоём положении вполне логично, то ты на "ты", то ты будто бы обтекаемые фразы используешь, то откровенно филосовствовать начинаешь с высоты своего могущества. Это ещё перемежается всякой фигнёй навроде жалоб на твою долгую и страшную жизнь.
Следующую пиалу Хичиго наполнил только себе, но пить пока не стал, неимоверно тянуло на разглагольствования.
-А знаешь что самое смешное во всём этом? Что заставляет меня просто животик рвать? - Хичиго широко ухмыляясь поймал взгляд экс-капитана - Что все твои разглагольствования - полная фигня с высоты моего могущества. А знаешь почему?
Хичиго широко искренне и весело оскалился.
-Потому что ты - слабак. Потому что из здесь находящихся в...сколько там лет этому телу...пятнадцать...девятнадцать? В этом возрасте ни один из здешних не представлял из себя ничего. И не представляет до сих пор. Поэтому то в этой "великой войне" никто и не выйграл до сих пор. Потому что старпёры навроде тебя - бесполезные мешки никому ни к чему не нужного опыта. Архетипов. Навоза, если выражаться прямее. - Хичиго хлопнул себя кулаком по колену - Потому-то часть подобных тебе и прячется как крысы в норах, а вторая - как те же крысы вовсю обжирается на пустой кухне.

+1

11

Вечерок... а потом и ночь, пленный капитан Кёраку и Хичиго коротали за чашечками саке и философскими беседами о силе, возрасте, победах, поражениях и прочей житейской мудрости. Под утро Шунсуй преспокойно улегся спать, а его пьяный собеседник неровным шагом отправился искать свои покои. Ближе к обеду за шинигами явились фрассионы Октавы Эспады и сопроводили Кёраку в лаборатории. Спустя пару дней Шунсуй вернулся оттуда несколько изменившимся и трезвым, что, впрочем, не мешала ему мечтать о саке.

Кёраку Шунсуй
----»»Прошло 3 дня----»»

Широсаки Хичиго
----»»Прошло 3 дня----»»Тронный зал

0

12

Кьораку Шунсуй

----»»Прошло 3 дня----»»

Наверное, самое ужасное чувство из возможных - это когда реальность путается со сном. Не несколько мгновений после того, как открыл глаза. И даже не полдня после хорошей пьянки с последующим похмельем. А когда реальность видится в мареве вот уже три года. В конечном итоге этого уже не замечаешь. А самое главное, это же марево мешает здраво оценить, что же происходит. Кажется, что всё в общем так же, но никогда не покидает ощущение какой-то неправильности. Бывают часы, когда ясность ума возвращается. И в такое время снова и снова возобновляется неосознанный поиск причины неправильности. Однако до конца он так и не дошёл ни разу.

Глупо было не признавать, что капитан Кьораку сталкивался с такой мутью не раз. А конце концов не он ли слыл самым большим любителем маке в Сейретее? Однако после попоек размытое марево реальности казалось счастливым и солнечным. Даже вечно-серьёзная Нанао-тян казалась улыбающейся. Теперь же солнечным не казалось ни что. Если говорить честно, Шунсуй солнца за последние три года не видел ни разу. И это было однозначно не к добру.

Если вернуться назад, к воспоминаниям и с сосредоточенным усилием постараться пройти по ним от последнего запомнившегося обыденного утра до нынешнего утра мрачного, то выходила не обнадёживающая картина.
После того, последнего утра была битва. Первая её часть помнилась отчётливо, но не было смысла вдаваться в подробности. Так или иначе, чем дальше, тем больше воспоминания напоминали ворох лоскутов. Яма-джи в ореоле всепожирающего огня - Айзен Соуске в дрожащем от силы воздухе - капитан Хитсугайя, почти не видимый за льдом Хьёринмару... И в самом конце - удивлённо раскрытые глаза Укитаке. В последний раз...

"В этом всём нет смысла. Всё равно до конца как всегда не дойду. Давно пора перестать искать какие-то ответы."
Так и прервалась очередная попытка разогнать-таки марево, застилающее мысли. Но сегодня она прервалась уж очень быстро. Сегодня Шунсую уже не казалось, что он идёт каким-то не тем путём.

0

13

Тиа Халибел, Заэль Аполло Грантц, Широсаки Хичиго
---->Тронный зал

По дороге к покоям пленного капитана Терсеро несколько раз внимательно смотрела на своего напарника в сопровождении Кьораку. Его интерес в Тронном несколько позабавил Тиа - Хичиго непредсказуем с своих поступках и совершенно несдержан. Халлибел в очередной раз напомнила себе о бдительности - с таким "помошником" прогулка обещает быть весёлой. Впрочем, Терсеро надеялась, что так хоть немного сможет изгнать из тела прочно застрявший в нём холод.
Октава до выхода из Тронного отмалчивался, но Тиа всей кожей чувствовала его ненависть. Лишь идя по коридорам, он продолжил разговор, всеми своими словами сцеживая на Терсеро своё отвращение. Если постараться, Халлибел вполне могла бы сказать, что было у него на уме. В этом они были очень похожи с бывшим Квинтой. И тот, и другой не могли простить того, что женщина стояла над ними к иерархии Эспады. Тиа прекрасно понимала это, но никогда не показывала впустую своё положение. Этот порядок вещей был установлен не ею, а Владыкой и не Терсеро, ни тем более, провинившиеся Октава и Септима не могли его оспорить.
Говоря о своём достижении в области изменения разума шинигами, Заэль снова начал лучиться самодовольством и едким пренебрежением ко всему, что не касалось его. Халлибел на секунду прикрыла глаза и, остановившись у порога покоев Кьораку, спросила:

- Я впечатлена твоими достижениями, Октава. Несомненно, твои упехи подрадуют Владыку.. в случае успешного исполнения задуманного. - Тиа повернула голову к собеседнику. - Что произойдёт в том случае, если пленник не сможет выполнить приказ Владыки ни коим образом?
С этими словами Терсеро первой вошла внутрь.

Отредактировано Tia Hallibel (2009-12-17 07:42:07)

0

14

Тронный зал ----------------

Весь путь к уже известному месту Хичиго проделал напевая про себя непонятно откуда вспомнившуюся песенку про беззащитность белых...то ли морд, то ли роз... Чем иным заниматься в компании аж двух баб, у одной из которых, кстати, был противнючий голос и отсутствовали любые намёки на округлости, на взгляд Хичиго для бабы должные быть первонеобходимыми (именно взгляд здесь имел важнейшую роль). Сформировав свою женскую компашку они мирно беседовали, наверняка про всякие приятные женские мелочи навроде кремов для автозагара или ещё какой-нибудь мути. Вернувшийся похмельный синдром постепенно вгонях Хичиго в ступор. Однако, когда зеро эспада наконец сообразил в каком направлении они идут, он значительно повеселел, припоминая о сделанной перед самым уходом заначке (Мудрый Кёраку божился, что если догнаться с утра повторно, то так фигово уже не будет).
Последние несколько метров до заветной двери Хичиго буквально пролетел, распахнул её ногой и, с сожалением обнаружил, что кучу бутыльков, в которой заначка и была спрятана уже убрана злыми и гадливыми нумеросами желавшими Хичиго смерти в ужасных муках.

+1

15

Заэль Аполло Грантц

Притормозив у входа, Заэль явил милость, выслушал-таки вопрос Тиа, и, понизив голос так, чтобы их не услышал пленный капитан, ответил.
- Шинигами всегда только расходный материал, - лениво пропел Грантц, хотя для одного из шинигами Эспада тоже была расходным материалом. Заэль никогда не обольщался на этот счет, как тупица Улькиорра или та же Халибел. – Не сможет выполнить приказ – потеряет смысл существования и, вероятно, самоликвидируется, - несмотря на то, что в словах Октавы можно было прочесть легкую неуверенность, интонация ее нисколько не выдавала, хотя он все же решил пояснить Тиа некоторые щекотливые моменты. – Приказ отдавал Айзен, а наш Владыка, как известно, умен и коварен. " - Хотя и не умнее меня," - нарочито медленным и пафосным жестом Эспада провел руками по волосам и убрал с лица розовую прядь. – Он наверняка снабдил его инструкцией, как действовать в случае провала, - подобное, вольное обращение Айзена с его творением сильно раздражало, поэтому Заэль не упустил возможности высказаться, ну, и обелить себя на случай, если в ходе задания что-то пойдет не так и шинигами выйдет из-под контроля. – Не стоило этого делать. Перегрузка мозга подопытного цикличными алгоритмами и, тем более, гипнозом, чревата… - бросив взгляд на Халибел, Октава жеманно прикрыл рот ладонью и захихикал. – Пытаешься понять? – еще один смешок. – Даже не пытайся, - с этими словами Грантц впорхнул в камеру Кёраку Шинсуя, продолжая делать вид, что не замечает Хичиго, минуту назад так же влетевшего в тюремные покои.

- Доброе утро, капитан-шинигами, - ласково пропел Октава, сплетая тонкие пальцы в замок и принимая вид «доброго» доктора. – Как спалось? – не без ехидства осведомился Заэль. – Я вижу, Вам уже значительно лучше, дорогой пациент, - заложив руки за спину, Гранц сделал пару шагов по комнате и вновь развернувшись к капитану, продолжил. – Как прошла встреча с Владыкой? Он ответил на все вопросы, мучившие Вас вот уже три года?
Будь на то воля Октавы, он бы использовал столь ценный экземпляр по-своему, но теперь, после неудачного бунта, нужно было чем-то заслужить милость самопровозглашенного Ками и не потерять место в Эспаде, как Ннойтра.
" - Как ни печально, дорогой капитан, но не будь у меня тебя, не видать мне тогда места в Эспаде, как этому Широсаки мозгов. Отчасти жаль, что я тебя ему отдаю – если уж тебе все равно не жить, то лучше бы тебе умереть в моей лаборатории и принести пользу великому гению, чем подохнуть на ледяных развалинах вместе с этими тупицами."
- Кстати, Халибел и… Широсаки, - не без отвращения Октава произнес выдуманную фамилию белого недоумка, - хотят предложить тебе прогулку на свежий воздух, капитан. Видимо, Айзен-сама остался доволен беседой, раз позволил...

+1

16

Кёраку Шунсуй

Трудно было ожидать, что после такого дня, как вчерашний, не воспоследует такое утро, как сегодняшнее. То есть, ничем не красящее и без того унылую действительность. Одно было отрадно - ощущением тяжёлого похмелья Шунсуй был обязан выпитому вчера, а не чему-то ещё менее предсказуемому. И таковы были утра почти каждого дня, прошедшего с тех пор, как он последний раз видел шинигами. Вплоть до того, что капитан пообещал себе: если он однажды вернётся к исполнению своих обязанностей, он больше никогда не станет пить. Потому что ни за что не согласится на ещё одно утро с туманом в голове и попытками припомнить, что же сегодня за день. Мало того, Кёраку даже толком не мог сказать, сколько времени прошло с пор памятной (по крайней мере, более памятной, чем многое другое) битвы. Но, если специально задумываться над тем, хороша ли его жизнь, и что он тут всё это время делает, выходило, что всё в порядке, и сам он находится ни где-нибудь, а на своём законном месте.
Тем не менее, сегодняшнее утро оказалось заметно разнообразнее многих предыдущих. Хотя бы потому, что его в этот раз решил посетить не только белый собутыльник, но и ещё двое, один из которых легко опознавался, как учёный, не раз "приглашавший" шинигами к себе в лабораторию.

Решив, что принимать гостей, валяясь в постели неприлично, Шунсуй принял сидячее положение и воззрился на гостей с нестираемым с лица выражением "чего припёрлись, у меня голова болит". Однако, появившаяся в покоях первой дама, заставила проснуться неизбывный инстинкт и быстро сменить лицо на "не думаю, что утро доброе, но здравствуйте". Когда следом за женщиной в комнату влетел собутыльник (первым делом бросившийся было за заначкой, увы, уже покинувшей своё место), Кёраку уже заподозрил неладное. Но когда к гостям добавился Заэль Аполло Грантц, чьим подопытным кроликом являлся Шунсуй все три года, неладное начало просто таки вопить.
- И вам, доктор, не хворать. - Кёраку улыбнулся вежливо, но явно не радостно. - Ничего спалось, лучше даже, чем вчера. Да и самочувствие вроде не подводит. - Шунсуй ещё чуть шире растянул улыбку и чуть сменил расслабленную позу. - Владыка? Ну вы же понимаете, чтобы получить ответ, надо очень правильно его спрашивать.
Следующие же слова учёного заставили Кёраку удивлённо поднять брови и даже почти перестать улыбаться.
- Прогулку на свежий воздух? В такой компании это не выглядит, как предложение выйти во двор? Нет, я, конечно, не против. Но мне интересно, куда же мы идём?
На самом деле, капитану было не только интересно. В большей степени он чувствовал неладное. И не мудрено, ведь за три года ему ни разу не предлагали прогулку. И чем же она может грозить?..

+1

17

Глаза Терсеро быстро привыкли к полумраку покоев. Она обвела взглядом комнату, отметив про себя лёгкий запах болезни со специфической примесью запаха лабораторий Октавы. Эта странная смесь заставила Халлибел чуть наморщить нос. Пока она разбиралсь со своими ощущениями, её "напарник" по заданию метнулся внутрь, очевидно ища что-то. Впрочем, если судить по выражению его лица , и без того не являющегося образцом неподвижности, это что-то не была найдено.
Выслушав ответ Октавы в его типично-самодовольной манере, Тиа пришла к выводу, чт онастроение Заэля заметно улучшилось. Впрочем, вид пленника оставлял некоторые сомнения в правдивости его слов. Терсеро не сомневалась в предусмотрительности Владыки, но всё, что она знала о Кёраку, заставляло её всё же бть настороже. До пленения это человек был сильный и умный противником, под стать Примера Эспада. А, значит, просто расслабиться, сопровождая его, пусть даже и в столь плачевном состоянии, было бы непростительной ошибкой.
- Видимо, по этой причине Айзен-сама велел мне и Серо проводить его. - Халлибел чуть прикрыла глаза светлыми ресницами, чтобы скрыть лёгкую насмешку. - На случай, если ситуация выйдет из под конроля.
Терсеро недолюбливала Октаву за его вечную привычку говорить со всеми, как низшими и непроходимо-тупыми существами. Впрочем. Заэлю этого было знать вовсе необязательно, и Тиа пропустила очередную колкость мимо ушей. Переубедить Октаву в предполагаемой тупости всей Эспады вместе взятой и Терсеро в частости, было невозможно. А, значит и не стоило тратить на это время.
Пленник тем временем сел на кровати и поприветствовал Октаву. Он был бледен, но, похоже, уже достаточно пришёл в себя после бесед с Заэлем.
- Доброе утро, капитан-шинигами.  - Тиа сделала пару шагов вглубь комнаты и остановилась прямо перед пленником. - Надеюсь, вы достаточно оправились для того, чтобы прогуляться с нами. Владыка счёл нужным, чтобы мы проводили вас, поскольку вы всё ещё не так здоровы, как хотелось бы.
Терсеро сложила руки под грудью и внимательно посмотрела на пленника. На его лице отражались сомнения и недоверия. В принципе. это было неудивительно, учитывая, что за все три года он почти не покидал своих покоев.
- Серо. - ровным голосом проговорила Халлибел, заметив, что Широсаки окончательно отвлекся от первоначальной задачи. - Если ты закончил со своими делами, будь добр и вспомни о нашей задаче - нам предстоит проводить нашего гостя ко входу в подземелья.
Полушинигами-полуарранкар поражал своим равнодушным отношением к происходящему. Казалось, он витал в совершенно другом мире и его не особо волновало происходящее. Терсеро не нравилось, что этот непредсказуемый Эспада будет её напарником. Но оспаривать приказы Владыки она не собиралась. Если Айзен-сама счёл это нужным, ей оставалось только подчиниться.

Отредактировано Tia Hallibel (2010-01-29 08:21:20)

+1

18

На всякий случай Хичиго проверил под кроватью и за ней, потому тот момент, когда заговорила та из баб, что страшненькая и без выпуклостей он позволил себе было подумать, что она обращается к его... этой самой. Серо это несколько возмутило, и потому, приняв положение стоя (отсутствие каких бы то ни было заначек возмутило Хичиго ещё более: Шунсуй был слишком профессионален чтобы не предусмотреть ЭТОГО)  Хичиго прокашлялся и подошёл к страшненькой вплотную.
-Ты б заткнулась бы, а то у меня от твоих писков башка раскалывается... - с нажимом произнёс Серо сопровождая каждое слово тычком в область отсутствия грудных выпуклостей. Тычке на третьем он почувствовал неладное, а пятый, сделанный с нажимом и всей ладонью полностью убедил несчастного в возникших подозрениях. Честное слово: Хичиго в первый момент подумал было мацануть и ещё кой чего, но быстро передумал, лишь ретировался на пару шагов в сторону, к стеночке лишь с удивлением сигнализируя собутыльнику глазами типа: "ёпте жуть то какая, ты то этого откуда знаешь?"
Тем временем в разговор включилась Тересо и он окончательно потерял всякую занятность. Помявшись, позевав и ещё раз бросив пару возмущённых взглядов на розоволосого трансвестита Хичиго двинулся к выходу из покоев в коих делать было уже абсолютно нечего.

Отредактировано Hichigo (2010-02-04 00:32:01)

0

19

Заэль Аполло Грантц

Если бы Заэль был существом сентиментальным, то может быть вздохнул и всплакнул, ведь это была их последняя встреча с капитаном-шинигами, но Октава был не сентиментальным, а хитрым и расчетливым, поэтому оставалось только злобиться, ведь в который раз его провел и подчинил свей воле самый мерзкий из всех шинигами – Айзен Соуске.
" - Какой материал пропадает. Теперь уж и не достать такой хороший материал. Будь сотню раз неладен этот Владыка. Из-за него все шинигаим окопались в землянках. За три года ни одного достойного подопытного… и даже последнего отбирает," - плотоядно облизнув губы, Грантц в который раз представил, как было бы чудесно вскрыть Айзена и исследовать его мозг. " – Определенно, логическое мышление подобного рода должно быть обусловлено строением клеток его мозга… да-да, и особенностью его реацу тоже. И у него должно быть удивительное сердце…"

Кёраку ничего интересного на слова Гратца не ответил – лишь только его извечные философские бредни, которые он обычно нес только чтобы убить время и прикончить очередную бутылку саке; поэтому Заэль и дальше собирался придаваться приятным научно-кровавым мечтам, как к нему неожиданно подступил белобрысый недошинигами. Дернувшись от неожиданности и скользнув рукой по занпакто, Эспада напрягся. Обычно он напрягал мозги и очень не любил напрягать свое совершенное, прекрасное тело, но тут выхода не было – в памяти еще были свежи воспоминания о той боли, которую причинил этому совершенному телу духовный меч Хичиго, и о разрубленных крыльях кровавой бабочки. Мерзкая тварь посмела ткнуть Октаву в грудь своими костлявыми пальцами, причем сделала это не один раз.
" - Отрублю и скормлю самому тупому фрассиону," - скрипел зубами Октава, так сильно сжимая кулаки, что не будь они затянуты в перчатки, сквозь бледную кожу ученого проступили бы надувшиеся вены. – Есть чудесное средство от головных болей, - процедил он сквозь зубы, искривляя лицо в злобной гримасе, - Голову можно просто отрубить, - с этими словами Заэль хлопнул ладонью по руке Хичиго, все еще упиравшейся в его грудь, и быстрым шагом направился к выходу. Притормозил он только перед дверным проемом.
- Далее разбирайтесь сами, - бросил он даже не оглядываясь и, махнув рукой, вышел из покоев капитана Кёраку.
По пути в лабораторию Заэль Аполло думал о том, как сильно он ненавидит Широсаки и еще о том, что немедленно стоит переодеться и сжечь одежду, которой посмела коснуться эта бледнолицая сволочь.

----»»Лаборатория

+2

20

Кёраку Шунсуй

Пришедшие гости, какие бы опасности ни сулил такой визит, вместе выглядели, прямо скажем, смешно. Особенно учитывая, что обращать внимание на хозяина, так сказать, занятого ими помещения, двое из них не очень спешили, а явно увлеклись друг другом. Так что Кёраку на какое-то время ничего не оставалось, кроме как наблюдать. Женщина, однако, вошедшая первой, своё внимание направила всё же на шинигами. Это говорило старому капитану о том, что главной в явно ожидающей их миссии была именно она. Но вот взгляд её насторожил Шунсуя. Учитывая, что это сразу же отразилось в глазах шинигами, выражение лица у них с дамой моментально стало одинаковым - недоверчивым и несколько напряжённым.
Удивительно, но всего одна фраза про прогулку сумела разогнать туман перед глазами. Видимо, сила природного интеллекта сейчас брала верх над последствиями трёх лет лабораторных экспериментов. Нет, ясность памяти не вернулась. Но происходящее прямо сейчас Кёраку воспринимал вполне здраво. На его вопрос (надо сказать, очень важный для него в данный момент) женщина так и не ответила напрямую. Однако, если совместить сказанные ей слова, выходило, что она и белобрысый пустой, слишком напоминающий временного шинигами, посланы для того, чтобы сопроводить его, Кёраку Шунсуя, до входа в подземелья. Надо сказать, что уверен Шунсуй не был, но, согласно тому, что он помнил, подземелья - это то место, где сейчас обитают шинигами. Сказать, что такое положение вещей показалось ему странным - это ничего не сказать. Более того, он снова ощущал, что в сознании его происходит что-то странное. Точнее, предстоящая прогулка ассоциировалась скорее с совместной миссией, чем с сопровождением пленного. Ну да ладно, это частности.
"Неужели к шинигами? Неужели я вернусь к своим?.. Но как?... Зачем?"
Либо Айзен сошёл с ума, либо у него какие-то проблемы, либо всё было не так просто. Причём последнее казалось наиболее правдоподобным. Но что именно непросто?
"Что ж, ничего пока не остаётся, кроме как вести себя прилично и идти с ними. Надеюсь, я сумею не пропустить момент, когда "не просто" перейдёт в "полная задница"."
- Доброе утро. Думаю, я вполне в силах прогуляться. - голос, не смотря на обилие напряжённых мыслей, остался спокойным и немного ленивым. - Может, всё же поясните, куда именно вы хотите меня проводить. И, - шинигами сделал маленькую паузу, - зачем. - после этих слов он медленно улыбнулся и пошевелился, готовый встать и отправляться.
За всем этим он толком не обратил внимания на других двух арранкаров. Собутыльник и заначка его сейчас не интересовали, а учёный ничего интересного и не говорил. Тем более, к этому моменту он уже удалился.

+1

21

Перемещающийся по комнате с недовольным видом Хичиго, пыщущий самодовольством Заэль Аполло Грантц… Ситуация в покоях могла бы показаться постороннему смешной, но у Терсеро не возникло ни малейшего желания хотя бы улыбнуться по этому поводу. Услышав реплику Широсаки, Халлибел чуть вскинула брови, не совсем понимая, к кому, собственно обращается полушинигами-полуараанкар. Когда же тот переместился в сторону Октавы и начал тыкать, а потом и вовсе хлопать его по груди, ситуация несколько прояснилась. Реакция учёного была вполне предсказуемой с точки зрения Халлибел – бросив пару раздражённых фраз, розоволосый Эспада покинул покои.
Тиа поняла, что пора брать ситуацию в свои руки, пока все участники действа не разбежались по разным углам. С одной стороны, она была в некотором роде благодарна Широсаки за то, что он помог избавить её от утомительного присутствия Восьмого в Эспаде, с другой стороны  лишняя грызня в ходе задания может помешать задуманному Владыкой, а этого Третья допустить не могла. Да и оставить без внимания подобное поведение Хичиго было бы неправильным.
- Серо. – Халлибел быстрым шагом догнала уходящего Широсаки и положила руку ему на плечо. – Если ты не расслышал того, что я только что сказала, я могу повторить. Наше задание уже началось, поэтому постарайся сосредоточиться на предстоящей прогулке…
Добавлять: "…а не на своём состоянии." Терсеро не стала – не было в этом нужды. Вместо продолжения она сжала плечо бывшего шинигами – чуть сильнее, чем при дружеском прикосновении, но без открытой угрозы вывихнуть или сломать ему руку. И то, и другое она могла сделать с лёгкостью, но сейчас нужно было привлечь внимание Хичиго и не более того.
Покончив с этим, Халлибел снова встретилась взглядом с Кёраку.
- Как я уже сказала Широсаки, мы будем сопровождать вас к предполагаемому входу в подземелья шинигами, чтобы проверить его. Если вы готовы к прогулке, то мне бы хотелось отправится как можно скорее.
Любопытство пленника было вполне понятным, учитывая, что истинных причин какого «выхода на свежий воздух» он знать не мог. Терсеро понимала, что он чувствует некоторую в этом для себя угрозу. Поэтому она не хотела медлить, что бы подозрения капитана-шинигами не стали слишком большими для того, чтобы заставить его остаться в покоях от греха подальше. С другой стороны, Серо Эспада не находил себе места – поиски, видимо, всё же оказались безуспешными, и этот факт не прибавил ему усидчивости.

Отредактировано Tia Hallibel (2010-02-20 08:06:34)

+2

22

-Убери, руку, малышка. Или я откушу тебе пальчики - добродушно улыбнулся Хичиго повернув голову вбок и прижав подбородком пальцы Тересо, неуютно сжимавшие его плечё. Выглядели эти пальцы вполне себе аппетитно, поэтому на короткий миг Хичиго успел задуматься о том, что первую фалангу указательного стоило бы попробовать....но без неё рука потеряла свою эстетическую законченность. Пришлось бы в таком случае либо начисто отгрызать всю её по локоть  (Хичиго не любил отрубать кисти рук: кровь лилась не так сильно, да и общий вид у противника не был столь уж покалеченным) либо оставлять как есть. За оставление как есть было больше аргументов, нежели за уничтожение, потому...
-Слыш, алкоголина, двигай задницей на выход - Хичиго отпустив пальцы Халибел повернул голову в сторону Шунсуя не меняя ни положения тела, ни интонаций, лишь сбросив себя растынувшую лицо ухмылку - вперёд шагом арш
Пустой аккуратно посторонился пропуская вперёд Кёраку, а после этого шутовско пополоскав рукой в воздухе раскланялся предлагая пройти вперёд и Тиа.

Широсаки Хичиго, Тиа Халибел, Кёраку Шинсуй
----->Западный Руконгай. Улицы

0


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Покои » Покои Кёраку