Bleach: Disappearing in the Darkness

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Город не видящих Солнца » Кабинет, Главы Мед. отряда.


Кабинет, Главы Мед. отряда.

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://idh.ru/aphom/idh_dem_group_japanese_style_dao_interior.jpg
Довольно просторный кабинет. Пол устлан татами, сторону Сёдзи, расположенно окно,  таким оразом, он светит Химе в спину,  когда она сидит за столом и возится с бумагами. Есть еще уборная с душем. ЦветочЕГ есть ака бамбук, Химе любит стоять около него, любуясь зелеными листиками. Остальное на картинке!)

0

2

Опустив глаза и видя перед собой гладкую, поверхность стола, Химе попыталась справится с нахлынувшими на нее воспоминаниями.


Серые, от лунного света решетки, белый хвост обвил одну из них, желтые глазки-бусинки уставились на девушку, в глаза преисполненных тоски. Как же ты здесь оказалась бедная. Стены на столько крутые и высокие,  ни малейшей выемки или шероховатости, чтобы ты могла слезть обратно. Ее голос был на столько тихим, что она сама с трудом услышала его. Опять этот звук раскрывающихся дверей. Темный силуэт на фоне такого не естественного, до боли сильного света. Комната сразу стала еще холодней, чем была. Глаза Иноуэ никак не могли выбрать, на чем остановиться. На ящерке или луне, мрачной, какой-то чужой.
- Твоя, еда. Ешь.
Дерзость, давно здесь не в чести, она прошла  по комнате, легкие шаги по гладкому ковру, не смотря на то, что  на нем не было ни узоров и мягкостью он не отличался, было приятно пройтись по такому. [i]Да… Все же приятно.  Сев на диван, с грустной улыбкой Итадакимас! Хруст ломающихся палочек, тарелочка из серой глины, тоже приятна на ощупь.  Она старалась, поймать малейшие теплое чувство, которое могло вызвать это место. Руки вечно в карманах, стоит  анфас-профиль. Интересно знает ли он, что пряча руки, тем самым выдает свое желание защищаться. Это защитный жест и когда человек сидит скрестив пальцы в замок, тоже самое. Хм. Вряд ли, это просто гордость. Ведь он не  человек. Уже доедая посмотрела в окно, ящерка, была все там же, она просто лежала на каменном выступе окна. Я не смогу ее достать… А жаль… А может? Мысли обрезали, ножом, как режут цветы в саду, чтобы поставить их в вазу и любоваться ими, как на лепестках играет свет.
-Доела? - Губы почти не двинулись, только зеленный лед глаз сполз в ее  сторону.
Да, спасибо.- сказала она уже в отдаляющеюся спину.
Улькиорра-сама, вы не могли бы мне помочь, достать ее.
Зачем…
Она умрет, если я этого не сделаю.
Никто не вечен
, - шаг вперед к двери.
Я бы хотела иметь ее у себя, не лишайте меня этого…
Бледные пальцы уже сжимали мягкое тельце, он аккуратно положил ее около нее на диван.
Спасибо Вам Улькиорра-сама. Я знаю у Вас полно дел. Мне не стоит Вас больше задерживать. Гоменасай - попытка улыбнуться, но почему-то  показалось, что ему  стало любопытно, он тщательно сканировал глазами каждое движение губ, как они медленно растягиваются, потом снова на прежнее место. Они ужасно разные. Он не знает, что такое улыбка, а как же злобно улыбающийся Гримджо? Хм… Нет Арранкары умеют улыбаться.  Не бывает, чего-то 100% - тно темного или белого. Просто  у  кого-то  больше того  или иного.

Она сама  не заметила,  как  с кисти  капают  чернила  и расползаются черным пятном  на  бумаге. Сразу вспомнился Айзен-сама. Почему тьма имеет  такое  свойство,  поглощения. А свет рассеивания?



Отогнав  мысли прочь. Погрузилась в  работу. Тонкие пальцы ловко  писали сверху вниз. Но как  бы    она  не старалась,  воспоминания текли своим  потоком. Прошлое есть прошлое, его  просто  так  не сотрешь, не забудешь,  все только   делают вид, когда   говорят, это я  забыл.



Небо навалилось на крыши своей серой, ноздреватой, словно перезревшая квашня, грудью.
Слышится шелест листьев. Таких остреньких листьев. Кажется, ясеня. Охапки листьев. Вот одну подхватывает, ворошит ветер, и от этого рождается переливчатый звук, он то слабеет, то усиливается, кажется, что ветер и листья исполняют какую то мелодию. Это дерево стоит у дороги. Оно видно из окна ее комнаты. Она сама его посадила в детстве, а теперь оно вымахало выше крыши.

Неужели за окном действительно есть дерево с копной листьев? Иллюзия его существования была так велика, что Химе выскользнула из под одеяла и подошела к окну. Никакого ясеня не было, разумеется. Показалось.
По стеклу бежали струйки. Некоторые бежали быстро, резво, иные замедляли свое течение, и сразу же возникало ощущение чего то медицинского, анатомического.
Казалось, будто это движется лимфа. Ерунда, конечно. Иноуэ не думала. Скорее, чувствовала. Как животное. Кожей. Холодно, по ногам дует, зябко, на улице дождь, а к стеклам прилип чахоточный рассвет. Воскресенье. Выходной день. Лужи. Ветер, соединив усилия с каплями дождя, создает иллюзию шороха листвы. Вот, оказывается, в чем вся штука. Она прошлась по своей комнате и села около кровати, прямо на пол.
Нисама….
— Дождь.- -тихо прошептав опустила голову и наматала на пальчик, прядку рыжих волос.
Она опять забралась в кровать и натянула на нос одеяло.
Это мой выходной никому его не отдам. Сейчас шесть утра, можно ещё поспать часик, а потом, когда окончательно рассветет, можно встать. Имею право поваляться!? У меня сегодня выходной! Сейчас можно лежать не шевелясь, а сознание пусть бродит себе под закрытыми веками  и даже не бродит, а ворочается там светловатым комочком, а возможно, сквозь закрытые веки так виден рассвет? Может быть. Сегодня отдых. А потом встану. Сварю себе на завтрак креветок и чай , а заем все это изюмом. Красота. Можно принять душ, но это потом, когда захочется проснуться. Не сейчас. Вчера до того хотелось поскорей лечь, что не помню как легла. А спала Химе так сочно, что правая рука онемела, сделалась каучуковой, бескостной куклой, и ухо тоже болело — отлежала.
А потом пойду погуляю. Пойду к нисама.
Когда лежишь, то хорошо отсчитываются минуты и день так долог. Хочется належаться. Господи, какое счастье, что можно так безалаберно обращаться со временем, растягивать минуты. Для этого нужно только твердить себе: «Ничего не нужно делать. Никуда не надо бежать». Вот блаженство! И минута увеличивается, растягивается, её можно почти что потрогать, ощутить. А можно, лежа, смотреть, как движется стрелка на часах. Прошло пять минут, ещё пять. Но в ее душу будто бы воткнули тоскливую тростиночку, и стало так невыносимо, словно когда плачешь и ветер в лицо она рывком повернулась, защищаясь от ветра, и где-то в шее, у основания, заныли мышцы, от того что так быстро, повернула голову. Иноуэ вздохнула, словно всхлипнула. Но от этого можно избавиться. Нужно вспомнить что-нибудь. Представить себе, скажем, зелень, цветы, солнце. Закрыть глаза и направить саму себя туда глубоко, далеко внутрь. Там хорошо.
Хороший будет день, Нисама…

Отредактировано Orihime (2008-08-28 10:07:31)

0

3

--->  Казармы отряда помощи и лечения

На пути к кабинету Иноуэ-тайчо Ханатаро пару раз столкнулся с проходившими мимо шинигами, одного чуть не сбив с ног, один раз заплутал в извилистых коридорах, напоминавших лабиринт, и в итоге запыхавшийся и весь взъерошенный всё-таки оказался у дверей к кабинету. Отдышавшись после трудной и полной опасностей дороги, он осторожно постучал пару раз в дверь и только после того как услышал разрешение войти открыл дверь и решился переступить через порог. Но на этом его приключения не закончились. Входя в кабинет, он споткнулся об порог и чуть было не упал на пол прямо перед глазами Орихиме. Но годы тренировок и опыт в подобных положениях, в которые не раз закидывала судьба, сыграли ему на пользу. Потеряв равновесие и летя лицом вниз он вовремя среагировал на привычную ситуацию и успел вытянув правую ногу вперёд не ударить лицом в грязь перед начальством. Быстро отряхнувшись, поправив одежду и вытянувшись по стойке смирно, он проговорил:
- Офицер Ямадо Ханатаро по вашему приказанию прибыл. – он смотрел на своего тайчо уставшими глазами в то время как его правая рука сжимала лямку сумки, а левая поправляла рукоять меча.   
- Я прошу прощения за опоздание. – его голос уже не звучал так громко, как при приветствии, а сам он, забыв про осанку и ссутулившись, напоминал провинившегося ребёнка, который готов принять наказание, каким бы оно не было. – Иноуэ-тайчо… я … больше такого не повториться… Я надеюсь.
Он видел, что прервал своего тайчо от подписания каких-то очень важных документов и от этого ему становилось ещё хуже и совестней. Зачитаться книгой и опоздать на встречу с тайчо было очень обидно. Он корил себя за такое неуважение к старшему и нарушения правил приличия и субординации. Выглядел в данный момент он очень затравлено и жалко. Уткнувшись взглядом в пол под ногами он не смел посмотреть в глаза Орихиме и лишь ждал, что скажет тайчо.

0

4

Взгляд инстинктивно упал в сторону раздавшегося стука, Химе задумалась на пару секунд, вертя в руках кисть. Только сейчас она начала привыкать к тому, что сидит в этом кабинете, кем она является, и какая ответственность легла  на ее плечи. Химе вздохнула и уронила голову на руки.
Интересно кто это    может   быть?
Ах   да!   
Как  я   могла   забыть!
Яри-яри,   я   такая рассеянная,  сама  же  просила Ямада Ханатаро, зайти.

Да-да, конечно входите!
Ну  он и зашел, только   вот неловко  вышло. Наблюдать за ним было очень интересно и по доброму весело.
О, прошу Вас не надо извинений Ямада-кун и давайте опустим всю это официальность.
Зовите меня просто Орихиме-чан.
– она весело встала из-за стола и направилась к нему, чтобы поприветствовать, но зацепила  рукой высокую стопку бумаг. Листочки жалким подобием банкая Кучики Бьякуя, пустились в полет,  около нее. Напрочь разочаровавшись сами в себе, быстренько опустились на пол. Ступор длился не долго, девушка зажмурилась и заложив руку за голову, глупенько захихикала.  В смехе отразились нотки неуверенности и стеснения.
Ну вот  видите, что  я  наделала! -  села на пол  и стала  подбирать   документацию, о больных, возможностей лечения, списки лейтенантом, а  так же  их личные  дела  и многое другое, а  на нежных  щеках появился румянец.
Вы  знаете,  я  хотела  попросить Вас стать моим  личным секретарем.
Пожалуйста, пожалуйста не отказывайтесь!
– ее голос  дрожал   от  смущения и волнения, переполнившие душу. На минуту она замолчала.
Я была  бы Вам очень признательна,  если  бы вы  согласились.
Я понимаю ваш тайчо не  сравниться со мной, и  может многих  я  не  устраиваю как капитан.
Но  дайте мне шанс доказать, что я что-то могу.
Могу  помочь. Мне это нужно даже от части самой себе.
Может  в  дальнейшим, я стану еще  сильнее и тогда  у  нас  будет на  1 шанс больше, спасти Унохано-тайчо и Куросаки-куна!-
в ее взгляде читалась явная мольба.
Любовь к отечеству совместима с любовью ко  всему миру. Шинигами, приобретая свет знания, не наносят тем ущерба соседям. напротив,  чем Сейретей просвещеннее, тем больше увеличивается сила и деятельность всемирного ума. Убийство Пустых  в мире  людей, это поддержание баланса.

Отредактировано Orihime (2008-08-28 14:44:11)

0

5

Листы бумаги, словно пожелтевшие листья деревьев с приходом осени разлетались в разные стороны. Они неспешно кружились в воздухе подхваченные лёгким ветерком и падали на мягкие таты, постеленные возле стола. Сквозь завораживающее шуршание падающих листков был слышан не менее завораживающий смех Орихиме, а в просветах между бумажным листопадом светилась ослепительная улыбка на невинном девичьем лице. Волшебное мгновение длилось вечность, заманивая в свои объятия цвета румянца на нежном лице, и не хотело выпускать из них юношу с усталыми глазами. Хотя в это мгновение в глазах искрилось счастье, не оставив место для усталости. Это было будто во сне, в самом приятном и сладком сне, но даже в лучшем сне не возможно было присниться такому. Эти мгновения походили больше на сказку, чем на сон.
Но любой сон рано или поздно заканчивается, а все сказки остаются в далёком детстве. Так и сейчас, волшебство испарилось с последним опавшим листком бумаги, оставив после себя кучу разбросанных документов и сконфуженного тайчо, ползавшего на четвереньках собирая плоды своей неуклюжести. Но окончательно привёл  Ханатаро в чувства приказ Орихиме, точнее не приказ, а просьба. Девушка с таким милым лицом просто не может отдавать приказы, она может только просить, краснея и волнуясь.
Стать вашим секретарём?! Я наверное сплю и это всего лишь нелепый сон. Такого не может быть на самом деле. Кто-нибудь, ущипните меня! – но со временем пришло понимание того, что это всё происходит наяву, а не во сне. – Тайчо, вам мало разбросанных бумаг на полу? Вы хотите, чтобы ваш кабинет превратился в подобие склада по приёму макулатуры, а за дверью толпилась целая очередь из посетителей, которым неправильно сказал время приёма измученный «секретарь»? Это же мазохизм с вашей стороны! Да! Я понял, Вы мазохист и хотите доставить себе лишних проблем и забот. Какой я наивный, как я мог не заметить, что за таким милым личиком прячется страшный извращенец! Надо бежать от сюда, иначе мне не сдобровать.
С этим бредом в измученной после шокирующей новости голове, Ханатаро начал медленно пятиться назад, пока не упёрся спиной в закрытую дверь. Это столкновение вывело его из прострации и дало сил разобраться в собственных мыслях. Он тупо смотрел, как его новоявленный тайчо ползает по полу и собирает листы бумаги, сопровождая свои действия невнятным бормотанием о её признательности к нему, о вере в себя и о шансе на спесение Куросаки-сана и… и Уноханы-тайчо?!
Идиот! Так вот в чём дело. Её намерения чисты, как и её кожа, а сердце открыто, как вырез на её груди! Она всем сердцем стремиться спасти Куросаки-сана и Унохану-тайчо и что самое главное не оставляет надежду на их спасение. Какой же я всё-таки болван, как я мог подумать о своём тайчо такие гадости? Если мне оказано такое доверие, то я просто не в состоянии пренебречь им.
И с этими умозаключениями Ханатаро ринулся на помощь к Иноуэ. После того как все документы были собраны и аккуратно сложены на своё первоначальное место, Ханатаро набравшись храбрости, посмотрел в большие выразительные глаза Иноуэ-тайчо и сказал:
- Если вы полностью уверенны в своём решении, то я согласен стать вашим … личным секретарём. Обещаю, что буду служить вам верой и правдой и что вы не пожалеет о своём выборе, Орихиме-тян. – выпалил он покраснев от волнения, но гордясь своим моментально принятым решением.

+4

6

Я так счастлива, это очень хорошо. Теперь у меня всегда будет чай с жасмином, когда я только пожелаю.
С этой мыслью Химе снова села за стол и довольно официальным движением руки пригласила его, сесть на против стола, там стояли два мягких кресла. Какое-то время Глава мед. отряда не поднимала головы изучая очередной документ.
Отлично, - проговорила она наконец, смахнув с бумаги не существующую соринку.
Ты молодец. Я очень рада,- наверное он был удивлен, что она так резко  поменялась в настроении, она стала совсем другой, очень серьезным, холодно-мыслящем капитаном. Как ни как шла война и за три года сердце Иноуэ, повзрослело и перестало быть на столь глупо-детским. Конечно она не изменилась полностью, это невозможно. Но ответственность давала о себе знать, все прогибаются под ней. К сожаление и Химе не исключение, она закрыла самые нежные уголки своего сердца ледяной завесой, решив, что ледники растают только, когда настанет мир и кончатся бешенные дни и бессонные ночи работы, переживаний за друзей, и ответственность от положения.
Она благодарно взглянула на него. Не зная сама почему на душе было так тепло. Он такой добрый, не много рассеянный и очень стеснительный. По моему светлее существа она не встречала, наверное он мог сказать про нее так же. Но, о чем он думает, естественно она не знала. Слава богу, что она не заметила в нем того замешательства, когда он  по началу, подумал всякую чушь. Тогда бы Химе очень расстроилась, но все хорошо, что хорошо кончается. Поэтому то и повезло Ямада-куну, он ее совсем не расстроил своим ответом. Она была искренне рада и она не ошиблась в своем выборе, как бы это не дерзко выглядело, но сейчас она замещала тайчо Унохану, поэтому и позволила себе приблизит данного индивидуума, почему бы и нет.
Химе выпрямилась в кресле,  мельком взглянула на него и принялась переставлять предметы на столе. Чернильница и несколько кисточек поменялись местами.
Может у тебя есть вопросы, Ямада? – внимательно посмотрела на него, в этот миг показалось, что она может разрешить любую его проблему, даже личного характера. Создалось такое впечатление, что он ее младший брат, Иноуэ сделалось неудобно и как-то непривычно, ведь по жизни, она была маленькой сестренкой. Положение обязывало, чтоб его, унес летний морской ветерок! Как давно она не была дома. Сейчас  там уже на подходе осень. Так они не успели съездить все компанией на море. О, а как жаль, теперь не известно смогут ли когда ни будь собраться снова. Вернется ли Курасаки-кун, сможет он подавить его и опять занять свое истинное место. Я буду верить, буду надеется. Она все еще бурила его взглядом, своих столь нежных и приятных глаз.

0

7

Ханатаро, с приглашения Орихиме присел на краешек кресла и наблюдал за действиями своего тайсо. Её манипуляции с листком бумаги, на котором якобы лежал мусор и перемещение стратегически важных объектов в виде чернильницы и прочих офисных принадлежностей были поистине забавными. Но то выражение лица, с которым производилась вся эта рокировка было настоящим лицом полководца при отнюдь не учебных действиях. Нет ничего комичнее милого нежного личика с серьёзным выражением лица начальника. Чуть не упав с края кресла, секретарь набрался храбрости пристроиться поудобнее и подавить чуть было не вырвавшийся смех.
Важничает. – подумал в сердцах Ханатаро и залюбовался красотой своего тайсо. Детская серьёзность придавала Орихиме особую пикантность, а надувшиеся щёчки делали её лицо неподражаемым.
Ей бы подошли очки, как у фукутайсо Нему или Нанао. Но не стоит ей говорить об этом. Я могу её обидеть.
Ханатаро понимал причину столь неожиданной и в то же время предсказуемой переменны в её характере. Искусственно созданная завеса безразличия и холода в её душе должна стать преградой на пути жестокости и несправедливости войны. Лишь с помощью этой преграды она может быть сильной и соответствовать капитану отряда. А её детская непосредственность, проявившаяся пару минут назад была всего лишь лёгкой слабинкой и желанием наладить дружеские отношения со своим подчинённым и новым личным секретарём. Да и как можно было бы не улыбнуться и рассмеяться, видя такого симпатягу перед собой?
Но я уверен, что как только наступят мирные времена, Орихиме-тян снова станет прежней доброй, отзывчивой и приветливой девушкой с большой грудью. – поддался Ханатаро минутной слабости перед вырезом на груди у своего тайсо.
- Нет, Иноуэ-тайсо… э… простите, Орихиме-тян. Вопросов нет. – сказал секретарь прежде чем подумать, а затем добавил. – Хотя… Могу я узнать, когда мне приступать к своим новым обязанностям и в чём будут заключаться оные? Да, и какой чай вы больше предпочитаете, тайсо?
Только после всех слов он вспомнил, что нужно подняться с кресла, когда к тебе обращается тайсо. Конфужено встав перед своим тайсо, он опустил глаза, стыдясь своей допущенной ошибки и принялся нервно теребить лямку своей сумки.

0

8

Иноуэ,  вспорхнула со своего кресла и   быстренько подскачив к нему, взяв за руки, весело запрыгала на одном  месте, так что руки Ямада стали похожи на тряпичные ленты, на столько это было неожиданно для бедного Хнатаро.
Ну это же сугой, сугой!!! Можешь, сейчас. А вот обязанности, хм…  Сопровождать меня помогать, помогать мне во всех  моих делах, ежедневно   пить со  мной  чай с жасмином, ну  или какой тебе нравится,  я  лично  предпочитаю такой.  А еще… - она на секунду замешкалась и конечно остановилась,  положив  пальчик  себе  на  подбородок, глазаньки воззрились на потолок и  заблестели от ламп источающих свет. Еще ты должен ухаживать за мои цветочком, если  у меня не будет времени. Болтать со мной в свободное время и быть моим советником, то есть я буду советоваться с тобой, когда окажусь в тупике или  буду не видеть всей картины,- о как загнула с явной дружелюбной жилкой в голоске. Глазаньки перебежали на него, искоркой отдав чуточку тепла. Ну как? Не слишком тяжело для такого замечательного, воина как ты? – нежно проговорив, она постаралась, чтобы в ее голосе были нотки гордости за него, Химе действительно считала, что сделала правильный выбор. И тут  вдруг она помрачнела и опустила голову, пробумнив.
Нам с тобой сегодня предстоит поход к Маюри-сама, он для чего-то звал нас. Я не знаю зачем с ним надо быть очень осторожными. Мало ли, что у него там  на уме, с его то одержимостью к экспериментам, но я думаю, у него достаточно ума, чтобы не трогать нас, к тому же, я предупредила других офицеров нашего отряда, куда собираюсь, - и опять глазки ее повеселели, она сделала понятной только ей, жест ручками, так, что ее бюст подпрыгнул. Ещь-ещь! Так что я думаю нам не о чем беспокоиться!- в глазах на миг отразилось счастье, после чего она прищурилась и положив руку на затылок, нервно захихикала. Конечно, она волновалась, но шла война и проигнорировать просьбу Маюри-сама было очень невежливо да и осмотрительно, поэтому-то Химе и решила, что пойдет на такое. Ужасно не хотелось идти, но такие мелочи ее не волновали, вдруг это, что-то полезное, может Маюри-сама расщедрится и захочет поделиться информацией. Хорошо если так. Она по прежнему видела во всех  только хорошую сторону, но это обманчиво когда так про нее думали. Она конечно была очень милая и  добрая и действительно могла видеть хорошее. А вот тут стоп! Как раз акцент на слово «могла», она способна увидеть этот свет в любом, на сколько бы он не казался плохим  или хорошим, Химе четко видела, сколько добра  в том или ином субъекте.  Ну что есть того не отнять! Все это  было на  каком-то тонком духовном уровне. Просто из-за ее доверчивости,  часто недооценивали и думали, что она просто беспомощная глупышка. А Химе, просто владела совсем другой, не похожей не на одну силу – умение вселять в сердца добро. Пообщавшись с ней у любого начнут  проклевываться  в сердце, семена света и добра.
Эм.. Ну вобщем нам  уже пора. Ой мы  не должны опоздать и  так долго, здесь с тобой разболтались, я не планировала, что это так на долго затянется, - Химе-тян озобоченно покачала головой.
Ай ай… опаздывать не хорошо, - суетилась она около стола, собирая кисти, чернила и какие-то бумаги.
Мы с тобой еще ненароком разозлим его, а это нам точно не на руку! Ой, так что надо поспешить! – наконец она собрала все, что было необходимо, и сунула поспешно в руки Ямада. Мельком взглянув на него, крутясь перед зеркалом, ибо молодая девушка и без этого никуда, прежде чем выйти на улицу.
Ну все я готова, - поправив прическу.
Пойдем? – весело, звонко и задорно с невозмутимой улыбкой на лице.

Отредактировано Orihime (2008-09-01 08:30:18)

0

9

>>>>> Сообщение для Иноуэ Орихиме

Орихиме-тайчо!

Несколько минут назад в госпиталь был доставлен Хитсугайя-сотайчо с серьезными ранениями. Просим Вас прибыть и осмотреть его. Состояние крайне тяжелое – у сотайчо поднимается температура и начинается лихорадка.

Сотрудник Госпиталя

0

10

Ханатаро был потрясён той сменой характеров, что он видел перед собой. Сидевшая перед ним девушка с серьёзным выражением лица, вдруг неожиданно оказалась рядом с ним, и принялась подпрыгивать в детском восторге, увлекая его за собой. Всё закончилось так же быстро и неожиданно, как и началось. А Ханатаро остался стоять с обвисшими руками недоумевая, что произошло секунду назад.
Как интересно. – с иронией подумал про себя Ханатаро. – выходит я должен занять роль подружки для своего тайсо? А после этого ещё называет воином…
- О, сугой! Я тоже люблю чай с жасмином. – Ханатаро был искренне рад за то, что его новый тайсо оказался таким добрым и весёлым. – Вы не пожалеете, если попробуете мною заваренный чай. А что касается вашего цветка, то у меня есть не малый опыт по уходу за цветками. – не без гордости добавил он.
Всё складывалось не так уж и плохо, точнее сказать просто замечательно. По крайней мере насколько позволяла сложившаяся ситуация в новом городе синигами.
Но ложкой дёгтя в бочке мёда оказался запланированный поход в лаборатории ко всеми любимому и уважаемому Куротсучи-тайсо. По словам Орихиме не прийти к Маюри было не возможным и поэтому лучше по скорее решить эту проблему, нежели оставлять её на потом.
- Как неожиданно со стороны Куротсучи-тайсо пригласить вас к себе. Думаю, что у него для вас действительно есть что-то важное, Орихиме-тян. Я с радостью составлю вам компанию в застенки Куротсучи-тайсо. – Ханатаро заметил, как погрустнел его тайсо при упоминании Маюри, и как она обрадовалась, услышав поддержку со стороны своего секретаря. Он не понимал, почему при одном лишь упоминании Маюри у половины синигами появляется неадекватная реакция и панический страх. Местный учёный фигура довольно загадочная и эксцентричная, но Ханатаро ничего страшного и пугающего в нём  не находил.
Так мы ещё оказывается опаздываем к Маюри-сан? Да, действительно, опаздывать не хорошо, тем более к Куротсучи-тайсо.
- Да, тайсо. Как скажите. Я готов последовать за вами в любую минуту.
Ханатаро смотрел, как его тайсо суетилась и бегала по кабинету по маршруту письменный стол – зеркало. Когда все необходимое было собрано и вручено секретарю, они направились к двери. Но тут неожиданно появилась адская бабочка с посланием к Орихиме. От неожиданности, (интересно, какая по счёту неожиданность произошла с нашим героем за этот день? ^_^) и по правде говоря своей природной нерасторопности, он завертелся на месте и в итоге оказался на полу с разбросанными документами и прочими бумагами.

0

11

Иссиня-черные с едва виднеющимися фиолетовыми  вкраплениями, такие  хрупкие, чуть замирающие и  сразу вздрагивающие,  крылышки бабочки,  вот-вот вспорхнет. 
Этот миг…

   Сознание  Химе  отключилось,   она     прибывала в  каком-то непонятном  смятении, конечно же   до нее   дошел  смысл  сказанного,  просто  в такие  моменты очень хорошо  начинаешь чувствовать ветер перемен,  между    чем-то  прекрасным  и   тревожным.  Душа   начинает  открывать  глаза  и  смотреть  на  этот  мир    через   тело,    через  простые   человеческие   глаза,   нерасторопно  вплетая в  свои  волосы  цветы,  источающие запах умиротворения.  Лепестки падают на   плечи души, кружатся вокруг, подхваченные   этим   отрешенно-невозмутимым  ветром, он несет их   над  прозрачной  водой озера простой размеренной жизни, прекрасное цветение этих весенних лепестков сакуры перемешалось  с  прозрачным  осенним воздухом, гладь воды величественно-непоколебима, и   даже  ветер несущий их, к красным воротам  реальности, не  смеет  тронуть эту  гладь. Чистота, прозрачная,  невыносимая обволакивающая,  заставляющая сжиматься сердце,  как же  прекрасна   прозрачность воздуха, когда    глазам  открывается  такой трезвый горизонт,
Рассвет…
Душа протягивает руки к воротам и с  ладошек слетают  последние   лепестки, и она улыбается, этому  дерзкому порыву, все еще   лететь,  оставаться  в этой  чистоте   и не падать. Воистину, прекрасное зрелище -  полет лепестков, такое  длится,  какие то  секунды, но они так прекрасны. Главный  мужчина  в  жизни души - это   «Миг». Он придает ей  смысл совершенствования, он  все решает,  а  она  лишь  идет   за  ним слепо, веря и любя.  Он начинает   петь о цене этого  мира,  о  его  существовании, о   желании жить в нем, но ворота уже открылись. А там пропасть забвения и пустоты, оказавшись внутри этой тьмы, лепестки продолжали свой полет, рассеваясь тусклым свечением, так пробуждается сознание, и человека просто выбрасывает в реальность.  С тайчо случилось именно так.  И только еще с не полностью закрывшихся ворот можно было слышать чистый голос души, своему любимому.
Бабочка вспорхнула и исчезла.
Химе-сан бросилась к выходу, обернувшись на миг, остро посмотрев на Ямада-куна, все еще прозрачными глазами, но гладь озер уже чуть заметно подрагивала.
Ямада-кун, тебе придется, одному отправивится к Маюри-тайчо.
Прошу тебя, будь аккуратнее! – последняя фраза, уже донеслась из темного проема, ведущего в коридор.

--->  Госпиталь города НВС

0

12

-Тайсо, убежала … - Сказал Ханатаро, глядя вслед убегающей в госпиталь Орихиме.
Он принялся собирать разбросанные по полу бумаги и размышлять о том положении, в котором он оказался. – Неужели с со-тайсо всё так плохо, что понадобилось присутствие Орихиме-тян? Как здорово, это моё первое самостоятельное задание от тайсо. Интересно, что только понадобилось от медиков Куротсучи-тайсо? Надеюсь, ничего сложного мне не предстоит.
Поднявшись с пола и положив собранные бумаги на рабочий стол, Ханатаро собирался уходить, как вспомнил о своих обязанностях. Оглядев кабинет, он увидел растение Орихиме, которое следовало полить.
- Чуть не забыл полить цветок. – разговаривая сам с собой он принялся поливать из маленькой цветочной лейки, которая стояла возле горшка. – Вот теперь порядок.
Ханатаро встряхнул руки после удачно свершённой работы и направился к выходу из кабинета с непринуждённым выражением лица, напевая какую-то незатейливую мелодию себе под нос.
Наивный. Он даже не представлял, чем может обернуться для него безобидный поход к Маюри. А если бы включил свою фантазию, то ухватившись за кимано своего тайсо, не за что бы не отпустил и поплёлся бы с ней в госпиталь. 

---> Лаборатория Исследовательского отряда

0

13

>>>>> Сообщение для Иноуэ Орихиме.

Орихиме-тайчо!

Прошу Вас срочно зайти ко мне в кабинет для важного разговора. Дело не терпит отлагательств. Если у Вас есть какие-нибудь другие дела, прошу, отложите их.

Капитан Аналитического отряда Исе Нанао.

0

14

---> Госпиталь города НВС

Кап-кап-кап… Из водяных часов медленно сочиться вода. Синяя, подкрашенная медным купоросом влага похожа своим цветом на лесные колокольчики. В двух сферических сосудах отражаются прозрачные девичьи глаза. Иноэ Орихимэ с тихим вздохом отрывается от разглядывании милой вещицы и идет к своему столу. На нем горсти бумаг, остывший чай в глиняной чашке.
- Ну что же вас так мнооооого, - закатив глаза девочка с преувеличенным рвением начинает разбирать груду новой отчетности, быстро пробегая глазами, ставя печати, подписи, разбрасывая в неровные стопочки. Механически. Движения ломаные, как у куклы. «Раненый из сектора F24. Закрытый перелом бердовой кости, растяжение левой лодыжки, ушибы 2ой и 3ей степени, гематома правого локтевого сустава…» За три года она стала настоящим спецом в медицинской терминологии, теперь она даже знает как правильно писать латинские названия болезней. Шинигами, люди – тела оказались у них одинаковыми. Те же руки-ноги, так же встают дыбом волоски от холода, такая же красная и горячая кровь. « А мне ведь нравиться лечить», - печать красным оттиском закрывает больничный, - « Если подумать, то совсем не плохо, если бы я после школы стала врачом. Медсестрой в школе или педиатром – лечить ссадины, растяжения, успокаивать детишек… Могла бы лечить твоих сестер, или даже помогать в больнице твоего отца…. Я теперь ученая, интересно, а Ишшину-сану я бы понравилась? Я бы очень старалась… Нэ, Куросаки-кун, было бы здорово, если бы я работала у вас в больнице – тогда бы мы могли видеться каждый день»… Буквы плывут перед глазами, растекаясь по листу мокрой тушью. Девочка быстро вытирает рукавом глаза, но слезы продолжают течь. Самопроизвольно.
- Бака, - сползти маленьким комочком под стол, сворачиваясь в горький клубок боли и рыданий. Ладошки трут покрасневшие глаза, пока те не начинают болеть, не становятся сухими, - Ну вот, ты сегодня уже третий раз ревешь! Осталось всего четыре, а ведь впереди еще целый день и ночь, - Орихимэ замолкает, разглядывая свои руки. Ладошки маленькие, нежные, а пальчики тонкие, мокрые, холодные… То, что в день нельзя плакать больше семи раз она придумала сама. Это было маленькое правило, позволяющее ей сдерживаться, жить, иногда улыбаться остальным, - Бака-бака…
Суетливо подняться, проглотить несколько глотков зеленого чая с медом и перцем. Он уже остыл, поэтому был не таким вкусным. Подавиться, закашляться, чувствуя как на глазах выступают слезы совсем другие. Дрожащей рукой взять салфетку и промокнуть глаза и губы, улыбнуться:
- Будешь такой плаксой, - из маленького зеркала на нее серьезно глядят серые глаза в обрамление мокрых, рыженьких ресниц, - И Князь Ужаса покарает тебя!
Это тоже придумала она сама себе. Вселенское, метафорическое зло, из-за которого происходят все несчастья, которое строит ей козни и вообще мешает всем жить счастливо. Смешно, наверное, придумывать себе вселенское зло, когда совсем близко есть человек, который хуже этого самого зла. Всполохи рейацу из крепости заставляют ее замереть, нервно сжав полоску белой ткани, которой она теперь всегда завязывает прядь волос с левой стороны. Ее она отрезала от полога своего белого платья, которое она носила в Лас-Ночес. Отрезала и заплела в волосы, что бы всегда чувствовать, что же твориться там, что бы чувствовать рейацу Куросаки-куна. Вот и сейчас она чувствует его, и еще несколько знакомых духовных сил. В Крепости что-то произошло, но она так и не поняла что. Просто оседает на самых кончиках рецепторов странное послевкусие такой дорогой ее сердцу рейацу.
- Арэ? – девочка моргнув хлопнула себя по макушке. Под пальцами слабо затрепыхалось, суча ножками хрупкое тельце, - ой, прости!
Обращаться с Адскими бабочками она так и не научилась, но насекомому созданному магией Демонов вроде было все равно, что его только что держали в кулаке. Ловко перебирая лапками, бабочка забралась к ней на палец. Передавать информацию она начала сразу, как только Иноэ прикоснулась к ней. Исанэ-сан пыталась ей объяснить, но это было так же бесполезно, как просить Ренжи-сана вести себя потише. Нанао-сан из Аналитического отряда, просила ее придти к ней в кабинет. Девочка удивлено моргнула, стряхивая с рук оставшийся от бабочки пепел, но начала собираться. Капитана Аналитиков он почти не знала, Садо-кун как-то рассказывал про нее, и про то, что она была лейтенантом Кьораку-сана, еще когда был цел Готей, но больше девочка не знала. Ну да все равно. Если ее зовут, значит, есть дело, поэтому нужно спешить.

--->  Информационный центр Аналитического отряда.

0

15

Начало игры.
Чем может заниматься капитан медицинского отряда во время объявления военного положения в городе? Он может поливать. Бамбук.
Единственное, чем я сейчас в состоянии заниматься, - вздохнула про себя Орихимэ, окидывая взглядом внушительных размером растеньице, занимавшее в кабинете без малого целый угол. В руках она держала тёмно-коричневый керамический чайничек, оприходованный под лейку. Под предлогом сколотого носика и потерянной крышки.
Сегодня всё шло наперекосяк. Проснувшись, она обнаружила, что не помнит где её тапочки. Во время утренних занятий (которые из-за отсутствия в Шиконкае суточного солнечного цикла могли быть какими угодно, а не только утренними) Тсубаки поругался с Шунъо, кинув в «фею» любимым чайником Иноуэ. На пол пути к госпиталю капитан вспомнила, что забыла одеть хаори. Опоздала к приёму отчётов за ночь и пролила чернила на стол своего лейтенанта… Придя к себе в кабинет с стопкой дел, Орихимэ поняла, что попросту не в состоянии сделать что-либо из-за растущего беспокойства. В тот момент её и застал вой сирены.
Отбой тревоги уже давно отзвучал, а взволнованно стучащее сердце никак не могло успокоиться. Только бы всё было хорошо, - то и дело вспыхивало внутри. Иноуэ и сама не могла понять, что её так тревожит, но девушка буквально не находила себе места.  Идея поливки была столь же спонтанной, как и все её сегодняшние действия, но весьма эффективной. Горная вода уносила вместе с собой, впитывала в землю, все тревоги и опасения. Теперь можно попробовать и поработать. Поставив «лейку», Орихимэ подошла к столу. Немного поколебавшись, села, вытаскивая кисть из футляра. Пару дел подшить, пару раз расписаться…- тушь растёрлась быстро и привычно. Но пальцы только медленно крутили стержень в руках, заставляя его совершать оборот за оборотом. Это невозможно, - Орихимэ со вздохом положила кисть на место. Провела ладонями по лицу, относа к вискам. – Не могу сосредоточиться. Не мо-гу…
Встав из-за стола, она спрятала руки в рукава кимоно так, что они обхватывали друг дружку. Медленным шагом Орихимэ отошла от стола и прошлась по комнате. Двенадцать шагов до одной стены. Повернуться. Двенадцать шагов до другой. Повернуться. Двенадцать… Хотя здесь не белые стены, нет окна с решёткой, в которое светит Луна и окружают меня друзья, всё это всё равно похоже на тюрьму. Иноуэ остановилась, с надеждой взглянув на дверь. Зайдите хоть кто-нибудь. Котетсу-сан. Ханатаро-кун. Кто-нибудь. Пожалуйста…  Она могла выйти, но не могла уйти. Не имела права. Она взяла ответственность за своих подчинённых и не могла оставить их ни при каких обстоятельствах.

Отряд лечения и помощи – это не Отряд Боевого реагирования, Иноуэ-тайчо. Ваша задача – обеспечить своевременную медицинскую помощь. Помните это.

Почему они все так заботятся о том, чтобы я все эти годы не видела ничего кроме четырёх стен? Время утекало каплями в водяных часах и ничего не происходило. Это невыносимо, - девушка с силой обхватила себя руками, плотно сжав губы и невидящим взглядом рассматривая плетёный ковёр под ногами. Было зябко, хотя кабинет был тёплый. И тоскливо на душе, хотя причин для этого вроде бы не было. Подойдя к стулу, она снова села. Привычка ожидания, появившаяся три года назад. Привычка ожидания стука в дверь. В белую дверь посреди белых стен… Орихимэ вздрогнула и провела плечом по щеке, отгоняя воспоминания. Ну уж нет! Так не пойдёт.
- Хм? – вынув одну руку из рукавов, Иноуэ задумчиво похлопала себя указательным пальцем по нижней губе. А чего это я расклеиваюсь? Она решительно встряхнула головой.
- Пессимизм!  Это пессимизм! Все уже в тоннелях, борются против врагов, - подхватив кисть, Орихимэ закатала рукава кимоно и, улыбнувшись, подмигнула страшенной кипе отчётов. А у меня тут свои враги. Бумажные. Расправа над бумажными врагами началась споро и с воодушевлением. Когда друзья вернуться, обязательно позову их куда-нибудь, - откладывая очередной пергамент в сторону, Иноуэ сдула с лица прядь волос. Она ещё не придумала, чем забирать их вместо отобранной Ичимару ленты и они постоянно падали на глаза. А то в последнее время все по макушку в тренировках. Даже поговорить не успеваем толком… Мысли отвлекли от дел и Иноуэ обнаружила себя глазеющей на потолок и грызущей кончик кисти. Ой! Хорошо, что хоть палочку, а не хвостик, которым пишут… - смущённо потёрла девушка рукавом покусанный предмет канцелярии. Что раньше, что теперь  – стоило ей замечтаться, как она начинала «ловить ворон». Но вот фантазии уже не были весёлыми или смешными. Блестящие искорки в зрачках потускнели.
- Где ты сейчас?..
Не докричаться, не дозваться,  не дотянуться. Где ты?.. Стены города блокировали любую попытку почувствовать духовные колебания. На лице Орихимэ появилась сосредоточенное выражение. Смогу. Я смогу.
Рванувшаяся навстречу откуда-то издалека рваная тёмная волна разжала пальцы рук и виток очередного  иероглифа размазался чёрной кляксой. Как близко! Первый шок прошёл, но девушка не могла пошевелиться. И как…слабо… Вскочив, Иноуэ выбежала из кабинета, позабыв про опрокинутую на стол баночку с тушью. Уже вторую за сегодняшний день.

-------> Госпиталь города НВС

+2


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Город не видящих Солнца » Кабинет, Главы Мед. отряда.