Bleach: Disappearing in the Darkness

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Улицы бывшего Руконгая » Восточный Руконгай. Улицы.


Восточный Руконгай. Улицы.

Сообщений 31 страница 60 из 76

31

Снежная пыль, медленно возвращавшаяся на то же место, где и пребывала до появления Шинигами, заставила Кватро поежиться. Только сейчас он заметил, что погода делала свое черное дело: резкий ветер пронизывал насквозь, и даже одежда не спасала, словно ее не было и в помине; снег коготками пытался поцарапать бледное лицо, из-за чего приходилось прикрывать глаза, что в данной ситуации было не очень удобным; руки, покоящиеся, как всегда, в карманах хакама, медленно, но верно, теряли и без того слабо развитую чувствительность. Он вытащил руку и медленно сжал пальцы в кулак, проверяя ледяные чары на прочность. Она неприятно заныла, жалуясь хозяину на осточертевший город.

Ямми подошел ближе и сказал что-то про Ильфорте и убитых Шинигами.
" - Чушь. Они еще живы. Все четверо. Продолжают прятаться, как жалкие крысы… Сколько это может продолжаться?" Но они сами пожелали ответить на этот вопрос. Громкий клич разрезал воздух, и теперь уже трое Богов Смерти с каким-то решительным азартом в глазах мчались в их сторону.
Пятнадцатый отреагировал быстрее Ямми и молниеносно нанес три точных удара. Десима долго стоял в размышлениях, словно не веря своим глазам, а потом и вовсе ошалел… Он чуть не снес блондину голову, из-за чего тот упал в снег, оглушенный.
" - Пфф…"
Перебранка между ними все больше и больше раздражала Четвертого. Слишком много шума. Причем самое отвратительное, - виной тому были какие-то слабаки. Последней каплей, переполнившей чашу терпения, стала очередная абсолютно лишенная здравого смысла выходка Ямми: он разнес вдребезги то место, где находился последний Шинигами. Ильфорте принялся истерить, и Улькиорра проклял тот момент, когда он согласился на предложение Десятого.

Потеряв терпение, Шиффер  резко выпрямил руку и запустил в сторону арранкар бала, та промчалась мимо них, и чуть поодаль разбилась о землю. Брызги снега разлетелись в разные стороны, окатив неподеливших добычу убийц.
- И долго вы еще будете вести себя, словно последние недоумки? Из-за вас мы потеряли всех, кто мог говорить! Теперь мы не только не найдем их убежище, но и никакой информации Владыке не предоставим. С этим вас поздравить?

+2

32

Ильфорте словно обезумел от услышанного. В тот момент Ямми мог ожидать от него всё что угодно, но действия пятнадцатого всё равно застали Ямми врасплох. Ладонь Ильфорте достигла щеки десятого и со звонким звуком огрела того. Ямми никогда раньше не получал пощёчин, просто он никогда раньше не общался с теми субъектами, кто хорошему ядреному удару кулака предпочитает какую-то жалкую, но очень неприятную пощёчину. Ямми был в шоке. Слыша ругань и проклятия пятнадцатого, он находился в некой прострации и никак не мог поверить в произошедшее.

- Ах ты ничтожество! Можешь считать себя покойником. – выйдя из ступора первым и самым твёрдым намерением было растоптать наглеца.
Схватившись за рукоять своего меча Ямми так и не смог обнажить его. В опасной близости от него в землю врезалось бала. Отпрыгнув от разлетающейся земли на пару метров и оглядевшись, его взору предстала ещё одна картина, которая повергла его в шок. Перед ним стоял раздражённый Улькиора, который по видимости и запустил бала.

- Ты что творишь, Улькиорра? Предупреждать надо о таких вещах. Я понимаю, что ты хотел прикончить эту мразь, но что было, если бы ты задел и меня? – недоумённо посмотрев на Кватро Ямми снова решил обраться к нему. – Это всё он виноват. – закричал Ямми тыча пальцем в Ильфорте. – Сам посуди. Я убил только одного, а этот идиот аж целых троих. Ну? Я прав? Если бы он думал головой, а не другим местом, то один остался бы жив.

+1

33

Грантц видя, что Ямми положил руку на клинок, решительно выхватил свой и замер, так как от силы пущенного бала он прикрыл глаза и опустил меч да тут же услышал возмущённую речь Десятого. Он Ильфорт виновен во всех грехах этого безмозглого мешка с мышцами, видимо Айзен-сама лепил Ямми последним и решил, что раз силы много, то мозги доделать не обязательно. Тем паче что интеллект вообще разошёлся по другим арранкарам. Дождавшись пока Дэсима окончит свою реплику Ильфорт резко вдел меч в ножны и тихим голосом начал ответ.

- Стрелять надо было в него... и Ямми убери палец, тыкать неприлично, - подчеркнул и сказать решил, что он думает о Ямми. - Я ранил одного шинигами, и они укрыли его за сугробом, а сами пошли на нас. Я не был уверен что он там, поэтому я пошёл вперёд чтобы ударить первым и узнать, где тот шинигами. Я сделал сонидо, и он был там за сугробом, как и думал. Он был жив, правда ранен, но жив, я делаю шаг чтобы пойти туда, и тут твой подчинённый бьёт меня по затылку и орёт, что я видимо помешал ему развлечься, я решил пойти один, потому что Ямми бы в ярости убил бы всех. А теперь по тупому последнему поступку, у нас ровно 0 живых шинигами, мы не знаем где логово их и нас ждёт ужасное наказание в Крепости. Вот и скажи мне кто виноват Улькиорра? Он или я? Если бы здесь был мой господин, то уверен он бы нашёл мои действия нормальными.
Нормально ли то что меня бьют по затылку свои же? И убивают нашу цель к тому же... Это можно расценить, как предательство...
- ледяным тоном проговорил Ильфорт и, гневно глядя на Ямми, повернулся и сплюнул кровью.

" - Эта туша, меня довела до белого каления и она ещё орёт что я виноват. Ты не жилец Ямми, я уничтожу тебя, как только я найду своего господина. Ты узнаешь что такое Бык в гневе, из-за тебя мы теперь все будем жестоко наказаны, чёрт где же мой господин... Забери меня от этого недоумка Ямми, и я буду целовать твои стопы!" - Ильфорт прожигал глазами Дэсиму словно мишень в тире и было видно что он явно не хочет с ним выпить шнапса на пару.

Пятнадцатому хотелось послать к чёрту всё, сорвали его великолепный план. Всё же просчитал и то что сонидо будет и то что шикаи и то что ранить надо, но не убить. Нет же блин, только потому что кому захотелось помахать кулаками его план сорван и его ждёт наказание за дибилизм другого.

Отредактировано Ilforte Grantz (2008-10-18 23:38:28)

0

34

-----> Крепость Айзена -----> Покои Гриммджоу

Шаолонг передвигался очень быстро по улицам того, что предже было полным жизни Руконгаем, чувствуя мощные вспышки реяцу. Ошибки быть не могло, это Улькиорра-сама, безмозглый Ямми и точно старший Гранц... Что не смогли поделить эти трое? Причин спешить у него было много. Во-первых, его волновало то, что произошло в Крепости – эти события, как цепная реакция одно за одним. Они были очень важны и требовали каких-либо действий. Во-вторых, ему не нравилась местность... Здесь было слишком неспокойно, а ввязываться в пустую драку он не очень-то хотел. Мощный всплеск.

- Бала? – Куфанг остановился, судя по мощи это сделал Улькиорра. Брови арранкара сошлись на переносице. Нужно быть мастером, чтобы довести Кватро Эспада до того, чтобы на всю округу он так ему несвойственно разбрасывался реяцу.

" - Что они там творят?" – Шаолонг  поспешил к месту, где находились арранкары, попав как раз на тот момент, когда Десятый и Пятнадцатый начали делить куличики в песочнице и выяснять, кто прав, а кто виноват.

- Прекратите оба! – Куфанг появился рядом с Улькиоррой, безразлично скользнув взглядом по Ямми и остановившись на Илльфорте. – Ведете себя хуже детей... Что здесь произошло? Вас слышно, наверное, даже в Уэко! Десима, я знаю, не мне тебя учить, но ты Эспада. Уважай свое место и веди себя достойно его! А в число достоинств, входит разумное поведение! Или это новая стратегия? Таким образом выманить врага? – одиннадцатый понимал, что перегибает палку. Он не знал, что здесь точно произошло, но эти двое явно зря вместе отправились сюда... или случайно пересеклись. Не слишком хорошая компания – Ямми и старший Гранц. - Илльфорте, мне нужно с тобой поговорить!

Отредактировано Shawlong Koufang (2008-10-22 20:18:02)

0

35

Ильфорт остолбенел услышав знакомый голос, голос, который был прав очень часто, голос, который он уже не чаял услышать. Его обладателя звали Шаолонг, Грантс его уважал ещё с тех пор, когда тот адьюкасом был негласным лидером их стаи.

Сделав шаг в сторону Примеродесима, он прошипел угрозу в сторону Ямми, так чтобы слышал только тот.
- С тобой я ещё отдельно побеседую..., - угроза и решительность были ясны, в злобе Ильфорт если был не сильнее Ямми, то подлость мог сделать всякую.
Повернувшись лицом к Шаолону, Квинтадесима тихо проговорил.

- Я внимательно слушаю тебя, Шаолонг... - голос скрыл удивление Ильфорта.
Когда Абарай запустил в него плевок своего банкая, не то что бы реацу Абарая была сильнее, Ильфорт тогда не ожидал, что какой-то слабак-шинигами окажется способен его задеть. Угасая его сознания видело Шаолонга, вдруг превратившегося в громадный кусок льда и с стоном рухнувшего куда-то вниз, Грантц был уверен, что тот мёртв, и считал лишь себя выжившим. Он выжил, потому что брату оказался нужен, и брат его починил, а о судьбе других он ровным счётом, ничегошеньки не знал.

- Я знаю, что ты меня отчитаешь, но оправдываться не буду... - спокойно глядя тому в глаза своими каре-алыми очами, который напоминали кровь застоявшуюся и молча ждал ответа.

0

36

Раздражение, внезапно вспыхнувшее в самом уравновешенном и спокойном из Эспад, и не думало покидать так неожиданно появившегося временного хозяина, слово паразит расползалось по всему телу, порождая лишь одно желание. Уничтожить. Заткнуть. Прекратить, наконец, эту бессмысленную перебранку. Но Кватро прекрасно держал себя в руках, не позволяя основным инстинктам Арранкаров вырваться наружу. В противном случае, от шумных рядом находившихся особ не останется и следа, и тогда даже особые отрицающие реальность способности не помогут.

Проявляя удивительную стойкость, Улькиорра терпеливо выслушивал все те бредни, что звонко разлетались над обломками домов, разрезая холодный воздух, из уст Децимы и фрассиона Гриммджо, которые все надеялись свалить вину на другого и оправдаться. Бала, пущенная в снег, словно канула в небытие или какое-то другое измерение, не принеся за собой никакого результата. Лишь, по-видимому, искреннее удивление Десятого свидетельствовало о том, что выходку Шиффера все-таки заметили, но сути так и не поняли. Ильфорте предпочел промолчать, лишь замерев на мгновение и немного поубавив свой пыл – иначе безобразной драки было бы не избежать, а Четвертый не собирался их разнимать.

Он слушал рассуждения Ямми, уже совершенно забыв про холод, ибо желание избавиться от спутников не давало спокойно осмыслить ситуацию, в которой они оказались.
- Вот и скажи мне кто виноват Улькиорра?
Насколько он помнил, в судьи он не нанимался. И этот вопрос, уже столько раз заданный за сегодня, ввел его в легкий ступор.
" - Надо возвращаться. Здесь мы уже ничего не поймаем – после такого шума ни один Шинигами не пожелает высунуть свой нос из норки… И что я скажу Айзену-сама..?"

Внезапное появление Одиннадцого очень облегчило задачу Улькиорры. Нашелся тот, что наконец хоть ненадолго сможет занять этих двух тупиц и, возможно, успокоить. Потому он не стал мешать разговору Куфанга и старшего Грантца, наблюдая за всем со стороны.

0

37

Ямми уже успел несколько раз пожалеть о своём опрометчиво принятом решении относительно Ильфорте. Он то думал, что берёт смышленого и покладистого аранкара, с которым не будет особых проблем, а вышло совсем наоборот. На деле «блондинчик» показал весь свой характер и темперамент, в общем, оказался настоящей «стервой».
Окончательно оборзевший несостоявшийся партнёр по команде в конце концов окончательно потерял чувство меры и забыл в каком обществе он находится. Может быть среди шушеры Сексты Эспада такое поведение считалось приемлемым, но по понятиям Ямми таких наглецов, кем бы они не были, нужно незамедлительно ставить на место, а место у подобных субъектов, по тем же пресловутым понятиям Десимы, находится у параши.
Сказать по правде, всех тех, кто слабее него самого он считал достойными уже упомянутого места. Уже собираясь приступить к выполнению поставленного плана по поднятию дисциплины и воспитания чувства уважения к вышестоящим товарищам, Ямми заметил на горизонте непонятно откуда и непонятно зачем появившегося Куфанга.
Появление ещё одного морального разложенца устоев аранкаров и подрывника вертикали власти окончательно вывело из себя Десиму Эспада. Ямми не собирался терпеть ехидные замечания и нравоучения от какого-то фрассиона:

- Вот именно, Куфанг, не тебе меня учить. Я Дэсима и этим всё сказано.
Разговор уже вёлся на повышенных тонах. Ямми не скрывал в своём голосе презрения и злости по отношению к удалившимся аранкарам. Неосторожно кинутая в его сторону угроза из уст Ильфорте произвела эффект сравнимый с красной тряпкой кинутой на голову и без того разъярённому быку. Его глаза налились кровью, а руки начали сжиматься в кулаки. Недолго думая, Ямми взял охапку хоть для чего-то пригодившегося снега, скомкал из него внушительных размеров снежок и запустил его в сторону отошедших нарушителей спокойствия, целясь в голову Ильфорте, выкрикнув при этом:
- Что ты сказал, мразь? Давай побеседуем сейчас!

+1

38

По крайней мере Илльфорте не стал упрямиться. Куфанг и не собирался применять к нему силу, тем более в присутствии этих двоих. Улькиорре меньше всех нужно знать о их разговоре, ибо он  сразу же доложит обо всем Айзену. Шаолонг, заложив руки за спину, кивнул старшему Гранцу и собрался уже уходить, как Ямми все-таки высказал ему свое мнение по поводу его нравоучений. Решив не связываться с ним и не терять времени, Куфанг, подождав Гранца. Улькиорра по крайней мере не стал чинить им препятствий. Видимо Кватро решил спокойно уладить всю ситуацию и развести спорщиков по разным углам. Но Ямми был на взводе, накинувшись на Илльфорте. Понимая, что Гранц слишком вспыльчив и может кинуться в драку, Шаолонг выступил вперед, бросив:
Повернувшись, одиннадцатый смерил арранкара взглядом, а потом произнес:

- Вот именно, ты – Десима. Не стоит вынуждать меня занять твое место, Ямми. Я не сделал этого лишь по двум причинам. Во-первых, у меня пока есть долг в звании фрассиона, а во-вторых, меня вся Эспада засмеет, если я отберу у тебя это место. Не все решается спорами и кулаками. И никто за тебя не вступится, если кто-то нанесет однажды тебе удар в спину, Десима. Сейчас я готов выступить за Илльфорте. Каждый из фрассионов Сексты идет своим путем, но мы готовы, если надо, прикрыть спину друг друга. Идем, Илльфорте, - посмотрев на Четвертого, Куфанг добавил. – Прошу прощения за беспокойство, Улькиорра-сама, - потянув старшего Гранца за рукав, Куфанг решил поискать более спокойное место для разговора

-----> Улицы бывшего Руконгая ------> Окраины

0

39

Грантц умерил свой гнев ещё давно, теперь лишь холодное презрение читалось в глазах 15 по отношению к Дэсиме. Ильфорт выслушав Куфанга решил не говорить ни слова и до конца оставаться спокойным.
Он расслабил мышцы и понял что прав всё таки он, но немного больше чем прав был Ямми, в конце концов Ильфорт старался ради блага задания, а Ямми старался ради собственного увлечения.
Грантц молча кивнул Шаолону и выдернув свой рукав из его руки тихо произнёс.

- Не стоит, я и так за тобой...Шаолонг, - прозвучало спокойным голосом которым иногда вещал Заэль-Апорро Грантц, родство было таки очень близким.
Ильфорт в душе уживался с братом, и старался как можно меньше выказывать пренебрежения к его науке, о которой тот твердил ему. Он даже простил ему вживание духовных паразитов, поскольку те, несмотря не на что, спасли его от вечной Пустоты и смерти, хоть внешне они всем казались двумя истериками. Это было вовсе не так, мало кто об этом мог догадаться. Посему Ильфорт следовал за Куфонгом туда где они действительно могли поговорить с глазу на глаз.

------> Улицы бывшего Руконгая ------> Окраины

0

40

" - Ками-сама, ну почему он не может держать себя в руках? Ведется на провокации со стороны, словно пустоголовый менос.  Всего пара слов из уст старшего Грантца, и Ямми уже более похож на озлобленного, загнанного в угол Холлоу, без единой капли разума. Просто тупая, ослепляющая ярость.".
Кватро устало вздохнул и прикрыл глаза. Если бы Куфанг не увел сейчас Ильфорте, то Десима непременно бы уничтожил зазнавшегося фрассиона. Все-таки разница в силе была значительна, и глупо было бы ожидать какого-то другого исхода. Хотя Ямми, не чувствующий сейчас ничего, кроме злости, был очень уязвим. В любом случае, этих двоих растащили по сторонам, и Шиффер был даже немного по-своему благодарен за это.

" - И все же о чем он так хотел поговорить с блондином?"- это был не интерес, это было просто желание знать то, что от него явно захотели утаить, -" Если это касается Гриммджо… То даже странно, ведь я ясно чувствовал его присутствие в Крепости Айзена-сама до того, как мы отправились сюда. Но… Ведь я и здесь уловил его реяцу. Возможно, в этом все дело? Тогда почему они не остались тут?" 
Пронзительно изумрудные глаза разрезали воздух и Улькиорра проводил взглядом удаляющихся Арранкаров.
" - Точно. Реяцу слишком слаба. Да еще и эта омерзительная погода… Они попросту ничего не заметили, но ведь в Крепости-то должны были? Значит, что-то не так. Опять Секста что-то устроил. Он ни секунды не может прожить без того, чтобы не вляпаться в какую-нибудь отвратительно пахнущую историю.".

- Ямми, успокойся. Ты ведешь себя недостойно звания Эспады, – Кватро окончательно и бесповоротно вернул былое самообладание и его голос звучал холодно и четко. – Позволяешь жалкому мусору управлять своими эмоциями. То, о чем они хотят побеседовать, сугубо их дело.

" - До тех пор, пока это не станет вредить Владык.".
- А ты разберешься с Ильфорте, если не передумаешь, позже. У нас есть более важные дела. Обо всем, что здесь произошло, я обязан доложить Айзену-сама. И мне неизвестно, как он на это отреагирует…

0

41

Как он и думал, у Децимы не было каких-то предположений на заданную тему. Впрочем, какая тема? Если его и услышали, то либо решили проигнорировать, либо в верхней части большого тела случилось замыкание… Кватро и не ожидал от своего спутника сверхъестественных мыслей и пафосных речей, но попытка не пытка – хотелось надеяться, что Ямми хотя бы поразмыслит над этим и если не сделает выводов, то перестанет хотя бы по-детски наивно дуться на старшего Грантца. Смысл? Видимо, для него все-таки был.
“ – И как он попал в Эспаду – откуда такое ребячество?” – со вздохом подумал Улькиорра, бросая затею достучаться до Десятого и разбудить спящий разум, если он вообще водился в тех дебрях. Глядя на гору мышц и мускулов, которая, забыв о холоде, беспомощно топталась в сугробе, периодически выкрикивая ругательства в сторону давно ушедших фрассионов Гриммджо, он решил вернуться в Крепость. Здесь их уже ничего не держало. Все полезное уничтожила некудышная “команда разведки”.

- Возвращаемся в Крепость.
Он хотел было развернуться по направлению к новой цели, но поймал на себе вопросительный взгляд Ямми. Тот не смел ослушаться, но, видимо, к задевшим его честь Арранкарам его тянуло больше, чем в нынешний дом. Шифферу было откровенно плевать на то, кто чего хочет, но на сегодня бездумных выходок ему уже хватило – разгребать новые ляпы не очень-то хотелось.
- Они найдут дорогу без твоей помощи, - холодно отрезал Четвертый. - Вот уж не думал, что тебя так заботят чужие фрассионы.
- Да плевать я на них хотел! – недовольно пробубнил Ямми, всем своим видом показывая, как он на них плевал с высокой колокольни. – За кого ты меня принимаешь? Это Сзаэль на них косо поглядывает, и если они и пропадают, то это не моих рук дело, будь уверен.

Две фигуры, белую одежду которых безжалостно трепал ветер, и так почти незаметные издалека, благодаря не прекращавшемуся снегу, покинули неприветливое полуразрушенное место, где когда-то стоял город.

------------> Потайной вход в Крепость

+1

42

--------->> Восточные тоннели города

Дозорные, как и положено этому отряду, отлично знали лабиринт тоннелей, ведущих из города шинигами на поверхность...
Сотайчо остановился перед выходом на поверхность, ожидая возвращения разведчиков. Появившиеся вновь бесшумные, как тени, шинигами, сообщили, что на первый взгляд наверху всё спокойно, дав этим добро на выход, и исчезли вновь. Тоширо встретил ожидающий взгляд Сорано и озвучил план действий.
- Я пойду первым. Думаю, плохая видимость из-за снега нам здесь только помешает. - он перевёл взгляд на дозорный отряд. - Разведчики уже там. Их дело - маскировка. Следом выходите вы. Ваша задача следить за безопасностью. Тем не менее, вы не должны покидать зону видимости от выхода. - следующим был боевой отряд. - Зараки-тайчо, вы с бойцами остаётесь в непосредственной близости от выхода до сигнала тревоги. - "Может, условие постоянной видимости и лишнее, но мысль искать потом блуждающих шинигами наверху нравится мне намного меньше."В случае боевого столкновения не толпитесь близко, но старайтесь не дать бою сильно отдалиться от выхода. - "Возможно, это привлечёт к выходу дополнительное внимание, но в любом случае никто из арранкар не уйдёт живых, так что мы не сильно рискуем." - Если арранкаров окажется больше трёх, я присоединюсь к вам. - Хитсугайя ещё раз сосредоточенно окинул взглядом подчинённых. - Нас многовато для вылазки. По этой причине первостепенная на данный момент задача - сохранить порядок и не привлечь лишнего внимания. Всё, вперёд.

С этими словами Хитсугайя развернулся и вышел в Руконгай. Мельком оглянувшись на путь в недра города шинигами, он перешёл в шунпо, уходя немного в сторону от выхода, и остановился на крыше маленького здания. На полуразрушенный в битве город падал снег. Его хлопья были большие и мягкие, но на удивление сухие. И связано это было с особенностями его происхождения. Такой снег не слёживался в сугробы и не лип к одежде, но под рваными порывами ветра тучами поднимался с земли и метался по улицам. В этой круговерти было трудно дышать и почти ничего не было видно. Только Тоширо не испытывал таких проблем.
Но сейчас он пришёл не один. Потому, прикрыв глаза, он ловил нужное ощущение, чтобы умерить на время снегопад в этой части Руконгая. Он вот уже три года поддерживал постоянные осадки. Но с тем, чтобы погоду налаживать, встречался удивительно редко. Тем не менее, снег идти почти перестал - отдельные снежинки очень медленно падали из вечных туч. Снегопад убавился над всем Руконгаем, но так заметно - только здесь. Однако теперь разведчики могли спокойно работать, а дозорные не рисковали увидеть арранкаров, только столкнувшись с ними лицом к лицу. Сам же Тоширо даже теперь терялся в полной белизне. Только рукава его косодэ были заметны.

0

43

<<< Восточная система тоннелей

Пожалуй, это даже можно назвать везением - уже второй раз за эту неделю Зараки удавалось покинуть подземную берлогу и вылезти на поверхность. Три дня назад все протекло замечательно, удалось подраться, хотя противник попался слабоватый... Впрочем, кто знает как все вышло, если два зверя столкнулись в более "дружелюбной" обстановке и на пике своих сил.
Как там звали этого насекомыша? Ннойтора Джируга, вроде так. Быть может, мы с ним столкнемся сейчас, - думал Кенпачи, лениво следуя за дозорной. Девочка ориентировалась в запутанных лабиринтах на удивление хорошо, и до выхода на поверхность разномастный отряд шинигами добирался совсем недолго.
- Я пойду первым, - подал голос сотайчо. По виду Хиитсугаи было понятно, что сейчас последует брифинг, который желательно послушать всем, если они не хотят неприятностей. Несмотря на то, что боевой отряд всегда все делал по-своему, общего плана придерживаться все таки стоило.
Ну, здесь все просто. Торчим на морозе, ожидая пока они залатают этот выход... и надеемся что нас заметит хотя бы парочка арранкаров, - конечно, ни Зараки ни его бойцы не восприняли с восторгом идею неотлучно торчать у входа, но самую толику надежды на драку им все же обеспечили. Повернув голову в сторону своих подчиненных, Кенпачи коротко кивнул, не произнося не слова, но тем самым недвусмысленно сообщая: "Никакой самовольности". Боевому отряду уже достаточно скандалов, а если что-то не нормативное случиться в присутствии капитана... Однако, реальность была такова, что самых неожиданных подвохов командованию стоило ожидать как раз от капитана Зараки.
Снаружи не было видно существенных изменений: все также бушевала метель, разбрызгивая повсюду белые капли снежинок, а мороз кусал кожу, даже защищенную толстым слоем реяцу. Ямато и Учида приободрились - видно было, что они уже долгое время не бывали в Руконгае. А ведь многие родились здесь...
Неожиданно снега поубавилось, видимость резко возросла, да и холод не мучил так, как раньше. Кенпачи смекнул, что это работа маленького тайчо, и остался сим доволен - такое резкое изменение погоды вполне может показаться подозрительным арранкарам, чьи патрули неустанно исследовали каждый район Руконгая.
- Отлично, ребята, все слышали Тоширо? От выхода ни ногой... И не мешайте дозорным, иначе нас всей братией отправят назад, - речь мужчины прервалась, когда тот вздумал богатырски зевнуть. - И еще... Коли встретите Эспаду, не поленитесь позвать меня. С мелочью можете сами разобраться...
И вновь противное ожидание. Одно радовало - ждать противника в непосредственной близости от него, в состоянии полной боевой готовности куда веселее, чем прозябая где-то в километрах под землей.
Зараки никогда не желал плохого людям, но сейчас очень хотелось, чтобы разведчики по полной пролетели со своей маскировкой и вскоре у входа стало бы не продохнуть от врагов.

0

44

----->Восточная система тоннелей

Как и ожидалось, первым на поверхность вышел главнокомандующий.
" - Да уж, Зараки-тайчо первым пускать нельзя. А то оглянуться не успеем, как он уже собьется с курса и потеряется в Руконгае. Эх и не повезет же тем арранкарам, которые его встретят," - думала девушка, с каменным лицом выслушивая распоряжения Хитсугайи. Все время пока сотайчо говорил, дозорная лишь коротко кивала. Со всеми его распоряжениями она была согласна, а если бы и не была согласна, то все равно исполнила бы – в конце концов, это же приказ. Решение было разумным – толпиться ордой у выхода, и привлекать лишнее внимание им было ни к чему. Сохранность маскировки – вот главная цель группы. " – Вот бы никто нас не заметил," - Сора совершенно не боялась сражений, но ей очень не хотелось, чтобы Тоширо вступал в бой. Отдав все распоряжения, хмурый командир исчез в шинпо.
- Ты будешь ждать здесь, - Сора повернулась к подчиненным и указала на одного из офицеров. – А ты, - взгляд метнулся ко второму офицеру, - останешься внутри туннеля у самого выхода. Ваша задача предельно  проста – если кто-нибудь с поверхности подаст сигнал тревоги, срочно передать его на ближайший пост. Иного от вас не требуется. В бой не вступать, а лишь следить за происходящим. Никакой самодеятельности, - скосив взгляд на капитана Зараки, дозорная чуть понизила голос. – В остальном, действуйте согласно Уставу. И смотрите у меня, - девушка погрозила офицерам кулаком и, быстро развернувшись, исчезла в шинпо, не дожидаясь пока боевой отряд опомнится и столпится у выхода.

В Руконгае было ветрено, зябко и очень снежно. Неприспособленная для такой погоды, форма шинигами продувалась со всех сторон, а слишком сильно выпускать реацу было боязно – вдруг кто заметит. Вот только Зараки это не особенно волновало – он приспокойненько строил своих бойцов. Видно было, что боевой отряд чуть не сияет от счастья.
" - Да такую силищу еще и не сдержишь. Могу поспорить, он будет рад, если нас тут обнаружат," - сверкнув недобрым взглядом, Тсую исчезла и появилась на крыше дома, на противоположной стороне той улицы, где стоял Хитсугайя.
Плетеные сандалии утопали в пушистом снегу. Немного потоптавшись на месте, дозорная взглянула вдаль и с удивлением обнаружила, что видимость значительно улучшилась. Небо немного прояснилось, и снег практически перестал сыпать на Рауконгай.
Повернувшись к командиру, от которого ее отделяло около десяти метров, девушка прищурилась. Рассмотреть сотайчо было сложно – лишь только темные элементы его одежды выдавали присутствие на противоположной крыше его хрупкой фигуры.
" - Отличная маскировка," - улыбнулась девушка, глядя на Тоширо. " – Почти как разведчик, только белый. Кстати, а где разведчики?" – повертевшись и оглядевшись по сторонам, Тсую уловила едва заметное мельтешение у одного из домиков. Ушлые шиноби уже натянули поверх черной формы белую, и теперь практически полностью сливались со снежным пейзажем. – И когда они успели? – девушка недовольно проворчала себе под нос.
Из всей группы самой яркой и приметной была дозорная. Ветер трепал ее рыжие волосы, которые сверкали в окружении белого снега как яркое пламя. Быстро спохватившись, Сора выдернула из-за пояса шнурок и, стянув волосы в тугой узел, перевязала их. Черную форму шинигами на белую уже не сменишь, да и не положена дозорным белая форма, поэтому Тсую передвинулась ближе к темному излому крыши. Снежная шапка лежала лишь на его верхушке, а на фоне сероватых досок, дозорная была уже не так заметна.
Положив ладонь на занпакто, Сорано сосредоточилась на контроле местности, внимательно прислушиваясь к своим внутренним ощущениям и время от времени поглядывая по сторонам.
" - Ну, чего они так копошатся?" – девушка мысленно подгоняла отряд разведки. " – Заканчивайте быстрее," - но время, как и маскировочные работы, все равно тянулось чрезвычайно медленно.

0

45

Чиро Карнеро/Акагума

Этот мерзкий, отвратительный снег был повсюду, слепил глаза и противно хрустел под ногами. Ступни арранкара постоянно проваливались в сугробы, которые повсюду затрудняли движения. Худшей погоды невозможно было придумать, и если и было во Вселенное самое отвратительное место, то это Общество душ – Чиро был в этом уверен.
" - А этому хоть бы что," - Карнеро скосил взгляд на шедшего рядом адьюкаса. Большие, медвежьи лапы Акагумы совершенно не буксовали в снегу, а его белый, костяной панцирь почти полностью сливался со снежным пейзажем. Немного неуклюже переваливаясь с лапы на лапу, он двигался вперед как белая скала. Даже несмотря на рост и крепость тела, Чиро все равно казался чуть ли не кузнечиком рядом с адьюкасом-медведем. " – Пожалуй, в релизе я его все же больше," - арранкар бросил взгляд на своего спутника. Акагума присоединился к их группе совсем недавно, и ему еще не посчастливилось попасть в руки Айзена-сама и получить силу арранкара – эту честь нужно было еще заслужить. Почему-то Чиро думал, что медведь эту честь заслужит. За столь короткий срок он неплохо себя проявил и был хорошо принят их группой, но Корнеро не поэтому вызвался пойти именно с Акагумой, когда группа решила разделиться и тщательнее прочесать местность. Медведь был не многословен, и арранкару это нравилось в нем больше всего. За все время их сегодняшней прогулки, они перекинулись лишь парой слов.
" - Мерзкое местечко. Вот в Уэко всегда есть луна, большая и красивая, а тут только эти крысы шинигами и снег. Ни луны, ни даже солнца," - три года, проведенные в этом морозильнике, постепенно стирали из памяти пески Уэко и прекрасную луну. " – Интересно, когда все они сдохнут, снегопад прекратится?"– мысль получилась какая-то саркастичная и на лице Корнеро появилась ухмылка.
- Изменения, - гулко пробасил Акагума и остановился, а его слова заставили замереть и арранкара. Чиро только сейчас заметил, что его длинные рыжие патлы не развеваются во все стороны от порывов ветра, а снег не застит глаза.
- Метель стихла. Странно это. Здесь погода меняется редко.
- Нам это на пользу – видимость лучше, - погодные условия по сути своей Акагуму нисколько не волновали, так как это совершенно не влияли на физическое состояние медведя, но метель мешала выслеживать добычу, поэтому, когда снег перестал валить с мутно-серых небес, адьюкас обрадовался.
Корнеро не мог ни согласиться со словами медведя, тем более, что не успел тот их произнести, как арранкар уже заметил что-то интересное. На соседней улице, прямо на перекрестке, стоял внушительного вида шинигами. Глаза Чиро сразу загорелись,  а на лице появилась довольная ухмылка.
- Я двух маленьких возьму, - прорычал медведь и начал огибать пустошь, на которой, так кстати, оказалась кучка шинигами. Они стояли на некотором расстоянии от какой-то непонятной штукованы, напоминающей каменную трубу, торчащую из-под земли, и смотрели в разные стороны – что-то высматривали. Тот что был в белом, с иголками на голове, явно был сильнее, поэтому Акагума тактично оставил его своего старшему собрату, а сам решил заняться оставшимися двумя.
- Валяй, - отозвался Чиро и сразу же переключился на здоровяка-шинигами. Тот уже во всю скалился, завидев арранкара. – Что же здесь забыли доблестные шинигами? – прокричал Корнеро, обращаясь к здоровяку и вытягивая вперед руку, на которой уже заполыхало алым светом серо. – Пришли получить очередной пинок под зад? – яркий  луч сорвался с руки арранкара, оскалившегося не хуже, чем шинигами в белом. – Ну так получайте!
Мощные лапы медведя нетерпеливо взрывали снег, разлетавшийся во все стороны белыми комками. Набирая скорость, Акагума боковым зрением уловил алую вспышку серо, но это было не столь важно по сравнению с фигурами шинигами, которые маячили впереди, и которых адьюкасу хотелось разорвать в клочья. Атаковав ближайшего шинигами, Акагума надеялся сбить его с ног и заняться вторым, но где-то поблизости замелькали реацу приближавшихся собратьев, которые наверняка захотят поучаствовать. Снизив скорость, медведь оттолкнулся мощными задними лапами и прыгнул на одного из шинигами, издавая глухое рычание и выпуская острые когти.

Офф:
Чиро Карнеро – арранкар.
Высокий, жилистый. Из головы торчат два массивных рога, которые круто загибаются назад, образуя что-то похожее на два ободка. Маска закрывает правую половину лица и опускается до подбородка. Нос и глаза открыты. Длинные рыжие волосы развиваются в разные стороны. Одет в стандартную форму арранкар без рукавов, но с глухим воротом. Косодэ укорочено и доходит только до бедер. Арранкарья дыра скрыта под одеждой.
Занпакто – мощный тесак, около 1,5 метра в длину и шириной 40 сантиметров. Меч не изгибается – почти правильной прямоугольной формы, лишь только немного заостряется на конце. Лезвие сплошное, без каких либо щелей и насечек. Рукоять простая и массивная. Носит занпакто за спиной.
Релиз – Иди напролом, Сорнудо!
В релизе рога удлиняются, делают виток и, проходя вдоль скул, выдаются вперед на полметра. Маска с лица исчезает, а на лбу появляется мощная броня. Тело значительно увеличивается, покрывается костяной броней и становится похоже на тело барана, с отяжеленной передней частью.
Акагума – адьюкас.
Внушительных размеров медведь, гораздо больше обычных представителей этого вида. Все тело, словно панцырь, покрывает белая костяная броня, особенно прочная на голове, спине и лапах. Изо рта (сантиметров на 20) торчат клыки, а из лап острые, загнутые когти. Кроме всего прочего, адьюкас обладает специфической особенностью – он может издавать рык, который оглушает и дезориентирует противника, находящего на небольшом расстоянии от него. Степень оглушения, сила и продолжительность воздействия зависят от уровня реацу противника.

0

46

Навал Верруга/Матако

Так уж исторически сложилось, что адьюкасы, входившие в их не то, чтобы большую, но солидную группу, чаще всего ходили в компании одного из арранкаров. Потому вполне неудивительно, что на одном и том же перекрёстке вскоре оказалось две пары из арранкара и адьюкаса...

Навал и его товарищ прочёсывали территорию в квартале от места действия, когда одновременно почувствовали, что что-то стало не так. Первым остановился Верруга и, сузив глаза, медленно повернул голову туда, откуда изменения пришли. Что характерно, он заметил в начале оживление товарищей и их силу - а потом уже то, что снег шёл куда менее активно, чем это бывало тут обычно.
- Вот странно-то. Неужели шинигами? А снег тут тогда при чём? - задумчиво пробормотал арранкар странно звучащим из-под его жутковатой маски мягким тенором.
Матако, остановившийся рядом, дёрнул хвостом и повернул к напарнику маленькую бронированную голову.
- Если те двое собираются драться, кто ещё это может быть, кроме шинигами? - голос броненосца наоборот был низким и жёстким.
- И то верно. Ну что, идём туда - не можем же упустить шанс! - Навал глухо рассмеялся и, ухватив Матако за удобные выступы брони, вместе с ним вскочил на крышу. Эти двое работали вместе уже больше года. Можно сказать, пара была прекрасно сработавшейся. Особенно по части характеров. Так что тот факт, что в высоту адьюкас перемещается весьма с трудом, давно компенсировался прыгучестью Навала.
Преодолев по крышам отделявший их от шинигами квартал буквально за полминуты, оба напарника резко остановились, увидев цель. По воле случая им посчастливилось не встретиться с замершим буквально на соседней крыше сотайчо. Они подошли ровно с противоположной, нежели Чиро и Акагума стороны.
- Ну что, кто чей? - прошипел Матако, не отрывая взгляда от самого солидного из трёх наличествующих шинигами.
- Тот, на кого ты смотришь - мой. Он явно посильнее будет... - Навал прервался, увидев вспышку серо. - Ага, им занялся уже Чиро. Значит, медведь вон тем. - Верруга показал на дальнего шинигами. - Однако, им придётся поделиться. - ненавидимая Навалом маска превратила загоревшийся азартом голом в металлический почти скрежет. - Мой - здоровый. Твой - ближний. Вперёд.
Не дожидаясь реакции, арранкар соскользнул с крыши и выхватил меч, почти пропев такие любимые слова: "Проколи, Эспинозо!". И тут же шипы с одного из боковых плавников метнулись вперёд в пробной атаке.
Матако покачал ему вслед головой и, скорее свалившись, нежели "соскользнув" с крыши, бодро направился к третьему, не охваченному ещё пока, шинигами. Несмотря на внешнюю неповоротливость, бегать броненосец мог вполне быстро. Мгновенно приблизившись к шинигами, он, не ожидая, пока тот сообразит, как реагировать, взмахнул тяжёлым хвостом, метя противнику в голову.


Офф:
Навал Верруга – арранкар.
Довольно скромного роста и телосложения арранкар. Маска напоминает стилизованную рыбью голову, чья незакрытая пасть оставляет видимой часть лица. На фоне его фигуры маска выглядит непропорционально большой. Кроме того, вся её поверхность в пупырышках и бородавках, что окончательно его не украшает. Волосы каштановые, прямые, примерно до плеч. Под маской почти не видны. Одет в обычную форму арранкаров.
Занпакто – короткий клинок, больше напоминающий длинный шип с рукоятью.
Релиз - Проколи, Эспинозо!
В релизе его маска изменяет форму, превращаясь в гребень, начинающийся надо лбом и уходящий на позвоночник, и пластины, закрывающие скулы. Однако в релизе остаётся открытым лицо арранкара – и он, оказывается, красивый. За что очень любит свой релиз. Кроме гребня, переходящего на спине в подобие внушительного рыбьего плавника, появляются такие плавники ближе к бокам. Они напоминали бы крылья, если бы не были так явно именно плавниками. Броня закрывает его спину и грудь, напоминая рыбью чешую. Все эти плавники обладают довольно длинными и весьма острыми шипами, способными отстреливаться и отрастать. Кроме того, они могут складываться и разворачивать – как плавники.
Матако - адьюкас.
Сравнительно небольших размеров адьюкас, напоминающий броненосца с необычно длинным хвостом, заканчивающимся несколькими шипами длиной до полуметра. Этот хвост является его основным оружием. Между шипами хвоста создаётся серо. Он на удивление живо умеет перемещаться, несмотря на короткие вроде ножки. Кроме того, мощная броня на спине и маленькой голове способствует отражению бронёй атак.

0

47

Снег, пустота, холод. Снег, пустота, холод. И вновь все по кругу. Ожидание утомляло, чтобы развлечься, Зараки несколько раз "проверял посты" - то бишь просто отходил на несколько шагов в сторону, проверяя, стоят ли на положенных местах его ребята. Ямато и Учида исправно следили за обстановкой, но по их взглядам было видно, что скука добралась и до этих двоих.
Похоже, это неизбежно, - подумал Кенпачи, возвращаясь на свое место. Взгляд капитана боевого отряда скользил по безымянному клинку, давно снятого с перевязи. Чистый и блестящий, он казался мертвецом, когда его зазубрины не смазывала чужая кровь.
Внезапно что-то изменилось, заставив Зараки вскинуть голову и насторожиться: чужое, дикое и кровожадное реяцу было рядом, и оно приближалось. Губы сами собой расплылись в усмешке, а зампакто, до сих пор морозивший свое острие в толстом слое нападавшего снега, вздернулся вверх, словно ищейка, почуявшая добычу.
– Что же здесь забыли доблестные шинигами? – раздался громкий голос арранкара. Кенпачи не понадобилось даже поворачивать голову - его противник появился как раз в той стороне, куда смотрел капитан. Также Зараки заметил здоровенного Пустого, маска того была цела и, по видимому, с Кенпачи тот знакомится не собирался.
Ну и чудно. Пусть с этим здоровяком поиграются мои ребятки, - меланхолично подумал Зараки, после чего окончательно забыл о медведе. Тем более арранкар, завершив "приветствие", выстрелил лучом Сэро.
Уже по привычке шинигами вскинул левую руку, открытой ладонью встречая поток энергии. Сэро словно уткнулось в незримую стену, попыталось преодолеть ее, но было небрежно откинуто в сторону.
- Слабовато... - недовольно проворчал Кенпачи. - Я встречал Сэро получ...
- Проколи, Эспинозо, - донеслось со стороны. Слышимость была значительно лучше, в отсутствие метели. Зараки успел различить тихий свист, после чего ряд шипов забарабанил по его коже. Несколько застряли в плоти, остальные просто отскочили, не причинив ущерба. Белый снег окрасился первыми каплями крови шинигами.
- Хм, - подняв руку, Кенпачи выдернул из плеча длинную иглу, задумчиво посмотрел на нее и отбросил в сторону. Взгляд капитана перешел на Верругу. - А вот это неплохо.
Два арранкара. Могло бы быть больше, но для легкой разминки, я надеюсь, сойдет.
- Какие ваши номера? - задал вопрос капитан, поднимая клинок и мысленно выбирая цель. - И еще, готовьтесь, пацанята... Следующий удар за мной.

0

48

Учидомару Учида | Генджи Ямато

Получив приказ капитана, два офицера боевого отряда разошлись по своим постам и стали ждать. Чего именно они ожидали, оставалось не совсем ясным, но оба надеялись, что неприятности, в лице приспешников Айзена, прибудут без опоздания. То бишь до того времени как дозорные починят этот чертов колодец.
Учида вел себя беспокойно, топтался на месте, пытался подойти то к капитану, то к Ямато, и ежеминутно, с ругательствами, вытряхивал мокрые снежинки, обильно орошавшие его бороду. Офицер был несказанно рад, что сотайчо убрал метель - на хорошем морозе любимые усы Учиды покрывались сплошной коркой инея.
Ямато наоборот, был спокоен, как стоящая посреди океана скала, на лице еще в общем-то молодого шинигами не было никаких эмоций. Ямато верил, что удача любит крутых мужиков - таких как он.
Именно Генджи первым почувствовал изменения в окружающей обстановке. Чувство опасности, витающее в воздухе, пробирающее до костей хлеще всякого мороза. Насторожившись, Ямато быстро обернулся, отыскивая капитана и Учиду. Краем глаза заметив мелькнувшую алую вспышку, шинигами увидел громадного адьюкаса, вознамерившегося сбить Учидомару.
- Не зевай! - крикнул Ямато и сам чуть было не пропустил удар. Огромный шипастый хвост проскользнул буквально в нескольких сантиметрах от головы пригнувшегося шинигами.   
Учида не зевал. Мысленно ругнув напарника, который считает, что такую здоровенную тушу как этот медведь можно не заметить, Учидо сделал синпо и переместился за спину Акагумы.
- Не на того напал, зверюга! - радостно выкрикнул мужчина, с силой опуская вытащенную из ножен катану на спинную броню противника.
В свою очередь Ямато поспешил прыжком отдалится от адьюкаса, чтобы оценить его внешний вид и приблизительно представить способности. Что и говорить, выглядел броненосец внушительно, но... И не таких бивали. Хмыкнув, Генджи снял ножны с перевязи и, не вытаскивая зампакто, воткнул их в густой снежный покров.
- Хочешь представиться? Или ты предпочитаешь удары словам? - спросил шинигами своего противника. На самом деле, Ямато предпочитал контратаковать: ловить противника после его же удара, когда тот наиболее уязвим. На первый удар броненосца, увы, ответить было уже невозможно, но во время второго Ямато собирался кулаками проверить крепость головы противника - дать разок-другой тому в морду, проще говоря.

Офф:
Учидомару Учида - 10-й офицер боевого отряда (некогда 6-й офицер (был разжалован))
Одет в форму офицера-шинигами, без всяких добавлений "от себя". Внешне довольно массивен и мускулист, лицо широкое, нос большой, с намеком на картошкообразность. Густые усы и короткая борода (несколько сантиметров ниже подбородка). Нижнаяя часть лица Учиды выглядит более волосатой, чем верхняя: стрижка у шинигами короткая, на макушке небольшая лысина.
Способности.
Хорошо владеет катаной, мастер древкового оружия (шесты, копья). Неплохое, но не очень быстрое синпо. Не владеет кидо.
Зампакто:
"Останови, Одаяка!" (Усмиритель) - зампакто принимает вид тонкого длинного бамбукового шеста. Внутри шест полый, но кончики укреплены металлическими вставками, из которых могут выдвигаться небольшие, длинной с большой палец, острые лезвия (только на первой стадии зампакто). Главная особенность Одаяка - он изменяет свой размер и силу, питаясь яростью противника. Чем сильнее злится противник Учиды, тем больше в толщину становится бамбук (максимальный размер - бамбуковое бревно, напоминает таран для ворот). Этим бревном не особо удобно владеть, но сокрушающая мощь возрастает в разы, и один пропущенный удар надолго "усмирит" разбушевавшегося противника. Менять размер шикай может только в сторону увеличения, бесполезно пытаться успокоится, когда он уже вырос до максимальных масштабов.
Предупреждения: Учида ругается, балаболит и всячески выводит оппонента из состояния духовного равновесия. К примеру, техника "лже-Банкай" - Учида принимает крутую позу и кричит "Банкай!". Лицо противника обычно изумленно вытягивается, но ничего не происходит, что дает шинигами повод хохотать и глумиться над глупым противником, приводя последнего в бешенство.
Генджи Ямато - 8-й офицер боевого отряда.
Одет в форму шинигами, но не носит белое косодэ, только черное. Да и его частенько снимает во время боя. Варадзи (сандалии) совсем новые - Ямато часто ломает обувь, нанося удары ногами, а иногда вообще снимает (и теряет затем), чтобы не мешали. На запястьях и чуть ниже колен носит металлические бруски-утяжелители, которые еще больше закаляют тело и позволяют блокировать удары. Внешне шинигами выглядит молодо - лет 26+ по земным меркам. У него хорошее тренированное мускулистое тело, приятный "теплый" голос и очень густые брови. Глаза черные, подбородок узковат, нос с небольшой горбинкой, но, в целом, лицо выглядит довольно привлекательно. В отличии от здоровяка Учиды, Ямато выглядит небольшим и тощим.
Способности.
Плохо владеет катаной, не владеет кидо, но великолепно развито синпо и хакудо. В отличии от большинства шинигами, сражающихся своим зампакто, Генджи Ямато предпочитает рукопашный бой, мастером которого является. Его тело выносливое и крепкое, а кулаки способны ломать камни и оставлять вмятины на металле, а если снять утяжелители, то заметно возрастает скорость перемещения без синпо. Приемы, которые Ямато использует, чаще всего имеют слово "тигр" в своем названии, к примеру "Бросок тигра" или "Ударяющая из поднебесья тигриная лапа". Из-за своих способностей едва-едва избежал перевода в отряд разведки, но выяснилось, что он совершенно не умеет действовать скрытно.
Зампакто:
"Точи когти, Акатора!" (Красный тигр) - катана превращается в полу-браслет полу-перчатку, сидящую на правой руке Ямато. Из "браслета" выходят три длинных лезвия - "когти". Эти ручные когти способны оставлять весьма серьезные и глубокие раны, так как скопление реяцу на кончиках в прямом смысле убийственное. Но Генджи не любит свой шикай, как и холодное оружие вообще, пользуясь им только в крайнем случае.

Отредактировано Zaraki Kenpachi (2009-12-08 14:35:53)

+1

49

Венерозо

Причиной, по которой Венерозо, не владевший особенно мощными атаками, работал, если можно так назвать бесполезный обычно поиск шинигами среди снега, было то, что в этих условиях он научился виртуозно подкрадываться к добыче. Изначально его тело не было приспособлено в ползанью - не для того ему были даны ноги. Однако, научившись поджимать их и ползать, Венерозо получил возможность почти полностью скрываться в снегу. Тем более, он умел отлично скрывать рейацу.
Сейчас же он брёл, поднявшись на ногах, по улице Руконгая, внимательно вслушиваясь в происходящее вокруг. Его путь одновременно прервали три вещи: всплеск рейацу четырёх других арранкаров и адьюкасов, явное рейацу шинигами, и снег, за довольно малый промежуток времени почти переставший идти. Венерозо остановился и прислушался, выпустив из пасти длинный раздвоенный язык.
- Неужели сегодня нам повезло?.. - голос адьюкаса был больше похож на свистящий громкий шёпот, отдающийся гулким ясным резонансом где-то внутри. И характер его, по правде говоря, соответствовал внешности тоже. Змей вряд ли был склонен хоть к каким-то эмоциям. Зато умел скрываться и бить в спину.

Где-то чуть дальше завязывался бой. Там же, где находился Венерозо, было очень тихо. Но совсем близко он чувствовал присутствие шинигами. И адьюкас, не став вдаваться в подробности, начал действовать. С едва слышным стуком он подогнул ноги и сразу же пополз вперёд, с каждым движением всё больше закапываясь в снег. Однако, достигнув почти местонахождения шинигами, понял, что делал это зря - его цель была где-то наверху. Очевидно, на крыше.
"Неудобно, хотя не беда..." - прошипел про себя Змей.

Не прошло и пары минут, как, взобравшись на крышу через соседний дом, адьюкас подполз к шинигами настолько близко, насколько позволяла маскировка. Увы, снега на крыше было значительно меньше, чем внизу. Да и кончившийся снегопад ему только мешал. Оставалось атаковать только в открытую. Что он и сделал, рванувшись вперёд в молниеносном броске.

Офф:
Венерозо - адьюкас.
Больше всего напоминает змею, чьё тело поднято над землёй на членистых ногах. Позади несколько более объёмного, чем у змеи, тела начинается длинный гибкий хвост, из которого по бокам торчат короткие шипы. Спереди начинается шея почти той же длины, что и хвост, оканчивающаяся внушительной змеиной голвой, обладающей клыками, изрядно более длинными, нежели его псть способна вместить. Всё тело по верхней стороне и ноги покрыты пластинчатой бронёй.
В бою пользуется как мощными лапами, так и другими частями тела. Однако больше всего любит душить.

Отредактировано Bleach (2009-12-09 00:22:03)

0

50

Селестино Грулла

Патрулировать Руконгай было как всегда скучно, а потому чрезвычайно утомительно. Шумные и вечно ссорящиеся собратья уже порядком поднадоели, а кого-то более веселого, с кем можно развлечься, Селестино уже долгое время не видел.
" - Эх, и здорово мы отрывались три года назад. Кто б знал, что после всего этого наступит такая скучища?!" – арранкар уселся на развалины какой-то хижины и подпер щеку ладонью. Он давно уже не ждал, что в этом мерзлом месте пробежит одна, хотя бы самая слабая, душонка. Во славу Айзена-сама арранкары каждый день без толку шатались среди заснеженных развалин. Плутать в снегу Грулла очень не любил, а потому патрулировал местность в гордом одиночестве. Ну и патрулировал – это громко сказано. Пафосно заявив всем, что такие придурки в компанию ему не нужны, Селестино исчезал в вихре снега и добравшись до какого-нибудь спокойного местечка, устраивался там на определенный срок. Ну зачем лишний раз вытаптывать белый снежок? Можно же спокойно посидеть, ну или порыться в заброшенных домах. Вообще, шинигами, души и люди очень интересовали Селестино, и интересовали не только как пища. Было страшно любопытно посмотреть какие они снаружи и внутри. О чем они думают когда им больно, когда они умирают. Где-то в Лас Ночес, еще до большой битвы, была рыжая девка – человек. Арранкар никогда ее не видел, но поговаривали, что она пахла совершенно особенно. Хорошая такая, тепленькая… живая.
" - Эх, если найду кого-нибудь, не буду убивать. Возьму для развлечения. Все равно крутой битвы нам еще сто лет не светит, а себя нужно чем-то развлекать," - от мороза мысли текли вяло, но арранкар все же довольно ухмыльнулся, представляя как приятно было бы медленно сжимать запястье человека и ждать того чудесного момента, когда его кости хрустнут и разломятся. " – Люди очень хрупкие, но такие интересные. Интересно, долго ли может прожить человек, если его зарыть в снегу?" – Грулла скучающе взглянул на небо, но к своему удивлению обнаружил, что снегопад почти прекратился.

- Изменения? – арранкар быстро заморгал. – Изменения! – с радостным воплем, он вскочил с места и в один прыжок очутился на крыше ближайшего здания. – Изменения. Аахахахаха… - с дьявольским хохотом и сумасшедшей улыбкой на лице, Селестино несся вперед, перескакивая с крыши на крышу. Изменений в Руконгае не бывало в принципе, поэтому погодные изменения уже сулили что-то хорошее. " – Да! Да, это шинигами," - впереди уже заиграла реацу других пустых с примесью чужой духовной силы.
Метель улеглась и теперь Грулла смог различить не только тусклый, матовый свет серо, как обычно бывало, а полноценную алую вспышку. Арранкар уже не мог сдерживать себя от азарта. Его черные глаза беспокойно бегали, отчего внешне он казался еще более сумасшедшим.
- Нет! Не трогать ее! – истошно завопил Селестино, когда увидел рыжую девочку, к которой уже подбирался Венерозо. И пускай это была шинигами, а не человек, она была рыжая, как та чудесно пахнущая женщина из Лас Ночес. " – Ну уж нет, не получишь," - широко оскалившись, арранкар выхватил из ножен занпакто и метнулся туда, где змеюка пытался атаковать _его_ добычу. С силой оттолкнувшись, Селестино разнес в щепки крышу дома, но ситуация того требовала – чтобы достичь цели, арранкару нужно было перепрыгнуть через дом и две улицы, поэтому мощный старт был оправдан, а о сонидо арранкар даже не задумлся, как и не задумался о том, почему на мелькнувшей впереди крыше, посреди пушистого снежка, были следы.
- Ахахаха… Я иду к тебе, детка!!!

Офф:
Селестино Грулла – арранкар
Высокий и весьма тощий мужчина. Не отличается внушительной силой мышц, скорее даже хрупковат, но зато быстрый и гибкий. Маска пустого покрывает почти всю голову Селестино и похожа на гладкий шлем с открытым лбом. Блинные серебристо-белые волосы арранкара, рассеченные несколькими темными прядями, выбиваются из-под «шлема» и опускаются ниже поясницы. Из-под маски, прямо на лоб, падает густая черно-белая челка, которая почти скрывает глаза. По щекам и поперек носа (почти как у Нелл) идет белый, костяной нарост. Одет в стандартную форму арранкар: широкие, белые хакама; черный оби, который повязан поверх длинного косодэ, рассеченного двумя черными, вертикальными полосами. Дыра арранкара скрыта под косодэ.
Занпакто – рапира с гардой, защищающей кисть и переходящей в рукоять. Меч закреплен на поясе.
Релиз - Взмахни крылом, Плумадо!
Маска перетекает на лицо, закрывая лоб чуть выдающейся вперед броней, и образовывая подобие длинного птичьего клюва, прикрывающего нос. Руки значительно удлиняются, превращаясь в оперенные, когтисты лапы. Тело и ноги, которые так же становятся похожи на длинные птичьи лапы, покрыты мелкой броней, внешне похожей на оперение. В релизе повышается скорость передвижения арранкара (в основном из-за длинных лап), так же Селестино может летать. Основная способность – низкочастотный крик, направленный на слабую душу или на какие-нибудь предметы, способен их разрушать. Крик не может поразить шинигами любого уровня, но весьма неприятен для ушей. Степень  воздействия и ущерб на «неживые» объекты, созданные реацу шинигами, соответственно, зависит от уровня реацу.

0

51

Невидимый на фоне белого пейзажа заметённого снегом, словно укрывшегося от бед города, сотайчо стоял, почти не шевелясь, на крыше пережившего давнюю битву здания и чутко вслушивался в происходящее вокруг. Это его сила, сплетённая в хрупкие ледяные кружева, сыпалась из-под вечно-серого неба. По какой-то причине он, не смотря на любые предосторожности, был уверен, что враги их в этот день не минуют. Возможно, он просто волновался.
Однако ожидание его оправдалось. Те, кто ныне жил в Руконгае, всё же появились, пусть и не сразу заметив вышедших под родное небо шинигами. В начале их было двое. Эти выбрали мишенью самого видного из вышедших - Зараки-тайчо, и одного из его бойцов. Но тут же пришли и другие. Тоширо почувствовал приближение ещё четверых.
Брови сотайчо были нахмурены, а руки неосознанно сжаты в кулаки. Тяжело было стоять и просто смотреть, как враг атакует твоих товарищей. Однако Хитсугайя не хотел вмешиваться в битву без крайней необходимости. Не хотел афишировать своё присутствие, опасаясь, что использование его силы будет слишком заметно.

И завязывавшийся бой пока что не нуждался в поддержке Тоширо. До тех пор, пока последний из почувствовавших их арранкар не бросился на Сорано Тсую, которая уже встретилась со своим противником. Этот арранкар даже не заметил стоявшего практически на его пути сотайчо - его интересовала только офицер дозорного отряда. Скорее всего, Хитсугайя мог убить этого противника единственным ударом - так что тот так и не понял бы, что имел честь встретиться с главнокомандующим. Но, видимо, его вопль в отношении Сорано, подорвал выдержку Хитсугайи.
Резко выдохнув и разжав пальцы, Тоширо бросился к арранкару и через мгновение тот уже кубарем летел на противоположную сторону крыши, перехваченный сотайчо за руку.
- Твой противник - я. - тихо и холодно произнёс шинигами и, не дав арранкару придти в себя, подхватил его за плечо, в шунпо уходя дальше от выхода. Потому что ему мог потребоваться занпакто, и он не хотел опасаться, что кто-то ещё пострадает.

Хитсугайя Тоширо, Селестино Грулла
----»»Востоный Руконгай. Площадь.

0

52

" - Ксо! Чертовы разведчики. Они слишком медленные," - Сорано про себя ругала омницукидо, которые славились своей скоростью, но в данный момент ее не оправдывали. Конечно, Тсую понимала, что одно дело молниеносно шунповать и скрываться, а другое дело быстро работать руками, но это не мешало ей злиться на шиноби. Ожидание тяготило. Каждая секунда казалась вечностью, а любой неожиданный звук заставлял немедленно озираться. " – Ну, наконец-то," - стоя на крыше, дозорная могла различить едва заметное мельтешение и уловила, как отряд разведки закончил работу. Сора уже облегченно вздохнула, ожидая, что вот-вот они подадут знак и вся группа в целости и сохранности вернется в туннель. Но не тут-то было…

Неожиданно, белизну руконгайского пейзажа раскрасил алый свет серо. Откуда ни возьмись, начали проявлять пустые, сводя с ума буйством своей духовной энергии. Уже так давно Сора не ощущала реацу врага, и теперь сердце леденело от  тревоги.
" - Зараки-тайчо," - только и успела подумать дозорная, ошарашено глядя, как капитан отражает серо. Схватившись за занпакто, рыжая слега согнула колени и встала на изготовку. Конечно, следовало успокоиться, сосредоточиться и прислушаться к своим инстинктам, но Сора только и могла, что смотреть туда, где уже завязалась битва. Громадный, белый медведь с ревом несся на одного из офицеров Зараки, голову второго пытался размозжить адьюкас-броненосец, а из плеча капитана капала кровь. Алые капли были хорошо видны и на белом хаори Кенпачи, и на снегу. " – Черт! Какая беспечность, как так можно. Какого черта он позволил себя ранить? Какого черта он вообще трепется с ними и не атакует?" – в душе рыжей начал зарождаться гнев." – Да его сюда вообще взяли, чтобы охранять сотайчо… Сотайчо?" – вспомнив о главнокомандующем, Тсую повернулась в его сторону, туда где, предположительно стоял Хитсугайя, но рассмотреть его девушке помешали инстинкты, которые во всю били тревогу – реацу неприятеля… близко.  Бронированный змей уже заполз на крышу. Времени активировать шикай не было, а пробовать отразить удар физической силой Тсую не решилась.

- Хадо №4: Бьякурай, - выпалила дозорная, вскидывая руку и направляя палец на шипящего змея. По ладони пробежал электрический разряд, но создать полноценную белую молнию у Соры не получилось. Увы, не всему можно научиться зубрежкой, и пускай рыжая знала все про магию-кидо, пользоваться ею у нее выходило из рук вон плохо. Тсую и в спокойной-то обстановке не всегда могла создать нормальное заклинание, а сейчас попытка была обречена на провал. Бьякурай сработал не так, как полагалось – слишком резко и бесконтрольно была вложена духовная сила в заклинание.  Вместо молнии получился мощный взрыв, разнесший крышу в щепки и откинувший в разные стороны тех, кто на ней находился. Сбитая с ног ударной волной, Сорано слетела с крыши, краем глаза уловив, как сотайчо остановил еще одного пустого, направлявшегося к ней.

***

Приземление было крайне неприятным. Каким бы мягким и пушистым не казался снег, впечатываться в него было больно. Лежа в сугробе, дозорная ощущала холод, сырость и злость на себя. Именно злость заставила девушку тут же вскочить на ноги и оглядеться. Взрыв не убил адьюкаса – мерзкая тварь шипела где-то поблизости.
- Ну, давай! Попробуй теперь догони! – закричала дозорная в ту сторону, где падали последние куски, обваливающейся крыши. Развернувшись, шинигами сорвалась с места и замелькала в шинпо, двигаясь дальше от входа в подземелья. Не важно, что разведчики уже закончили возведение маскировки и скрылись в туннеле, не важно, что замаскированный вход защищает один из самых сильных капитанов бывшего Готей, и даже не важно, что где-то там позади остался Хитсугайя-сотайчо – Сорано решила, что убить эту гадюку следует подальше отcюда.

Через десяток шинпо показались деревья заброшенного парка и Сора решила, что бежать дальше нет смыла, тем более, что шипение за спиной ощущалось все громче. Пара шинпо и она скрылась за стволом одного из деревьев. Зимняя скудность парка не очень-то способствовала игре в прятки, но это было поправимо.
- Размой берега, Намико, - занпакто быстро выскользнул из ножен и после активации шикая трансформировался в шест с двумя лопастями на концах. Стальные наконечники сразу засветились бледно-зеленым светом, а снежинки вокруг начали подниматься вверх, быстро превращаясь в капли, которые немедленно испарялись и затягивали местность густым туманом. " – Ну, ищи теперь," - затаившись за деревом, Сора покрепче сжала занпакто и стало прислушиваться к окружающим звукам.

Сорано Тсую, Венерозо
----»» Восточный руконгай. Лесопарк.

0

53

Чиро Карнеро/Акагума

Серо устремилось вперед, к противнику Чиро. Конечно, он не особенно надеялся, что эта первая атака поразит шинигами, скорее даже, он напротив, надеялся, что тот все же окажет милость и не сдохнет с первого удара. Шинигами ту самую милость оказал, но Чиро никак не думал, что здоровяк просто голыми руками отразит серо. Конечно, он видел подобное во время большой битвы, но не надеялся, что встретит такого вот противника прямо посреди Руконгая. Когда серо врезалось в незримый барьер и было с легкостью отражено, подоспел Навал. Его релиз всегда обескураживал Чиро. В этот раз он даже пропустил неуместный комментарий шинигами, уставившись на разрелизенного арранкара.
" - Экая рыбина," - подумал Карнеро, когда странная «селедка» пошла метаться шипами. Впрочем, шинигами это не особенно впечатлило – он опять не стал отбиваться, а застрявший шип просто вытащил и отбросил, как если бы встряхнул с плеча пылинку. Поведение противника никак не укладывалось в твердолобой голове Карнеро. " – Он драться не собирается? Или ждет, когда мы его просто убьем?"
Появление Верруги и его вмешательство в бой не обрадовало Чиро, но и не злило. Он понимал, что и Навалу хочется повеселиться, а шинигами, увы, оказалось не так много, как хотелось бы. Противника придется разделить – в прямом и в переносном смысле.
- Мы служим Айзену-сама, - Чиро вынул из-за спины занпакто и раскидал его концом снежок перед собой, изображая небрежности и демонстрируя внушительные размеры своего меча, - а остальное не так важно, старик! Ты лучше не зевай, иначе следующего удара для тебя не будет. Верно, Навал? - взглянув на «селедку», Карнеро улыбнулся и подмигнул. – Так разделим же его. Чур, мне голову!- с этими словами арранкар исчез в сонидо, а через мгновение появился за спиной шинигами. Противник был очень высок, поэтому Чиро выходя из сонидо появился чуть выше, чтобы как следует размахнуться и, ухватив занпакто двумя руками, обрушить удар куда-нибудь в область плеча, поближе к шее.

Акагума в полете громко клацнул зубами, но поймать ему удалось только пустоту – шинигами исчез, чтобы появиться за спиной адьюкаса. Они всегда так делают, все противники Акагумы, поэтому его давно уже престало это удивлять. Массивный лапы вспарывали белый покров, разбрасывая снег в разные стороны. После разбега тормозить на снегу было неудобно, поэтому медведь еще несколько метров по интенции прокатился вперед, разворачиваясь боком. Противника не было видно, но он немедленно дал о себе знать. Меч со звоном опустился на бронированную спину медведя, оставив на белоснежном панцире борозду. Удар, нанесенный в самую прочную часть тела, не стал для Акагумы даже глубокой царапиной, но изрядно позлил адьюкаса своей неоригинальностью. Оттолкнувшись, медведь вскинул лапу, разворачиваясь и одновременно приподнимаясь на задние лапы. Особой ловкостью он не обладал, а потому и не сильно надеялся полоснуть шинигами когтами, но ему все же пару раз попадались самонадеянные и глупые враги, которые не ожидали подобного маневра и не собирались уворачиваться… и зря.
- Вы меня разочаровываете, шинигами. Неужели, удар в спину – это общепринятое приветствие? – пробасил адьюкас, опускаясь после атаки на передние лапы .

+1

54

Навал Верруга/Матако

Конечно, Навал и не ожидал, что его пробная атака достигнет цели. Однако то, как именно это произошло, заставило арранкара приземлиться и замереть, сузив глаза и встретив взгляд шинигами. Он ожидал, что противник увернётся, или отразит шипы. Но не того, что они едва зацепятся за его плоть.
- Шинигами, ты, выходит, капитан. Это так? - три года назад Навал принял участие в битве за Сейретей, и ему не повезло попасться под руку одному из капитанов. Зато повезло выжить. Но с тех пор он запомнил, что только однажды его шипы были бесполезны - против шинигами уровня капитана. Верруга, вообще-то трусом не был отнюдь. Но в их группе славился сознательностью. И именно эта сознательность сейчас настаивала, что хочет жить. А вот бессознательность хотела драться.
"Что ж делать-то?.."
Но только Верруга успел задуматься, как заметивший его Чиро воскликнул, обращаясь к нему, что-то о том, как они будут делить этого шинигами. Возможно, будь Навал один, он решил бы иначе. Но боевой задор товарища, оказавшегося не против противника поделить, долг перед Владыкой и собственное несознательное перевесили. Арранкар широко ухмыльнулся.
- А то как же, Чиро! Если твоя голова, то моё - сердце. - мягкий обычно голос Навала, так контрастирующий со скрежетом, раздававшимся из-под маски, сейчас зазвенел в холодном воздухе.
Увидев, как Чиро исчез в сонидо, Навал сдвинул брови и скопировал его движение, выйдя из сонидо прямо перед лицом противника. Его расчёт был не только в отвлечении внимания. Если шипы почти не пробивали шинигами издалека, возможно, вблизи это будет не так. Потому, сложив для удобства боковые плавники перед сонидо, он резко вскинул правый перед врагом, бросая в него сразу десяток шипов, находясь всего в полуметре.

Матако тем временем оценивающе разглядывал неплохого, судя по всеми, противника. То, что шинигами успел увернуться, порадовало броненосца.
"Молодец, шинигами," подумал он, медленно довернувшись к нему лицом.
- Я... - жёлтые глаза смотрели недобро из-под костяных бровей. - ...предпочитаю удары. Но могу и представиться. Моё имя - Матако. Защищайся, шинигами.
С этими словами броненосец дёрнул на себя хвост, чья боевая часть так и осталась за спиной шинигами после пробного удара. Он не ожидал, что противник проворонит обратное движение, но всякое могло быть. Матако никогда не пренебрегал вероятностями.

0

55

Определить счастливчика, который познакомится с капитанским зампакто первым, Зараки не удалось – арранкары явно не собирались хлопать ушами, пока шинигами выбирает свою цель. Перед их совместной атакой, Кенпачи про себя отметил, что рыжий с тесаком не спешит переходить в релиз. Либо слишком самоуверенный, либо достаточно сильный, чтобы приберечь пик своих способностей на первое время. Вывод, сделанный капитаном, вряд ли бы обрадовал Верругу – Зараки первым делом убьет его, немного поиграв с противниками для начала. Все же была надежда, что рыжий не станет дожидаться гибели напарника, и Кенпачи придется противостоять сразу двум рессурекшионам.
Эхе-хе, в ближайшем будущем других противников не предвидится, так что нужно тянуть удовольствие… Сражаться только одной рукой, что ли? Черт, но я и так сражаюсь одной рукой, - размышлял одноглазый капитан, наблюдая, как его противники напряглись, готовясь к нападению.
- Ага, ты прав, лягушонок. Я капитан, поэтому постарайтесь не разочаровать меня, - произнес Зараки, хотя не факт, что его кто-то услышал – оба арранкара исчезли в синпо. Рыжий быстро появился за спиной Кенпачи, а шипастый показался спереди. К нему-то шинигами и рванул, радостно ухмыляясь и поднимая руку с мечом. В этот раз клинок не нанес удара – Зараки лишь взмахнул им, чтобы отбить часть шипов, выпущенных в его сторону с небольшого расстояния. Большая же часть игл нашла свою цель, украсив грудь капитана алыми разводами крови.
Хе, глубоко ранят. При удаче такой руку насквозь прошибет, - пришла, между прочим, вялая мысль. Кенпачи, резко сокративший расстояние, оказался прямо перед Верругой – тот вряд ли ожидал, что его жертва самоубийственно ринется навстречу, презрев опасность напороться на шипы. К счастью для арранкара, Зараки не собирался прекращать бой так быстро, поэтому быстрая смерть на зазубринах зампакто прислужнику Айзена не грозила. Вместо этого, капитан попытался схватить арранкара и, напрягшись, бросить его через плечо, в сторону Чиро. Конечно, драться без оружия скучновато, но возможность увидеть, как эти два лоботряса сталкиваются и падают в глубокий снег, тоже была весьма занимательна.
- Можете уже не называть ваши номера. И так вижу, что вы обычные Нумеросы, - пробормотал Зараки.

0

56

Учидомару Учида | Генджи Ямато

Стоило признать, Учида не ожидал что броня Пустого на спине окажется настолько прочной, что выдержит удар зампакто. Хотя, если бы это было иначе, шинигами только разочаровался бы - он не любил боев, которые заканчиваются прежде чем противники выдохнуться совсем.
Ясно. Зад мишкин не трогать, - успел подумать Учида, прежде чем получил со всего размаха медвежьей лапой. Удар был внушающим: удивленно крякнув, офицер боевого отряда пролетел несколько метров и с головой макнулся в сугроб, устроив небольшой белый взрыв.
- Неужели, удар в спину – это общепринятое приветствие? - недовольное бурчание адьюкаса донеслось вслед упавшему шинигами. Учида, выбравшись из сугроба, не преминул огрызнуться:
- Ну, для такого голодранца как ты больше и не надо. Считай, я тебя пожалел, - мужчина ухмыльнулся. Он совсем не ыглядел человеком, у которого сейчас борода и уши полны снега.
Но ладно, спуска засранцу давать нельзя. Буду серьезней, - довольно ухмыльнувшись, Учидомару вытянул руку с духовным клинком, направив зампакто кончиком к земле.
- Останови... Одаяка! - два коротких слова заставили снежинки вокруг шинигами взвихриться в бешеном танце, повинуясь потокам реяцу, оплетающим зарождающийся шикай. Через мгновения снежная завеса рассеялась, предоставив взгляду Акагумы вид улыбающегося во все зубы Учиды. Мужчина довольно небрежно держал тонкий бамбуковый шест, выглядящий внушительно, если воспринимать его как удочку, но совершенно смехотворный, если смотреть на него как на оружие.
- Хэк! - молодецки гикнув, Учида рванулся вперед, занося шест для удара и целя в скулу медведя. На кончиках бамбука показались маленькие острые лезвия.

Ямато сдвинул брови, наклонил голову и улыбнулся. Самая крутая улыбка самого крутого парня.
Явно не арранкар, но выглядит серьезным. Думаю, бой получится интересным.
- Генджи Ямато. Восьмой офицер... - представится до конца не дали. Адьюкас быстро дернулся, его хвост взвился и полетел в спину шинигами.   
Экий грубиян. Ну что ж, за хамство это, ждет его заслуженная кара, - Генджи неожиданно сделал красивое сальто назад, пропуская хвост под собой. Оказавшись на ногах, шинигами использовал синпо чтобы сблизиться с противником. До сих пор расслабленная ладонь сжалась в крепкий кулак.
- Кия! Тигриный коготь! - удар, направленный прямо в морду Пустого, скорее походил на выстрел - настолько стремительным он был. Сломанные макивары в тренировочном зале боевого отряда отлично демонстрировали, как усердно восьмой офицер оттачивает свои навыки рукопашного боя.

0

57

Навал Верруга/Матако

Если бы противником Навала был кто-то другой, он бы честно признал, что шинигами удалось его удивить. Ведь только в бреду можно догадаться броситься прямо на него, учитывая, сколько в общем-то не безобидных шипов ждало его при прямом столкновении с арранкаром, вместо того, чтобы увернуться или отразить атаку. Однако перед Навалом был не кто-то, а капитан. Больше того - капитан, который славился именно своей любовью подраться. И потому Верруга не удивился. Он обладал достаточно трезвым умом для того, чтобы понимать: этот шинигами может себе позволить такие поступки, поскольку у двух нумеросов против него нет никаких шансов. Тем более, способности Навала были полностью физическими. Его шипы даже не были ядовиты.
"Значит, я прав был. Вляпались мы, ничего не скажешь... Что остаётся? Подыхать, так красиво. Ещё бы придумать, как это - красиво."
Пока он думал эту мысль, его противник продолжил совершать странные вещи. Несколько растерянный арранкар не успел ничего сделать, когда шинигами перекинул его через плечо, отправляя в полёт в сторону Чиро. Подними шинигами меч, Навал был бы готов встретить его на специально припрятанное до времени лезвие (плавниками меч не очень-то блокируешь). Такого же поворота событий он не ждал совсем.
Форма тела арранкара позволяла ему изрядно замедлить полёт, раскрыв все плавники. Именно на это понадеялся Навал. Однако, обернувшись, он понял, что Чиро оказывается в опасной близости, а Верруга затормозить до конца не успевает. Навредить же товарищу шипами было бы откровенной глупостью. Так что Навал экстренно прижал все шипы к телу, впервые со времени высвобождения своей настоящей формы давая возможность увидеть свою фигуру не оформленной огромным количеством торчащих иголок, закреплённых на "плавниках" разной формы. Успешно избавив Чиро от опасности, Навал закончил полёт в глубоком сугробе.
И, уже лёжа там, он глупо рассмеялся над своими мыслями. Тряхнув головой, он вылез на поверхность, смешно отряхнулся и одним, надо сказать, очень эстетичным, жестом развернул снова все свои средства ведения боя.
- Постараемся уж. - пробурчал он в ответ на сказанные ранее противником слова и сразу же протянул руку вперёд, бросая в шинигами серо.

Не разочаровав Матако, шинигами увернулся от хвоста и тут же пошёл в атаку. Возможно, броненосец был не осторожен, но, вместо того, чтобы увернуться, он только наклонил голову ниже и сузил глаза. Удар Генджи был и вправду мощным. Однако головная броня адьюкаса выдержала. Матако присел от удара и, издав специфический булькающий звук, атаковал хвостом. Движение было рассчитано так, чтобы одновременно поразить шинигами мощным окончание и захлестнуть основной частью, дабы иметь возможность остановить его движение.
- Неплохо, Генджи Ямато. Но для моей брони маловато. Думаю, это будет занимательный бой. - Матако раскрыл холодные жёлтые глаза шире и плавным движением переступил с ноги на ногу, готовясь перейти к новой тактике боя.

0

58

Чиро Карнеро/Акагума

Если бы Чиро обладал острым языком и большой сообразительностью, он бы наверняка придумал сейчас тысячу ругательств в адрес шинигами, так нагло проигнорировавшего его атаку, но, увы, Карнеро был откровенным бараном, что, кстати, было заметно и по его внешности, поэтому он просто удивленно захлопал глазами. Его занпакто со свистом пронесся в каком-то миллиметре от спины шинигами и врезался концом лезвия в мерзлую землю.
- Эй, ты куда? – только и успел вымолвить Чиро, переводя взгляд со спины капитана на свой тесак, потому, что когда он вновь поднял голову, на него уже летел… нет, не разъяренный жаром битвы шинигами, размахивая занпакто и сыпля ругательства, а всего лишь его селедкообразный собрат. По счастью, Навал не стал изображать из себя колючий парашютик и моментально сложил все плавники. Опасная угловатость его тела исчезла, но вот скорость, а соответственно, и силу удара это уменьшить не смогло, поэтому, крепко сжав занпакто, Чиро приготовился к позору и унижению. Ощущение было крайне неприятное – как будто по лицу ударили холодной рыбиной. Падение было безболезненным, но долго рассиживаться в сугробе Чиро не собирался, тем более, когда на нем сидит и при этом мерзко хихикает какая-то селёдка, которую он тут же поспешил скинуть с себя. Конечно, арранкар не имел ничего против Верруги, но к столь _тесному_ сотрудничеству еще не был готов. Когда Карнеро поднялся на ноги, Навал уже вновь превратился в пародию на колючего морского ежа и даже успел запустить в противника серо.
" - Ксо! Я кажется опаздываю," - подумал Чиро, исчезая в сонидо и появляясь сбоку и немного на расстоянии от направленного Навалом серо. Размахнувшись, он всадил занпакто в землю по рукоять и произнес – Иди напролом, Сорнудо*!
И без того мощное тело арранкара стало раздуваться и увеличиваться в размерах; рога сделали виток вокруг головы и устремились вперед, теперь напоминая два мощных, острых копья. Когда трансформация закончилась, Чиро опустился на четыре ноги и, пару раз ударив копытом, с ревом понесся на шинигами, намереваясь насквозь пробить его бренно тело рогами. - Это тебе не шипы Навала! – проревел арранкар, приближаясь к шинигами.

Противник Акагумы оказался выходцем из той самой группы под названием «самонадеянные и глупые враги», поэтому сейчас летел в один из сугробов, которыми так щедро украсила Руконгай трехлетняя зима. Пока шинигами выгребался из снега, адьюкас развернулся к нему лицом и стал наизготовку – чуть раздвинул лапы, чтобы прочнее укрепиться на земле, и немного наклонил голову, защищая более уязвимую часть тела – шею.
- Глупо жалеть противника, еще не одолев его. Ты уже дважды разочаровал меня за столь короткое знакомство, - пробасил медведь, а под конец фразы послышался приглушенный свист, за которым угадывался смех. Шинигами ухмылялся – то ли поддерживал смешливое настроение своего противника, то ли подумал о чем-то своем. Однако, когда вокруг офицера закружился снежный вихрь, медведь снова стал серьезным и сосредоточенным. " – Высвобождает свой занпакто," - насторожился адьюкас. Чаще всего, после команды активации в руках шинигами появлялось оружие на порядок больше и опаснее того, что было до высвобождения, но сейчас случай был совершенно особенный. Медведь удивленно заморгал и даже приподнял голову, чтобы получше рассмотреть появившийся в руках шинигами прут. Казалось бы, медведь отвлекся всего лишь на мгновение, но противник уже устремился, чтобы насести удар. Адьюкас прежде никогда не пасовал перед грозными противниками, но в данной случае был в растерянности, не представляя, как вообще это оружие может нанести ему какой-либо урон. Когда кончик прута проносился рядом с мордой пустого, он, краем глаза, заметил как на нем блеснули тоненькие лезвия, а в следующую секунду, шест, оказавшийся на удивление прочным, врезался в щеку адьюкаса. Со скрежетом разрубая челюстную броню, преображенный занпакто шинигами оставлял глубокую борозду на морде Акагумы. Боль моментально смыла следы удивления с запятнанной кровью морды адьюкаса, и вернула ему прежнюю собранность. Клацнув острыми зубами, он поймал ранивший его шест и с силой дернул его, стараясь вывести противника из равновесия, а затем выплюнул проклятую тростину и, разинув пасть, запустил в сторону шинигами серо.

Off: * - Рогатый (исп.)

0

59

К вящему удовольствию Кенпачи, задумка вполне удалась, и двое арранкаров пропахали снежок, столкнувшись на большой скорости. Капитан злорадно усмехнулся и сложил руки на груди - словно показывая, что он скучает, и противникам стоит быть чуточку посерьезней, если они хотят хоть как-то оправдать свой статус воинов в этом их последнем бою.
Ну же, головастики! Уже приуныли? Покажите мне что-нибудь новенькое, - думал Зараки, видя, что уже изрядно разозлил своих соперников. Разочаровывало, что их нападения такие предсказуемые и несогласованные: по мнению шинигами, даже ему будет весело, если Нумеросы выберут удачный момент для атаки и атакуют одновременно. Конечно, можно им поддаваться, но это имеет меру - звон колокольчиков, грустно бренчащих в морозном воздухе, не дает арранкарам потерять противника из виду, а повязка на глазу Зараки вообще служит замком, который запирает адские ворота Джигоку, куда давно пора отправиться этим двум потерявшимся душам.
Сбоку прилетело Серо - луч показался со стороны слепого глаза, поэтому Кенпачи успел среагировать в последний момент, но даже этого оказалось достаточно, чтобы уклониться от атаки, не получив никаких повреждений. Зато произошедшее далее изрядно позабавило мужчину. Рыжеволосый тип, превратившись в подобие бронированной коровы, резко бросился в сторону шинигами, собираясь нанизать того на длинные рога. Довольная ухмылка появилась на лице Зараки, которому предстояло, словно на родео, укротить эту зверюгу.
Ты прав, это не тонюсенькие иголки. На таких штыках и подохнуть можно, - как обычно, возможная близость смерти позволяла капитану ощутить всю прелесть жизни. Крепко схватив катану за рукоять собственными зубами, Кенпачи выставил руки вперед... Зараки даже не сомневался, что, схватив монстра за рога, он остановит этого взбешенного быка, ноги из-за гигантского давления пропашут снежный покров до самой земли, а зубы крепко сожмут в напряжении рукоять безымянного оружия. А затем уже Чиро придется противостоять смерти, когда выхваченный из клыков капитанский зампакто устремится серебряным жалом прямиком в глаз арранкара.

0

60

Учидомару Учида | Генджи Ямато

Атаковав медведя вплотную и, что называется, "с морды", Учида получил хороший шанс получше рассмотреть противника. Бойцы отряда Зараки предпочитают сначала рубить, потом думать: вот и для Учидомару настал тот самый момент, когда нужно включить если не весь мозг, то хотя бы его часть. Чтобы не проиграть позорно, осрамив честь отряда.
Похоже, на шее не так уж много брони. Точно, вспомнил! Он же склонил голову перед моей атакой, - разумеется, менять направление удара было уже поздно, но и без этого результат получился вполне удовлетворительным - адьюкас, пропустив удар, заработал хорошенькую царапину на своей щеке.
Давай, злись, мерзавец, - усмехнулся Учида, а затем до шинигами дошло, что его оружие оказалось в зубах Акагумы.
- Совсем охренел? Я после твоих нечищеных тысячу лет зубов зампакто не отмою! - брякнул Учида, вцепившись в оружие мертвой хваткой и ухитрившись еще пнуть противника в бок. Когда медведь выпустил бамбук, шинигами едва не хлопнулся на копчик, но, вовремя сгруппировавшись, сложился в "колобок" и прокатился прямо под широко расставленными ногами медведя. Где-то над головой сверкнуло Серо, начисто спалив то место, где секундой раньше мог бы валятся шинигами. Ключевой момент в том, что он там не валялся, и за это Учида был действительно благодарен своим рефлексам.
Оказавшись за спиной адьюкаса, Учидомару не размышлял не мгновения. Мишкина спина даже для шикая была жестким угощением, это несомненно, а вот задница... Вернее, низ спины, поскольку Учида не был уверен, что у недоразвитых Пустых эта часть тела носит то же название, что и у шинигами. Да в любом случае, искушение было слишком велико - и острый кончик бамбукового шеста, используемого как копье, направился в "сиделку" Акагумы.
Ну если это его никак не поколеблет, то со спины больше не буду заходить...

Удар попал в цель, хотя и не совсем туда, куда метил Ямато. Но для Генджи было главным, что его противник не ушел в сторону, разорвав дистанцию, что ему следовало бы сделать - если адьюкас жаждет победить, разумеется. Обычно шинигами сами отстраняются, ведь катаной вплотную не очень-то повоюешь, зато в случае Ямато действовало иное правило. Не отягощенный неудобными железками (если не считать утяжелителей, сейчас скрытых под одеждой), гордый воин боевого отряда имел массу возможностей для маневров. Следующий удар хвоста Матако ушел в пустоту, поскольку шинигами, ухватившись за плечо противника, просто перекинул себя через тело Холлоу. Развернувшись, Генджи рискнул провести быструю атаку ребром ладони по виску противника, а затем, ногами оттолкнувшись от спины неприятеля, запустил себя в воздух, уповая, что ему вдогонку не прилетит алое Серо.
- Твоя броня крепка, но не прочнее металла, который рвут тигриные когти! - пафосно произнес Ямато, пока находился "в полете". Что и говорить, звучало весомо и мелодично, хоть стихи пиши. И плевать, что без рифмы!

0


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Улицы бывшего Руконгая » Восточный Руконгай. Улицы.