Bleach: Disappearing in the Darkness

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Крепость Айзена » Коридоры у Восточного входа


Коридоры у Восточного входа

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

Ничем не примечательные коридоры – такие же высокие потолки с арочными сводами, такая же система запутанных лабиринтов – так же как и везде в Крепости.

0

2

Йоруичи Шихоуин, Гриммджоу ---> Коридоры в покоях Эспады

Несомненно, бунт был только на руку Йоруичи, так как это отвлекало внимание арранкаров от нее и от Гриммджоу. Халибелл и Хичиго даже не стали преследовать их, а сразу направились к месту происшествия. Это радовало. Раз уж представилась такая возможность, ею нужно было пользоваться. Что Йоруичи и собралась сделать, нырнув за очередной поворот. Шихоуин двигалась быстро, синпо за синпо, отталкиваясь от стен, чтобы удачно вписаться в поворот, но это была лишь половина ее скорости – нужно было ждать Гриммджоу, который хоть и старался изо всех сил, сравниться с Богиней скорости все равно не мог. Пару раз Шихоуин-тайчо так и подмывало увеличить скорость и скрыться с его глаз, чтобы Эспада гнался за ней по следам реацу, скудно рассеянной по коридору.

Вот он, очередной поворот, и вновь неожиданная вспышка реацу.
" - Ретсу?" – глаза Шихоуин широко распахнулись. Сложно было представить, что Унохана будет безрассудно выпускать духовную энергию – это не в ее правилах. " – Неужели на нее кто-то нападает?"
Йоруичи подпрыгнула и сделала в воздухе сальто, чтобы быстро, не теряя скорость, развернуться. Приземлившись, шинигами заскользила по гладкому полу, чуть сгибая колени и буравя взглядом поспевающего за ней Гриммджоу. Теперь Шихоуин явно чувствовала в камере пленницы арранкара, на присутствие которого она, поначалу, не обратила внимание. Хоть сила арранкара была невелика, вероятно, кто-то из фрассионов, Йоруичи это не успокаивало – Унохана уже долгое время провела в заточении. Шихоуин не знала, как она поведет себя в данной ситуации и к чему все это может привести.

- Там, в камере… с Уноханой, арранкар. Он опасен? – сознавая всю глупость вопроса, фрассион не ровня капитану шинигами, Йоруичи все же задала его. Надо было знать, что Секста думает на этот счет. Он, как Эспада, лучше знает арранкаров и может хотя бы попытаться спрогнозировать поведение фрассиона, если это вообще возможно.
- Отвечай! – грозно нахмурившись, Йоруичи чуть наклонилась вперед, готовясь в любой момент исчезнуть в синпо и в следующую секунду уже нанести удар. Хотя в чем, собственно, был виноват Секста?! Может просто в том, что он был арранкаром?

0

3

Гриммджо использовал сонидо за сонидо, но еле-еле успевал за Йоруичи. К тому же у него были смутные подозрения, что шинигами намерено снизила скорость, ведь недаром же ее зовут Богиней скорости. Арранкар ругнулся, когда еле вписался в очередной поворот, и заметил, что они уже в коридорах, которые примыкают к Восточному входу. "- Мы уже здесь? Быстро... Черт, что теперь? Почему она остановилась? А... Достала уже!"

Секста резко затормозил, останавливаясь рядом с Шихоуин. Он только собрался задать вопрос: какого, собственно, она остановилась; но шинигами уже заговорила, ненамеренно отвечая на этот, несомненно, важный вопрос. Джаггерджек нахмурился, задумавшись. " - Камера Уноханы? Ах да... Там кажется сейчас фрассион Халибел..." Гриммджо хотел ответить, но ему о-о-очень не понравился тон Йоруичи. " - Какого хрена? Она вообще думает, с кем разговаривает? Я не ее подчиненный, даже не ее друг или еще что... Я арранкар, Секста Эспада, враг... Так какого черта она так со мной разговаривает?!" Шестой зло и насмешливо усмехнулся и, фыркнув, словно рассерженный кот, отвернулся.

- Опасен? Фрассион Третьей Эспады? Вряд ли... Хотя кто знает... Может вашу капитана и уделает, вряд ли Унохана хороший боец, раз помогает врагам.
Последние слова Гриммджо добавил исключительно из-за злости и ярости, мешавшей даже говорить нормально. Из-за ненависти, душившей горло, голос арранкара был хриплым, злым и насмешливым. Арранкар смотрел куда-то в сторону, не от страха или смущения - эти чувства были неведомы Шестому - а из-за ярости, так и норовившей смести все на своем пути. Джаггерджек следил за малейшими изменениями реацу Йоруичи, ожидая атаки. Секста прекрасно видел желание Шихоуин убить его, ударить, даже просто унизить...

" - Черт... Достало... Хочется бросить все и уйти... Но уйти мне некуда... У меня нет дома, нет близких, нет жизни... И я жалею об этом? Нет! Ничуть! И к черту все эти размышления, я принял решение еще раньше, когда ушел из крепости в Рукогай на поиски Урахары, и нечего жалеть об этом! Но как же тяжело общаться с шинигами! Я не знал, что это будет настолько сложно! И все же интересно... Она выполнит свою часть договора, или нет? Впрочем, она может сказать, что я не выполнил свою... Да и зачем держать слово, данное арранкару? "
Шестой внезапно посмотрел на Йоруичи и насмешливо сказал:
- Собираешься меня ударить, шинигами? Или убить?

Отредактировано Grimmjow (2008-10-08 23:22:59)

0

4

" - Это только фрассион, хоть и принадлежащий Терсеро. Для меня он не проблема, да и для Ретсу тоже. Хм… воспользоваться ли шумихой из-за нападения на Айзена? Это может сработать…" - Йоруичи мысленно перебирала возможные варианты дальнейших действий.

Отправляясь в Крепость она надеялась собрать информацию, которую невозможно было добыть, ползая по Руконгаю и отираясь около крепостных стен. Это было рискованно, но стоило того, и Шихоуин не пожалела, что решилась на подобное безумство, так как добытая ею информация была действительно ценна.
Вот уже три года Кёраку Шинсуй считался пропавшим без вести, и никто о нем ничего не слышал, а тут выясняется, что он в Крепости. Шинигами знали, что Унохана Ретсу была пленена во время битвы, но не было известно, что с ней стало в дальнейшем – что с ней сделал самопровозглашенный Ками-сама. И, конечно, самая ценная информация – это известие о бунте. Только ради этого стоило рискнуть.
Можно было сказать, что Шихоуин-тайчо выполнила свое задание. Дело оставалось за малым – вернуться в подземный город. Но всплеск реацу Уноханы натолкнул на мысль об организации ее побега. Несколько секунд Йоруичи колебалась, но все же отвергла эту идею.

" - Если меня поймают, то шинигами не получат всех тех важных сведений, которые удалось добыть. Зато какие сведения могут получить арранкары!" – сама мысль поимки ужасала, хоть Йоруичи и старалась доказать себе, что несравненную Богиню скорости никто и никогда не поймает. Она совсем не боялась заключения, смерти от рук Эспады или каких-нибудь изощренных пыток, но опасалась, что Айзен найдет способ добыть всю интересующую его информацию из глубин сознания самого быстрого тайчо в Обществе Душ, и что она не сможет ему в этом помешать. " – Нет, это недопустимый риск."

Мысль о спасении Уноханы была мгновенно отброшена – раз уж за три прошедших года Айзен так и не убил Ретсу, то ее спасением можно заняться позже, поэтому Йоруичи решила подумать об организацией своего собственного побега, но прежде стоило наказать наглого арранкара.

- Значит, по-твоему, только слабаки помогают врагам? – Йоруичи выпрямилась и встала так, словно на ней были не полуобгоревший плащ и запачканная форма, а самое роскошное кимоно в мире, а волосы украшали дорогие, звенящие как колокольчики, заколки, подобно тем, что она носила много лет назад. – Тогда, ты один из этих слабаков, Гриммджоу Джаггерджек – Эспада, помогающий шинигами сбежать из-под носа вашего Владыки.

Йоруичи довольно улыбнулась и сделала пару шагов в сторону арранкара - медленно и плавно, точно борясь с сопротивлением воздуха, замедлявшего каждое движение.
- Если бы я пожелала тебя убить, то ты уже был бы… - Сенка за спину Гриммджоу – тот самый прием, который так любит Кучики-тайчо. И если бы сейчас у Йоруичи были занпакто и желание убить, то Секста Эспада, вероятно, уже начал бы распадаться на частицы духовной энергии, но ни того, ни другого у нее, в данный момент, не было, поэтому она лишь закончила фразу, - … мертв, - и в следующее мгновение вновь вернулась на прежнее место. – Если вообще, слово «смерть» к тебе применимо.

Довольная своей маленькой шуткой, Богиня скорости улыбнулась, обнажив острые клычки.
- Или ты так боишься меня, Секста, что, находясь рядом со мной, постоянно ожидаешь нападения? – Шихоуин продолжала язвительно улыбаться. – Наверное, трудно быть в постоянном напряжении и думать, что следующая секунда станет последней в твоей жизни.

0

5

Гриммджо, слегка прищурившись смотрел на Йоруичи, стиснув зубы. Секста никогда не отличался хорошей выдержкой и контролировать свои эмоции не умел совершенно. Вот и сейчас на его лице ясно читалась ярость, ненависть и желание убить. " - Черт. Спокойнее, спокойнее... Если я сорвусь, то либо она меня прикончит, либо я лишусь шанса поговорить с Урахарой... Но молчать я все равно не буду, хоть и знаю, что сейчас это лучший вариант. Промолчать... Да ни за что!" Шестой усмехнулся и насмешливо сказал:
- Я не помогаю шинигами, я помогаю себе!

Джаггерджек хотел было сказать что-то еще, но Шихоуин внезапно исчезла из его поля зрения, и оказалась уже за его спиной. Секста удивленно распахнул глаза, понимая, что против Богини скорости у него слишком мало шансов. Хоть он и следил за изменениями ее реацу, но среагировать все равно не успел, лишь схватился за рукоять зампакто, сжав ее так, что костяшки пальцев побелели. " - Черт! Быстро! Слишком быстро! Я даже не увидел движения. Черт, как же я ненавижу шинигами. Особенно ее. Ей доставляет удовольствие издеваться надо мной? Скорее всего. А я даже сделать ничего не могу... Ненавижу это ощущение..." Гриммджо нахмурился и, не меняя тона, ответил:
- Я? Боюсь? Ты, наверное, шутишь. Я не собираюсь расслабляться в обществе шинигами, вот и все. Вы, шинигами, боитесь за то, чем дорожите... Так чего бояться мне? Того, что через пару секунд я перестану существовать? Как глупо. Я и так мертв, чего мне еще бояться? Потерять то, что лишь с натяжкой можно назвать жизнью?

Секста усмехнулся и с некоторым трудом разжал пальцы, сжимающие зампакто. Арранкар не думал, что не нападать окажется так сложно. Шестой действительно не боялся и своей жизнью не дорожил особо. Но одно дело не дорожить своей жизнью, а совершенно другое - не желать умирать просто так. Зачем разбрасываться тем, что вернуть нельзя. Да, у арранкара есть шанс возродиться снова, но потерять при этом всю свою силу, достигать всего заново... Это слишком глупо, а Гриммджо не был дураком не смотря ни на что.

" - Страх? Бесполезное чувство, которое только приближает конец. Она действительно думает, что я боюсь? Как глупо. Я считал ее умнее. Видимо, я ошибался. Но это все равно не дает мне повода расслабляться. Кем бы я ни был, а умирать мне тоже не хочется." Внезапно Джаггерджек серьезно взглянул в глаза Йоруичи и сказал:
- Ты можешь говорить что хочешь. И делать тоже. Вот только не стоит говорить такие глупые и бессмысленные вещи. Ты ведь сама понимаешь, что я не боюсь. Тогда зачем так говоришь, шинигами?

0

6

Слова Гриммджоу разозлили Йоруичи. Вообще, находясь рядом с Секстой, она испытывала попеременно два чувства – злость и веселье, причем сменялись они с удивительной быстротой. Стоило аррнкару что-то сказать или сделать, как это приводило Богиню скорости в бешенство, а уже в следующий момент, после очередной реплики, шинигами была весела и довольна. Возможно, подобное поведение было странным, но и сама ситуация не была типично и банальной – шинигами и арранкар на одной стороне. А на одной ли стороне? Конечно же, нет. Не на одной стороне, а на нейтральной территории и то, только в выборе приоритетов, так как в данный момент Йоруичи явно была на территории врага, и стоило подумать, как отсюда выбраться.

- Пустые никогда не смогут это понять, - улыбка таяла на лице шинигами, подобно восковой свече, и превращалась в хмурую гримасу. Взгляд скользнул по внешним отличиям шинигами и арранкаров – маске и арранкарьей дыре. – Мы слишком разные. Наверное, нам не стоит пытаться понять друг друга, - уголки губ чуть дрогнули, но так и не очертили на лице улыбку. – Следует быстрее исполнить условия нашего договора и расстаться.

" - Исполнить условия? Не знаю, сможет ли Киске тебе помочь," - в голове Йоруичи вновь всплыла картина неожиданного появления Куросаки в покоях Сексты. Сейчас Хичиго был одним из злейших врагов шинигами. Его следовало убить – немедленно и безжалостно, так как он когда-то убивал своих друзей. А своих ли друзей? Нет, друзей Ичиго. И кто должен понести наказание за это – Пустой или полушинигами, отдавший свое тело этому Пустому?

- Нам нужно выбраться из Крепости. Здесь есть другие выходы, или стоит воспользоваться, тем, через который мы пришли? – Йоруичи серьезно посмотрела на Гриммджоу. " – Сейчас это самое главное, что должно меня интересовать, а не этот мелкий поганец Ичиго."

0

7

Внезапно Гриммджо усмехнулся, глядя на хмурую Йоруичи.
" - Вот значит как... Пустые не могут понять это? Должно быть она права... Я никогда не пойму шинигами. Она никогда не поймет меня. А нужно ли это? Нет. Это лишнее. Враг есть враг. А друг... друзей у меня нет и не будет никогда. Все же мы действительно слишком разные: пустые и шинигами..."
Секста почти весело заявил:
- Ты права. Я не могу этого понять, ведь я - пустой. И это невозможно изменить. И понимать друг друга нам незачем. Это бессмысленная трата времени, которого сейчас и так мало.
Арранкар задумался над словами Шихоуин.

" - Скорее расстаться... В этом она права. Чем дольше мы находимся рядом, тем тяжелее терпеть друг друга. И все же... Зачем мне это? Просто хочу убить Куросаки? Да. Именно так. Впрочем, есть немаленький шанс того, что он бьет меня... Хотя этот придурок даже со своим собственным пустым не справился... Стоп. Сейчас не время думать об этом. Надо уходить. Другой выход? Нет. Я не знаю." Джаггерджек очнулся от своих мыслей и ответил:
- По-моему нет. Придется идти через тот. Да к тому же к нему ближе всего. Идем.
На этот раз арранкар пошел вперед, сразу переходя на сонидо. Один шаг, второй, третий... И словно не было тяжелого разговора. О том, что Секста помнит о нем, говорит лишь то, как он сжал рукоять зампакто, словно прямо сейчас собрался в бой.

" - Что ж, чем быстрее мы выберемся, тем быстрее можно будет попасть к шинигами, поговорить с Урахарой, уйти оттуда и избавиться от обязательств договора. Вот только куда уйти? Неважно. Потом подумаю."
Джаггерджек старательно отгонял мысли о том, что Урахара вполне вероятно не сможет помочь ему. Ведь тогда бессмысленным становится все это предприятие. И Шестой лишь крепче сжимал зампакто, глядя прямо перед собой. Несколько поворотов, и вот Гриммджо останавливается напротив выхода из Крепости, оглядываясь на Йоруичи.

Гриммджо, Йоруичи
---------> Потайной вход в Крепость

Отредактировано Grimmjow (2008-10-09 23:20:29)

0

8

------> Улицы бывшего Руконгая ------> Окраины

Вернулся Шаолонг назад не в лучшем расположении духа. Такого поступка от Илльфорте он ожидал меньше всего. Нужно было великодушно оставить его Ямми, он не стоил его защиты. По крайней мере это избавило бы Куфанга от разочарования...
" - Проклятая Гранцевская порода - во всем ищут выгоду для себя!"

Ему казалось, что Илльфорте не похож на своего братца, но кровь оказалась гнилой у обоих. Странно, что духовная сила старшего Гранца теперь не ощущалась в Крепости, но он решил об этом подумать позже. Сейчас надо собраться с мыслями и разобраться с тем, где находится Гриммджоу. Прислонившись к стене, Куфанг попытался сосредоточиться, чтобы вычислить хотя бы остатки реацу Сексты. Мощная, яркая, как вспышка света... К такой тянешься, как мотылек к огню, чтобы сгореть в этой мощи. Она особая... Но её по-прежнему не ощущалось.

" - Странные события, странное присутствие, странное исчезновение... Что-то происходит... Я не Илльфорте и не Дирой... Я поклялся и буду с тобой до конца... Я во всём разбирусь." - Куфанг следовал вдоль коридора к вглубь Крепости, изучая энергию, реацу, арранкар в здании, ища ту самую... Возможно он найдёт ответ у Халибел-сама.

0

9

Вега маялся дурью со скуки. Ну, хозяин требовал не беспокоить, и его можно было понять, так что фрасьону было откровенно нечего делать. Такое бывало довольно часто, но не всегда столь остро. Даже камня нет, чтоб попинать - ну что за невезуха? Парень скривился и зевнул.

" - Может, почесать язык об кого-нибудь? Ну кто тут есть... Нет, не пойдет... Оп-па, Шаолонг бродит неприкаянный. Тип он, конечно, не слишком разговорчивый, но зато многое знает. Да и забавно иногда поговорить со спокойным арранкаром. Может он знает что-нибудь про эту внезапную вспышку реацу шинигами? Этим-то что здесь надо?"

Вега хмыкнул и уверенно направился к местной дылде со сковородкой на голове. Дылда была не в настроении, странно. Хотя он, кажется, всегда так ходил. Вега фыркнул и пристроился в хвост Куфану, явственно намереваясь так за ним и ходить. И не только ходить.

Отредактировано Djio Vega (2008-11-03 17:21:06)

0

10

-------> Коридоры в покоях Эспады

Айзен неторопливо идет по ярко освещенным коридорам. Торопится ему особо некуда. Незваная гостья не уйдет из его владений. Даже не потому, что сейчас у единственного доступного ей выхода из Крепости произошла небольшая потасовка с участием Эспады, и даже не по причине того, что она сейчас довольно любезно беседует с беловолосым мальчишкой. Надменная улыбка легко трогает твердо очерченные, красивые губы Владыки. В лаборатории он не зря злил Пустого, будя в нем того злого, алчущего зверя, каким он его встретил впервые, после битвы в Сейрентее. Необузданным и диким, с выжженной душой, алчущей свежей крови, мальчишка нравился ему куда больше. Но его нынешняя послушность, которую в нем воспитывали на протяжении трех лет, была очень полезна и многого стоила. Хичиго должен был стать если не заменой, то ее подобием. Этого требовало пророчество, с этим соглашался разум, но этому противилось, упираясь всеми желудочками и клапанами его сердце. Или душа. Неважно.
Что-то острое, как осколок ребра или маски Пустого прочно впилось по легкое и кололо, не отпуская неясным раздражением с того самого момента, как Айзен почувствовал, что Ичимару вышел за пределы крепости. Он видел как легкая фигура «бесцельно» скользя по пустым коридорам Крепости, пробралась к выходу и ушла. Какое-то время, Кьока еще могла его засечь, но как только он вышел из радиуса ее действия, вся дальнейшая информация о его местоположении становилась тайной за семью печатями. Белая ткань костюма среагировала лишь дважды, оповещая о том, что Лис вступал в схватку. Первым его противником был Ннойтра, от которого так и не удалось узнать, где именно он столкнулся с Гином, второй раз… Ледяной привкус этой рейацу был Айзену хорошо знаком. Хитсугая Тоуширо. Битва была не очень долгой, но судя по фону рейацу, уже после него. Оба противника получили достаточно серьезные ранения. Так же рядом чувствовались духовный силы Абарая Ренджи и Кучики Руки, но они в бой не вступали, хотя последняя активировала свое Занпакто.

Он почувствовал, что Ичимару ранен давно, еще во время разборки в лаборатории, но настоящее беспокойство, несмотря на все попытки его подавить, подняло голову только сейчас. «Гин, не вздумай там умереть»
Снова разбирает злость. И в ней был виноват только один белый лис. Айзен невесело усмехнулся, проводя рукой по лицу. Прошло уже столько лет, а его желание все не уходило, притуплялось с каждым годом, но не уходило. Даже когда белой лисицы не было рядом, он не мог заставить себя совсем не думать о нем, именно поэтому сейчас прислушиваясь к своим ощущениям, анализируя всю имеющуюся информацию. То, что Гин позволил себя ранить, Владыке очень не понравилось. Хитсугайя был ему не противник, и такая битва лишь подтверждала то, что Гин выбрал путь, наиболее безопасный для сохранения своей шкуры – а именно остался у шинигами, что-нибудь им пообещав, а обещать лис мог многое. «Хорошо, что ты остался у них Гин, потому, что я не ручаюсь за то, чтобы сделал с тобой за твое возвращение, за твою «прогулку», за твою рану…  Оставайся у них, Гин.. Я не хочу снова возвращаться к старым темам, не хочу больше… Я не хочу снова сорваться»…

Всплески рейацу, ее отпечатки на камнях, полу. Айзен опускается на одно колено, проводя пальцами по гладким плитам, считывая произошедшее в коридорах. След совсем свежий, если закрыть глаза можно почти увидеть как наперегонки, едва скользя над плитами пола, отталкиваясь от стен, скользили две фигуры. Их направление был однозначно, так что даже не знай он точно, где ни находятся выследить нарушителей было делом нескольких минут.

- Ну что же вы, Шихоуин-сан так неосмотрительны… - неторопливо подняться и медленно направится к месту стычки, - Гуляете по чужому дому, а с хозяином до сих пор не познакомились.
В одном из боковых проявилась довольно знакомая рейацу. Два фрассиона. Один Сексты, второй Барригана, но что они забыли в таком месте, Соуске мало волновало. Равнодушно глянув в сторону коридора, в котором те находились, он приглушил свое рейацу и резко развернувшись, направился к выходу из Крепости.

-------> Потайной вход в Крепость

0

11

Куфанг шел по коридору, изучая реяцу, пытаясь разобраться с тем, что здесь творится. Слишком много вспышок реяцу из-за странных событий и все так перемешалось. Шаолонг остановился, почувствовав самую мощную реяцу где-то позади себя в коридорах. Эту силу невозможно было ни с чем спутать...
- Айзен-ками-сама... - прошептал фрассион оборачиваясь, пытаясь понять, куда направился ками. Догадаться было не сложно - Айзен шел разобраться с Гриммджоу.
- Если выждать немного и отправится за ним, то возможно я быстрее найду Шестого, - Куфанг развернулся и направился в ту сторон. он прекрасно знал, что Ками известно о его присутствии здесь и то, что он фрассион шестого. Но вряд ли считал его достойным противником. Да и сам Куфанг не дамал нападать на такого сильного шинигами. Вывернув из-за угла Шаолонг увидел арранкара, реяцу которого он давно чувствовал в коридорах, но не придавал этому значения, даже тому, что этот парень шел за ним буквально по пятам. Будучи существом неконфликтным, он не собирался даже говорить с ним до тех пор, пока этот шпион-неудачник не перейдет рамки дозволенного. Посмотрев на парня, он заложил руки за спину и произнес:
- Приветствую... Фрассион Барагана, так ведь? - Куфанг не особо интересовался всеми фрассионами, ибо предпочитал их не встречать, потому что говорить с ним не о чем ему было. - В прочем, не так важно. Что заставило идти вас за мной? Я не параноик, но не люблю, когда мне дышат в спину!

Отредактировано Shawlong Koufang (2008-11-08 19:58:47)

0

12

Вега посмотрел на эту дылду взглядом, в котором смешивались в равных пропорциях невинность, скептицизм и ирония.
" - Ну да, ну да. А правда, чего мне надо? Аааа, ну конечно!"
Фрасьон вежливо поклонился. Движение получилось черезчур стремительным, а потому было явственно окрашено иронией. По-настоящему он кланялся только Баррагану-сама, и то... Не всегда получалось. Ну да это другая проблема.

- Приветствую... На вашу спину я не покушался, что вы!

" - Я до нее не дотянусь".
- Мне просто немного любопытно. Вы случайно не знаете, что шинигами здесь делает? И ками-сама... За ними пошел.
Вега перебрал пальцами в воздухе, лукаво улыбаясь.

0

13

Куфанг склонил голову, наблудая за арранкаром. Сейчас этот парень чем-то напоминал ему Ди Роя - такой же скользкий и хитрый, когда надо. А иногда это очень полкзные качества, чтобы выжить в этих местах.

- Я пока еще никого не обвинял, просто чувствовал, что вы будто намеренно идете за мной. Отсюда лишь два вывода или у нас одинаковые цели нашего пути или вам лично что-то от меня надо. - вопрос из его уст о том, что шинигами делают сейчас здесь заставил Шаолонга насторожится, но он не подал виду и невозмутимым тоном произнес. - Может и фрассионы Баррагана не в курсе, я не знаю, посвещал он вас в это или нет, но кажется каждый менос в Пустыне знает, что мы с ними на данный момент воюем, дабы стереть даже воспоминания о них. Вам это не было известно? Вполне возможно, что проникновение в крепость врага - всего лишь тактический ход, военная диверсия противника.

0

14

Джио усмехнулся и вгляделся в единственный глаз напротив.
" - Он притворяется? Вряд ли, слишком прямолинеен и честен. Нашего Финдора напоминает, те же закидоны".

Вега хлопнул пару раз в ладоши.
- Вот и я говорю. Странно это. И он не один.
Арранкар усмехнулся, отходя в тот коридор, где еще чувствовалась реяцу Владыка. Вега присел - точнее, хищно припал к земле, буквально вынюхивая след.
" - Вот Владыка. В сторону, не тот шинигами. А вот и тот". - фрасьон еще раз усмехнулся, торжествующе сверкнув фиолетовыми глазами, совершенно по-кошачьи пофыркивая. " - Он пахнет кошкой. Или это реяцу пантеры так влияет? Забавно. Судя по всему, Ками пошел за ними, а значит, дело упрощается. Надо только перепроверять иногда, мало ли, нам ли ведомы помыслы божественные?"

Арранкар встал, встряхиваясь.
- И с ним арранкар. Гриммджоу Джаггерджек.
Вега все также усмехался, внутренне уже собираясь. " - Любопытство меня погубит. Точно погубит".

0

15

Шаолонг скосил взгляд на парня, который, подобно любому хищнику припал к полу, будто выслеживая его реяцу. Он бы посмеялся, если бы была другая ситуация - ибо никогда не помнил Гриммджоу в такой положении. "Лакомый кусок" он чуял за верству, даже особо не напрягаясь... Но сейчас Куфанга волновало не это, а странное поведение фрассиона. Будто он хотел вызвать в нем какие-то реакции, поймать на чем-то. Вздохнув, Шаолонг спокойно произнес:

- Все возможно. Я слишком хорошо знаю Гриммджоу. Возможно, он почувствовал там сильного противника и поспешил найти его первым и сразиться. Вполне нормально для него поведение, как и для Нноиторы. Я вот удивлен, почему и его там сейчас нет... - Куфанг сейчас играл в весьма опасные игры, а реяцу Сексты, того шинигами и... еще кого-то чувствовалась еще сильнее.

- Что там происходит? - Шаолонг покосился на навязавшегося ему собеседника, думая, как бы быстрее покинуть его общество.

- Поболтал бы с вами еще немного. но увы, спешу, - Куфанг развернулся, зашагав по коридору в ту сторону, где был Айзен-сама. он держался осторожно, напряженно, будто спиной наблюдал за фрассионом.

0

16

Джио довольно-таки шумно и ехидно фыркнул, морща нос.
" - Ну да, ну да, теперь ты туда пойдешь. Дурак ты... Не нашего шестка там народ, а ты ж не Тесла, чтобы нарываться на побои. Или все-таки? А, не мое дело. Но выворачиваешься ты красиво, ничего не скажешь. Мы же прекрасно поняли друг друга. Это не бой. Точнее, не бой Секты с шинигами. Между прочим, Нойторра не вмешивается в чужие бои, но это так, кстати".

Вега часто пытался растормошить Теслу, просто из чистого кошачьего любопытства - как же он терпит такого хозяина. Но Шаолонг оказался еще поскучнее Теслы, хотя... Надо будет с ним еще поговорить, эта дылда вовсе не непрошибаема, хоть и внешне невозмутима. Вега мотнул головой и усмехнулся в спину уходящего коллеги-фрасьона.

- До встречи. Когда не будете спешить, - последнее слово было явственно окрашено насмешкой.
Вега крутанулся на месте, обдумывая, к кому бы еще прицепиться. Следовало бы добраться до населенных мест, а там - по ситуации.

---> Коридоры в покоях Эспады

0

17

Шаолонг облегченно вздохнул, когда непрошенный собеседник исчез, не став приставать с лишними вопросами по поводу и без повода. Сейчас ему, любившему поговорить, было не до этого. Сейчас для него был важнее Секста и то, что с ним происходит. Придется вытягивать эту пантеру из проблем всеми возможными способами, даже, возможно ценой своей жизни.
Шаолонг поспешил туда, где так явно чувствовалась реацу Айзен-сама, Гриммджоу, того шинигами и еще кого-то сильного, достаточно сильного, чтобы стоило его остерегаться.
"- Что вообще происходит? И почему Гриммджоу затеял Это? Кто появился на сцене этой безумной пьесы?" - Куфанг решил поспешить, дабы самому своими глазами все увидеть и разобраться в этом.

------> Потайной вход в Крепость

0

18

---->Комната для собрания фрассионов

Одинокая и небольшая фигурка выделялась на фоне темных и однообразных стен, что составляли здешние коридоры. В подобном месте, арранкару очень не легко было бы спрятаться, их костюмы словно бы специально делались для контраста не только со стенами, но с мрачной обстановкой в целом, в прочем, безусловно это не особенно интересовало арранкару, если точнее, то дизайн здешних помещений её вообще не интересовал, в конце концов, это личное дело Владыки, чьи вкусы никто не решился бы оспаривать вслух.
Двигалась Сун-Сун медленно, несколько отреченный взгляд полуприкрытых глаз был направлен куда-то вперед, словно видя или пытаясь разглядеть конец коридора, правда, иногда казалось, что и в Лас Ночасе, и здесь коридоры бесконечны, особенно отчетливо подобные мысли начинали шелестеть в голове, если двигаться со той скоростью, с которой двигалась эта змееподобная леди. В данном случае скорость передвижения заметно снижалась из-за слишком коротеньких шажков, но подобная мелочь Сун-Сун так же не волновала, в конце концов, она ведь никуда не торопилась. Правая рука согнута, как обычно ладонь, скрытая рукавом, прикрывает половину лица. То ли привычка, то ли традиция, несколько странная, но Сун-Сун не отказывалась от неё даже несмотря на то, что никто не видел.
Не протекало в её голове и каких-либо бурных размышлений, касающихся "беседы" в повышенных тонах между остальными фрассионами Халлибел и Ильфортом, мотивы последнего вообще были непонятны, а его появление можно было отнести к довольно бредовому явлению. Фрассионы обычно держатся своих "хозяев", то есть эспады, которой служат, а Ильфорт и остальные вкупе с диким Гриммджо и вовсе напоминают стаю, так что странно, но тоже неинтересно. Увы, стая охотится вместе, волк состоящей в ней не должен нападать в одиночку - забавно, но исходя из столь нелепых сравнений со зверьем присутствие Сун-Сун там казалось бессмысленным, будет драка - не будет, исход очевиден. Апачи вспыльчива, Мила несколько более терпима, но до ледяного спокойствия Улькиорры и умения вообще не реагировать присущих Сун-Сун, ей далеко, она скорее просто менее раздражительна, но раз уж ни одной существенной драки за долгое совместное сосуществование в Лас Ночасе, а потом в Обществе Душ, то беспокоиться не о чем... С Апачи и Милой она ещё успеет увидеться, это даже не подлежит обсуждению, учитывая некоторую навязчивость Апачи, а так же какое-то более или менее теплое чувство, что, наверное, было непонятно арранкару, но пробуждалось в этой, казалось шумной, неблагоприятной, напряженной, но с точки зрения Халлибел и её фрассионов, вполне нормальной обстановке, которая порой очень напоминала обстановку в любой семье.
Хождение по бесчисленным коридорам могло только навивать тоску. В прочем, ко всему привыкаешь, привыкаешь к кажущимся заброшенными коридорам этой крепости, привыкаешь к остальным фрассионам Халлибел, которых, наверное, можно назвать подругами. Вовсе не из-за теплых и близких отношений, просто это, наверное, было самое подходящее слово.
Фигурка остановилась, в прочем, учитывая скорость передвижения Сун-Сун, наверное, сразу и не поймешь, что она остановилась. Пожалуй она достаточно прогулялась. Все-таки хотя бы иногда, но стоит отдыхать от шумных компаний, который быть может и стали родными, но порой все равно могли раздражать.
Пора бы возвращаться. В конце концов, если вдруг нагрянет Халлибел-сама, то будет лучше, если она застанет фракцию в полном составе, ну и кроме этого, увы-увы, но оказывается, что арранкары - существа совершенно не могущие нормально существовать в мирное время. В мирное время слишком скучно...
Беленькая фигурка чуть побыстрее, но такими же коротенькими шажками зашагала в обратную сторону.

--->Комната для фрассионов

0

19

-------> Szayel Apporo Granz, Фракция Заэль-Аполло Грантца Лаборатория

Фракция Заэль-Аполло Грантца

Коридор встретил посетителей немой тишиной. Тишина неохотно отступала под натиском шороха шагов, тихий писков фрасьонов и низких хрипов громил. Наверно, тишине такой расклад вещей очень не нравился, потому что атмосфера в пространстве была…тяжёлой. Фракция инстинктивно старалась ступать как можно осторожней, но эхо смеялось над этими гротескными попытками. И тем не менее фрасьоны шли ходко. Первая группа двигалась впереди, осматривая пол и потолок, вторая шла позади – сканируя окружавшие их стены. Сколько себя помнил Бухо, он координировал действия. Любые. Очертания маски, сплошняком закрывавшей его лицо, были похожи на клюв филина. Арранкары-аналитики молча обменивались малейшими крохами информации. Аналитика группы-два вот уже три минуты и семь секунд отвлекал вопрос, как может питаться аналитик группы-одни, имея заместо головы один-единственный огроменный глаз. Аналитик группы-один, всё это время засекавший эти отвлечения, яростно взвизгивал и гневно таращился по сторонам, возмущённый таким халатным отношением к работе.
Смотри за собой! – наконец не выдержал обладатель специфической внешности, по-минимуму ограничивая канал связи. Второй не стал возражать. Его подчинённый что-то обнаружил. Один из разведчиков на мгновение вынырнул из стены – и вновь пропал. Арранкар-аналитик чутко дёрнулся, задумчиво померцав огоньками глаз. Уровень энергии камня выше нормы. Это было достаточно важным сигналом. Послав одним безмолвным приказом колобка-исследователя к месту аномалии, арранкар сосредоточился на поступающем от него потоке информации.  Немного замедлив шаг громилы, который его нёс, он повернул голову назад. Без какого-либо дискомфорта на сто восемьдесят градусов, лицом к Октаве.
- Заэль-Аполло-сама, - голос аналитика чем-то неуловимо напоминал голос машины. Безэмоциональностью и чёткостью. Создавалось ощущение, что слова фрасьона раздаются прямо в голове.  – Разведчик Гасион, порядковый номер два-четыре, обнаружил следы образца в камне крепости. Объект перемещается внутри стен. След сжатый и часто прерывается. Оставлен около получаса назад. Точное местонахождение не удалось засечь из-за помех, - пауза. Бухо раскладывал мысли по полочкам. – Блокирующие реяцу элементы строительного сплава затрудняют работу детекторов…- извиняющимся тоном добавил арранкар.

+1

20

Уверенным шагом Гранц направлялся к концу коридора, где можно установить ловушку для невнимательных арранкар. Настроение было намного выше среднего, а  поимка нового подопытного обещала быть интересной. Не зря же он столько работал над этими приборчиками. Возможно, если их испытание пройдет удачно, можно будем представить их Айзену. А может, и нет. Эти малышки будут куда помощней тех, что повсюду расставлены в крыле, прилегающем к лаборатории.
За спиной раздавались громкие шаги фракции. Они пытались ступать тише, но их жалкие неуклюжие попытки только создавали еще больший шум.  Внезапно Заэль, словно почувствовав что-то не то, остановился и приложил руку к стене. Спустя несколько секунд раздался бесстрастный голос координатора второй группы.
- Заэль-Аполло-сама, разведчик Гасион, порядковый номер два-четыре, обнаружил следы образца в камне крепости. Объект перемещается внутри стен. След сжатый и часто прерывается. Оставлен около получаса назад. Точное местонахождение не удалось засечь из-за помех.
Вот так сюрприз. Значит, паразит побывал и здесь. «Разве он направился в эту часть крепости?» - Заэль задумчиво потер подбородок – «Шустрая тварь». Он отошел от стены и повернулся к говорящему. Тот, не мигая, смотрел на него и продолжал отчитываться.
-Блокирующие реяцу элементы строительного сплава затрудняют работу детекторов.
Октава раздражено тряхнул головой и снова подошел к стене.
- Плохо. Очень плохо. Пока ситуация еще больше не усугубилась, приступайте к работе. Первая группа! Проделать четыре небольших отверстия здесь, здесь, здесь и здесь. Вторая группа, расконсервируйте состав номер двести тридцать два начинайте тонким слоем наносить на поверхность отверстий, – продолжая отдавать приказы, ученый, за неимением другой поверхности, аккуратно положил приборчики на пол и стал их настраивать, подкручивая многочисленные рычажки и ручки. Когда обе группы закончили свою работу, Октава взял самый крайний слева приборчик и, подойдя к одному из нижних отверстий, осторожно закрепил его там.
- Дайте мне сюда состав.
Получив требуемое, Гранц плавными движениями нанес его вокруг и поверх приборчика.  Он продолжал делать это до тех пор, пока отверстие совсем не исчезло. То, что стена была проломлена, можно было заметить, только если очень внимательно присмотреться – состав был лишь немного темнее, чем остальная кладка, но вскоре должен совсем высохнуть и стань неотличимым от камня.
На вмонтирование всех приборчиков ушло примерно два с половиной часа. Наконец Заэль выпрямился и снял с себя безнадежно испорченные перчатки. Октава не знал, как остальные арранкары, но он сильно мерз. Сначала в Лас Ночес, в котором гуляли жуткие сквозняки. А теперь в крепости, куда, словно преследуя ученого, эти сквозняки «переехали». Конечно, он лично переделал лабораторию и ближайшие коридоры, но сейчас они были довольно далеко от места обитания Октавы.
Вот и теперь, стоило ему снять испорченную вещь, как пальцы мгновенно замерзли. Разминая их в попытке  согреть, Гранц произнес в сторону толпившейся фракции.
- Обе группы, разойдитесь в ближайшие коридоры и затаитесь там. Не уходите слишком далеко. И оставьте хоть одного разведчика здесь!
С помощью сонидо Заэль переместился на потолочную балку, дождался ухода групп, с помощью пульта запустил пока безымянные приборчики и буквально слился со стеной, ожидая.

Отредактировано Szayel Apporo Granz (2010-10-20 19:09:14)

+2

21

офф: предупреждение несколько поздноватое, но во время написание поста имели место быть толика бреда и недосыпание автора. гомен...
Фракция Заэль-Аполло Грантца
Аналитик группы-один чувствовал себя…неудачником, мягко говоря. Ааааа! Вер глупый! Вер должен был сказать «рукам» чтобы смотрели другую стену! Надеявшийся выслужиться перед хозяином арранкар буквально из под нос упустил такую чудную возможность – след паразита в каменной породе. И всё внимание досталось какому-то бездельнику, который только и делает, что глазеет по сторонам. Справедливость требовала торжества и аналитик почти три секунды был занят исключительно анализом нынешней ситуации. Когда дело касалось конкуренции, между этими двоими, то иногда вход шли и обычные «рабочие» арранкары. В расход.
След может быть ложным! – наконец встрял глазастый, отчаянно «моргая головой» флегматичному Бухо.
Вероятность мала, - сухо отбрил его «филин», не любивший, когда сомневались в его способностях. Он мог бы предложить напарнику ещё и выпить чего-нибудь против стресса, но не был уверен, что тот может вообще пить. Кстати, а как ты дышишь? 
Несколько секунд между аналитиками стояла напряжённая тишина.
Атмосферу разрядила команда Заэля. Глазастый радостно вытаращился и подчинённые тут же едва не влипли в стенку от усердия, стараясь сделать не просто отверстия, а Отверстия. С большой буквы, чтобы потом было что рассказать потомкам. Вер довольно моргал. Бухо, казалось, вообще спал. Его подчинённые, основательно и без спешки, покрывали сделанные отверстия, с любопытством поглядывая на вещество и попискивая. Затем состав был перед в хозяйские руки и обе группы замерли. В кое-это веки среди фракции царили мир и спокойствие.
- Обе группы, разойдитесь в ближайшие коридоры и затаитесь там. Не уходите слишком далеко.
Аналитики, будто лихие наездники, крутанули своих «лошадок» и двинулись в разные стороны, рассеивая подчинённых небольшой «сетью» по периметру точки заложенного раствора. Разведчик был, естественно, оставлен. Существо, напоминавшее скорее ласку или хорька, чем разумное создание, периодически «выныривало» из стены. Чтобы нырнуть обратно.
Внезапно он резко метнулся наверх - на потолок за спиной Заэля - и раздражённо зашипел.
- Посторонний арранкар, уровень низкий, - раздался лишённый эмоций голос Бухо, чьим подчинённым и был «хорёк».


Адалина. Нумерос (номер неизвестен).

Не все создаваемые арранкары были успешными. К одной из «не успешных» можно было причислить и Адалину. Хлипкий адьюкас Уэко Мундо, неудачный нумерос при арранкаризации…Недостатки были очевидны: отсутствие правой руки и недоразвитый мозг. Руку Пустая потеряла при поимке (те, кто её отлавливали, не особо заботились о состоянии своих жертв), а сознание всего лишь осталось тем же, что было до превращения. То ли зверёныш, то ли слабоумная… С длиннющей волной волос цвета воронового крыла, забранными спицей, пустыми зелёными глазами и дырой-пастью на плоском животе.
Метр «с хвостиком» нумероска в белых обтягивающих лосинах и огромной, не по размеру, рубашке такого же цвета, наблюдала за гостями, вися вниз головой на потолке. Для выброшенной за самые задвижки крепости арранкарки домом стали несколько коридоров у входа в крепость. И те, кто заходили сюда были гостями. Интересно, а это какие гости? – размышляла девочка, запустив палец в уголок рта и мирно грызя острые коготки, что украшали пальчики малышки. – Бывают гости-пробегацы. А бывают гости-нападайцы. А эти какие? Ей было страшно любопытно, что же гости делают у стены. Страшно и любопытно. Любопытство было её неотъемлемой частью изначально. А страх присутствовал инстинктивно. За время жизни Пустой, Адалина успела крепко сдружиться с этой эмоцией.
Фракцией она замечена была давно, но так как никаких следов паразита на ней не было и потенциальным врагом она быть не могла, то фрасьоны-аналитики только отметили её присутствие в своей памяти – и только. Мало ли пригодится.
Но вот поведение маленькой арранкарки они просчитать определённо не могли. Ни один нормальный нумерос в здравом уме и твёрдой памяти не заговорит с Эспадой, если только он не её фракция. Бесшумно качаясь из стороны в сторону на вцепившейся в потолок ножке, Адалина наблюдала как один из гостей забрался на находящуюся в нескольких метрах впереди неё балку и погрузился в какие-то загадочные манипуляции с очень интересными инструментами. К сожалению, спина гостя скрывала все его действия и разглядеть ничего не удавалось. Нумероска не выдержала.   
- Что вы делаете? – певучим, как мелодия, голосом спросила девочка, по-прежнему не вынимая пальца изо рта. Появившийся из потолка прямо перед ней разведчик, казалось, совсем её не напугал. Адалина внимательно посмотрела на полузвериную морду. – Вы нападаец?

Отредактировано Bleach (2010-10-29 16:54:32)

0

22

В ожидании Октава прислонился было к стене – но не тут-то было.
- Что вы делаете? – услышал он и, резко выпрямившись, повернулся в сторону говорившей.
- Посторонний арранкар, уровень низкий, - тут же отозвался фрасьен.
«Идиоты! Раньше не могли сказать?! На кой черт тогда мы тратили материал для ловушки?!» - гневно подумал Гранц, внимательным и цепким взглядом осматривая арранкара. Сразу кинулись в глаза и отсутствие руки, и грязная одежда, и взлохмаченные волосы.
«И держит же наш Ками таких» - с непонятным мстительным чувством подумал Эспада.
Тем временем арранкарка снова решила привлечь к себе внимание.
– Вы нападаец? – спросила она, не вынимая руку изо рта и сверля разведчика странным взглядом.
«Нападаец?» - чуть не переспросил Заэль. «Наверное, она спрашивает, враги ли мы ей»
- Кто ты?- властно спросил Октава, но тут же сбавил тон – уж больно тот вышел похожим на Айзена.
- Как тебе зовут? – уже мягче спросил он, окидывая еще одним внимательным взглядом гостью и стараясь медленно, не вызывая подозрений, подойти чуть ближе, чтобы стена не мешала.
- Что ты тут делаешь, девочка? – буквально промурлыкал арранкар, сладко улыбаясь нумероске.
Судя по ее виду и поведению, она была не слишком умна. Но раз она не сильно задействовала ту часть мозга, которая отвечает за логическое мышление, то интуиция у нее должна быть отменная. Иначе вряд ли она бы вообще прожила больше пары дней.
Заэлю надо как можно сильней контролировать себя. Скрыть настоящие эмоции, сделать намерения как можно более расплывчатыми.
«Я не трону тебя, нумерос. Ну же, не бойся меня. Я правда ничего не сделаю тебе» - усилено думал он, занимаясь довольно странным делом – похрустывая суставами мизинца левой руки. Туда Гранц давно вмонтировал специальные датчики, вызывающие ближайшую группу фракции.
По его расчетам, ближайшей должна быть одна из спецгрупп. Нет, конечно, можно было положиться на разведчика, чья морда полупрозрачными контурами  проступала в потолке, но, не смотря на то, что его творения были совершенны, рассчитывать, что они поймут за такую короткий промежуток времени логическую цепочку размышлений ученого, и что теперь намерен делать, не стоило.
«Только бы они ничего не испортили!» - напряженно думал он, медленно двигаясь по толстой балке.
«Не пугайся меня» - практически мысленный приказ. Октава медленно протянул руку к волосам арранкарки и ласково потрепал их. «Животное, оно и после смерти ведет себя, как животное» - подумал он, продолжая отечески улыбаться незнакомке. Волосы той были очень грязными, и рука Гранца тоже стала такой же. Изо всех сил удерживая на лице улыбку, не давая ей превратиться в гримасу, он убрал руку.
«Я не причиню тебе вреда» - еще раз подумал эспада.
Подумал, и резко выкинул сжатую в кулак правую руку вперед, собирая вокруг нее заряд балы. В идеале, удар должен прийтись в живот. Конечно, он может немного сместиться в сторону, но погрешность должна быть незначительной. Гранц тщательно рассчитал силу удара – арранкарка должна упасть с балки аккурат в середину ловушки. Не зря же он тратил на нее столько времени и материалов?

Отредактировано Szayel Apporo Granz (2010-11-18 10:19:18)

0

23

|Начало игры|

Уснуть вот так, сгорбившись над столом, - это, конечно, закономерность. Всё-таки она с момента поселения здесь ещё не пользовалась кроватью, просиживая всё время под окном и бесцельно пялясь в пространство. Привычка? Как быстро ко всему привыкаешь. Но сегодня девушка уже изменила своим привычкам, вообще выйдя из своей комнаты.
Глаза всё ещё были подёрнуты сонной дымкой, ресницы слабо дёргались, словно пытались усыпить свою хозяйку. На левой щеке отпечатался красный след от слишком близкого соседства с цепочками, свисающими с маски-заколки. Громовая колдунья сейчас очень хорошо понимала, как она нелепо смотрится с этим пятном. Но всё же вышла из закреплённых за ней покоев – своеобразный моцион. Нельзя было вечно прятаться, Чируччи это знала. Кружить по комнате – первый шаг к безумию. А безумие для неё было равноценно слову «Заэль». Второй после Айзена, кому она не хотела бы попадаться на глаза, ой как не хотела бы.
Моцион протекал вполне мирно – те существа, что таились в тёмных коридорах, предпочитали просто убегать от неё или же на глаза не попадаться. Правда, постепенно лабиринт брал над ней верх. Чируччи кружила по нему, иногда – только иногда – прикасаясь пальцами к стене. Со стороны это могло походить на пробу – не теплее ли здесь стены. Может быть и так, но Приварон сама-то толком не осознавала, зачем это делает.
Как-то закономерно было то, что она почувствовала своих. Если Чируччи вообще могла кого-то назвать своими. Хотя чего она ждала-то? Всё-таки это дом всех арранкаров, не нарваться на встречу просто невозможно. Не в первый раз арранкар порадовалась, что у неё на обуви нет каблучков – она хотя бы не так сильно шумела, подбираясь к другой ветке коридора.
Нет, конечно, она чуяла и других… И что о её присутствии быстро узнают, девушка тоже знала. Но что-то всё-таки тянуло её к тому, что происходило здесь. Пальцы жмутся к стене, на ощупь воспринимая всё – холод, гладкость, что-то ещё, такое непонятное и незнакомое. Белое одеяние слабо шуршит, лишний раз выдавая её.
Арранкар всё же не опоздала. Прижавшись грудью к стене, воровато выглядывая из-за угла, она увидела, как розоволосый, вкрадчиво мурлыча, тянется к нумеросу – такой мелкой, что даже странно, как её до сих пор здесь не растоптали более крупные представители. Ну вот. Браво. Можно смело требовать оваций. Ушла из покоев, спасая себя от безумия, но тут же на это самое безумие нарвалась. Оно, однако, было занято не ей – уже радовало.
Бала в живот – как подло и как интересно… Чируччи, затаив дыхание, наблюдает за Заэлем и его жертвой. Губы чуть приоткрыты, зрачки расширены. Страх, смешанный с неподдельным интересом, заполняет всё её существо. Ресницы тревожно вздрагивают.
Как же она сейчас похожа на птицу, любующуюся изгибами танца змеи. Хочется бежать, но ноги не слушаются. В принципе, бежать сейчас было бы глупо. Побег мог бы его только спровоцировать. А пока что девушка – просто сторонний наблюдатель. Удобно.
Ноготки пробежали по камню стены как по клавишам – медленно, будь то пианино, то это была бы холодная, тягучая мелодия. Цепочки маски слабо качнулись, то ли прошуршав, то ли прозвенев. Этот тихий шелест словно был отзвуком немой мелодии, наигрываемой пальцами на стене. Своеобразное музыкальное сопровождение происходящему.
«Вечно он в своих пробирках и экспериментах. Хотя, кажется, и у шинигами была одна подобная личность. Так и хочется пожелать ему от всей души подорваться однажды вместе со своей лабораторией. Но, зная этого психа, могу со стопроцентной уверенностью сказать – если он и подорвётся, то только вместе со всей крепостью. Наверно, поэтому его Ками и держит при себе… Интересно вот только, зачем ему эта мелочь? Опять эксперименты ставить… Или… хи-хи…»
От внезапно пришедших в голову мыслей Чируччи чуть не расхохоталась в голос. Надо же, какие мыслишки посещают, ай-яй-яй, но в самом деле, это «вдруг» всё-таки имеет место быть? Хотя нет, не то, у учёных всё через пень-колоду, да ещё эта его «розовость» заставляет задуматься… Определённо глупая мысль.
Отогнав все мыслишки, «ласточка» снова принялась наблюдать, терпеливо ожидая своего обнаружения.

0

24

Послышался очень громкий топот – возвращалась первая спецгруппа фракции. Проанализировав происходящее, Бухо, аналитик второй группы, немедленно направил свою группу в ту же точку. Грохот при их спешном приближении стоял неимоверный.
Октаве сразу захотелось кого-нибудь, с особой жестокостью убить. Да хоть ту глупую дурочку, подглядывающую за поимкой из-за угла и думающую, что ее не заметно. «Реацу  что ли скрыла бы для приличия?» - насмешливо подумал ученый и устремил свой взгляд вниз. Там, на каменном полу, виднелась маленькая изломанная фигура арранкара. «Судя по всему, позвоночник сломан. Высота-то немалая. Хотя арранкары всегда были потрясающе живучи. Ничего, это не имеет никакого значения в данный момент»
Заэль, несильно оттолкнувшись, спрыгнул, мягко приземлившись на полусогнутые ноги, но, несмотря на это, на полу остались две небольших, но четких следа от его сапог в обрамлении каменной крошки.
Арранкар негромко поскуливала, на ее лице застыла гримаса боли. Гранц внимательно наблюдал за ней, не двигаясь. Внезапно раздался тихий, на грани слышимости, шум. Стены, а за ними и пол мелко завибрировали. В тех местах, где были тщательно вмонтированы элементы ловушки, после непродолжительного шума расцвели огненные цветы взрывов. Несколько искр попало на форму застывшей от страха арранкарке, стоящей непозволительно близко, и не знающей, что иногда любопытство наказуемо.  Октава не обратил на это никакого внимания, внимательно наблюдая за тем, как из неровных дыр в стенах выстреливают полупрозрачные перламутровые щупальца от самых тонких до самых толстых, имеющих по десять-пятнадцать сантиметров в диаметре.
Щупальца потянулись к лежащей на полу и начали быстро наматываться вокруг рук, ног, поврежденной спины, а затем вокруг всего тела, образуя своеобразный кокон и оставляя лишь лицо. Чем не преминула воспользоваться арранкар-нумерос, громко заверещав на пределе возможностей голосовых связок. Заэль немного ошеломленно потряс головой и подошел к пойманной, сверля ее недовольно-задумчивым взглядом. Затем он достал свои вымазанные в растворе перчатки, аккуратно вывернул их наизнанку,  свернул и с силой засунул в рот уже начавшей хрипнуть нумероске. Та выпучила глаза и тяжело задышала носом.
- Так намного лучше, - чуть ли не с облегчением пробормотал Октава.
- Какая крикливая попалась. Нет, чтобы сознание потерять…
Так как из «кокона» выглядывала только голова арранкарки, то полностью осмотреть ее было невозможно. Надо идти в лабораторию.
Заэль повернулся к столпившейся в конце коридора фракции. Те остановились, как только сработала ловушка.
- Ты, иди сюда.
Палец бесцеремонно указал в сторону громилы, за спиной которого была закреплена корзина с глазастым аналитиком. Тот медленно стал двигаться в сторону хозяина.  Увидев это, Октава развернулся к нему спиной. Арранкарка продолжала громко мычать сквозь импровизированный кляп. Эти мерзкие звуки грозили последующей головной болью, поэтому ученый достал из набедренной сумки громилы небольшую продолговатую темную коробочку и, расстелив на полу кусок  белой ткани, открыл ее и, покопавшись в ней, достал универсальный шприц со специальной иглой, не то чтобы с легкостью, но протыкающей даже хиерро  Ннойторы.
Для маленькой полуразумной нумероски это должно хватить с головой.
Следом на белую ткань оказались выложены странного вида бутылочка, затемненная ампула, несколько марлевых салфеток и одноразовые резиновые перчатки. Быстро одев их привычными движениями, Октава аккуратно отломал горлышко ампулы, набрал шприцем ее содержимое, отложил его. Затем он открыл бутылочку и вылил немного ее содержимого на вчетверо сложенную салфетку. Взяв ее в левую руку, а шприц в правую, ученый подошел к кокону. Сосредоточив реацу, он запястьем  левой руки несильно ткнул в щупальца у правой стороны шеи. Те, послушно отодвинулись, открывая помимо всего прочего часть плеча.
Арранкарка судорожно дернулась и от новой волны боли замычала еще громче.
«Надо поскорей заканчивать» - мелькнула быстрая мысль.
Гранц быстро протер шею салфеткой, тут же посеревшей от грязи и, приподняв шприц, посмотрел в глаза нумероске.
- Тихо. Лучше не дергайся. Я ведь могу и немного промахнуться – и тебе на перерождение.
Та испуганно притихла. Заэль воспользовался моментом и быстро всадил в нее шприц, нажимая на поршень, быстро вкалывая обезболивающее со слабым снотворным. Тем более, что  с каждым миллилитром она все меньше и меньше ощущала свое тело.
«И почему думают, что я жестокий?»

Отредактировано Szayel Apporo Granz (2010-11-23 19:26:57)

0

25

Громовая колдунья была одной из первых… И в Эспаду попала лишь потому, что была на тот момент сильной. Но… Уже потом, увидев новых женщин в Эспаде, особенно новую Терсеро, Чируччи попыталась сравнить себя с ними. И поняла, что никаких сравнений быть не может. Ну не было в ней того спокойствия, той величавости, с которой эта королева выдерживала всё происходящее. «Ласточка» начала понимать, что она перед ними – просто капризная принцесска, да и то среди бывшей элиты. А они королевы…
Её… игнорировали? Нет, Чируччи ожидала всего, что только можно, кроме подобного. Самой страшной в её фантазиях было, пожалуй, смена цели Заэля с той странной нумероски на неё. Это не было невнимательностью Октавы, нет. Девушка слишком хорошо его знала. И смутное подозрение подвоха уже прокралось в душу. Ну не могли её отпустить безнаказанной после таких наблюдений.
На какой-то момент «ласточка» даже пожалела мелкую, валяющуюся на полу, как старая игрушка, брошенная капризничающим ребёнком. Но это была только секунда – в конце концов, выживает тот, кто сильнее. Эта же на силу претендовать никак не могла, уж больно хлипкая. Как она вообще стала арранкаром?
Судьба девочки перестала волновать Чируччи, как только началась новая сцена сего представления. Вибрация чуть не сбила с ног – несмотря даже на слабость этой вибрации, она всё-таки заставила отшатнуться от стены – своеобразное и своевременное спасение от большинства искр взрывов, которые полетели в её сторону. Затушить их вовремя оказалось очень просто. Но пропалины на форме всё-таки остались. И где-то над уровнем чулка такая мелкая искра клюнула в кожу – нет, даже слабенькое хиерро она не пробила, но какое-то неприятное ощущение осталось. Цветки взрывов исчезают так же мимолётно, как и появились. В другой ситуации девушка бы сказала, что это очень красиво. Даже в глазах всё на время обесцвечивается…
Злоба от того, что из неё чуть не сделали утку… ласточку, запечённую в собственном соку, чуть не вырвалась наружу, но вылететь из-за угла и начать отчаянно материться, проклиная весь род Октавы до девятого колена – рискованно. Особенно, учитывая те странные щупальца, что полезли из мест взрыва. Может им всё равно, что хватать, и она может попасть в их хватку…
Как-то всё ему уж очень просто удавалось, везунчик, что ли, а может сил полно. Ну или и правда гений. У Приварон было не так много времени, чтоб об этом поразмышлять – она медленно отступила к нетронутой стене и прижалась к ней спиной. Захотелось осесть на пол – Чируччи редко передвигалась по таким поверхностям, даже в бою считая самой надёжной поверхностью уплотнение реацу под ногами. А сейчас с непривычки от вибрации стен и взрывов её просто зашатало.
Верещание нумероски раздражало, когда её заткнули – стало легче хотя бы в каком-то моральном плане. Своё решение выйти из кажущихся теперь такими безопасными покоев «ласточка» уже прокляла не один раз.
«Времена тяжёлые, да, место непривычное. Друг на друга волками смотрим, боимся, что со спины в горло вопьются… Понятие «свой» только формально, никакой нагрузки на совесть не несёт. Своих теперь бьём для развлечения». Мысли, мысли, все они ведут в одну беспросветную пропасть – страх того, что в следующий раз клыки воткнутся в твоё горло. Похоже, эта эмоция – корень всех остальных, всё в них, когда-то просто низших пустых, построено на страхе.
Но взгляд от Заэля Чируччи не отводила – среди всех этих взрывов, пыли белая фигура буквально фосфоресцировала. И запах лаборатории, исходящий и от фрасьонов, и от хозяина этого торжества, склонившегося над добычей – запах неприятный, тяжёлый, усыпляющий. Как долго они были в своей «цитадели», чтоб пропитаться запахами так сильно?
«Чёрт! Ненавижу, ненавижу… Вышла на прогулку, на прогулку! И тут же нарвалась на вот это! Чтоб вас всех вялеными меносами кормили!». На лице выступила нешуточная злоба. С какой бы радостью она сейчас разнесла и Октаву, и его прихвостней по стеночкам, разрисовав их кровью эти немые и глухие стены. На язык так и просилось «разрывай», а руки чесались, просясь к рукояти Голондрины.
- Черти бы тебя побрали, Октава! – рявкнула Чируччи, пользуясь затишьем. – Хотя бы иногда мог бы смотреть, что взрываешь! И не надо вот только сейчас заводить тему, что мне здесь нельзя показываться, я могу ходить где угодно.
Конечно, она уже заранее проигрывала в этой странной игре, но надо же хотя бы в агонии побиться. Агония всегда её забавляла – оружие всё-таки было подходящим. Разрывающее плоть, особенно приятно, когда ещё не все жизненно важные органы задеты, и в глазах жертвы очень хорошо отражается боль, страх, отчаяние и близость смерти… Интересно, в его глазах бы тоже такое отразилось?
Наверно, уже очевидно, что она не любила Заэля? Что-то в нём было сахарное, медовое, противное. Нет, Чируччи бы любила сладкое, если бы видела в нём смысл, но вот этот мёд был приторно-сладким, а, как известно, всё хорошо в меру.
Отклика она ждала, уже отлипнув от стены и злобно смотря на местного учёного. И в любой момент была готова сорваться с места, уворачиваясь от удара, который этот псих мог бы в неё отправить.
Долго разговаривать Приварон не собиралась – нужно было поскорее заканчивать свой моцион и уходить как можно дальше от представителя Эспады… Но ведь сначала неплохо бы побесить, потыкать палкой в пасть спящего тигра? Хотя бы за испорченную форму…

0

26

Заэль аккуратно вытащил шприц из шеи нумероски и зажал крошечную ранку, оставленную иглой, другой стороной марлевой салфетки. Крови было совсем чуть-чуть, он мог гордиться собой. Что и без всякого зазрения совести сделал. Мурлыкая себе под нос какой-то мотивчик, он с интересом смотрел на постепенно расслабляющееся лицо арранкара. Зрачки ее глаз, «расплывшиеся» почти на всю радужку, постепенно сужались, а сами глаза закрывались. Наконец, та полностью расслабилась. Усталая, избавленная от боли, нумероска задремала. Ее дыхание стало глубоким и размеренным.  Октава аккуратно убрал руку с грязной салфеткой - щупальце тут же вернулось на место вокруг шеи. Он снова подошел к громиле и вытащил из его сумки еще две коробочки и присел на колени возле расстеленной ткани.
Когда Гранц открыл их, оказалось, что коробочки пусты. Ученый начал быстро собирать все, что было разложено на куске ткани: ампула и крошки стекла были отправлены в одну коробочку, следом туда же полетели использованные салфетки и пустая бутылочка. В другую коробочку Заэль бережно положил шприц. Затем снял перчатки и кинул их в первую коробочку, после чего закрыл ее. Убрав коробочки обратно в сумку, он поднял голову, внимательно посмотрев в глаза аналитику, выглядывающему из-за головы своего «коня».
- Слушай меня внимательно. Это очень тонкая работа, ошибаться нельзя, - тому было явно неуютно, о чем говорили его пальцы, крепко вцепившиеся в края корзины.
- Встань здесь, - Гранц подошел к кокону и указал на пол. Аналитик аккуратно, даже немного медленно подвел громилу к указанному месту. Октава недовольно поджал губы, но промолчал.
- Так. Теперь аккуратно подставь руки под кокон. Вот так, - он подошел к оплетенной щупальцами нумероски и приложил светящиеся малиновой реацу руки под низ кокона. Задержав руки еще на несколько секунд, он медленно убрал их. На месте прикосновения остались небольшие светящиеся следы.
- Точно на то место, где были руки мои. Ну же, - поторопил фракцию ученый. Тот поспешно приложил немного дрожащие руки к кокону. Для этого громиле пришлось присесть.
- Отлично, - произнес Заэль и подошел к щупальцам справа. Плавным движением достав Форникарас, он подошел к их основанию. Клинок засветился фиолетовым светом и молниеносно рассек «нити» ловушки. Кокон немного накренился, но аналитик быстро сориентировался и приподнял правую лапу громилы.
Рассеченные щупальца зашевелились. Та их, часть, что была короче, медленно втянулась обратно в стенные дыры, а нити другой начали переплетаться между собой.
Заэль удовлетворенно кивнул и подошел к кокону с другой стороны, занес занпакто…
- Черти бы тебя побрали, Октава! – истерически крикнула подглядывающая девчонка – Хотя бы иногда мог бы смотреть, что взрываешь!
Гранц замер с занесенным мечом. В другой раз он бы просто проигнорировал наглую малявку, но сейчас она мало того, что осмелилась отвлекать его – она посмела повысить на него, Эспаду, голос.
«Да как эта шавка смеет?!» - гневно подумал Заэль, медленно опуская меч, с силой сжав его рукоять и даже не замечая этого. Резко вспыхнула и забурлила реацу, заставляя замереть на месте. Фракция мелко задрожала, пленница нахмурилась сквозь сон.
- И не надо вот только сейчас заводить тему, что мне здесь нельзя показываться, я могу ходить где угодно.

Где-то на периферии сознания раздался заливистый, с нотками сумасшествия, смех Форникарас.
Октава пока не выяснил, могут ли другие сильные арранкары слышать свои занпакто. Может, кто-то даже может говорить с ним? С тех пор как арранкар начал ощущать эмоции своего меча, а иногда и слышать  ее мягкий, обволакивающий, будто обнимающий, но одновременно скользкий, холодный и немного отталкивающий шепот, он стал по возможности внимательно наблюдать за Премьерой и его фракцией Лилинет. Несмотря ни на что, Гранц прекрасно понимал, что Старк стал первым в Эспаде не за красивые глаза, и Октаве пока не тягаться с ним, поэтому он и не мог в своей обычной манере просто потребовать нужные сведения.
Быть владельцем говорящего меча может и не плохо, если только это не Форникарас.  Безумие, концентрированное сумасшествие. Первобытная ярость, застилающая глаза кровавой пеленой. Омут сильнейших эмоций, не всегда сугубо негативных. Именно поэтому Гранц так усердно искал иное оружие, чтобы не полагаться только на занпакто. Честно говоря, он боялся ее. Боялся полного единения с ней. Ученый понимал, что это даст ему куда большую силу, чем сейчас. Может, даже новую форму ресурексиона. Может, новые способности. Но заплатить за это разумом, стать опасным бешеным животным – слишком высокая цена силы.
Вот и сейчас, стоило Распутнице проснуться и заинтересоваться происходящим, как Октава практически мгновенно остыл. «Ты играешь с огнем, девочка. Не надо» - мысленно обратился он к арранкарке и на мгновение прикрыл глаза.
- Я взрываю то, что хочу и где хочу, Низшая. И для тебя я - Заэль Аполло-сама, - он резко вскинул опущенную голову и вперился взглядом в ее глаза.

Отредактировано Szayel Apporo Granz (2010-11-24 23:54:50)

0

27

Игры увлекательны. Но, в каждой игре нужно вовремя останавливаться. Правда, сейчас был самый высокий риск заиграться – уж очень «ласточке» нравилась эта игра…
Раз. Она не скрещивает руки на груди, она просто спокойно стоит… Страха сейчас нет, но есть готовность сбежать. Игры с такими тиграми опасны, про его Форникарас она знала. С таким шутки плохи, но вот сам Октава пока ещё был от неё на оптимальном расстоянии. Но только пока…
Два. Крик возымел нужное действие. Даже понравилась эта растерянность, с которой Заэль замер. Получилась очень красивая статуя. Право, он так похож на ненастоящего, просто новая куколка в Эспаде. Кажется, прежней была всё-таки она. Даже читается определённое сходство… Её маска – заколка, его – очки, всё просто и не портит этакого кукольного облика.
«А как думаешь, твои желания жить – у них есть отклик в голове Октавы, нэ? Ведь у учёных такие мысли должны проскальзывать». Но снова глухое молчание, никакого ответа на эту мысленную дискуссию. Почему, почему, почему она не может даже мысли допустить, что виноват во всём их Ками?! Ведь после битвы, шатаясь по Сейретею в драной униформе, она могла об этом думать! А теперь что? Помнила и не могла повторить…
Гнев Октавы выдала безумная вспышка реацу, отдавшаяся в Приварон слабым эхом. С каким-то странным удовлетворением Чируччи отмечала, как белеют от напряжения пальцы, когда Заэль сжимает рукоять меча. Ей это… нравилось, что ли?
- Я взрываю то, что хочу и где хочу, Низшая. И для тебя я - Заэль Аполло-сама, - слова, слова, как много в них яда. «На чём же остановились в этом счёте? Ах да… Три…». Трандервич отходит от стены ещё на шажок. Расстояние плавно сокращается. Мир словно ужался до размеров этих двух пересекающихся коридоров. Её назвали Низшей…
Как оплеуха по гордости. Теперь уже её реацу вспыхивает – уж чего-чего, а удара по своей гордости «ласточка» не перенесла бы без такой вспышки. Зубы впиваются в нижнюю губу, во рту снова этот безвкусный блеск для губ, призванный старить её хотя бы ещё на пару лет. «Все мы – солдаты, а Эспада – командиры… солдаты. Они – генералы… Они…». Кажется, бессмысленное трепетание того, что Чируччи называла «здравым смыслом», её только больше бесит.
- Да, Заэль Аполло-сама. – кудрявая голова опускается в сдержанном кивке. Руки пристраиваются на подоле белого одеяния, украшенного несколькими подпалинами. Голондрина буквально просится в руки, этот немой крик Приварон отлично чувствует. – Я не собиралась мешать эксперименту, но, кажется, моя прогулка и твои эксперименты, Заэль Аполло-сама, – ненавистное обращение подчёркивается явной издёвкой в голосе, лишь бы только не сорваться до открытой драки, которая им обоим не нужна. – пересеклись. Чем я могу искупить свою вину, Заэль Аполло-сама? – снова издёвка, подкреплённая ненавидящим взглядом исподлобья. Фиолетовые глаза в тени кажутся теперь почти чёрными. Если бы взглядом можно было бы убить, то она бы его хотя бы покалечила – в её адрес пущен такой же взгляд.
Медовые глаза… Это очень красиво, если подумать. Они похожи на глаза змеи, они на много что похожи… И черничные – да, в воспоминаниях всплывает черника, странные шарики с непонятным применением – глаза, отвечающие тем же тяжёлым взглядом.
Обоюдные словесные пощёчины достигли адресатов. Теперь-то что? Лёгкое недоумение.
«Безумная змеюка…»
Запоздалое осознание того, что она сейчас, в принципе, на его территории, подготовленной им для экспериментов. И это осознание сметается яростью. В принципе, зря, но здравый смысл давно забился в какой-то уголочек её головы и дрожал там, боясь высунуться.
«Змеи едят птиц»
В конце концов, надо проявить хоть каплю осторожности – в любой момент её положение может только усугубиться. Надо было остынуть, хоть немного остынуть, но что-то остывать не получалось.
Все мышцы напрягаются. В любой момент она готова отлететь в сторону, уходя от броска змеи… Ласточки очень быстро летают. Первый удар, да, первый, возможно, её не успеет настигнуть. Ну а потом…

Отредактировано Cirucci Thunderwitch (2010-11-29 01:00:50)

0

28

Заэль с каким-то нездоровым любопытством смотрел на арранкарку. «Ребенок. Глупый, вспыльчивый, но не самый слабый ребенок. Конечно,  не ровня Эспаде. Ее уровень  - фракция средней силы» - он чуть наклонил голову вправо. Гостья довольно болезненно отреагировала на его слова. Ее реацу ярко полыхнула в ответ. На взгляд Октавы – это было весьма глупо. Вряд ли у нее этой реацу столько же, сколько и у него. Но глупо это было по другой причине. Колобок-фракция тут же просканировал духовную энергию и составил ее карту. Аналитик медленно кивнул, переваривая информацию, и немедленно отправил разведчика к Заэлю. Тот, ласточкой нырнув в пол, быстро побежал к хозяину и, цепляясь острыми коготками за белую ткань, забрался ему на плечо.
- Посторонний арранкар, уровень средний. Ловушек и опасных веществ не обнаружено. Что прикажете? – из широко раскрытого рта разведчика доносился низкий голос Бухо.
Гранц лениво поднял свободную руку и протянул ее к загривку маленького арранкара, будто хотел погладить. Как только пальцы сомкнулись на коже у основания его большой круглой маски, ученый резко потянул разведчика вверх. Тот сдавленно пискнул, машинально вцепившись когтями в форму Октавы. Раздраженно отцепив и бросив фрасьена о стену, в которую тот моментально нырнул, он тщательно отряхнул плечо. И все это не моргая и не отводя взгляда от «подпаленной принцески».
- Чем я могу искупить свою вину, Заэль Аполло-сама? - спросила девчонка, сверля его ненавидящим взглядом. Октава сладко улыбнулся ей. Прошло несколько минут, никто не шевелился.  Наконец Эспада поудобней  перехватил рукоять занпакто, и… повернулся спиной к арранкарке. Конечно, в среде эволюционировавших пустых так поступать было не принято – и убить могли, но Заэль всегда плевал на такие «правила». Да и принцеска вряд ли могла нанести ему сколько-нибудь опасную рану.
- Пока ты легко можешь это сделать, Низшая. Тебе невероятно повезло, что я сейчас очень занят. Просто исчезни с глаз моих и не попадайся мне снова.
Гранц не собирался тратить время на нее. Перерубив мечом щупальца с другой стороны, он плавным движением убрал его в ножны. Сделав шаг назад и посмотрев на кокон, который выглядел совсем маленьким, по сравнению с несшим его громилой, Заэль несколько раз щелкнул пальцами и обратился ко второму к аналитикам.
- Вы идете в середине, - обратился он к Бухо.
Группа была тут же построена, как на комиссии перед Айзеном. Ученый довольно кивнул.
- Вы, - палец бесцеремонно указала на Вера – идете по сзади. Я иду впереди. И смотрите по сторонам!
Октава, дождавшись, когда фракция выстроится в нужном порядке, присел на корточки и, прищурившись,  всмотрелся в каменный пол. Найдя линию энергии, как он их называл, Заэль приложил к ней ладонь и прикрыл глаза. О, да, техника Паскьюис поистине была его коньком. Перед глазами проносились полупрозрачные коридоры Крепости. Где-то, довольно далеко, находились Квинта и Септима. Судя по мелкой ряби, пробегающей по их реацу, они опять что-то не поделили, но до настоящей драки еще не дошли. «Как предсказуемо»
В противоположной стороне Секста что-то делал с шинигами, реацу которой, ограниченная Айзеном, сейчас возмущенно искрила, не находя выхода.
«Это уже интересней. Куда же делся Улькиорра?» - но высматривать Куатро Заэль не стал, ограничившись тем, что проверил, не зашел ли кто-то в заброшенные коридоры, ведущие к лаборатории. Встав на ноги, он брезгливо отряхнул руки и быстрым шагом направился в свои владения. «Только бы ей хватило ума не увязаться за мной» - мимолетно подумал Октава, проходя мимо арранкарки.

Szayel Apporo Granz, Фракция Заэль-Аполло Грантца ----> Лаборатория

Отредактировано Szayel Apporo Granz (2010-12-18 16:08:01)

0

29

Эспада – место, куда ей уже не попасть. Трандервич завидовала им. Жалела, может, что так легко проиграла бой за своё место. Да ладно, чего уж там, просто жалела, без всяких «может». Порой, она жила только прошлым, только мечтами о том, чего не вернуть.
- Исполняю. – коротко бросила приварон в ответ на предложение убраться. И даже шагнула вперёд, но ещё подзадержалась.
Она его не ненавидела. Вспышка ярости унялась, а Заэль уже уходил, оставляя её покой нетронутым. Низшая? Ну это мы ещё посмотрим, Октава, я была пятой в Эспаде, а вот ты всё равно восьмой, и навсегда им останешься. Рука ложится на рукоять Голондрины. Не нападать. Просто приятно прикасаться к оружию, когда ткань перчатки шуршит об обмотку рукояти, скользит по ней и сжимает свою хватку.
- А ты подавлен будешь, потому что умрёшь, да, Октава? И умрёшь раньше меня, если поднадоешь Владыке. Чем ближе к правящей верхушке, тем ты больше рискуешь потерять жизнь. Эспада ведь генералы, да? – вкрадчиво заговорила Чируччи, уставившись с деланно безразличным видом вперёд. – А генералы расплачиваются за ошибки солдат… Как же жалко умирать, да? Ведь столько всего ещё не успел распотрошить…
На этом ласточка замолчала. И пошла вперёд, стуча подошвами по каменному полу и перепрыгивая вмятины, которые здесь устроил неугомонный Заэль. Какое ей дело теперь до его экспериментов? Прогулка пойдёт своим чередом. Нет. Она скоро закончится. Ходить трудно, бежать бы было ещё труднее. На ближайшем повороте девушка резко сворачивает направо, поспешно удаляясь от места встречи с Заэлем.
«Подпортил обстановку крепости, столько всего сотворил, а ради чего? Ради той, щупленькой и страшненькой?» - Чируччи прислоняется к стене. Нужен был ещё отдых, ещё чуточку отдыха. – «Забавно, да? У него хотя бы хобби есть. Может, тебе тоже завести хобби, да?»
Пора возвращаться в покои. Пора. Оттолкнуться от стены. Идти другой дорогой сложно, лучше бы было вернуться, но там Заэль, который вобьёт себе в голову, что она за ним следит. Как-то уж очень он самодоволен, глупый.
Поворот за поворотом. Иногда кажется, что идёт она вовсе не туда, куда нужно. А может быть и туда. В коридорах много нумеросов, даже Эспада и фракция могут быть. Но никто не нападает на приварон. Неинтересно им, что ли?
Наконец, её покои. Здесь Чируччи будет ещё долго… Пока не появится нужность в ней.

|Конец отыгрыша|

0


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Крепость Айзена » Коридоры у Восточного входа