Bleach: Disappearing in the Darkness

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Город не видящих Солнца » Казармы Отряда Градоуправления


Казармы Отряда Градоуправления

Сообщений 61 страница 71 из 71

61

Отредактировано Soi Fong (2012-06-09 21:44:21)

0

62

Дождавшись, пока Сой Фон уйдёт, Бьякуя снова взялся было за карту, но со вздохом отложил. Сотайчо и лейтенант прервали его занятие, и настроение тут же испарилось, а садиться за каллиграфию, за такую ответственную и ювелирную работу без должной сосредоточенности и не очистившись от суетных мыслей было неуважением к поколениям шинигами, исследовавших туннели до него, да и просто неаккуратностью.
Он неторопливо надел хаори, проследив, чтобы рукава шихакушо не измялись, натянул перчатки и несколько минут простоял перед зеркалом, расправляя гинпаку, чтобы мягкий шёлк лёг красивыми складками.
Покончив с этим, капитан ещё раз осмотрел себя в зеркало и позволил себе лёгкую самодовольную усмешку. Он был идеален. Всё было на своих местах - дискомфорт, которые он испытывал при Сой Фон и Хитсугайе исчез.
Бьякуя поднял с пола карту прошёл к шкафу, но не успел он открыть дверцу, как по Городу разнеслась тревога.
Несколько секунд он смотрел на аккуратные полки, затем, без лишней суеты положил карту на место и вызвал третьего офицера.
Офицер не заставил себя ждать - скорее всего он был на пол пути к кабинету, когда его застала бабочка.
- Действуйте согласно плану три. Эвакуируйте население ближайших к туннелям районов. Обеспечьте надлежащую охрану  домам аристократических семей. Будьте готовы, при необходимости, завалить все туннели кроме аварийного. Отправляйтесь.
"План три" включал в себя множество действий, до автоматизма отработанных на учениях. Проверять работу рядовых и младших офицеров надобности не было - для этого существовал уже исчезнувший сансеки - однако, лёгкое чувство беспокойства не оставляло Бьякую. Что-то было не в порядке.
"Я был прав. Арранкары действительно подошли к Городу... Если бы мне догадаться раньше! Непростительная беспечность с моей стороны! Дозорные отряды... сможет ли Ренджи их проконтролировать? Этот мальчишка..."
Стоило ему вспомнить о дозорных, как всё встало на свои места. Рукия. Она наверняка была в опасности - Бьякуя просто чувствовал это и только холодный рассчёт не давал ему броситься  к ней, убедиться, что она жива и не ранена.
"Я не знаю, в какой туннель проникли арранкары и не могу просто так оставить отряд. Я не могу сражаться в первых рядах, пока не буду знать, что Кира обеспечивает тылы".

0

63

Первое, что почувствовал Кира, прибыв в казармы  - это жестокий укол стыда. С рабочего места он ушёл, мягко говоря, самовольно, для собственных же нужд, обусловленных, тем более,  собственной же сентиментальностью. И сейчас провидение наглядно тыкало его носом в один из кошмаров ответственного шинигами - в городе тревога, а лейтенант, второе по значимости лицо в отряде, шляется непонятно где и непонятно почему.  Если бы Кира Изуру был капитаном, он бы отправил такого шинигами на гауптвахту на пару-тройку дней.
В коридорах не наблюдалось лишней суеты, значит, капитан Кучики уже отдал указания. Киру вновь укусила совесть.
"Выполнил мои обязанности...."
По дороге к кабинету капитана, он перехватил одного из офицеров и выяснил у него все отданные на данный момент распоряжения.
Вряд ли меня отправят к туннелям.
Если враг и в самом деле арранкары, то и сражаться с ними будут более опытные шинигами.
"Как капитан, например."
Кира постарался пропустить мимо ушей это обидное "Ты сам виноват, слабак" Вабиске.
Подойдя к кабинету капитана, он вспомнил о вещи, которая насторожила его ещё на улицах.
"Кучики-фукутайчо и Гин. Сообщить капитану, или нет?"
Постучавшись в  дверь, Кира зашёл в кабинет.
-Кучики-тайчо, я прибыл.

0

64

Кира появился, стоило только о нём подумать. Это его качество приятно удивляло Бьякую, как и многие другие, - он считал, что отдать Киру, в своё время, "на растерзание" Ичимару было возмутительной ошибкой со стороны сотайчо. Такой лейтенант должен был достаться более достойному капитану. Например, ему, Бьякуе.
Впрочем, время само устранило эту несправедливость. Если бы оно ещё отучило сравнивать...
- Вы вовремя. - Это была не похвала, просто констатация факта. Бьякуя редко хвалил подчинённых, считая, что не подкреплённая повышением по службе или повышением жалования похвала только развращает, а повышать пока было некого, да и не за что. - Мне необходимо знать две вещи: какой тунель подвергся нападению, и где командование дозорного отряда?
Он был спокоен, хотя все его рефлексы, каждый нерв и каждый мускул были напряжены. Ему стоило огромных усилий не сорваться в шунпо, и только понимание того, что он просто не найдёт Рукию в переходах, скрадывающих рейацу, останавливало его от полубезумного, мальчишеского шага.
"Она смогла победить эспаду".
"Девятого эспаду. Никто не знает, какие номера вторглись в Город".
"Она на уровне лейтенанта. Я сознательно принижал её способности перед ней, собой и другими".
"Она - моя сестра, маленькая, слабая и беззащитная, которую я поклялся защищать".

Бьякуя подошёл к подставке для мечей и, не торопясь, приторочил ножны Сенбонзакуры к поясу, затянув ремешок аккуратным, сложным узлом.
"Может быть, уже слишком поздно".
"Убить покушавшегося на сестру никогда не поздно".
"Возможно, что она не там, где арранкары".
"Я должен убедиться в этом сам".

Мысли его были в хаосе, но, взглянув на Киру, он вспомнил о поручении, которое хотел дать ему, и эта мысль, не имеющее отношения ни к Рукии ни к арранкарам, вернула ему спокойствие.
"Это подождёт. Сначала - безопасность Города. Личное - потом".

0

65

Кажется, капитан не собирался отчитывать нерадивого лейтенанта. Опять  в голове Киры пронеслась мысль о том, как же непохожи его бывший и нынешний капитаны. Ичимару-тайчо был способен наплевать на любую тревогу, если намечалась возможность отчитать кого-нибудь. Или просто подтрунить над чересчур усердным лейтенантом. О да, подразнить доверчивого лейтенанта, всегда всё воспринимающего серьёзно - это было святым для лисявого капитана. Иногда Кире казалось, что Гину доставляет какое то особе удовольствие, невзирая на всеобщую суету и тревогу, лениво растягивая слова читать лейтенанту насмешливые нотации. В такие моменты экс-лейтенант третьего отряда ощущал себя пятилетним малышом, над которым издевается великовозрастный брат. Ощущения были не из приятных, поэтому Кира просто предпочитал никогда не нарушать установленные правила. Поэтому непривычно было заходить в кабинет капитана, ощущая свою вину и не получить за это взбучку.
Но всё это - левые мысли.
-На данный момент, враг действует в северных туннелях. Насчёт командования Дозорного отряда...
Бывший лейтенант Третьего отряда запнулся на мгновение. Из официальных источников он не знал о командовании Дозорного отряда ничего, но будучи близким другом красноволосого капитана, он был верен, что последний, наплевав на все обязанности, уже несётся к месту опасных событий. Если ещё не вступил в бой. От этой мысли сердце неприятно дрогнуло не в такт общему ритму. Но сейчас Кира предоставлял отчёт, а не плакался о беспокойстве за друга.
-...не поступало никаких сведений. Адские бабочки тоже молчали.
Что сейчас предпримет капитан, Кира не знал. На лице Кучики-тайчо не было ни одной лишней эмоции, которая бы выдавала его внутреннее состояние. Только спокойная сосредоточенность и уверенность.
"Если бы он вёл меня в бой с таким же лицом, я бы пошёл, не беспокоясь ни о чём." внезапно подумалось лейтенанту.
Но была ещё одна мысль, которая не давала покоя. И Кира думал, высказывать ли её вслух, или капитан расценит её как лишнюю информацию?
Скажи, она же его сестра. - недовольно проскрипел Вабиске, ощущая нерешительность хозяина.
"Извините, Кучики-тайчо, ваша сестра, шинигами уровня лейтенанта, направлялась к туннелям, скорее всего, по приказу начальства, но я беспокоюсь, поэтому сообщаю вам? Ты это предлагаешь сказать?"
"Нет никакого приказа. Ты это прекрасно знаешь. Её бы никогда не отправили на такое задание с Ичимару Гином." За что Кира ценил и уважал своего напарника, так это за способность озвучивать те мысли, которые сам Кира старался не озвучивать.
Кучики-тайчо, видимо, собирался что-то сказать, в тот момент, когда Кира почти перебил его:
-Кучики-тайчо, к Северным туннелям направлялась лейтенант Кучики в сопровождении Ичимару Гина. - он опять запнулся, на ходу придумывая, что сказать, чтобы сообщение приняло более  официальный вид, - Но от Мобильного отряда тоже не было сообщений.
Кира замолк, чувствуя себя идиотом под взглядом этих аметистовых глаз

+1

66

Лейтенант Кучики. В сопровождении Ичимару Гина. К Северным туннелям.
Это всё, что нужно было знать, больше Бьякую ничего не интересовало.
- Благодарю, Изуру, - сухо бросил он и уже хотел было уйти, но кое-что неприятно кольнуло его.
"Я могу не вернуться. Никогда нельзя исключать такой вероятности, а значит, необходимо позаботиться обо всём заранее".
Кучики выдвинул ящик стола и достал оттуда тонкий аккуратный конверт из плотной бумаги. На конверте не было ни имени ни адреса получателя, а об отправителе говорила только печать клана Кучики, запечатывающая послание.
Бьякуя протянул конверт лейтенанту, холодно глядя тому прямо в глаза, будто пытаясь загипнотизировать, заставить беспрекословно выполнять свою волю.
- Оставляю командование на вас. Если меня будут искать - говорите,  что я в Северных туннелях. Как только тревога кончится и положение нормализуется, вы должны будете отправиться в гетто. Пятый восточный район. Третья улица. Вы должны положить этот конверт за статую Джизо-сама, вы легко её найдёте. Важно, чтобы вы доставили его в целости и сохранности, но ещё важнее... - Бьякуя подошёл ближе. - Я должен знать, кто получит это письмо. Не заберёт, а получит. Надеюсь, вы понимаете разницу. 
Взгляд его был убийственным - он недвусмысленно говорил о том, что если Кира не выполнит приказа, капитан просто проглотит его, как удав кролика.
- Я рассчитываю на вас, Изуру, - процедил он сквозь зубы. - А также рассчитываю на то, что всё это останется между нами. И никто никогда не узнает об этом поручении. - он практически впихнул конверт в руку лейтенанта и тут же исчез в шунпо.
Он бежал закусив губу и думал о том, что зря дал Кире настолько личное задание. Это касалось только семьи Кучики и никого больше, но шиноби под рукой не было, а их поиск был бы просто напрасной тратой времени.
"Я должен доверять своему лейтенанту. У меня нет выбора - любое промедление угрожает жизни Рукии. Кира никогда не будет совать нос в чужие дела. Особенно в настолько... неприятные дела".
Письмо, ответ на которое покоился под печатью Дома Кучики, Бьякуя сжёг сразу же после прочтения. Это было самое мерзкое анонимное послание, которое он получал в своей жизни - отвратительнее была, пожалуй, только анонимка, намекавшая на его предосудительную связь с Рукией... но тогда виновник был схвачен на следующий же и сестры это не коснулось.
Однако, сейчас дело касалось не только её и Бьякуи, но всего клана. Чести клана.
"Кира не должен об этом знать. Он - всего лишь подчинённый".
Это действительно было так, но "всего лишь подчинённому" хотелось доверять. Так было и с Ренджи. Оба лейтенанта почему-то располагали к доверию, Кира - серьёзностью и исполнительностью, а Ренджи - упорством и желанием служить, работать... в общем, сделать хоть что-то чтобы возвыситься в глазах капитана.
"Нет. Я бы не доверил это Ренджи. Почти не сомневаюсь, что он бы всё напутал".

Поворот за поворотом, но... не следа Рукии. Оставался лишь один путь - наверх.

------------------------------------------------------> Северный Руконгай. Улицы.

+2

67

Кира ненавидел, когда капитан называл его по имени. Не то что бы Киру раздражала эта неуместная в устах Кучики фамильярность, но было бы лучше, если бы он ограничивался обыкновенным "Кира-фукутайчо". Но это была мелочь, на которую пока не стоило обращать внимание.
Сунув конверт за пазуху, Кира вызвал в кабинет самого старшего из оставшихся в здании офицеров и раздал оставшиеся указания. Фактически, отряд Градоуправления будет действовать только после приказа от со-тайчо. До этого же времени оставалось только долго  и мучительно ждать в состоянии полной боевой готовности.
Кира опустился на капитанский стул. Покидать кабинет не стоило, в любой момент могли нагрянуть Адские бабочки. Но и чаи распивать тоже было нелогично, поэтому о голоде пришлось забыть. Вытащив ножны из-за пояса, Кира прислонил их к столу. Ему хотелось как следует обдумать всё случившееся в кабинете несколько минут назад, но советоваться с мечом не хотелось.
"Во-первых, он ушёл искать Кучики-фукутайчо".
Не нужно было дослуживаться до звания лейтенанта, чтобы понять эту простую вещь.
"Во-вторых, он предполагает, что может не вернуться"
Кира достал конверт и задумчиво повертел его в руках. Капитан Кучики редко даёт лишние инструкции, поэтому если бы он предполагал стопроцентный успех, то он бы отдал нужные указания после завершения своих дел.  Отбросив конверт на тсол, лейтенант резко вскочил со стула  и начал ходить из угла в угол.
"Опять мой капитан уходит один.... А я даже не догадался последовать за ним..."
Оставляю командование на вас.
"Он оставил отряд на меня."
Потому что, наверное, знал, что Кира Изуру никогда не оставит своих подчинённых.
Лейтенант отряда Градоуправления снова сел за стол и сцепил руки на столешнице. Он неотрывно смотрел на конверт серо-коричневого цвета. Такой человек, как Кучики Бьякуя ни за что бы не попросил о личном поручении человека, которому не доверяет. И дело было личное, Кира чувствовал это.
"И снова мне ничего не объяснили..." - он устало потёр виски. Конечно, можно было рассчитывать, что капитан Кучики потом расскажет хотя бы часть правды, но сейчас, когда не было известно даже то, вернётся он или нет, сейчас это не играло никакого значения.
"Кто бы туда не пришёл, и кто-бы ни взял этот конверт, я узнаю, кто его адресат."
И если выяснится, что последний задумал что-то против капитана Кучики, Кира позаботится о нём. Это было самым меньшим, что мог сделать Кира, в случае смерти Кучики-тайчо.

+2

68

Внимание!

Общая тревога отменяется. Враг покинул пределы туннелей.

0

69

Кира, скрестив руки, стоял у окна и рассеянно всматривался в уличный сумрак. В его неуютную пустоту и мигание фонарей.  Вабиске лежал на письменном столе, а на нём восседали, тревожно шевеля усиками, полтора десятка Адских бабочек. Каждая из них была уже снабжена сообщением и адресатом, оставалось произнести короткое заклинание и сделать лёгкий полу-жест, чтобы чернокрылые насекомые сорвались и полетели ко всем офицерам отряда, расположенным в различных точках города. Но прежде чем сделать это, Кира сам должен был получить приказ. Сейчас, всматриваясь в уличную пустоту, он как будто ждал, что увидит отблеск машущих крыльев. Разумеется, это чушь. Искать Адскую бабочку в сумраке так же бесполезно, как искать чёрную кошку в тёмной комнате. Зато она тебя найдёт в любом случае. Поэтому лейтенант отряда градоуправления терпеливо ждал. Как и его офицеры на постах. Как и все рядовые.
Когда прозвенел сигнал отбоя, Кира слегка вздрогнул и тихо вздохнул.  Он развернулся, подошёл к столу и провёл рукой над рядом бабочек, позволяя им соваться с мест и улететь в темноту, сообщать офицерам о разрешении возвращаться в казармы.  Нельзя сказать, что он заранее знал, что тревога обойдётся без боевых действий. Небольшая вероятность всё же присутствовала, поэтому в таком случае пришлось бы менять сообщения на бабочках, прежде чем отсылать их. Но в отличие от многих шинигами, Кира знал, что врагов пришло не так много. Сильных да, опасных да, но немного. И им на встречу выступили не кто-нибудь, а капитаны Готея. 
«В том числе и наш капитан….»
Кира сел за стол и протянул руку к мечу, но не взял его.  Он тяжело вздохнул и опустил голову на сцеплённые руки.
Переживать сейчас за капитана – это проявить к нему неуважение, недоверие к его силам.  Но сейчас Кира не мог не думать об этом.  За пазухой у него до сих пор лежал загадочный конверт, но он медлил с выполнением поручения. Тревогу отменили.   Но его капитан отряда градоуправления не вернулся в  казармы. Если бы враг капитулировал, то Кучики –тайчо уже вернулся и сам бы принёс весть об отмене тревоги. Но его не было. Получается, бои были и атака была отбита. В таком случае капитан мог сейчас помогать транспортировать  раненых противников, но это не в компетенции отряда градоуправления. Даже если Кучики Бьякуя принимал участие в сражении, в дальнейшем он всё равно должен был отбыть в свой отряд. Но его до сих пор не было. А значит, Кира должен был ждать бабочку, которая сообщит о  дальнейшей судьбе его капитана, в случае получения ранения.  Или бабочку, которая на своих крыльях принесёт похоронку. Пальцы непроизвольно сжались в кулаки, впиваясь ногтями в ладони.

0

70

>>>>>Кира Изуру

Изуру-фукутайчо, нии-сама в городском госпитале. Он серьезно ранен.

Лейтенант дозорного отряда, Кучики Рукия

0

71

Как и рассчитывал лейтенант градоуправленческого отряда, новости о капитане не заставили себя ждать слишком долго.  Не прошло и двух часов после сигнала отмены тревоги, как в приокрытое окно капитанского кабинета, безошибочно угадывая местоположение адресата, влетела Адская бабочка. Тихонько позванивая усиками, она аккуратно приземлилась на подставленный палец и передала короткое, но ёмкое послание.
Изуру-фукутайчо, нии-сама в городском госпитале. Он серьезно ранен.
«Серьёзно ранен… но не убит.»
Немного резким движением Кира стряхнул бабочку с руки, позволяя ей отправляться восвояси. Нельзя сказать, что после сообщения от Рукии-сан гора с его плеч свалилась. Но она стала немного легче. Капитан серьёзно ранен, но он жив. Сообщение не отличается подробностью, но не стоит забывать, что Рукия – сестра капитана, на её оценку влияют родственные чувства. Может быть,  через два часа прибудет ещё одна бабочка, в этот раз от капитана Иноуэ, где будет не только больше подробностей, но и вердикт медиков. Но ждать эти два часа не имело смысла, Кира понимал. Если Кучики Бьякую уже доставили в госпиталь, значит его лечением уже занимались медики, не исключено, что и сама Иноуэ-тайчо. Во время капитуляции и обоснования в Городе, Кире не раз приходилось видеть силу Оихиме Иноуэ в действии.  В те дни Кире пришлось помогать Четвёртому ещё тогда отряду, поэтому что могли творить Шесть цветков Лотоса он знал.
Засунув меч за пояс, Кира вышел из капитанского кабинета. Рассылать бабочек по отряду сейчас не имело смысла. Слишком долго. Третий офицер со своим патрульным  отрядом, к счастью, уже давно был в казармах. Найдя его, Кира в нескольких словах объяснил ему ситуацию и приказал следить за выполнением отрядных обязательств вплоть до возвращения старшего по рангу.  Не дав сансеки  и минуты, чтобы переварить услышанное и задать вопросы, он исчез в сюнпо.
Третий офицер имел право задать свои вопросы и получить на них ответы. Но Кира не мог ответить на эти вопросы. Почему капитан покинул отряд в момент всеобщей мобилизации? Почему он вступил в бой без приказа или разрешения вышестоящего руководства? И  насколько сильно он сейчас ранен? На все эти вопросы Кира Изуру ответить не мог.

------> госпиталь НВС, палата Кучики Бьякуи

Отредактировано Kira Idzuru (2010-11-10 21:51:35)

0


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Город не видящих Солнца » Казармы Отряда Градоуправления