Bleach: Disappearing in the Darkness

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Город не видящих Солнца » Тюремная камера Ичимару


Тюремная камера Ичимару

Сообщений 31 страница 34 из 34

31

Один взгляд Ичимару брошенный на совсем не броский синенький камушек определял степень заинтересованности Урахары в этом, казалось бы совсем неважном вопросе. Разумеется, бывшему капитану третьего отряда не дано было узнать о подобных разработках, если бы он когда-то не решился предать сообщество душ и торговец сильно рисковал, предлагая ему подобный приборчик, совсем не разъясняя его свойств. Когда Сейрейтей был захвачен, а благосклонность Владыке к белобрысой персоне неожиданно резко упала, снизив, тем самым, не только количественный состав развлечений, но и качественный уровень жизни, Ичимару, за нечего делать, с большим любопытством обратился к местной библиотеки в поисках полезной информации. Больше всего на тот момент его интересовал вопрос сокрытия и обнаружений реяцу. За многолетнюю историю Сейретея было придумано немало способов, как скрыть, так и обнаружить реяцу, но все имели ту или иную ограниченность, а главное, по большей степени, были созданы в противовес друг другу, все кроме одного.
Урахара недаром был первым директором исследовательского института и, несмотря на то, что у Ичимару не было ни малейшей причины уважать его как человека, лис признавал ученые таланты Киске. Он был неудержимым гением, способным создать совершенный гикай, не отличающийся от человека, хогиоку, стирающий грань между шинигами и пустым, камень, обнаруживающий местонахождения хозяина любой реяцу, которую запомнил обладатель этого артефакта.
" - Хорошую игрушку предлагает мне господин Урахара, настолько хорошую, что я начинаю сожалеть о том, что прежде без любопытства относя к этой синенькой книжице. Кто знает, что я мог бы там обнаружить..?"

- Ну, раз вы так настаиваете, - белые тонкие пальцы потянулись навстречу фотографии и нечаянно, из-за неудобства, связанного с колодками, выбили панамку Урахары из рук владельца. Зеленый, полосатый и, к сожалению, уже пустой головной убор покатился по каменному полу. – Я не могу вас отказать, - слова, сочащиеся ложной искренностью, спокойно вылетают из искривленных фальшивой улыбкой губ, в то время как Ичимару рассматривает изображение книги. – Тем более что она, судя по всему, вам очень важна... эта книжка. Воспоминания юности?

У Гина была превосходная, фактически фотографическая память. Одного взгляда на тот или иной предмет было достаточно, чтобы он надолго ему запомнился. Одно прочтение того или иного текста позволяло лису спокойно им оперировать спустя многие годы. Разумеется, раз он был в библиотеке, и эта книга там была, Ичимару не мог её не заметить, оставалось только вспомнить...
- Впрочем, не будем тратить время на воспоминания, вполне возможно нам ещё удастся поговорить о них позже, - проговорил лис, глянув в сторону наблюдавшей за разговором Нанао. – Во время битвы за Сейрейтей библиотека оказалась нетронутой. Все книги, которые были там на момент нашего эпического возращения, остались на месте. Синюю, в похожем переплете я припоминаю, но, как понимаете, не могу сказать с определенной точностью, что это то, что вам нужно.
Склонив голову набок, Гин с любопытством посмотрел на отводящего взгляд Урахару.
" - Синий камешек за синюю книгу... Интересно, за чью-то жизнь он заплатил бы красным?", - про себя хмыкнул Гин, грея в ладони полезный приборчик.

0

32

Урахара вежливо улыбнулся, после того, как получил вполне ожидаемый ответ, хотя немного и разочаровался из-за той лёгкости, с которой Гин дал его. Но всё же целью всего этого и было дать чудный камушек Лису. Конечно, Киске понимал, что такой полезный, во всех смыслах этого слова, прибор нельзя отдавать в умелые и "хитрые" руки - в таких руках он мог стать оружием. Но был в этом синем приборчике и изьян, о котором известно лишь узкому кругу людей, в который Гин никаким боком протиснуться не мог. Мало кто знает, что всю партию этих приборов заброковали из-за их быстрого выхода из строя. Конечно, ведь в поисках необходимой "заказчику" реяцу, прибор сканировал все пустоты, пробираясь сквозь иные измерения, духовные частицы, пространства, защитные барьеры и никому неизвестно какие колоссальные нагрузки он испытывал. Посему, наш слишком улыбчивый друг мог воспользоваться им, от силы, пару раз и то при условии, что не будет ставить перед ним сверхневыполнимых задач. Также Урахара был бы не Урахарой, еслиб не встроил в прибор свои дополнения - маленькие "игрушки", которые даже опытный глаз мог спутать с частями прибора, при условии, что его разберёт. Любой, кто пользуется этим прибором, становился абсолютно раскрытым перед Киске - начиная от его местонахождения, заканчивая "состоянием здоровья" - уровнем реяцу в данным момент. Конечно же, от Гина это оставалось сокрыто, ему не зачем знать такие мелочи - Лис должен заблуждаться... Так что Урахара за один ход, срубил две пешки: шахматы - какая прекрасная игра...
"Забыты слова, что мы говорили, забыты те дни и дела - время лечит" - процетировал Урахра, непонятно только для себя ли или в пустоту, и тут же ответил ожидающему Лису.
-Я рад, что мы смогли понять друг друга и в нашем разговоре не осталось недомолвок. - доброжелательно и бодро начал он. - Скажи мне, я могу обратится к тебе, если возникнет ещё какой-нить вопрос или маленькое дельце?
Киске улыбнулся, развернулся и сделал несколько шагов по направлению к двери, после чего снова обернулся!
- Я рад посетителям в своём магазине! - зачем-то добавил менеджер, который считал, что "бывших менеджеров не бывает"  и обратился уже к Нанао.
-Аригато, Нанао-тян! Я всегда восхищался твоим  терпением и чуткостью к просьбам другим! Твоя доброта достойна награды. - Киске взял капитана за руку и продолжил - Но прошу меня простить т.к. сегодня, ничего кроме букета прекрасных Ландышей, собранных мною для тебя, в благодарность за твоё понимание, я предложить не могу. - он протянул букет белоснежных цветов, возникших словно из воздуха и отпустил её нежную ручку. - Я всегда рад видеть тебя в гостях у себя!
Уж чтото слишком часто сегодня Урахара зазывал всех в свой магазин и всех по разным причинам. И чтобы больше не задерживать группу шинигами спещащую на суд, Урахара решил откланяться - подпрыгнул и растворился в воздухе. Следом за ним исчезла и Ринрин, до того момента скромно пошатывающаяся в сторонке. Просто шинпо - и ничего более ли?
----->>>>Магазин Урахары (на том берегу озера)>>>

Отредактировано Kisuke Urahara (2009-02-19 11:44:05)

0

33

В данной ситуации радовало только одно – то, что бывший директор исследовательского института не стал противиться присутствию капитана-аналитика при этой «очень важной и тайной» беседе, хотя оба бывших капитана не погнушались отпустить ехидные словечки, комментируя боевой настрой Исе-тайчо. Впрочем, девушка сделала вид, что этого не заметила.
" - И что Урахаре Киске понадобилось от Ичимару Гина? Что между ними может быть общего?"– Нанао наделась, что из их разговора ей удастся извлечь ответы на эти вопросы, но как выяснялось в процессе, сделать это было непросто.

Странная и совершенно непонятная сцена разыгрывалась на глазах у Исе-тайчо, вынужденной быть сторонней наблюдательницей, пусть даже и по собственной воле. Показная учтивость Урахары еще могла сойти за истину – хозяин подземного магазинчика всегда был странным, а вот неожиданно возникшая к нему расположенность Ичимару сильно настораживала капитана аналитического отряда.
Делая вид, что болтовня двух блондинов ей совершенно не интересна, Исе, тем не менее, внимательно наблюдала и старалась прислушаться к их разговору. Сейчас ей все казалось странным и подозрительным – эта непонятная неуклюжесть Урахары, породившая комичное происшествие с полосатой шляпкой, а затем не менее странная неуклюжесть Ичимару, все так же сказавшаяся на несчастном головном уборе – все это крайне настораживало. Не говоря уже о странном шепоте – Нанао так и не расслышала, о чем именно шептались бывшие капитаны. Свое возмущение по этому поводу она выказала настороженным и немного угрожающим взглядом в их сторону.

Демонстрация изображения синей книги особенно привлекла Исе-тайчо. Пожалуй, из всего Общество душ Нанао-сан была самым читающим шинигами, не говоря уже о ее прекрасной памяти, но… этой книги она не видела, либо просто не уделила ей должного внимания. Сейчас же девушка об этом сожалела. Сильнее она сожалела только о потере самой библиотеки – для нее это было очень важное место – Храм Знаний. Сейчас же в подземном городе если и оставались какие-то книги, то они преимущественно находились в кабинете у сотайчо, либо у Кучики.
" - И как ему удалось сохранить столько книг?" – с некоторой завистью думала Исе-тайчо. Сама она мало что смогла спасти – не до того ей было. Известия о разрушении Каракуры и гибели Кёраку-тайчо сильно шокировали Нанао, поэтому ей было совершенно не до книг, а вот хладнокровный Кучики и об этом успел позаботиться. Для Нанао же единственным доступным чтивом стали горы отчетов и приказов. Именно поэтому девушку так сильно заинтересовала эта синяя книжка.

" - Стоп! А почему Ичимару так быстро согласился?" – Нанао удивленно округлила глаза. Поведение предателя ей казалось очень странным… да и вообще вся ситуация в целом. Создавалось впечатление, что ее водят за нос, причем на глазах у всех. Девушка уже сделала серьезное и крайне недовольное лицо, как Урахара выкинул очередной, совершенно неожиданный фокус.
- Доброта? – только и могла переспросить Нанао, удивляясь еще больше и дергаясь от прикосновения к руке. Подобное, неожиданное внимание совершенно выбило ее из колеи, а на это, вероятнее всего, ушлый торговец и рассчитывал. Мгновение, и он исчез оставив девушку недоумевать и рассматривать оказавшийся в руках букет. Некоторое время Нанао переводила взгляд с хрупких цветов на место, где только что стоял Урахара, и обратно, покрываясь при этом румянцем и ощущая рядом довольную и наверняка хихикающую рожу Ичимару. В том, что он будет глумиться, она не сомневалась ни секунды, равно как и в том, что сейчас она выглядит смешно. И еще смешнее она будет выглядеть, когда явится на Совет капитанов в компании предателя и с цветами. Положение нужно было как-то выправлять.

- Конвой, по местам! - скомандовала Исе-тайчо, сосредоточенно сдвинув вверх дужку очков, а когда офицеры заняли свои места, она без каких-либо слов вручила оказавшемуся сзади охраннику букетик, сверкнув очками и давая понять, что ему не стоит задавать лишних вопросов. – Мы и так сильно задержались. Продолжаем путь, - с этими словами конвой двинулся дальше.
" - Вот еще. Что я забыла в вашем магазине, Урахара-сан?!"– брови девушки возмущенно подрагивали, в то время, как румянец упорно не желал сходить со щек. На Гина она старалась не обращать внимания, насколько это вообще было возможно при конвое опасного… объекта – просто старалась представить, что он молчит и не хихикает.

0

34

Ичимару с некоторым удивлением смотрел на вполне собой довольную физиономию в панамке и не мог понять повода для подобной радости. Что получил Урахара в этой беседе? Размытый ответ о возможном местонахождении какой-то там книги? А не маловато ли для такого великого ученого?! Разумеется, вполне возможно Киске намеривался всучить ему этот прибор, прикрываясь какой-то откровенно нелепой историей, ну и что? Ичимару, воспитанный руконгайским прошлым, не привык отказываться от подарков судьбы, даже если они представлялись ящиками Пандоры.
Прибор не был заведомо сломан, иначе бы это означало, что история с книжкой не предлог, а реальная причина их встречи. На месте ученого Гин бы больше беспокоился за Хогиоку, все ещё находящееся в руках Владыки. К тому же Урахара безрассуден, если не предполагает возможность того, что лис был заслан в стан врага в качестве разведчика и до сих пор поддерживает связь со своим хозяином. В таком бы случае информация об интересной литературе, если она настолько интересна, что торговец решился говорить о ней открыто, могла бы стать фатальной... для шинигами разумеется. Книга в действительности может оказаться очень важной, но не могла стать основной причиной, и Ичимару не мог этого не понимать. «Игрушка» будет работать, причем, скорее всего даже по назначению, но очевидно и то, что какую-то пользу Урахара должен был извлечь из этой встречи и не малую.
«Вполне себе даже справедливо, но опасность предмета не предполагает невозможность его использования. Нужно просто знать меру».
- Разумеется, - усмехнулся Ичимару, снимая с лица карикатурное удивление, заменив обычной улыбкой. Игры лис любил, особенно, если они весь на равных. Другой вопрос, что перехитрить ли`са могла разве что лиса`, но никак не тануки. – Особенно, если разговор будет столь же продуктивным.

Ощущение холодной и гладкой поверхности накрыло внезапно, разом оголяя все нервные окончания – Айзену снова захотелось поиграть с проклятой печатью. Ичимару недовольно ощетинился, подобные игры он до сих пор не любил. Досада на самого себя вызывала раздражение чуть ли не большее, чем от ощущения тепла и ласки. Гин слишком увлекся окружающей действительностью и успел забыть о том, что давно и крепко сидит на поводке. Почему-то Ичимару никогда не воспринимал это всерьез, не испытывая ничего кроме глубочайшего раздражения на ограничение его личной свободы, а ведь Айзен давно бы мог его убить, если бы захотел.
«Но не убил же!» - самоуверенно хмыкнул Ичимару, переводя плечами, чтобы сбросить нежданное оцепенение. На щеке тепло. - «Ярэ-ярэ, Владыка-сан, позаботьтесь лучше о своем здоровье, оно мне досаждает куда больше, чем мое собственное», - рану, полученные через метку не залечивались на расстояние. Для того чтобы от них избавится, нужно вылечить источник и Айзен не мог этого не знать, но тратил энергию на что-то совершенно бесполезное, бессмысленное, раздражающее, но приятное.
«Скучаешь?» - нахальная мысль царапнула сознание, когда он отчетливо почувствовал прикосновения к собственному горлу. - «Или просто не выносишь, когда то, что ты считаешь своим, лазит где-то без спросу?! Придется потерпеть, Соуске».
Гин сглотнул, а пальцы только сильнее вцепились в новую игрушку. С ней если правильно её применить, можно было бы убить Айзена, с ней можно даже попробовать победить его, поиграв если не на равных, то близко к этому и на территории Владыки. С ней можно было сделать многое, но Ичимару так и не решил, чего он именно хотел.
«Я не проиграю», - уверенно мотнул головой альбинос, отбрасывая нависшие на глаза пряди, пытаясь уйти от навязчивых прикосновений. - «Я ждал три долгих года, так что тебе придется потерпеть пару дней», - длинные тонкие пальцы скользнули по руке там, где должна быть метка у Айзена. Когда он наедине и думает, что его никто не видит, Соуске любит к ней прикасаться. Белые пальцы обводят невидимые Гину буквы, а воздух тем временем наполняется запахом ландышей.

Последнее время он не слишком внимателен и иногда даже упускает действительность, не замечая, что навязчивый аромат присутствует далеко не только в его воображении. Милый, приятный глазам цветок, любили многие, но ландыши были ядовитыми и именно они служили символом пятого отряда.
«И где он только их достал», - проводив взглядом уходящего Урахару, Ичимару не без удовольствия перевел взгляд на зардевшуюся Нанао.
- Оя, а он оказывается романтик, наш Урахара-сан, - фактически промурлыкал Гин, наблюдая за тем, как отвергнутые цветы перекачивали из рук Нанао к охраннику. – Подарить ландыши все равно, что признаться в давних и глубоких чувствах. Интересно, сделал ли он это по незнанию или же намеренно, как думаете, Нанао-сан? – продолжал глумиться Ичимару все шире разводя в довольной улыбке, заострившуюся и от того ещё более хищную мордочку. – Теперь понятно, откуда у него это «-тян» и право приостанавливать эскорт. Может быть, он вообще использовал разговор со мной только как предлог, лишь бы встретиться с вами, - говорил лис, представляя уморительную картину будущего собрания, на которое они так спешили.

-------> Исе Нанао, Тайра Куроро, Ичимару Гин ------> Зал для совещаний

0


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Город не видящих Солнца » Тюремная камера Ичимару