Bleach: Disappearing in the Darkness

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Город не видящих Солнца » Зал для совещаний


Зал для совещаний

Сообщений 1 страница 30 из 73

1

Небольшой зал со столом и стульями. На стенах развешаны карты туннелей, карты различных районов Руконгая, бывшего Сейретея и примерная карта Крепости Айзена (составленная опираясь на постройки, высящиеся из-за крепостной стены и некоторые данные). Также здесь есть стеллаж с книгами и различными бумагами. Никаких пафосных и богатых убранство в зале нет. Потолок в помещении невысокий, с вмонтированными лампами. Именно в этом зале свет ламп больше всего похож на человеческое, электрическое освежение.
Во главе  стола обычно сидит сотайчо.

0

2

-----> Главная площадь

Если ты стал капитаном, то должен быть идеален. Это неважно, правильно ли ты держишь вилку или фехтуешь точно бог войны... Капитан не должен быть лучшим в чем-то. Он должен быть примером во всем.
Со временем храбрость подменяется рассудочностью, вспыльчивость - долготерпением, любовь - логикой, а импульсивность - целесообразностью. Ведь так? Что же, у молодого квинси этого времени было слишком мало. Быть может, этому юноше навязали его будущее и с кровью вырвали прошлое...Хотя нет, нельзя отнять нашего прошлого, потому что у нас его уже нет, как и нельзя навязать будущее, так как мы его еще не имеем. Быть может, здесь что-то другое? Хорошо, перемешайте карты, давайте разложим пасьянс снова. Начнем сначала. Что значит эта карта? Гордость! Для квинси лучше быть предметом зависти, чем сострадания. Перевернем другую карту? Прошлое! Да, все через секунду становится прошлым, и Ишида никак не может этого усвоить. Еще карту? Рискните...Ну вот она, СМЕРТЬ! Пускай говорят, что смерть - это освобождение, а не наказание. Но ведь больно. Потерять дедушку и учителя, потерять отца, которого любишь и ненавидишь одновременно. А еще слова, терзающие разум
КВИНСИ всегда уверены в том, что они говорят, а вы наверное тоже пытались шутить, нэ?
Ишида вошел в пустой зал и с силой хлопнул дверью.
" - Я должен быть сильнее! Проклятый Урахара! Знает ведь, что мне тяжело, и все равно толкает на действия. Дай же мне передохнуть. Зачем разрывать рану, которую только что зашили?"
Юноша мерил шагами комнату, и эхо гулкими каплями шлепало в воздухе.
Этот квинси должен быть идеальным капитаном. Как Кучики Бьякуя. И пускай его ненавидит весь отряд, пускай хоть все эти проклятые шинигами. Но...Но...
Бьякуя прав в каждом своем шаге. Идеал нельзя унизить.
" - Странно, я восхищаюсь шинигами...Пускай! Ведь он только один! М? Я снова пришел первым?!" - уже через миг Ишида изучал взглядом интересное освещение в комнате. - "Что это? Электричество?"

Отредактировано Uryuu Ishida (2008-11-25 00:02:03)

+1

3

------> Подземное озеро

Гневно шаркая, Абараи вошел в зал для собраний.
" - Ну, ни фига себе!" – чуть было, не высказав мысли вслух, возмутился красноволосый шинигами. Его, бедного-несчастного, после такого нелёгкого рабочего дня вызвали на собрание, а здесь тишина и мертвые с косами… кхм… сравнение, ясно, не вполне удачное, в общем - " Никого нет!" -  мысленно закончил гневную речь Ренджи. Но, как оказалось, он был не один, в помещении находился также квинси.

- О, - не без удовольствия отметил капитан дозорного отряда и направился к парню,  - Вечер добрый, тайчо! – весело с задором поприветствовал новоиспеченного капитана Абараи. Исида  выглядел чересчур серьезным, это, конечно, прибавляло солидности и чинности ему, как капитану, но отнюдь не располагало к общению.

" - Надо же, теперь мальчишка стал настоящим тайчо, более того, Шухей его лейтенант!" Как-то вся эта на первый взгляд очевидная информация не укладывалась в голове, как и тот факт, что последний квинси состоит на службе у шинигами. Поскольку вечер обещал быть далеко не самым занимательным, а на собраниях не должно было быть ничего нового, кроме разбирательств недавних происшествий, о которых Абараи знал лично все, ну почти все, красноволосый решил немного развлечь гордого парнишку-квинси, ну и себя, разумеется.

Отредактировано Abarai Renji (2008-12-06 04:32:07)

0

4

Приближающиеся шаги где-то за дверью, и вот уже взгляд синих глаз направлен на дверь. А вот двери стоило только посочувствовать. Жалобно подпрыгнув на петлях, наверное, от увесистого пинка, она моментально распахнулась и представила почтенной публике Абарая Ренджи. Красные волосы, татуировки и взгляд неукротимого зверя - три главных атрибута этого капитана. Как он стал капитаном, это только судьба знает. Видимо, с горя хлебнув пару литров сакэ, этой знатной даме показалось, что можно и подшутить, а именно - оттащить Ренджи от Кучики Бьякуи и назвать его капитаном.
- О, вечер добрый, тайчо! - довольный голос мужчины заставил Ишиду нахмуриться, точно в каждом произнесенном Ренджи слове скрывался подвох.

- И вам того же, тайчо, - важно ответил Ишида. Но затем не удержался и добавил: - Снова будешь собирать подзатыльники от Хитсугайи, самый непослушный капитан в истории Сейретея?!
Юноша поправил очки и улыбнулся. Как ни крути, а именно Ренджи остался для Урью самым близким... пускай, и шинигами. Абараи не пилил его, точно не выспавшаяся теща, не сплетничал о нем, хоть и часто порол чушь, а, главное, не унижал своим неверием в него. Все-таки они оба сражались с Заэлем, и в каком-то смысле Ишида доверял красноволосому чуду.

- Учись! Я за три года не получил ни одного выговора. Как и Кучики. Следовательно, не обязательно быть стариком, чтобы быть умным... Знаешь ли, я всегда был лучшим, и теперь, когда за три года я ни разу не получил замечания, я могу утверждать, что я - лучший капитан.

Ишида был в своем стиле. Пускай, он не до конца верил в свои слова, однако он всегда пытался подчеркнуть свое превосходство.
- Можно сделать вывод, что шинигами никогда не будут ответственнее квинси... И я снова идеально пунктуален, а вот остальные что-то опаздывают... Как думаешь, когда, наконец, закончится этот детский сад, и капитаны станут более серьезными?!

0

5

" - И понеслось..." – приуныл красноволосый, забыв, на втором же слове, выслушать тираду до конца.
Сколько лет пришлось отмучиться, прежде, чем привыкнуть к строгой педантичности Кучики-тайчо, а теперь еще и этот, пока юнец, туда же. Неловко почесав в затылке, Абараи прошелся взглядом по помещению в поисках сносного стула и, найдя таковой, тихо приземлился, скорчивши умную серьезную морду. Первое, понятно, не получилось, ибо к такой мимике, Абараи Ренджи приучен не был, но серьезность вышла на ура, лишь бы очкарик поверил, что его внимательно слушают. Квинси, не квинси, а все-таки друг, из старых боевых товарищей самый верный, и, так сказать, самый родной. Капитан помнил, как они бок-о-бок дрались против Заэля-Аполло, и сколько всего пережили, привычен стал тон и манера разговора молодого квинси, потому в условиях перемен, как бы это не удивляло, Исида являлся одной из главных связующих нитей со сравнительно беззаботным прошлым. Пока красноволосый тайчо об этом всем думал, очкарик замолчал, и видимо ожидал какой-то ответной реакции, потому Абараи постарался что-то символично промычать и  желательно впопад.

- Ну…эээ.. да, конечно. – пытаясь скрыть предательский зевок, утвердительно кивнул он, оцениваемый строгим взглядом темноволосого мальчишки.
" - Ты идиот, Абараи", – выругал себя шинигами, когда понял, что такой ответ вряд ли удовлетворит квинси, а им предстояло еще долгое время беседовать, пока не подтянется остальная часть капитанов, которые видимо спешить не хотели. Ренджи резко встал и с самой дебильной ухмылкой подкатил к капитану отряда стрелков.
- Ты мне лучше о жизни расскажи. -  все еще глупо улыбаясь, попробовал скорректировать ситуацию шинигами.

0

6

Самообладанию Ишиды удивлялись и даже завидовали многие в подземном городе. В его отряде считали, что этого очкарика-квинси невозможно вывести ничем. Ха-ха, наивные, показали бы ему Ренджи. Скорее запахнет серой, когда Дьявол устроит уборку в преисподней, чем Ишида сохранит хладнокровие, находясь с Абараем, более пяти минут.
" - Да он ни черта меня не слушает!" - возмутился Урью. Он, отличник, безукоризненный капитан, прекрасный боец, а этот красноволосый даже не собирается его слушать. Давится зевками, корчит "умную рожу".

- Неудивительно, что твой зампакто - обезьяна... Тебе только на ветке раскачиваться, да жевать бананы. Я тут распинаюсь, черт возьми, а ты мне заявляешь, расскажи о жизни... Что мне тебе рассказывать? Что Шухей по прежнему меня пытается нянчить? Или что ни Садо, ни Орихиме не стремятся со мной общаться? Или что сегодня, скорее всего, получу выговор?

Кажись, слово "выговор" заинтересовало Абарая, и Ишида не сдержал смешка.
- Поднялся на поверхность... - в один миг Ишида оказался рядом с Ренджи и быстро зашептал ему на ухо, - Мне нужно потренироваться было. Мне кажется, что я нашел новую технику. Только никому ни слова. Мне нужно освоить ее. И ты мне в этом поможешь. А за твою помощь я отплачу тебе тем же...Ну, что бы тебе хотелось взамен? Только на "бухаловку" вашу я не пойду!

Ишида отстранился и продолжил:
- Ну так что, поможешь мне...как тогда, с Заэлем?
Легкая улыбка тронула губы квинси. Казалось, он разучился улыбаться. А, может, никогда и не умел. Но если этот шинигами ему поможет освоить технику, Ишида будет сильно ему признателен.

0

7

------> Улицы в Восточной части города

Идти по узкой, наполненной людьми улице, оказалось сложно. Даже прожив тут три года, Иноэ плохо ориентировалась вне основных маршрутов, предпочитая проводить время в своем отряде, слушать истории Исанэ-сан, помогать… И она опять была нечестна с собой, потому как настоящей причиной было простое нежелание появляться на людях, под чьими-то взглядами, слышать беспрестанный шепот в спину и старательно опускаемые взгляды. Она прекрасно знала, что очень многие относились к ним, человеческим душам с недоверием, опасались и даже боялись, но они все совсем не думали о том, как чувствует себя эта людская душа среди живых мертвецов… Она их не осуждала, нет.. Своей силы не понимала даже она сама, что говорить о других… К тому же – видеть как возвращается из пепла к жизни твой знакомый, любимый, близкий – не важно кто – действительно немного страшно. А ведь она простая девочка. Пусть со странной силой, но простая девочка. Если даже она, находясь среди тех, кто ее поддерживает, чувствовала себя так плохо, то каково же было Исиде-куну? Он ведь Квинси… Но, в конце-концов, кем бы они все не были, все что они хотя, все ради чего они здесь – надежда. Они просто хотя будущего и надеяться на него. Защитить свой дом, своих друзей и то драгоценно малое, что осталось у них – разве это не первопричина? Она, а еще глупое, детское – вера в то, что любимый жив, что с ним все в порядке, что здесь она пусть и на немного, но ближе к нему… Сухость глаз отдается болью. Слез больше нет. Закончились, высохли… Осталась только боль – ноющая, тупая, где-то в груди, под сердцем. Несильная, когда первый раз ранили болело сильнее. Но ничего, ее она переживет. Сможет. Должна!

Капитанская хаори тяжела. Очень тяжела. Судьбы многих людей лежат на ней, впитавшись в плотный белый шелк. Она должна идти дальше, хотя бы Раи этих, доверенных ей судеб. Ей совсем не хотелось того внимания, что было обращено на нее, а еще и этот пост – обязанность всегда быть на людях, улыбаться им, каждый день лгать, чтобы не расстроить их, при том что ей так хотелось убежать куда-нибудь, забиться в самый темный угол и кричать там, кричать, кричать, кричать, кричать… Пока не пропадет голос, пока она не подавится собственным криком, пока не разорвутся связки и не лопнут барабанные перепонки. Но она всего лишь беспечно улыбалась всем, кто приходил к ней.
" - Лгать каждый день всем окружающим, самой себе и тем, кто доверяет мне… Нэ, Рангику-сан, вы все еще считаете меня хорошим человеком?"

Рыжая головка опускается все ниже, пока шелковистые мягкие пряди не закрывают лицо. Бежать следом, путаясь в складках тяжелого хаори и спотыкаясь о камешки улицы тяжело, но он молча бежит следом.
" - Мы и так сильно задержались по моей вине", - губы упрямо прикусываются, а она только ускоряет шаг, пытаясь поспеть за капитаном…, - "Наверное, почти все уже собрались…"

На месте собрания капитанов Иноэ появилась растрепанная, с припухшими от слез глазами, да еще и в порванной сандалии. Тяжелые лакированные деревяшки были очень красивы, но все же гэта не та обувь, в которой можно бегать по подземным коридорам. С большим удовольствием бы она сейчас одела кеды. Особенно учитывая, что взявшая на себя инициативу в плане «как-успеть-не-опоздать-на-собрание-капитанов» Рангику, шла быстро. Конечно, Химэ никогда не жаловалась на плохое дыхание или физическую подготовку, тем более что занятия каратэ были неплохими тренировками, однако, поспеть за быстро идущей Матсумото, ловко лавировавшей между встречными прохожими, оказалось не так-то и легко. К тому же, учитывая количество снующих туда-сюда шинигами, это напоминало толи игру «вышибала», толи бег с препятствиями…

- Рангику-сан, мы пришли уже, - взмолилась она уже перед самыми дверями, потирая ушибленную ногу. Гэта пришлось снять – красивая вещица была безнадежно испорчена. Остальное Иноэ слабо волновало – как она выглядит в глазах окружающих было неважно, - Ууу, гэта порвались…Рангику-сан, я же говорила что не стоило мне их брать…

Оставлять деревянные туфельки у порога жаль, но теперь они совсем не пригодны… Ножки в тонких белых носочках зябко скребут по полу, а сама она низко кланяется, зайдя в залу, приветствуя собравшихся:

- А? – светло-серые глаза удивленно распахиваются, заметив в зале всего двоих, - Исида-кун? Ренджи-кун? А где все остальные? Я.. мы думали, что опоздаем…

0

8

-----> Улицы в Восточной части города

Пока она стремилась к месту собрания капитанов, ничто не представлялось уже для нее важным, и она не замечала никого и ничего вокруг. Прохожие люди, строения… казалось, все перед ней расступалось, не смея даже попадаться на пути. Все, о чем она думала пока бежала к месту собрания, это Гин. Иноуэ все же ей так  ничего более и не поведала, хотя Рангику и надеялась на это, но настаивать она уже не стала. Поэтому теперь ей лишь оставалось прибыть на место не назначенной встречи. И казалось, что чем быстрее она туда прибудет, то тем скорее она его увидит, не смотря на то что на самом деле это еще было не ясно наверняка. Кто знает, что могла произойти на это время… 
Первый раз за долгое время она вспоминала момент. Но что было бы, если она смогла бы его тогда удержать? Что тогда? А смогла ли бы она это сделать? Множество подобных вопросов так и крутилось  голове девушки, но так или иначе, ни на один из них не было ответа. Но теперь, наконец, предстала та возможность узнать хотя бы часть истины!

Матсумото остановилась только когда позади послышались мольбы о том, что они уже на месте.  Она  обернулась. Как оказалось, она до сих пор держала девушку за руку.
– Ой, точно. Прости... - на что она засмеялась, в попытке скрыть неловкую улыбку, отпуская чужую руку.

- О нет! Они безнадежно испорчены, - ее негодованию не было предела. - Что же делать? А ведь эти гета такими красивыми, к тому же мне так сложно было их достать… особенно учитывая нынешнее то время. да… потеря действительно была великая... - Прости меня Иноуэ… но не беспокойся, я обязательно найду им достойную замену!

Гета конечно же было жалко, но она понимала, что не стоило слишком сильно волноваться об обуви, к тому же сейчас. А решимости  её было хоть отбавляй, так что беспокоиться уже было не о чем.
- Только вот как же ты вернешься в отряд то без обуви… - этот вопрос заставил ее несколько задуматься, но идея по поводу ее решения не заставила себя ждать. - Точно! Я попрошу кого-нибудь из наших капитанов тебя отнести. Вот так, значит решено! И довольная собой она вошла в зал для заседаний.

- Аре? Исида? Ренжи? Вас только двое? - только сейчас она поняла, что на собрании собрало не так уж и много капитанов. - А где это все остальные? Подземный город то теперь поменьше Сейретея будет. Могли бы и порасторопнее все быть… даже Бьякуи нет, мир точно перевернулся.
Таким ходом событий девушка была недовольна, опуская тот момент, что и они  то сами опоздали по идее. С таким настроем она и опустилась на свое кресло, стоящее на своем месте возле стола.

+1

9

-------> Западная система тоннелей

Сидеть, как в прошлый раз, в своей комнате с особым интересом изучать потолок Сой не собиралась. Уроки бессмертной жизни шинигами она схватывала на лету, а повторять одни и те же ошибки слишком больно и глупо. Препятствия нужно преодолевать и идти вперед, как не было бы страшно, а не биться об них в наивных тщетных попытках, ища табличку с вывеской «Выход». Сейчас очередным барьером на ее пути к Йоруичи-саме было чертово собрание.
Она торопилась, мало обращая внимания на шныряющих туда-сюда шинигами. Периодически доносились возмущенные вопли затем испуганные возгласы с примесью истерических ноток. Новый поворот, мимолетный цепкий взгляд.

" - Хм сменили внешнюю отделку", - отметила про себя лейтенант,- " Так даже лучше.
Пролетая мимо поста штаба отряда со-тайчо, чуть затормозив и подождав Зараки, без каких-либо объяснений. Малой на заставе, было дело, попытался что-то спросить и потребовать разрешение на вход в территорию отряда, в те не долгие секунды простоя. Инстинктивно поняв, попутно вправив отвисшую челюсть, что это бесполезное не благодарное дело уже провалено в корню, поскорее ретировался с дороги, начав писать объяснительную. Пара десятков метров мимо казарм отряда в шинпо, на приличной скорости лавируя и вписываясь в повороты, и они почти на месте. Нужно попытаться хотя бы прийти не совсем уж поздно. Наконец Сой тормозит у огромных дверей, где обычно проходят совещания капитанов. Воздух как будто бы врезался ей в спину, опоздав на долю секунды в погоне за девушкой. Волосы разлетелись, затем чтобы вновь опуститься вдоль лица. Рука на автомате поправляет торчащую в разные стороны челку:

- Прибыли, – оглядываясь на Зараки, - Хм, - угрюмо открывая дверь и заходя внутрь, еще на входе в территорию отряда она определила всех присутствующих по реяцу.
" - Нанао и Бьякуя, никогда не опаздывают", - оценивая в миг хлипкую обстановку, которая скверно звучала, как и само название, -" Причина их отсутствия должна быть очень весома… Не нравится мне это."
Сой Фон проходит внутрь, холодным взглядом оглядывая присутствующих, легким кивком приветствуя собравшихся.
" - Мы пришли и так довольно поздно, а тут нет даже половины! С нынешним количеством капитанов… Нет Маюри…" - рассуждая про себя, -" Он редко опаздывает, скорее всего, нашел себе какой-нибудь образец на опыты… Комамура, возможно приведет раненного со-тайчо… В ином случае, это все становится подозрительно."
Хмурый взгляд скользит по комнате.
" - О чем они только думают!? По их не принужденному виду даже не скажешь, что их волнует отсутствие  главнокомандующего." – укоризненно прикрыв на миг глаза, -" Какая беспечность!?"
Невозмутимо проходя к своему бывшему месту и садясь за стул, по правую руку от со-тайчо. Взгляд мазнул по златовласой девчушке с порванными гето, чуть задержавшись на лице.
" - Хм…похоже, что не порванные гета вызвали эти слезы…" - замечая припухшие красные глаза, свидетельствовавшие о рыданиях. -" Впрочем, всегда тайное становится явным, рано или поздно. "
Сой Фон облокотилась о спинку стула, скрестила руки на груди, согнутые запястья отдались тупой болью, напоминая о недавней авантюре.

___________________________________
Внешний вид: Растрепанные волосы. Одежда спец. отряда: топ и хакама, которые порваны по бокам. На запястьях свежие ссадины. Сзади на поясе закреплен занпакто.

+2

10

>>>>>> Сообщение для Сой Фон <<<<<<

Сой Фон-фукутайчо, прошу предоставить одного из своих офицеров для поддержки экспедиции в Генсей.

Лейтенант исследовательского отряда обеспечения Куротсучи Нему.

0

11

------> Западная система тоннелей

" - Быстрая, чертовка", - подумал Зараки, пытаясь догнать лейтенантку, но ее соблазнительная фигура замирала лишь на миг, затем снова удаляясь в скачке шинпо. Ну и ладно, из вида он ее не терял, это главное. Шинигами, попадающиеся на пути лейтенанта разведки, на миг останавливались и оборачивались, провожая женщину взглядом. Очень зря. Потому что за Сой следовал Кенпачи, и такие замешкавшиеся типы попадали под него как под танк.
Впрочем, капитану боевого отряда также уделялось немало внимания. Возможно, из-за полного отсутствия верхней части одежды. Драное и смятое белое хаори Зараки уже успел впихнуть одному из попавшихся "под горячую руку" шинигами из дозорного отряда. Теперь на бедняге лежала нелегкая миссия отнести символ капитанской власти в химчистку... Вернее, в штаб боевого отряда. По крайней мере, это задание могло показаться нелегким самому Зараки, который очень туго представлял, где сейчас находится территория его отряда.
Наконец, бешеная гонка по подземным коридорам подошла к концу, и перед спешащими на собрание выросли здоровенные двери зала совещаний. Кенпачи равнодушно покосился на громадные створки и проследовал за Сой внутрь зала. Все, кому уже посчастливилось быть внутри, немедленно попали под тяжелый взгляд уставшего от беготни Зараки. В отличии от Сой Фон, капитан боевого отряда значительно хуже владел ощущением реяцу, поэтому немногочисленность присутствующих стала для него сюрпризом.

" - Эва оно как - если хочешь куда-то опоздать, в итоге приходишь раньше всех. Нужно было еще там задержаться на полчасика", - уныло подумал Кен-тян, без интереса рассматривая присутствующих. Из более-менее разумных людей тут были только Ренджи и Орихиме. -" А малыша со-тайчо еще нет. Паршиво, значит придется тут торчать пока он не придет, затем ждать, пока он все нам подробно объяснит, потом наверняка последуют всякие бессмысленные вопросы и замечания от наших умников. Очкарик точно что-нибудь скажет. И только потом можно будет свалить отсюда, вернутся назад в отряд и лечь спать. Потому что причин бодрствовать я не нахожу."
Да, был шанс того, что Белячок на сей раз ограничится краткой приветственной речью и сообщит, что Айзен обнаружил город шинигами и теперь сюда идут обедать пустые. Но Кенпачи мало в это верил.

- Кто-нибудь знает, про что нам сегодня будут втолковывать? - обратился Зараки к близстоящим.
Нужно было поговорить хоть с кем-то, чтобы не уснуть от скуки.

0

12

Разговор с бывшим лейтенантом Кучики Бьякуи был моментально прерван, так как в комнате появились еще два капитана: Матсумото- сан и Иноуэ. Ишида поспешно отдалился от Ренджи, дабы не привлекать лишнего внимания и хотел было как можно более похоже на Бьякую, поприветствовать двух девушек, однако при виде Иноуэ, все слова замерли, не слетев с губ. Получилось лишь что-то... непонятное, что ли?!
- А, Матсумото-сан, Иноуэ..., - произнес Ишида в какой-то растерянности и даже забыл поклониться в знак приветствия. Заплаканное лицо Иноуэ лишило его всех заранее заготовленных пафосных речей, и сейчас на двух девушек смотрел робкий, растерявшийся юноша. Если рядом с Шухеем еще удавалось изображать важного капитана, то сейчас хотелось лишь одного – обнять Иноуэ и нашептать ей на ушко всяких глупостей, которые хоть немного ее успокоят.
Быть может, Иноуэ заметила растерянность Ишиды и как всегда решила спасти ситуацию, задав какой-то вопрос. Вот только какой! Расстроенный квинси прослушал абсолютно все, поглощенный своими мыслями. Поэтому не придумал ничего умнее, как принять безразлично-важный вид. Или опозориться перед Ренджи и Матсумото, глупо переспрашивая сказанное?!
" - А еще она без обуви? Почему?" - думал Ишида, глядя на маленькие ножки девушки. -" Ей, наверное, холодно...Может, принести ей! Простудится еще..."

Квинси открыл было рот, чтобы озвучить свои мысли, как дверь в зал распахнулась.
" - Лейтенант Сой Фон? А почему она здесь? Ведь собрание капитанов. И  почему она в таком виде?!" Сой Фон кивнула собравшимся, и Ишида даже забыл кивнуть ей в ответ, растерянно рассматривая «ободранный» вид девушки.
Следом явился Зараки. Как всегда грозный и угрюмый.
" - И с ним тоже что-то случилось?!"
Чтобы хоть как-то скрыть свое волнение, юноша отступил подальше и взглядом уткнулся в пол.
Когда Кемпачи задал вопрос, Ишида хотел было ответить, но вовремя вспохватился и промолчал. Все таки вопрос был поставлен не совсем так, чтобы на него можно было ответить. «Кто-нибудь знает?» Он не знал.

Отредактировано Uryuu Ishida (2009-01-12 21:26:11)

0

13

" - Я не хочу здесь быть." Руки судорожно вцепляются в плечи, а онемевшие от холода пальцы ног уже почти не чувствуются." - Не хочу сейчас, с ними… Прямо сейчас. Ками-сама, я не хочу… Пожалуйста, прошу тебя. Я просто не хочу сейчас никого видеть." Унявшиеся было слезы, ее решимость держаться до конца. Иноэ смотрит широко раскрытыми глазами в пространство. На Ренджи-куна и Исиду-куна, на то, как двигаются губы и гортань Матсумото-сан, произнося слова.

- Да, действительно жаль, - смешно зажмуриться, передергивая тонкими плечиками. На розовых пухлых губах улыбка, а глаза все еще опущены. Пятно на большом пальце левой ноги. Что-то черное,  но на сажу не похоже… Может просто грязь? Они так бежали, что уже и не понять, - Мне нравились они… Но это не так страшно! У меня есть обычные тапочки, то есть гэта.. Я ведь их так и не носила… И, Рангику-сан, для обуви три года - это много, наверное… Не переживайте, сейчас ведь важно немного другое.

Полуправда или полуложь? Ей нравились деревянные колодки на ее ногах, они были тяжелыми, неудобными, в них она не могла быстро и нормально ходить, а без них становилась ниже на целых два дюйма. Красивая и высокая, почти уверенная в себе, как.. как Рангику-сан. Выдавленные из себя слова приветствия. Не такой хотелось начинать эту встречу, не так улыбаться. Ее уверенность, и ее решение она пронесет их с собой, но вот надолго ли хватит ее самой, ее сердца? Принцесса… Слово всплывает в памяти, обжигая. Так ее дразнила Тацки-чан, так ее называл брат, так ее называли в Лас-Ночес. «Наша дорогая Принцесса» и холодные пальцы на подбородке. Она ненавидела этого человека за его глаза и добрую улыбку, а еще за Ичиго… Ичиго, Ичиго, Ичиго, Ичиго!.. Иногда говорят, «погасло солнце», а что же говорить ей, если солнца она не видела уже более трех лет?! Эта высокая прическа, эти туфельки и нелепое хаори со слишком длинными рукавами. Так ведь действительно одевали принцесс в эпоху Эдо… Зачем из нее опять делают «Принцессу»?! Неужели быть красивой, безвольной и бездушной куклой лучше, чем… человеком?..

- Зараки-сан, Сой Фон-… фукутайчо, – как всегда неожиданное появление. Привыкнуть к Зараки Кенпачи сложно, но его можно принять и полюбить. Одиннадцатый отряд с его криками, с Ячиру-чан, Иккаку-сан и Юмичикой-сан, Иноэ полюбила всем сердцем. Отсутствие верхней одежды на бывшем одиннадцатого отряда ее не удивило, равно как и опоздание. Да и собственно они с Рагику-сан задержались изрядно… Другое дело, что здесь была еще и Сой… Лейтенант отряда разведки ее немного пугала… И восхищала одновременно. Маленькая, но очень уверенная в себе, очень сильная, ей самой такой никогда не стать. Тренироваться, становясь сильней, учить, читая нараспев и запоминая заклинания Кидо, бесполезные для нее, но нравящиеся и притягательные, ничего не значат. Все равно она не сможет ничего сделать для них всех, кроме как восстановить из пепла. Три года назад это расстраивало, выводило из себя, но теперь это ее совсем не трогало. Да и чужой силе она никогда не завидовала, но всегда восхищалась. Робкая улыбка трогает губы.

- Здравствуйте. Мы получили бабочку с вестью о собрании, но ничего про то, что будет на нем и про что оно не говорилось, разве что… если вы тоже здесь, то лейтенанты тоже должны придти? - внимательно посмотреть на разведчицу. В госпитале та была и про ранение Хитсугайи точно знала, но вот можно ли было про это говорить прямо сейчас, когда еще собрание не началось  и  отсутствует почти половина капитанов? – Я знаю причину по которой нас собрали и почему до сих пор нету Тоуширо-куна, но не знаю почему нет остальных… И не знаю, должна ли я говорить об этих причинах до того, как все соберутся здесь…

0

14

- Да.. ты наверное права, сейчас это не так важно. Но возможно, что сейчас девушка просто не хотела думать о предстоящем, и цеплялась за любую нить разговора лишь бы не думать о Нем. А может она даже хотела отвлечь этим саму Иноуэ, что бы хоть как то дать ей немного забыть о происходящем. Хотя вряд ли это было возможно для такой мелочи как гета. - Но все равно, я обязательно тебе что-нибудь подберу им взамен, что бы новые смотрелись лучше прежних.

- А сейчас все же стоит решить, кто отконвоирует тебя до отряда, что бы тебе не пришлось шлепать босиком туда по каменным дорогам. Это ведь только в помещениях пол все еще деревянный и хоть как-то отполированный. Стоит ли говорить, что на ее лице вновь засияла хитрая улыбка. Хотя в данный момент можно было прочуствовать и немного иронии. А тем временем девушка уже изучала сложившуюся ситуацию, а точнее имеющиеся ситуацию, а если быть еще точнее, то имеющихся на данный момент особей мужского пола.  Как бы она не крутила, но выбор все равно падал на Ренджи. И мускулов поболя, хотя это не в укор Исиде, но и с точки зрения эмоциональности, он вроде бы никак к ней не относился, а это что-то, да значило. Видимо все же стоит остановиться на нем.
- Абараи, взгляд уже смотрел только на Ренджи, у меня есть для тебя персональное задание, которое бы хотелось выдать тебе до того как начнется собрание, и отказов я не принимаю. Опять же стоит ли напоминать, что на ее лице все так же играли хитрая и уверенная в себе улыбка? Как ты мог уже заметить, у Орихиме порвались гета, а поэтому она не сможет добраться до своего отряда сама, поэтому, Ты, должен будешь ее доставить. Все ясно? Хотя все вопросы, так и не носили характер вопросительности, а скорее четкого утверждения, не подразумевающих протеста.

Исида так и не проронил не слова. " - Что это с ним? Я думала, что он задаст хотя бы несколько вопросов у Иноуэ. Сдерживает себя? Может, все-таки стоило бы больше уделять внимания дорогому человеку внимания… И не только в собственных терзаниях, а еще хоть в каких то действиях… от него было бы больше пользы если бы он не таил все так сильно в себе. И грозит это как минимум собственному душевному расстройству, либо чьему то здоровью." Ох, сразу видно, еще не зрелый маленьких мальчик. От таких мыслей Рангику расплылась прямо на столе, раскладывая на нем свои прелести.

- Зараки-тайчо. Сой Фон-фукутаучо… - она чуть ли не подпрыгнула на стуле (чего не скажешь о ее груди, так внезапно оторванной от стола), как будто и не ожидала чьего-либо еще появления. " - М?" - тот факт, что лейтенант собирается присутствовать на собрание капитанов, удивлял и даже заставлял несколько задуматься. Сой Фон хоть и была раньше капитаном, но теперь это было не в ее компетенции, и за их отряд теперь отвечала Йороучи. А раз она здесь, то Кошка либо сильно занята, либо просто не в состоянии прийти на это собрание. " - Что же могло тогда еще произойти? Помимо того, что Гин решил наведаться в родные пенаты." Но в данный момент сей факт волновал ее меньше всего. Ее глазу больше бросилось интересным и занимательным то, что они прибыли вместе, и выглядели чуть ли не одинаково. Наблюдая их общую «помятость» глазки Матсумото тут же хитро заблестели.

- Что это вы Оба так помято выглядите? - девушка проводила жадным взглядом по обнаженному и расцарапанному торсу капитана, переводя взгляд следом на разорванную одежду лейтенанта останавливаясь на ссадинах на запястьях и заканчивая осмотр не привычно растрепанными для девушки волосами. - Ходили на совместное задание?
Рангику подмигнула Сой Фон, делая намек на ими совершенное, хотя это скорее был указка пальцем в небо, чем полная прямая уверенность. Ей очень хотелось вогнать ее хотя бы в краску, потому что на это очень забавно было смотреть. К сожалению, с Зараки подобный номер вряд ли бы прошел, хотя может и стоило бы попытаться. Во всяком случае, был шанс, что и он проколется.

На вопрос Зараки девушка только и пожала плечами, делая вид, что абсолютно ничего не знает. Все равно это ничего не изменит, а причина их собрания все равно скоро должна была прибыть. А к ее удивлению Иноуэ сама высказалась по этому поводу. Рангику все же не думала, что она захочет об этом говорить, как минимум до того пока это действительно не потребуется.

" - Хитсугая-тайчо…" - только сейчас Матсумото поняла еще одну абсурдность всего происходящего. Не было Со-тайчо. И почему о срочном созыве капитанов извещала Нанао? Дело приобретало большой оборот. Или Гин так и поставил всех прямиком на уши? Со-тайчо нет, Бякуи и Нанао тоже.  Йороучи тоже в неизвестности, раз ее лейтенант ее заменяет. Маюри не в счет, он как человек ученый мог слишком засидеться в своей лаборатории, и наверняка просто опоздает. А Комамура наверняка будет сопровождать либо со-тайчо, либо заключенного. Как ни крути, а масштабность события прямо на лицо. Что же еще ожидает их сегодняшним днем? Наверняка этим все дела не закончатся...

- Думаю, нет, Иноуэ, другие лейтенанты не придут. А иначе бы и Шухей, который был с нами на площади, тоже получил бы сообщение о собрание, но этого не случилось. - на время она замолчала, делая небольшую паузу, вслед чего продолжила, - Видимо это как то связано с Йороучи-тайчо, что она не сможет присутствовать на этом собрании и как минимум Исе Нанао об этом известно, а значит либо все хорошо, либо не очень….
Она говорила это спокойным и ровным тоном, говоря для всех, словно это была обыкновенная дружеская беседа с обсуждением одного из друзей, который внезапно заболел. В конце она перевела взгляд прямо на Сой Фон ища в своих словах либо подтверждение, либо полное им опровержение.

+1

15

Лейтенант отряда разведки, слабо волнуясь о и без того откровенном вырезе, оголяющем бедра, деловито закинула одну ногу на другую, рукой придерживая ткань хакама так, чтобы не запутаться в штанине. Боковым зрением она заметила порхающую к ней бабочку.
" - А подождать нельзя до конца собрания?!!" - гневаясь на невинное насекомое, лишний раз нахмурила брови Сой Фон." - Вряд ли сообщение от Йоруичи-сан," - рука поднялась на подлокотнике, позволяя адской бабочке усесться на пальце, - " …Куротсучи…Нему… Ладно… на грунт пойдет Акахана Митсусито…"
Легкое движение кисти и привычный импульс кидо, отправил новую бабочку в штаб разведки и еще одну с ответом к лейтенанту Куротсучи. Насекомые разлетелись в разные стороны, а внимание привлек молчащий субъект очередного молодого капитанского произвола:

- Исида-тайчо,- последнее слово было произнесено с излишней четкостью и примесью металла в голосе, - Ты настолько горд, что не счел нужным поздороваться с капитаном и лейтенантом? - проговорила девушка, метнув на него и без того холодный взгляд. Сой Фон не нравилась политика со-тайчо прибегать к помощи людей, обрекая ополченцев на новые конфликты из-за недоверия, но больше всего раздражал факт сотрудничества конкретно с Квинси… последний из рода, если быть точной…
Неприязнь, сложившаяся столетиями из-за нарушения ими баланса между мирами, когда в конечном итоге пришлось даже прибегнуть к их полной ликвидации, подожженная их непомерным упрямством в купе с «гордостью Квинси», не утихала и теперь. Сейчас же когда равновесие и без него хорошо пошатнулось, плюса к взаимоотношениям явно не добавлял ни факт назначения на пост капитана Исиды Урью, ни ношения костюма как атрибута достоинства, который только обострял неприязнь между шинигами и Квинси. Малость человеческих лет, неопытность, упрямое желание что-то доказать, в данной ситуации граничило с глупостью. Вспоминалась перефразированная некогда: "Будь проще, если хочешь, чтобы люди к тебе потянулись", которая, пожалуй, была ему это неведома.

Щебетание нового капитана мед. отряда невольно привлекло к себе внимание. Опустив руки на подлокотники, Сой задержала спокойный, невозмутимый, продолжительный взгляд на юном личике, продолжая слушать девушку.
Сначала Сой почувствовала изучающий взгляд на себе, потом жадный на бывшем капитане 11 отряда, затем возгласы с другого края заставили-таки обернуться и наградить рыжую особу взглядом опасным, острым и смертоносным, словно лезвие бритвы находящейся на неприлично близком расстоянии от сонной артерии, неаккуратным движением уже сделавшим надрез.
- Вас Это, Матсумото-тайчо, не должно волновать, - голос настолько ровный, что должен заставить задуматься. Под “Это” подразумевались ее миссии, ее отряд, ее увлечения. В краску же разведчицу могли вогнать интимные, личные разговоры о Йоруичи и естественно ее присутствие, пожалуй, еще в некоторой степени приемыш-братик, теперь.

Сой Фон на миг отвлеклась на вопрос капитана мед. отряда:
- Лейтенанты не должны присутствовать на собрании капитанов. Здесь буду только я, - но глядя Рангику в глаза не менее выразительным взглядом, по которому было понятно, что объяснять причину отсутствия своего тайчо она не только не намерена, но и не будет.
" - Орихиме знает причину собрания? Кто бы мог подумать… Тем не менее…"
- Стоит подождать остальных Иноуэ-тайчо, - категорично заявила лейтенантка голосом, не терпящим возражений.

___________________________________
Внешний вид: Растрепанные волосы. Одежда спец. отряда: топ и хакама, которые порваны по бокам. На запястьях свежие ссадины. Сзади на поясе закреплен занпакто.

+1

16

Квинси, стараясь не привлекать к себе внимания, слушал, что там Иноуэ рассказывала про свои гэта. Бедная девчонка. Но как же она старается не показать своей боли. Неумело, наивно, но она не хочет никого расстраивать. Все-таки она сильная. И от своей силы кажется еще более слабой.
Ишида незаметно прикусил губу. Ему казалось, что если сейчас он начнет приставать к Иноуэ с расспросами, причем при всех. Ей будет тяжело отвечать.
" - Надеюсь, ты не будешь против, если я загляну к тебе вечером. Нам очень надо поговорить...Главное, никому не попасться на глаза, а то это еще тебя скомпрометирует...Знаю я этих извращенцев. Юмичика – тот еще герой."
Благо, Иноуэ немного объяснила ситуацию новопришедшим, а именно, что никто не в курсе, что сейчас происходит. Но вот Матсумото... Что за поведение у этой девушки? Как будто она не знает, что очень соблазнительна, и так дразниться своей фигурой... Только вот в этот раз Ишида почти не отреагировал на обнажившуюся грудь Матсумото-сан. Его мысли были заняты Иноуэ. И все-таки взгляд то и дело возвращался на полуобнаженную фигуру Сой Фон.
" - Что же произошло? На нас напали? Но почему не было слышно тревоги? И почему они так спокойно. Будто только что с тренировки..."

- Верно, Хисаги Шухей не получал приказания явиться на собрание, - произнес, наконец, квинси, как-то задумчиво растягивая слова.
Он начинал нервничать. Слишком неприятно складывалась комбинация карт. Слишком много неоткрытых.
- Ишида-тайчо, - ледяной голос буквально обжег сознание, и Ишида едва не вздрогнул. Мысли о случившемся разом перестали занимать его сознание и были выброшены так резко, точно морозной зимой распахнули окно.
- Ты настолько горд, что не счел нужным поздороваться с капитаном и лейтенантом?
Щеки юноши вспыхнули. Что-что, а настолько гордым он совсем не хотел казаться. Сильным и умным, а, главное, взрослым - да, но никак не гордым, во всяком случае в данной ситуации.

- А...простите, я... я просто задумался. Прошу меня извинить. - В тот же миг юноша поклонился Сой Фон.
- Кемпачи-тайчо, - теперь поклон был адресован грозному капитану. – Я задумался, потому что..., - Ишида на секунду замолчал, собираясь с мыслями, а затем продолжил:
- Хотя бы потому, что на собрание не должны быть приглашены лейтенанты. И я посчитал, что что-то случилось... Однако, наверное, это не мое дело. Как и то, что ваша одежда странным образом изорвана, а на..., - Ишида чуть покраснел, - теле ссадины. Иными словами, прошу простить мою невежливость.
Ишида поправил очки и поспешно отвернулся, чтобы Сой Фон не подумала, что он ее рассматривал.

Отредактировано Uryuu Ishida (2009-01-12 22:11:29)

+2

17

В зал для собраний мало-помалу начали подтягиваться и остальные капитаны, исключение составляла только лейтенант Сой Фон, но заморочиваться по этому поводу Абарай не стал. Он сам, был еще новичком в трудном тайчовском деле, почему лейтенант здесь, красноволосый тайчо был уверен, вскоре станет понятно и так.  С непривычки в столь серьезной обстановки, Ренджи молчал, только кивками поприветствовав вошедших шинигами. Роскошная женщина Рангику-сан, своим появлением заставила чуть дольше задержать на себе взгляд, далее последовала Орихимэ, неловко шлепая разорванной гета.

" - Да че они так возятся. Взял – понес. Чего уж там…"- с небольшим раздражением подумал Ренджи, который без особой любви относился к бабской возне.

Компания подбиралась самая подходящая для беседы, не придется больше слушать заунывных речей молодого квинси, и как факт, это расслабляло и добавляло уверенности в себе. Абараи наконец-то отлип от стены, которую поддерживал с тех пор, как Урью начал глотать слова, то бледнея, то краснея при виде новых капитанов. Появление Сой Фон и Зараки вместе, могло бы вызвать какие-то неправильные подозрения, если бы Ренджи это интересовало, а вид прибывших, мог означать только то, что где-то устаивали хорошая встряска. Абараи уныло подумал о том, когда ему в последний раз удавалось так порезвится, выпустить Забимару и задать кому-нибудь отличную трепку.

" - Да, не те времена, не те. Ичиго, рыжеволосый идиот, как же нам тебя не хватает здесь" - в очередной раз недовольно подумал капитан дозорного отряда и решил не вылезать из темного угла, пока не появится тот, которого он так долго ждал.
Ренджи не учел, что внезапная тишина в помещении, не прерываемая его, громкими и далеко не всегда умными замечаниями, может наоборот привлечь внимания шинигами, привыкшим, к несколько иному его поведению.

Абарай хотел было ответить на вопрос Зараки-тайчо, ведь, кажется, ему одному было известно все подробности недавнего происшествия, связанного с возвращением «заблудшего экс-капитана», но какой бы информацией Ренджи не обладал, а выкладывать что-то до собрания было рано – сами все скажут. Единственное, что его интересовало – кто же заменит сотайчо на собрании, ведь, Хитсугайа-тайчо находился в госпитале.

- Абараи, у меня есть для тебя персональное задание, которое бы хотелось выдать тебе до того, как начнется собрание, и отказов я не принимаю. Как ты мог уже заметить, у Орихиме порвались гета, а поэтому она не сможет добраться до своего отряда сама, поэтому, Ты, должен будешь ее доставить. Все ясно?

- Так точно, Мацумото-тайчо. Понял. Доставим. – Ренджи с готовностью кивнул и ухмыльнулся, показывая всем видом, что проблем не будет. Затем снова попытался слиться со стеной, погружаясь в собственные мысли, изобилие которых, в последнее время удивляло.

Подавший голос Исида, не то, чтобы удивил красноволосого капитана, отогнав намечающиеся душекопания, но вызвал недоумение своей небывалой не уверенностью. Ренджи не мог определится, - ему показалось, или квинси волнуется?
" – Нет, точно волнуется. С чего бы это?"

+1

18

От резких слов и холодных взглядов становится неуютно, пусто, горько. Такое ощущение, что комната собрания становится меньше, а все они – больше, и давят-давят друг на друга своими мыслями, фразами. Атмосфера электризуется, как будто будет гроза, и она будет, если разговор продолжится в таком же тоне. Мацумото лениво растекается по столу, своей улыбкой напоминая довольную, хитрую лису. Рыжая Лиса и Белый Лис. Девочка мечтательно улыбнулась, представив двух животных, греющихся на солнышке. А лису – мамой с пятью лисятами, а папу-лиса – принесшему кролика на обед. На кролике фантазия оборвалась. Глупо думать о таком, когда прекрасно знаешь, что две лисы – это две лисы, а люди, которые на них похожи, куда сложней и никогда не будут вместе. Замечтавшаяся Иноэ даже пропустила момент, на котором разговор перешел с «угрозы» подобрать новую обувь на более существенное:
-Что? Я.. нет, не надо! Не стоит, - она панически посмотрела на Абарая, как будто тот собирался прямо сейчас взять ее на руки и унести из комнаты, не пустив на собрание, - Я и сама могу дойти, честное слово! - пальчик ноги неловко колупает трещинку в полу. Они уже озябли, а на дорогах много камней, но все же – на руках… Она же тяжелая! Точно тяжелая! Смущенный серый взгляд скользнул по красным волосам и снова уперся в пол, - Я тяжелая, Ренджи-кун… Спасибо.
Конечно, не приятно когда тебя будут нести на руках, словно она сама ходить не может, но Химэ была благодарна. И Рангику-сан, которая опять всеми силами старалась ее подбодрить и поддержать, и Ренджи, за то что всегда откликался, и даже Исиде, за его молчание. Она скажет им все, позже, после собрания. Позже, но не сейчас. Сейчас она бы снова расплакалась, задай ей хоть кто-нибудь, хоть еще один вопрос.

- Д-да, конечно, нужно всех подождать, - она немного покусала губу, собираясь с мыслями, - Но… Я думаю, Комамура-сан приведет с собой Хитсугаю-куна. С остальными я не знаю. Бабочки же всем разослали? Да? И… хм… лейтенантам тоже надо будет сообщить результат собрания, а так же думаю, мы должны будет всем сказать его причину, - она нахмурила тонкие брови. С одной стороны она не должна была ничего говорить, с другой стороны это было нечестным по отношению ко всем остальным. Неведение – приятно, но не всегда. Сегодня она убедилась в этом на собственном опыте и не могла сказать, что была бы рада и счастлива продолжая мучится от неизвестности. Теперь стало проще, теперь она могла оплакать свое горе и жить дальше. Это самообман, то что называется «чистая совесть», это необходимость и ложь самой себе, но.. Так уж устроены люди, что им так важны эти ничтожные оправдания.

Взгляд девушки-кореянки пробирает до костей. А из словесной перепалки и ледяных взглядов, которыми она наградила Рангику-сан, Иноэ поняла что вместе Сой Фон и Зараки появились вместе не просто так, а еще и Исида-кун… Густо покраснев, девушка опустила глаза и быстро подошла к юноше, беря его за руку и отгораживая от внимательных глаз лейтенанта:
- Исида-кун еще раз извинится, за бестактный вопрос по поводу вашей одежды, - на ногу парню она все же наступила, делая большие глаза и только что руками не махая, чтобы сказать «молчи, бака!», - И.. и всего остального тоже. Дела отряда разведки – это ведь дела отряда разведки, мы не должны знать про них, а вы не должны рассказывать... - Тихо вздохнув, девушка поворачивается лицом к другу, внимательно и серьезно на него глядя:
- Молчи, Исида-кун! – тихий-тихий, рассерженный шепот, - Ты же ее смущаешь! Это неприлично напоминать девушке про ее … личные отношения!

+1

19

Кенпачи с кислым выражением лица оглядывал присутствующих. В отличие от некоторых, он совершенно не ощущал той ауры уныния, что сейчас повисла в зале собраний. Но одно капитан уловил точно - тема сегодняшнего собрания такой же секрет для остальных, как и для него.
Черт. Столько головастых, и хоть бы кто был в курсе... - недовольно подумал шинигами, сжимая пальцы на рукояти безымянного чудовища, которое какой-то умник в древние времена окрестил сложным словом "зампакто". Делать нечего, придется торчать в этой сырой пещере до тех пор, пока не появится личность "того кто знает".
Значит вся надежда на то, что малыш Хицугая не будет опаздывать. Но на хороший бой все меньше надежды - не станет со-тайчо опаздывать, если враг у ворот и срочно нужны крепкие ребята на разборки...
Разочарованно выдохнув, Кенпачи уже подумывал над тем, чтобы заснуть прямо тут, не сходя с места. Хотя была еще одна интересная мыслишка - немного подзадорить Абарая, тот вряд ли откажется от хорошей схватки. С другой стороны, велик риск того, что некоторые противящиеся насилию дамы кинутся разнимать "дуэлянтов"... Причем применят слезные уговоры и жалостливые глаза, а подобные женские выкрутасы Кенпачи терпеть не мог.
От простых, но приятных мыслей о взаимном веселье с Абараем, Зараки отвлек голос Матсумото Рангику. Эта женщина обладала исключительной способностью вырывать из раздумий любого человека. Как метко говорили мужчины: "Ее трудно не заметить или проигнорировать".
- Помятые? - Кенпачи склонил голову, чтобы лучше рассмотреть свой торс, но ничего кроме многочисленных, местами еще не до конца заживших, шрамов не увидел. - Да ну, ерунда. Две битвы подряд несколько развлекли меня, но никакого серьезного вреда я не получил... Тип из Эспады вообще сильно меня разочаровал... - то, что Рангику скорее всего имела ввиду потрепанную одежду, капитану как-то не пришло в голову. Он честно искал вмятины на своем богатырском теле.
Постепенно народ в зале оживлялся, небольшой переполох возник вокруг Исиды и Ренджи, в основном, стараниями Орихиме. К слову, ее слова заставили сурового шинигами из боевого отряда задуматься о чем-то кроме всепоглощающей скуки и кровавых битв. Кен-тян с философским видом почесал в затылке, взгляд капитана оценивающе "измерил" Иноуэ.
- Ты едва-едва тяжелей Ячиру, малышка, думаю Ренджи тебя легко утащит, - сообщил Кенпачи рыжеволосой, решив таким образом ее приободрить. Затем, то ли в доказательство своих слов, то ли просто от "благородного порыва души", подошел к Абараю и от всей души хлопнул того по плечу. О полумерах Зараки имел весьма смутное представление, поэтому чудо что капитан дозорных не ушел на метр под землю.
- Что-то ты совсем раскис... - произнес шинигами, обращаясь к Ренджи. Хотя тот и стал капитаном, отношение Кенпачи к нему мало изменилось. - Как думаешь, долго мы будем морится в этой норе, не имея возможности нормально повеселится?
На этом запас красноречивости Зараки явно иссяк, и он вновь стал задумываться где бы прилечь отдохнуть. Разговоры уже порядком утомили тайчо пятого отряда.
Для начала Кенпачи просто прислонился к стене, заставив ту основательно встряхнутся. Откуда-то с потолка прилетела пара мелких камешков.
Эта крысиная дыра уже разваливается на кусочки, - хмыкнув, подумал Зараки, лениво потягиваясь и разминая суставы. В этом забытом солнцем месте капитану было крайне неуютно, приходилось сковывать собственные движения, из опаски кого-нибудь задеть. Страшно представить, что случится если арранкары найдут подземный город и совершат вылазку. Тогда тоннели неминуемо пострадают, причем, в основном благодаря Кенпачи, который в разгаре битвы мог разрушить что-нибудь важное и не заметить.
А не пустить его в бой... Кто рискнет?

Отредактировано Zaraki Kenpachi (2009-01-23 23:40:50)

+1

20

- Ну почему же не должно? - Девушка, как ни в чем небывало строила невинные глазки, глядя прямо на лейтенантку разведки. Ее же глаза прямо так и сверкали, грозящиеся убить прямо здесь и прямо сейчас одним только своим взглядом. - Хотя… - Матсумото растягивала слова, - конечно, может быть и не должно, - то и дело, делая выжидательные паузы, - но это же не значит, - что бы понаблюдать за реакцией, - что мне не  интересно. - И вновь яркие искорки в глазах, так и плясали вместе со словами. Не то чтобы у капитана мобильного отряда отсутствовал инстинкт самосохранения, просто она была уверенна в собственной безопасности, что давало полную в себе уверенность. И все же ей было ну очень интересно, что же все-таки будет дальше. Поэтому и острые взгляды Сой Фон пролетели мимо нее, попадая в одну лишь стену, которой в принципе было все равно.
- К тому же, вдруг это может быть связано с безопасностью нашего города… -на варьировала словами, чтобы притупить несколько чужую бдительность, на сколько это было возможно, а голос так же вкрадчив. - Ваше появление  вместе, - «если вы понимаете, о чем я говорю», - наверняка все это не спроста, или вы что-то скрываете от нас? - А тут так и хотелось подойти и подтолкнуть, на получение компрометирующих фактов, но Рангику пока давала девушке возможность проколоться и признаться самой.
Все действительно можно было свети к обыкновенному заданию, но Рангику никогда не видела и не слышала о том, что бы разведка и боевой отряд ходили на задания вместе. Каждый из них специализировался на убийстве, и как ей казалось не нуждались в помощи друг друга… Поэтому здесь наверняка должно было быть что-то еще, и она намеревалась это раскрыть.

Иноуэ же смущалась по всяким пустякам, по поводу и без него, ее так просто было заставить покраснеть. Ее широко раскрытые глазки, круглое личико и панический взгляд так и просят «поиздеваться». – Орихиме, девушка не может быть тяжелой! -Рангику говорила это тоном, разъясняющим молодой девушке главное истины женской сущности, в особенности в отношении мужчины и женщины. - Тем более для мужчины. Да и Абараи у нас парень крепкий. - Механичными движениями она помахивала ручкой вверх-вниз, подтверждая подобным образом, что все в порядке. - Так что не стоит беспокоиться по пустякам. Да и твоим ножкам на пользу не пойдет, щеголянье босиком по каменным дорогам. - Она подмигнула девушке, а Ренджи посылая взгляд «И ни дай Ками-сама (нет, не Айзен, предатель очкарик), с ней что-нибудь случится по дороге»

Матсумото была уверена в том что, кто-то из присутствующих также как и она с Иноуэ, должен был знать о причине столь срочного  собрания, но вслух так никто и не высказался.
Довольно сложно держать эмоции в себе, особенно когда знаешь, о чем идет речь. Но сообщать об этом самой абсолютно не хотелось, будто это касалось только ее и никого более, но ведь это было не так. Так же она была практически уверена, что ни во что хорошее это не выльется. Большинство потребуют казни, и не дай Бог, если на этом все и остановятся, потому что она не знала что ей делать в таком случае не желательного для нее решения. И сейчас ей было очень страшно, страшно оттого, что могло бы произойти, но на данный момент ей только и оставалось что ждать, ждать и надеяться на лучшее, ждать и делать вид, что ничего не происходит…
- Будь немного спокойнее Иноуэ, не волнуйся так об этом. - Мягкая улыбка, обращенная к девочке. - Когда собрание наконец состоится тогда и будем решать, о чем сообщать стоит и о чем не стоит, а так же кому… - «То что Гин здесь, естественно не останется тайной, по крайней мере среди старших офицеров, но» - стоит ли сообщать всем остальным, покажет исход собрания и наличие проблемы в частности. - «Все же, Гин является предателем, и вряд ли  многим понравится его присутствие. Может возникнуть волнение. Город все еще не в лучшем состоянии, многие еще даже не оправились от того, что произошло три года назад, поэтому возможно, придется скрыть это на сколько это представится возможным.»- Но, все, все равно узнают, рано, или поздно… - «Все равно нет смысла говорить о том что мы будем делать, ведь это совсем не от нас зависит. Нужно просто немного подождать.»

- Пара битв? Такое заявление заставило встрепенуться и задуматься о смысле сказанного. - Вы с кем-то бились, Зараки-тайчо? «И вряд ли это был обычный пустой... Что бы пустой побил Кемпачи, да эту шутку только новичкам рассказывать». - Эспады? Вы успели подраться эспадой?? - А вот здесь уже появилось место удивлению. - Надеюсь, это не значит, что на нас уже напали. - Рангику не была сторонником любителей битв, поэтому ей искренне хотелось, что бы это оказалось неправдой. «Хотя если Кемпачи так спокоен  и уже здесь, то волноваться наверное нечего. Все-таки это был Зараки, и вряд ли он так просто отпустит врага. Но что явилось причиной? Где и как они встретились? Надеюсь что подземный город еще не обнаружен, а то не думаю, что шинигами уже готовы раскрыть свое местоположение». - Может, расскажете поподробнее? - Не то что бы девушке сильно хотелось это услышать, но подобный рассказ мог привнести некоторые, волнующие незнающих людей, ясности. Да и отвлечет от слишком ранних вопросов о Причине собрания, которые так и блуждают по залу совещаний.

Эх… Сой Фон хоть и стала снова лейтенантом, а характер у нее от этого не изменился, так же как и командный тон.
- Зачем же так резко, Сой  Фон–фукутайчо? К чему такие формальности? Здесь же все свои. - Она проговорила это, растягивая губы в широкой улыбке. - Вам стоит быть немного проще. - Как удивительно просто было говорить сейчас об этом. Ведь раньше было все наоборот, Матсумото была лейтенантом, а Сой Фон капитаном. И всякого подобного рода речи чем-то да могли грозить рыжеволосой девушке, но теперь же все было наоборот, и почему бы ей этим не воспользоваться?

0

21

Сой оказалась в объятьях раздражающего внимания, взглядов, все это заставляло чувствовать себя не комфортно, но главное вызывало легкое провокационное смущение. В такие минуты лейтенант выглядит просто очаровательно, словно маленький котенок.
Девушка не привыкла быть в центре всеобщего внимания, но по “закону подлости”, когда чего-то не хочешь всегда(!) получается с математической точностью до тысячных наоборот. Сой Фон пока была спокойна, все так же невозмутима, но раздражение подкатывало медленно, словно ненавязчивой поволокой окутывало сознание и как твой верный друг не отпускало дальше, чем положено, напоминая о твоих “дружеских обязанностях”.
Взгляд темных глаз переходит на краснеющего мальчишку, его реакция слегка озадачила, но Сой все также была невозмутима. Его поклон вызвал удивленное скольжение правой брови вверх, не более. В силу не опытности лет Исида словесно на перевес со смущенным взглядом прошелся по внешнему виду лейтенанта, что совершенно не способно ее ввести в краску, Сой всегда в этом виде тренирует шунко и глаз на тренировочной площадке раз в “цать” больше чем здесь, однозначно. Но ситуация все же щекотливая...На лице девушки запечатлелась фраза: “Какого черта?!” С губ же слетает, сухое, лишь:
-Верно, это не твое дело. – Сой не любит повторяться, говорить одно и то же дважды, но...приходится, а это раздражает еще сильнее, подобно затянувшейся болезни, от которой не избавишься лишь одним хотением.
В разговор, подобно неаккуратному ветерку вклинивается заалевшая Иноуэ. Сой не то, чтобы не хотела ее видеть, она всего лишь не хочет привлекать к себе столько лишнего, не нужного внимания, но как всегда бывает “дерьмо случается”...уже второй раз ...Скорее от вновь неожиданных извинений Сой пару секунд ошеломленно смотрит на развернувшийся спектакль. Затем лицо девушки изобличает картину: “What the fuck!!?” – Да, что это такое?! Зараза такая! Почему не пристают к Зараки?! Почему лезут ко мне?! Еще эта Матсумото...убью...
Сой возмущенно подпирает лоб ладошкой, опираясь на стол, пряча под волосами слегка заалевшие щеки. Она не привыкла принимать извинения в таких формах...
-Извинения приняты, - хмуро буркнула лейтенантка из-под руки, справившись со смущением, вновь достойно поднимает голову.
-Да, лучше молчать...Оба!!- фраза прозвучала резко, как экстренная угроза, неожиданно для нее самой. Их громкий шепот, похожий скорее на громкую речь в тихой аудитории на экзамене, уже надоел. И если они не замолчат, то девушка с косичками их заставит, довольно резко и неприятно, все имеет свои рамки...
Оживление в дальнем ранее молчавшем углу вызвало только искреннюю благодарность в глубине души к Абараю. Он единственный молчаливо поздоровался и не уделял лишнего внимания ей.
-Распоряжение о степени конфиденциальности информации даст со-тайчо, - продолжая тему Орихиме о лейтенантах и результатах собрания. Другой вопрос, что девушки говорили в контексте о разном...
Сой старалась не пересекаться взглядом с Зараки и не видеть того, что она с ним сделала и тем более контактировать, боясь залиться смущенным румянцем. Неуемная Матсумото теперь намеревалась “допытать” бывшего кэпа 11ого отряда на предмет провокаций. Сой же уперто изучала стол, но не слышать людей, находящихся с тобой в одном помещении невозможно. Фраза о двух битвах и Сой уже вновь хочет искренне медленно решить жизни это любопытное существо с невинным личиком, как у младенца. Выжидательные паузы и намеренное растягивание слов никак не повлияли на вспыльчивую особу, кто-кто а она как никто другой знает, что такое на самом деле по-настоящему ждать...по многим причинам, одна из них – Йоруичи...
Сой Фон хладнокровно выслушала речь Матсумото, фразы о пустом интересе однозначно игнорируются. Миссии засекречены, отряд закрытый, если происходит утечка информации, не важно, каковы причины, лечение одно – смерть. Сой беспокоилась явно не о продолжительности жизни Рангику.
- Безопасностью города занимаются три отряда, включая наш - этого более чем достаточно, или ты сомневаешься в “нас”? – На фривольную девушку устремлен уже проверяющий и изучающий взгляд в унисон с серьезным тоном. В этом споре Рангику лучше не участвовать, хрупкий мостик можно с легкостью сломать. Сой Фон всегда действует по графе устава, неважно кто ты: капитан, лейтенант, либо же рядовой, если ты предатель, ты должен умереть.

____________________________________
Внешний вид: Растрепанные волосы. Одежда спец. отряда: топ и хакама, которые порваны по бокам. На запястьях свежие ссадины. Сзади на поясе закреплен занпакто.

+1

22

Ишида не любил быть в центре внимания. Куда спокойнее наблюдать со стороны, прислушиваясь к словам других и одновременно сохраняя свои мысли при себе. И обычно, юный квинси не давал повода интересоваться или как-то проявлять внимание к его персоне до тех пор, пока сам этого не хотел. В этот раз все вышло совсем иначе.
Сейчас, когда смущение исчезло, квинси начал рассматривать ситуацию несколько иначе.
Сой Фон..., будь Ишида менее вежливым, в мыслях он обязательно назвал бы ее своенравной стервой хотя бы за то, что она публично заставила его покраснеть. Кучики Бьякуя никогда бы не раскраснелся как школьник... Однако он никогда бы не забыл поздороваться, даже в подобной ситуации.
Нда, даже Ренджи... Даже Ренджи, похоже, заметил волнение молодого капитана. Что-то промелькнуло в его глазах? Удивление... Это плохо.
" - Я слишком рассеян... Меня окончательно выбило из колеи состояние Иноуэ. Тяжело видеть ее слезы... И будущая разборка с сотайчо... Мое нарушение наверняка огласят, и тогда позора не оберешься. Если я совершу ошибку, то на ее исправление мне понадобятся долгие годы...А еще Сой Фон... Во-первых, лейтенант не должен был являться, пускай она хоть трижды бывший капитан. Во-вторых, являться в таком виде... И в-третьих так дерзко воскликнуть о моем промахе, причем в корне переврав его. Я не хотел показаться гордым, просто, мои мысли были заняты не вновь прибывшими... Ладно, Ишида, нечего оправдывать собственную глупость. В следующий раз будешь внимательнее".

Но вот от маленькой мести квинси-таки не удержался, хоть и смутившись при этом, поинтересовался у Сой Фон причиной ее плачевного внешнего вида, да и присутствия на собрании в целом. Быть может, Ишида бы сказал еще что-то, если бы маленькая пяточка Иноуэ не отдавила ему ногу, едва не заставив квинси зашипеть сквозь зубы.
" - Бестактный вопрос? А не бестактно ли заявлять, будто бы я слишком гордый, чтобы поздороваться, причем превращая домысел в факт! Ладно, все равно, извинение – лучший способ оставить за собой последнее слово," - мысленно юноша все еще переживал неловкий момент, но виду не уже подавал. Лишь чуть хмурился, приняв серьезный вид.

Ага, теперь и Орихиме его решила воспитывать. Ну хорошо, ей можно, лишь бы она не расстраивалась. Иноуэ не хочет, чтобы Ишида продолжал эту тему с Сой Фон, но квинси и не собирался. Он лишь кивнул девушке, чтобы та не волновалась.
Зараки проигнорировал извинения квинси и попытку с ним поздороваться, чему Ишида весьма обрадовался – он не хотел снова привлекать к себе внимание. Зато теперь эстафетную палочку всеобщего интереса перехватила Матсумото. Эта красавица явно точила зубки на Сой Фон и не забыла воспользоваться ситуацией и подколоть бывшего капитана. Она напоминала сейчас лисицу. Вроде бы такая невинная, а цапнуть может, дай боже.
Обмен колкостями между Сой Фон и Матсумото как-то не особо тревожил Ишиду. Все равно до чего-то серьезного не дойдет. Эту перепалку квинси воспринимал скорее как шутку, которая должна была скрасить ожидание, нежели как что-то, из-за чего стоит переживать.
Ишиду больше интересовала та информация, которую знала Орихиме. А, главное, из какого источника.
Еще здесь дьявольски холодно. А Иноуэ стоит босиком на полу. Квинси не удержался и, наклонившись к уху девушки, прошептал:
- Давай я принесу тебе обувь. Ты простудишься, стоя на холодном полу.

Отредактировано Uryuu Ishida (2009-02-04 17:07:44)

+1

23

Куротсучи Маюри

-----> Казармы исследовательского отряда обеспечения

Когда бабочка буквально вырвала Маюри из лаборатории, он не размышлял о причине подобного хамства с её стороны. Разумеется, если срочное собрание капитанов - явиться на него налагалось срочно, но проблема в том, что всегда находился какой-нибудь идиот, из этой ничем серьезным незанятой толпы придурков, который считал, что его дела важнее и опаздывал (!), задерживая тем самым начало собрания. Куротсучи при этом буквально вынужден был бессмысленно тратить свое время на то, чтобы находиться в одной комнате и ждать, ждать, ждать!!! Больше всего на свете, ученый ненавидел придурков и бессмысленное ожидание! А тут эти два зла сталкивались, порождая целую цепочку бессмысленных и бесполезных ритуалов, от которых голова могла заболеть даже у пустого человека. Куротсучи же держал в ней целый ряд экспериментальных данных, просчитывая в уме возможные вариации так, чтобы по возвращению в лабораторию по возможности найти решение проблемы без лишних экспериментов и хоть как-то скомпенсировать ту вынужденную паузу, которую вызвал прилет бабочки.
"- О чем это я?" - задался вопросом Куротсучи где-то на пути к залу собрания. "- Ах, да! Срочное собрание..."
Надо было признать, что собрания в НВС случались регулярно, но ничего серьезного там не решалось давно. Ну, скажите, что можно серьезно обсуждать в течение трехлетней изоляции от основной проблемы?! Самого Маюри такое положение дел вполне даже устраивало - пока он мог заниматься своими экспериментами, его мало волновало существование Готея-13 или же его остатков, но многие капитаны почему-то хотели изменить положение дел. Куротсучи искренне надеялся, что причиной собрания не станет очередной глупый план освобождения Сейретея.
"- Неужели было так сложно сообщить причину подобной срочности?!" - скрипел про себя ученый, рассчитывая на что-нибудь экстраординарное.

- И, разумеется, они опаздывают! - объявил Куротсучи, оглядывая присутствующих так, будто бы задержка Кучики, Исе и Хитсугаи было вещью совершенно привычной, надоедливой и доставшей до самого мозга костей. Комамуру он даже как-то не посчитал, полагая, что он явится или не явится с сотайчо. - Что же, это естественно... По-крайней мере, можно рассчитывать на то, что они не будут тянуть слишком долго с началом собрания, - продолжал Маюри свой монолог, намекая на обычных опаздывающих, и, не удосужившись ни с кем поздороваться, продвинулся к своему месту.

"- Жаль, что мне не позволили исследовать её способности... Интересный экземпляр, очень интересный!" - думал Куротсучи, недобро глянув в сторону нынешнего капитана лечебного отряда. Рядом стоящий квинси тоже не вызывал приятных воспоминаний, но Маюри, сбитый каким-то неожиданным непорядком, мысленно переметнулся уже к другому объекту. Оглядев присутствующих ещё раз, останавливаясь на лице каждого, ученый, в конце концов, выпучив глаза, уставился на Сой Фон.
- Впрочем, неважно, - решил капитан исследовательского отряда, наконец, занявший свое место. Интересные задачи интересно решать только в случае, если это действительно интересно. Присутствие лейтенанта разведки при отсутствующем капитане говорило только одно - Шихоуин Йороучи опять с какой-то задачей покинула город.

Не желая показывать свое незнание, Куротсучи не задавался вслух вопросом о причинах собрания. Так или иначе, оговорится ли кто-нибудь из присутствующих или же явится наконец главная тройка, но Маюри узнает, зачем была прислана эта бабочка.

+1

24

До зала собраний Бьякуя добрался, сопровождающий щекочущим чувством раздражения: перед самым выходом из отряда, его поймал офицер с докладом о поломке осветительных шаров в западном районе. Офицер был из тех людей, от которых так просто не отделаешься, да и сообщение было довольно серьёзным, так что Бьякуя выслушал доклад сдержав раздражение, и постарался как можно быстрее спровадить офицера в Исследовательский отряд. Однако. быстро не получилось: пришлось возвращаться в кабинет и писать запрос на выдачу в двух экземплярах.
Немудрено, что любящий точность Кучики прибыл на совет в далеко не радужном настроении. Казалось бы, происшествие с офицером было мелочью, но эта мелочь вклинилась в его планы, а этого капитан не любил. Не любил он также и опаздывать, но ощущал, что, раз Исэ доложила ему о собрании в последнюю очередь, опоздание неминуемо.
" - Опоздает ли Абарай? Прийти позже него... Не то чтобы это так сильно меня волновало, но в этом прослеживается определённая ирония. Нет, он наверняка опоздает. Ренджи всё время что-то задерживает: тренировка, похмелье, очереди в парикмахерскую..."
Вспомнив о случае с парикмахерской, Бьякуя не смог сдержать улыбку. Очень уж забавное было у Ренджи лицо, когда он понял, что капитан шутит. Воспоминание об этом почему-то грело душу.
" - Всё-таки, в наших отношениях были и положительные моменты, которые приятно воскресить в памяти. Но их очень мало, не знаю даже, к сожалению, или к счастью... В конце-концов, он был моим лейтенантом так недолго, что нам скорее вредно иметь общие воспоминания. Ведь нас больше ничего не связывает..."
Он в шунпо перелетел с крыши на крышу, и, спрыгнув вниз, приземлился перед дверями Зала, изрядно перепугав часовых. Их можно было понять: сложно не испугаться, когда  тебя перед носом буквально из неоткуда появляется невозмутимый Кучики Бьякуя. Шинигами, впрочем, быстро опомнились, с поклоном открыли двери, и капитан ступил в зал, против воли скользнув взглядом туда, где всегда стоял Ренджи. Абарай действительно пришёл раньше него. Все капитаны пришли раньше него, кроме, разумеется, Исэ Нанао.
" - Куротсучи, Зараки, Ишида, Матсумото, Иноэ, Ренджи, Сой Фон... Сой Фон?"
Лейтенантам можно было находиться на совете только в экстренных ситуациях, и появление Сой Фон Бьякую насторожило. Быстрее молнии пронеслась мысль, от которой сердце на секунду ухнуло куда-то вниз, к желудку:
" - Что-то с... этой женщиной?"
Не то чтобы Бьякуя так уж переживал за Йоруичи: он всегда был уверен, что адская кошка выберется из любой неприятности, но гибель Укитаке и Кёраку наглядно показала ему, что люди, которых ты считаешь вечными ин езаменимыми очень часто такими совсем не являются...
Капитан прошёл мимо капитанов  и, встав во главе стола, не очень заботясь о том, слушает ли его кто-нибудь. начал не громко, но отчётливо:
-  Добрый день, господа капитаны. Полагаю, собрание можно считать открытым. - И, пресекая возражения и ропот, пояснил: - Сотайчо не может присутствовать, но в сложившейся ситуации, промедление для нас смерти подобно.  - Бьякуя обвёл капитанов острым стальным взглядом. - Сегодня должна решиться судьба предателя Ичимару, который был схвачен утром в Южной системе тоннелей. - Капитан выдержал небольшую паузу и продолжил. -  Он прибудет в зал собраний, и вы будете вольны задавать ему любые вопросы, в рамках темы конечно же. Если по окончании беседы с Ичимару вы будете сомневаться в том, какой приговор ему вынести, мы решим дело голосованием.
И прежде, чем выслушать ваши вопросы и предложения, я хотел бы узнать, по какой причине здесь находится Сой Фон-фукутайчо?

Кучики сделал особое ударение на слово "фукутайчо", и замолчал, ожидая ответа Сой Фон. Он рад был воспользоваться передышкой, потому что чем больше говорил, тем большую неуверенность чувствовал. Он привык обходиться минимумом слов при максимуме дела, и потому сейчас ему казалось, будто он говорит совсем не то, что нужно.
" - Спокойно. Мне не шестнадцать лет, я - взрослый, уважаемый человек, с чьим мнением считаются, и то, что сейчас я делаю практически противозаконное дело и нахожусь, мягко говоря, не на своём месте, смущать меня не должно."

0

25

Рыжеволосая казалась какой-то особенно рассеянной и задумчивой, " может она переживает по поводу сотайчо? Возможно. Вот уж мне эти девушки." – немного озадачено, но с улыбкой подумал Ренджи, которого позабавили слова Орихимэ. Девчушка весила не больше, чем Забимару в шикае, скорей всего меньше, и туда же,  куда и её сверстницы, да он без таких как Иноуэ хоть пачку понесет без проблем и особых усилий. Чем-чем, а проблемой веса капитан дозорного отряда никогда не интересовался, то ли дело Омаэда, который, при таком-то капитане, мог бы.  Абараи сосредоточено посмотрел на рыжую девушку:
-  Я же сказал, что понесу, химэ, не босиком же топать, да еще по каменному полу,  так не пойдет. – в этом он был полностью согласен с Матсумото. Абараи выразительно посмотрел на девушку, пытаясь показать, что это его не отяготит, доставит в отряд и всё, - вопрос решен. Если бы не собрание, подумал Ренджи, он бы её давно отвел в казарму, потому, что видимо из-за переживаний, связных с последними событиями, Орихимэ выглядела подавленной, и возникало желание чем-то отвлечь её от мыслей.

После дружеского жеста Кенпачи, Реджи едва устоял на ногах и был не вполне уверен о целости всех своих костей, потому, что «от души» это значит, что Зараки решил вмазать неслабо. За то время, пока Абараи служил в одиннадцатом отряде он привык к различного рода шуткам капитана, после которых основной состав мог лишиться пары-тройки зубов, заняться сборкой стен, окружающих территорию казарм, либо залечивать синяки и ссадины от одного похвального похлопывания хорошо настроенного Зараки-тайчо. На этот раз, кажется, кости остались целы, потому у  капитана дозорного отряда хватило сил, приветливо оскалился, но он решил не поддерживать идею насчет «повеселиться», поскольку это предполагало провести «весело» время с капитаном одиннадцатого отряда и, как минимум,  выжить.
- Тайчо, я каждый раз задаю себе тот же вопрос, и пока ничего не изменилось. – Ренджи озадачено осмотрел на толпу присутствующих. – Но, кажется, так будет не долго.  Я на это надеюсь.

Красноволосый шинигами уловил несколько предгрозовую атмосферу между Матсумото и Сой Фон, потому лезть не стал, наблюдая за странным поведением квинси, который никак не мог успокоиться.
" - Да что он, мэнос дери, скрывает?!"- темноволосый парень нерешительно стоял в стороне, о чем-то серьезно задумавшись. Некоторое время это вопрос живо заинтересовал Абарая но, не найдя подходящего ответа, решил, что Исида просто зря волнуется, потому красноволосый только безразлично прилип к стене, в ожидании, что же будет дальше и кто.

Следующим появился Куротсучи-тайчо, Ренджи неприятно поёжило, капитан двенадцатого не вызывал у него приятных или близких к тому ощущений, что было закономерно, пожалуй, для всего Сейрейтея. Удивительным было еще то, что ученый не сказал чего-нибудь в своем духе типа о сборище придурков, из-за которых он должен был  прийти, да еще и раньше, чем собрался полный капитанский состав. В общем, это никак не касалось Ренджи, но собрание затягивалось, так и не начавшись, потому приходилось разделить, известное каждому, мнение капитана двенадцатого отряда, что зря тратить время - бессмысленно.

Все предыдущие мысли, слова и бдения без толку, мгновенно расселись при появлении Кучики Бьякуи. Сердце глухо ухнуло, и Ренджи нервно сглотнул от одного холодного взгляда стального цвета глаз. Как он мог забыть, что Кучики-тайчо тоже придет, и Абараи, конечно же, снова будет не в состоянии успокоиться, заставить себя не смотреть в сторону бывшего капитана и не надеяться, что тот удостоит его вниманием более, чем слова приветствия. Почему-то, не смотря на то, что капитан дозорного отряда имел полное право быть на собрании, он чувствовал себя неловко. Совсем как тот мальчишка, которым он был в Академии, да и то, казалось, что тогда Ренджи меньше всего волновала уместность его присутствия. Теперь же, бывший капитан, словно еще больше вгонял его в смущение, увеличивая расстояние когда-то близких по службе шинигами. Абараи расхотелось веселья, лишь бы не заметил, не придал значения, слиться со стенкой, провалиться сквозь землю только не острый, надменный взгляд. Ренджи попытался незаметно стушеваться, хотя понимал, что это невозможно ему придется доложить обстановку и без всеобщего внимания не обойтись, потому он, собрав свою решительность в кулак, обратился к новоприбывшему капитану:

- Кучики-тайчо, на собрании должны присутствовать все капитаны, мне кажется Сой Фон-фукутайчо заменяет Йоруичи-химэ, я прав? - Абараи нахмурился и вопросительно посмотрел на девушку, хотя в душе уже сам был не рад, что решил первым ввязаться в разговор.

Отредактировано Abarai Renji (2009-02-22 05:00:40)

+1

26

- И вы туда же Зараки-сан, - Химэ нервно замахала руками на подобие крыльев птички, - Вы просто сильный очень, поэтому и кажется, что не тяжелая! А к Ячиру-чан вы привыкли, а Ренджи-сан нет! - Он волнения она всегда начинала запинаться и путать слова, а когда поймала на себе оценивающий взгляд Абарая, то и вовсе залилась краской, благодаря всех известных ей богов, что хаори у нее большая и бесформенная, полностью скрывает фигуру от чужих глаз. Девушка подавила тяжелый вздох, и согласно кивнула головой – дальше спорить было глупо, тем более, что ее мнением похоже не особо интересовались.
«Уууу, и Рангику-сан и Ренджи-сан сговорились, - с тоской думала Химэ ловя озорной взгляд Мацумото, - Нарочно что ли? Хотя.. Тогда можно будет рассказать Ренджи-сану про Куросаки-куна. Наверное, он захочет знать, да и передаст все Рукии-сан…» Нет, девушка была совсем не болтлива, и именно поэтому и не рассказала сразу причину собрания, решив, что старшие лучше знают, да и это действительно было не ее дело, но… С Ичиго все было по-другому. Он был их другом… когда-то был. Они все должны знать. Настороженный серый взгляд скользнул по кончикам красных волос, как всегда поддерживаемых банданой и переметнулся на лейтенанта отряда разведки, а с нее – обратно на Рангику. Тяжелую фиолетовую ауру, витающую между этими двумя, казалось  можно было потрогать и понюхать. Атмосфера пахла порохом и озоном. И накалялась, накалялась. До бела. Или докрасна. Между Рангику и Сой Фон летали самые настоящие молнии. Правда, были они в реале, или все же это была только игра ее воображения, Иноэ с полной уверенностью сказать не могла. Но воображение чудесно рисовало вырывающиеся из зрачков молнии со злобным шипением сталкивающиеся друг с другом, а еще и Исида-кун…

- Мне не холодно, - честно соврала Иноэ, беря квинси за руки и приподнимаясь на цыпочки, чтобы можно было шептать на ухо, так чтобы девушка-лейтенант их не услышала, - Важно совсем другое! Понимаешь Исида-кун, лейтенанту Сой Фон нравится капитан Зараки! Но Зараки-тайчо любит только битвы и Ичиго, поэтому и гонялся за ним всегда по Сейрентею. Но Ичиго он любит, потому что он сильный, мне это Ячиру-чан сказала. Наверное, Сой Фон-сан тоже решила показать Зараки-сану, что они сильная и ее тоже нужно любить! Поэтому они и подрались – видишь, какие они потрепанные вернулись. Только конечно, она теперь стесняется! Так подраться – это все равно, что заниматься любовью, а Зараки-сан…
И все это громким шепотом. Дорассказать историю трагичной любви между капитаном и лейтенантом до конца она не успела, потому что в зале собрания появился еще один капитан. Маюри-тайчо. За три года Иноэ привыкла к ученому, но алчный и пронзительный взгляд, которым он ее всегда ощупывал при встрече, пронизывал до самых костей. Создавалось неприятно ощущение, что ты лежишь раздетой на чистом столе, а тебе делают рентген. Девушка невольно поежилась и сделала шаг назад, не в силах заставить себя выдавить приветствие, или хотя бы кивнуть из вежливости. Впрочем, понятие «вежливость» для бывшего капитана двенадцатого отряда видимо не существовало, но к постоянным гадостям, которые великий ученый считал общением с другими людьми, Иноэ тоже почти привыкла. Стало еще тоскливей и неуютней чем было. А потом… дверь неожиданно открылась, пропуская Кучики-тайчо. Девушка еще раз вздохнула и поклонилась в знак приветствия. Они сегодня уже встречались в госпитале, но тогда брат Рукии-сан не выглядел таким раздраженным, а еще его слова немного удивили Иноэ:

- Кучики-сан, - можно выглядеть сколько угодно наивной, можно быть слабой, но сейчас она одно знала совершенно точно – а именно то, что с Тоуширо-куном все в полном порядке. Она ведь вылечила его! - Простите, но вы сказали, что со-тайчо не будет. Почему? Он же уже совершенно здоров? Что-то случилось еще?
«Этого не может быть» - в голове птицами проносились мысли, - «С Широ-куном же все было в порядке когда я уходила, и Комамуры-сан нету… Надеюсь, с ними все в порядке. Ичимару-сан ведь был в камере. Он ведь и остался в камере? Остался же?»…

Отредактировано Inoue Orihime (2009-02-19 17:18:39)

+1

27

Ну конечно же, никто ничего не знает. Зря так рано пришли, стоило еще малость поразвлечься, - подумал Зараки, ощущая, как каменная стена слегка холодит спину. Он уже начинал жалеть, что защитный купол Сой треснул, впустив в непосредственную близость к "сладкой парочке" сначала бабочку, а затем и девушек-шинигами. - Терпеть не могу пустые разговоры. Это подходит женщинам, но никак не мужчинам.
Однако, даже суровый капитан боевого отряда был вынужден вклиниться в беседу - во-первых, чтобы банально не помереть от скуки (хотя, вероятнее было то, что Кенпачи просто заснет, стоя у стены), а во-вторых потому что расспрашивала его Рангику. Эта женщина не отстанет, даже если не получит ответа. Стоило удовлетворить ее любопытство, только для того, чтобы затем долго наслаждаться тишиной, не разрываемой звонким женским голосом. По крайней мере, когда Мацумото переключится на другого собеседника, на ее слова можно будет не обращать внимания.
- Да, это точно был Эспада. Я почти не сдерживал себя, а он не рассыпался после первых ударов, как другие арранкаришки, - последнее слово Зараки произнес с презрением, но без ненависти. Его расстраивал тот факт, что рядовые нумеросы и обычные Пустые - слабаки, но с другой стороны они более-менее могли развлечь кровожадного капитана. Если присутствовали в достаточном количестве.
И все же, ничто не сравнится с битвой против сильного противника. Тот, который при встрече с тобой хочет победить - и его желания основываются не на пустой самоуверенности. Кенпачи чувствовал, что недавний противник, долговязый Ннойтора, ничуть не слабее самого Зараки. Просто в тот раз обстоятельства были поголовно против последователя самопровозглашенного божка Айзена.
- Только номер он не сказал. Вернее, соврал что Первый, - Зараки хмыкнул, вспомнив хвастливое лицо соперника, его громкий крик, разрывающий вой метели и довольную ухмылку в пол-лица. - Но драться нормально не умел, может быть, из-за чертовой метели. Но все равно, это блошка никак не тянула на лидера Эспады.
Примеро Эспада... Дьявол, вот кого я хотел бы увидеть! - здесь слово "увидеть" недалеко отходило от "сразится". Если Кенпачи желал встретится с потенциальным противником, то точно не для душеспасительной беседы за чашкой горячего чая.
Взгляд капитана переместился на Орихиме, что-то бодро втолковывающую квинси. Как странно, Зараки почувствовал, что речь идет о нем, хотя уточнить он и не пытался - если хотят, пусть обсуждают, коли им это интересно. Почти сразу внимание мужчины переключилось на Сой Фон. Он не испытывал к ней какой-то симпатии или выходящего за рамки обычного интереса, просто приятно было вспомнить то, что между ними произошло, а стройненькая фигурка лейтенантши отлично способствовала развитию этих воспоминаний.
Открылась дверь, впустив в зал Куротсучи Маюри. Кенпачи даже не повернулся, чтобы посмотреть на ученого. От того кроме беспочвенного брюзжания по поводу отнятого у него драгоценного времени ожидать не приходилось. Однако за приходом Маюри последовало прибытие Кучики Бьякуи. Очередного "умника", но, пожалуй, самого адекватного из всех. Тем более, как и положено людям его класса, капитан градоуправления владел необходимой информацией. И даже сумел без лишних и пространных речей донести все насущное до собравшихся в зале шинигами.
Промедление смерти подобно? - в отличие от прочих, Кенпачи был бы не против немного помедлить и посмотреть, в каком виде за ним явится смерть. И, если поверить словам Бьякуи, неприятности сегодня улыбались по-лисьи.
Предатель Ичимару здесь? Хе-хе, любопытно. Надоело греться под рукой Айзена, решил переползти к нам? - на лице Зараки промелькнул интерес. К Гину он относился безразлично, до тех пор пока белый лис не подался к владыке арранкаров. С тех пор появился отличный повод скрестить клинки с Ичимару, который, по словам других капитанов, был очень и очень неслабым бойцом.
С Тоусеном я уже дрался... Едва-едва размял кости. Интересно, каков Ичимару в бою? Если такой же унылый, как его темнокожий дружок, то остается надеяться только на Примеро Эспаду и на Айзена...
Кенпачи оскалился. - Может, чтобы доказать свою невиновность, Лис попросит испытания боем? - вообще такой традиции не было в среде шинигами, но капитан боевого отряда был бы не против ее завести.

0

28

Тюремная камера Ичимару----> Исе Нанао, Ичимару Гин, Тайра Куроро
Тайра Куроро----> Приемная

Нанао старалась не обращать внимание на мурлычущего рядом лиса, но это было непросто. Как и ожидалось, маленький инцидент с цветами он не смог оставить незамеченным и тактично промолчать. Ичимару был совершенно бестактен.
" - Ну до чего же он…" - девушка даже слова подходящего не находила для того, чтобы описать свое возмущение, вызванное поведением пленника.
Покинув здание городской тюрьмы, конвой направился к штаб-квартире шинигами, где наряду с покоями сотайчо также находился ряд помещений, одним из которых был зал для собрания капитанов. В пути Исе-тайчо немного остыла после столь неловкого момента со злосчастными ландышами, и теперь в ее душе поселилось другое, тревожное, ощущение – как если бы она что-то упустила из виду, не заметила или просто закрыла на это глаза.
" - Совершенно глупые действия порой оказываются ширмой для действий куда более обдуманных," - промелькнула в голове мысль. Исе не верила. Не верила ни предателю Ичимару, ни бывшему предателю Урахаре.


Продвижению конвоя ничто не мешало. Обходя город со стороны гетто, маленький отряд не попадал на оживленные улицы города, наполненные шинигами, а встречавшимся на пути душам было абсолютно все равно, кого сопровождают военные, поэтому каких-либо волнений или лишней суеты удалось избежать.
" - Благополучно прибыли,"- подходя к двери Нанао выдохнула с облегчением, хотя расслабляться было еще рано. Ведь сейчас, там, внутри, находились восемь сильнейших шинигами, и было совершенно непонятно, как все обернется, а это заставляло нервные клети сворачиваться, образовывая в животе неприятный холодок. " – Все в сборе!"

- Из уважения к чести бывшего капитана… - проговорила Исе-тайчо, медленно подходя к Ичимару и глядя ему прямо в глаза. Пожалуй, для нее это было слишком смело, и даже дерзко. Вообще, многие ее сегодняшние поступки можно было бы назвать дерзостью, но Нанао пыталась заменить негативное слово на более мягкое – «решимость». Хотя долго смотреть с эти глаза-щелочки решимости не хватало, поэтому Исе продолжила немного тише и опустив глаза, - … и нашего возможного союзника.

С характерным звуком щелкнул замок на оковах, освобождая руки Гина, но Исе еще не спешила отходить. Понизив голос до тихого шепота, так, чтобы он был слышен только стоящему рядом Лису, она добавила:
- Ваше будущее в ваших…. свободных руках. Думайте, что говорить капитанам.
По коже пробежали мурашки. Наверное, сквозняки, плутавшие по подземному городу, и приносившие с собой запах снега с поверхности. Слишком долго длится эта зима, и шинигами уже так хочется перемен. Но за зимой никогда не наступит лето. Никогда. Сначала весна. Нестабильная погода. Череда сменяющихся холода и тепла. Журчащие ручьи соседствующие с прозрачными льдинками и редкими снежными шапками. Время перемен. В подземном городе давно ничего не менялось. Казалось, что уже целую вечность. Мрачный, темный мовзолей. Исе-тайчо не верила Ичимару… ни капли и ни на секунду. Она верила в то, что перемены должны быть к лучшему, хотя и страшно было представить, что с затхлым, могильным воздухом может смешаться запах свежей крови. Вот только чьей?

Тяжелая дверь бесшумно отварилась, впуская в зал тех, кого, по-видимому, уже заждались. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться на кого были сейчас устремлены восемь пар капитанских глаз. Мгновенно смолкшие разговоры и воцарившаяся тишина. Вот только продлится она не долго.
Обежав взглядом присутствующих, Нанао не нашла для себя ничего нового – именно такой состав капитанского Совета она ожидала увидеть.
" - Мы сделали все, что смогли. Комамура-тайчо извещен и если бы _Он_ был уже в состоянии… то пришел бы," - Нанао знала, что жизнь сотайчо была вне опасности – таланты главы медицинского отряда были известны всем – но на его появление она не наделась, по крайней мере, сейчас. И все равно какое-то нехорошее, тревожное, чувство билось в груди, пытаясь вырваться наружу волной паники. Собрание без сотайчо! Такого в подземном городе еще не было.

Поравнявшись с Кучики-тайчо и встав так, чтобы с двух сторон от предателя находились капитаны-советники (капитаны-бунтовщики!), Исе выдержала небольшую паузу и, резче обычного сдвинув вверх дужку хрупких очков, объявила:
- Ичимару Гин изъявил желание стать нашим союзником в борьбе с Айзеном Соуске! - на удивление от подобных слов пересохло в горле, поэтому, негромко кашлянув в подставленный кулачек, Нанао просто махнула в сторону Гина, предоставляв ему слово и возможность самолично выразить свои намерения.

+1

29

- Как я понимаю, прогулка подходит к концу, Исе-тайчо-сан, - хмыкнул слегка разочарованный "холодностью" девушки лис. Нельзя сказать, что его сильно беспокоила реакция Нанао, но увидеть её во всей, он бы не отказался. Кроме того, самыми истинными, свободными от расчета эмоции всегда были как-раз-таки первозданные - гнев, раздражение, ненависть. Гин знал, что его судьба, в данный момент в какой-то мере зависела от этой хрупкой на вид  девушки, но сомневался, что она стала бы вдруг относиться к нему с большей симпатией или доверием, если бы его поведение изменилось. Таким образом, Гин бы вряд ли что-нибудь выиграл, зато потерял бы кучу удовольствия.

Сейчас, когда они находились перед такими похожими и совсем другими дверьми зала собраний Ичимару чувствовал что-то схожее с ностальгией. Хотя конкретно в этом месте он был впервые, зато людей, которые уже наверняка устали ждать его явления, Гин знал.
"- Почти четыре года", - со сторонним любопытством осматривая помещение, подсчитал Ичимару." - Ну или что-то близко к этому. Даже немного жаль, что я не участвовал в сейрейтейской заварушке".

Только сейчас к нему приходило понимание в насколько опасную ситуацию он себя загнал, заявившись без предшествующей подготовки в  логово шинигами. Там за этими дверями вряд и встретят его с распростертыми объятьями. Давно забытое чувство опасности щекотало нервы вводы в несколько взбудораженное состояние.
" - Будет интересно", - уверенно заключил лис, приводя свои эмоции в обычное состояние. "- Но было бы обидно здесь погибнуть. Скучно и глупо."

- Не стоит беспокоиться, Нанао-сан, - хмыкнул лис, переводя взгляд на подошедшую чуть ли не вплотную девушку. - Свою жизнь я ценю, - "что нельзя сказать о чужой", - и желаний делать глупости у меня пока нет, - легко опустив освобожденные руки, даже не потрудившись растереть пережатые запястья. Без колодок пришло приятное ощущение свободы и независимости от судьбоносных влияний.
"- В моих руках значит? Ты даже не представляешь насколько ты права", - скрывая внутреннее нетерпение, Ичимару зашел в зал. Ему всегда нравились подобные моменты, когда в тишине, возникающей с его появлением, раздается первый вздох удивления.
"Сейчас", - оказавшись между двумя капитанами, которые очевидно взвалили на себя бремя сотайчовской власти, Гин быстро оглядел присутствующих, оценивая возможный исход собрания, но не задерживаясь ни на одном лице подолгу. Отсутствие сотайчо-тяна настораживало и расстраивало. Несмотря на некоторую напряженность их отношений и недавний бой, Хитсугайя был молод и нуждался хоть в чем-то, чтобы могло изменить ход происходящих событий... или ком-то.

Всех присутствующих Гин знал, кого-то больше, кого-то меньше, а кого-то вообще уже успел увидеть сегодня. Прищуренный взгляд скользнул по красным от недавних слез глазам Иноуэ - девушка уже, как казалось, пришла в свое обычное состояние и была одной из немногих, кто по завету Унохану просто берег жизнь. Будто не заметив стоящего рядом с Химе квинси, решение которого Гин не мог предположить, но не рассчитывая на положительный ответ, Ичимару обратил внимание на Сой Фон, которая выделялась в толпе капитанов отсутствием хаори как таковым... хотя и не была единственой недоодетой.
"- А они здесь время зря не теряют", - оскалился лис, оценив несколько неодетый, взъерошенный, примятый, а в некоторых местах и откровенно порванный внешний вид девушки и некоторую наэлектризованность атмосферы вокруг неё. Сой Фон к глубокому сожалению Гина, одинаково успешно использовала как доводы разума, так и порывы эмоций и довольно трудно догадаться, какая сторона пересилит сегодня.
Маюри, выкатывающий глаза навстречу, совсем не изменился. Ичимару даже не сомневался, что этот субъект будет рад его видеть разве что в разобранном виде. Зараки было плевать на все, кроме сражений и своей розоволосой девчушки. У Абараи наверняка сохранился зуб на него за то недоразумение с Кучики, брат который будет старательно прикрывать свои амбиции законом.
"- Как скучно-то! Хотя пока что-то расклад пока выходит не совсем в мою пользу", - шире улыбнулся Гин, наконец, посмотрев на Рангику, которая оправдала его опасения и оказалась на собрании, как один из капитанов шинигами. Если бы не обстоятельства, на подобное развитие понадобились бы десятилетия - девушка никогда не отличалась амбициозностью, но сейчас обстановка глобально изменилась, раз уж детей берут в капитаны, почему бы к ним не причислить взрослых?
"- Надеюсь, совершать глупости ты не будешь, Рангику", - подумал Ичимару, предпочитающий положительному ответу, отрицательный в случае, когда вопрос заходил о цене подобной лояльности, которую потом придется оплачивать Матсумото.

- Давненько не виделись, товарищи-капитаны, - начал Ичимару сразу после слов Нанао, не позволяя занять образовавшуюся паузу ненужным шумом. - Я пришел не для того, чтобы говорить о том, что когда-то совершил ошибку и просить прощения у тех, кого задел. Я предлагаю шинигами сотрудничество - мои знание и сила взамен на более-менее дружеские отношения без ограничения свободы с вашей стороны.
Нужные слова шли легко, но Гин понимал, что у него не так много времени, чтобы вдаваться в глубокие рассуждения. Помимо того, что сейчас его просто не готовы выслушать до конца, для начала стоило позволить присутствующим высказаться, а потом вешать лапшу на уши и взывать к из разумности.

Внешний вид: левая часть лица и рука сильно обожжены, левая ладонь порезана, рана закрыта, довольно глубокий порез на шеи. Одет в белое арранкарское одеяние с оторванными рукавами. Ткань местами заляпана кровью, левая часть в дырах и копоти держится на одном честном слове.

+3

30

Оос: Shihouin Yoruichi
Не нужно делать тут пустых заявлений, будто бы мы языки проглотили. У каждого, как и всегда есть свои проблемы, вы не шли на собрание несколько месяцев, а теперь считаете, что все чуть ли не с дракой побегут отписываться? А по поводу списка, у нас, знаете ли, тоже есть своя «очередь», в соответствии с которой происходит отпись, а соответственно свою реакцию на те или иные события. Если же кто посчитает нужным, сам отпишется и без приглашения.
_____________________________

Невозможно было не заметить, как лейтенант отряда разведки усердно старалась не смотреть на Зараки, подливая еще больше масла в огонь, но настаивать интереса уже не было, поэтому Матсумото решила оставить все как есть.
- Ну что вы Сой Фон-фукутайчо, конечно, я в «Вас» не сомневаюсь. - На лице проявилась немного нервная улыбка. «Сой, ты бука! Ну почему она всегда воспринимает все буквально?» - девушка только покачала головой, делая глубокий и шумный вздох. «Ее, похоже, и могила не исправит».
А вот Зараки был по сговорчивее, правда все его разговоры тоже особым разнообразием не отличались, все только о сражениях и собственной силе. А это мало волновало девушку. «Эх.. намеков здесь точно никто не понимает, поэтому зря я выспрашивала. Что ж, в следующий раз буду бить прямо в лоб, что б никуда не отвертелись!» В глазах у рыжей особы уж горел огонь страсти азарта. «А то, что это такое, ты пытаешь толкнуть их на одно, а  они гнут тебе другое. Вот упертый народ пошел, однако, ни о чем не могут сами догадаться! Фр… или же так «профессионально» скрывают? Ах так… ну тогда я за вас серьезно возьмусь!»
Но «боевые» действия, похоже, придется отложить на другой случай, поскольку в зал, наконец, начали подтягиваться «новенькие». В залу вошел Маюри, что-то бубня и явно ни к кому конкретному не обращаясь, при этом, не забывая оглядеть всех и каждого. От его взгляда всегда становилось не по себе, даже взгляд человека который мысленно тебя раздевает, был и то приятнее, чем у ученого, который наверняка только и думает, для каких опытов использовать того или иного человека. 
Следом за безумным ученым подошел Бьякуя. И не тратя времени, прошел вглубь и остановился во главе стола, открывая собрание. «Что, уже? А как же остальные?» такой вопрос, похоже, его не смущал, потому он продолжил свою речь. Говорил четко и ровно, словно был на своей волне, странно, что не он стал главнокомандующим.
Только к чему это вступление, если Гина еще не привели. Как-то подозрительно все выглядело… и кто созвал собрание? Было ощущение, что сотайчо оттесняют на второй план. Только сам Кучики не пошел бы на такое никогда, но что тогда задумал капитан градоуправления? Чего добивается? Соответственно, как и ожидалось, возникли споры и не согласие. А  чего еще ожидать? У них раньше никогда не было подобного собрания, а тем более по поводу возвращения «блудных сынов».
В который раз за двери сегодня отворились, и на место совещания, наконец, привели виновника торжества. И, похоже, виновнику не хило от кого-то досталось, поэтому и выглядел он не важно. Одежда порвана, где-то заляпана кровью, а раны на теле тревожили душу.
- Давно не виделись, Гин. – Она улыбнулась старому другу. Сердце билось чаще своего привычного ритма, так и желавшее выдать внутреннее состояние хозяйки. И только последние остатки разума удерживали от того чтобы не кинуться на шею и обнять старого друга.
- Помято ты выглядишь. – Рангику будто находилась не на чрезвычайно важном собрании, по поводу возвращения предателя, а на дружеской встрече, где собирались старые знакомые за рюмочкой теплого саке. О чем-либо касающимся его предательства Сейретея, и о возможном сотрудничестве, она говорить не хотела. По крайней мере, сейчас, пока событие только начинало развиваться.

________________________________________
Одежда: Белое шелковое кимоно, поверх которого черные хакама и косоде, эффектно подчеркивающее грудь. Поверх формы белоснежное хаори. На ногах белые носочки и соломенные сандали. По вороту накинут белый меховой воротник. Шею украшает цепочка продетая в одно колечко и розовый газовый шарфик.

+2


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Город не видящих Солнца » Зал для совещаний