Bleach: Disappearing in the Darkness

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Развалины города » Научно-исследовательский лагерь.


Научно-исследовательский лагерь.

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Среди разрушенного города этот лагерь казался оживленным оазисом среди пустыни. Несколько временных бараков, где проживают ученные и добровольцы, помогающие им. Вагончик походной лаборатории. Передвижная кухня. И куча мелких деревянных построек, содержащих внутри себя инструменты и пронумерованные находки. Жизнь в лагере не затихает не на минуту. Так огромно желание людей узнать, что же случилось с городом.  И еще надежда, что может быть, хоть кто-нибудь уцелел.

0

2

Погода была ни к черту. Пронизывающий до дрожи ветер  гулял по развалинам древнего города. Он плакал, выл и шептал, попадая меж осколков камней, что совсем недавно были жилыми домами древней столицы бусидо.
Совсем рядом, в каких – нибудь трехстах метров к югу располагался лагерь ученных. Там были люди всех профессий и направлений: геологи, метеорологи, химики, математики, спасатели и военные. И куча волонтеров, одним из которых, Таика оказалась неделю назад.
Вчера в вагончике геологов праздновали день рождение и пьяные собраться по «оружию», до сих пор гудели на всю катушку, от чего в лагере было столь шумно, что девушка, прихватив с собой сумку для сбора материала, ретировалась в северную часть города.
И вот уже она достаточно ушла от лагеря, что бы не слышать пьяных песен и не смотреть в разгоряченные от саке физиономии коллег. Все это наводила тоску. Впереди между обломков очередного дома что-то сверкнуло. Таики попыталась приглядеться издалека, но ничего не вышло. Тогда, девушка подобралась поближе и подняла с отсыревшей от недавних дождей земли осколок белой фарфоровой лапки и золотистый бубенчик, манэкинеко. Несколько секунд разглядывая свою находку, она размышляла над тем, кому могла принадлежать, статуэтка белого кота счастья? А затем безжалостно отбросила в сторону. Бубенчик прокатился по земле едва слышимый за завываниями ветра и провалился в нишу. И в тот же момент…
Как всегда это бывает перед бедой, что-то внутри обрывается и заставляет все остальные чувства обостриться до предела. Это то, что очень часто называют интуицией, а она за многие годы ни разу не подводила девушку. 
Вот и сейчас совсем рядом хрустнуло битое стекло и из ниши, куда укатился золотистый шарик, поднялся безобразный быкоподобный монстр. Он ухмыльнулся, раскрывая свою огромную пасть, и стал медленно приближаться к девушке, намечая ее свое жертвой.
Таики стояла спокойно, разглядывая еще одну отвратительную тварь на своем пути. Ни один мускул не дрогнул на лице женщины, когда существо приблизилось к ней настолько, что можно было бы уловить его зловонное дыхание смерти. Все так же спокойно волонтер вытянула руку вперед, почти касаясь монстра, готовящегося ее сожрать, и на ладони правой руки пробежали искры, зеленые глаза, еще мгновение назад источавшие лед, заполнило багровое пламя. Воздух вокруг женщины стал легонько потрескивать, температура увеличивалась, и в следующую секунду на ладони родился огненный шар, а рука стремительным движением вошла в открытую глотку монстра по локоть…  Тот попытался захлопнуть пасть, сжимая челюсти, но не успел. Резкая мгновенная вспышка и взрыв, ушедший гулким эхом далеко на юг.
- Шимата, - выругалась женщина, вытирая руку от невидимых останков пустого.

На взрыв из лагеря уже спешила бригада спасателей и парочка военных. А Таика судорожно думала, как им объяснить, что здесь произошло…

0

3

Сейширо Еси 18-ый офицер мобильного отряда.

Бытие в Каракуре для восемнадцатого офицера теперь уже мобильного отряда было больше похоже на выживание. День ото дня он раз за разом убивал тварей, которые все пребывали и пребывали в мертвый город, среди разрушенных стен которого прятались редкие выжившие. Казалось драма, которая здесь разыгралась, привлекала Пустых больше, чем возможность полакомится где-нибудь какой-нибудь душой. В развалинах города не было никого, помимо редких выживших, но среди них все большее и большее количество слышали голодные, наполненные болью завывания тварей.
После первой недели затишья, когда Сейширо Еси только был вызван с другого участка, в связи со  смертью предыдущего шинигами, охраняющего этот город, не было понятно, что и кого можно защищать в этом мертвом месте. Каждый звук отдавался болезненным эхом, пока он двигался по развалинам города, размышляя над своим назначением. Всего неделю оно казалось совершенно бессмысленным, пока пространство не разорвалось и в город не хлынули твари.
Ранее дежурства на грунте было ограниченными определенным сроком, после которого шинигами отдыхал, сейчас же ни о каком отдыхе не могло быть и речи. Послать на замену было банально некого. Оставалось только находить способы восполнять свои силы и убивать всех пустых, которые мелькали в этом месте.
Постепенно в город потянулись люди, работать приходилось больше, но легче. Защищать кого-то реального и существующего всегда было легче. Еси старался жить рядом с лагерем ученых, а после того, как обзавелся гикаем и вовсе присоединился к волонтерам. Жизнь в лагере людей была все же легче, чем одному в развалинах.
Неделю назад он почувствовал некоторое изменение в окружающей атмосфере. Подавать доклад пока не было смысла, но казалось, что-то изменилось - рядом с ним появился источник мощной рейреку. Сегодня ему удалось наконец застать её обладательницу на месте преступления. Пустые, убить которых собирался Еси, были уже уничтожены пламенем. Не было похоже на то, чтобы рыжеволосая девушка была шинигами или пустым, больше всего она походила на обычного человека, если бы не этот объем реяцу и пламя.
Отослав небольшое сообщение в исследовательский отдел, Сейширо ещё раз убедился, что его собственное реяцу старательно скрыто гикаем и вышел из тени, присоединяясь к группе спасателей.
- С вами все нормально, мисс?

Внешний вид: сухопарого вида брюнет, выглядящий лет на 20-25. Высокого для азиата роста. Темно-карие, почти черные, миндалевидные глаза смотрят открыто и прямо. Европейский овал лица и высокие скулы выдают смешение кровей. Нос длинные с горбиной. Движения плавные, размашистые. В гикае носит джинсы, кожаную куртку, разнообразные рубашки и неизменные туфли под крокодилью кожу. На сером невзрачном телефоне розовый кролик, подарок девушке.

0

4

Через несколько минут подоспела группа спасателей во главе с сержантом пожарной службы, который оглядел спокойно стоявшую девушку  и, убедившись, что с ней все в порядке, направился осматривать место возгорания. То тут, то там, на поверхности развалин загасали маленькие языки пламени, оставшиеся от взрыва такой мощности.  Пожарная команда в лице прибывших, уже тушила очаги особо разгоревшейся древесины и а остальные пытались найти причину взрыва.
Таика наблюдала за этой суматохой, порадовавшись, что никто и не думал к ней приставать с вопросами, приняв ее молчаливость за состояние шока.  Воздух вокруг нее из-за сильного быстро остыл, поэтому опасности раскрытия не было. Женщина усмехнулась уголками губ и развернулась по направлению к лагерю. Как в этот момент к ней подошел молодой человек  в джинсах и кожаной куртке и обратился с участливым вопросом.  Акари остановилась и внимательно посмотрела на парня.
Ничего необычного - такой же, как и она волонтер. Она часто пересекалась с ним в лагере. И все вроде нормально, только… Внутреннее чувство тревоги после смерти твари, почему то не утихло, а рядом с этим парнем стало сильнее. Что это простая блажь или? Возможно его пристальный взгляд и вопрос лишь проявление тревоги за ближнего, возможно она нравится этому юнцу, как женщина, возможно…  Но… Таика  не хотела минутной ошибке дать шанс на свое уничтожение. Зеленые глаза рыжеволосой сузились, а выражение лица стало не проницаемым.
- Все в порядке, наверное, взорвался уцелевший баллон с газом, я не пострадала, - и девушка направилась в сторону лагеря, сделав для себя заметку, понаблюдать за мужчиной, столь внезапно озаботившимся о ее здоровье…

0

5

Проснулась Тацки от странно громкого звука. Тяжело сев на узкой казенной кровати и поморщившись от комком прокатившейся в голове мигрени, девушка открыла глаза, вспоминая, что было вчера. Повертев нещадно раскалывающейся головой, девушка заключила, что, судя по нерасправленной кровати и собственному одетому состоянию, день рождения кого-то...Мицутаро? Танимару?...ей не приснилось. Проклиная себя и всех коллег, которым позволила влить по случаю в себя пол-чашечки саке, Арисава пошатываясь встала. Ее сильный и спортивный организм стойко переносил физические нагрузки, но перед алкоголем был совершенно беззащитен. Даже от пары глотков чего-нибудь не слишком крепкого начинала кружиться и тяжелеть голова, а сознание резко и без переходов просилось к Морфею. И как только сама до домика добралась?
"Проспала поди пол-дня, Ямагучи меня убьет... Он же до завтра бланки просил заполнить. Хорошо еще проснулась не сама, взорвалось у них что ли что-то?" Мысли о собственной глупости и обдумывание способов убийства коллег быстро покинули голову девушки, когда маленькая мешающая, словно соринка в глазу, мысль наконец оформилась. "Нет, не просто взрыв...Это ощущение.. Как от Ичиго, только слабее гораздо."  Острая горячая вспышка чужой силы, как будто огнем полыхнуло. А может и не как будто...
На ходу завязывая шнурки, Тацки выбежала из деревянного домика, уже полтора года являющегося ее обиталищем, и шустро сцапала за рукав пробегающего мимо рабочего. Выспросив, что произошло, девушка изо всех сил помчалась к указанному месту взрыва, со смешанным чувством понимая, что и всплеск силы она чувствовала оттуда же. Может ей наконец-то удастся поймать хоть кого-то из странных товарищей Ичиго в черном кимоно и расспросить обо всем.  Но вот если это кто-то вроде того синеволосого с дыркой в животе... В любом случае следует узнать.
Погода начинала злорадно портиться, заставляя пульсирующую боль в висках только увеличиться. С неба потихоньку стал накрапывать моросящий дождь, придавая разрушенному городу еще более одинокий и печальный вид. Тацки давно уже привыкла видеть то тут, то там попадающиеся души погребенных под разрушенным городом людей, однако с тех пор, как Арисава стала жить здесь, душ по странной причине день ото дня становилось меньше. Сейчас же ей по дороге попалось едва ли пять фигур с огрызком цепи в груди, судорожно уносивших свои прозрачные тельца с севера города. "Похоже, там был один из этих чудищ в масках..."
Изрядно запыхавшись, Тацки несколько сбавила бег при виде скопления людей, суматошно бегавших и тушивших разгоравшееся, но очевидно не сильное пламя.  Все были чем-то заняты. Кроме девушки в длинном бордовом платье, идущей навстречу Арисаве со странной улыбкой на губах. "Эта рыжая...Акари?" Девушка присоединилась к их работе буквально пару недель назад, еще тогда заставляя в своем присутствии Арисаву нервничать, будто та находилась рядом с осиным гнездом. Тацки смутно ощущала исходящую от нее силу, но не похожую ни на силу Ичиго и его товарищей в черных кимоно, ни на силу Орихиме, ни даже тех чудищ в масках или того синеволосого. Что-то совершенно третье, но совершенно определенно необычное. По крайней мере так хотелось думать Арисаве, увот уже полтора года надеявшейся встретить хоть кого-то, знающего о произошедшем в Каракуре, а по сему отчаянно цеплявшейся даже за такую возможность. До этого не представлялось случая хоть как-то проверить свои предположения относительно рыжеволосой девушки, но теперь было ясно, что к происходящему та имела прямое отношение. Еще толком не зная, что собирается делать, Тацки просто подошла к Акари и, окликнув, задала первый пришедший в голову вопрос:
-Акари-сан, а вы когда-нибудь слышали о шинигами?

Внешний вид: Основательно поношенные серые кроссовки, темно-синие свободные джинсы, черная футболка и светло-бежевая куртка. На левой руке спортивные электронные часы. На шее серебряная цепочка с кулоном, спрятанным под футболкой.

0

6

Обломки  конструкций разрушенных зданий  по – мирному шуршали под ногами. Ветер влажной струей моросящего дождя омывал горячую кожу лица и  путал длинные волосы молодой женщины. Она решительно шла по направлению к лагерю. За спиной остались суетившиеся на месте сражения люди и странный молодой человек, так внезапно оказавшийся у нее на пути.
Таика  улыбалась, своей загадочной и предостерегающей улыбкой. Мысли уносились далеко, а разум контролировал ситуацию. Когда – то очень давно, когда она впервые раз оказалась в этом городе, у нее в душе обосновалось такое же чувство опасности, которое шло от парня в кожаной куртке. И это все меньше и меньше нравилось огненной диве.
Прибывая в раздумьях, Акари заметила идущую ей на встречу девушку. Вид у этого агнца божьего был весьма помятый, так что без труда можно было сделать предположение, что девушка недавно встала с постели и явно была гостьей на празднике жизни устроенном вчера в лагере. Ей можно было только посочувствовать, но рыжеволосая женщина просто прошла мимо, как будто никого рядом не было.
Тем не менее, девушка – волонтер за ее спиной остановилась и через несколько мгновений повернула обратно, догоняя виновницу взрыва.
Да, что же это такое?  - проскользнула в сознание мысль. – Я сегодня так пользуюсь популярностью? Не думаю…
Брюнетка окликнула ее и задала вопрос, который заставил Таику остановиться. Несколько мгновений она просто смотрела куда – то вдаль, там, где располагался исследовательский лагерь, а потом повернулась и со спокойным голосом насмешливо ответила:
- Знаешь, ты меня удивила…Это редкость.. Но я не могу понять, с чего ты решила, что я буду рассказывать тебе сказки о божественном царе Эмма и его слугах, – женщина немного помолчала и продолжила, - мне кажется, ты училась в школе, и эти мифы должна была проходить, к чему все это было?
Акари выжидательно смотрела на черноволосую девушку, пытаясь унять еще бушующий, после встречи с монстром огонь.

0

7

День обещал быть гораздо более дождливым, чем дни предыдущие, а следовательно, самая пора как следует обмотать носки на ногах целофаном, иначе ночь будет долгая, проведенная в ознобе, с градусником в зубах и большой кружкой кипятка с привкусом чая в руках. Синий шуршащий матерьял, сложеный слоя в четыре и надежно закрепленный тугой резинкой, забавно вздулся от попавшего под него воздуха, отчего могло показаться издалека, что у Бины вместо стоп самые настоящие звериные лапы. Если не буду много ходить, то несколько часов носки не намокнут. Конечно, даже коту, жившиму в подвале ближайшей полуразрушеной многоэтажки, было понятно, что мало ходить для Нуракуми совершенно невозможно, но умиравшая самой последней надежда не позволяла шинигами разделять мнение этого усатого животного. Вот считала бы так какая-нибудь собака, он бы еще немного призадумался. Но из ближайшей округи собаки все куда-то пропали.
Далекий отголосок взрыва потревожил слух Бины как раз тогда, когда он покидал свой домик, поднимая повыше ворот стеганой куртки, чтобы вода за шиворот не заливала. А стоило выйти на открытое пространство улицы, по которой уже сновали переполошившиеся из-за шума обитатели научного городка, как кожу обдало уже ослабевшей, но все еще густой волной горячей рейацу, что дымными потоками текла примерно оттуда же, куда неслись взволнованые люди. Неужели Акари-чан снова освобождает меня от моих же обязанностей? Похоже, она хочет, чтобы я совсем присох к этому гигаю. Так ведь и будет, если она не перестанет бросаться на каждого встречного пустого. Хотя с другой стороны, Акари-чан стоит и поклониться, может, кто в опасности был, а она так вовремя среагировала. И офицер устремился со своими коллегами в сторону поднимающегося в тучи темно-серого столпа дыма, не забыв предварительно окинуть быстрым взглядом необычайно оживленный лагерь, чтобы убедиться, что кое-кто еще в нем останется. О пламени волноваться не стоит, даже если пожарные и запоздают, дождь льет так, что ни у какого огня нет шансов на долгую жизнь. А вот узнать о выживших и пострадавших, о том, на сколько зданий в городе теперь стало меньше, да и просто удволетворить любопытство, так бурно просыпающееся во всеобщей суматохе, лишним никогда не будет.
Как ни странно громыхнуло неблизко, и Нукаруми уже предчуствовал выговор за длительное отсутствие на посту, когда он вернется. А может выговора и не будет, кто знает, может, его отсутствия и не заметят из-за такого события. Так или иначе Бина был занят несколько другим, а именно улыбкой в ответ госпоже удаче, которая улыбалась ему. Невдалеке от шумящей группы спасателей, зевак и отгоняющи последних от первых военных оказались замечены три хорошо знакомые офицеру фигуры. Значит, будет у кого поинтересоваться, что здесь произошло.
- Словно ты и не знаешь. Бина, хватит тратить время на эту ерунду. К чему тебе ответ, который ты и без того знаешь, и который в данном случае правдивым не будет? И ты опять забыл свой мобильный. В любое мнгновение в городе может появиться опасный пустой, а ты окажешься в абсолютном неведеньи. Из-за тебя могут пострадать люди. Бина! Бина, слушай, когда я к тебе обращаюсь! Не смей меня игнорировать. Сам потом будешь говорить, что я права была, - шипящее бормотание проснувшейся так некстати Абурамуси отвлекало от реального мира так же, как и сама высокая жукообразная женщина, видимая только четвертому офицеру и полуидущая-полупрыгающая за ним по пятам. Не ответить было нелегко, но скажи зампакто хоть слово сейчас, и до самого вечера придется проводить диалог с ней и больше ни с кем. Пришлось ускорить шаг.
- Татске-чан! Акари-чан! Еси-кун! День добрый! - разулыбался немолодой нечеловек, высоко поднимая над головой правую руку с растопыреными пальцами и усердно ей махая, словно он был одним из тех, кто две недели блуждал, потерявшись, по лесу, как внезапно вышел на полянку и заметил высоко в небе вертолет спасателей. - Вы извените, если отвлекаю вас от беседы. что там произошло? - кивнул в сторону все увеличивающейся толпы. - Опять газ взрывается или кто-то хулиганит? Уф, такое впечатление, что половина Каракуры собралась.

Внешний вид: бомжеватый и непрезентабельный. Темно-охристая стеганая куртка с высоким воротом и длиной до середины бедра, темные потрепаные жизнью и годами джинсы, толстые-толстые носки в радужную полосочку, едва просчвечивающие из-под синего целофана, которым в несколько слоев по щиколотку обмотаны ноги.

Отредактировано Nukarumi Bina (2008-12-19 18:23:39)

+2

8

Бывают дни, когда все идет не так, как мы задумали. Бывают дни, когда удача поворачивается к вам крупом. Бывают дни, как обычно. Именно в такие дни понимаешь, что утверждение : Будь проще и к тебе потянутся люди – сущая неправда.

Тайка не была простой, она даже не была дружелюбной. Но в этот дождливый ветреный день, притягивала обитателей научного лагеря, как магнит. В чем собственно дело, молодая женщина не просто догадывалась, но знала наверняка. 

Сначала, парень в кожаной куртке, потом темноволосая девушка, имени которой рыжеволосая не помнила, и даже не пыталась вспомнить, а теперь и лагерный сторож…

Но если первые два персонажа ей положительных эмоций не прибавляли , то последний…

О, этот немного нескладный юноша, с вечно растерянной улыбкой и добрыми глазами, вызывал у огненной леди, если не материнский инстинкт, то хотя бы пробуждал , где – то глубоко внутри чувство милосердия, так присущие молодой монахине, чье тело служило сосудом, для феникса по имени Таика.

Не осознанно зеленоглазая дива, сделала пару шагов вперед и пригладила рукой, взъерошенные волосы парня. На лице расцвела немного неровная, но добрая улыбка, а глаза заволокла легкая дымка нежности…

Но, как и всегда, эта минутная слабость длилась недолго. Акари отдернула руку, разглядывая ее , как что-то чужеродное. Выражение глаз стало снова непроницаемым, а улыбка чуть зловещей. Женщина произнесла

- Ничего серьезного Бина –сан, в этом разрушенном городе, просто слишком много памяти о былом. – легкая хрипца раздраженности на саму себя и она продолжила, - Вы правы, это очередной газовый баллон, я подумала, что увидела что-то интересное, и когда потянулась, случайный булыжник раздробил старую емкость. Но все хорошо. Жертв нет, я ,как видите не пострадала.

Таика оглядела присутствующих тяжелым взором своих ведьмовских глаза, словно ожидая возражений. И скрестив руки на груди, стала молча ожидать продолжения беседы, о т которой, как она поняла уйти не удастся.

+1

9

Тацки молча порадовалась появлению несуразного коллеги, которым тот избавил девушку от необходимости отвечать на вопрос Акари. Теперь она понимала, что скорее всего прямо спрашивать в лоб о насущном было не самой лучшей идеей. Хотя, судя по вечной угрюмости да нежеланию общаться с другими хомо сапиенсами, можно было предположить, что только таким неожиданным вопросом и можно было привлечь внимание рыжей. Другое дело, что даже если бы она что-то экстраординарное о шинигами и знала, то уж точно не стала бы рассказывать. Арисаве очень сильно захотелось стукнуть себя по голове, да та итак болела.
С любопытством оглядев бомжеватого вида мальчишку с его извечно-странной не то обувкой, не то лаптями-валенками сибирских шаманов ослепительно-лазурного цвета на жизнерадостно-радужные носки, Тацки улыбнулась и кивнула Нукаруми в знак приветствия. Забавный малый, вроде и на виду все время, но почему-то никто про него ничего толком не знает. Иногда девушке казалось, что и от Бины чувствуется энергия, схожая с той, что была у тех дядек с мечами, либо ей от безнадеги хочется видеть грозного дядьку с катаной даже в безобидном стороже.
Беседа Акари и Бины сама по себе подозрительной или особенно заслуживающей внимания не была, но что-то насторожило Татски во взгляде, которым рыжая окинула их после своих слов. Что-то подсказывало Арисаве, что она не зря присматривалась к странной силе девушке, и что оная сила действительно была не плодом воображения.
-Но разве она не взорваралась совсем рядом с тобой? На тебе даже сажи нет,-вполне дружелюбно обратилась она к девушке.

0

10

Как известно, даже дворовой псине, облезлой и бескровной, приятны людские ласка и тепло, пусть они и будут проявляться едва ощутимыми прикосновениями к голове. О нет, Бина никогда не сравнивал себя с собаками. Не было у него той благородной преданности, свойственной этим животны, не было ни отменного обоняния, ни умения посмотреть так несчастно и печально, чтобы сразу дали вкусную печенюшку. Но к человеческому живому теплу он тянулся изо всех сил и возможностей, и одновременно опасался его не хуже, чем открытого огня. Должно же хоть что-то греть и не испепелять в мирах, где больше не светит солнце, и бледные болезнено-желтые прогалины среди облаков уже можно считать счастьем.

" - Но это ведь ненадолго еще, верно? Уже целых три года прошло, самая пора заканчиваться зиме."
Рука Акари была очень теплой. Почуствовать можно даже от такого легкого прикосновения, и Бина вжал голову в плечи и зажмурился не хуже сытого сметаной кота. Вовсе не потому, что хотел бы увернуться или избежать приветствия. Просто так еще и грудь может немного прогреться от едва ощутимого ветерка чужой рейацу. Нукаруми знал, что ему давно было пора сообщить о девушке в подземный город - не только редкими проявлениями ласки она была офицеру известна за все то время, что ему доводилось за ней наблюдать и с ней общаться. Но сколько бы шуму могло подняться в Сообществе Душ!
Девушка со смертоносными разрушительными способностями без должного присмотра свободно перемещается по Каракуре! Раньше о подобном и помыслить не могли. А там, под вьюгой и льдами, и без этого проблем не мало, из-под земли не выйти без риска для жизни. И им еще тратить и без того немногочисленных солдат для выяснения того, что происходит здесь, далеко от них. Да и не видел Бина в Акари хоть какой-то угрозы. Если не считать несчастных пустых, рисковавших отведать кусочек слишком лакомый и слишком большой для их ртов, еще никто от нее не пострадал. Зачем же тогда создавать столько лишних проблем в том числе и ей? Взрыв нескольких пусть уже и не жилых домов мог стать хорошим поводом. Но не стал. Ответ на заведомо ложный вопрос пробудил в шинигами тень волнения. Никакие балоны не взрывались в этот раз, но это могло произойти в будущем.

- Я рад, что с вами все с полном порядке, Акари-чан, но в следующий раз, если отправитесь исследовать развалины, все же будьте немного осторожнее, - улыбка дружелюбная, человека советующего от всего сердца. К своему сожалению, что Бина упорно старался отрицать, за время службы в Генсее он успел несколько привязаться к некоторым линостям. Это обещало определенные неудобства и переживания, когда придет пора расставаться. А придет она обязательно. Оставалось надеяться, что случиться это так же нескоро, как нескоро появятся жертвы всего того опасного, что хранится под руинами города.
- Да перестань, Татске-чан, ты же знаешь, какая она везучая, - Нукаруми не сдержал смешок, припоминая возможные доказательства. - Вот помнишь, ведро с мусором сорвалось однажды со строительных лесов, когда Акари-чан под ними проходила? Упало в каком-то метре, не больше, а в ведре килограмм десять было каменных обломков. Как это еще иначе назвать можно, если не редкостным везением? Сегодня, видимо, тоже госпожа Удача помогла Акари-чан выбраться целой и совершенно невредимой.

0

11

Что обычно происходит в дождливый ветреный день ? Просто всегда хочется свернуться калачиком под теплым одеялом и смотреть куда-нибудь в одну точку, позволив себе, ни о чем не думать. Когда мысли полностью исчезают , то становится немного легче. От чего и почему, нас всегда что-то гнетет, объяснить сложно.

Вот  и сейчас Тайки устало прикрыла глаза и просто вслушивалась в завывание ветра и разговор двух людей рядом. Татсуки, так вот, как зовут это темноволосую девушку.Что ей от меня нужно? Неужели, просто нельзя меня оставить в покое ? Я так устала.так устала. Словно древний океан, сто есть от начала времен и еще эти монстры…- унылые мысли проскальзывали в голове одна за другой, но молодая женщина встряхнула головой, отгоняя их подальше, и уже спокойно открыла глаза. Что-то очень странное, промелькнуло в словах неуклюжего юноши –сторожа, но в отличие от других членов исследовательского лагеря, он был…Акари даже не могла подобрать это слово…Он был чем то невообразимо хорошим среди серых будней разрушенного города, и он единственный к кому она относилась хорошо, и не ждала подвоха. Поэтому рыжеволосая в ответ на его защиту лишь слабо улыбнулась, от чего ее обычная улыбка, стала чуть менее опасной и произнесла.

- Не будем спорить, что это удача или просто внимательность и хорошая реакция, - голос звучал немного глухо, из-за глушащего его ветра,- Бина – сан, спасибо, сто волнуешься за меня, но все будет в порядке, я не первый день работаю волонтером на таких работах, уже привыкла.

Произнесла она стараясь быть, как можно убедительнее. Дождь начинал усиливаться и косые струи небесной влаги, уже насквозь промочили ее нехитрое одеяние. В отличие от других жителей лагеря, Таика наотрез отказывалась носить что либо другое. Весь ее гардероб состоял из таких вот темных длинных платьев. Почему именно так? Женщина объяснить не могла. Постояв , еще немного, она внимательно посмотрела на темноволосую девушку, с весьма помятым выражением лица и , ив се же решила обратится непосредственно к ней.

- Татсуки-сан, как я уже сказала у меня большой опыт такой работы и я просто более внимательна, чем все окружающие,  - еще один внимательный взгляд изумрудных глаз в темные , - если нужен совет, могу его вам дать. Меньше пользуйтесь гостеприимством именинников, и больше наблюдайте вокруг, тогда и с вами всегда будет удача. Впрочем…

Огненный феникс помолчав добавила, - Я все же хочу вернуться в лагерь, потому что внимание и реакция не спасет меня от простуды, если я не переоденусь.

Акари могла просто развернуться и уйти своей дорого, но решила немного повременить, как бы приглашая своих нечаянных собеседников, либо согласится с ней, либо остаться стоять на месте в эту отвратительную погоду. Вдалеке уже загасили пожар, и народ постепенно стал стекаться обратно в лагерь, не обращая внимания, на совершено странную троицу людей.

0

12

У Бины был зонтик. Настоящий, складной и без дырок, наивного фиалкового цвета с узором из ромашек, и при желании под ним можно было уместиться втроем и почти не намокнуть. Где этот зонтик был обнаружен парень уже и не помнил, но бережно хранил находку на крючечке возле входной двери в его обиталище и никогда не использовал по назначению. После нескольких прогулок с зонтиком Нукаруми обнаружил, что все равно возвращается домой таким же мокрым, как без него. Зачем же тогда носить с собой лишний груз?
" - Хотя, сейчас он не помешал бы. Одно дело, когда под дождем бегаешь, и совсем другое, если просто под ним стоишь. Эх, жаль, что я не гриб какой-нибудь разросся быыыы... и всех под шляпкой своей спрятал. Вот в следующий раз, честное слово, возьму зонтик с собой. А вдруг пригодится как сейчас?"

Идея про шляпку, которой не плохо было бы укрыть уже насквозь промокших собеседниц, показалась Бине вполне разумной. Ну и пусть вода до самых костей уже пробралась, это ведь не повод киснуть дальше? Значит, надо быстро-быстро обнаружить что-нибудь, что сошло бы за небольшой навесик, или два. И неугомонный сторож научно-исследовательского лагеря вытянулся во весь свой незначительный рост, вертя головой так, будто бы его позвал кто-то, а он никак не может обнаружить кто. Развалин и строительного мусора кругом так много, что подходящую дощечку или целофановую пленку высмотреть всегда можно. Особенно это хорошо получается, когда смотришь в четыре глаза.
- Бина-а, Бина-а, смотри направо, под перекошеным балконом. Там дырявая канистра, паучье гнездо в самом сухом углу, арматура какая-то и фанерные доски. Вам ведь их хватит до суши добежать, а, Бина? Ну поспеши, поспеши, изувер ты эдакий, совсем девчушек заморишь своей нерасторопностью.
Абурамуси, рыжей и гладкой, дождь не помеха, - она ведь дух, и вся вода проходит насквозь через нее, хотя хитиновый панцирь блестит от влаги. Большой чёрный коготь у самого носа юного шинигами тычет в сторону того самого балкона, и действительно, там есть под чем скрыться. Не видя смысла ждать, да и выпав немного из разговора, Бина поспешил в указанном направлении, слегка пригибаясь, словно это могло бы спасти его от капель.

" - Не ругайся, Абурамуси, и подумай лучше, что бы я без тебя сейчас делал. Сегодня, даю слово офицера, отполирую тебя до блеска, чтобы даже смотреть было больно."
- Татске-чан, Акари-чан, - позвал Нукаруми, когда достал из-под кучи мусора пару в меру больших кусков фанеры, чтобы и ветер не тяготил, и хоть немного можно было под ними спастись. Уйти ему пришлось недалеко, поэтому даже сквозь недовольные завывания стремительного воздуха, пусть и слабо, но он смог расслышать слова Таики. - Сухая одежда - это очень замечательно, но вам не кажется, что маловато для спасения от простуды? - самодельная обувь из остатков пакетов забавно шлепала по бесконечным лужам, пока Бина возвращался к собеседницам. - Если вы не против и не заняты, я бы вас хотел на чай пригласить, чтобы уж точно после такой сырой прогулки как следует отогреться. Кажется, у меня еще и мед мог остаться... - сосредоточено прикусив в раздумьях нижнюю губу и взглянув на мнгновенье на небо, он расположил свою "добычу" над головами девушек, крепко держа тонкие листы и стараясь повернуть их так, чтобы как можно меньше осадков касалось собеседниц. Впрочем, сосредоточеность мигом испарилась с юношеского лица, заменившаяся дружелюбной улыбкой. - Как вы на это смотрите?

0

13

Первым порывом было высказать этой рыжей зазнайке все, что она думает о ее наблюдательных навыках и подкрепить свою аргументацию пинком поувесистей, но Тацки привычно уже одернула себя, только дернув бровью. В конце-концов, не первый раз узнает о недружелюбии этой особы, а учитывая, что Арисава вообще первая к ней полезла, то нечего удивляться столь несправедливой отповеди.
" - Чтобы я еще раз с этими полудурками хотя бы газировки выпила,"- с досадой подумала девушка. Отчего-то стало совсем по-детски обидно. Она столько занималась, чтобы не потерять форму даже в отсутствие толковых тренировок с сенсеем и без додзе, о каком алкоголе речь идти может? Тут позволила влить в себя пол-пиалы саке, так теперь не только голова раскалывается, а еще и в алкоголички практически зачисляют!

- Да, действительно...- как-то не слишком энтузиастично ответила она на замечание Бины.
Арисава глубоко вздохнула и немного натянуто улыбнулась, предпочев проигнорировать выпад Акари. Неприязнь неприязнью, но эти оба были ей нужны. Нет, они просто обязаны быть связаны с парнями в черном. Хотя бы один из них. Потому что иначе она точно свихнется после года работы в этих развалинах, некогда бывших родным и цветущим городом, так ничего и не узнав об участи Орихиме и остальных.
Зябко передернув плечами, девушка получше запахнула легонькую курточку на груди. В чем рыжая дйствительно была права, так это, что погода и впрямь была паршивой.Простыть закаленой Тацки может и не грозило. Но вот при взгляде на тяжелое и никак не приспособленное к походной жизни платье Акари и кое-как перемотанные скотчем и быстро намокающие носки Бины, было ясно, что долго продержать их тут не получится.

" - В любом случае,"-мрачно подумалось Арисаве." - Я даже не могу вывести их на разговор о шинигами."
Чего стоил первый вопрос в лоб, который все равно ничего не дал. Тацки уж было собралась попрощаться и поспешно скрыться бегом, чтобы промокнуть по минимуму.
" - Хотя куда там, итак мокрые, как мыши..."

Тут Нукаруми вдруг начал озираться и Арисава остановилась, удивленно следя за действиями юноши, шустро откуда-то доставшего кучу разного мусора, пригодного, впрочем, для замены зонтика для всех троих. Лучше было, конечно, отказаться, бегом она куда как быстрее бы добралась до лагеря, да и было совершенно ясно, что Таика бы охотно предпочла их...по крайней мере ее общество чьему-нибудь еще.

- Да, конечно, Нукаруми-кун, чай с медом лучшее средство от простуды, - сказано вполне с искренней улыбкой, поскольку от горячего чая с медом Тацки бы сейчас и правда не отказалась. К тому же, ее согласие оставляло меньше шансов для Акари отказаться от приглашения. А значит появлялась слабая возможность узнать что-то или просто понаблюдать за этими двумя.

0

14

С тоской  девушка смотрела как мелкие капли дождя все больше и больше пропитываю ткань, делая ее с каждым мгновение тяжелее. Влажные волокна липли к обнаженному телу и заставляли кожу покрываться чередой мурашек, от чего инстинктивно хотелось повести в едва различимом жесте отвращения плечи. Но Таика терпела.

Она уже собиралась развернуться и направится быстрым шагом в сторону лагеря, как неуклюжий молодой человек отойдя на несколько метров, стал копаться в горе строительного мусора, некогда бывшей домом. Несколько мгновений, брови бывшей монахини прибывали в положение крайнего удивления, но затем это чувство сменилось пониманием. Тонкие листы фанеры, хоть и защищали от косвенной влаги, но совсем не спасали от ветра. Поэтому предложение горячего чая и меда было весьма кстати. Но что в таком случае делать с промокшим тяжелым платьем ?

Несколько мгновений рыжая раздумывала, как поступить. С собой в большой сумке для образцов у нее не было ничего, мало- мальски похожего на смену одежды, хотя… Если бы удалось остаться на пару минут одной, платье можно было бы просушить и не снимая его. Поэтому позволив себе паузу немного дольше, чем это было положено приличием, феникс ответила.

- Бина – сан, Вы как всегда очень заботливы, - в зеленых глазах полыхнули языки оранжевого пламени, - я с удовольствием приму Ваше предложение, но мне необходимо будет переодеться. По счастью,   - тут девушка сделала небольшую паузу и выразительно посмотрела на своих спутников, - у меня есть с собой запасное платье. Но будет ли у меня возможность уединиться на несколько минут ?

Легкий поворот головы и ожидание ответа. А затем спокойные шаги в сторону лагеря и пристанища сторожа. Полностью игнорируя столь великодушный жест молодого человека. Акари не боялась дождя, Да и заболеть впрочем, тоже, но тревога все еще грызла ее изнутри, поэтому каждый шаг был тверд и осторожен одновременно. Она выискивала глазами, то, что так могло ее волновать. Судорожно думая. Что она будет делать, если появится монстр, на глазах у этих двоих. Бездействовать она не могла, но и обнаружить себя значило, что придется снова бежать и скрываться. Это было слишком ненавистно и слишком болезненно. Поэтому ворох мыслей и столетних тревог снова и снова всплывали в голове у женщины.

0

15

Бина даже подпрыгнул от радости, смачно шлепнув по приземлению ботинками-мешками по луже и ненарочно забрызгав и без того промокших девушек. Извениться он подзабыл - так был счастлив, что его предложение не оказалось отвергнутым. Ведь что может быть лучше чашки крепкого горячего чая с медом в хорошей кампании после прогулки под дождем? Конечно, прогулка не была из самых приятных, да и Акари и Татске по отношению друг к дургу были несколько холодноваты. Но разве это повод для беспокойства? В конце концов, дурное настроение может быть у каждого, а улучшить его - лишь вопрос времени.

- Чудесно! - Нукаруми едва ли не светился от переполнявших его эмоций. Мыслями он был уже у себя дома, вспоминая, где бы могли быть чашки почище и поцелее, куда он мог спрятать мед, не слишком ли у него большой беспорядок, чтобы не смутить гостей. Не прилично было бы приглашать кого-то в жилище, где чистоты столько же, сколько в клетке у хомячка.
" - Нет-нет, вчера я успел прибраться. Спасибо тебе, Абурамуси, что уговорила меня спать не ложиться, пока все на свои места не поставлю. Низкий тебе поклон, когда останемся наедине."
- Тогда не стоит больше и минуты терять, иначе нас потом вовсе не выжмешь, - Бина легонько, почти неощутимо подтолкнул Татске вперед, чтобы они не отстали от Акари, и чтобы самому идти следом и служить передвижным и крайне довольным зонтиком.

" - Уединиться? В одной комнате сильно не уединишься, у меня даже ширмочки ведь нет. Не в ванную же ее отправлять, где потолок протекает. Да и никакая фанера не поможет, все кругом промокло, себе дороже использовать. Аи-аи, ну и задачку ты задала, Акари-чан! Думай, Бина, думай, у нас же дома много всякого полежного добра. И если перегородку поставить нельзя, значит, мы ее повесим. На веревке. Одним концом за крючок возле двери, а вторым... второй тоже куда-нибудь прицепим. И вроде бы плед, тот, который в клеточку, достаточно толстый, чтобы насковзь не просвечивать."
- Мы что-нибудь обязательно придумаем, Акари-чан, чтобы ты могла переодеться. Тебя не будет сильно смущать, если придется переодеваться в одной комнате с Татске-чан и мной? Слово даю, все мое внимание будет отдано на то время чаю, - и сторож смущенно свел брови.
Свобода общения это прекрасно, но и личные причуды, особенно женские надо уважать, а то он такие смелые предложения делает.
- Татске-чан, что ты такая сегодня молчаливая? Неужели настолько плохо прошла вчерашняя вечеринка? А я столько смеха слышал и радостных воскликов, даже не верится как-то, - напоминанием минувшего праздника послужили размокшие в пеструю кашицу конфети, обильно поналипшие к асфальту и стенам некоторых домиков научного городка. Алкоголь вызывал у Нукаруми лишь головокружение и боли в желудке, поэтому подобного рода мероприятия он всегда пропускал, но ведь любопытно, чему люди радовались всю ночь напролет.
Несколько кругляшочков конфети ветром донесло и до двери обиталища Бины. Козырька на дверью, под которым можно было хоть ненадолго укрыться, архитектор не предусмотрел, из-за чего офицер оказался перед дилемой: ключи в кармане, а лишней третьей руки, чтобы их достать, нету. Да и терзать девушек дождем ой как не хотелось.
- А. Вы не могли бы ключи у меня из правого кармана достать? Я сам не управлюсь.

Отредактировано Nukarumi Bina (2009-01-20 18:32:34)

+1

16

Хиёри бросила прощальный взгляд на остатки забора, который кое-где окружал воронку, где некогда стоял её дом.
" - Убью предурков, которые это сделали!" - пообещала себе Саругаки, со всей злобой пиная небольшой камушек, лежавший у её ноги. Запущенный пострадавший серой птицей подлетел вdерх и стремительно понесся вдаль, скрываясь за дождевой занавеской. " - Ксо!Ксо!Ксо!!!!"
Послышался гул, приглушаемый тарабанящими каплями дождя - камень достиг еще выжившей стенки... Хиёри скривилась, сдвигая бровки и кривя личико, то ли от злобы, то ли от привычки...
" - Мне надо узнать, что произошло..." - девушка, уже промокшая от не перестающей плакать непогоды, утопая в пополняющихся лужах направилась на поиски места, где можно было бы переночевать, как  ни  как первый день свободы, первая ночь скорби... " - Ну Хиёри и что дальше? Как далеко ты зайдешь в поисках ответа?"
Вьетнамки хлюпали по лужицам, издавая причудливые скрипящие звуки, волосы висели двумя намокшими пучками, а белая футболка намокши, прилипла к телу... Близился вечерь, становилось прохладно... Саругаки скрестила руки на груди, подавляя дрожь, которая прокатывала по телу с каждым новым дуновением вечернего ветерка. Хиёри уже не осматривалась вокруг, а шагала по лужицам, уткнувшись взглядом под ноги. Везде было одно и тоже: руины, развалины, покинутые убитые разрушенные, забытые... Каждый шаг давался девушке большим терпением. Хотелось упасть и рыдать... Пока она была в междомирье теплилась надежда, что они выжили... Что это была просто шутка и ни какая разрушающая реяцу не пожрала город, что это все просто сон. Увиденное вернуло Хиёри в реальность.
" - Нету дома... Нету друзей... Непонятно, что дальше..." - остановившись посреди лужи, которая омывала голени, Саругаки подняла голову, осматриваясь вокруг. " - Это место мне все больше напоминает междомирье... Нету ничего живого, зато пустого - дохрена..."
Метающийся от развалин к руинам взгляд девушки привлекли огоньки, мерцающие вдали.
" - Беженцы? Выжившие? Патруль...?"
Хиёри любопытно пошла на огоньки, любопытство девушки заставило её ускорить темп, а затем и вовсе побежать. Вскоре, из-за дождя и руинов выплыли палатки, бараки, сооруженные на скорую руку жилища. Девушка остановилась, всматриваясь в свою находку.
" - Это люди... Просто люди... Не шинигами и уж точно не пустые... Люди, выжившие? Думаю там я смогу найти еду и ночлежку, а так же и ответы, на некоторые вопрос..." Саругаки, сделав несколько уверенных шагов, остановилась, недовольно смотря на мужчину, приближающегося к неq. Незнакомец остановился напротив девушки, засунув руки в карманы и смиряя новоприбывшую взглядом.
- Идемте, у нас как-раз ужин готов...-  предложил мужчина, разворачиваясь спиной и шагая вперед.
" - Арэ... Странный тип... Ужин, там наверное будет что-то съедобное..." - в предвкушении набить себе пузико, Хиёри подалась за незнакомцем.
- Послушайте, а почему вы не спрашиваете, кто я и как тут оказалась? - недоверчиво спросила Саругаки. Мужчина, не останавливаясь, повернул голову, одним глазом смиряя девушку.
- Все мы тут не спроста... За ужином, если захотите - сами расскажите. Не моё дело лезть в жизнь людям...
" - Людям говоришь... " - от этой мысли в уголках губ у девушки промелькнула улыбка. - "Ладно, побуду пока человеком..."

Отредактировано Sarugaki Hiyori (2009-02-14 00:00:12)

0

17

оос: Извените, Татске-чан, Акари-чан. Ждал я, ждал, а дождаться не смог. Не могу видеть, как бедная Хиори-чан со странным типом одна гуляет. А вдруг у него мыслишки темные, и он ее обидеть хочет?

- Отвлекись от своих гостей, наивный романтик. Беседы беседами, и внимание к окружающим - несомненно пекрасно. Но мы здесь на работе, а не отдыхе, не забудь. И, как и пологается ответственнымому служащему, ты мог бы заметить, что помимо необычной рейацу Акари в городе появилось кое-что еще не менее интересное. И это даже не арранкар, хотя спутать несложно. Что будешь делать, Бина?
" - Мне всегда говорили, что подобные создания погибли еще во время вторжения армии Айзена. Если... Если это действительно вайзард, я должен немедленно с ним встретиться, распросить его, как он сумел выжить и оказаться здесь. Через целых три года! Бедолага, он столько времени провел неизвестно где, неизвестно в каких условиях, а теперь вынужден вернуться в едва живой город, в руины. Ох, Татске-чан, Акари-чан, простите меня, хозяина такого плохого, который даже гостей принять не может." И не успев рот закрыть, офицер вновь был вынужден заговорить.
- Вы меня извините. Мне надо на минутку буквально отойти, - примерявшись, Бина подпрыгнул и вогнал один из импровизированых фанерных зонтиков одним концом в тесную щель над дверью. Вот и козырек будет на светлое будущее. - Я вам открою сейчас. Вы проходите, не стесняйтесь, чувствуйте себя как дома, - улыбаясь мягко, как это только возможно при волнении, он скользнул освободившейся рукой в карман. Замерзшие ключи обожгли пальцы, но торопящийся юноша этого не заметил. Замок, избалованый повышеной влажностью, протестующе скрипнул, но позволил двери отвориться. - Чайник на столе стоит, он еще теплый должен быть. А чашки на полочке возле окна. На одной из них синее пятно - вы не пугайтесь, оно уже года два не выводится, а так, чашкой можно спокойно пользоваться. И ложки там же. Мед... Мед должен быть в небольшой банке с этикеткой "маринованые огурцы", - Нукаруми извиняющеся изогнул брови, пристыдившись, что всегда забывал оторвать эту неверную этикетку. - Я не помню точно, где она, но должна быть рядом с чашками где-то. Вот... И... И Акари-чан, ты сможешь спокойно переодеться. Если что, на стуле полотенце висит. Оно хоть и с дыркой, но после стирки я им еще не пользовался, поэмтоу можете спокойно взять, чтобы высушиться. А если совсем замерзните, смело пользуйтесь пледом. Он в красно-оранжевую клеточку, на кровати, его вы точно заметите. Вот. Устраивайтесь, а я скоро. Очень скоро. Только... Только обувь, пожалуйста, на проходе не оставляйте. Татске-чан, держи ключ, - выпалив эту тираду практически на одном дыхании, Бина вручил девушке ключ, махнул, прощаясь, рукой и бегом зашлепал прочь от домика, краснея и стыдясь, что так грубо пришлось обойтись с гостьями. Ничего, вот он побеседует с вайзардом, разберется, что к чему, попросит Абурамуси, чтобы она ему напомнила доклад написать о появлении необычного создания в Каракуре, и сразу же к ним вернется. Буквально птицей прилетит. Честное слово!
Вайзарда первой заметила глазастая Абурамуси, шустро припрыгивающая следом за шинигами. Она же и указала ему верную дорогу, а то от волнения и тревоги за новоприбывшего юноша даже чуткость потерял.
" - Какой он? Как он там, один, в ливне? Надеюсь, он не ранен? Я же даже аптечки какой-никакой не взял. Уууу, дурак. Главное, не паниковать. У меня повода для паники и волнения быть не должно. Я должен брать пример с Комамуры тайчо. Кто-кто, а он всегда уверен в себе и спокоен. Точно! Надо представить себе, что я Комамура тайчо. Или хотя бы похож на него. Характером." Хлопнув пакетом по новой бесконечной луже, Бина остановился и не без удивления посмотрел на идущую навстречу парочку. Мужчину он знал. Это был Данран Кигису - добрый малый, всех новичков в лагере принимавший едва ли не с родительской заботой. Но шествующую за ним хмурую девчушку видел впервые, и именно она оказалась источником таинственной рейацу. А ведь Нукаруми представлял себе вайзарда как минимум здоровенным мужиком с косой саженью в плечах, мускулистыми руками и почему-то густой курчавой бородой. Но то, что ожидания не оправдались, не должно никак сказаться на их знакомстве.
- Добрый вечер, Кигису-сан! - громко и бодро поздоровался, приблизившись к двоим на достаточное для беседы расстояние. Я, как посмотрю, у нас в лагере новенькая? Ты иди и не беспокойся, я о ней позабочусь как следует. И на ужин приведу, - добродушно улыбаясь, сторож поспешил снять с себя куртку и тут же накинул ее на худенькие девчачьи плечи. А сам растер ладонями покрывшиеся гусиной кожей под одной только водолазкой бока. Ничего, он еще успеет отогреться, а о чудом выжившем вайзарде стоит позаботиться. Кигису пожелал обоим поскорее добраться до тепла и, не став спорить, зашагал вперед быстрее. Оставшийся наедине с бывшей шинигами, охранник лагеря повел ее дальше, все к той же общей столовой, но чуть более длинным путем. - Простите, что так бесцеремонно вмешался. Я Нукаруми Бина, четвертый офицер мобильного отряда уцелевших сил Готей 13. Вы, как я могу судить, - вайзард, да?

Внешний вид: бомжеватый и непрезентабельный. Фиалкового цвета водолазка с высоким воротом, темные потрепаные жизнью и годами джинсы, толстые-толстые носки в радужную полосочку, едва просчвечивающие из-под синего целофана, которым в несколько слоев по щиколотку обмотаны ноги. Весь мокрый до нитки. Темно-охристая стеганая куртка с высоким воротом и длиной до середины бедра накинута на плечи Хиори.

Отредактировано Nukarumi Bina (2009-02-23 00:00:26)

0

18

Хиёри дрожала от холода. УЖе не один час она блуждала по этим мертвым руинам обливаемая вечными дождями. Одежда превратилась в мокрую паклю, липнувшую к телу и наливающиюся тяжестью. Мужчина, на которого она наткнулась в этом единственном живом уголке, оказался очень приветливым и даже в чем-то заботливым. Не напрягая лишними вопросами, не утомляя ненужной беседой незнакомец просто хотел помочь, как сделала вывод девушка. Саругаки уже давно привыкла к тяжелым условиям жизни, к недосыпаниям и голодным, тянущимся как клей часам. Её подкупил ужин, который пообещал этот самый мужчина. В животе заурчало, но благо никто этого, кроме самой белобрысой, не услышал.
"Наверное, сейчас мы бы сидели в гостинной, пили чай ели выпечку, сделанную Кенсеем. Все бы шутили, улыбались... За онками тарабанил дождь, а мы все вместе просто общались... Шинзи в который раз получил тапком по морде, за очередную глупую выходку, он всегда был дураком... За тем Лиза нас бы поразвлекала вместе с Лавом... Очередная драка за журнал, а..."Хиёри прервала свои раздумия, почувствовав растущую впереди реяцу. "Шинигами? В таком месте... Уж их я тут совсем не ожидала встретить... Держу пари, что именно из-за этих ублюдков была стерта Каракура!". Девушка скривилась, бровки вновь сползли к носику, делая на её лице крайно неприветливое выражение. Впереди замельтешила фигура, Хиёри уже чувствовала исходящую из него духовную энергию. Впившись глазами в приближающийся силуэт белобрысая даже немного замедлила шаг, оттягивая неминуемую встречу. Незнакомец ей уже не нравился, только по тому, хотя она даже с ним не знакома. "Меня он уже почувствовал, нету смысла скрываться, думаю, что этот пень не просто так идёт к нам на встречу."
Вот они уже остановились, а добродушный незнакомец здоровается с шинигами. Перекинувшись парой тройкой слов, куда Хиёри не захотела влазить, её добродеятель оставил на шинигами, скрываясь в темноте и дождевой занавеской. "Ну и что дальше?" Вопросительно взглянула Хиёри на этого парня. Выглядел он совсем не внушающе и даже бомжевато... Когда шинигами накинул на плече промокшеи и дрожащей белобрысой куртку, девушка замешкалась. Этот жест больше раздражал, чем предраспологал...
-Мне до одного места, кто ты такой, мне начхать, как тебя завут и тебе лучше поторопиться и рассказать мне, что произошло с Каракурой пока я не надрала тебе твой наглый зад! Выпалила Саругаки, резким рывком скидывая куртку в лужу и крайне не дружелюбно впиваясь взглядом в парня. Хиёри не шутила и готова была уже сейчас хвататься за занпакто, ну или за тапок...Сейчас ей было всё равно, что холодно, а тело хочет тепла, принципы, которые она не собиралась нарушать. К этому парню, уже  сейчас, она пропиталась глубокой антипатией... Обезьянка была уверена, что во всем виноваты шинигами, что во всех её бедах и страданиях они занимают чуть ли не главную роль и что этот шинигами не дождётся от неё радушного отношения.

Отредактировано Sarugaki Hiyori (2009-02-26 16:17:54)

0

19

ООС: Бина-сан. спасибо Вам большое . что подстегнули локацию :)

Всю оставшуюся часть пути приветливый и чем – то похожий на дружелюбного щенка Бина пытался разрядить угрюмую атмосферу, воцарившуюся между двумя девушками. Его успехи, по-видимому, были тщетными, потому что и брюнетка и рыжая не разговаривали друг с другом и более того, старались даже смотреть в противоположные стороны. 
С каждой минутой Тайкой все больше одолевало чувство опасности, которое должно было заглохнуть еще там, в развалинах старого дома, в момент агонии безобразного монстра, посмевшего приблизиться к огненной диве. Тревогу усиливал еще и тот факт, что она увеличивалась при приближении к лагерю. Мысли хаотичными молекулами метались в голове: «Неужели, эти твари добрались и сюда? Нужно срочно что-то предпринять… Нужно, отделиться от этой наивной парочки, и выяснить в чем дело!»
И вот когда решение окончательно оформилось, а вся разношерстная компания приблизилась к чуть скошенному домику сторожа. Нукаруми, вдруг извинился и, открыв им дверь, удалился в ту сторону, откуда отчетливо пришло предупреждение об опасности.
Акари замерла. Ей вдруг ни с того ни с сего захотелось побежать за этим глупым мальчишкой или хотя бы крикнуть ему в след: « Стой, дурачок, куда тебя не сет! Не смей!»
Но молодая женщина ни сделала ни того ни другого лишь хмуро посмотрела на Татски, решая как бы поскорее избавится от ее общества. И все же, словно кто-то услышал ее молитвы… Округу огласил бешеные завывания какой – то сильно популярной попсовой группы. Вздрогнув, брюнетка достала из кармана телефон и поднесла к уху:
_ Моси-моси, да это я!
Кто – то в экспрессивных интонациях на том конце линии пытался донести информацию, видимо очень важную, потому что по-мере продолжения разговора, лицо брюнетки изменялось. Мимика ходила ходуном, задрожала нижняя губа, потом выражение лица стало каменным. Девушка быстрым движением вложила ключ от домика сторожа в руки рыжеволосой и спутано попрощавшись, убежала в противоположную от недавно исчезнувшего парня сторону.
Акари вздохнула с едва заметным облегчением. Не смотря на то, что она тоже очень спешила. Женщина закрыла дверь, и, сжимая большой стальной ключ в кулаке, поспешила догнать молодого человека.
С каждым шагом, с каждым ударом сердце, с каждым вздохом интуиция кричала, молила, шептала: «Уходи! Беги! Спасайся!» Это были давно забытые чувства, эмоции, похороненные под толстым пластом времени. И вот сегодня, словно что-то особенное было этим днем, именно сегодня Тайка не вняла своей интуиции и продолжала напролом идти к очагу опасности. 
Она догнала сторожа, лишь тогда, когда он между домиками утихшего под дождем лагеря шел по руки с маленькой белобрысой девчушкой. «Она?!.» - восклицание пронеслось в мозгу,  лишь только монахиня поняла, что источник всего ее беспокойства вот этот мелкий с виду подросток. Но… Как часто мы ошибаемся, принимая желаемое за действительное. Стоило сначала присмотреться, прислушаться и оценить ситуацию.  Ветер дул в ее сторону и потому слова прозвучавшие, как гром среди ясного неба, Цукэру услышала четко: «Офицер мобильного отряда! Готей 13!»
Бешено заныли виски, казалось, сердце пытается выскочить из груди, так сильно оно забилось. Глаза начали наливаться пламенем. Сила поднималась из неоткуда, стремясь вырваться наружу. От мокрого насквозь платья пошел пар, мгновенно просушивая разбухшую от дождевой воды материю. Память услужливо подбросила призраки минувших дней, людей в черном, устроивших на нее травлю, как на кого-то диковинного зверя. Свой страх, отчаяние, и жажду выжить. Те люди, нет те охотники, называли себя именно так.
Маленькая спутница Бины, что - то гневно говорила и даже яростно сбросила с плеч куртку, так заботливо укрывающую ее от дождя.
Все это для Акари было уже незначительной мелочью.  Огонь, так неожиданно вспыхнувший в ее теле потек на землю, воспламеняя влажную почву, словно та была облита бензином. Ярко алый всполох окрасил воздух. Сила текла из нее, как молоко из пробитого кувшина, и женщина не могла остановиться. Собрав последние крупицы своего хладнокровия, и четко осознавая, что еще немного и весь научный городок останется просто выжженной горсткой пепла, Тайка метнулась вон из лагеря. Не важно куда, но подальше от людей, для которых сейчас она была опасна, подальше от Готей -13, нет она больше не позволит себя ловить, подальше от маленькой белобрысой девочки, которая излучала такую волну опасности, с которой ирландка никогда не сталкивалась…

осс : по просьбе гейм мастера ухожу в парк...ребята сейчас вам будет жарко
------> парк

Отредактировано Taika (2009-03-14 16:27:19)

0

20

Бина не расчитывал, что смурная гостья кинется ему на шею, заплачет от счастья или улыбнется, когда узнает, что в городе еще есть те, кто мог бы рассказать ей о случившемся. Он надеялся просто на молчаливое понимание, пусть скупую, но благодарность хотя бы за куртку, если не за встречу. Только вот одежда все равно пострадала ни за что. "Ее можно понять, она столько времени одна была. Ведь действительно совсем одна. Надо было мне по-мягче быть и не бросаться с места и в пропасть. Неужели у нее такой холодный зампакто, что даже не пригрел и не успокоил? Ни разу?"
Неловкость перед девочкой, котороя едва вернулась из ниоткуда и сразу же была вынуждена выслушивать историю о гибели города, неловкость перед созданием пусть и с колкой отпугивающей рейацу, но промокшим и промерзшим до костей - она едва успела зародиться. И тут же оказалась затоплена искренним ужасом, не позволившим и слова сказать в свое оправдание. Тем ужасом, который дети испытывают ночью, в темноте принимая обычные вещи за страшные когтистые тени, а далекие шумы улиц - за тяжелое чужое дыхание. Бина испугался до дрожи в руках, когда хмурое и решительное лицо вайзарда окрасил апельсиновый свет. Шинигами не видел, но чувствовал, как за спиной у него горит дождь.
"Акари... сан?..." В вечернем полумраке ливня пламя слепило и обжигало глаза, и Нукаруми не знал, действительно ли стоило ему оборачиваться. Акари, спокойная, немного холодная, но неизменно мирная женщина, та из немногих, кто с искренним теплом трепал мальчишку-офицера по волосам, обернулась живым проснувшимся вулканом, от жара которого дыбился асфальт. Бине казалось, что кто-то жестоко и бессердечно его обманул, или непростительно грубо пошутил над ним. "Это не может быть она... Что с тобой случилось? Акари-сан? Кто тебя... обидел?"
Реальность вернулась, стоило девушке сорваться прочь в серость улиц. Сердце обещало сбежать из груди, пережив вечность, продлившуюся не более нескольких секунд. А Нукаруми перестал чувствовать себя лишившимся родительской заботы мальчишкой. Офицер бывшего Готей 13, обязаный следить за сохранностью жителей уничтоженого города, обязаный сохранять спокойствие любой души, которая не являясь пустым, проживает на руинах Каракуры. Он знает разрушительную силу пылающей искусственой души и не имеет права позволить ей причинить кому-либо вред. Живой факел не успел уйти за пределы лагеря, как Бина выхватил из кармана джинс жесткую зеленую горошину и, едва не подавившись, проглотил ее. Вода, хлещущая с небес, лишилась над шинигами своей холодящей власти.
- Цукибито-сан, расскажи гостье, что произошло в городе, - шунпо следом за Акари впервые в жизни офицера вышло плавным и далеким - так сильно он боялся потерять ее из вида. Важнейшей необходимостью казалось держать ее в поле зрения, словно девушка могла испариться без внимания взглядов. "Акари-сан тоже житель этого города, и я обязан охранять ее так же, как и остальных. И не важно от кого, не важно почему. Она добрая, она очень добрая и заботливая, она побеспокоилась о тех, кто живет в лагере, поэтому и убежала. Нет? Но что могло ее так напугать? Почему она так разозлилась?"
- Акари-сан! Подожди! "Я всего лишь хочу помочь тебе." Не убегай! "Я не причиню тебе вреда. Обещаю."
Говорят, благими намереньями вымощена дорога в Ад. А Бина никогда не верил в эту поговорку. Даже когда пламеные следы духовной энергии Акари превращали улицы в этот самый ад.

Цукибито-сан - так звали пилюлю, которой было поручено временное управление гигаем, и в отличии от своего хозяина она была гораздо более прямолинейной в общении, со здоровой долей скептицизма, пессимизма и нетерпеливости. Нукаруми обычно предпочитал ей другие, более миролюбивые пилюли, но в этот раз времени выбирать не было.
Поежившись на холодном ветру, Цукибито крепко схватил порученую ему для опеки девчонку за шиворот, чтобы не убежала, и уверено потянул в сторону столовых, откуда удивленно выглядывали обитатели лагеря, привлеченные ярким светом огня не хуже каких-нибудь мотыльков. Искусственной душе было тоскливо от мысли, что придется пережевывать маленькому, судя по всему, хронически недовольному жизнью созданию события давно минувших лет. Но надо, значит надо. Более того, Цукибито из-за его происхождения было неведомо чувство страха за собственную жизнь, а значит, все возможные угрозы он благополучно пропускал мимо ушей.
- Для начала не кричи на весь лагерь, - обратился он к спутнице со вселенской печалью в голосе, стараясь при этом говорить неочень громко, дабы не привлекать излишнее внимание горожан, которые и без того с удивлением оглядывались на странную парочку. Кто-то даже хотел подойти, распросить, что было причиной вспышек света, но тяжелый взгляд Цукибито быстро желающих переубедил. - Тебе интересно знать, что стало с Каракурой? Ее уничтожила армия Айзена, а то, что ты сейчас здесь видишь - чудеса жизни, ради которых погиб генерал. Зачем, спрашивается? Все равно они все обречены на гибель. Как и шинигами. Как думаешь, долго они еще смогут прятаться под землей в разрушеном Сообществе Душ? - искусственная душа смотрела так остро и глубоко, что, могло показаться, - насквозь.

==> Центральный парк

оос: далее отпись за гигай будет вестись ботом.
Внешний вид гигая: бомжеватый и непрезентабельный. Фиалкового цвета водолазка с высоким воротом, темные потрепаные жизнью и годами джинсы, толстые-толстые носки в радужную полосочку, едва просчвечивающие из-под синего целофана, которым в несколько слоев по щиколотку обмотаны ноги. Весь мокрый до нитки.
Внешний вид шинигами: стандартная шикахушо, поверх которой - серый плащ из плотной ткани, длиной до щиколоток. Сандали отсутствуют.

Отредактировано Nukarumi Bina (2009-03-15 17:18:02)

+2

21

Тело напряженно вздрагивало от капающих за шиворот дождинок, взгляд уверенно сковывал глаза парня напротив, а губы скривились в раздражении. Саругаки не отличалась особой приветливостью и не замечала за собой тёплого радушия, даже с другими вайзардами. Сейчас она не доверяла никому, считая всех врагами. Её мозги, сердце, чувства бунтовали, требуя расправы. В голове гудело, внутри всё жгло, от обиды, боли, разочарования. Возвращаясь обратно, туда, где еще , как казалось, совсем недавно был и родной дом, и любимые люди, и ежедневная суматоха, но она была... Теперь девушка видела только руины, хранящие болезненные воспоминания. Камни, пропитанные еще когда-то жизнью, теперь мёртво обливались не менее безжизненным дождём. Белобрысая надеялась встретить их, а не этого благодеятеля. Первыми она хотела увидеть совсем не его радушную улыбку и тёплую куртку на плечах и это её еще больше злило, раздражало, огорчало...
Еще больше скривившись и не в силах слушать тишину, с таким уже прижившимся фоном капающего дождя, Хиори зажала кулачки и нервно, широко раскрыв глаза, крикнула на парня.
-Не молчи, олух! Свои слова девушка закончила ударом по ноге нового знакомого, но...
Резко возникающая вокруг реяцу на мгновение утихомирила разгорающийся пыл внутри Хиёри. Глаза удивлённо округлились и начали бегать по сторонам, в поисках того, кто мог бы это излучать. По лицу офицера, белобрысая прочитала невнятное удивление, плавно перетекающее в подобие страха. Девчушка снова скривилась, бровки изогнулись, образовывая несколько морщинок на лбу и носике, а губы сжались, как бы в ожидании. Когда вокруг вспыхнул огонь, Саругаки прищурилась, видя за спиной парня чёрный силуэт, который частично скрывал огонь.
-Эй ты! Тыкая пальцем в сторону подозрительной личности окликнула обезьянка, замирая в ожидании, когда поглощенный огнём силуэт ответит на её дерзкое обращение. Когда огонь начал подбираться к девушке, та, по привычке, уже потянулась к зампакто, который не один день провисел без дела за спиной, как необычная реяцу стала утихать, как бы отдаляясь, да и сам огонь теперь уже не так яро пожирал землю вокруг.
-Да что здесь происходит?! Олух! Переводя взбешенный взгляд на офицера прорычала Хиёри. -Лучше бы тебе поторопиться с объяснениями! Угрожающе продолжила она, но, видимо, парень был сейчас мысленно не с ней. Уже приготовившись вернуть его в чувство новым подпопником или даже тапком, Саругаки остановилась, увидев, как белобрысый что-то давясь глотает.
"Что за хрень?" Пронёсся вопрос в головке, который тут же затерялся где-то между раздражением, усталостью и злостью. Когда освободившийся шинигами бросился вдогонку подозрительной личности, обезьянка рванула и за ним, но цепкая хватка за шиворот заставила её притормозить, повиснув на руке.
-Вы что тут все охренели?! Рявкнула девушка, скользя пятками по влажной, размокшей земле, от того, что эта новая сущность тянула её за собой. "Ну всё..." Белобрысая, резко схватив за руку гигай, выкрутилась, ударяя обеими ногами в спину и отпрыгнув в сторону бешено заорала.
-Да пошёл ты в задницу со своими указами! Угрожая кулаком обратилась девушка.
Слова про прошлое Каракуры она как бы пропустила через уши, но смысл тут же ударил по мозгам. Кулак медленно разжался и обессилено повис. Головка упала вниз, скидывая на лицо белые волосы, а глаза безжизненно уставились в землю под ногами. "Айзен? Так это рук дела этого урода!? Это он уничтожил мою прошлую жизнь?! Этот  казёл обрёк меня на заключение в междомирье?!"
-Айзен?! Бешенно повторила девушка. -Это дело рук Айзена?! В глазах вскипало ярое желание мести, сейчас, больше чем когда-либо, ей хотелось выхватить свой зампакто и надрать зад всему, что связано с этим именем.
Резко выросшая чакра, такая знакомая, но так далеко заставила белобрысую забыть об Айзене. Девушка, как бы не веря, подняла глаза к небу, в сторону города, откуда чувствовала знакомая деховная сила. "Не может быть... Это же..." Рот приоткрылся, изображая удивлние и недоверие, а глаза не смели моргнуть с надеждой смотря вперед.
-Шин...джи... Обрывками тихо выговорила Хиёри. В голове крутилось куча мыслей, которые доказывали, что это не реально, что он умер, хотя надежда давно уже шептала, что так ничего не могло закончиться. Рука неуверенно дернулась, девчушка не обращала никакого внимания на людеи вокруг, на огни, на дождь, от которого еще недавно дрожало промокшее тело. Взмахнув намокшими волосами, пацанка скривило лицо, резко прыгая вперед.
-Пока, олух... Не оборачиваясь к уменьшаещимуся за спиной силуэту парня, который, казалось, хотел помочь, Хиёри неслась вперед, всё больше и сильнее чувствуя знакомую чакру... "Шинджи..."

===>Парк

Отредактировано Sarugaki Hiyori (2009-03-10 16:19:26)

+1


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Развалины города » Научно-исследовательский лагерь.