Bleach: Disappearing in the Darkness

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Город не видящих Солнца » «Душевный рамен»


«Душевный рамен»

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

«Душевный рамен» весьма знаменитое среди шинигами заведение. Открыл его добрый и веселый толстячок Нэ, настоящее имя которого никто, наверное, и не знал, а так его прозвали за привычку задавать вопросы. Известно только, что его «семья» была убита во время боя в Сейретее. Тогда как раз больше всех пострадал первый район Руконгая, где и жил этот приземистый и кругловатый старикашка. Зная, что самому отомстить за смерть близких людей, он никак не моет, Нэ старался всеми силами помогать тем, что может – то есть кормить своих спасителей сытным и вкусным обедом со скидкой для шинигами.
Заведение его наглым образом вписалось в главную, самую людную улицу подземного города и представляет собой внешне небольшой домик с доброжелательной вывеской. Днем у Нэ не так уж много посетителей, зато вечером во вместительном зале не пропихнуться. «Душевный рамен» пользуется успехом у тех, кто любит повесетиться и хорошо выпив, потравить байки в хорошей компании.
Коронным блюдом, судя по вывески, является рамен, но меню у Нэ этим не ограничивается.

0

2

-------- Коро, Дзию ----- Улицы в западной части города

Разношерстный люд стал расходиться быстрее, когда понял, что основной цирк закончился, а сладкая парочка направилась дальше по улице, удаляясь, правда, от казарм, но зато приближаясь к источнику приятного запаха.
- Сакэ в это время? – Коро приподнял бровь, вопросительно глядя в кошачьи глаза. – А тебя твой лейтенант не заругает? Про капитана не буду спрашивать, он наш человек, наверняка сам не против свалить с рабочего места и согреться чем-нибудь горяченьким, хотя бы тем же раменем, куда мы, кстати, и направимся, - мальчик ткнул пальцем в вывеску, которая и привлекла его внимание. Рамен Коро, как почти любой мальчишка, любил до одурения, а тут ещё и самый лучший во всем подсейретенье… Как такое пройти мимо? Даже если бы Нека не согласилась его покормить, что сомнительно в связи с её явным желанием идти на примирение, Кокаге бы в любом случае зашел бы в «Душевный Рамен», раз уж появился такой чудесный повод. – Но фукутайчо у тебя кажись строгая, а мы к тебе в отряд потом пойдем, ведь так?
Пройдя вовнутрь заведения, где Коро всегда казалось тепло и уютно, мальчик уселся у самой стойки, на большой и кажущийся неудобным стул. Почти все столики были свободными, но рыжему шинигами нравился веселенький и низкий старичок, который, как убедился однажды юноша, бегает за стойком на специальном постаменте, потому как росточком не вышел.
- Две тарелки рамена… пока, - чуть сморщившись, все-таки мальчик заказал, - стакан молока, - признаться, белую жидкость Коро не очень любил, особенно теплую с пенкой… «Беее», - такая радость вызывала у него сильнейший приступ отвращения, но кто-то когда-то заявил ему, что он не растет именно из-за того, что не пьет молоко и с тех пор, мальчик как мог заставлял себя употреблять хотя бы стакан в день. При дефиците, образовавшемся сразу после падения Сейретея, это было не так просто, но у Нэ всегда было молоко, которое он по приятельским отношения, приберегал для сорванца. Сейчас же было уже легче… - и бутылочку сакэ… я думаю. Что-нибудь ещё? – поинтересовался мальчик у присевшей рядом Неки.

Отредактировано Kokage Koro (2008-12-15 20:16:58)

0

3

Пританцовывающей походкой, на волне приподнятого настроение Доранэко вместе со своим подельником вплыла в самое популярное заведение в западной части подземного города. На все справедливые увещевания юного шинигами девушка только добродушно ухмылялась и отмахивалась.

- А что мне Рукия – фукутайчо ? Я же не собираюсь напиваться, а только немного согреться после прогулке по тоннелям. Да и нервишки успокоить следовало бы, - отшутилась она при упоминание своего лейтенанта. Блондинка прекрасно знала, что за ее хрупкой наглой особой стоит задорный и любящий веселье капитан, с чем приходится мириться серьезной и ответственной Кучики. Хотя порой, бродячей кошке казалось, что та с удовольствием поменяла бы ее местами с более прилежной Сорано. Но, как часто это бывает, такие мысли долго не задерживались в светлой голове дозорной.

Оказавшись возле барной стойки, за которой распространялись умопомрачительные запахи готовящейся еды, Дзию задорно подмигнула добродушному хозяину и исполнила танцевальный пируэт, который когда –то очень давно видела по телевизору в мире живых. Девушка соблазнительно изогнулась, выпячивая грудь и втягивая и без того несуществующий живот,        закинула правую руку за голову, а левую провела по линии тела сверху вниз и сделала разворот на одной ноге. После чего залилась звонким смехом и села рядом с Коро на один из больших стульев.

- У меня диета, - начала было она, как ее желудок, вспомнив лишь об одном кусочке тофу спросони, сильно запротестовал утробными звуками, от чего Нэко только больше рассмеялась. – Ну ради такого случае, мне пожалуйста, бооооольшую тарелку свиного рамена.
Посмотрев на стакан молока, который был аккуратно поставлен возле рыжего разведчика, она похлопала мальчика по вихрастой макушке и произнесла.
- Правильна молоко полезно, в нем много кальция, рога быстрее начнут расти, - но чтобы сгладить предполагаемую реакцию, порылась немного за пазухой, от чего косоде принял все тот же шаловливый разрез, способный возбудить хорошо поставленную фантазию и достала, еще один крошечный пакетик карамели, - на держи, с ним будет вкуснее…

Протянула она свою заначку, в качестве окончательного знака примирения с Коро.
И тут же отвлеклась, на предоставленную ей огромную тарелку лапши и бутылочку саке.

0

4

«Вот ведь… не может без представления», - беззлобно думал мальчик, наблюдая за её манипуляциями и подавляя откровенное желание выбить из-под подруги стул, просто так, для профилактики зазнайства и излишний релаксации - военное положение все же, а и то, и то может свести в могилу, если взыграет не в том месте нее в то время.
- Ну-ну, - мальчик откровенно усмехался, глядя на девушку. Он ни сколько не сомневался в её талантах пить сакэ, но… однако же и не мог отвергать тот факт, что меру Дзию признавала только свою собственную и сколько это будет именно сегодня никто точно не знал, - если из-за тебя нам не предоставят помещение, сама будешь выкручиваться, - заявил Коро, строго хмуря брови, разумеется, только для вида. Как и любому ребенку, ему нравилось чувствовать себя умнее других. – Поэтому ты не увлекайся! Всегда можно будет выпить после рабочего дня, - деловито рассуждал мелкий, с треском разламывая пару палочек. – Кстати ты так и не сказала, говорила ли ты с Абараи до этого?
Девушка всегда поражала его своей неуемной энергией, а возможно ему просто было сложно сравнивать с самим собой. Коро привык, что он самая большая заноза в отряде, самый шумный, непоседливый, надоедливый, голодный и доставучий и видеть свою женскую копию… было как-то странно.
- Хорошая у тебя диета! – со смехом проговорил мальчик, глядя на тарелочку рамена ни сколько не уступающей его собственной. – С такими порция ты очень скоро, проделывая подобное па, сломаешь стул под собой! И Нэ придется покупать новый.
Коро быстренько прихватизировал предложенные сладости, пока Нека не передумала, реагируя на его слова о фигуре. Мальчик давно понял, что девушки становятся очень нервными, когда разговор касался подобной темы, но буквально не мог не подколоть, хотя бы в ответ на её насмешку.
"Женщины..." - с какой-то обреченностью думал Кокаге, - "одно в вас коварство. Обязательно было комментировать, да? Ведь знает, что я не любитель молока..."
Он не комплектовал по поводу роста, но хотел быть выше, а иногда старше и сильнее. Подобные желания в таком количестве появились как раз таки после их феерического продува арранкарам. Хотелось что-то исправить в таком положении, доказав что-то именно себе, а не кому-то другому, успокоить болевшую совесть и снять с души камень. Хотелось стать сильнее, лучше, но не хотелось, как некоторые, ходить со смурной рожей, страдая о прошлых временах. Для этого Коро был слишком молод, для этого Коро слишком долго жил.
- Рога вообще растут у козлов и тех, кого таким делают их любимые, а у меня таких нет, - продемонстрировав Дзию язык, Коро с чувством выполненного долга пододвинул к себе тарелку. - Итадокимас! - еда у Нэ как всегда оправдывала самые лучшие ожидания. - Вот вкуснятина! - внятно проговорил коро, перебиваясь на приятное, довольное мычание.

0

5

Тарелка с раменом источала такой сумасшедший аромат, что желудок казался сжался в предвкушении сытной пищи. Не долго раздумывая, Дзию с треском разломала палочки и принялась усердно поглощать пищу. Замечание рыжика по поводу саке, она просто пропустила мимо ушей. А на вопрос о ее разговоре с тайчо она что-то не членораздельно промычала, подразумевая, что рядом все время крутилась строгая Рукия – фукутайчо и у блондинки просто не было возможности  поговорить с капитаном по душам.

Когда тарелка за один присест наполовину опустела и первые муки голода были удовлетворены, девушка подняла пиалку саке, и завопила на все кафе:

- Кампай!.. – настроение было добродушное, проблемы с весом девушку никогда не мучили, ибо она столько двигалась и тренировалась, что лишний жирок просто не успевал откладываться на ее подтянутых боках. Поэтому с удвоенной силой девушка принялась доедать свою порцию, комментируя все словесные выпады напарника с набитым ртом.

- Нифего страфного, все фтулья Нэ профли тефтирофание на Комамуре – тафчо, - пробормотала она, заглатывая очередную порцию.

Коро тоже активно отшучивался, и было понятно, что они снова не разлей вода.

Отвалившись от пустой уже тарелки, Доранеко облокотилась на стул и ласково погладила округлившийся от еды животик. Посмотрела осоловелыми, сытыми глазами на разведчика и хлопнула его по плечу:

- Ты главное не расстраивайся, и у тебя будут козлы…или это…любимые… - довольно икнув она продолжила, -главное, чтобы кальция в организме хватало. А подрасти, ты всегда успеешь, было бы желание…

Глаза от чрезмерной вкусной еды, медленно слипались и девушка держалась изо всех сил, чтобы не уснуть прям на стойке бара. Поэтому она просто достала колоду потрепанных карт и стала активно ее перетасовывать, что бы не клевать носом так откровенно.

На волне всего хорошего, произошедшего за последние полчаса в Дзию проснулись певческие таланты и поэтому она слегка фальшивя, затянула, какую- то старую детскую песенку, впрочем, не бросая свои тренировки с картами.

-У черной кошки двоя котят,
Девочка и мальчик кушать хотят
Рыжий и белый играют весь день
Спать им не хочется, учиться лень.
Однажды забрались в старый сундук
Темно и страшно и сыро вокруг.
Мама, мама – наc скорее найди
А слышно мяу- мяу, куда ей идти?
Но все закончилось хорошо
Хулиганы выбрались , и дождь пошел…

Отредактировано Doraneko Dziu (2008-12-22 18:28:46)

+1

6

Пока Коро методично набивал желудок сначала одной, а потом и второй тарелкой, ставя скоростные рекорды, с удовольствием причмокивая и раскачиваясь на стуле, Дзию уже и выпить успела.
- Комамура не в танце садится и не на эти стулья, - мальчик с сомнением глянул на Неку, будто длинноногое сидение под ней может сломаться прямо сейчас, в эту самую секунду от тяжести её обеда.

- Да я пока за свою рогообеспеченность пока как-то не волнуюсь, - фыркнул Коро глядя на ненавистный стакан. Несмотря на то, что молоко он пил довольно регулярно уже давно, подрос он сравнительно недавно - после битвы за Сейретей - и в росте это сказалось гораздо меньше, чем ему бы того хотелось. Именно поэтому в волшебную силу молока мальчик не верил и пил скорее по привычки и из детской надежды, что если что-то делать долго и упорно, мучаясь и вкладывая все силы, возможно, когда-нибудь, твое желание исполнится, хотя бы наполовину... На этой мысли Коро, набравший в рот ненавистное пойло, произвел в голове несложные арифметические расчеты, из которых получалось, что половина его желаемого роста это на 30-40 см ниже ныне существующего и, оценив всю несправедливость мира, откровенно подавился, оплевав стойку и, по возможности, Нэ с Дзию. - Черт! Дзи, не говори под руку.

Пока он отплевывался и отфыркивался от белой жидкости, которая каким-то чудом не попала на его форму, Нека, успешно догнавшаяся саке, запела... Поймите его правильно, у девушки был вполне симпатичные голос, пела она складно, даже почти не фальшивя и зачастую развлекая местных постояльцев, но что-то в тексте показалось мальчику подозрительным.
- Это про нас что ли? - поинтересовался рыжик, запивая молоко бульоном из огромной тарелки. Полный желудок давал ощущение надутого, довольного жизнью шарика... или надутого от довольства шарика? Так или иначе, ощущение было приятным и усыпляющим. Двигаться пока было откровенно лень, поэтому Кокаге решил пока потянуть время за беседой так и еда быстрее уложится. "- Теперь главное покатится в нужную сторону!"
- А кто тогда кошка? Та, что черная, - не без любопытства спросил мальчик, потягиваясь всем тело, прежде чем встать. "Пусть лучше болтает, чем пьет. Болтать у неё как-то складнее получается, а уж заливать... буквально соловьем", - Коро внутренне чуть завистливо присвистнул, почему-то четко представив себе Дзию на ветки дерева.

+1

7

Как известно, последние капли саке самые вкусные и самые пьяные. Опустевшая глиняная бутылочка была отставлена в сторону, как и  миска из-под исчезнувшего  в животе девушки рамена.  Песенка закончилось, глаза окончательно открылись. Вот такой феномен. Если петь правильно, задействовав пусть и поджимаемую пищей диафрагму, то натяжение кожи на пупке будет не столь сильным и можно, хоть немного проснуться.

Коро тоже закончил есть и сыто улыбался на стуле рядом. Активное перекидывание колкостями уже вошло в стадию обычного соревнования, кто кого перешутит. Но после сольного номера рыжик задал вопрос, точно подгадав момент, когда пиалка вожделенного саке направляемая тонкой девичьей рукой застыла в воздухе и Доранэко задумалась. А действительно! Песенка, как ни кстати была написано словно про эту шкодливую парочку. Если Дзию белый котенок, то Кокаге – рыжий. То тогда кто, та черная кошка? И девушка, не опуская пиалку, пустилась в размышления.

- Ну, ты знаешь, я бы предпочла, чтобы это была Унохана – тайчо. Она добрая и самая терпеливая из всех моих знакомых, но увы… Про нее забыли, - несколько секунд молчания и причмокивание губами, - Если брать твою мамашку, то мне не подойдет она никак, уж лучше дальше сидеть в старом сундуке, если брать моего фукутайчо, то будем откровенно спать, тут надо уметь активно отключаться от реальности. Если брать твоего тайчо, то … Вполне себе вариант, но она может не согласится. Шиибу даже рассматривать не буду, взорвет на фиг весь сундук, вместе с нами.  Можно вполне рассматривать квинси – тайчо, он хоть и мужчина, но умеет шить, если, что форму залатает за несколько секунд, а раз пошла такая пьянка, то и Шухей тоже ничего подойдет, он азартный и с ним выпить можно. Кенпачи – тайчо  тоже не подойдет, он в трех камфорных деревьях блуждает, просто не найдет. Самый экстримальнный вариант это Камамура – тайчо, он хоть рыжий и собака, но зато у него потрясающий нюх и найдет нас быстро…Есть еще как вариант Бьякуя – тайчо, но тут я тоже однозначно против, это ,как мой лейтенант, но раз в десять страшнее. Думаю, стоит устроить отборочный смотр на роль нашей мамы – кошки…

Неизвестно в какие еще дебри могли бы быть заведены рассуждения блондинки, если бы в округ них не стал по обыкновению собираться служивый люд, желавший послушать байки, и возможно для себя что-то запомнить. А с этим смирится ну никак было нельзя. Конечно, девушка была определенно безбашенной, и ей многое прощалось, но если часть названных по имени могли просто не обращать внимания на ее болтовню, часть просто не понять, а часть отшутиться с юморком, то были там и личности, которые могли надавать по ушам до полного их атрофирования. А посему, Дзию приподнялась со стула похлопала еще раз свой пресс , залпом осушила последнюю пиалку саке и , подмигнув господину Нэ, выложила на барную стойку плату за рамен.

- Эх, кажется нам пора сваливать в казармы… В конце концов, дела не ждут, хоть и не стоят на месте… - пролепетала она, наклонилась к рыжику и чмокнула  его в нос ( а чего еще ждать от подвыпившей женщины?), - пойдем партнер, а то всю удачу пролопаешь тут…

Сделав парочку удачных па на прощание и утеху собравшейся публики дозорная и разведчик ленивым шагом пошли, а точнее покатились, как два колобка в сторону казарм дозорного отряда. Обсуждая  по дороге , как более убедительно построить разговор, чтобы помещение для казино, залог их будущего процветания, было предоставлено немедленно и без особых возражений…

--------------------------------> (Доранэко и Кокаге) казармы дозорного отряда

0

8

Мадараме сидел, молча уставившись в свою тарелку мисо-широ. Суп, кажется, уже давным-давно остыл, но дико голодный Иккаку так всё не мог приняться за него. Шум вокруг не раздражал, шинигами просто абстрагировался от него, он был занят своими мыслями.  Присутствие Ичимару Гина он чувствовал вполне явственно, плюс слухи расползались по НВС с околосветовой скоростью. Мой тайчо сейчас там, на собрании один из тех, кто решает его судьбу. Я думаю он примет правильное решение. Пальцы потянулись к ложке, которая зачерпнула бурую жидкость супа, Иккаку наклонился к тарелке и с жадностью проглотил уже поостывший мисо.
Бездействие давило на война, сейчас ничего нельзя было предпринять, кроме как терпеливо ждать решения капитанов. С какой целью он появился здесь? Сдаться? Это совсем не в духе Ичимару Гина. Скорее всего он опять собирается состроить козни итак порядевшим нашим рядам, это ловушка, иначе быть не может. Уверен Кенпачи-тайчо настаивает сейчас на его заключении. Убивать сдавшегося- не благородно, но он достоен суда, как предатель и враг, а если он реально раскаивается, то окажет все возможные усилия, чтобы помочь шинигами. Сдержанные и разумные мысли давались Мадараме с трудом. Он едва сдерживал гнев. Если бы не предатели, со-тайчо был бы жив, Иба-сама был бы жив. Хотя я сам во всем виноват. Мне надо быть умнее теперь, мыслить за пределами своего эгоизма. Да, я хочу убить Ичимару, но интересы бывшего Готей- 13 превыше всего. Я не могу больше никого подвести.
Еще одна ложка, еще и еще. Теперь перед Иккаку стояла пустая тарелочка.
- Мне еще мисо- широ, пожалуйста!, - хрипло прокричал Мадараме.
Он начал оглядывать публику вокруг него. Шинигами, как шинигами, ничего интересного. На них как будто траурная пелена. Помню, в забегаловках в Сейрейтее было куда веселее, смех был правдивее, разговоры громче, а сейчас уже не то. Мы должны вернуть себе свой дом, чего бы нам это не стоило.

-1

9

-----> Казармы отряда стрелков

Поворот, тоннель, поворот, проход и прямиком из тоннеля на площадь, на которой приютилось небольшое одноэтажное здание вокруг которого витали запахи нехитростной еды. Желудок Акихито тут же отозвался на раздражители обоняния и мгновенно влип в позвоночник, давая понять своему незадачливому хозяину, что его организм очень проголодался. Особенно после тренировки на которой израсходовал не мало сил на оттачивание точности попадания звуковой волны.
Зайдя в помещение шинигами оглянулся. Практически все было занято и приткнуться за пустой столик и нормально поесть становилось явной проблемой. Стоя у входа Аки обвел взглядом зальчик и наткнулся на пустое место. За столом сидел шинигами и смотрел в свою тарелку. Не узнать его было просто не возможно Икакку Мадараме отблеском лысины своей головы мог соперничать с солнечными зайчиками. Только где теперь это солнце и зайчики? За тихим бесконечным снегопадом…Горюнится шинигами не стал, а просто нацелился занять пустое место за тем же столиком, но видимо у Акихито сегодня день такой, нарываться на вышестоящее офицерство и начальство. Обреченно вздохнув Аки подошел сначала к разносчику и заказал себе онигири, целую горку и побольше, и только потом двинулся в сторону пустого места.
- Приятного аппетита… легкий поклон… разрешите?
Косака указал на пустующее место с явным намерением занять его, но проявив при этом уважение к старшему по званию и силе шинигами.

Отредактировано Kosaka Akihito (2009-04-15 14:41:06)

0

10

<--------------------------------казармы дозорного отряда

«Ох, уж, не легкий это был денек!» - одинокая, но очень четкая мысль проскочила в голове третьего офицера дозорного отряда. И, правда, обычно относительно спокойные будни неугомонной блондинки закончились. В подсеретейи  что-то творилось. Сначала спросони одно задание в холодных тоннелях. Впрочем, чего уж там греха таить, основные беды начались именно по ее вине. Если бы не ее дикое желание, расшевелить птаху из исследовательского отряда, то приключения закончились бы не успев начаться.

Да и  вообще, сколько раз Дзию повторяла себе, что порой закрытый рот ей идет больше. Но изменить себя способны не многие и еще меньшее количество людей и шинигами способны изменить себя настолько, что остальные забудут, какими они были раньше. В голове навязчиво маячил аристократический образ капитана градоуправления. Блондинка сглотнула, если много-много думать, то ни к чему хорошему – это не приведет.

Тряхнув головой и выйдя из своей пятисекундной задумчивости, бродячая кошка принялась гонять младший офицерский состав свернутым в трубочку бессмертным творением младшей Кучики. Офицеры не сопротивлялись, а привыкшие уже к такому «ласковому» обращению давили улыбки и расходились выполнять поручения отмеченные в плане мишками и зайчиками.

Когда утомленная командованием Доранэко решила, наконец- то все вопросы с распределением на усиления постов. Родилась крамольная идея напиться и тем самым заочно стоимость рыжему разведчику, что покинул ее в столь лейтенанту, за приторно-сладкий привкус шоколада, легкой тенью витающий во рту, капитану, за то что отсутствовал на месте, когда так нужен. Ну, и конечно же, просто так без повода, чтобы повысить настроение.

Итак, повторюсь, закончив очень важные поручения дозорная легкой походкой отправилась в любимое питейное заведение к господину Нэ…

Практически впорхнув в бамбуковый зал»душевного рамена» Дзию присела на высокий стул у стойки рядом с хозяином. Улыбнулась ему самой очаровательной улыбкой и потребовала три бутылки сакэ. Невысокий господин Нэ, засмеявшись, поставил перед девушкой требуемое, предусмотрительно присовокупив к напитку несколько дайфоку.
Весело перекидываясь с хозяином шутками, чествуя за его здоровье и прикусывая потрясающе вкусные черничные лакомства бродячая кошка, наконец – то успокоилась и забыла все планы своей мести.

Потребляя уже вторую бутылочку, блондинка облокотилась на стойку и лениво осмотрела зал. Тут же оживилась, заметив за одним из столиков очень знакомую шевелюру и сверкающий блеск, символизирующий ее отсутствие. Дзию чуть не упав, вскочила со стула и, подмигнув хозяину и прихватив свои бутылочки, прошествовала к столику, без спроса плюхнувшись на свободный стул:

- Привет мальчики, женского общества не чураетесь? – она налила очередную пиалку саке и, не раздумывая выпила, потом повернулась к Мадараме и изобразила указующий перст, - я тут твоего тайчо видела, он выразил желание в западных тоннелях лавочки поставить, сказал к тебе и Юмичико-куну обратится…

0

11

Шинигами почувствовал на своей лысине взгляд. К этому третий офицер был весьма чувствительным. После того, как наглый ребенок буквально заваливал его шутками касательно его головы, Мадараме стал тонко чувствовать задерживание взгляда на своей солнечной макушке. На лице шинигами уже появилось привычное злобное и суровое выражение, брови свелись и Иккаку резко развернулся, чтобы поглядеть в глаза того, кто сейчас нарвется. Но офицер ошибся. К нему направлялся вполне вежливый на вид молодой человек. Такие обычно водятся в лечебном отряде и в отряде стрелков, худощавые и аккуратные. И подошедший явно не задавался целью смеяться над лысиной Мадараме. Ну чтож, живи пока. Но он кажется хотел присоединиться, а у офицера были другие планы. Что-то потянуло его наружу, да и есть резко расхотелось. Ну они простят мне мой "ложный" заказ.
- Приятного аппетита… ,-легкий поклон… ,-разрешите?
-Спасибо, разрешаю, но я уже ухожу, посидеть со мной не выйдет, обратился Иккаку и к юноше и к девушке сразу, упавшей на них, как снег на голову. Вот и будет ему компания. Девушка, к слову сказать, неплохо выглядела, но своим беспардонным поведением напомнила ему Ячиру.
Когда Ячиру вырастет, точнее если она вырастет, она будет именно такой. А вот саке это хорошо. Редко девушки пьют саке, а если и пьют, то редко выглядят как девушки. Например наша Уназуки Мичико, вроде девушка, но ведет себя как настоящий мужчина- войн, если бы еще и саке пила, можно бы было с ней в одном горячем источнике купаться. Но зато она воспитывает Ячиру хоть немного. А то тайчо вконец её запустил. В лысую голову снова закралось горестное воспонимание о лысой голове. В ответ на это она послала очередной слепящий блик в глаза одного из разносчиков, бедняга чуть не потярял координацию от этого.
Кенпачи никогда не отдаёт приказы через кого-то постороннего. Надо выяснить у него самого, что же надо сделать. Выполнять гражданскую работу- смертельная скука, ничего не мешает мне искать Юмичку подольше, чем обычно.
- Я как-раз направляюсь в отряд, захвачу с собой и Аясегаву,- с этими словами Мадараме, закинув руку за плечо, направился к выходу из "Рамена"
В эту же минуту на стол поставили дымящийся суп. Разносчик с удивлением посмотрел в спину уходящему Мадараме. Затем просяще уставился на новых гостей.

----->Прошло 3 дня----->казармы боевого отряда

0

12

После ухода Иккаку, оставшиеся в компании друг друга родственнички Доранеко и Акихито принялись спорить. Причина спора у братца с сестрой всегда одна и та же - несчастный сиреневенький слоник, которого они не могут поделить с давних пор. К счастью, саке сближает и устраняет любые разногласия. Уже через каких-то полчаса заметно повеселевшие Доранеко и Акихито думать забыли о спорах. Аки был рад видеть сестру, которая, по своему обыкновению, трещала без умолку и даже пообещала сшить брату другого сиреневенького слоника. И это при том-то, что шить Дзию-сан не умеет.
Весело проведя время и скоротав вечер, изрядно подвыпившие офицеры разошлись по своим казармам.

Доранэко Дзию
------>Прошло 3 дня------>Казармы дозорного отряда

Косака Акихито
------>Прошло 3 дня------>Казармы отряда стрелков

0

13

----->Госпиталь города НВС

Сейчас Фукуто подходил к ресторанчику, что уже виднелся, он с интересом наблюдал за всем что происходит вокруг. Жизнь, она так и кипела, все вокруг что-то делали, куда-то спешили, у всех были свои желания, мечты, цели, надежды. Попав в Сейретей Фукуто перестал обращать внимание на подобные вещи, он существовал, отдавал дог тем кто спас его, безропотно выполнял разную работу. До того как его сил обнаружились в полной мере и он смог их контролировать он был даже хуже просто шинигами, ведь занпакто он не обладал и пользы от него было совсем чуть. Впрочем подобная ситуация полностью устраивала Омомуки, ему не хотелось лишний раз привлекать внимание, выделяться и общаться, скорее именно общаться. Короткие фразы приветствия и пожелания хорошего здоровья, это всё что он говорил в последние три года. Когда его силы обнаружились в отряде поддержки и лечения были рады, их радость была бы куда больше, если бы он мог работать с органикой, это было понятно, это ведь силы очень похожие на Орихиме-тайчо. Но даже и так один Фукуто мог заменить целый взвод, причём ему не нужны были никакие материалы и инструменты, если у него чего-то не хватало, он всегда мог создать это сам. Забавно но раньше Фукуто не обладал знаниями в области строительства и починки, но это давалось ему так просто, а ещё проще дл него было делать различные инструменты.
«Тот человек – Амакуни, он сказал что Омомуки это семья оружейников, видимо поэтому мне так просто делать инструменты, а если…попытаться сделать оружие? Хотя кому тут нужно холодное оружие, ведь есть занпакто, а те у кого их нет не должны и пытаться сражаться, иначе их убьют так…быстро.»
Погрузившись в свои мысли Фукуто совершенно перестал замечать окружающие его мир, а так как в раздумьях он ускорил шаг, то неожиданно для себя, но вполне ожидаемо для пары мальчишек наблюдавших со стороны, врезался в кого-то, единственное что он увидел что этот кто-то был миловидной девушкой лет восемнадцати, её лицо обрамляли  сиреневые волосы.
«А она ничего…итэ…»
Результатом этого столкновения была новая вспышка головной боли и…галлюцинаций только на этот раз, казалось что левый глаз Фукуто горит огнём. В итоге он осел на землю пока боль не начала отпускать его. Со стороны было похоже что ему кто-то очень неслабо врезал, например девушка шинигами на которую он налетел.

0

14

/начало игры/

Что? Где? Когда? Ничего не волновало Акиру, медленно идущюю вникуда. Глаза были непривычно потерянными. Она почему-то стала ненавидеть этот город, но виду не подавала. Тихо-тихо шагая по улицам Аки решила перекусить и свернула к "Душевному рамену". Хозяин давно знал Акиру, ведь она часто приходила туда, так как там она могла расслабиться. Уткнувшись в землю она на смотрела куда идёт, сварачивая к конечному месту назначения. Мимо проходило множество синигами, которые не здоровались с девушкой. Конечно, сейчас почти всем безразличны люди, идушие мимо, только дела, которые им поручены. От мыслей её отвлёк толчё, откинувший её назад. Акира села на землю, потирая голову. Ой... Тут она отвлеклась от себя и посмотрела на второго члена "аварии". Он сначала стоял, а потом опучтился на землю. Забыв о себе она резко подалась вперёд, подлетая к синигами.
- Ты впорядке? Прости я очень невнимательна... -  Она подняла его голову и посмотрела сначала ему в глаза, а затем оглядела его голову, ласково проводя руками по ней, ища шишку, но не найдя её немного успокоилась. Выдохнув Акира отпустила его. Затем до неё дошло, что она зделала и она покраснела.
- И.. Извини. Я просто за тебя испугалась ты так неожиданно сел и я... Извини.

0

15

Фукуто медленно поднял глаза, над ним стояла девушка, та которую он сбил с ног, судя по всему, она была не столь зла, как он предполагал, скорее растеряна и…смущена? Но если девушка была смущена, то Фукуто… он выглядел удивлённым, а ещё лёгкая гримаса боли, которую дополнял полностью зелёный левый глаз, в нём не было ни зрачка, ни белка. Правый же глаз был карим, достаточно быстро левый глаз тоже начал принимать нормальную форму и стал карим, сам Омомуки ничего не заметил. В его голове а тот момент роилось множество мыслей…
«Что такое, о….голова проходит так быстро, эта девушка, она меня обняла? И погладила по голове, странная, с другой стороны это лучше чем удар в челюсть, помнится в прошлом у меня была пара таких знакомых… Хм и всё таки она очень даже ничего, встреча с привлекательной девушкой в таких обстоятельствах, когда-то я об этом мечтал, не думал что это произойдёт после того как я попаду в мир мёртвых….забавно.»
Фукуто и дальше погружённый в свои мысли как-то не обращал внимания что пауза всё затягивалась, впрочем скоро он чуть вздрогнул и с удивлением ещё раз взглянул на девушку, до него только в сейчас дошло что пару минут назад она ему что-то говорила…
«Даже её извинения звучат так…ммм..мило? Как там говорил  мой сосед в общежитии, он называл это…как же…мм…»
-Элементы мое! Точно как-то так… – Тут до Фукуто таки дошло что надо бы сказать ещё что-нибудь кроме этой странной фразы.
-Ну…эээ…в этом моей вины столько же сколько и твоей, ведь я тоже был погружён в свои мысли и не глядел по сторонам…так что если ты извиняешься, то видимо и я должен? Эмм…извини?
Ну не умел Фукуто общаться с девушками, все те кого он встречал в своей жизни обычно были из той же области что и он и были странными, очень, так что общаться с нормальными девушками, ну или нормальными на первый взгляд, он не умел…совсем.
-Ммм, вы шли в “Душевный рамен”, да? Давайте я вас тогда угощу, в знак извинения за это недоразумение, а да…меня зовут Омомуки Фукуто, я рядовой отряда помощи и лечения.
Сейчас этот шинигами, что назвался рядовым выглядел довольно жалко, чуть растрёпанный немного бледноватый, без занпакто  и всё ещё сидящий на земле…, впрочем, последнее было тут же исправлено. И Теперь он выпрямился перед  девушкой в полный рост и ,запустив руку в волосы, с лёгкой, чуть виноватой, улыбкой ждал ответа.

Отредактировано Omomuki Fukuto (2009-10-18 19:45:52)

0

16

Девушка ждала хоть какой-то реакции, но её небыло. Затем резкие слова:
- Элементы мое! Точно как-то так… – Заставили Акиру засмеяться. Её звонкий смех был хорошо слышен. некоторые прохожие оборачиавлись на их и старались убежать подальше. Вот Аки перестала смеяться, снова слушая парня.
- Да ненадо извиняться. Ты же вроде как постарадал и я... В общем испугалась за тебя.  - Аки встала и оттряхнулась. День начинался не очень, но теперь, после столкновения настроение Акиры существенно побежало вверх.  Она досихпор была немного красная. Парень был довольно симпотичный. Неужели он мне нравиться?! Сама себя спросила синигами, решая вернуться к обдумыванию этого вопроса потом и лучше наедине с собой.
- Да, именно туда я и шла. - Улыбаясь она откинула пряди волос свисяюшие сперди, назад.
- Я не против если ты меня угостишь. Омомуки Фукуто... Ну а я Тодо Акира, третий офицер мобильного отряда. - Сейчас ей было стыдно. Такая неуклюжая девушка и в мобильно отряде. Ну вот... Когда парень встал он оказался немного выше её. С рукой в волосах и некой улыбкой он выглядел потрясающе. Акира покраснела, напоминая помидор и, что бы он не долго видел это смущённое выражение её лица она повернулась в сторону "Душевного рамена", медленно начиная шаг к заведению.
- П... Пошли...

0

17

Фукуто смотрел в спину Акиры, смотрел и перед его глазами проносилось его прошлое, время когда он учился.  Отчего то мало какая девушка могла общаться с ним больше двух недель, его личный рекорд год хорошей дружбы в одном случае и три месяца более близких отношений  в другом, с парнями он ладил куда как лучше, видимо уже тогда на него наложила отпечаток его профессия, точнее будущая профессия.  Да и характер был достаточно странен, попав в город не видящих солнца после гибели Каракуры,  он очень сильно изменился. Но сейчас, проснувшись от своей дрёмы, Фукуто начал вспоминать и учиться.  Раньше он бы скорее всего рационально и логично подошёл бы к подобному извинился и просто пошёл бы по своим делам, но его разум изменился столь сильно…
«Она приятная девушка, но третий офицер… везёт мне на офицеров в последнее время, да ещё и тех кто так просто относится к субординации, а ещё она не спрашивает где мой занпакто в такое то время, это приятно, а то ведь каждый шинигами по дороге обычно интересуется: Где твой занпакто? Из какого отряда? …как же они надоели…. »
Фукуто вновь погружённый в свои мысли за пару шагов догнал девушку, которая ,отвернувшись, пошла к зданию ресторана. На его лице всё ещё была лёгкая улыбка, но в глазах отображалось множество мыслей, хотя о чём точно он думал, понять было очень трудно, но всё же чтобы не создавать неловкую тишину Омомуки вышел из своего оцепенения и попытался начать разговор:
-Эмм, госпожа Тода, значит вы офицер….и как вам служба в вашем отряде…эм?
«О а теперь я снова использую уважительное обращение, субординация…субординация…идиот! Не к месту же, упрямый дурак…из-за твоих привычек тебе же будет хуже! »

0

18

Почему я краснею..? Неужели я настолько легкомысленная?! Нет. Это не я, но он и вправду очень мил. Фукуто странный, но чертовски красивый. В нём есть что-то безумно милое и стеснительное. Эта перемена цвета глаз, то что у него вообще не чувствуеться занпакто. Всё это было весьма странно, но Аки не была человеком, прикапывающимся к таким вещам. Лишь бы собеседник был хороший и тогда они будут свободно общаться, по крайней мере со стороны Акиры. Повернувшись на одной ноге к парню она улыбаясь сказала.
- Во-первых - Тодо, во-вторых - отставить госпожу, в-третьих - давай на Ты и без всего рабочего. Я обычная девушка, которая хочет перекустить, а ты обещал угостить, Омо-кун... - Ещё раз улыбнувшись она забежала в общепит.
Место было очень приятное. Повсюду разносился запах лапши и приправ, а с кухни то и дело было слышно переговоры поворов. Сегодня на удивление тут было мало людей, а точнее только одна пара и всё. Выбрав столик в уголке, скрытый ото всех девушка довоьно уселась на место. Меню было довольно боширным, но Аки не могла выбрать и в итоге остановилась на основном блюде. Ткнув пальцем в самый обычный рамен она откинулась на кресле, слегка расправив часть кимоно (обоих).

0

19

Омо-кун….? Меня так уже называли, Юки и Рю, в университете, обычно после этого они с милыми улыбками просили сделать для них пару программ, они ведь так заняты….Так отставить воспоминания! Надо жить настоящим…
-Как скажешь, никаких обращений на вы, всё понятно, абсолютно понятно…
Фукуто проследовал за Акирой, которая уже нашла место, да и заказ сделала. Омомуки же так не спешил долго и прозорливо он изучал меню, чем испытывал терпение как Акиры так и того кто принимал заказ, впрочем это была одна из «милых» привычек Фукуто, от неё он так и не избавился, надо же учитывать все переменные, т.е. блюда, не так ли?  Впрочем, вскоре Фукуто повторил заказ Тодо-сан, и в ожидании развернулся к своей спутнице:
-Скажи а тебе нравится твоё звание и твоя работа?
Она же сама сказал обращаться на ты, а значит можно и на подобные темы говорить…. наверное? Впрочем, сказанного не воротишь, так что я могу только ожидать её ответа. Работа…звание, и отчего я о них вспомнил? Не то чтобы мне не нравилось как и кем я работаю, или служу? Я не умею лечить так что проку в госпитале от меня немного, н7о зато позволяю сэкономить на материалах для строительства и инструментах… Помню, когда я только поступил в отряд, все удивлялись откуда у меня такие хорошие инструменты, да ещё и без печати мастера… Хорошо что об этом не известно старшим чинам, а то бы заставили меня не вылазить из какой-нибудь кузницы… Хотя наверное это было бы не так уж и плохо. В последнее  время желание создать какое-нибудь оружие всё сильнее, это из-за Амакуни? Хотя кому здесь нужно оружие? Ведь у шинигами есть занпакто…обладающие поразительной силой, вот если бы я мог наделять оружие какими-нибудь свойствами…связанными с реяцу… но как я видел структура любой энергии столь сложна, я всё ещё не могу в ней разобраться. А пытался ли? Но с такими желаниями мне нужно к Маюри…
Пока Фукуто погрузился в свои мысли его взгляд остановился на одной точке, это точкой оказалась Акира, в общем-то после своего вопроса Фукуто уже пару минут сверлил её взглядом.

P.S. Извиняюсь за опечатку с фамилией, хотя в итоге получилось как нельзя лучше ;).

0

20

Тсубокура Рин, Уназуки Мичико
----»»Главная площадь

На предложение пойти куда-нибудь Мичико отозвалась сразу, но куда более несдержанно, чем хотелось бы. Рин поочередно то краснел, то белел, не в силах вымолвить ни слова и предпринять попытку вырваться из рук боевого офицера, щедро одаривавшей его ласками прямо на главной площади города, на виду у самого высшего начальства и извечного конкурента Маюри-тайчо, Урахары Киске. Если бы Тсубокура мог провалиться под землю, он бы провалился – терпеть подобное было решительно невозможно. Лично против Уназуки-сан он ничего не имел, точнее даже ему могли эти заигрывания понравиться, но обстоятельства были неподходящие и природная скромность лаборанта прямо-таки протестовала против подобных обнимашек на глазах у удивленной и заинтересованной публики.
Собрав все свое мужество и силу в… ладошки, Рин предпринял отчаянную попытку отстраниться от Уназуки-сан и высвободиться из ее хватки. Выставив вперед тощие ручонки, Тсубокура уперся ладонями во что-то мягкое и попытался надавить, чтобы оттолкнуть девушку от себя. Бесполезно. Боевого офицера с места не сдвинешь, если она сама того не захочет.
«А чего это такое? У боевого отряда что ли форма с какими-то утеплителями? Или может защитные подкладки для меньшего травматизма в бою».
Принявшаяся потирать макушку Рина своей щекой, Мичико прижала его так, что лаборант едва не задыхался, упираясь лицом в ее плечо и, естественно, не мог видеть, что там за подкладки от травматизма. Лучше бы и не увидел. Уназуки тем временем продолжала ворковать про еду, саке, мамочку и лапочку, а когда она ослабила объятия, Рин к своему ужасу обнаружил, что форма боевого отряда ничем не отличается от всех остальных.
Тсубокура даже ахнул, широко распахнув глаза. Лицо его приобрело свекольный оттенок и горело от смущения. Тут он окончательно лишился дара речи, а за одно и возможности сопротивляться действиям Мичико – оказавшись на руках, он застыл неуклюжей кочережкой и не пытался даже пискнуть.

***

Уже подходя к «Душевному рамену», Тсубокура с ужасом осознал, что сейчас ему придется испытать еще больше позора, чем только что на площади. В голове возникла картина, как он появится в таверне, сидя на руках у Мичико. Реакция местной публики была вполне предсказуема – сначала повисло бы гробовое молчание, а потом «Душевный рамен» разразился бы громким хохотом. Ну а потом… потом Куротсучи-тайчо пустит несчастного лаборанта на опыты.
- Уназуки-сан, я могу и сам идти. Своими ножка, - Рин предпринял отчаянную попытку воззвать к ныне затуманенному разуму Мичико. – Отпустите, пожалуйста. У меня есть для вас подарок. Давайте остановимся и я вам его отдам, - парень нервно косился на маячившее впереди здание «Душевного рамена». – Уназуки-сааааан!!!

+2

21

----»»Главная площадь

К тому времени как они дошли до "Рамена",  действие таблеток начало потихоньку сходить на нет, однако, Рин был такой уморительный и обаятельный, что Мичико просто не могла его отпустить! Ну как такого отпустишь, он же слабенький, ходит медленно, не успеет за её широкими шагами...  В общем, в её душе взыграл самый настоящий, столько лет тщательно подавляемый материнский инстинкт.
Однако, материнский материнским, а как только ручонки Тсубокуры легли на её грудь, этот самый инстинкт развернулся на все восемьдесят градусов, и офицер вспомнила, что вот это вот существо у неё на руках ещё и мужчина.
- Так, это что ещё такое? - строго спросила она, встряхнув Рина. - Ещё не напоил, а уже пристаёшь! Рано!
Впрочем, этих уроков этикета Тсубокура так и не освоил. Просто потому что не услышал - так был занят своими воплями. Мичико уже совсем было собралась утащить его куда-нибудь в уголок и дать в зубы бутылку сакэ вместо соски, но её опередили.
Официантки, до этого застывшие в разных скульптурных позах куда-то вдруг подевались, и вместо них вышел дородный дяденька в фартуке и с отливающим желтизной фингалом под глазом - то ли хозяин, то ли родственник хозяина - Уназуки вспомнить не смогла, но вот фингал и физиономия в общем показались ей смутно знакомыми.
- Шинигами-сан, вам сюда нельзя, - безапелляционно заявил Фингал, стараясь не повышать голоса. Мичико обиделась. Её ещё ни разу не давали от ворот поворот в питейных заведениях! Ну может раз. Или два. Но точно не больше двух.
- Это ещё почему?! - возмутилась она. - Плачу, как все! Я у вас в долг не ем и не пью, не то что Ямато из дозорных!
- В долг не пьёте, значит? А вот за это вы чем платить будете?! - хозяин трагически потыкал пальцем в пострадавший глаз. - А за новые столы?! А за разбитую посуду?! Я, шинигами-сан, не побоюсь вашего капитана и счётик ему предоставлю!
Мичико разозлилась и поудобнее перехватила лаборанта, сунув его под руку.  Пила она не одна, и столы ломала не одна, и уж посуду била точно не одна, так почему отвечать за всё ей одной?!
"Ну ладно, фасад может и я ему попортила, этого не помню, но вот "летающие тарелки" точно Терада изображал, а не я! И летали они плохо, потому что миски, а не тарелки, это я точно помню..."
Чем больше наседал Фингал, тем ей становилось хуже и... стыднее. Стыдно было перед Тсубокурой, что её, уважаемого офицера, выставляют из кабака за дебоширство! Даже воображаемая красочная картина того, как кабатчик придёт к Зараки-тайчо со своим счётом и куда тайчо этот счёт ему засунет, как-то не радовала. Офицеру стало кисло, зло и тоскливо, а тут ещё и метёлки-официантки, прячущиеся за занавеской, добавили жару:
- Ужас! Ну и женщина! Просто солдафон какой-то!
- Я её помню три дня назад, она была такая страшная! Хуже всякого мужчины!
- Бедная Юко-тян, не повезло тебе работать в тот день! А вдруг бы она начала к тебе приставать? Ну, может она из этих...

Это была последняя капля. Мичико скрипнула зубами и, сконцентрировав рейацу, резко выпустила её так, что занавеска задралась, а несколько бутылочек на столах попадали.  Конечно, рейацу была слабенькая, не такая, как капитанская, но непривыкшим клушам было достаточно чтобы завизжать и убраться.
- Ухожу, ухожу! - нарочито растягивая и коверкая гласные, как её учили в банде бросила Уназуки. - А ты, жирный, перед тем, как тайчо бумажку нести, помни её, для мягкости!
Она набрала побольше слюны и, смачно харкнув кабатчику под ноги, гордо развернулась и ушла, таща многострадального Тсубокуру по улице.
"Собачьи дети! Больше ни ногой в эту тошниловку! Ишь чего, чтобы меня тут всякие жирные задницы и мокрые дырки обсуждали, а! Вот нажрусь, возьму ребят и разнесём им тут всё по досочке, пусть знают!"
Ей хотелось найти спокойное место, где можно позлиться в своё удовольствие, не рискуя никого зашибить. Тсубокура был не в счёт, перед ним почему-то было просто стыдно и неловко, и из-за этого Мичико злилась ещё больше.

------------> Подземное озеро

+2

22

У кого-то действие таблеток уже спадало и разум начал проясняться, а вот у Рина, принявшего их как назначал Акон-сан, рассудок напротив начал затуманиваться. Все выглядело словно в розовом свете, и если бы Рин сейчас увидел черно-красную адскую бабочку, она наверняка показалась бы его бело-розовой или розово-голубой. По правде сказать, Тсубокура уже начал различать таких бабочек – они летали вокруг Мичико и путались в ее роскошных темных волосах, стянутых в хвостик. Видение бабочек в волосах Уназуки-сан вызвало у лаборанта нервное хихиканье.
«Если она распустит волосы, то на них слетится еще множество бабочек. Какая прекрасная картина», - почему-то подумалось Тсубокуре и он широко и дурковато улыбнулся.
Видения не прекращались. Теперь пред Мичико, ну и перед Рином тоже, предстали три человекоподобные стрекозы. Они нервно шевельнули усиками, подергали крылышками и куда-то упорхали.
«Испугались», - подумал Рин и сопроводил свою догадку красноречивым «Гы-гы-гы».
На смену стрекозам выполз опять же человекоподобный жук. Большой такой, пузатый. Щелкал руками-клешнями и о чем-то толковал с Мичико. О чем шла речь, Тсубокура не разобрал. Они говорили на странном языке насекомых, отдаленно напоминающем писк и курлыканье.
- Гы-гы-гы-гыыыы…ыыыык! – Рин смеялся и издавал не более членораздельные звуки, чем непонятно откуда взявшиеся насекомые, но видать диалект был все же не тот. На смех Рина жук среагировал неожиданно – покраснел. По правде говоря, лаборант всегда думал, что краснеть могут только раки и то если их варить, а тут получается, что и жуки тоже могут.
- Я, шинигами-сан, не побоюсь вашего капитана и счётик ему предоставлю!
- Ооо… какой интересный экземпляр, - вымолвил Рин, комментируя свою находку – красного жука. – Нужно его зарисовать для опознания, а то вдруг пропадет без вести.
Завертевшись на руках у Уназуки-сан, лаборант принялся искать в широких карманах халата блокнот и карандаш, но первым под руку попался странного, угрожающего вида прибор. Тут Мичико тряхнула Рина и перехватила так, что теперь он висел вниз головой. Позиция была крайне неудобная – в таком положении Рин видел только ноги «жука» и это мешала исследованиям.
- Исследовать тело по частям проблематично, - довольно громко бубнил Рин, продолжая рыться в карманах, откуда очень не кстати выпал скальпель. – Но Куротсучи-тайчо видит в этом дополнительные возможности, - взгляд Рина скользнул по выпавшему из кармана скальпелю, но под действием таблеток, все меняло свой внешний вид на что-то более приветливое и безопасное. – Вот же он! – радостным воплем, Тсубокура возвестил о находке столь долго искомого «карандаша» и поднял с пола скальпель. Большими потугами он поднял голову, но жук-кабатчик был уже совершенно иного цвета – белого. – Хамелеон! – торжественно заключил Рин. Радости его не было границ. В маленьком лаборанте просыпался большой ученый – следствие ненормальной атмосферы в отряде Куротсучи Маюри и, конечно же, таблеток Акона. – Исследовать!

Увы, исследовать жука так и не удалось – Мичико резко развернулась и «интересный экземпляр» полностью скрылся из виду. Рин был расстроен, но под действием таблеток все равно не мог сдержать своего «гы-гы-гы». Скальпель он потерял за первым же поворотом, но его это уже не волновало. Сейчас ему хотелось веселья, из разряда тех, когда они почти всем отрядом перекрашивали стены лаборатории в розовый цвет.
- Уназукииии-саааан… - нараспев завыл Рин. – Уназуки-саааан… Распустите волосы. Тогда сюда слетится больше розовых бабочек. Они будут кружиться и порхать вокруг нас. Будут щекотать наши щеки своими нежными крылышками.

----»»Подземное озеро

+2

23

Госпиталь НВС----->
Почему-то офицерский состав бывшего Готея облюбовал именно это для своих редких, но запоминающихся попоек.  В особенности мужская часть. Из-за этих пунктов Кира не особо любил "Душевный рамен". Те дни, когда ему случалось заходить сюда с компанией, лейтенант помнил плохо, ибо во всех тех немногочисленных случаях его оттуда обязательно уносили. Отчасти это была вина и самого хозяина, тот всегда радовался шинигами-офицерам и выпивку им ставил от души, но никогда не угадывал той  меры, которую переступать не стоило. Особенно, если выпивку заказывал Ренджи.
Впервые Кира зашёл сюда поужинать. Он редко обедал вне стен казарм, поэтому понадеялся на рекомендации друзей.
В зале стоял тихий гомон. Шинигами и нешинигами заняли практически все столы и даже барную стойку. Кира махнул рукой паре знакомых физиономий и протолкнулся к стойке. Нэ что-то самозабвенно крошил огромным ножом и изредка покрикивал в дверной проём, ведущий на кухню.
-О, господин шинигами! - подслеповато щурясь, хозяин скользнул взглядом по шеврону Киры и, улыбнувшись, осведомился, чего тот желает.
Выяснив вечернее меню, Кира взял себе миску лапши с мясом и зелёного чая. Расплатившись и взяв стакан, Кира поискал взглядом свободное место и, на своё счастье, увидел таковое в углу зала. Лапша с мясом оказалась вкусной, лейтенант хотел было заказать ещё порцию, но он был сыт, а врождённая практичность как всегда взяла верх над желаниями.
Зелёный чай Кира не особо жаловал. Больше по нраву ему был чёрный. Но сейчас горячая терпкость зелёного чая радовала и бодрила. А бодрость ему ещё пригодится.

0


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Город не видящих Солнца » «Душевный рамен»