Bleach: Disappearing in the Darkness

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » В прошлое... » Гибкая стрела


Гибкая стрела

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Так вот как выглядит могила прошлого. Темными глазницами выбитых окон смотрят уродливые дома, сломанными великанами гнуться мосты через призрачную водяную ленту, под ногами хрипит потрескавшийся асвальт, щедро украшенный осколками стекла. Черные ветви обнаженных деревьев бессильно царапают небо, и лишь ветер сдерживает на губах не сорвавшийся крик отчаяния.

Молодой человек осматривал местность с двояким чувством боли и ненависти. Вот так вот, просто рассматривал собственную вчерашнюю жизнь, которая исчезла так быстро, точно рукопись, упавшая в огонь.
«Нет, не за этим я сюда пришел», - Ишида заставил себя закрыть глаза и на миг прислушаться. Ничего. Разве что изредка, точно постанывая от боли, скрипели одинокие детские качели.

В пальцах юноши возникло подобие монетки. Ичиго такая вещица была знакома. Именно ею, Ишида приманил к себе Пустых в день их странного поединка. Легкое нажатие, и она хрустнула и раскрошилась в тонких пальцах квинси. Ветер слизнул неожиданное угощение, и уже через пару мгновений Ишида услышал голодный крик Пустого. У юноши было слишком мало времени, чтобы выискивать этих тварей по всему городу, поэтому проще было «накрыть на стол» и дожидаться гостей здесь.

Уродливые твари появлялись достаточно быстро, привлеченные монеткой и желанием полакомиться юной душой. Однако последнее в планы квинси не входило. Один миг, и тонкая, призрачно-голубая стрела срывается с тетивы, милостливо выпущенная на свободу.
- Один...Второй....Третий....Четвертый....Пятый..., - беззвучно считают губы квинси, в то время как натренированная рука направляет стрелы.
«Пора!»
Но почему так сложно попробовать реализовать то, к чему стремился такое долгое время?! Вот же он, Пустой, прячется за домом! Осталось лишь... Ведь недаром он столько тренировался. Так долго скрывал новый полученный навык.

- Давай же..., - прошептал юноша, и стрела сорвалась с тетивы, нацеленная на разрушенный дом. – Обогни же!
Быть может, сегодня этому квинси повезло, а, быть может, действительно удалось отточить этот навык. Стрела послушалась. Скользнула за угол и прошла сквозь тело урода, которого Ишида увидел лишь благодаря мелькнувшей щупальце с противными розовыми присосками.

С детской радостью Ишида смотрел на рассыпающееся щупальце, на миг забыв о присутствии других пустых. Но игла, что вспорола правую руку квинси быстро вернула его к реальности.
- Черт! Даже порадоваться не даете! – квинси усмехнулся и выпустил стрелу в «обнаглевшего» Пустого. Пора было заканчивать и уходить, пока его рейацу не засекли.

+2

2

Говорят, что все мужчины в душе - дети, но, вопреки этой поговорке, Кучики Бььякуя всегда считал себя человеком взрослым, солидным и рассудительным. Достаточно рассудительным, чтобы осознавать важность приказов сотайчо. Достаточно серьёзным, чтобы не нарушать эти приказы. Достаточно солидным, чтобы не носится по Руконгаю, как какой-нибудь мальчишка-риока, спасающий одного из своих товарищей...
Дорогу перегородили два истекающих слюной холлоу, судя по отваливавшимся с них пластам примятого, грязного снега, недавно вышедшие на охоту. Бьякуя не сбавляя шага прошествовал между ними. Лезвие занпакто свистнуло в воздухе, и, с неприятным хлюпаньем прошло сквозь неожиданно податливую плоть пустых.
"В который раз не могу не задать себе этот вопрос: "Если я действительно настолько умён  мудр и серьёзен, что я здесь..."
Сенбонзакура с лёгким щелчком скользнула в ножны.
"...делаю?"
         Ветер взметнул жирную золу, оставшуюся от мнгновенно разложившихся пустых, и унёс куда-то в сторону десятого района.
Это была уже пятая пара холлоу, встретившаяся Бьякуе с тех пор как он самовольно покинул Город. Особенных проблем они не доставляли, но такой наплыв тварей заставлял задуматься.
"Они все движутся в одну сторону. Эти двое преследовали меня около пяти минут, и не случайно. Идут на его рейацу?  Нет. Эти пустые слишком слабы, чтобы чувствовать её на таком расстоянии..."
Снег пошёл сильнее, и капитан с трудом поборол желание натянуть шарф  повыше, желательно до самого носа, и спрятать руки в вырезы хакама. Ветер бросил ему в лицо горсть ледяной крупы, обжигая и царапая порозовевшие, холодные щёки. Бьякуя постарался максимально расслабиться и прогнать мысли о промокших таби,  озябших руках, и о том, что он сделает с одним зарвавшимся мальчишкой, как только доберётся до него...
Судя по тому, что ощущение рейацу сделалось сильнее, добираться оставалось недолго.
"Общение с Куросаки плохо на меня повлияло. Я стал слишком... слишком... Мягок? Нет, это не совсем то... Благороден? Я всегда был благороден, это наследственное качество всех Кучики. Беспечен? Это больше похоже на правду. Легкомысленен... Да, это хорошее слово. Именно так. Легкомысленен".
        Легкомыслие. Бьякуя больше ни чем не мог объяснить тот факт, что он - глава Дома Кучики, известный своим ревностным отношением к соблюдению законов, правил и обычаев, без санкции начальства поднялся в Руконгай, предварительно скрыв рейацу, - и для чего? - чтобы спасти мальчишку-квинси, чью рейацу он случайно почувствовал, прогуливаясь, по своему обыкновению, коридорами, находящимися ближе всего к поверхности. 
Правда, чем дальше он уходил от входа в Город, тем сильнее его грызло сомнение в правильности содеянного.
"Почему я решил, что ему нужна моя помощь? Он не маленький мальчик, и не рядовой шинигами. Он - талантливый но самоуверенный юнец, такой же, как и вся его компания... За исключением Садо, впрочем. Этот квинси сможет отбиться даже от большого количества холлоу… Тем не менее. Его надо срочно вернуть в Город. Он может нарушить конспирацию, и своими действиями привлечь арранкаров..."
Мысль об арранкарах натолкнула Кучики на идею. Всю дорогу он думал о том, что же привело Ишиду на поверхность, и теперь, как ему казалось, нашёл ответ. Правда, ответ этот  был довольно сомнительным.
"Он назначил встречу Куросаки? Но каким образом? Значит ли это, что Ишида предатель? Нет, это маловероятно. Тогда он действовал бы куда более осторожно. Не притягивая пустых. Скрывая рейацу".
Капитан не удержался, и всё-таки скрестил руки на груди, спрятав окоченевшие кисти в широких рукавах. Со стороны он выглядел грозно: суровое лицо, тронутое румянцем, развевающиеся волосы цвета воронова крыла, припорошенные снегом, словно ранней сединой, бешенно хлопающие за спиной концы шарфа, напоминающие белые крылья... Но вот чувствовал себя Бьякуя совершенно не героически. Холодные таби и каким-то неведомым образом забившийся за ворот снег навевали мрачные мысли о простуде, да и в горле уже начало нехорошо першить...
Однако, цель была близка: из-за поворота уже слышался рёв холлоу, и упругое гудение спускаемой тетивы. Бьякуя медленно вынул руки из рукавов, и вышел навстречу звукам, небрежно поглаживая пальцами рукоять Сенбонзакуры.

Отредактировано Byakuya Kuchiki (2009-01-18 04:02:19)

+1

3

Впервые за эти годы время летело со скоростью выпущенной стрелы. Оно таяло в воздухе с шипением и свистом, секунда за секундой, в то время как стрелы прокалывали небо и впивались в тела Пустых. Стройная фигура юноши мелькала призрачной тенью, даже не позволяя себя толком разглядеть. Разве что следы на снегу указывали на то, что Пустые рассыпаются не просто так.
Эти уродливые твари... Так много...Разных размеров, разных цветов. Точно рисовал их какой-то безумный художник, ненавидя весь мир и самого себя одновременно. Точно царапал взлохмоченной кисью по мольберту жизни, одержимый идеей создать что-то и ничего, в то время как тонкая стрела стирала эти безобразные кляксы из этого мира.
Тень улыбки коснулась уголка губ квинси, когда его стрела снова скользнула за угол дома и пробила маску Пустого, заставив исчезнуть того из памяти как ненужный сон. Ишида сам не замечал того, что улыбается каждый раз, когда он использовал эту, еще толком неприрученную, «гибкую» стрелу. И теперь даже безумная идея прийти одному в разрушенной город не казалась такой безумной. Ведь, если посудить, жизнь – слишком неточная наука, чтобы бояться ошибиться. Да, это не квантовая физика, и здесь не бывает неверных выводов и формул.
Захваченный боем, Ишида боялся лишь одного – бегущего времени. Пустых здесь хватало, и квинси не приходилось жаловаться на скучную тренировку, однако когда полигон превращается в поле боя, где войну уже нельзя остановить, приходится вспоминать про время. Квинси не удавалось скрывать рейацу и сражаться одновременно, однако если бы он не пробыл здесь так долго, а как планировал - шесть минут, его бы врядли засекли шинигами. И сейчас, кружа в танце с этими хищниками, уворачиваясь от смертельных выпадов и ударов, Ишида думал лишь о часах, которые тикали в его сознании все громче и громче.
- Проклятье, заканчивайтесь уже! – прошептал Ишида, выпуская очередную стрелу. Но, видимо, судьбе было интересно наблюдать за этим боем, и она не выпускала этого «гладиатора» из Колизея, приглашая на арену все больше и больше Пустых. Теперь Урюу приходилось тяжело. Еще немного, и на площадке негде будет развернуться. А эти твари везде... Скалятся, зарывая огромные лапы в жалобно скрипящий снег, бесформенными массами облепили крыши домов. Да, Пустые не собирались уходить,  желая лишь полакомиться аппетитной душой квинси. Благо хоть холод отступал от разгоряченного тела юноши.
«Куросаки бы сюда», - невольно подумал Ишида, и еще несколько стрел сорвались с тетивы лука. Квинси замирает на миг, тяжело дыша, уже не замечая, как на снегу вспыхивают капли его крови. Кусает пересохшие губы, пытаясь определить количество противников. Но ни на миг не рассчитывает на помощь. Лишь раз позволил себе вспомнить о Куросаки Ичиго.
Забавно... Жизнь не всегда дает тебе то, что ты хочешь, но она всегда дает то, в чем ты нуждаешься. Ишида не хотел прихода Кучики Бьякуи и тем более его не ждал. Он вообще не догадывался о том, что шинигами-аристократ стоит у него за спиной. Но сегодня все было слишком логично, слишком четко, слишком правильно, как в механических часах.

Отредактировано Uryuu Ishida (2009-01-18 04:33:44)

+1

4

С первого взгляда было ясно, что какую бы цель ни преследовал Ишида, отправляясь в Руконгай - желаемого он не добился.  Бьякуе пришлось уничтожить несколько тварей, чтобы разглядеть тонкую фигурку квинси, затерявшуюся среди колышащейся и недовольно ревущей толпы пустых, грозившей накрыть и растерзать  юного капитана.
Захваченный боем лучник не слышал свиста Сенбонзакуры и не чувствовал присутствия Кучики, прорубившегося через холлоу прямо к нему за спину.
"Он слишком увлёкся и позволил им окружить себя", --- подумал Бьякуя, подходя к Ишиде на расстояние вытянутой руки, и буквально ощущая жар, исходящий от напряжёной прямой спины. --- "Холлоу медлят только потому что боятся..."
Он резко обернулся, снося голову очередному пустому, попытавшемуся посягнуть на его жизнь.
"Но чего они боятся? Каким бы умелым ни был этот квинси, стрелять себе за спину он не может..."
Сияющая стрела сорвалась с тетивы, и, неожиданно резко вильнув, свернула за поворот.
"Или может..." --- Кучики озадаченно приподнял бровь, но сжимающееся вокруг него и квинси кольцо пустых открыто намекало, что удивляться сейчас не время. Он вздохнул.
"Я не хотел этого делать, но..."
Бьякуя поднял меч, и почти прошептал, туманя дыханием ясную сталь.
--- Цвети, Сенбонзакура.
Мириады отливающих розовым осколков обогнули Ишиду, и упругими, дыбящимися волнами накрыли орущих на все лады холлоу, сметая всё на своём пути, словно цунами, но цунами тщательно контролируемое.
Бьякуя любил свой шикай. Любил не только за красоту и нежный цвет робкого вишнёвого бутона, не только мощь, природную и первозданную - мощь потопа, ломающего дамбу, но и за игристое, пьянящее чувство силы и власти. которое дарило высвобождение меча. Именно из-за него Кучики не мог презирать Зараки, хотя, по всеобщему мнению, должен был. Бьякуя понимал упоение, с которым Кенпачи отдавался бою, потому что, глядя, как бушуют  волны стальных осколков испытывал почти то же самое. Почти.
Наслаждение своим шикаем не мешало капитану выглядеть таким же суровым и сосредоточенным, как обычно - только в глубине серых глазах, под пушистыми ресницами, скрывался возбуждённый блеск... Но вот, потоки "вишнёвых лепестков" опали, словно пена, оставленная волнами, и вновь соединились в узкое, изогнутое лезвие меча.  Руконгай накрыла тишина, нарушаемая лишь свистом ослабевшего ветра, уносящего прах холлоу. Тишина была совершенной и прекрасной, словно молчание любовников, ещё не отошедших после соития, но Бьякуя всё же разбил её короткой, отрывистой фразой:
--- Ишида-тайчо, объяснитесь.

0

5

Живые стены кольцом сжимались вокруг молодого капитана, но даже это сейчас самоуверенного Ишиду волновало не так сильно, как утраченное время. Ведь потревожить улей, по сути, не так опасно, сколько противно. Квинси был слишком юрким для этих неповоротливых чудищ, да и послушные стрелы по воли мысли находили цель и уничтожали ее. Теперь Ишида полностью наловчился «огибать» стрелами деревья и более-менее безвредных Пустых, побыстрее устраняя самых опасных, например, таких же «стрелков» как и он сам.
Безобразной массой Пустые рассыпались, стирались, чтобы их заменили новые, еще более отвратительные, обозленные и голодные. Только вот почему-то Пустые перестали нападать со спины. Неужто совесть проснулась или они начитались о подвигах рыцарей короля Артура, для которых не было ничего более позорного, как ударить в спину врага?!
«Что за...», - квинси даже не успел закончить мысль. Его глаза широко распахнулись от изумления, когда прядь его волос колыхнул лепесток сакуры. Из-за рычания Пустых квинси не услышал спокойный голос капитана Кучики, но теперь вихрь розовых лепестков возвестил о его приходе. Да, тот самый капитан, которым Ишида так восхищался, стоял за его спиной.
«С целью вернуть меня в Подземный город, где я получу выговор, и, быть может, я буду отстранен от должности», - подумал Ишида, глядя на то, как лепестки меча благородного аристократа превращают в пепел тех, с кем Урюу не успел сразиться.
Сколько времени прошло? Совсем немного...Доли секунды, и их уже нет. Как и вишневых лепестков. Неестественная тишина накрыла серыми крыльями город. Теперь квинси чувствовал пронзительный взгляд холодных глаз, и он уже знал, что сейчас произнесет Кучики-сан. Только вот обернуться было...Как-то страшно? Как-то неправильно? Как-то...не так. Еще секунду...Нужно собраться с мыслями. Нужно хоть как-то успокоиться. Обдумать. Решить. Набраться духу.
- Ишида-тайчо, объяснитесь.
Квинси сам не знал, как он не вздрогнул. Эта фраза точно удар хлыста вспорола воздух. Наверное, тишина сейчас кровоточила...
Ишида судорожно сглотнул и заставил себя успокоиться, взять себя в руки. Трусливо не смотреть в глаза собеседнику. Тем более Кучики Бьякуе. Но даже если он будет медлить, это не спасет от неприятного разговора. Сахар, добавленный к яду, не мешает быть ему смертельным.
Квинси обернулся. Синие глаза встретились с серыми глазами капитана Кучики, и сердце Ишиды пропустило удар. Урью все еще сжимал лук окровавленными пальцами, не замечая, как снег с интересом пробует его кровь, которой квинси так щедро его угощал. Внешне он выглядел гордым. Синие глаза были холодны и спокойны, подбородок чуть приподнят, а спина до боли прямая. Сложно было понять, что сейчас чувствует Ишида. Интересно, Кучики Бьякуя, каково это видеть собственное отражение в этом мальчишке, который счел тебя своим идеалом?!
«Сколько же в вас силы...», - подумал Ишида, глядя на аристократа. Теперь квинси чуть склонился в знак приветсвия. Как-то неосознанно, но на самом деле выигрывая время, готовя тот самый ответ, который боялся произнести.
- Кучики-сан, мое почтение... Объясниться....Сотайчо пожелает задать мне тот же вопрос, поэтому я... не стану повторяться дважды. Примите мои извинения, если я разочаровал вас своим ответом.
Эти слова едва ли не царапали губы. Но гордость не позволила юноше отчитываться перед Бьякуей. Или хвалиться, рассказывая о том, как он научился стрелой огибать предметы?! Дешево! Бахвальство не стоит того, чтобы падать в глазах того, кого уважаешь. Лучше смолчать, быть может, выслушать насмешку... А в оценке подвигов нуждаются только неудачники. Ишида предпочитал просто быть первым.
Только вот гордость квинси не позволит Ишиде признать, что, возможно, Кучики-сан только что спас ему жизнь. Так к чему разговоры?! Проще вернуться в Подземный город и поставить точку в этом вопросе. Быть может, Ишида даже удержится на должности  капитана. Ведь эта жизнь...Она как грамматика – тут исключений больше чем правил. Но квинси не собирался упрашивать Бьякую смолчать о его проступке. Пускай все будет честно.

Отредактировано Uryuu Ishida (2009-01-23 18:34:20)

0

6

Естественно, ничего квинси ему объяснять не стал, замаскировав грубое "не твоё дело" вежливыми оборотами,  а Бьякуя на объяснениях настаивать не мог.  Вернее, мог, но не хотел,  предоставив вытянувшемуся перед ним, словно солдат на параде, квинси, право хранить молчание. Мотивы мальчишки были интересны ему только в той степени, в которой могли поставить под угрозу Город, и раз Ишида готов объясниться перед сотайчо... Что ж, дальнейшие расспросы в таком случае выглядели бы просто праздным любопытством.
"Ничего другого я и не ожидал. Намекнуть ему, что подобные выходки не прибавят ему уважения в Сейретее... то есть в Городе? Не будет ли это слишком жестоко?  Ишида исполнительный юноша, он старается завоевать доверие  капитанов и своего отряда... По-крайней мере, на первый взгляд. И всё-таки я не могу смолчать. "
--- Это ваше право, --- равнодушно бросил он, отворачиваясь. ---  Я лишь надеюсь, что в будущем такого не повториться. Думаю, вы достаточно разумны, чтобы понимать, чем грозят нарушения правил Города. Грозят не только вам.
Бьякуя чуть помедлил и обернулся через плечо.
--- Следуйте за мной, Ишида-тайчо.

"Молодость всегда эгоистична, но Ишида - капитан. И если он сейчас скажет хоть одно самодовольное слово, если он станет противоречить мне, если я услышу в его голосе хотя бы намёк на чувство собственной правоты - клянусь. я не удержусь, и прочитаю ему лекцию о правилах хорошего тона, субординации, и исполнении обязанностей. "
Он снова отвернулся, и, не прислушиваясь, идёт за ним квинси, или нет, двинулся в сторону подземелий. Ветер теперь дул в спину, и это было с одной стороны неплохо, - снежная крупа больше не царапала щёки и не мешала дышать,  но с другой -  спина тут же неприятно закоченела а концы шарфа всё время норовили перелететь на грудь.
"Сейчас - домой. До начала рабочего дня у меня есть ещё около часа.  Принять горячую ванну, переодеться в  сухую одежду, и затем - на службу. Ждать, пока сотайчо не вызовет меня для разбирательства..."
Разбирательство наверняка не заставило бы себя ждать, и Бьякуя чувствовал себя заранее оскорблённым. Он, глава Клана Кучики, занимающий пост капитана уже около ста лет, шинигами, прославившийся педантичным следованием законам и правилам Сейретея, будет стоять и слушать, как его отчитывает мальчишка. И за что? За глупый проступок, совершённый под влиянием момента и совершенно не подобающий ему, Кучики Бьякуе...
Капитан в очередной раз перекинул через плечо сбежавший от ветра конец шарфа.
"Как бы то ни было, я не должен сердиться на Ишиду. Но сержусь. И ничего не могу с собой поделать. Да, никто не заставлял меня за ним идти, но если бы я не пошёл, что сталось бы с этим самонадеянным молодым квинси? Конечно же его разорвали бы на части. Но пусть своды подземелий обрушатся на меня, если я скажу об этом сотайчо. Я приму наказание с достоинством и не оправдываясь".

0

7

Сложнее всего начать. Любую историю. Любой путь. И тем более любое оправдание. Слова превращаются в какой-то мгновенно действующий клей, слепливаются в невидимый ком и застревают в горле. Ничто не заставит оправдываться перед тем, кого считаешь неким примером для подражания. А с губ срывается сиплое дыхание существа с напрочь прокуренными легкими.
Что может прошипеть ветер, кусая длинный шарф, дерзко взлохмачивая длинные темные волосы и сердито бросая снежные цветы на изящное фамильное украшение. Разве это достойный советчик? Когда длинные иглы холодных слов медленно, но верно пронизывают твой разум.

- Я лишь надеюсь, что в будущем такого не повториться. Думаю, вы достаточно разумны, чтобы понимать, чем грозят нарушения правил Города. Грозят не только вам.
Квинси лишь плотнее сжал губы. Почему он никогда не мог принять критики. А критика из Его уст была неприятна вдвойне.
- Я готов отвечать за свои слова и поступки. Если я поступил так, значит, у меня есть мотив. Не стоит воспринимать мои шаги как заранее неверную концепцию. Я достаточно, как вы изволили выразиться, разумен, чтобы адекватно анализировать свои действия. Однако, Кучики-сан, вы тоже.... нарушили правила, - губы квинси дрогнули в подобии улыбки. – По правилам, вам следовало немедленно известить со-тайчо о моем проступке, и я уже в качестве арестанта вернулся бы в город...Тем не менее вы предпочли совершить ошибку.

Ишида неспеша шагал следом за капитаном Кучики, невольно осознавая, что эту партию он выиграл и проиграл одновременно. Неужели гордый аристократ начнет перед ним оправдываться? Или ответит так же, как и Ишида, перефразировав грубое "не ваше дело!" в более лояльный ответ.
"Как вы поступите, примерный капитан. Погонитесь за гордостью или за честью? Будете молчать или оправдаете с достоинством свой поступок...Ведь я угадал, вас сюда не присылали, иначе разговор бы вы начали с фраз: Капитан стрелкового отряда, Ишида Урью, вы нарушили закон и должны немедленно последовать со мной, уполномоченным....И так далее...Ну же, Кучики-сан, решайтесь!"

0

8

Бьякуя на секунду прикрыл глаза, и вздохнул. Ишида всё-таки оказался не таким взрослым, как ожидалось. Не то чтобы квинси не оправдал его надежд - капитан был готов к тому, что мальчишка начнёт оговариваться, но всё же Кучики стало немного... обидно. В глубине души он симпатизировал Урюу, как одному из молодых и способных людей, способных удержать Сейретей от распада силой своего энтузиазма.
"Но к энтузиазму должны также прилагаться уважение, скромность, и стремление к порядку. Самое главное - стремление к порядку. Я всегда думал, что в Ишиде, в отличие от многих, это есть. Видимо, я ошибался... Но он молод, и для него ещё не всё потеряно. Что ж, если он не понимает сам, а он наверняка понимает, просто не может признать свою правоту из-за мальчишеской упёртости, то я объясню ему, ЧТО я здесь делаю, и почему я нарушил приказ" .

--- Ишида-тайчо, знаете ли вы, почему Готэй проиграл войну? --- веско, без раздражения, произнёс он. --- Впрочем, не трудитесь отвечать. Я скажу вам. Это произошло потому что главной его силой были и остаются капитаны. Все тринадцать, собранные вместе, были непобедимы, но Айзен воспользовался стратегией "разделяй и властвуй", что и привело его к победе. --- Бьякуя резко остановился, и повернулся к Ишиде, пронзив его холодным взглядом. --- Мы не можем позволить себе потерять НИ ОДНОГО капитана, как бы молод он ни был. Не думайте, что вы незаменимы - любого из нас можно заменить, но будет ли эта замена равноценной при нынешних условиях? Если бы я стал требовать разрешения сотайчо вместо того, чтобы сразу идти в Руконгай - вы были бы уже мертвы, и если сотайчо пожелает наказать меня, я приму наказание со спокойной душой, зная, что своим проступком не дал ослабить Город.

Он слушал сам себя и удивлялся.
"Почему мне кажется, что я начинаю говорить, как Куросаки? Глупости... но это правда. Я действительно чувствую, что во мне что-то изменилось с тех пор... И, возможно, поэтому, я больше не хочу смотреть, как умирают те, кто мог бы хоть что-то изменить. Этот мальчик-риока помог Куросаки заставить всех нас переосмыслить наши действия... Возможно ли, что сотайчо оставил его и Иноэ Орихимэ здесь, потому что эти дети символизируют перемены, и... надежду?"
Бьякуя пытливо всматривался в лицо Ишиды незаметно для него самого потеплевшим взглядом. Особой надежды квинси на вид не внушал, но эта гордая осанка. решительный взгляд.. Взгляд человека, который упорно идёт к своей цели. Пусть оступаясь и шатаясь, но идёт.
"Ему совершенно необязательно знать о том, сколько он и Иноэ значат для Сейретея, иначе он возгордится, и начнёт совершать ошибки. Он и так станет их совершать - это неизбежно, но, надеюсь, сегодняшний случай хоть чему-нибудь да научит его. Ишида Урюу, когда-нибудь ты станешь великим квинси, но сейчас ты - просто провинившийся мальчишка. И я буду говорить и поступать с тобой, как  с мальчишкой. пока ты не докажешь своё право называться мужчиной".

0

9

Забавно. Стоять вот так вот посреди заснеженного города, этого безликого хищника и говорить на темы, которые по сути ничего не изменят. Шаг сделан, и даже если ты побежишь назад, тот самый первый след все равно останется на снегу. Квинси пришел в мертвый город ради определенной цели, и даже сейчас он не считал свой поступок неверным. Опасным, да. Но никак не ошибочным. Быть может, юношеский эгоизм не позволял Ишиде мыслить черными красками, например, о том, как его здесь выслеживают арранкары. Но ведь успеха всегда достигали лишь те, кого вовремя не предупредили, что это невозможно. Квинси сделал свою ставку и победил. Пускай это была смешная удача, легкомысленная куртизанка, которая секунду улыбается, а затем уходит к другому, однако она улыбнулась сейчас этому амбициозному мальчишке.

Бьякуя же был в своем стиле. Серьезные речи, строгий голос... Точно учитель в школе, который отчитывает нашкодившего первоклашку. Слишком уверенный в правильности сказанных им слов. Иногда кажется, что он гордится своей мудростью...
Аналитический ум квинси цеплялся к каждому сказанному капитаном слову, придирался к каждой ноте в голосе этого мужчины. Да, Кучики Бьякуя был превосходен.
«Странно, почему я уважаю тебя, шинигами? Из-за твоих правил, из-за рамок, которые так легко разрушил Куросаки... Ты ведь ждешь от меня смирения? Логического вывода и признания моей ошибки? Но неверно составленное уравнение уже заранее не может быть решено правильно. Вы с самого начала рассматриваете мой поступок как ошибку, заставляя меня анализировать ход ваших мыслей, но даже не желаете задуматься над моими. Ведь вы же видели мои стрелы.»

Стальной взгляд Бьякуи встретился со взглядом Ишиды. Что он пытался прочесть в синих глазах квинси. Сожаление? Отнюдь, его вы там не прочтете, капитан.
Ишида не отвел взгляд, позволяя Кучики едва ли не читать собственные мысли. Не было дерзости, злости, грубости или хамства. Лишь уверенность в своих действиях. Уверенность в том, что не сделал ошибки...

Качели жалобно скрипнули, когда ветер лениво коснулся колечек цепей. Точно играл на разбитой скрипке, и чувство одиночества вернулось к Ишиде с новой силой. Кто этот капитан для него? Союзник? Друг? Разве он поймет, порадуется его небольшой победе? Да нет же, эти Пустые куда более искренние чем вот этот вот шинигами, что стоит напротив.
«Красивая маска....Венецианская... Достойный пример...», - подумал Ишида с необъяснимой тоской. Никогда еще одиночество не наваливалось на него с такой силой. Как обьяснить им всем, что он, слабый мальчишка только что смог на полшага стать сильнее, что это радость для него. Как у ребенка, который получает в школе первую хорошую оценку. Такое ощущение головокружительной легкости, когда хочется прижаться к груди друга и прошептать: «А, знаешь, я ведь смог!»
Но таких друзей у Ишиды не было. Когда-то в детстве был учитель, но сейчас... Иноуэ? Садо? Но они не его друзья. Их объединил Куросаки Ичиго, познакомив совсем иначе, чем знакомят в школе, научив сражаться плечом к плечу и идти к одной цели. Иноуэ и Садо шли за Куросаки. Это как ехать по одному маршруту... Но взгляните на шоссе, разве все водители этих автомобилей – друзья? Единственый, кто мог поддержать сейчас Ишиду был...Наверное, был Куросаки... Рыжий дурак! Он бы и впрямь порадовался. Но, черт возьми, даже его нет. Сейчас напротив стоит другой, этот аристократ с форфоровым лицом и стальными глазами.

Ишида скользнул взглядом по складкам шарфа Бьякуи. И когда он вновь посмотрел в серые глаза, в его голосе был холод слов, сказанных аристократом.
- Помогая кому-то бескорыстно, вы неизбежно вызовите подозрения, Кучики-сан. Прошу меня извинить.
Ишида сделал несколько шагов и, поравнявшись с плечом Бьякуи, тихо добавил:
- Благодарю вас за исполнение вашего долга и за защиту Города. Вы поступили достойно... Впрочем как и всегда. Теперь же нам действительно следует вернуться в город.

Отредактировано Uryuu Ishida (2009-01-28 04:05:54)

0

10

Ветер рванул полы хаори, заставив лёгкую белую ткань на секунду взмыть за спиной, словно крылья. Слова Ишиды прозвучали, словно эхо... Эхо чего-то до боли знакомого. Бьякуя резко развернулся, и снова, в два шага обогнал квинси, придерживая одной рукой разлетающиеся волосы, а другой, попутно закидывая на плечо снова перебравшийся на грудь шарф.
--- Что ж, я полагаю, инцидент исчерпан, --- невозмутимо ответил он, проходя мимо Урюу. Высокомерие мальчишки его рассердило, но виду он не подал. Читать длинные нотации на морозе в его планы не входило, да и не будешь же учить вежливости всех и каждого.

"Мне не нравятся его слова. Они отдают чем-то нехорошим, как и любые многозначительные намёки... неужели он думает, что я запятнал свою честь, спасая его? А впрочем, что ещё может думать заносчивый и неблагодарный мальчишка его возраста? Хотя, вероятнее всего, он просто хотел поддеть меня. Я знаю, моё уважение к закону некоторые люди подчас раздувают в своих сплетнях до гротескных размеров... И никогда не упускают случая меня упрекнуть. Ишида как раз из таких людей. Разве что из чувства такта он не вспомнил о процессе Рукии..."
Он чуть прибавил шагу, хмурясь от неприятных воспоминаний, и твёрдо сжав губы.
"Столько лет прошло, но даже сейчас находятся люди, которые за моей спиной говорят об этом так, словно... Нет. Они даже  понятия не имеют о том, чего мне это стоило... О том, что это было за безумие..."
Бьякуя почти забыл про Ишиду, занятый  своими безрадостными мыслями, и сам не заметил, как прибавил шаг. Вынырнул он из забытья, чтобы двумя точными ударами меча успокоить выскочившего на дорогу пустого, и, обнаружив, что ушёл довольно далеко, остановился и обернулся, дожидаясь квинси.
"Я  слишком быстро иду. Нужно немного сбавить шаг:  Ишида наверняка устал после сражения с пустыми... и его рука до сих пор кровоточит. Обратить на это его внимание? Нет, лучше не стоит. Я превысил на сегодня свой лимит заботы о чужих мне людях. Да мальчик и не оценит... А оценил бы я в его возрасте? Вполне возможно, что нет. Я не отличался чувствительностью. Так же, как Урюу".
Кучики удивлённо приподнял брови, сообразив, что, пусть и мысленно, но назвал Ишиду по имени. Ранее этой чести удостаивались немногие: Рукия, потому что была сестрой, Кайен-доно, потому что иначе его никто и не называл, Рикичи, обладавшего сложной, но красивой фамилией. которую Бьякуя к стыду своему всё время забывал, и Ренджи... Которого просто приятно было так называть, не нарушая субординацию. Когда-то...
И вот теперь - Ишида Урюу.
"Вероятно, когда долго думаешь о человеке, создаётся иллюзия близости с ним, и именно от этого хочется назвать его интимно, по-имени. Но необходимо помнить, что иллюзия - всего лишь иллюзия", он горько усмехнулся, остановившись, наконец, у входа под землю, и ощупывая кончиками пальцев холодный шершавый камень стен.
"Любая близость - всего лишь иллюзия В материальном мире нет ничего идеального. Всё, что мы видим - лишь тени на стенах пещеры".
Изборождённая  каменными морщинами поверхность подалась, реагируя на рейацу шинигами, и Бьякуя не оглядываясь шагнул в темноту.

Отредактировано Byakuya Kuchiki (2009-01-29 22:52:37)

0

11

Ветер, этот непоседливый ребенок, похоже, окончательно обнаглел и дернул шарф Кучики Бьякуи, точно поторапливая этого ангела правосудия завершить разговор. И как будто капитан послушался его. Быть может, на его устах призрачными осколками замерли недосказанные слова, быть может, даже покалывая губы сдерживаемым гневом, но Бьякуя, молча, направился прочь. Было сложно угадать его мысли. Наверное, он пытался быть безразличным, а, быть может, эта форфоровая кукла и вовсе не испытывала чувств. Сейчас он просто уходил, зная, что Ишида следует за ним, чуть склонив голову и щурясь от снега.

Так странно идти по его следам. Так символично. Ведь Ишида так хотел походить на него. Безупречный капитан, верно служащий законам, хладнокровный убийца и опытный стратег. Однако, Бьякуя напоминал меч, что поставлен на верхнюю полку в музее, удивительно красивый, но какой-то неживой. Забытый. Быть может, у этого меча была своя история, но, лишившись своего мастера, меч замолчал, как музыкант, потерявший музу. Мастером Кучики Бьякуи была женщина. Она создала в нем все самое прекрасное. Квинси слышал о ней, но как-то неохотно вспоминали ее солдаты. Точно смутную легенду. А что сейчас, Кучики Бьякуя, теперь вы – тот меч, в котором нет ничего, кроме угрожающего блеска.

«Не стоит размышлять о его жизни. Он – исключение, которое просто нужно выучить, а не понять. Быть капитаном как он, но оставаться при этом человеком... Так, теперь нужно придумать правдоподобное оправдание перед сотайчо... Он – мальчишка, но не дурак. Нарочито сердитый, но не злой... Насколько я понял, лучше всего сказать, что я ощутил рейацу Куросаки и, боясь, что она пропадет, поднялся на поверхность. Однако, там меня атаковали Пустые, и если бы не Бьякуя... Нет, это означает, что Кучики спас меня. Гордостью квинси, я не позволю, чтобы все знали, что я обязан ему жизнью. Это уничтожит мою репутацию. Минус в том, что Кучики первым доложит Хитсугайе свою версию, и, наверняка, она разойдется с моей. Но опять же, зная репутацию Бьякуи, который любит раздуть из мелкого проступка грандиозное преступление перед отчизной... И ведь костьми ляжет, чтобы мне надавали по шее, причем посильнее...»

Ишида невольно посмотрел на Бьякую.
«Черт, я же совсем отстал! И Пустого чуть не проворонил...» - юноша нахмурился и ускорил шаг. «У меня есть время хорошенько все обдумать, главное, не показать Кучики, что я действительно побаиваюсь его свидетельства...Однако, есть один плюс, который сглаживает все минусы, - он тоже нарушил закон»
Квинси как-то опасно улыбнулся, еще раз царапнув фигуру Кучики взглядом, и последовал за ним во тьму.

Отредактировано Uryuu Ishida (2009-01-30 00:08:56)

0

12

The End

0


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » В прошлое... » Гибкая стрела