Bleach: Disappearing in the Darkness

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Крепость Айзена » Комната для собрания фрасьонов


Комната для собрания фрасьонов

Сообщений 31 страница 39 из 39

31

Оос: после нескольких мучительных попыток выродить адекватный пост я решила все-таки начать “новую арку”

Росе мотнув головой и резко отхватив объемненький кусок многострадального загривка рогатой подруги, издав предсмертный всхлип тот осел в кулаке львицы, и рванула в сторону диванчика. Амазонка с упертостью авианосца поволокла Апаче в сторону “аля веселья”, где валялось бухло закусь и далее по списку, попутно приложив рогатую об остатки столика, трупака, Гранца и прочей убогой  хлюпенькой утвари помещения.
- ДА_ДА_ДА, поняла, - реагируя на зарвавшуюся подругу с отборной руганью на перевес, - да заткнись уже нахрен, пустая твоя голова. – фырчала на Апаче Мила, продолжая чапать к намеченной цели.
Приложив моськой в седушку дивана родимую соратницу, Милкин приземлилась рядом. Быстренько подцепив початую бутылочку горького спиртного, она принялась зубами уже отчекрыживать пробку от горлышка.
- Фто ты телифся, - кивая лохматой головой в сторону рюмок, позакатывавшихся в углы и щели наладом дышащегося предмета восседания подруг.  – Подфстафляй же!!! – слова подержались  профилактическим тыкчом локтя под ребра парнокопытной.
Сплюнув пробкой в сторону Веги, девушка, довольно щурясь, шумно вдохнула аромат:
- Жизнь Удалась!! ХАААА!! – довольно прокричала львица.
- Слышь Апаче, - повернувшись к рогатой, глаза засверкали в предвкушении пакости – Пока ты там свою задницу морозила, я Халибел-сама сопровождала,-  с намеком на пикантные подробности, так издалека начала львица, понятное дело, что ничего она не расскажет в присутствии третьих лиц, но подразнить подругу - это благое дело. Без данного нюанса день точно не заладится. - Кстати, и как удачно? Вижу, что нет,  иначе ты бы уже голосила на всю крепость “Значит, все имеет менее приятный вид, чем хотелось бы.” – анализируя дальше –“ Бунт, пропажа одного из подручных Айзена,… совпадений быть не может ” – на миг лицо посерьезнело, но думать о делах совсем не хотелось, (амазонка порядком устала и вдоволь накувыркалась за сегодняшний день) поэтому внимание далее перешло на еще одного присутствующего. 
- Так и будешь там статую изображать?? – проговорила львица, вызывающе и надменно смерив взглядом с ног до головы низенький ростик кошака.

0

32

--->Коридоры

В ходе весьма продолжительного похода, целью которого было возвращение в специальную комнату для фрассионов, Сун-Сун выяснила, что прошла она весьма приличное расстояние. Главное, что обычно подобное происходит, только при погружении в собственные мысли, знаете, исследования собственного сознания часто переводят внимание с окружающей обстановки, погружая разум в какую-то прострацию, в прочем, многие из подобного состояния выходят достаточно легко, однако, у Сун-Сун как таковых мыслительных процессов в этом момент не проходило, как бы глупо это не звучало, но думать было практически не о чем, большинство событий вообще не удостаивались места в голове, просто потому что практически все они были повторяющимися почти до мельчайших деталей, вот, например, даже сейчас Сун-Сун вполне могла предсказать, что произойдет, когда она войдет в комнату для фрассионов, тут даже не нужен талант ясновидения, достаточно более или менее здравого смысла и знание психологического портрета своих товарищей коими Апачи и Мила и являлись.
Чуть приоткрылась дверь. В небольшой проем проскользнула одна из фрассионов третьей эспады, после легким движением руки дверца снова закрылась.
Похоже Апачи и Мила думали о том, как бы не посрамить честь Халлибел-самы, а потому в присутствии фрассионов, принадлежащих другим эспадовцам. сейчас, мягко говоря, пили, а главное, что фрассионы в лице Ильфорта и Джио стояли в сторонке, глядя на двух пьющих девушек - во всяком случае так смотрелось со стороны Сун-Сун. Во всяком случае открытая бутылка, наверное, и не могла другого впечатление произвести.
Полуприкрытые глаза, что не были закрыты рукавом в отличии, всего что находилось ниже (носа и рта например), медленно перешли с Милы и Апачи на Джио, после обратно. На детский сад явно не походило, скорее цирк или зоопарк, в конце концов, у нас тут самые разнообразные животные.
Сун-Сун в глубине души, если, конечно, у духа есть душа, удивилась, как так вышло, что драки все-таки тут не произошло. Вроде бы, когда она уходила ситуация наколилась почти до предела, в прочем, это не важно, во всяком случае Сун-Сун казалось, что до драки далеко, в прочем, с характером Апачи и отдельных субъектов - от мира до войны один шаг.
- Похоже скоро тут будет бар... Если не бордель...- взгляд куда-то в сторону Апачи и Милы, после чего перешел в сторону, словно бы это и не Сун-Сун сказала. 
- Удивительно, что вы все не выпили,- равнодушно сказала Сун-Сун, однако, сарказм в этом равнодушии легко можно было разглядеть, наверное, не трудно было догадаться к кому это было адресовано...

0

33

- У-ум?! - отреагировала Апаче на поведение своей злейшей подруги. Вырвавшись из цепких лап Росы, она первым делом подергала ту за космы, предварительно попытавшись состыковать ее физиономию об стол. Потерпев неудачу, однорогая не стала сильно расстраиваться, а подхватила рюмки и наполнила собственную с рук Милы. Довольно прищурив один глаз, она опрокинула стопку, выдохнула, покосилась на не участвующих в оргии лиц и выслушала излияния подруги.
Дрянь. - решила Апаче, злобно ощерившись на провокацию. Потрепанная уже слегка и везде, она уже поняла, что силой амазонке ничего не втемяшит, а только время и силы потратит. Однако тактику Мила выбрала правильную. Когда дело касается Халибел-сама все они становились ревнивее Отелло. Оскалившись, она в тон подруге ответила:
- А чего, удачно, удачно... а ты Халибел-сама не утомила своей говорильней, а? - ядовито улыбнувшись, Апаче повернула голову на Сун Сун, которая вперлась в комнату обратно. - Че приперлась? - хмуро осведомилась она у второй своей сопернице, и, не дожидаясь ответа, налила себе рюмашку. Хмыкнув, Апаче посмотрела на змею снова, и подумала, стоит ли предлагать. После непродолжительного раздумья, девушка решила, что "не предлагать, чо я ей, шоха", и откинулась на диване, скользнув пальцем по рогу. Предмет насмешек остальных фрасьенов порадовал хозяйку примерной остротой. Вспомнив про сомнительные речи Милы, она снова перевела взгляд разномастных глаз на подругу, и, скалясь, стала ожидать продолжения замечательного повествования. Почему-то Апаче не сомневалась, что роль Милы ограничилась молчаливым ступанием следом за госпожой, и понимание, да и надежда на этот факт грели душу, если так можно было сказать про арранкара, Апаче.
Посмотрим, посмотрим, мадамы...   

Отредактировано Apache (2009-07-08 06:58:01)

0

34

Пы.сы: Дамы играем без мужеского пола. Они  “легкою походкой по Меносовской мостовой ” покинули помещение. ;)

Глядя на быстро исчезающий алкоголь, прям как по мановению палочки судьбы, из рюмок дражайшей подруги, львица прищурилась, соизмеряя пропорции в бутылке и количество, оседающее в Апаче.
- Эй, закусывай! – заботясь о количестве содержимого последней бутылки и своих задницах впоследствии. Львица сунула в рот рогатой кусок лайма, сама в это время наполнила свою рюмку и опрокинула горькую жидкость внутрь. Соль проложив дорожку на тыльной стороне ладони Росе, через секунду оказалась на языке девушки. Горько-соленоватый вкус сменился кислой горечью лайма.
- Ррр – передернулась амазонка. – Можно подумать ты у нас красноречием страдаешь – парировала амазонка. Представители мужеского пола под шумок быстро организовали конфиденциальность намечавшейся троице и дали развитие девичнику.

- Говорить нечего и так все ясно. Сексту по заду отшлепают. Бунт подавлен. Работенки добавится. – посмотрев на свой кулак проговорила львица – Но это не главное. – промурлыкала грудным голосом львица, припоминая маску хозяйки, которую ей удалось увидеть, единственной.
Тряхнув гривой, девушка еще раз разлила по стопке, тут на самой высокой ноте застолья вползает третья разновидность фрассии Халибел. – “Прям как блудный сын всегда возвращается. И х*ли надо было вы*ваться, иметь мозг и сваливать?” – Росе, осушив рюмку и громко стукнув ей по подлокотнику хлипенького диванчика слегка затуманенным взглядом, посмотрела на вошедшую подругу. Положила одну ногу на другую:
- Что надо? – перебивая начальную речь хладнокровной представительности животного мира. – Ты думаешь, что вот так все просто: взять кинуть и прийти опять как ни в чем и не бывало – это нормально да?! – предъявительным тоном обратилась Мила. Обида щемила сердце, а алкоголь все усиливал во стократ. Малахитовые глаза буравили Сун-Сун, ожидая ответа. Когтистая лапа вновь наполняет стеклянную тару, разливая на троих.

0

35

Сильно извиняюсь, что задерживала и за кривой пост, от болезни ещё плоховато отошла и головка не думает =.=

Ох, как и следовало ожидать, реакция радужная. Собственно Апачи и Мила по-другому реагировать не имели, варварши и только, хорошо хоть относительно спокойная Сун-Сун разбавляет эту шумную компанию. Фактически своими словами фрассионши посылали Сун-Сун, ну не прямо, но именно это, наверное, и подразумевалось, однако, несмотря на это Мила наливала на троих, так что либо она сама планировала выдуть ещё одну рюмашку, ибо судя по комплекции Росе ей одной явно было мало, либо это все-таки для Сун-Сун, что вероятнее всего.
- О-о-о...- протянула девочка, взгляд переводя ненадолго на Апачи, дабы показать к кому последующая речь предназначается. - Оно умеет говорить, можно хлопать?- последние слова и глаза чуть в сторону аки "а это не я, а это не я", обычная привычка Сун-Сун, показывающая некое неуважение, а конкретнее нежелание смотреть на того, кому она говорит.
- Да,- как ни в чем не бывало ответила Сун-Сун, явно не придавая словам Милы какого-нибудь значения, она то и в трезвом состоянии ничего умного не говорит, чего уж говорить о данном случае.
Плавно и не торопливо тонкая белая фигура проскользнула ближе, рука чуть приопустилась, тонкие пальцы, которые к сожалению за рукавом никто не видел, перехватили емкость содержавшую распространенный среди фрассионов напиток, после рука снова приподнялась, прикрывая часть лица Сун-Сун. Носом та втянула воздух, а точнее запах содержимой жидкость, взгляд переводя на неё, а после на Милу.
- Надеюсь, я не превращусь в вас, если выпью...- протянула девочка девушка как ни в чем не бывало, словно бы вообще ни к кому не обращаясь.

+1

36

- Хмф... Секста, о чем ты! - рассмеялась Апаче, не без ноток удовлетворенности услышанным про Шестого. Вызывающее поведение, наглость походки и прочее прочее во внешности Гриммджоу заставляло при одной мысли о самовлюбленном кошаке скалиться. - Давно пора! Мне кажется, он только и нарывался на это, индюк. - сплюнула девчонка, не забывая воспользоваться приглашением Милы закусить. Дорожка соли, быстро исчезнувшая в нутре Апаче, кислая долька лайма, заставившая девушку поморщиться и удовлетворенно вздохнуть. - Ха~ах, хорошо! - громко заявила однорогая, потягиваясь и принимая еще одну порцию алкоголя. Недоговорки? С сомнением, девчонка покосилась на Милу. - Ну ка, договаривай, коли начала. Давай-давай.

"И что она может нового сказать? Гуляла там с Халибел-сама, и ничего более... а вдруг... да Айзен-сама подери, се пучком!" - успокоила себя разноглазая, одновременно с тем опрокидывая стопку горячительного. Телодвижения Сун заставили Апаче вновь обратить на змею внимание.

Апаче никогда не отличалась терпением. Воспитанностью. Или умением правильно реагировать на провокации. Слабая черта разноглазой была именно в том, что любое высказывание, ответ на который должен быть продуман и столь же ядовит, было вознаграждаемо весьма примитивной реакцией - кулаками и матами. Или просто ругательствами. Или... так или иначе, Мила Роса и Сун Сун не могли не знать этот нюанс характера Апаче, и охотно пользовались ее предсказуемостью в этом плане. Впрочем, Роса не далеко ушла от своей заклятой подруги, и самолюбие однорогой страдало в основном от нападок Сун Сун. Нападок ли? Да каждое слово змеюки выводило фрасьена из себя, заставляя чесаться руки. Апаче давно уже хотела навалять этой тощей провокаторше по мозгам, потаскать за длинные волосья по коридорам Лас Ночес, но все что-то удерживало. Что именно - да кто знает что именно. Одним словом, сейчас девушка вспылила от того, что Сун Сун сомневалась в ее предрасположенности к устной речи. Разномастные глаза по очереди прищурились, в результате выдав гримасу, не многим уступающую коронной улыбке Пятого в Эспаде.

- Ах ты... - начала было Апаче, но вовремя успела притормозить. Но тут гримаса стала более ли менее походить на улыбку упомянутого Джаггерджека. - Ну-ну, аплодируй. Жду твоего восхищения! - предъявила она требования, откинувшись на спинку дивана и услышав его жалобный скрип. Последняя фраза, демонстрировавшая всем отношение змеюки к своим коллегам, заставила побелеть сжатые костяшки пальцев Апаче.
"Вот рожа поганая..." - подумала девушка, косясь в сторону Росы. И словно спрашивая "зафига налила?".

+2

37

От созерцания физиономии Сун-Сун отвлекла бодрая речь Апаче, повлекшая за собой желание ей объяснить простые истины на пальцах – по-другому не доходит. К тому же, эту информацию она не может знать по простой причине своего временного пребывания за границами крепости. Но никто не отменял передачу информации через белые костюмчики, но что ж поделать, если подруга либо не хочет прислушиваться, либо не желает знать, либо это природное...
- Да у тебя совсем мозг от мороза атрофировался, - вспылила Росе. – пустая твоя голова.Этот ублюдок снюхался с каким-то шинигами и сейчас с ним ведет светскую беседу наша хозяйка, больше мне ничего не известно. – серьезным тоном произнесла львица в купе с явно нетрезвым состояния тела.
От глаз Росе не ускользнуло то, как уже “похорошело” Апаче от дозы алкоголя. В то время как Милкин вконец по-королевски развалилась на диване, задрав руки на спинку подкашивающейся мебели - аля-звезда, явно показывая на то, что на троих места: ни-ни. А пьяные малахитовые глаза все зыркали на третью подругу.
Сун-Сун все стояла поодаль, как будто боясь подойти и заразиться какой-то неизлечимой заразой. Речь змеи же не впечатлила амазонку, реакции были, как всегда ожидаемы. – “Щасс вспыхнет - ”не успела подумать об этом Росе, как представительница парнокопытных скукожилась в потугах врезать и устроить “клочки по закоулочкам” Сун. Львица на автомате схватила когтистой лапой плечо подруги, чтобы оное происшествие не произошло. Ткань слегка затрещала.
В обычное время, нет - вру, точнее – как всегда, однорогую сдерживала от радикальных мер членовредительства, лохматая,  чтобы та не изувечила тощую. Это можно приписать к их личному спорту. Ну…данная ситуация – это обыкновенная домашняя, так сказать “семейная сцена” с разницей с повседневной в наличии горячительных напитков.
- Я не поняла. – хмыкнула львица, не веря своим ушам, смотря на тощую. Чего-чего но, она не могла терпеть как, как дружеские отношения нагло и грязно втаптывают в асфальт. – Что это только что было?!! – “встала на дыбы” амазонка, реагируя на ответ Сун. – Что да?! Что да! – поддаваясь вперед, отчего рука, державшая плечо Апаче, непроизвольно впечатывала подругу в сидушку дивана, рычала львица.
- Не хочешь пить, так катись отсюда! И не корчи тут морды, а то морщины появятся – другой рукой она выхватила рюмку из “рукавов” Сун-Сун и залпом выпила. Ставя, таким образом, своеобразную точку в этой перепалке, амазонка вернулась в “свое развальное” возлежание и кайфовое положение на диване.
- Так, вернемся к нашим “баранам”, - произнесла Милкин и возвратила потерянную в потасовке интригу, смотря на Апаче зелеными слегка мутными глазами.
- Хозяйка, как ты ощутила, по своей шкуре сегодня сражалась и была в ударе. Она выиграла…. – подведя тост. Рюмки вновь наполнились предпоследней дозой крепкого спиртного, ревностно обходя третью стопку. - …и она после была не очень одета… - говорила Мила, явно ощущая какое-то странное чувство в животе, которое у обычных людей называется смущением…- и…- решив, что дальше нужно выпить и вернуться к намечавшемуся тосту:
- Во имя Халибел – сама!! – рявкнула Милкин и залила содержимое стопки внутрь. Далее все как полагается кислятина соль и мутный разум в комплекте бесплатного развлечения.
- Щас бы кого-нибудь разукрасить.

0

38

Сегодня был очередной скучный и тихий день - снежные комья падали с неба, назойливыми мухами пробиваясь в окна без стёкол. Апаче скучала, положив голову на сложенные на столе руки. Сегодня не было никого - Мила Роза и Сун-Сун куда-то исчезли, а она осталась здесь одна, ждать госпожу.
Скучно? Возможно. Для рогатой вообще многие слова были синонимами этого слова. Сон вот не был. Потому что сон - это липкая чернота, отдых. Где госпожа? Неизвестно. "Она ушла в чём была-а-а, не оглянувшись наза-а-ад" - зазудело в голове надоедливым комаром. Музыкального слуха у Апаче не было и мелодии, которые звучали в странных "поющих коробочках", её больше раздражали, чем захватывали. Чувство прекрасного, видимо, работало только на госпоже - вот в ней прекрасного было выше крыши. Тревогу очень хотелось выгнать из головы, но она не уходила, устроившись там со всеми удобствами.
Страшно даже признаться самой себе, что теперь боишься одиночества, потому что слишком привыкла к остальным, став одной из трио феминисток. Страшно однажды потерять их и снова остаться одной.
Глаза слипаются, танец снежных мух превращается в размытые пятна, а голова предательски заваливается на бок. Апаче почти засыпает, почти - ключевое слово. Сон - отличный способ, кстати, убить время без глупых мыслей и бесцельного блуждания взглядом по пустым углам комнаты, которая не блещет интересными вещами. Снова оттолкнуться от ножки стола и накренить стул до опасного угла, чтоб коленки почти прижались к впалому животу. Ссутулить плечи - ткань формы скрипит и давит на кожу, потому что покрой не расчитан на такое издевательство. На грудь больно давит край стола.
И всё же это ещё не помеха для того, чтоб уснуть. Потому что к любому неудобству рано или поздно привыкнешь - это единственное, что успокаивает, когда видишь ненавистный снег. Он слишком холодный, хотя арранкары тоже холодные. Если холодные, так почему он тает на их плечах, оставаясь капельками прозрачной воды?
А пустота гложет рёбра и позвоночник. И холод давно стал её опасным союзником. В релизе теплее - Апаче давно это заметила. Шерсть ли, разлившееся ли по телу реацу виноваты в этом, но именно релиз спасает от холода.
- Про...н...зай... - вяло пробормотала лань, даже не собираясь вызывать релиз. И тут же разозлилась на себя - в самом деле, что это она раскисает? Она же Апаче! Гордая, нахальная и ещё много какая. Ах да, ещё сонная. И ждущая. И ей скучно. А Сун-Сун стала какой-то странной - сонной и медлительной. Почему? Неизвестно.
Скоро должны были заявиться две другие - прощай сон, здравствуй ругань двадцать четыре часа в сутки и семь дней в неделю. Правда, было бы приятнее, чтоб пришла только Халлибэл-сама, но таких чудес давно не было.
А снег всё падает... Он когда-нибудь кончится?

+1

39

=======>Западный Руконгай. Улицы.

Халлибел шла по коридорам, неизменно тихим, пустынным и холодным. Она направлялась в сторону своих покоев, чтобы привести себя в порядок перед тем, как встретиться с Владыкой  расскажет о том, что ей удалось узнать. Её шаги мерно отдавались по гулким каменным плитам, а мысли блуждали где-то в районе Руконгая. Она думала, оценивала, соотносила...
...После того, как прозвучало её имя, Хитсугайя Тоширо не произнёс больше ничего. Лишь коротко взглянул на своего подчинённого, когда тот подал голос. Красноволосый шинигами был зол, по нему было видно, что он готов продолжить затянувшийся бой в любую секунду. Останавливает его только воля его сотайчо, твердой рукой держащая его за плечо... не дающая раскрыть всю свою силу и тем самым смести её, Терсеро, с лица земли.
Однако Тиа уже целиком была сосредоточена на беловолосом шинигами. Ловила каждое его движение, ток рейацу.. пока что сдерживаемой, как шинигами, украшенный татуировками.
Они начали бой одновременно. Или почти одновременно. Ударная волна рейацу от сотайчо была частично погашена Проэктиль Асуль, выпущенным Халлибел. Однако часть атаки достигла Тиа, и та, отскакивая в сторону, почувствовала обжигающий укол в левом плече.
Потревоженный снег вихрем крутился вокруг них. Шинигами и Эспада вновь замерли.
Халлибел не была новичком в боях. Со временем она научилась понимать, какого противника ей вручила судьба, по походке, движению рейацу.. или вот такой вот, по сути, пробной атаки. По глазам сотайчо было видно, что он так же заметил и оценил её возможности. Она опоздала с атакой на доли секунды... Нет, этот противник был на несколько порядков выше, чем красноволосый шинигами, уже стоявший в Банкае. С Хитсугайей, елси он начнёт сражаться в полную силу, Терсеро придется выпустить на волю релиз. И сражаться, не щадя себя.
"Хватит." - Халлибел выпрямилась и, развернувшись, легко сорвалась в Сонидо. Почувствовав погоню, она ускорилась, не давая шинигами подобраться на расстояние атаки.
Сейчас ей было поручено лишь раздобыть информацию, а не погибнуть в бою, пытаясь убить того, кого шинигами сделали своим новым сотайчо. Речь не шла о безопасности Айзена-сама и его спутников.. а значит, нужно отступить. Она пригодится Владыке в роли защитника или убийцы позже... сейчас же она должна вернуться и доложить об увиденном...

Ткань формы на левом плече была испачкана кровью - атака шинигами разорвала ткань и оставила неглубокий порез на смуглой коже. Такова была цена полученной информации.. цена знакомства с удивителньой силой беловолосого шинигами.
Рядом с комнатой для собрания фрасьонов Терсеро остановилась - до её покоев нужно было пересечь несколкьо коридоров, но она заметила одинокую фигуру, сгорбившуйся на стуле посреди комнаты.
Апаче. Усталая и будто сонная. Растерявшая свою скандальную удаль. Из окна повеяло холодом и влетело несколько снежинок. Вечная зима действовала на её фрассию гораздо сильнее, чем на неё саму. Холод проникает в тело и будто поселяется в нём, превращая в лёд само существо. Кажется, она засыпает. Нужно отвести её в покои - там спокойнее и теплее. И разузнать, где две другие девушки.
Терсеро прошла через всю комнату и остановилась рядом.
- Здравствуй, Апаче. - проговорила она.
Снежинки, поднятые ветром, ударили в спину - Тиа не вздрогнула. После недавнего путешествия она почти привыкла к этому.

0


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Крепость Айзена » Комната для собрания фрасьонов