Накахара Шуя /cедьмой офицер мобильного отряда/

Неприветливая погода конечно расстраивала Шую, но если сравнить сухость подземного города шинигами и сырость Каракуры, то он, пожалуй, остался бы здесь подольше. Все же в Гесее над головой было настоящее солнце, а не искусственное. И пускай она было скрыто за плотными, хмурыми тучами, его силуэт все же угадывался. Если бы Накахара был более романтичным молодым человеком, он вполне мог сравнить это со своей собственной жизнью – за рутиной служебных дел лишь мелькал намек на нормальную, счастливую жизнь – если бы не война и подполье, он мог бы найти себе девушку, ходить на свидание, дарить ей подарки, а в замен получать ее улыбки и поцелуи. Но Шуя не был романтиком, по крайней мере до сегодняшнего дня, поэтому сравнивать призрачный силуэт солнца с проблесками счастья не стал. Да и некогда было. Нужно послушать, что говорит Рангику-сан, ведь мужчина из вежливости всегда должен внимательно выслушивать, что ему говорит женщина, тем более, если эта женщина его капитан.
- Если после трагедии трехлетней давности люди все еще живут на этих развалинах, то они ни так уж и напуганы, - заявление получилось немного беспечным, все же парень слишком расслабился, оказавшись в со своим капитаном в неформальной обстановке и без свидетелей, поэтому вел себя более открыто и искренне, чем обычно. – К тому же пара фотографий не смогут напугать местных жителей. Покажем им фото из досье на вайзардов и скажем, что мы ищем пропавших друзей. Вполне возможно, что кто-то их видел.
Приятно беседуя с красивой женщиной, пусть и о делах службы, часто не замечаешь изменений, которые происходят вокруг. Шуя вот только сейчас обратил внимание, что дорога сузилась, но не придал этому большого значения – ему даже в голову не пришло, что они могут идти не в том направлении.
«Вот как? Значит, она тоже толком ничего о вайзардах не знает? Ай да сотайчо! Отправил нас за какими-то неизвестными типами с «колоссальной духовной силой». Очень беспечно с вашей стороны, Хитсугайя-кун»
«Ай-ай, Шуя. Нехорошо даже в мыслях так обращаться к главнокомандующему», - в спокойное течение мыслей вновь вмешалась Норико и парню пришлось сконцентрироваться, чтобы подавить голос занпакто. В конце концов, с этой женщиной он еще наговорится, а вот второго шанса так вольно побеседовать с Рангику-сан может не представиться еще много лет. Развивать тему с бывшими капитанами Накахара не стал – тема была скользкая и рыжей женщине не особо интересная, видимо поэтому она перевела разговор на Шуя, начав расспросы о его прошлом. Хотя и тут тема выходила на скользкую дорожку.
- Ээмм… Ну я вообще-то раньше служил в третьем отряде… - парень немного замялся и отвел взгляд в сторону, - … под началом Ичимару-тайчо.
Про дружбу (а может и не только дружбу) Матсумото-сан и этой белой змеи знали почти все, поэтому узнав о задании в Генсей, Шуя грешным делом подумал, что Хитсугайя высылает своего бывшего лейтенанта подальше от амнистированного предателя. А то мало ли чего. И надо же было так получиться, что Рангику-сан задала именно этот вопрос.
«Нужно срочно поменять тему разговора», - нервно покусывая губу, парень заозирался по сторонам, как будто где-то в кустах была табличка с подсказкой.
- Местность какая-то странная, - словно бы сам себе сказал офицер и тут за кустами что-то зашуршало. Не долго думая, парень рванулся за шелохнувшийся куст и поскользнувшись на мокрой, глинистой почве едва не вписался в дерево.

Ватанабе Тамэ /пожилая смотрительница парка/

Тамэ-оба-сан жила в этом парке очень давно. Уже много-много лет. Она видела как дети играли на зеленых лужайках, потом они вырастали и парочками прятались под низкими японскими соснами, а потом, становясь уже совсем взрослыми, они приводили в этот парк своих детей, которые так же играли на зеленых лужайках. Все шло своим чередом, словно стрелка описывала круг циферблата и начитала свой бег с самого начала, чтобы раз за разом пройти этот вечный круг в водовороте нескончаемых времен. И старушка свято верила, что эта вечная цикличность никогда не прервется. Но как любили говорить на Окинаве, на Родине Ватанабе-сан,  – «И обезьяна падает с дерева». Три года назад все изменилось. Больше дети не приходили играть в парк. И их родители тоже не приходили. Единственное, в чем теперь была уверена бабушка Тамэ, так это в том, что завтра снова будет дождь. Сейчас же престарелая женщина направлялась к своему жилищу, волоча за собой тележку с продуктами, купленными в ближайшем супермаркете. Осталось всего-ничего. Уже рукой подать до ее домика и через полчасика на столе уже будет стоять горячая лапша. Стояла бы… если бы не….
- Аааа ать! Тьфу, нечистый, - кряхтя и шамкая челюстью заголосила старушка, когда откуда не возьмись на ее пути возник неуклюжий паренек. – Пусть Ками покарает тебя за то, что напугал пожилую женщину, бесовский шутник.