Bleach: Disappearing in the Darkness

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Город не видящих Солнца » Главная площадь


Главная площадь

Сообщений 31 страница 60 из 69

31

Шухей выжидательно смотрел на Рангику, ожидая, когда девушка ответит ему. И как всегда невольно любовался капитаном Матсумото.  Она всегда была,к ак казалось самому Шухею, довольно сильной особой. НЕ в плане физическом или рейацу... В ином плане. Отношение к жизни, так что ли? Но только на сей раз Рангику задела две самые важные ноты в его душе: Воспоминания о Тоусене и отношения с Квинси. Они оба сторонили отношения близкой дружбы. Коммандир и его лейтенант. Шухей не видел для себя других капитанов, кроме того, что он потерял. А Ишида был для него еще ребенком, неудивительно, что он даже забыл, сколько ему лет. Ребенком, которого надо оберегать и защищать, за которым надо следить, что бы так сказать не ударился и не поранился где. Это было глупо, шинигами это великолепно понимал, но ничего с собой поделать не мог. Разумом он понимал, что теперь он в подчинении у квинси и должен смириться с этим и всячески поддерживать своего командира. Он и поддерживал, но не так, как того требует титул лейтенанта бывшего Готей 13. Шухей даже взъерошил себе волосы, ибо он впервые себе признался в этом.  Да уж. Три года он скорее был папашей для великовозрастного сына. Но ребенок вырос и это надо было заметить...
Вдруг шинигами насторожился. Внешне это не выдалось никак, ни изменением позы, ни напряженностью взгляда.  Он не чувствовал ничего рейацу, но вот взгляд в спину должен уметь чувствовать любой хороший воин. Четкий взгляд, фиксирующий. На него смотрел точно не кто-то из медиков, взгляд воина. Взгляд, привыкший видеть противника. Взгляд сильного человека.

" - Бьякуя-тайчо?"  - Шухей еле переборол желание повернуться.
Однако вскоре это итак пришлось сделать, когда он услышал за спиной шаги. Напряженние исчезло, когда "папочка" узнал "сынка".
- Командир! - Шухей склонил голову в адрес Квинси. Потом в его взгляде появилось удивление - Видеть меня? - логично было бы спросить "Зачем?" Но Шухея от этого вопроса передернуло. Он как-то рискнул задать такой вопрос Тоусену... При чем когда тот был не в лучшем расположении духа. Вот и на этот раз Шинигами побоялся этого вопроса.
- Простите, я не получал ни от кого сообщений, что вы хотели меня видеть. В том числе не было и ацкой бабочки. - Шухей вопросительно смотрел на командира.
" - Проклятье, почему я принял его за Кучики-тайчо? Когда Ишида успел вырасти на столько,что его взгляд... стал на столько сильным?"

0

32

Все встречи с Шухеем получились какими-то скомканными, рваными и до отвращения сухими. Квинси прекрасно чувствовал, что сам ставит этот глупый барьер между ними, но юноша не мог смириться с тем, что его лейтенант пользуется куда большим авторитетом, и если бы не Хисаги, вряд ли бы Ишиду слушались так беспрекословно. Но тем не менее, это раздражало. Шухей обращался с ним точно отец, которого у Ишиды толком не было. Как не вспомнить тот постыдный момент, когда хвост огромного пустого сбил Ишиду с ног, а Шухей бросился к нему, чтобы помочь подняться.
Нет, Шухей, определенно, не воспринимал юного квинси как капитана. Хитсугайя, наверняка, тоже через это прошел, но ведь Ишида является капитаном уже не неделю, не месяц и даже не год. Но все идет идет по старому - Шухей вежлив, послушен, но не признает квинси своим капитаном. Просто не может.

" - Быть может, лелеишь надежды, что твой капитан-предатель образумится?" - с некоторой досадой подумал юноша.
Он приблизился к этим двоим, холодно поприветствовал и едва заставил себя отвести долгий взгляд от Матсумото. Девушка точно издевалась, дразня своей роскошной фигурой всех проходящих мимо мужчин. Тем более не весело приходилось Ишиде, который был всегда в роли отличника, но никак не любовника. В свои почти девятнадцать, он даже ни разу не целовался, так что еще и приструнивать себя, чтобы не заглядеться на красотку, было сложно. Однако, простительно.

" - Наверняка, даже Бьякуя неровно дышит, глядя на нее", - мысленно оправдывал себя капитан стрелкового отряда.
Нет, Ишида не мечтал и даже не хотел, чтобы Рангику бросилась к нему на шею. Он любил Иноуэ - во всяком случае, так казалось юноше. Но даже болван понял бы, что Иноуэ нравится другой. И квинси поклялся себе, что будет держать себя в руках, и Иноуэ никогда не узнает, что Ишида засыпает и просыпается с мыслями о ней.
- Командир! - до отвращение формальное приветствие Шухея едва не заставило квинси поморщиться.
" - Ну почему так?" - не понимал он, со школы у юноши были проблемы из-за его неразговорчивости, только вот ранее они не мешали, о чем нельзя с уверенностью утверждать теперь.
- Видеть меня? Простите, я не получал ни от кого сообщений, что вы хотели меня видеть. В том числе не было и ацкой бабочки. - вопроса "зачем" Ишида не дождался.
" - Ах да, чертовы бабочки", - квинси понял, что соврал не слишком удачно, но тут же исправился.

- Лейтенант всегда должен быть рядом с капитаном. Я думал, вы достаточно самостоятельны, чтобы не разыскивать вас по всей округе.
" - Вот так всегда...Хотел не цепляться, а только поссорился с ним еще больше" - думал Ишида. Внешне он не показывал своего разочарования, однако ему было искренне неприятно, что никак, ни при каких условиях он не мог найти общий язык со своим лейтенантом. -" Пора бы поговорить с ним...Только вот что я ему скажу? Ты - шинигами, который был едва ли не капитаном, и я тебя терпеть не могу за то, что ты быстрее меня и едва ли не лучше во всем...В глазах отряда, так уж точно"

Теперь Ишида просто стоял и молчал, понимая, что Матсумото стала невольным свидетелем беспричинной придирки квинси к своему лейтенанту. Ведь она сама была когда-то лейтенантом, и, наверняка, девушка не понимала претензий квинси. Если бы только Ишида знал об их разговоре несколько минут назад...

0

33

Шинигами спокойно смотрел на своего командира.
" - Ты все же еще ребенок... Лицо спокойно, а  глаза выдают все твои чувства, Ишида... Все же пока тебе еще нужна опека..." - Шухей понимал причину того, почему Квинси без конца так раздражителен. Пожалуй никто кроме самого лейтенанта не принял его как командира. Многие еще возмущались, мол что за чушь, почему командиром стал мальчишка, а его, Шухея оставили нянькой. Нянькой он себя не считал. Да, первое время завидовал мальчику, но, возможно, со-тайчо был прав, даверив ему должность лейтенанта.

- Я сам боюсь однажды придать. Капитан был мне еще и учителем и другом. Если не будет опоры, то не выйдет ли так, что я перейду на сторону Айзана ради одного капитана?
" - Чушь какая, конечно этого не случится." - шинигами тряхнул головой, отодвигая эту мысль. Все же тут осталось куда больше, чем он хочет вернуть. Эти мысли часто мучили Хисаги эти три года. Диллема. То ли Вернуть Тоусена, то ли уйти за ним. А если уйдет, то что будет? Его так же возненавидят? Друзья станут врагами. что вобще будет?
И почему этот мальчик-квинси все время вызывает эти мысли? Каждый раз? Все же стабильно в их отношениях. Шухей защищает и оберегает, квинси ищет к чему придраться. Три года подряд. Как битва характеров. Или попытка Шухея успокоить и приручить своего командира. бесполезная в общем.
Сейчас Хисаги смотрел на Ишиду выжидательным, спокойным взглядом.
" - Он стал сильнее. И характером и как человек, и как квинси. даже распоряжаться отрядом научился. Может офицеры и посмеиваются, но уже не спорят. И не обсуждают - сказано-сделано. Никаких вопросов."

0

34

Рангику только еще больше заливалась смехом, когда Хисаги рассказывал о наказании за нетрезвое состояние.
- Ну, ничего, лишняя тренировка никогда не повредит! Ей же, всегда удавалось ограничиться обыкновенным отчитыванием со стороны капитана Хитсугаи, которое в принципе она практически никогда не слушала, либо, уходя в свои мысли, либо пытаясь переубедить капитана в его отношении к ней, что чаще всего очень забавно было наблюдать со стороны. Это притом то, что Рангику практически всегда пыталась в шутку совратить своего молодого капитана.
" - Вернуть? Ты все еще надеешься его вернуть? А возможно ли это?" - все мы, так или иначе, на что-то надеемся, и как много страданий это порой приносит, но как, ни странно страдают от этого  окружающее, а не мы сами... В погоне за прошлым, часто начинаешь  просто не замечать ничего и никого вокруг. Поэтому у Рангику, никогда не возникало желания попытаться вернуть Ичимару... Да хотя бы, потому что он все равно имел привычку уходить, не сказав ни слова, в самый неожиданный для нее момент. Жив, здоров  – уже хорошо, а остальное не было столь важным.

- Рангику-сан, между прочим – больно!
- Аре? Ой… хо-хо-хо, - притворно смеялась Рангику, делая вид что не понимает о чем речь, и тем более что это на самом деле была не она, для убедительности оглядываясь по сторонам в поисках истинного виновника. И как бы ни было удивительно этим «виновником» оказался сам капитан отряда стрелков, Исида Урюю, выходивший из тени покосившегося фонаря.

- Исида-кун! А мы только недавно о тебе вспоминали. - она развернулась к нему лицом, едва ли не захватывая его в объятия - Не хотел бы ты пропустить пару рюмочек саке в приятной компании?
Шинигами лукаво ему улыбнулась, подмигивая.
- Отказов я не принимаю, так что, будет свободная минутка, обязательно заходи, - не желающим слушать возражения голосом произнесла девушка. В этом капризе она никогда и никому не уступала.
Исида, весь такой строгий, самоуверенный, он явно ей кого-то напоминал, но пока что она никак не могла понять кого именно. Он так придирался к действиям Шухея, что это даже удивляло.
" - Когда он успел стать таким щепитильным в отношении к самому себе?"
- В том числе не было и адской бабочки...
" - Бабочки… хм, а он разве умеет их использовать? Ведь создавались они с помощью кидо, поэтому и… хм, если это действительно так, то Шухей, в самом деле, должен всегда находиться рядом с Урюю."

- Ох, прости Исида-кун, боюсь, что это я, стала причиной того, что твой лейтенант не был на своем месте, прошу, прости его, ведь это полностью моя вина… - едва не плача обратилась девушка к капитану стрелкового отряда.
Между Исидой и Хисаги явно чувствовалась большая стена… Построенная ими самими же. В их отряде, отряде стрелков, с момента его основания всегда наблюдались странные отношения, между капитаном и всем остальным отрядом… Похоже, что скоро без лома будет просто не обойтись. Пора бы уже сломать сложившиеся стереотипы, которые так и мешают налаживанию новых контактов. Раньше ведь никто и представить то не мог, что квинси может оказаться во главе отряда шинигами, но, все же… времена меняются, как и обстоятельства с которыми приходится мириться.
Наблюдая за ним в боях, шинигами, постепенно, но всё же практически свыклись с этой мыслью… но вот, похоже, Шухей до сих пор считал его ребенком, и важность его опеки. Само понятие взросления в мире мертвых уже относительно. Каждый из нас выглядит на тот возраст, на который он себя ощущает, а то, что по человеческим меркам у нас большая разница, влияет лишь на опыт, какой бы то ни было, боевой или жизненнный.
Квинси, который считает, что его никто не принимает. Лейтенант, который почему то относится к капитану как к ребенку… это уже как замкнутый круг. Исида давно ведь не ребенок, и не раз уже это доказывал. Он хороший боец, и надежный друг. Только правильным ли было решением ставить его во главе отряда… так или иначе спорить с его назначением она не стала, да и не в ее праве это было. Если еще учесть, что и собственного назначения на пост капитана она никак не ожидала.
С Хитсугаей же было практически то же самое,  многие считали его лишь маленьким мальчишкой, которого вдруг ни с того ни с сего назначили ей в капитаны, но Матсумото его как таковым не считала, если только внешне. В нем была сила, и сила не малая, которую она сама же и разглядела еще там, в Руконгае. Уже впоследствии, с помощью, которой он хотел, кого-то защищать… и уже этого было достаточно для Матсумото, что бы поверить в него. А обстановочка между тем становилась все напряженней и напряженней…

" - Так, это что за дела? тут рядом с ними Такая девушка, а они тут в дела «семейные» углубляются…"
- Кстати, Исида-кун, ты случайно не встречал Чада? Мне кажется, что он меня сторонится… Ты наверняка лучше его знаешь, скажи, я ему не нравлюсь? с досадой произнесла капитан мобильного отряда, непроизвольным жестом покрепче обнимая грудь.

0

35

Шухей не ответил на придирку, как всегда оставаясь отстраненным и неприступным. Лейтенант всегда реагировал спокойно на выпады квинси в его сторону.
" - Поговорить с тобой? Это бесполезно", - подумал юноша, чувствуя, как сожаление вновь обвивает его сердце холодной змеей. К счастью, в аквамариновых глазах эмоции почти не читались.
Квинси оставил трезвую идею - просто поговорить со своим лейтенантом на чистоту. Да и как было начать подобный разговор замкнутому, нелюдимому юноше. Шухей мог воспринять такое как повод для насмешек над квинси. Так, к черту. Будь что будет.
Звонкий и захватывающе веселый голос Рангику отогнал неприятные мысли, и в глазах квинси впервые за три года промелькнуло настолько откровенное удивление. Говорили о нем? Ругали? Сплетничали? Хвалили?
- Как интересно... - сказал юноша нарочито спокойно, в то время как было безумно интересно узнать, что же о нем говорили. Что о нем думает Шухей?
" - Наверняка, жаловался...." - не то, чтобы Ишида был пессимистом... Он напрочь не доверял людям. Ему казалось, будто все мечи шинигами направлены против него, мечтая лишь о том, чтобы вонзиться в сердце. Квинси вовремя отшатнулся, когда девушка попыталась его обнять и прижать к своей пышной груди.
" - Сюда бы Кона! Его рай!" - подумал юноша, чувствуя, как легкий румянец загорается на щеках. Бровь Ишиды дважды дернулась, точно еще раз подчеркивая непонимание квинси.

- Я тоже рад вас видеть, Матсумото-сан! - поспешно выпалил он. Затем кашлянул, поправил очки и....превратился в подобии Бьякуи.
" - Какая неловкая ситуация!" - в голосе раненным воробьем упрямо билась мысль.
Девушка продолжала щебетать, и была так очаровательна в своей непосредственности, что Ишида растерялся окончательно. Ну не мог он спокойно общаться с этой красоткой. Как-то терялись все слова, голова становилась ватной, а голос неуверенным.
Квинси глянул на Шухея таким взглядом, будто несчастный лейтенант все эти три года планировал подобную ситуацию.
- Я не пью, Матсумото-сан!
Квинси и впрямь не пил, зная, что моментально опьянеет и в лучшем случае отрубится. Быть может, Ишида не доверял и своим друзьям настолько, чтобы пить при них. Состояние помутненного рассудка Урью боялся больше всего. Ему казалось, что за любую глупость, совершенную в пьяном состоянии, он будет расплачиваться всю жизнь.
Так, наконец, квинси взял себя в руки. Теперь он снова едва ли не полностью походил на капитана Бьякую. Та же осанка, тот же холодный взгляд. Благо, Ишида быстро возвращал потерянное самообладание.
Матсумото просила простить его лейтенанта, в голосе прозвучала вся скорбь павшего Сейретея, отчего Ишида даже испугался. Не хватало, чтобы девушка еще расплакалась, однако закралось и подозрение, что Рангику может просто хитрить.

- Все в порядке, капитан. Наверняка, мой лейтенант вам понадобился по делу, так что я не намерен делать ему выговор... Зачем я вас искал, лейтенант... Я разработал новую методику тренировок нашего отряда...
Квинси начал уверенным, серьезным тоном, чуть хмурясь. Единственное, что раздражало, что приходилось поднимать голову, чтобы смотреть на лейтенанта. Он был выше. Ладно, к делу. - Если ставить стрелков в пять линий...

Кто-то, а Матсумото-сан совершенно не желала слушать про всякие скучные "линии стрелков", поэтому задала интересующий ее вопрос о Садо.
- М? - Ишида глянул на девушку и опустил чертеж, который начал было показывать Шухею. - Встречал, но мы не смогли поговорить. Оба торопились, так как нужно было решить важные вопросы...
Определённо Рангику спланировала вывести Ишиду из душевного равновесия, она флиртовала и сама того не замечала. И ведь парадокс в том, что если мужчина купится на ее флирт, то 99 процентов из ста - он получит в рыло.
Изящным движением квинси поправил очки и чуть пожал плечами:
- Я такого не замечал, капитан. Садо уважает вас - это бесспорно.

Отредактировано Uryuu Ishida (2008-11-19 19:15:27)

0

36

-----> Тюремная камера Ичимару

Беспросветная черная мгла. Если бы кто-то попросил описать сейчас ее чувства она бы назвала всего эти два слова – беспросветное отчаяние… Стук деревянных туфелек отдается звоном в ушах, как гул падающих капель в пустой пещере, как слова сказанные Ичимару. Тяжелый комок в горле вытекает из глаз горячими солеными рыданиями. Пустота в душе разрастается все сильнее, холодная, безнадежная, готовится поглотить ее целиком. Она бежит, не разбирая дороги, даже не встречая преград, кому придет в голову останавливать несущегося сломя голову капитана отряда лечения, непровозглашенную Богиню, возвращающую людей к жизни? А кому придет в голову посмотреть на слезы в этих больших, слишком больных для еще по-детски пухлого лица, глазах?

" - Это не правда… Куросаки-кун не умер" Упрямство стоит на своем, а сердце рвется на части. Нить порвалась, тонкая нить ее надежды осталась в сырой камере в руках у страшного человека… Зачем он ей помог три года назад? Зачем подарил свободу? Зачем сейчас так безжалостно сказал ей праву?!

Она больше не чувствует его. Вообще теперь не чувствует, как и Тацки-чан, как и всех своих друзей, как брата когда-то давно, когда она была еще совсем девчонкой… Под ногой подвернулся круглый камешек, споткнувшись она больно ударилась коленями, обдирая руки до крови о холодный камень брусчатки. Что она может сделать? Совсем ничего. Маленький, жалкий комочек в целом огромном страшном мире. Таком пустом и жестоком, без него.. без этих теплых глаз и косой улыбке…
" - Ты лжец, Куросаки-кун!"
- Ты мне солгал! Как ты мог…? Я… Я верила тебе. Я тебе так верила!!! – она кричит в высокий потолок, зарываясь лицом в собственные руки – ее рукава похожи на крылья белых лебедей. Говорят, что эти птицы выбирают себе пару только раз в жизни, и умирают когда их половина уходит… Если бы она была лебедем, ее бы уже не было на свете…

" - Неправда.. Я ведь чувствую, чувствовала его.. Пусть не такой.. Но ведь это же Куросаки-кун! Он вернется, он всегда возвращается, он держит свои обещания" - слезы душат, мысли мешают даже не жить – дышать, идти, - "Но ты солгал мне.. Еще тогда.. Ты говорил, что защитишь меня, что больше никто не будет плакать, так почему…Почему ты оставил нас?!" Горячее оседает на камнях, впитывается в них…

- Ты не мог умереть… Ками-сама, пожалуйста… Зачем тогда это все!? Зачем я здесь! Если он умер, то почему я до сих пор жива?!! Для кого!!! – слезы кончаются, оставляя мокрыми глаза, болящие веки, болящие руки. Голос она сорвала на крике, а самой так дурно, что голова кругом, что снова тошнит… С трудом подняться на ноги и снова бежать, снова споткнуться, натыкаясь на что-то.. Кого-то. Мягкое, живое…  - Лучше бы я умерла.. Я должна была умереть еще в Уэко… - тихий шепот, чей-то взгляд совсем близко, он отливает черной синевой. Тонкий стеклянный блеск знаком… - Нет… Я вообще не должна была рождаться на этот свет… - слабые руки пробуют оттолкнуться, но ноги снова подводят ее. Теми черными, холодными ночами, одна в темной комнате, в пустоте Уэко Мундо она не плакала. Никогда и ни разу. Замирала от каждого шороха, но не плакала. Она держала свое обещание и верила, верила без тени сомнения, потому что ей тоже обещали, но… Ее «спас» совсем на рыжеволосый мальчик, а расчетливый бледный мужчина, пугающий как демон из старой сказки. Демон потребовал платы за спасения, но эту плату она бы заплатила в любом случае, даже не будь она «ценой».

И снова тонкий флер узнавания, сладким цветочным ароматом и солнечным светом волос. Она была сейчас едва ли не единственным человеком, кому Иноэ могла раскрыться, хотя бы потому, что с ней не было нужды в славах…
Серые глаза, смотрящие сквозь туман на статную женщину, похожи на омытый дождем камень, только вот дождь этот соленый:

- Рангику-сан?...

0

37

---> Магазин Урахары (на том берегу озера)

Высоко над головой простирались своды этой уже ненавистной пещеры, но и к клетке можно привыкнуть, это Урахара замечал на себе. То, что ему поначалу казалось дикостью, стало его повседневностью - эти длинные 3 года, он проводил у себя в магазинчике. А правда ли он всегда был там? Во всяком случае так казалось Тессаю, детишкам и пусть они тешат себя мыслью, что не одним им плохо, хотя кому как похоже было, что этим спиногрызам скучать не было времени. Детям дай лишь свободу, а куда её сунуть они и сами найдут и эта "роскошь подземелий" их не пугала. Рассказывать Ринрин, о том где он был и чем занимался не имело смысла, всё равно у неё на уме были только Ичиго, Клауд, Нова и.... клубничное мороженое, которое она планировала найти в этих катакомбах. эту странную причуду она приобрела после экспериментов Урахары по улучшению её способностей - так сказать маленький побочный эффект.  А сейчас он был уже за озером, на площади, показывал ей окрестности.  Причина, по которой Урахара не хотел встречать "тех" шинигами - они напоминали ему о прошлой жизни. Сейчас он решился выйти, осмотреться и даже может быть выпрыгнуть в "зимнюю свободу", что поджидала вверху. Или летнюю, что-то он долго засиделся в пещере и потерял счёт времени. Хотя, кто его в такие дни считает? Прожил день - хорошо, попал в плен - ещё лучше, выжил в схватке с арранкарами - так вообще замечательно.

- Вот кому, наверное, весело, так это Зараки Кенпачи! - произнёс он рядом стоящей Ринрин, но, ещё не представляя, как он оказался прав.
- Правда? - заинтересованно спросила та, но ответа так и не получила.
В этот момент Урахара заинтересованно подслушивал разговор двух шинигами и молодого квинси. Знакомые голоса, знакомые манеры, всех троих Урахара помнил. Большой камень для шинигами не очень хорошее укрытие и слово "не очень" - это ещё мягко сказано. А в такие временна, когда повсюду чувствуется опасность - все на стороже. Скрывать своё реяцу Ураххара не стал, да и незачем - его уже давно заметили.
Не они - так другие. И долго за камнем он прятаться не мог, а потому перепрыгнул его и предстал перед взорами собравшихся (так сказать эффектно появился). И тут же чуть не упал от смеха. Ему открылась картина, которую ни пером отрубить, ни в сказках передать (именно так и никак иначе). Мацумото, чуть ли не обнимала квинси, который стоял с таким видом, будто уже жалел, что влез в эту весёлую "компанию". Она умела вести себя так раскованно, что хочешь не хочешь, а смутишься. И наверное по большей части поведение её было наигранно, непроизвольно наигранно.

- Йо, Ишида-кун! Коничива, Хисаги! Охайо Рангику-тян! - глядя на весёлую шинигами, Урахара не мог сказать другого ей, кроме как "доброе утро". - Как дела ваши? Кстати давно не виделись! Что нового у нас творится?- как бы между прочим беззаботно громким тоном заметил он и не дожидаясь реакции всех троих, подошёл ближе.

- В честь какого праздника такое веселье? - улыбнулся он Рангику и раскрыл свой веер.
Неподалёку он заметил девушку, плачущую девушку.
- Орихиме-тян!? - воскликнул он чуть удивлённо, беседа обещала быть интересной. -Что произошло?
За время, которое Урахара её не видел, она определённо стала сильнее и это чувствовалось, пусть даже она была и в отчаянье и плакала. Да и квинси подрос. Для себя он сделал коротенькие заметки.

Отредактировано Kisuke Urahara (2008-11-20 21:26:57)

0

38

Шухей не вмешивался более в разговор Рангику и Ишиды. Он снова, как и всегда погрузился в наблюдение и изучение. Наблюдать за любимым ребенком... Наверное такое было ощущение у Шухея. За ребенком,к оторый просто в какой-то момент перестал подпускать отца к себе...
" - А может Матсумото права? И я просто не вижу,ч то он уже не тот испуганный мальчик, каким он был в день нашего разговора? Но уже три года... Неужели он до сих пор не привык? Хотя... столько веков войны шинигами и Квинси. Мы истребляли их... Даже на моих руках есть кровь его предков... Неудивительно, что он так яро не любит нас и опасается, хотя сейчас, после всего что он и другие сделали для Серетей и всего Общества душ в целом? Итак ясно,ч то мы более благодарны ему, чем, наверное, могло бы показаться. Но он едва ли поймет. Он сильный мальчик, очень... Но совесем замкнутый в себе..."

Шинигами на секунду отвел взгляд, зная, как это нервирует его командира, но думать об этом мальчике не перестал.
" - Сколько раз я делал попытки поговорить с ним? Сколько раз меня холодно ставили на место, фразой типа "Лейтенант, у вас других дел нет?" или подобным... Это всегда было неприятно. И Матсумото хочет ,что бы мы подружились? Мальчик сам не подпускает меня... можно сказать,ч то на расстояние выстрела лука. Или дальше. "

" - Выговор?" Шухей аж голову вскинул. - "За что? За отсутствие письма? Может сам Ишида не мог послать бабочку, но он неоднократно ранее приказывал послать эту бабочку других членов отряда."
Впрочем выговоры раньше хоть и бывали, ибо Шухей первый год без конца пропадал в компании других лейтенантов и капитанов, жалея, что не может спиться. Впрочем обязанности выполнял исправно. Служа на благо Всего общества душ.
Потом квинси заговорил о деле и Шухей прислушался, мальчик часто выдавал интересные стратегические ходы... стрелков в отряде было мало, в основном мастера кидо.
Матсумото их, естетсвенно не стала слушать. Она умела вести свой отряд в бой, управлять им, и делала это безукоризненно.
Шухей вдруг вздрогнул, почувствовав что тут есть еще кто-то... Он повернулся и улыбнулся миниатюрной девушке, медленно подошедшей к ним.

- Орихиме-тайчо... - Шухей слегка склонил голову. Эта девочка уже успела спасти множество жизней,в  том числе и его, Шухея. При чем неоднократно. Стрелки часто подставлялись.
И тут Шухей снова ощутил чье-то присутствие, на этот раз снова кого-то сильного, но будтио скрывающего свои силы...
" - Урахара-сан?" Хисаги не слабо удивился... Похоже тут скоро соберутся все шинигами. Впрочем неудивительно, при учете того, что вот вот начнется собрание капитанов...
- Доброго времени суток, Урахара-сан!
" - Хотя следовало бы называть вас тайчо... Страно,ч то вы до сих пор снова не стали во главе отрядов..."

Отредактировано Shuuhei (2008-11-19 21:35:07)

0

39

>>>>>> Сообщение для Иноуэ Орихиме <<<<<<

Иноуэ-тайчо, прошу Вас прибыть на срочное собрание капитанов. О целях собрания будет сообщено на месте.

Капитан аналитического отряда Исе Нанао.

0

40

>>>>>> Сообщение для Исиды Урюу <<<<<<

Исида-тайчо, прошу Вас прибыть на срочное собрание капитанов. О целях собрания будет сообщено на месте.

Капитан аналитического отряда Исе Нанао.

0

41

- Я не пью, Матсумото-сан!
- Что, совсем, совсем? Тут самое время было случиться второму слезо-излиянию… - А со мной? Наивные голубые глазки так и устремлены были на молодого капитана, а при этом девушка чуть распахивала и без того, почти неприкрытую грудь.
- Капитан... Лейтенант... Как сильно врезались эти слова, его обращения звучали грубо, особенно, когда дело начинало касаться отрядо-личностных отношений… Он обращался к другим лишь по статусу, даже не добавляя ни имени, ни фамилии…
" - Как же сильно он отдалился от окружающих сего мира. И как же сильно его изменили последние три года."
- Оба торопились, так как нужно было решить важные вопросы...
- Ох.. деловые просто жуть… даже я наверняка столько не работаю… - в ее голосе звучала явная ирония, а ведь наверняка в тот момент бедный Ясутора бегал с ее поручениями. - Уважает? Может быть…
Этот факт действительно радовал, не смотря на то, что она никогда особо в этом и не сомневалась
- Но я же не совсем об уважении спрашивала… - сейчас она уже хитрила, всегда любимым ее делом было поиздеваться немного над окружающими, особенно над окружающими ее мужчинами.

Только неудержимая боль могла заставить девочку так кричать… Проходя мимо лечебного отряда, мимо кабинета его капитана, в эти три года часто можно было слышать тихие всхлипы, раздающиеся за дверью. Каждый раз она неловким движением вытирала опухшие глаза, и так же неловко в ответ улыбалась, когда кто-то заставал ее в эти моменты. Каждый раз сердце сжималось, наблюдая за ней. Но, то отчаяния что сейчас билось у девочки через край, Рангику наблюдала впервые. В побеге от отчаяния, что бы совсем не пропасть в его бездне, девочка пытается от него как то скрыться, не замечая никого и ничего, но даже дорога ставила ей свои подножки, не давая совершить этот побег. До ушей Матсумото доносится уже еле слышные, от бессилия слова. Что бы это ни было, и чем бы это ни было вызвано, она должна была ее хоть немного, но успокоить. Что-либо говорить сейчас было бессмысленно, да и сколько слов этих уже было сказано. Подхватывая, она обняла ее, нежно, но в тоже время крепко, прижимая к себе не давая ей хотя бы упасть. Девушка явно была на пределе своих сил и особенно нервов.

Меж тем у  самой, в груди снова, что-то сжалось, прямо как тогда, в кабинете, когда прилетела адская бабочка, но едва ли сильнее чем в тот момент…  что-то совсем не уловимое уже наполняло все ее нутро. Что-то совсем не доброе видимо ожидало ее в ближайшее время.
Только спустя некоторое время она заметила появления еще одного человека, как обычно вливавшегося в чужую компанию, что мало ее волновало на данный момент.

Народу что-то совсем уж много собиралось на площади, в самую пору было проводить собрание прямо здесь… Возле Иноуэ уже кружилась адская бабочка. " - Как же в разнобой теперь работает наша система оповещения." Разговаривать здесь было слишком неудобно, да и зачем так много ушей, когда дела касались сердечного…
- Простите мальчики, - она обвела каждого взглядом, - Думаю, я все же украду от вашего внимания Орихиме-чан, что бы поговорить с ней наедине… о своем, о женском. После чего она весело им подмигнула, и подхватила девушку под руку, поддерживая, и  скрылась в шинпо." - И кто придумал сделать это собрание срочным...?"

0

42

И все-таки красотка-шинигами не оставляла надежды, что Ишида захочет выпить. Это не важно, что квинси даже не представлял себя за бутылочкой сакэ - главное ведь компания. Ах да, о компании...
- Что, совсем, совсем? А со мной? - воскликнула девушка нарочито-плаксивым голосом, и ее грудь как будто нарочно обиженно колыхнулась и еще больше оголилась, точно желая посмотреть на дерзкого обидчика. Квинси поспешно отвел взгляд, стараясь не заглядывать в роскошное декольте - только эта чертовка Матсумото могла строить из себя такую невинную жертву.
- Уважает? Может быть… но я же не совсем об уважении спрашивала… - Красавица вспомнила про Чада, и квинси даже на миг предположил, что именно этот молчаливый парень в тайне нравится Рангику, но он быстро отбросил эти мысли.
- Думаю, вам лучше поинтересоваться у него самого, капитан...Я не в курсе...Извините, - квинси не смог придумать ответа лучше.
Cтук деревянных туфелек о грубые камни подземного города поначалу показались какими-то призрачными, однако квинси услышал этот звук и посмотрел в сторону, откуда он исходил. Ишида царапнул взглядом лейтенанта, затем посмотрел на Рангику - да, все трое услышали этот звук. А затем на площадь выбежала Иноуэ.
Девушка бежала, будто за ней гналась разрушительная боль, и слезы обжигали ее щеки солеными каплями. Ишида замер, точно забыл, как дышать.
Что могло произойти? Кто посмел?
Квинси едва сдержался, чтобы не броситься ей на встречу. Так хотелось прижать ее к себе, коснуться губами к ярким рыжим волосам, вдохнуть их аромат. Но нельзя. Лишь на миг девушка оказалась в его объятиях, точно бабочка, случайно залетевшая в распахнутое окно. Прижалась в растерянности и страхе, даже не задумываясь, что парень, к которому она случайно прикоснулась, сейчас потеряет голову.
Квинси хотел было спросить, что же произошло. Как он может ей помочь? Но, как выяснилось, Иноуэ не искала его поддержки. Разумеется, она бежала к Рангику, к своей подруге, и квинси не винил ее. За эти три года они ощутимо отдалились друг от друга. Ишида не позволял себе быть с девушкой дольше чем "по делу". Иначе его ледяная стена могла дать трещину, поддавшись теплым лучам, исходящим от Иноуэ, и девушка догадалась бы о его чувствах.
Она сказочно красива. Квинси всегда восхищался ей в школе, запоминая каждое движение, каждую интонацию голоса. Умная, добрая, заботливая и пьянительно красивая девушка. Именно о такой мечтает каждый нормальный парень. Однако было маленькое "но" - Иноуэ любила другого. Да, она пыталась скрывать свои чувства по отношению к Ичиго, но проницательного Ишиду было сложно обмануть. Он оставался в стороне, не бросаясь в глаза, и при этом замечая все. Его воспринимали в большинстве как "друга Ичиго", не особо считаясь с тем, что Ишида против такого "звания". Рыжий придурок всегда был первым красавцем в школе, первым задирой и первым любимцем девчонок. Квинси не понимал такого, однако не стремился занять его места. Вернее, стремился...Но только в сердце одной девушки. Однако он не проявлял своего желания. Ему казалось, что это бессмысленно, ведь так легко испортить хорошие отношения – достаточно сказать «Я тебя люблю...»
" - Так что же произошло? Откуда она? Какая-то новость? Кто-то погиб? Что же так расстроило ее?"
Однако квинси не задал этого вопроса. Нужно - она сама расскажет. А нет - что же, это ее выбор. Однако Ишида узнает ответ иным способом. Он узнает, откуда прибежала Иноуэ, и с кем она разговаривала совсем недавно... Или что она увидела?!
- Ты не мог умереть.. Ками-сама, пожалуйста… Зачем тогда это все!? Зачем я здесь! Если он умер, то почему я до сих пор жива?!! Для кого!!! Лучше бы я умерла...
Она кричит эти страшные слова и затем переходит на шепот. Ишида вздрогнул, осознавая, кого оплакивает девушка.
" - Черт возьми, откуда такая уверенность? Нет! Куросаки не мог...Только не он. Он...живучий как таракан...Бред! Этот идиот не мог!"
Отчаяние вдруг нахлынуло холодной склизкой волной. Проклятье, они никогда не были друзьями, но... Куросаки! Этот рыжий идиот! Почему?! Квинси ощутил неожиданную боль утраты и стиснул зубы, сдерживая крик ярости - как же он ненавидел Айзена. Этот мерзавец украл у них еще одного! Но это еще не все - он вырвал часть сердца Иноуэ, и это было болезненно для квинси вдвойне. Но Ишида не был бы лучшим студентом, если бы сейчас логика отличника не подбросила вопрос:
" - А откуда такая информация?"
И впрямь... Откуда эта информация? Уж неужто Куросаки вернулся и... Тогда его рейацу ощущалась бы за километр. Было бы что угодно, а не мертвая тишина с его стороны... Слишком мертвая даже для смерти.
Хотелось обнять девушку, успокоить, прошептать какие-то ласковые слова, однако квинси сдержался. Не сейчас. Слова не помогут - нужна правда. Нужно выяснить, что с апельсиновым идиотом случилось, и если это правда...Тогда...Тогда Ишида просто будет рядом. Но нельзя же так просто сдаваться. Нельзя глотать, не прожевывая информацию, точно глупая утка.
- Йо, Ишида-кун! Коничива, Хисаги, Рангику-тян! Как дела ваши? Кстати давно не виделись! Что нового у нас творится?В честь какого праздника такое веселье? Орихиме-тян!? - голос Урахары как-то мрачно-весело вписывался в общую картину. Выпрыгнул как черт из табакерке. В неизменной панамке, с дурацким веером и непонятным весельем. Казалось, Урахара никогда не расставался с каким-то стойким наркотиком, и этот бывший капитан вызывал у Ишиды лишь чувство непонимания. Однако именно этот черт в панамке всегда знал, как подкусить квинси, чтобы тому захотелось провалиться сквозь землю, поэтому квинси побаивался его острого языка. 
- Здравствуйте, Урахара-сан! - севшим голосом произнес Урью, не сводя взгляда с плачущей девушки. Затем он посмотрел на Шухея. В глазах лейтенанта читалось сострадание, и Ишида почему-то был признателен ему за это.
Бабочка вынырнула буквально из неоткуда и извесила квинси об экстренном собрании...
Какое, к черту, собрание, когда Иноуэ...Нет, обязанности в первую очередь. Мерзко.
Квинси откровенно ненавидел адских бабочек, так как они всегда сообщали всякую дрянь - то о нападении, то об убитых, а теперь отрывали от любимой девушки ради какого-то собрания.
- Простите мальчики, она обвела каждого взглядом, думаю, я все же украду от вашего внимания Орихиме-чан, что бы поговорить с ней наедине… о своем, о женском.
Матсумото...Она такая молодец. Она не растерялась, и она найдет, что сказать Иноуэ.
- Матсумото-сан..., - невольно остановил ее Ишида. И замер, чувствуя на себе взгляды присутствующих. - Позаботьтесь...Зайдите ко мне, когда у вас будет свободная минута, пожалуйста.
Хотел сказать одно, но резко прервался. Не мог сказать при всех простую фразу "позаботься об Иноуэ", не мог сказать при самой девушке. Поэтому голос прозвучал болезненно холодно, точно Рангику нужна была Ишиде лишь по делу.
" - Не буду думать об этом сейчас. Сначала собрание. И не дай бог мне скажут, что Куросаки мертв. Я лично должен прибить этого идиота..."

Отредактировано Uryuu Ishida (2008-11-20 22:14:42)

0

43

Хоть смейся хоть плачь, - бывают и такие ситуации. Чаще всего о них мы читаем в произведениях великих классиков или же в захудалых детективчиках. И обычно и там и там ситуации кажутся нам нереальными, столь же далёкими от жизни, как и другие галктики от нас. Но такими ситуациями нам и интересны скучные произведения классиков и детективы-однодневки.
" - Ах, если бы такое и в жизни встречалось," - очень часто восклицают читатели, те, кто находят в книжках укрытие от реальности - другой мир. Но как они бывают неправы, порою в жизни и не такое бывает и тогда думаешь: " - Ах, если бы такое только в книжках бывало". Эти два мнения как и параллельны и так и противоположны. Кому-то хочется убежать от жизни, а кто-то хочет спрятаться от книг и все они: люди, шинигами, души, пустые, арранкары, вайзарды - имею право поступать, как хотят.
В такой ситуации и оказался скромный владелец магазина, что неподалёку, на том берегу мутного пещерного озера, Урахара Киске. Он был вежливо проигнорирован всеми, за исключениям пожалуй лейтенанта Хисаги, но тот немногословен. Конечно, Урахара понимал, что и без него, теперь уже у Капитанов, много дел, но не настолько же, чтобы забывать о старом знакомом. Живя здесь, под землёй, он соскучился по тем временам, когда к нему в магазин без спросу захаживали шинигами, чтобы пожить, потренироваться ну и случай от случая что-то купить. Сейчас же ему и "похвастаться" своей гениальностью было не перед кем, Йоручи сейчас была очень занята своей затеей. То что это его чуть беспокоило, - вовсе не потому, что он в ней сомневался, а потому, что всегда о ней беспокоился, - он тщательно скрывал за привычной всем улыбкой.
" - Может с ней что-то случилось?" - от мысли об этом  сердце Урахары на секунду замерло. И на лице появилось некое подобие печали - почему подобие? Потому что Урахара-сан редко был огорчён по-настоящему. А что такое секунда? Миг - и всё. Чтобы хоть как-то прогнать наваждени, он закрыл лицо веером и посмотрел вслед уходящим Мацумото и Орихиме.

- Ах эти квинси, они всегда такие высокомерные - это у них в крови, ну или привито с детства. Ты ведь понимаешь меня, Хисаги, нэ? Урахара толкнул замершего в раздумьях лейтенанта, неторопливо произнёс. - Знал я его отца и деда... А ты никуда не спешишь? Может поведаешь мне хоть толику чего-нибудь нового?

Урахара жестом подозвал неподалёку прячущуюся Ринрин, девочка нехотя подбежала к нему. Какие-то секунды назад она любовалась своим отражением в озере, новый гигай смотрелся лучше старого, который "погиб" ещё на земле. Но не смотря на  столь важные дела, представить её лейтенанту было необходимо - пригодится в будущем. И пока можно не беспокоится о делах других, всё равно времени много... Никто его не отнимет.
- Ринрин - представилась она и улыбнулась, откинув капюшончек своего платьица

0

44

Шухей не ожидал до этого, что на площади соберется столько народу, впрочем это неудивительно раз скоро собрание капитанов, вскоре и другие подтянутся.
" - Капитаны в паре с лейтенантами, капитаны с неслабой свитой, капитаны в гордом одиночестве..." - так было всегда, шухей не раз видел это, когда сопровождал своего капитана, тогда, когда у него еще был капитан, а не коммандир. Теперь же три года кряду он пытается хотя бы найти общий язык со своим командиром. Это оказывалось так тяжело. Потом мысли Шухея вернулись к тому, что он случайно услышал из уст Орихиме и на что не обратил внимания.

" - А? Этот рыжий паренек, что столько раз помогал Серетей мертв? Чушь какая. Он выжил после сражения с Кучики-тайчо. Невероятно. Невероятно, что бы он умер. Каждый из нас надеялся, что он выживет. Он мог бы... О чем я думаю? Кто он против таких как Айзан? Всего лишь мальчик, случайно получивший силу шинигами? Не более того..." - лейтенант вздохнул, снова посмотрел на своегок омандира.

В Это время к Ишиде подлетела одно из ацких бабочек, впрочем Шухей уже догадывался о чем сообщение. Он привычно подставил руку.
- Командир, вас вызывают на собрание капитанов. - спокойно проговорил шинигами. Почему-то логично полагая, что его командующий уже в курсе. Вдруг кто-то тронул его за локоть, так, что Шухей аж вздрогнул и послышались мягкие слова прямо в ухо.
- Высокомерны? Я с вами не соглашусь, Киске-сан. Характер моего командира меня вполне устраивает. - спокойно проговорил Шухей - Он еще молод, но уже достаточно опытен,ч то бы управлять отрядом шинигами.  - Хисаги смотрел в глаза шинигамИ, некогда бывшему легендой.
- Спешу? - Шинигам иперевел взгляд на своего командира. - Командир, есть поручения? - спросил он, испытующе глядя на квинси. Выучка ни за что бы не позволила Шухею сказать да или нет, предварительно не узнав о приказаниях от командира, хотя итак ясно, что по пути в казармы он вполне сможет ввести в курс дела Урахару-сана.

0

45

Она всегда верили, что сможет быть сильной, что все будет в порядке. Главное стараться, что-то менять и к чему-то стремиться… Долгие месяцы, бессчетная череда однообразных дней, тренировки. Темнота стен, темнота чувств, водяные часы, белые бумаги, бессонница и одиночество, одиночество, одиночество. Все, что поддерживало ее эти три года – тонкая лента в волосах, связь с Крепостью. Чувства разных стычек между арранкарами, всплески рейацу Ичимару-сана, выматывающая тяжесть Айзен-сана… Она ловила эти оттенки чувств с жадностью, всегда чувствуя среди них, где-то поблизости такую знакомую, такую родную и такую неожиданно холодную и чужую духовную силу.
" - Что с тобой, Куросаки-кун…?" - гнать прочь от себя ту мысль, что это не Ичиго, надеяться, ждать и потерять всю свою решимость идти до конца всего от одной фразы." - Зачем, зачем..? Зачем вы сказали мне это? Почему именно мне?!"

Теплые руки обнимают ее, мягкими пальцами зарываясь в волосы, опьяняя цветочным ароматом. Рангику-сан, она снова прибежала к ней, ища безмолвной поддержки, снова и снова, как тогда, когда не смогла улыбаться, сдерживать слезы и расплакалась перед ней:
- Я такая ужасная женщина, Рангику-сан, - маленькие пальчики скользят, цепляются за дорогой шелк формы. Она действительно ужасна, раз ведет себя так… Раз не может даже оторвать лицо, пряча больной румянец, слезы, покрасневшие глаза, чтобы поздороваться с остальными – их присутствие она заметила лишь сейчас. Она не хочет сейчас никого видеть, никого знать – забиться в самый темный угол, утонуть в своем горе, выплеснуть его наружу, чтобы не болело сердце, чтобы можно было дышать жить… - Рангику-сан, может, я все же мертва? Тогда я буду не такой отвратительной, как сейчас…

Тянуться за этими руками, как за последней надеждой. Спасительный мостик через бездну ее отчаянья. Всего лишь протянутая рука, но она удерживает ее от падения. Живущая одна, никогда не видевшая своих родителей и рано потерявшая брата, она всегда хотела кому-то доверять. Чисто и безоговорочно, она легко привязывалась и просто хотела человеческого тепла. Тацки-чан, Рукия-сан, Садо-кун, Ишида-кун… Куросаки-кун… Они были для нее не просто друзьями, они были ее семьей, ее миром… Только ради которого стоило жить. НО она не могла рассказать им о своей боли, огорчать их, как не могла сказать Тацки-чан или Рукии-сан про… Она всегда немножко завидовала тем, у кого есть семья и родственники, но когда у нее появились все, перестала – теперь семья появилась и у нее, Ее любили, ее защищали, и у нее тоже появилось кого любить и защищать…

- Прошу прощения, - попытаться закрыть лицо руками и поклониться, присутствующим, - Я… Мы пойдем… Еще увидимся, - она узнает кто перед ней. Урахара-сан, Ишида-кун, Шуххей-сан – теперь стыдно за слезы, стыдно даже просто поднять глаза, но она сейчас не может. Просто не может с собой ничего поделать. Перед лицом мелькают черные крылья, а бабочка настойчиво летает рядом. Известие о срочном собрание. Она не сможет туда пойти! Просто не сможет!

Иноуэ Орихиме, Матсумото Рангику -----> Улицы в Восточной части города

0

46

Квинси молчал. Он уже почти успокоился и довольно трезво оценивал сложившуюся ситуацию. Быть может, Иноуэ и впрямь купилась на ложную информацию, однако теперь Ишида осознавал, что многое бы отдал, чтобы хотя бы на полчаса стать Куросаки.
"Этим рыжим придурком? Никогда!" - последние мысли не пришлись квинси по вкусу. Отказывать от самого себя было бы как минимум глупо. И...девушек много, есть ли смысл унижаться ради одной?
Ишида проводил взглядом удаляющихся Рангику и Иноуэ.
"Держи себя в руках! Гордость квинси превыше всего", - мысленно приказывал себе юноша. Но впервые в жизни ему захотелось серьезно напиться.
-Командир, вас вызывают на собрание капитанов.
Как всегда Шухей попытался помочь, и как всегда квинси не принял эту помощь.
- Я в курсе, лейтенант, - произнес квинси неприятно-холодно.
-Ах эти квинси, они всегда такие высокомерные - это у них в крови, ну или привито с детства. Ты ведь понимаешь меня, Хисаги, нэ? - голос Урахары моментально отрезвил Ишиду, заставив его едва ли не крутнуться на месте. Урахара точно тряхнул его за шкирку, как провинившегося щенка, отчего квинси рассердился.
"Опять острить пытается...Я ему...Я его..."
Подколы Урахары на тему квинси всегда работали, и юноша откровенно рассердился.
-Высокомерны? Я с вами не соглашусь, Киске-сан. Характер моего командира меня вполне устраивает. Он еще молод, но уже достаточно опытен, что бы управлять отрядом шинигами.
Квинси на миг замер и несколько удивленно глянул на Шухея. Лейтенант заступился за него. Он правда так считает, или это всего лишь защита "малыша-квинси". А вот глаза Урахары откровенно смеялись. 
- Киске-сан, мне кажется, что шутить сейчас неуместно. И ваша оценка характера квинси меня не особо интересовала. Прошу меня извинить.
Ишида хотел было развернуться и уйти, но Шухей задал вопрос:
- Командир, есть поручения?
- Нам нужно будет поговорить. После совещания. Так что зайди ко мне вечером. Сейчас ты свободен.
"Поговорить? Я не смогу откровенно поговорить. Получится еще одна ссора... Да и Бьякуя вряд ли болтал по душам с Ренджи...Я поторопился. Ладно, придумаю, что-нибудь"
Квинси покинул площадь и направился в зал для совещаний

-----> Зал для совещаний

Отредактировано Uryuu Ishida (2008-11-23 13:04:05)

0

47

Обиженный квинси? Злой квинси? Приниженный квинси... Нет просто уязвлённый квинси. Урахара не был настолько глуп, чтобы в первые же минуты не понять всю натянутость отношений между командиром и его помошником. По природе своей квинси и шинигами не могут сотрудничать между собой без недопониманий и недомолвок. А они здесь были. И дело не в том, что когда-то шинигами убили почти всех квинси, а дело в их кардинально отличающихся подходах ко всем делам - начиная от простой утренней зарядки и кончая сложнейшей тренировкой и командованием отрядами. Но, не смотря на всё это, Урахара был настолько гениален, что уловил ту нотку, которая могла подарить если не дружбу, то хотябы покой, этим двоим. Оба они хотели сказать другое, но не могли. Особенно он видел это у исиды, которого он знал уже давно и сейчас тот пытался кому-то подражать.
Когда же он, интересно, поймёт, что не решит все свои проблемы чужими методами, а наоборот заберётся в ещё большие дебри и потеряется в них.
- Киске-сан, мне кажется, что шутить сейчас неуместно. И ваша оценка характера квинси меня не особо интересовала. Прошу меня извинить.
Примерно таких слов он и ожидал от него - уже опытного камандира, но всё ещё юного мальчика, воспитанного дедом, хотя при чём здесь дед... Потому он сказал вслед уходящему Исиде слова:
-Я думал, что КВИНСИ всегда уверены в том, что они говорят, а вы наверное тоже пытались шутить, нэ? - так сказать, подкинул ему смятение в разум и идею для размышления. Урахара сделал акцент на "КВИНСИ" и тот определенно его услышал.
-И так, что вы хотели мне рассказать, лейтенант Шухей? - когда все разошлись, Урахара улыбнулся Хисаги и дружелюбно похлопал того по плечу. -Куда пойдём?
Урахара слегка отвёл взгляд в сторону, на недовольно молчащую Ринрин и быстро добавил, как буд-то что-то вспомнил:
-А вот ещё что, как вы оцениваете её? - вопрос прозвучал нескромно и оттого, наверное, пугающе и Хисаги Шухея и Ринрин.

0

48

Не успела Нему уйти с площади, как ей на плечо приземлилась Адская бабочка с сообщением. С сообщением от одного из оставшихся в отряде ученых. Хм. Странная активность. Отчет на столе? Надо срочно узнать в чем дело
Нему, можно сказать, махнула рукой на текущие свои дела и рванула обратно в отряд. Без всякого шунпо правда, да и не бегом, но довольно быстрым целеустремленным шагом.
Конечно, все это было крайне невовремя. Она успела уйти довольно далеко. Когда девушка вышла с площади, она не смогла сдержать любопытства и сорвалась таки в шунпо.

----->Лаборатории Исследовательского Отдела

0

49

Хисаги холодно смотрел на Урахару. Бывший капитан, гениальный шинигами, сейчас откровенно его раздражал. Шуточки не к месту, тем более шуточки неадекватные. Или это обида, что его, гениального шинигами не вернули на должность капитана, когда даже Ероичи-сан вернулась. Так он же  вроде сам отказался? Или Шухей что-то не знал. Впрочем, кто же будет посвящать лейтенанта во все подробности? Это было бы как минимум глупо. И уж точно сразу бы говорило о некомпетентности того или иного командира. Лейтенант -помошник в первую очередь. А потом уже все остальное. Наверное так. Но все же благодарно-удивленный взгляд юного квинси был наградой. Может, он, наконец поймет, что ничего плохого тут никто ему не сделает. Тем более сам Шухей этого никогда не позволит. Впрочем, кажетс яон погорячился с выводами. Фраза про сообщение от бабочки явно его сильно задела, судя по ледяному, слишком холодному тону. Хисаги и правда словно на секунду заморозило. Такое чувство обычно  он испытывал под взглядом  Кучики-тайчо. Холодно-властный.
-Да, командир. Я понял вас. - Шухей коротко поклонился. поговорить? О чем? Кратко, как всегда расскажет о новостях, узнанных на собрании? Или что-то другое. Помнится, их первый разговор прошел тяжело. Потом все время они словно сторонились друг друга. Боясь сказать лишнее слово. Хисаги пытался как мог опекать своего птенчика, Ишида пытался показать, что в опеке он не нуждается. Вот уж точно проблема поколений, во всем ее великолепии. И когда только Шухей успел постареть на столько.
Квинси развернулся и отправился на собрание. Прямая спина, уверенный шаг. Он никогда и не перед кем, наверное не сможет склониться.
Эта мысль даже заставила Шухея улыбнуться, теплой, мягкой улыбкой. Гордость его мальчика всегда вызывала мягкую улыбку на лице шинигами. Его мальчика? Когда это Ишида успел стать его? Видимо этот момент прошел мимо шинигами.
-А? Простите, Урахара -сан? - Шухей непонимающе уставился на экс-шинигами - Что-то вам сказать? Мне показалось,что это вы хотите со мной поговорить. -голос Шухея звучал так же холодно ка ки голос его командира.
-Оценивать ее? А как я должен ее оценивать? На сколько  я знаю души+ довольно хороши в бою и незаменимы при использовании гигая. Но я мало имел с ними дело. - голос стал немного спокойнее

+1

50

------- >  Информационный центр Аналитического отряда.

Сегодняшний день явно складывался не самым лучшим образом. И дело даже не в Маюри-саме, к его причудам девушка давно привыкла, терпеливо снося все его издевательства. Как бы там не было, но без него Нему бы в принципе не существовало, поэтому чувство благодарности, не оставлявшее ее ни на минуту, не давало показывать хотя бы подобие характера, хотя иногда девушки казалось, что и эта черта в ней просто заложена создателем. Подавив тяжкий вздох, лейтенант без какой-либо активной надежды на успех брела в сторону площади. "Эти стены совершенно лишают возможности отслеживать реяцу. Ну и как прикажите его искать?" Запоздалая мысль о том, что реяцу Урахары можно было отследить в отряде, с помощью датчиков, пришла в голову слишком поздно. Остановившись посредине улицы, девушка представила себе, как на неё бы наорал Маюри, узнай он о том, как она просчиталась. "Ну, не возвращаться же теперь, когда осталось идти всего ничего?!" Приняв такое решение, девушка уже достаточно бодрым, но довольно спокойным шагом направилась к площади. "В конце концов, от неё легче попасть в отряд. Да и я уверена, что недавно чувствовала именно его реяцу там, может мне повезет, и я все-таки его обнаружу...".
Центральная улица была, как всегда, многолюдна и наполнена жизнью. Эта бессмысленная суета ни сколько не злила Нему, но заставляла чувствовать себя немного неуютно. На открытом пространстве, в коробке из камня, не пропускающего реяцу, чувствовать духовную силу тех, кто уже был на площади, было определенно легче, чем пытаться нащупать его в коридорах. "Урахара Киске", - уверенно подумала девушка, направляя к блондину в полосатой панамке.
- Добрый день, Урахара-сан, - вежливо проговорила Нему, делая глубокий поклон. - Здравствуйте, - кивнула она рядом стоящей с ним девушке. Что-то было в ней очень знакомое. "Может, мы просто похожи происхождением?" - решила Нему.
- Если вы не против, Урахара-сан, я хотела бы задать вам парочку вопросов. Сегодня с Генсея пришел странный отчет. К сожалению, Куротсучи-сама слишком занят, чтобы обратить на него внимание, поэтому отдал мне приказ заняться этим самостоятельно, - слегка отошла от правды девушка, просто чтобы не растягивать лишний раз беседу. - Взгляните, пожалуйста, - передала она мужчине небольшую папку с данными приборов, сообщением дежурного шинигами и отчетом исследователя. - В Каракуре обнаружен объект, судя по всему, пользующийся пламенем, как оружеем. У него достаточно необычное рейреку. Можно абсолютно уверенно утверждать, что это не шинигами, арранкар или вайзард. Вы что-нибудь сказать по этому поводу? - спросила девушка, вежливо, а потому не пристально глядя на Урахару. Известно, что именно он прожил в Каракуре около ста лет. Следовательно, это вполне может оказаться его экспериментом. Дабы не оказаться в неприятной ситуации, Нему надеялась, что Урахара соблаговолит снабдить её хотя бы минимумом информации. Только после этого можно будет смело принимать решение об экспедиции.

0

51

Что-то неподалёку зазвенело, напоминая о такой простой вещи, как велосипедный звонок. Быть может это всего лишь капля упала в озеро, и эхо усилило её в стократ... Но всё-таки до боли родной звоночек, постоянно встречающийся в городе Каракуре. Потому что город без велосипедов - не город, или опять перепуталось с деревней... Ну, как бы то ни было, это вновь открыло потаённую дверцу в сознании Урахары Киске - ту, где обитала ностальгия. Менеджер на секунду отвлёкся и отвёл глаза от лейтенанта, он посмотрел на Ринрин и вспомнил те деньки, когда гонял Ичиго по улочкам...
"Не так они и далеки, если судить по-моему возрасту" - колкости Урахара делал не только другим, но и себе, хотя для себя он оставлял самые обидные.
- Не далее, как полгода назад... - не понятно к чему начал он и тут же умолк.

- Что-то вам сказать? Мне показалось,что это вы хотите со мной поговорить.
- Я хотел услышать от тебя новости, ничего более! И осведомиться о твоём здоровье, ради приличия конечно.
Урахара уже увидел их тёплые отношения в полной красе (Квинси+Лейтенант),  теперь то ему было понятно, что мешает взаимопониманию в отряде мальца. И пусть никого не пугает нелогичность выводов, которые вынес для себя Киске, ибо они были недостаточно полны, а те фразы, что он высказывал в адрес Исиды, предназначались для выяснения более ясной картины, для завершения которой, теперь, оставалось только потолковать с самим Бьякуей, а это уже дело не из лёгких...

- Оценивать ее? А как я должен ее оценивать? На сколько  я знаю души+ довольно хороши в бою и незаменимы при использовании гигая. Но я мало имел с ними дело.
- Ну, не будем расстраиваться, по такому маленькому поводу! - скорее для себя, чем для Шухея, сказал он и размышляя дальше, двинулся в сторону казарм. Казалось он совсем не слушал лейтенанта и вёл себя "неподобающе",бросая отрывистые, холодные фразы, но всё было наоборот, Как раз таки именно так, он считал себя должным вести. Насильно втираться в дружбу к лейтенанту не было необходимости.

- Добрый день, Урахара-сан.
Голос девушки за спиной показался знакомым, а её реяцу, так вообще выдавало всё, о своей владелице - для знающих в этом толк, конечно. Он посмотрел на лицо ринрин, прежде чем что-либо ответить, кажется та была удивлена, но в равной доле и обрадована появлением девушки.
- Здравствуйте.
- Привет! - первее, чем Урахара, поздоровалась Ринрин и принялась в открытую изучать её.
- Доброго времени суток! Для кого день, а для кого и ночь, в этих пещерах приятнее думать, что вокруг ночь, тебе так не кажется? - он улыбнулся и после небольшой объяснительной речи девушки принял из её рук папку с отчётом.
Документы были на редкость интересными, он уже и забыл, как выглядит диаграмма реяцу из исследовательского института - в своих научных сысканиях, он пользовался другими методами, и шифровал их своим способом.

- Пламя? - удивился он. -Не арранкар и не вайзард, это видно. Думаю я смог бы узнать кто это... - Урахара задумался, стоило ли ему говорить этой девушке, помощнице Куротсучи, что эта реяцу ему не просто знакома? Он помнил реяцу всех душ-плюс, что создал, помнил и надеялся, что хоть некоторые спаслись, как Кон. Хоть с ними и были заботы, но свои детища Урахара лелеял, как бы ни старался скрывать это от других. В тот раз, он бы его не убил - шинигами, люди, души, да и арранкары имеют право существовать. Он не делал отличия между существами наделёнными разумом - все они вправе жить. Врагами для него становились только те, кто шёл против идеалов и принципов, которые преследовал Урахара, а остальные должны жить.
- Пламя встречалось и у Зависимых, как я помню! - слукавил Урахара, после непродолжительного изучения файлов и подмигнул. -Как бы то ни было, сейчас, трудно сказать точно, кто это.
- Как поживает мой дорогой заместитель? - вспомнил он о Куротсучи.
Урахара перекинул папку с отчётом в руки Ринрин, чтобы та отвлеклась от девушки и запомнила всё важное, что есть в нём. Её глаза быстро забегали по строчкам, кажется она понимала...
- А куда ты сейчас направляешься? - поинтересовался он у Нему и посмотрел на Шухея.

0

52

Слушая буквально щебетание первого директора исследовательского института, Нему на короткое время задумалась о том, каким он мог быть капитаном. Созданная уже после его ссылки в Генсей, девушка никогда не имела возможности узнать что-либо об этом человеке кроме раздраженных и редких реплик своего отца. Казалось, разговор на эту тему был закрыт, а тут появилась такая возможность...
Не обращая уже никакого внимания на окружающую действительность, Нему внимательно слушала своего собеседника, не смея его перебивать, но четко запоминая последовательность фраз и уж мысленно подбирая возможные ответы.
- Я не думала на эту тему, - начала Нему, подавляя внутреннее раздражение - у Куротсучи было слишком много дел, чтобы заниматься сторонней болтовней, однако же, вежливость заставляла её придумывать ответы. - День всегда является днем, ночь ночью. Оттого, что мы находимся под землей, время не меняется, просто искажается наше представление о его потоке из-за нехватки солнечного света. Думаю, этот эффект можно современем подавить, ярче осветив пещеры и меняя интенсивность светопотока в зависимости от времени суток, - рассуждала девушка, на ходу придумывая варианты модернизации города шинигами. - Думать, что на землю упала вечная тьма, все равно, что поселиться в Уэко Мундо. Мне не кажется, это успокаивающим. Даже наоборот. Мир встал с ног на голову, если арранкары заняли Сейретей, а шинигами пришлось бежать в подобие их прибежища.
Протянув руку, она забрала папку с информацией об объекте. Было бы так хорошо, если бы её создатель добавил к её возможностям функцию отличия правды ото лжи, но, увы... На красивом лице девушки не отразилось ни одной эмоции - она действительно была похожа на куклу, умеющую моргать.
- Нет, у зависимых совершенно другая плотность духовного тела - они же в конце концов, люди, а тут... - в ровном голосе Нему мелькнуло что-то похожее на разочарование. - Была надежда, что вам этот объект знаком. В противном случае единственный способ узнать природу таких способностей - это отловить её и подвергнуть исследованию. Думаю, Маюри-сама будет рад, у него давно не было хорошего подопытного материала.
Прижав папку к груди, она отступила на шаг, давая понять, что если Урахаре нечего добавить, то она уходит.
- Маюри-сама в добром здравии, а я сейчас пойду в лабораторию собирать экспедицию в Каракуру. Большое спасибо, что уделили мне внимание, Урахара-сан, - глубоко поклонившись, девушка сделала было ещё шаг назад. – До свидания. 

0

53

Урахара глубоко был удивлён словами нему, её узкие, в основном научные обоснования всего и такая холодность по отношению к ЕГО детищу, пусть она и выполняла то, что заложил в неё этот садист, тоесть его зам, но своим творениям он позволял более широкую свободу мысли, чем Маюри. А также он не позволял издеваться над другими разумными своему заместителю, когда был Главой Исследовательского института. Но что уже говорить, когда тех дней не вернуть?
-Эм... Я хотел спросить! Когда выступает ваша... э...то... экспедиция? - дождавшись ответа он тут же пояснил, зачем задавал вопрос -Я бы хотел дать пару наставлений, наверное, если позволите!
Опять, скрыв небольшую часть правды, Урахара надеялся впоследствии прибиться к экспедиции и вырвать ЕЁ из их цепких лап этого посягнувшего на самое дорого заместителя...
Так когда, ты говоришь? - ещё раз осведомился он.
Время нужно было планировать тщательно, если он не успеет, то попасть в Каракуру - мир живых, будет проблемно. Хогиоку то у него нет, возможно. А сделать хотелось многое, в последнее время он засиделся в магазине, хоть пещеры и не давали большой простор, но все туннели он осмотрел в первые годы, да и наверху интересного мало осталось. А теперь выпадал шанс снова увидеть этот город, пусть он изменился - а в этом Урахара и не сомневался, но он оставался в душе, как любимейшее место.
-Ну не буду тебя задерживать, только прошу, дождитесь меня, прежде чем выступать! - потерять такой шанс очень не хотелось.
На прощание он поцеловал Нему ручку, из собственных соображений.

0

54

Хисаги с интересом рассматривал девочку, чисто профессиональным взглядом.
Время, когда Урахара их создал, Шухей слегка не застал. Но пользоваться ими приходилось.
Интересные, весма интересные субстанции. И уникальные, как люди, как шинигами.
-С моим здоровьем все в порядке, Урахара-сан... - После оскорбления командира, Хисаги был мягко говоря еще разозлен. - Надеюсь, вы тоже в порядке? - Хисаги слегка склонил голову набок.
Обмен любезностями, ничего более.
Шинигами снова посмотрел в сторону, куда ушел Ишида. Прийти после совета. Но сколько же оно продлится? Час? Два? Скорее всего больше, судя по тому, в  каком оперативе собирали капитанов. Шинигами перевернул ошейник. Вдруг вздрогнул, ему показалось,ч то его кто-то позвал. он оглянулся, но не увидил никого.
Вспомнил кто-то... Хисаги улыбнулся. При этом в пол уха прислушиваясь, некоторые фразы дергали его.
Вокруг ночь... Как холодно. Мне всегда приятнее было думать, что над нами день. И где-то там светит солнце. Но это не правда. Мы лишились солнца... Но и те кто над нами не видят его. Холодно... все же это было холодно. Ночь... Хисаги не хотел бы думать,ч то если его сейчас пошлют наверх, там будет ночь... Ледяной ветер в лицо. Лучше пусть будет день. Теплый, яркий день.
проклятие. Я что так соскучился о солнце? Что все мысли только о тепле огненного шара. Но да... проклятие, да. Я соскучился по самой возможности смотреть на пушистые облака и думать.
Разговор на деловую тему. Что-то, что его не касалось, кажется. Вроде бы его имя не упоминали. Что-то планировали ученые. Но это их и только их дело.
Шинигами поднял голову на каменное небо. холодное и так и не ставшее привычным.

0

55

Нему беспристрастно следила за тем, как сменяются выражения на лице бывшего директора исследовательского института. Урахара был удивлен, в этом сомневаться не приходилось, но чем? Если её догадка была верна и он действительно имеет причастность к этому созданию, вывод мог быть только один…

- Сегодня, - спокойно ответила Нему, вежливым, потупившимся взглядом исследуя правое плечо мужчины, – как только я определюсь с её составом, поэтому, если вам есть что сказат, лучше говорите сейчас.

Сама Нему отправится в Каракуру не могла при всем желании, Маюри, несмотря на переменчивость собственного настроения и привычку выгонять её из лаборатории, не терпел, когда его «дочери» не было по рукой при необходимости. Учитывая необычность ситуации, послать можно было разве Точи-сан. Она, с её силой и мышлением, вполне способна адекватно реагировать на нестандартную ситуацию. Кроме того, ей можно поручить… нечто более секретное, чем обычному ученому.
Что касается сопровождения, то тут были некоторые сомнения. Портал, открытый в НВС, мог пропустить за раз только трех человек, таким уж образом он был задуман. Учитывая, что офицер мобильного отряда должен будет оказать поддержку исследователя, оставалось только взять ещё какого-нибудь бойца, способного отследить, незаметно подобраться и захватить объект. Единственные, кто кроме исследовательского и мобильного отряда спускались в Генсей – это разведка
«Выбор очевиден, осталось только закончить этот разговор и взяться за организацию экспедиции».

Погруженная в свои мысли, Нему удивительно моргнула на неожиданную ласку. Окружающие её шинигами были неизменно вежливы с ней (Маюри-сама не в счет, у него было привилегированное право), но никто не оказывал ей столь открытых знаков внимания, казалось, отрешенность девушки была всегда стойкой защитой от подобного. Чувствуя, как к щекам приливает кровь, Нему склонила голову, чтобы румянец был менее заметным.

- Если вы желаете присоединиться к экспедиции, вам стоит поспешить. Её отправка не задержится ни на минуту. Исследовательский отряд будет рад вашей помощи, - без особой уверенности говорила девушка, - но я все-таки хочу напомнить, что он больше не под вашим командованием.

Вежливым поклоном поздоровавшись с Шухеем, на которого девушка не обращала внимания, до того как услышала его голос, Нему создала и отправила бабочку с сообщение для лейтенанта развед. отряда. Было немного неловко от пришедшего осознания того, что она совершенно наглым образом вмешалась в беседу, но что делать в такой ситуации девушка не знала.
- Простите, что прервала, - едва слышно проговорила Нему. – Если у вас больше нет вопросов,  я, с вашего разрешения, пойду.

0

56

Ну чтож, оставалось играть в открытую, раз уж никто из этой компании не хотел говорить ему напрямую и не понимал намёков, то жруго выбора не было.
-Ичимару Гин, говорят он в городе? Это правда? Или же простой вымысел, такой же, как про то, что мы все поголовно обожаем яблоки, такие сморщенные и сухие? - Урахара улыбнулся, кажется это было уже из другой оперы - домыслы людей из того мира.
-Ты не знаешь, где его держат? - этот вопрос он задал в пространство, обращаясь одновременно и к Шухею и к Куротсучи.
-А на счёт исследовательского отряда - это прекрасная мысль, я с радостью приму ваше приглашение, если нынешний управляющий не против моей кандидатуры! -он подмигнул и снова взял Нему за руку, но потом передумал целовать её и просто отпустил девушку по её рабочим делам.
Ринрин хмуро сдвинула брови, кажется, от наставлений Урахару спасало лишь присутствие лейтенанта, а может просто не повезло тому, так как весь её комок эмоций перешел на него.
-А почему у тебя такая татуировка, она ведь что-то значит? - в голову ей лезла цифра "15" с её необыкновенно клубничным названием. А причёску такую специально делал или как? - кажется на этом её вопросы кончились, или же просто больше спрашивать уже было непрелично.
В честь такого случая Киске даже отошёл в сторонку, провожая взглядом уходящую девушку. Потом он посмотрел на воду, на те камни, что окружали их. Кажется, здесь было довольно неуютно, но приходилось терпеть. И бедным был его друг и помошник Тессай, когда выслушывал все мысли Урахары по этому поводу, просто больше тому не было кому пожаловаться, как это печально...

0

57

У неё не было какого-то особенного отношения к предателям, более того, нельзя сказать, что её задел даже факт их предательства Сейретея. Единственное, что вызывало какие-то эмоции, связанное с их именами - это резкая и скорая необходимость перехода под землю и переноса оборудования, многое из которого просто не приспособлено для работы в данных условиях. Разумеется, из-за этой суматохи, вызванной сражением и фактом поспешности, большая часть техники осталась на поверхности, как и результаты экспериментов, долю которых все-таки удалось восстановить по памяти.
Предатели прибавили им головной боли - пришлось разрабатывать защитную и жизнеобеспечивающую систему в этом городе фактически с нуля! И это притом, что оборудование, притащенное с поверхности, зачастую отказывалось работать здесь, под землёй то ли из-за повышенной влажности, то ли из-за высотного перепада, а может быть, как подозревала Нему, потому что кто-то по неосторожности или ударил его, или пролил на него кофе.
Сегодня их система дала сбой и из-за перегрузки какое-то время не работали датчики. Вполне возможно, что Ичимару удалось проникнуть в город как раз в это время, но зачем это нужно бывшему капитану двенадцатого отряда?

- Ичимару Гин в городе? - Нему это даже удивило. Не то, что предатель может прийти в подземный город, шинигами давно уже должны были подготовиться к чему-то подобному, и не то, что его присутствие осталось незамеченным, тревоги до сих пор не было, а то, что Урахара оказался осведомлен, в то время, как Куротсучи не слышала ни  чем подобном.
Пропуская мимо ушей странное, почти непонятное рассуждение о сухих яблоках, которые, к слову, Нему не любила, девушка ответила на более логичный и, по её мнению, значимый вопрос.
- Нет, не знаю, но думаю, если его все-таки поймали, а иначе бы здесь была бы страшная суета, то держат в камере. До встречи, - поклонившись, девушка направилась в сторону своего отряда.

-----> Лаборатория Исследовательского отряда

0

58

Его взгляд был исполнен печали, в голове крутились мысли о спасении всего этого сейретея с его надоевшими порядками... сейретея, который когда-то чуть не покарал его, из которого он сбежал... Как бы то ни было, но сейчас он был на стороне шинигами, ведь они ни в чём не виноваты, а Айзен... и тогда во всём виноват был тоже он и сейчас он разрушил Каракуру и вынудил "несчастного" торговца покинуть родные места...
Внезапно он что-то вспомнил и его взгляд изменился, и не дав Ринрин как следует попристовать к Хисаги, он потянул её за руку:
- Нам надо идти! Гоме, Хисаги-сан! Что отняли у тебя немного времени, сайонара!
- Но... я не хочу! - запротестовала Ринрин, но Урахара посмотрел на неё и протесты прекратились.
- Мы спешим...

Урахара -----> Тюремная камера Ичимару
Хисаги -----> Казармы отряда стрелков

0

59

Тсубокура Рин, Уназуки Мичико
----->Казармы отряда градоуправления

Осознать происходящее Рин так и не успел. Широко распахнув глаза, он собирался от удивления уже и рот открыть, но не вышло. Уназуки-сан, по всей видимости, решила, что лаборатник собирается истошно завопить что-нибудь из разряда "Грабят! Убивают! Спасите, помогите. Не дайте умереть молодым!" У Тсубокуры подобного и в мыслях не было, но Мичико мысли читать не умела, а потому мгновенно исчезла в шунпо и следующее, что почувствовал Рин - это ее ладонь, зажимавшую ему рот.
Кабинет Киры-фукутайчо слился в одну сплошную линию, когда Мичико схватила его и понеслась в неизвестном направлении. Потрясенный лаборантик не мог осознать, что же такое вдруг случилось, поэтому просто висел безвольной тряпицей на руках у боевого офицера, даже и не думая оказывать какое-либо сопротивление.
«Это похищение!» - появилась в голове мысль, но почти сразу же пропала. Тряска и мелькавшие перед глазами двери и предметы интерьера отряда градоуправления не давала возможности думать – голова кружилась, а от резких поворотов желудок сжимался в комок.
Когда топот ног по деревянному полу сменился шелестом гравия, Рин понял, что Мичико вынесла его во двор. Он даже предпринял отчаянную попытку поднять голову и осмотреться, чтобы подтвердить свою догадку, но столь рискованное действие не принесло ничего кроме накатившего чувства тошноты. Смирившись со своей несчастной долей, Рин обмяк в руках Мичико и более не сопротивлялся.
«Будь что будет. Все равно, умереть от ее рук не так страшно, как стать жертвой экспериментов Куротсучи-тайчо»
Гравий под ногами похитительницы сменился неровными плитами, которыми были вымощены городские улицы, и Тсубокура понял, что они покинули территории казарм отряда градоуправления. Повороты стали не такими резкими, но теперь Мичико развивала большую скорость, чем в казармах, и Рина продолжало укачивать. К тому моменту, как Уназуки резко остановилась на площади, лицо Тсубокуры уже было серо-зеленого цвета и он едва сдерживался чтобы не расстаться с завтраком - это было бы не очень вежливо, особенно если учесть, что Мичико продолжала зажимать ему рот ладонью.
- Ммммм... - жалобно промычал Рин и вцепился в ладонь девушки, пытаясь освободить рот, так как терпение было на исходе, а захлебнуться рвотой Тсубокура не хотел - стыдно, да и не  по-джентельменски это.

+1

60

В общем-то, про похмелье много всего было сказано и в книжках написано: что болит голова, что в рот словно развалины Каракуры засунули... Но об одном как-то забывают - о том, что никогда, никогда-никогда, не дай Ками, ни под каким видом нельзя с похмелюги бегать в шунпо.
Единственное, что смогла сделать Мичико после такой пробежки - рухнуть на застеленную выцветшей тряпкой скамейку у какой-то чайной и выпустить заложника. Заложник мог убежать в любую минуту, но девушке было всё равно; она стиснула ладонями многострадальные виски, и, как могла, пыталась теперь остановить рвотные позывы.
Ей бы объяснить перепуганному лаборанту, что никто его похищать не собирался и взять с него слово, что он будет молчать в тряпочку о том, что видел в кабинете Киры, но бедняжка могла выдавить из себя только одно:
- Уй...ё... медсестра... как же я тебя ненавижу...
Собственно, ненавидеть не-Ямаду ей было не за что, но что же делать, если никого больше вокруг нету, а обвинить кого-нибудь в своих бедах очень хочется? В одиннадцатом считалось, что такие дохлики, как этот лаборант, для такого и предназначались, мол, сотворила природа сильных и тех, кого сильным можно шпынять. Мичико эту позицию не очень-то одобряла, но дух отряда так прочно поселился в её душе, что свалила всё на не-Ямаду практически рефлекторно.
Ибо нечего тут.
Свалила - и тут же пожалела. Бедняга был такой тощенький, зелёненький и жалконький, что серьёзно на него злиться было невозможно. Вот только утешать его тоже возможности не было - слишком уж было хреново.

0


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Город не видящих Солнца » Главная площадь