Bleach: Disappearing in the Darkness

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Крепость Айзена » Зал для тренировок


Зал для тренировок

Сообщений 31 страница 46 из 46

31

Ситуация в зале, по мнению Шихоуин, была весьма занимательная и с каждой секундой становилась интереснее. Эспады ссорились и суда по характеру ссоры, это у них было делом привычным. Йоруичи сочла такое поведение ребячеством, но при этом не находила в подобном ничего предосудительного – она и сама любила веселье. Так зачем же его портить другим? Стоя в сторонке, она наблюдала за нервным рявканьем Сексты и ледяным равнодушием Кватро. Ожидалась «дружеская» потасовка, но неожиданно дверь распахнулась, и в зале появились две девушки. Йоруичи хитро сощурила янтарные глаза и перевела взгляд на вошедших. Первое, что она отметила – это сквозные дыры в их телах – такие же как у Гриммджо, но чуть меньше размером. На сей раз «ранение» несовместимое с жизнью шинигами не удивило. Это была скорее закономерность, чем исключение и на примере Сексты, Шихоуин убедилась, что падать замертво арранкары не собирались, несмотря на отсутствие части внутренностей.
«Значит, у него тоже есть», - не двинувшись с места и даже не шелохнувшись, Йоруичи скосила взгляд на Улькиорру. – «Скорее всего, где-то под одеждой. Нужно будет потом поинтересоваться», - пометив галочкой очередной пункт по исследованию задагодных существ, арранкаров, шинигами вновь обратила свое внимание на вошедших девиц. На них сложно было не обратить внимание – уж больно они были крикливы.
- Сколько шума, - уголок губ принцессы пополз вверх, обозначив на лице язвительную ухмылку. Вполне ощутимый негатив темноволосой девушки шинигами нисколько не тронул. Ее экспрессия забавляла, а судя по уровню реацу, она была настолько ничтожна, что ей бы следовало самой убраться отсюда по-хорошему. К счастью, благоразумие присуще и таким крикливым дамам – девчонки передали послание и быстро скрылись за дверью, напоследок не забыв о словесном плевке в адрес Улькиорры.
«Никто тебя здесь не любит», - стоило это сказать Улькиорре вслух, шутки ради, но он сейчас был определенно занят, и Шихоуин решила повременить.
Улькиорра произнес какое-то странное, незнакомое Йоруичи слово и на кончики его пальца, направленного на Гриммджо, начал формироваться сгусток энергии. Шинигами отчетливо ощутила, как забурлила его реацу, формируя неведомую ей атаку. Тело сработало само, Йоруичи не задумываясь использовала шинпо, чтобы максимально отдалиться от ссорящихся Эспад. Все произошло максимально быстро – темная вспышка, сорвавшейся с пальца энергии, не менее быстрый взмах руки Сексты и вот уже по залу прокатился грохот, а одна из опор раскрошилась и осыпалась на пол.
- Оу! – шинигами не потрудилась сдержать удивление. За сегодняшнюю тренировку она восстановила часть своих навыков – вспомнились забытые занджитцу, хакудо и шинпо, но атака Шиффера не имела ничего общего ни с рукопашным боем, ни с боем на мечах. Бала Улькиорры произвело на Йоруичи впечатление и она поставила себе целью научиться этому, как только Кватро вернется.
- Не торопись, мы не будем без тебя скучать, - язвительно бросила она ему вслед.
Не прошло и секунды, как за Шиффером захлопнулась дверь, а Йоруичи уже оказалась буквально в объятьях Сексты. Вновь возникло неприятное ощущение некой кукольности, словно Гриммджо сжал в руках игрушку и собирался ее потрясти.
- Полегче. Не тряпичная кукла в руках, - холодным тоном заявила Йоруичи, и руки арранкара разжались. То ли слова шинигами так на него подействовали, то ли арранкар и без этого испытывал какие-то сомнения по поводу манеры обращения с ней, но после недолгих раздумий, Йоруичи вновь оказалась схваченной, хотя на этот раз Секста был уже не так груб. Вырываться не было смысла. Шинигами не чувствовала себя в опасности, а внешняя покладистость увеличивала шансы на интересную беседу.
Первые же слова арранкара удивили Йоруичи, но она постаралась не подать виду. Судя по тому, что он говорил, он ее знал. В этой крепости ее знали многие, но прежде никто из них не хотел, чтобы она их вспомнила.
«Я ничего не теряю».
- Да. Я тебя помню, Гриммджо, - не моргнув глазом, солгала Йоруичи.
Губы медленно растягивались в довольной ухмылке.

+1

32

Ещё с секунду Гриммджо всматривался в янтарно-жёлтые глаза, а потом несколько растерянно отпустил шинигами. Он опять почувствовал себя оставленным в дураках. Выходило, что эта девица весьма ловко провела его, прикинувшись беспамятной так, что даже Шиффер ей поверил.
"Да чтобы эта дотошная анорексия и так просто поверил её спектаклю?!"

Но разозлённый кошак рявкнул на голос разума чтобы тот заткнулся и не лез со своими логическими цепочками.  Засунув руки в карманы, он сделал шаг назад, критически рассматривая шинигами. Разумеется, сейчас было не совсем лучшее время оценивать сменившийся наряд Йоруичи, всё таки, этого самого времени было не так много. Но Джаггерджак, хоть и не был знатоком, всё же отметил про себя, что чёрно-белые тона совсем не подходят ни к глазам ни к цвету кожи этой женщины. Эта кошка, бомбейской, видимо, породы, лучше бы выглядела в какой-нибудь женской тряпке солнечного или рыжего оттенка. Единственное достоинство арранкарской формы  заключалось лишь  в выгодном подчёркивании фигуры шинигами "Айзен, проклятый извращенец!". Джаггерджак  снова выругался про себя за несвоевременные мысли.
-Тем лучше.... - недовольно буркнул Секста и, слегка склонив голову на бок, оценивающе прищурился, - в таком случае хочу тебе напомнить, что наш договор ещё в силе.
Улыбка шинигами его вовсе не порадовала. Складывалось такое ощущение, что хитрая любимица богатых хозяев попросту дразнила уличного кота с оборванным ухом и впалыми боками.
"Если она была с Шиффером, значит на то был приказ Айзена. Но чтобы Айзен повёлся..."
Кошка может лгать, но она могла лгать и остальным. Вопрос только в том, какие цели она преследует. А значит, нужно их выяснить. Гриммджо понимал, что перед ним, хоть и в арранкарской форме, но всё же одна из капитанов шинигами. Спешить не стоило.
-Если у тебя на данный момент нет других дел,
- он язвительно осклабился в ответ на улыбку девицы, - то может потрудишься выполнить свою часть?

+1

33

Лживое признание произвело на Сексту весьма любопытное впечатление. Кажется, он совершенно не ожидал такого поворота событий. Тем хуже для него и лучше для Йоруичи. На правах агрессора он впивался пальцами в ее плечи и буравил взглядом, но шинигами все равно чувствовала себя превосходно – чувствовала себя победительницей этого маленького противоборства. Конечно, о том, чтобы вить веревки из гордого короля адьюкасов, говорить было еще рано, но начало этому приятному действу было положено.
«Неужели поверил?» - улыбка шинигами стала не просто довольной, а прямо-таки издевательской. – «Хороший мальчик».
Пальцы арранкара разжались, освобождая начавшие уже неметь плечи – при всем старании, полностью изжить грубость у него не получилось. Хорошие манеры, видимо, не относились к числу достоинств Сексты Эспады – сначала грубо хватает, а теперь нагло рассматривает. Это забавно. Йоруичи получала удовольствие от его нескромных многозначительных взглядов, но делала вид, что ничего подобного даже не замечает. Размяв пальцами плечи и давая тем самым понять, что хватать нужно было аккуратнее, шинигами пошла в ту сторону, где лежало сброшенное во время тренировки с Улькиоррой косодэ. Подняв и отряхнув его, она начала нарочито медленно его одевать, демонстрируя, что поглощена этим занятием настолько, что даже не замечает присутствия в зале арранкара. Когда белая ткань легла на плечи, шинигами повернулась к Гриммджо и медленно пошла в его сторону, не сводя с него заинтересованного взгляда и застегивая на ходу пряжки, удерживающие, несколько отличное от традиционных японских, арранкарское косодэ.
Если бы Йоруичи кто-то сказал, что она способно щеголять перед кем-то голышом лишь бы только смутить этого несчастного (или напротив, счастливчика), она бы поверила. Это было не в голове, а в крови наглой принцессы и потеря памяти не могла искоренить желание смущать окружающих своим поведением.
«Ого! У меня в тайне от Соуске есть договоренность с Шестым Эспадой», - глаза шинигами хитро сощурились. Не прошло и дня, как ей позволили погулять по крепости, а она уже смогла разузнать кое-какие любопытные моменты из своей прошлой жизни. Стоило развить успех. Ни о каком договоре она, конечно же, не помнила, но делиться этой информацией с Гриммджо не стала, напротив, размышляла, как бы так вытянуть из него побольше подробностей.
- Ну если напоминаешь о силе договоренности, то напомни и в чем суть, - с самым легкомысленным видимо ответила Йоруичи, приближаясь к Джаггерджаку, - а то вдруг одна из сторону по собственной инициативе уже изменила условия договора. И еще… - чуть склонившись вперед, Йоруичи перешла на преувеличенно доверительный шепот, - … отчего такой любопытный взгляд? Женщины-шинигами отличаются от женщин-арранкар? - губы вновь дрогнули в язвительной ухмылке.

+1

34

Шерсть на загривке Кота начинала топорщиться. Если бы у него были усы, они бы мелко задрожали, как дрожат усы у затаившейся кошки. Поведение шинигами ему не понравилось. С момента их последней встречи сама Шихоуин Йоруичи изменилась мало, если не считать формы. Её манера поведения тоже не претерпела изменений, но интуиция продолжала нашёптывать, что шинигами лжёт. Причём самым откровенным образом.
-Арранкарские женщины отличаются от вас, женщин-шинигами, только дополнительной дыркой в теле. – Он засунул руки в карманы и повернулся к девице вполоборота, продолжая осторожно наблюдать за её следующими шагами.
«Если она врёт и ничего не помнит, то попытается узнать от меня как можно больше»
Разумеется, можно было просто в лоб высказать ей все свои предположения и убраться восвояси, ибо потерявшая память шинигами не была нужна ему и даром. Конечно, жаль будет потраченного на неё времени и сил, но если она не в состоянии отвести его к тому сумасшедшему учёному, (как там его кстати?) то на кой она ему вообще сдалась? Если бы он был Ноиторой то, скорее всего, предпочёл бы убить её, но Гриммджо Ноиторой не был, и поднимать руку на слабую женщину для него было изначально дико.  К тому же Джаггерджак получил реальный шанс разобраться с Улькиоррой, а если выбирать между Шиффером и рыжеволосым недошинигами, то первый, разумеется, стоял выше. Шансов с ним, правда, было не так много, но зато веселее.
«Но если она не врёт…»
Зрачки кота сузились, выдавая раздражение.
«Она капитан, она по определению не может забыть сделку с арранкаром»
Это звучало правдоподобней. Он уже хотел разразиться обличительной тирадой, но в последний момент передумал. Если он сейчас оставит эту женщину без присмотра, то Куатра, скорее всего, минут через десять-пятнадцать, найдёт её и продолжит то, чем они там занимались. И Айзен, скорее всего, добьётся от этой шинигами чего хочет. И если ему удастся разморозить женщине память (а Заэль тоже был не лыком шит), то он использует это в своих интересах. И, скорее всего, уничтожит то, что когда-то было Готеем.  А это гарантирует ему, Гриммджо, беспросветную скуку до конца его дней.
Арранкары существуют непонятно для чего и для кого.
«Пошло оно всё к чёртовой матери. Ладно, женщина, сыграем для тебя одноактную пьесу»
Он повернулся к шинигами и как можно небрежнее бросил:
-Я обещал провести тебя в крепость Айзена, а ты, в свою очередь, пообещала попросить своего дружка-учёного, Урахару, вытащить настоящего Куросаки из той бледной пакости.
Несдержанная улыбка кота, пожирающего икру с праздничного стола, расползлась по лицу Сексты.  Когда  Улькиорра вернётся и поймёт, что женщина знает слишком много…. Ой, что будет….

+2

35

«Ну-ну, какая осведомленность о сходствах и различиях пустых с шинигами», - в янтарных глаза появился опасный блеск. В миг Йоруичи пришла на ум куча способов поиздеваться над Секстой – подразнить зазнавшегося кота, но информация, которой он обладал была важнее любых, даже самых приятных развлечений. В конце концов, никуда он не денется, и после того, как Шихоуин выудит из него интересующую ее информацию, можно будет вернуться к кошачьим играм.
Когда Гриммджо начал свой рассказ, Йоруичи насторожилась. Кот не казался ей лгуном – на вид он был агрессивен, нахален, но при этом простоват и нелжив. Но при всем этом, с первых же его слов история начала приобретать такие повороты, которые в корне противоречили тому, что ей сказал хозяин белой Крепости. Не верить Айзену у Йоруичи причин не было – он был приветлив, вежлив, его доброму взгляду и ласковому голосу хотелось верить. Просто невозможно было не верить. Но обаяние Соуске не скрыло от Шихоуин одну его характерную черту – он был опасен. Ум и хитрость были его оружием.
«Провести в крепость? Какой бред. Откуда у меня тогда эта рана? Айзен сказал, что нашел меня в Руконгае. Но этот арранкар говорит так, как будто знает меня. Откуда он меня знает?»
Сказанное Шестым Эспадой никак не хотело логически совпадать с тем, что шинигами узнала от местного Владыка. Различия были в корне, но понять, кто из низ лжет, она не могла.
«Возможно, они оба лгут. Да, им определенно что-то нужно. Я носитель какой-то важной информации. Но почему я все забыла? Скорее всего… мне нужно было это забыть?» - по телу пробежал неприятный холодок. Мысль о том, что она потеряла память не случайно, несколько меняла ситуацию, но желание вернуть свою прошлую жизнь было непреодолимо – даже если она сама пожелала все забыть, сейчас она не может отказаться от попыток восстановить утраченные воспоминания.
- Урахара Киске? – глаза шинигами удивленно распахнулись и в следующую секунду опасно сузились. Брови напряженно подрагивали, а с лица мгновенно исчезли все признаки былого веселья – ни намека на улыбку. Это имя вызывало гнев, раздражение… ненависть.
- Урахара Киске. Мне. Не. Друг!!!
Это было неопровержимо. Это факт. Эта мысль занимала в голове особое место. Она прочно засела внутри и казалась какой-то особой силой – основой знаний. Но так же, как  и в случае с Айзеном, Йоруичи не могла ни заметить некую инородность этой информации в голове – казалось, мысль возникает в сознании против воли, но противиться ей было невозможно. Урахара Киске – враг! Йоруичи в этом была уверена.
Вместе с возникшей вспышкой ярости, всколыхнулась и забурлила реацу шинигами. Плотным потоком духовная энергия кружилась вокруг нее, вздымая полы косодэ и разметавшиеся волосы. От такого, пусть не самого сильного выброса реацу, к горлу подступил тошнотворный ком, но Йоруичи и не думала подавлять этот странным образом возникший гнев. Не задумываясь о том, что ею движет, она буравила Сексту ожесточенным взглядом, как будто он только что нанес ей самое тяжелое оскорбление, которое можно смыть только кровью.
Белая, ломаная молния с громким треском пронеслась вокруг Йоруичи, освещая тренировочный зал и выбивая каменную крошку из уже поврежденных недавним бала пола и стен. Бесконтрольное, неосознанно использованное шунко исчезло так же быстро как и появилось. Ошейник вновь сработал на удушение, не позволяя спускать реацу больше положенного предела. Машинально схватившись за него, Йоруичи покачнулась и сделала два шага назад, жадно вдыхая воздух, но не теряя при этом самообладания и не спуская глаз с Эспады.
«Ксо! Что это было?»

Внешний вид: Форма арранкар, являющаяся аналогом формы отряда разведки, только несколько измененная в цвете: белые хакама, подвязанные снизу; белый топ с открытой спиной; мягкие, черные тапочки; черные нарукавники и черный оби. Сверху длинное белое косодэ с невысоким воротничком и рукавами в ¾. Косодэ немного приталено и застегивается двумя широкими, черными пряжками – под грудью и на уровне живота. Подол косодэ почти прямой, но рассечен четырьмя разрезами, доходящими до бедер.
На шее ограничитель реацу, внешне похожий на плотно облегающий ошейник.

+3

36

"Значит, Киске Урахара тебе не друг....."
Смекалки арранкара хватило на понимание того, что эта фраза не несёт подтекста "брат", или "любовник", или "любимый племянник".
"Стало быть, она хотела отвести меня к... кому?!"
С каждой секундой у Сексты настроение становилось всё хуже и хуже от синтезирующихся из ниоткуда новых загадок. Если бы женщина прекратила тянуть резину и призналась в своей амнезии, Гриммджо придумал бы ещё какой-нибудь способ себя развлечь. Но теперь уже было поздно ретироваться. Когда кожа Йоруичи начала искриться от мелких разрядов, а её реяцу начала опасно сгущаться, рук из карманов Гриммджо не выпустил, но напрягся.
"Ого, да это не просто раздражение.... Мать твою, она ж себя вообще не контролирует!"
Он уже хотел отпрыгнуть от разбушевавшейся кошки, но свечение исчезло, а последняя судорожно хваталась за ошейник и хлопала на мир изумлёнными глазами. Только сейчас до Джаггерджака дошло, что именно было на шее у шинигами. До этого момента он как то об этом не задумывался. Мгновенно очутившись возле шинигами, он сграбастал её за локоть и притянул к себе. Конечно, джентльменством тут и не пахло, но всё таки стараясь, чтобы не причинять девушке лишний дискомфорт, он задрал ей подбородок, всматриваясь в ошейник.
"оба-на... обуздали-таки кошку...."
Ошейник был добротный, не для слабенького организма. На Гриммджо тоже такой цепляли, когда вдалбливали в него устав Лас-Ночеса.  Отпустив шинигами, Джаггерджек с жалостью посмотрел на неё.
Теперь уже точно нельзя оставлять эту шинигами тут одну. Учитывая то, что Лоли и Меноли до сих пор где-то тут ошиваются. Их совместных усилий вполне хватит, чтобы оторвать Йоруичи пару конечностей. Что дальше делать с этим бесполезным, в общем то, багажом, Гриммджо предполагал смутно. Даже если избавить её сейчас от ошейника толку будет немного, потому что шинигами, по всей видимости, и сама слабо предполагала, что ей делать. Но стоять и бездействовать было глупо. Приходилось идти проверенным путём Сексты Эспады. Наворотить как можно больше, а потом уже смотреть по обстоятельствам.
-Ладно, шинигами, мне плевать, какие отношения связывают тебя и того учёного, - скрестив руки на груди, он буравил девушку скептическим взглядом, - отведёшь ты меня к нему, или подождём нашего бледнолицего друга?

+2

37

Что-то было не так. В плечах и спине ощущался странный жар. Ткань косодэ была теплая, как будто сильно нагревшаяся на солнце или только что выглаженная горячим утюгом – тепло тела не могло так нагреть одежду, тем более, так неравномерно.
«Что произошло?» - грудь шинигами вздымалась от частого и тяжелого дыхания. Ошейник уже начинал бесить – он постоянно сдерживал ее, душил и не позволял использовать силу на полную. Подарок и слова этого добрейшего шинигами – Это для Вашего блага, Йоруичи-сан. Чтобы Вы не навредили себе – теперь не казались заботой и наводили на нехорошие размышления. – «Может он знает что-нибудь об этом?» - шинигами внимательно посмотрела в голубые глаза арранкара.
Необычный ошейник, как оказалось, занимал мысли, не только Шихоуин. Секста приблизился, заинтересованный «украшением», и, ухватив шинигами за локоть, притянул к себе, чтобы лучше рассмотреть. Йоруичи недовольно дернулась, но проклятая штуковина своим удушающим эффектом подкосила физические силы – Гриммджо подавил сопротивление даже не заметив его. На лице женщины появилось недовольное выражение – сжав губы, она буравила арранкара неласковым, даже угрожающим взглядом, но тот, с присущим ему безразличием и отсутствующим чувством такта, сжал ее подбородок и потянул к себе. В первую секунду захотелось отстраниться, дернуться назад, не понимая, что арранкар хочет сделать, но его действия были решительны и Йоруичи ничего не успела предпринять, чтобы остановить его. Арранкар внимательно рассматривал ее шею, и шинигами была уверенна, что он любуется отнюдь не ее гладкой смуглой кожей.
«Тоже заинтересовался?» - скосив взгляд, Йоруичи изучала лицо Сексты, пытаясь понять, что у него на уме. Судя по тому, как он хмурился, ничего хорошего он не увидел.
Чувствовать себя этакой диковичнностью, которую осматривают не с уважительных восхищением, а с корыстным интересом, было неприятно. Да и положение было некомфортным – арранкар слишком сильно задирал ее подбородок, а от этого затекала шея и начинала кружиться голова. Очень хотелось отплатить ему какой-нибудь игривой гадостью – чем-то вроде того, что она не так давно предпринимала против Шиффера. Близкое нахождение рядом с Гриммджо было как раз на руку, но вот только Йоруичи сильно сомневалась, что Секста отреагирует на это так же, как и Кватро.
«Ладно, не будем нагнетать обстановку», - шинигами мысленно отказалась от издевательств, и в тот же момент арранкар отпустил ее.
- Знаешь что это? Можешь снять? – слишком резво, перебивая Шестого и игнорируя его слова, спросила Йоруичи, но судя по его недовольной, скептической физиономии, просто так ничего делать он не собирался. Тоже не дурак, как оказалось. Пришлось поспешно менять тактику. – Тебе же не впервой заключать договоры с шинигами, так что заключим еще один. Расскажешь мне что это такое, - она коснулась пальцами ошейника, - поможешь снять, и я расскажу тебе все, что знаю о шинигами и об Урахаре Киске. Идет? – так же деловито скрестив руки на груди, Йоруичи посмотрела на Гриммджо, но не таким оценивающим и скептическим взглядом, каким он на нее смотрел, а с очень довольной физиономией, расплывающейся в добрейшей улыбке.

+2

38

С каждым новым движением шинигами, Гриммджо всё больше одолевали сомнения по поводу её правдивости. Хотя, тут вступила прирождённая логика арранкара, что ещё оставалось делать женщине без сил и без памяти? Только лгать и выкручиваться. Ошейник, который при ближайшем рассмотрении оказался набором несцепленных между собой замысловатых звеньев, слегка искрился от кидо Айзена. Несмотря на внешнюю разъединённость, разорвать эти кольца-завитушки было невозможно. Если ты, разумеется, не из тройки сильнейших Эспада.
"А то отпустил бы тебя Айзен с Улькиоррой, если бы тот мог снять эту штуковину", мысленно хмыкнул Джаггерджак.  Вспомнив, какие усилия он в своё время прикладывал, чтобы снять такой ошейник, он преисполнился совсем уж неуместной для него жалостью к девице.
-До лампочки мне все твои шинигами, - Гриммджо взлохматил и без того взъерошенную гриву голубого цвета, продолжая буравить шинигами тяжёлым взглядом. Её улыбка, не таясь, говорила, что женщина уже придумала что-то новое, что никогда не узнать Сексте и что самого же Сексту, в данный момент, она уже пытается водить за нос. Короче говоря,  в данный момент котяра опять переживал острый недостаток в способности читать мысли.  - И твой Урахара Киске, в общем то, тоже. Ты обещала проводить меня к нему, и пока ты этого не сделаешь, никакие другие сделки с тобой я заключать не намерен.
"Хотя, если по дороге наткнёмся на какой-нибудь очередной геморрой, было бы неплохо, чтобы у неё была возможность сражаться в полную силу."
Он окинул шинигами ещё одним оценивающим взглядом.
"Да, с этой штукой она даже убежать толком не сможет."
Вообще, если разобрать нынешнюю ситуацию, то складывалась примерно следующая картина: Шихоуин Йоруичи, шинигами, капитан Готея, в данный момент была в нео-Лас Ночесе, то есть в стане врага. С запечатанными силами, с запечатанной памятью и крайне смутной вероятностью как-то отсюда выбраться. Точнее, эта смутная вероятность сейчас стояла перед ней и хмуро щурилась. То есть, шансы шинигами свалить отсюда были практически... очень маленькими.
Но Секста Эспада никогда не задумывался над всякими непонятными вероятностями. Может быть, именно из-за этого он не успеет по нянчить внуков.
"Нужно что то сделать... Чтоб она хотя б убежать смогла если что... "
-А эту фиговину, -  Гриммджо указал на ошейник, - Так просто не снимешь. Хотя, дай-ка посмотрю....
Подойдя к шинигами и слегка наклонившись, он прошёлся по ошейнику пальцами.
"Не, тут только если вместе с головой..."

+2

39

При всей внешней твердолобости и простоте, Гриммджо оказался не так уж и глуп. Плясать под чужую дудку и заключать еще один сомнительный договор он не согласился. Йоруичи даже недовольно нахмурилась от его ответа – непослушание арранкара, который давно уже был причислен к категории марионеток принцессы, слегка раздражало. С одной стороны, было неприятно, что «кукла» не дрыгает ручками-ножками, когда ты тянешь за ниточки, но с другой стороны, если бы Секста покорно выполнял все незримые приказы, исчез бы элемент игры и веселья. Ну, а если совсем уж быть честной с собой, Йоруичи прекрасно понимала, что быть чьей-то «куклой» в чужих руках было чем-то противоестественным и неприятным как для арранкара, так и для шинигами. Не удивительно, что Гриммджо жаждал быть свободным от чьих-то манипуляций и, скорее всего, вообще относился к весьма свободолюбивым личностям – коты и кошки любят гулять сами по себе.
«Ты играешь с кем-то, а кто-то играет с тобой. Какая ирония», - по лицу шинигами тенью скользнула меланхолия.
Из-за потери памяти в голове творился полный бардак. Так много всего было непонятно и неясно. Сложно было оценить обстановку. Йоруичи совершенно не владела ситуацией, и это ей внутренне претило. Единственное, что она знала наверняка, так это то, что она хочет все вспомнить. Все остальные знания были под сомнением. Именно по этой причине сложно было составить план действий, сложно было понять как себя вести – продолжать веселиться или стать серьезной.
«Может все не так как мне изначально показалось? Возможно ли такое, что несмотря на враждебность между мной и Урахарой Киске, по каким-то особым причинам, я согласилась проводить к нему этого арранкара?» - Йоруичи едва не вздохнула – от бесконечных размышлений уже начинала болеть голова. – «В любом случае, я уже ничего не помню и не смогу ему помочь. А далее буду действовать по ситуации».
А ситуация складывалась таким образом, что Секста все же решился еще раз осмотреть «эту фиговину», которую просто так и не снимешь. Причин сопротивляться не было, хотя бесконечные ощупывания уже надоели. С равнодушным видом Йоруичи прислонилась к стене и чуть склонила голову на бок, чтобы арранкар мог лучше рассмотреть ошейник.
- Я могу навредить себе, если буду ходить без этого… ошейника? – пальцы Гриммджо приятно щекотали шею и Йоруичи улыбнулась, хотя заданный вопрос не подразумевал веселья и был вполне серьезным. – Кто-нибудь еще носит такие? Зачем они вообще нужны? – пока Секста хмуро рассматривал и ощупывал ошейник, Шихоуин пользовалась моментом, чтобы задать интересующие ее вопросы.
«Ярэ-ярэ, чего такое хмурое лицо? Того и гляди маска отвалится», - эта деталь, присущая только арранкарам, давно привлекла внимание Йоруичи. Ей очень хотелось потрогать маску-шлем Улькиорры, но к Кватро никак нельзя было подступиться, а вот Гриммджо был здесь, рядышком. Да еще и поглощен изучением ее шеи. Чем не удачный момент? – «На вид костяная. Интересно, какая она на ощупь?»
Движимая присущим любой кошке любопытством, Йоруичи коснулась щеки Гриммджо, накрывая ладонью его зубастую маску.

+2

40

«Навредить себе… ага, как же…» Такая строгая, но убедительная ложь была вполне в духе Айзена.  «Хотя, если он наклепал эту хреновину только для того, чтобы девчонку полапать малость….»
Гриммджо про себя хмыкнул. Такое поведение было уж точно не в духе Владыки, но кожа у девицы и в самом деле была на зависть всяким плоскогрудым  арранкаркам вроде тех, что недавно покинули тренировочный зал. Тёплая и гладкая. Если бы Секста побыл в человеческом мире и понахватался всяких сентиментальных словечек, то обязательно бы упомянул такие определения, как «мягкая», «нежная». Да и аромат от неё исходил совсем незнакомый обонянию арранкара. Такого запаха Гриммджо ещё никогда не чувствовал. Битвы, азарт, страх и страсть – всё это пахло по-другому. Кошачий нюх различал запахи населяющих  Лас-Ночес, но этот не шёл ни в какое сравнение. Живой, непривычный, но… приятный.  У Сексты складывалось ощущение, что тело шинигами в разных местах пахнет по-разному.  Наверное, если бы выдался момент, он  обязательно зарылся в необычного цвета волосы.  Но все эти мысли проходили где-то на уровне кошачьей интуиции и дыры Холлоу.
-Сомневаюсь, что у тебя хватило бы ума убить себя, если бы у тебя не было этого ошейника, - процедил Джаггерджек сквозь зубы, - но свою силу ты с ним использовать не сможешь…
-Что за чёрт!?

К Гриммджо Джаггерджаку никогда не прикасались. Только если мечом, или для того, чтобы ударить. Поэтому к прикосновениям к личному телу у него было не вполне адекватное отношение. Сначала – рефлекторный отскок. Потом – переваривание полученных ощущений.   Те, кто считает, что маска Холлоу – простой элемент декора – полный идиот. Те осколки, которые остаются арранкарам, являются своеобразными неотрывными частями несуществующей души. У щинигами и людей – души,  у арранкаров и Пустых – маски и дыры. Каково это, когда до осколка твоей души дотрагиваются? Секста больше привык к ударам. 
«но её тёплая ладонь»
Синие глаза, со зрачками, сузившимися почти до ниток, неотрывно глядели на шинигами.  В них разгорались  нездоровые огни. Когда шинигами в прошлый раз прикоснулась к его маске, ощущения были не такими яркими.  Гриммджо сделал шаг, вплотную приближаясь к девушке. В его груди что-то жарко клокотало. Хотелось ещё. Не отрывая взгляда от её глаз, он нащупал её руку и медленно поднёс опять к маске, заставляя её накрыть ту полностью.

+2

41

- Вау! Какая яркая реакция, - ухмылка на лице шинигами стала прямо издевательская. Реакция гордого короля адьюкасов была выше всяких похвал – на такую нервозность Йоруичи не рассчитывала. Скорее, она ожидала, что арранкар сочтет это нападением и попытается ответно атаковать ее – ударить или оттолкнуть, наказать шинигами за такие вольности. Своими действиями Секста подтвердил, что этот костяной осколок является чем-то большим, чем предмет декорирования его и без того симпатичной мордахи. Маска важна для арранкар и они пекутся о ее сохранности, не позволяя никому к ней прикасаться. – «Их жизнь зависит от этой маски… или же это просто очень чувствительная часть его тела?»
- Ну-ну, чего ты так дергаешься? – в голосе Йоруичи все еще присутствовали нотки ехидства. Она скрестила руки на груди и сделала пару шагов в сторону Гриммджо. – Расслабься. Это всего лишь легкое прикосновение.
Поведение Шестого изменилось. Йоруичи даже немного нахмурилась и пристально посмотрела на  него, решив, что  переборщила с издевательствами и сейчас Гриммджо попытается посредством кулаков объяснить ей всю неблагоразумность ее поступка и слов. Но предположение оказалось ошибочным – все же Йоруичи еще не так хорошо разбиралась в повадках обитателей Крепости – Джаггерджак как-то странно сощурился, пряча заплясавшие в глазах огоньки и в пару быстрых шагов преодолел разделявшее их расстояние. Он не собирался нападать – с такого уж слишком близкого расстояния даже не размахнуться, чтобы попытаться нанести удар. Тем не менее, взгляд Гриммджо изменился и Йоруичи показалось, что похожими горящими глазами он смотрел на Улькиорру – как будто хотел что-то получить и настойчиво требовал этого. С Кватро все было ясно. Шестой хотел, настаивал на драке и в тот момент даже не скрывал своего желания скрестить занпакто с Четвертым. А в этот раз… впрочем, в этот раз Йоруичи тоже все было понятно.
«Что это? Кошачье любопытство или у пустых тоже есть чувства?» - пристальный, горящий взгляд Сексты Йоруичи выдерживала без проблем и даже улыбалась. Как всегда нахально и самонадеянно. Он коснулся ее плеча, но на этот раз не сдавливал его, а просто заскользил вниз по руке, нащупывая ее ладонь. В янтарных глазах принцессы Шихоуин зажглись озорные огоньки. – «Это интересно. К тому же, чужие чувства можно использовать с выгодой для себя».
Ее ладонь вновь легла на маску Гриммджо, но на этот раз он не отскакивал и напротив, удерживал ее ладонь своей. Что это? Задетая насмешками шинигами гордость, какая-то проверка, банальное любопытство или что-то еще? Йоруичи был интересен любой вариант. Ничуть не смущаясь его пристального взгляда и отвечая ему таким же дерзким блеском глаз, шинигами потянулась к его лицу.
- Всегда мечтала это сделать, - обжигая его щеку жарким дыханием, прошептала Йоруичи, не уточная о чем «этом» идет речь, и, чуть прикрыв глаза, потянулась к губам Гриммджо.
«Всегда мечтала это сделать!» - фраза вытеснила все, что было в голове. Она вспыхивала так ярко, что шинигами почувствовала давящую боль в висках и широко распахнула глаза. «Всегда мечтала это сделать! Всегда мечтала это сделать! Всегда мечтала это сделать!»
Так и не коснувшись губ арранкара, Йоруичи шарахнулась в сторону и схватилась руками за голову. Боль казалась невыносимой. Как будто что-то ожило внутри и пыталось выбраться наружу.
«Всегда мечтала это сделать. Всегдамечталаэтосделать. Всегдамечталаэтосделать. Всегдамечталаэтосделатьвсегдамечталаэтосделатьвсегдамечталаэтосделатьвсегдамечталаэтосделать…»
Сквозь сжатые зубы рвалось глухое рычание. С каждой секундой боль становилась все сильнее, а эта фраза буквально разрывала голову, стремясь чуть ли не физически выбраться наружу… как что-то живое и инородное. Если бы Йоруичи могла подумать хоть о чем-то, то, наверное, пожелала чтобы голова наконец-то треснула и эта безумно навязчивая, сводящая с ума мысль выбралась наружу, оставив ее в покое. Но этого не происходило.
«...всегдамечталаэтосделатьвсегдамечталаэтосделатьвсегдамечталаэтосделатьвсегдамечталаэтосделать…»
- Ааааааааа!!!
Зрачки расширились так, что за ними едва угадывалась золотистая радужка. С силой сжимая голову, Йоруичи смотрела в пол, но ничего не видела – красная пелена застилала глаза. Она не ощущала и не осознавала ничего кроме невыносимого давления внутри головы. Свое падение она даже не заметила и лежа уже на полу, продолжала чувствовать невыносимую боль, избавление от которой пришло только  с потерей сознания.

+3

42

Горячечный морок, начинавший  охватывать мозг арранкара, спал, когда шинигами отшатнулась от него.
«Что с ней происходит, твою мать?!»
Единственное, что было понятно в сложившейся ситуации – женщине больно, причём очень и очень больно.  Не раз в стычках между собой арранкары ранили друг друга, доходило и до очень серьёзных и болезненных ранений, но редко случалось, чтобы из кого-то удалось вырвать что-то кроме мучительного хрипа. А здесь – шинигами не просто кричала, она вопила от боли. Первым порывом Сексты было немедленно зажать рот  женщине, чтобы она своим криком не привлекла всю ошивающуюся  в радиусе ста метров шелупонь. Но всё произошло слишком быстро.  Вопль оборвался прежде чем треснула штукатурка на стенах. А женщина, как подкошенная, рухнула на пол.
Гриммджо подскочил к ней и перевернул её на спину. Кровь отхлынула от лица шинигами, придав тому неприятный пепельный оттенок. Глаза были широко открыты, зрачок, закрывший собой почти всю радужку, неподвижно глядел вперёд. Матовый  отблеск давал понять, что шинигами по крайней мере бес сознания.
«В худшем случае…»    
Но нет, из приоткрытых губ со слабым свистом вырывалось дыхание.
Гриммджо снял свою черно-белую куртку, свернул её и положил под голову женщине.  Опыта приводить людей в чувство, у него было мало. В основном противнику, лишившемуся сознания, хватало пару чувствительных ударов по лицу или в поддых, чтобы быстренько прийти в чувство, но  в данном случае такие варианты были неприемлемы.  Нужно было что-то предпринимать.  Секста нерешительно похлопал  женщину по щеке и негромко позвал:
–Эй, шинигами!
Реакция была нулевая, как и следовало ожидать. Было бы неплохо снять с неё ошейник, но это было невозможно. Практически так же, как и найти в этом замке стакан воды.  Разве что чай, но за ним нужно обращаться либо к Тоусену, либо к Айзену – а это был идиотизм. Джаггерджак тяжко вздохнул и поскрёб осколок маски. На ней до сих пор оставались молекулы реяцу шинигами.  Внезапно в голову пришёл недавний эпизод.  Девица тянулась к нему… Зачем?
Он и в самом деле не понимал, чего в тот момент хотела девица.  Её лицо всё ещё сохраняло отстранённое выражение. Её губы. Слегка приоткрытые и сухие.  Арракар вспомнил её горячее дыхание на своих губах. На уровне груди опять замкнуло какой-то нерв.
Нужно было  привести девчонку в чувство любым образом: надавать ей пощёчин, наорать, чтобы прекращала свой балаган и немедленно выполняла своё обещание.
Надо было.
Гриммджо наклонился к её голове и осторожно втянул запах её волос. Всё тот же, неизвестный, но такой приятный запах.  Он опускался ниже.  Задержался на уровне трепещущей ямочки на шее. Этот запах застилал восприятие какой-то дурманящей плёнкой.  Если бы в этот момент напал враг, то Гриммджо не успел бы среагировать.  Хотелось дышать этим запахом. Или попробовать его на вкус.
«Попробовать его на вкус…»
Секунду он чувствовал её дыхание  на своих губах. Потом осторожно провёл языком по её приоткрытым губам.
«Тепло. Солновато.»
Гриммджо облизнулся.
«Вкусно»

+1

43

Когда на смену тьме, пред глазами вновь появился приглушенный свет тренировочного зала, Йоруичи поморщилась, как если бы ей в глаза светили прожектором. Боли уже не было, но воспоминание о ней были настолько свежи, что по телу прокатилась волна дрожи. Шихоуин никогда не чувствовала ничего подобного ни до потери памяти, ни после. Это было несравнимо с обычными, даже самыми тяжелыми ранами. Боль была просто невыносима. Невыносима была даже мысль о том, что это разрывающее голову ощущение может вновь вернуться, но для шинигами и бывшего командира Особых сил было бы недостойным бежать от подобного. Мысленно изгнав из все еще гудящей головы желание вновь лишиться чувств, шинигами вновь открыла глаза и попыталась сосредоточиться на анализе произошедшего. Процесс сосредоточения никак не желал начинаться и никакого объяснения случившемуся Йоруичи так и не нашла, решив оставить это дело до лучших времен и сначала разобраться в текущей обстановке.
Как только в голове возникли мысли «Где я? Что со мной? Что происходит?», в тело мгновенно вернулась чувствительность. Твердость и холод мраморных плит ясно давал понять, что она лежит на полу. Догадаться, как она тут оказалось, тоже не составило труда. Йоруичи пошевелилась, пытаясь подняться, и только когда ее локоть неаккуратно и весьма ощутимо врезался в грудь арранкара, она сообразила, что Гриммджо склонился над ней.
«Ах да, точно. Здесь же еще он», - шинигами коснулась ладонью головы, все еще чувствуя в ней некое дребезжание. Очнись она несколькими секундами ранее, Йоруичи могла бы почувствовать еще что-то… чего никак не ожидала бы от арранкара, но повода для злорадства и сарказма ей не представилось. – «А Улькиорра ушел».
В памяти начали всплывать последние события, произошедшие в тренировочном зале всего несколько минут назад. Поток мыслей нельзя было остановить – пытаясь о чем-то не думать, как на зло думаешь именно об этом. В пальцах появилась нервная дрожь, но несмотря на тревожное ожидание, ничего не случилось – это злополучная фраза не вызвала никакой боли. Можно было вздохнуть спокойно и вернуться к тому, на чем они остановились – она пыталась обмануть Сексту Эспаду, хотя едва ли он теперь поверит в ее ложь о сохранившейся до сих пор памяти.
- Ну что за взгляд? – на лице шинигами появилась улыбка, хотя она была всего лишь тенью былой наглости – уж слишком изможденным сейчас выглядело лицо Йоруичи. – Лучше помог бы подняться, а то так разглядывать женщину просто неприлично.
«Хотя все, что ломает рамки общественного приличия, так заманчиво».

+1

44

С одной стороны, было неплохо, то девица наконец изволила очухаться. С другой стороны, если бы она провалялась бес сознания ещё пару минут – тоже было бы неплохо. Хотя, если бы Улькиорра вздумал заявиться в зал именно в этот момент… Наверное, ничего хорошего бы не произошло.
-Что с тобой произошло? – игнорируя реплику шинигами, грубо осведомился арранкар.
Судя по глазам девицы – та находилась в осмысленном состоянии. По-крайней мере исчезла насмешливо-издевательская искорка, которая так бесила Гриммджо ближайшие минут десять. Да и вела себя она теперь не так…
«….экспрессивно. Да, экспрессивно.»
Заметив, что его куртка больше не используется  по непрямому назначению, Джаггерджак поднял её, небрежно встряхнул и натянул на себя. Девица пришла в себя, но выглядела измотанной. Ей нужен либо  сон, либо короткий отдых с тем же самым чаем.  Ни того, ни другого, разумеется, арранкар предложить не мог.  Не давая девице времени ответить на первый вопрос, Гриммджо перешёл к более важному:
-Ты ещё не забыла о своём обещании? Хотя погоди, - Джаггерджак схватил шинигами за плечи и притянул к себе, пытаясь поставить её на ноги. Попытка удалась не с первого раза, но на всякий случай арранкар продолжал держать её за плечи.
-Ты вообще передвигаться в состоянии?

0

45

офф: Очень стыдно, что так долго не писала пост, но неписец у меня просто жуткий ><#

Несмотря на попытку шутить и ёрничать, состояние Йоруичи было далеко от прежнего. Сейчас она чувствовала себя более измотанной, чем после тренировки с Улькиоррой, когда ограничитель, подаренный Айзеном, душил ее и вытягивал силы. В данный момент слабо было не тело. Ослабло сознание. И именно это стало причиной того, что капитан разведки с трудом стояла на ногах. На удивление услужливый, Гриммджо помог подняться, но, оказавшись в вертикальном положении, Йоруичи почувствовала головокружение и едва удержалась от падения.
«Ксо! Глупость то какая», - ощущать себя настолько слабой было очень неприятно. Движения арранкара были уверенными – его сильные руки сжимали плечи шинигами, поддерживая и не давая ей упасть. Это давало не столько чувство защищенности, сколько ощущение зависимости от кого-то чужого, неизвестного ей. – «А с первого взгляда и не скажешь, что он такой заботливый», - уголок губ принцессы слабо дернулся, но арранкар не смог бы этого увидеть. Склонив голову, Шихоуин упиралась лбом в его грудь. Все его несущественные вопросы она расслышала, но не посчитала нужным отвечать на них. Сейчас важнее было продумать дальнейшую модель поведения – сознаться или обманывать? Слабое гудение в голове, мешало сосредоточиться и решить какой из этих двух вариантов будет выгоднее.
-Ты вообще передвигаться в состоянии?
- Конечно в состоянии, - с полной уверенностью в голосе заявила Йоруичи и в подтверждение своих слов, отступила на полшага назад. Слабость  в ногах была весьма ощутима, но глава клана Шихоуин не могла в этом сознаться – лишившись памяти, она не лишилась характера и все еще была гордой и сильной принцессой одного из великих домов.
- Что это? – смуглая рука шинигами скользнула по груди Гриммджо, очерчивая памятный шрам, который тот получил от Куросаки Ичиго. – С Улькиоррой что ли подрался? – на лице вновь заиграла язвительная ухмылочка.

0

46

-Не пытайся уйти от разговора, - процедил сквозь зубы Гриммджо. Прикосновение пленницы одновременно волновало и злило. Перехватив ладонь девицы, он немного резко отвёл её в сторону.
Пора было уже прекращать обмен светскими любезностями  и начинать действовать. А именно: сваливать, или ждать Улькиорру в менее романтичном, но более просторном месте. Нюх подсказывал вздорному коту, что грядёт её величество драка. А настоящая драка могла случиться только на открытом пространстве, а не  в этой комнатке для чаепитий. 
Шинигами держалась молодцом. Хотя было видно, это скорее от чрезмерного самомнения, чем от хорошего самочувствия.
"Если на неё сейчас дунуть, она просто свалится с ног"
Практика ещё раз наглядно показала, что сначала нужно было делать ноги, а потом уже страдать всякой чепухой, вроде выяснения подробностей. К тому же, за те драгоценные минуты, которые они проторчали здесь, Гриммджо не смог вытянуть из шинигами ничего путного или стоящего.
"А что ты хотел? Разведка, как никак"
И было неизвестно, грозит это сегодня вообще, или нет. Даже сейчас девица пыталась заговорить ему зубы. И так было понятно, что скорее Джаггерджак что-то скажет, чем она. Если бы можно было каким-то образом снять с девицы ошейник, тогда бы хлопот  было меньше. По-крайней мере,  не пришлось бы тащить её в случае чего. Но было легче откусить себе хвост, чем стянуть ошейник, который запечатывал лично Айзен. Уж кто-кто, а этот шинигами умел накладывать геморройные заклинания.
-Кто оставил - тот ответит. А тебе то какое дело?

0


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Крепость Айзена » Зал для тренировок