Bleach: Disappearing in the Darkness

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » В прошлое... » Двое в тоннеле, не считая занпакто.


Двое в тоннеле, не считая занпакто.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Серые круги разойдутся - и городу укутает тьма.
Двадцать лет я смотрю в календарь  и все эти годы в календаре
Зима. И метель не даёт нам уснуть…Не даёт допеть до конца…
Словно паралитическим газом наполнены наши сердца. (с)

- Раньше тут собирались делать ветку к восточной части канализаций, но грунтовые воды оказались слишком близко и дело забросили…- хриплый, старческий голос проводника теряется в смыкающейся вокруг темноте, смешиваясь со звуком падающих капель. – А ведь идея была неплоха, да и к делу подошли с должным вниманием…А, спасибо, молодая госпожа.
Ашито, придерживая эту ходячую историческую ценность, подождала пока человек перелезет через груду камней и досок. Затем молча отвернулась, продолжая движение.  Тоннель, по которому они шли, был на редкость узок. Часто приходилось идти «гуськом» друг за другом, сходясь по-двое лишь когда он расходился.  Просить замолчать не в меру болтливого старика, как уже успели выяснить в отряде,  не было смысла. Более того, стоило звуку человеческого голоса стихнуть, как стены, казалось ещё ближе придвигались к людям в слепом порыве перемолоть их своею темнотой.
Кап-кап…
Цыска шла чуть позади фукутайчо, щурясь на факел. Свет ей не был нужен…Единственная из всего разведывательного отряда, она могла спокойно видеть в любом сумраке.
Позади слышалось шарканье подошв. Проводник изредка кашлял – и кряхтел, когда надо было перелезать через очередную обвалившуюся балку. Офицер предпочла бы не видеть его здесь, где и молодым шинигами порой приходилось упираться, но он был единственным кто знал все ходы подземные ходы, и единственным кто вызвался показать их разведчикам: «Моё время выйдет скоро, терять мне нечего. Так иж и чего б не вспомогнуть?»
Странная у него была манера говорить…Позади шли остальные. Вскоре пришлось, по настоянию старика, вытянуться в цепочку. В воздухе сгущались сырость и холод, шорох капель становился всё более явным.
Кап-кап…Шаг-шаг…Шарк-шарк…
Впереди всех шёл Санмаимэ, смотря сквозь тьму обманчиво незрячими глазами. Возможность, что арранкары могли найти выход тоннеля была один к миллиону, но это был не ноль. И занпакто шёл вперёд по-привычке горбя будто смазанный тенями силуэт плеч и кося назад светящимся глазом. Ашито прекрасно знала, что он хочет заговорить с ней, но всё никак не решится. Она не говорила с ним. Вот уже несколько недель…
Жаловаться занпакто было не на что. Она не говорила ни с кем. Если ей выдавали задание – выполняла его. Но если пытались спрашивать – молчала, смотря сквозь собеседника пустыми, равнодушными глазами. Сначала ей удивлялись. Потом опасались за неё…потом привыкли…Простые боевые знаки – единственное, что можно было из неё вытянуть.
Занпакто шёл спокойно, значит рядом врагов не было. По крайней мере тех, у кого были мечи. Да и вряд ли они могли встретиться в этом затхлом тоннеле, единственными обитателями которого были тишина и звуки подземной  капели. Главную опасность представляли обвалы и холод…Позади что-то болтал старикан, рассказывая о строительстве этого хода. Офицер слушала в пол-уха, не придавая значения словам.
- Ух, раньше скок историй про ходы знали!..Шахтёры всё сочиняли…Вот, говорят, под землёй демон такой живёт. Ушаааастый. И глаза большуууущие…аки блюдца. – Санмаимэ замер. Сбавила шаг Цыска. – И он, бают, под землёй бегает и глину ест…да не простую глину…
Сзади!!! – мысленный крик Санмаимэ металлическим визгом режет по ушам, заставляя нервы напрячься до предела, ускоряя реакции.
Слишком медленно движутся глаза, слишком заторможены движения…Потолок вспухает комьями земли и водяными каплями.
Я не успею их предупредить, - эта на удивление спокойная мысль пришла в голову внезапно, как вспышка.
Вперёд! Прыгай вперёд!!!
Она не видит, что происходит впереди неё – оборачиваться нет времени. Ноги, будто сжатые пружины, бросают тело…назад. Не успевший закончить свой рассказ проводник оказался в буквальном смысле вышвырнутом из под камней на идущих позади него шинигами. Изумлённые возгласы, став неузнаваемыми из-за бешенного темпа восприятия, смешались со звуками падающих тел. Циска ощутила, как на плечи мягкими комочками ложатся камни, заключая их в стальные объятья…
И в следующее мгновение оказалась лежащей на земле, глядя во вполне стабильный потолок. Позади затихал грохот обвала.
Он…сделал размен «Дуэтом» без приказа?!
Шинигами ошарашено взглянула назад, выгнув шею. Ткань на лопатках медленно намокала. В наступившей темноте она прекрасно видела ещё одну фигуру, оказавшуюся по одну сторону обвала с ней.
Сои-сама??? О Ками-сама...она же была впереди меня когда всё рухнуло...Плохо дело.
Свою жизнь она мало ценила, но нынешнее положение бывшего капитана её обеспокоило. Глухое шипение отвлекло её от фукутайчо. Санмаимэ, уткнувшись лицом к грязь, пытался выдернуть погребённую под камнями нижнюю часть тела. Судя по неловко вывернутой спине, ниже рёбер позвоночника как такового у него уже не было.
Ахо, я же кричал тебе...Бака..., -вскинув голову он, морщась, укоризненно посмотрел на разведчицу.

Отредактировано Ciska Ashito (2010-04-23 16:35:50)

+1

2

Жизнь течет, все меняется, только в судьбе жителей Города Невядящих Солнца не было ни единого лучика света. Они – пленники, которые не могут сопротивляться воле того, кто их пленил. И с каждым днем они все больше погружаются в беспросветность своего существования. Но жизнь не стоит на месте, даже для них.
Сой бесшумно следовала за стариком, все еще до конца не понимая, зачем Йоруичи-тайчо навязала им проводника - болтливого и старого. Девушка вообще была не в восторге от этого задания, с которым офицеры вполне могли справиться самостоятельно, ее согревала лишь мысль о том, что это была просьба самой Йоруичи. Сой осторожно пробиралась среди каменных стен. В полумраке силуэт туннеля был едва различим, в добавок ко всему на пути частенько встречались громадные каменные валуны, преграждающие путь. Конечно же любой шинигами с легкостью преодолеет такую преграду, но этот старый проводник…  он только задерживал этот маленький разведывательный отряд.
Сой шла молча, ей, впрочем, и не о чем было говорить. Она ощущала какое-то странное безразличное спокойствие.  Еще совсем не давно, пытаясь спрятаться, скрыться, уйти, убежать, не знать, не думать, не слышать… она кричала и проклинала всех и вся. Она била кулаками о землю, сдирая костяшки до крови. А потом надежда, давно переставшая подавать признаки жизни, вдруг подняла голову и отчаянно забарабанила своими маленькими ручками по стенкам хрупкой души прирожденной шиноби. «А что, если…» Боль, поначалу полыхавшая внутри подобно языкам пламени, притупилась, а кошмары, возвращавшиеся каждую ночь, стали привычными. И теперь нужно было продолжать жить дальше. Жить, отказавшись от всех надежд и иллюзий.
Прошел второй час утомительного движения. Второй час гнетущего похода. Гладкая каменистая дорога, сужаясь, пошла под уклоном вверх. Где-то слышалась капель. Вода просачивалась через каменистые стены откуда-то сверху. Сой осмотрелась, влажные стены ясно говорили о близких грунтовых водах, это и без слов старика было ясно. «Проклятый город, лишь блеклые черно-серые цвета.»
В это мгновение внимание Сой привлекло какое-то движение за спиной. Вдруг  все замерло, кромешную тьму захлестнула оглушающая тишина, а через секунды раздался оглушительный рев камней… Сой мгновенно среагировав, прижалась к стене туннеля, только в столь узком коридоре это было бессмысленно. Девушка прикрыла голову руками от падающих мелких камней, как вдруг почувствовала сильный удар по плечу и острую боль. Прошли секунды, прежде, чем Сой поняла, что эта боль ее собственная. Еще одним ударом тяжелого куска скалы, Сой была сбита с ног. Только сейчас ее нисколько не волновала собственная безопасность. Страх. Липкий и холодный. Страх снова оказаться причиной гибели кого-то… гибели из-за ее слабости и беспечности. С самого начала войны, Сой обернула себя покрывалом злости с примесью ненависти, но в основе всего этого лежал чистейший ледяной ужас. Ненависть почти всегда так или иначе вырастает из страха.
Слабый отголосок звуков, имеющих отношение к опасности стих… В туннеле установилась необыкновенная тишина, которая ко всему прочему моментально усилилась. Казалось, она туго натянулась, она выросла в целые октавы тишины. Она сделалась настороженной, ждущей. По спине прошел озноб. Сой быстро осмотрелась. В темноте неясно вырисовывался чей-то силуэт,  еще какое-то движение слева и тишина утратила свою остроту, опустилась на корточки, следила. Сердце бешено колотилось. Чего Сой испугалась? Какая страшная сила таилась в этой туго скрученной тишине? Она знала ответ – это слепое чувство вины. Нужно было как можно скорее оказать помощь тем, кто оказался по эту сторону обвала, нужно действовать как можно скорее, возможно кто-то серьезно ранен.  Сой попыталась подняться, превозмогая жгущую боль в плече, да и не до нее сейчас было. Тот, кто был придавлен грудой камней слева от Сой, зашевелился и зашипел, что-то бормоча. Материализованный занпакто…  Во всяком случае если он все еще жив, значит и шинигами, владеющий им тоже. Сейчас же внимание Сой было приковано к девушке, оказавшейся в не лучшем положении. Ее беспокоило, что девушка до сих пор не произнесла ни звука и когда та пошевелилась, Сой почувствовала некоторое облегчение.
- Назови свое имя, офицер,- обратилась Сой, пытаясь соблюсти формальности.
К черту формальности в таком положении вещей, но у Сой это было на грани рефлексов, соблюдать субординацию со своими подчиненными, не показывать ни капли слабости или страха. Только сейчас в ответ ей было лишь гнетущее безмолвие…

+1

3

В голове нарастал странный звон. Что-то говорила лейтенант. Надо было ответить. На-до бы-ло…
Цыска?..- слова укутанные дымкой боли. В голосе меча явственно звучало беспокойство. Он неловко выпрямился на локтях. И – резко выдохнув – не удержался, вновь распластавшись на земле. – Не делай глупостей! Ты знаешь о чём я!
Шинигами лежала на спине, далеко не в самой удобной позе ( на спине и выгнув шею) смотря на погребённого под камнями занпакто широко раскрытыми глазами. В которые по капле вливался ужас.  Не было никого...никого…только она и умирающий меч. Опять…опять эта темнота… Внезапно губы дрогнули.
- С…ааааа…- она разевала рот как рыба, будто крича во всё горло, но наружу выходил лишь сдавленный шепот. – Сан-ма….
Два тускло светящихся провала глазниц, что заменяли мечу глаза, удивлённо расширились. Ашито забила дрожь.
Не надо…Прошу тебя, не надо…Я не знаю кто ты. Я не знаю что ты. Но прошу тебя. Не забирай больше тех, кто мне дорог…Не надо…Не надо…Не…
Глаза резануло болью и застлало туманом.
- САНМАИМЭ!!! – шинигами смахнуло с холодного пола будто пушинку. Расстояние, отделявшее её от занпакто она преодолела за один прыжок.
Итаааааай!!! Больноооо! Прекрати меня обнимать!!! – несмотря на яростные протесты Санмаимэ не вырывался. Вероятно, потому что двигать сейчас мог только руками…
- Н…не…умирааай…- не заботясь о нормах и приличиях, Цыска уткнулась лицом  в волосы занпакто и разрыдалась как обычная девчонка. – Ты же мне как брат…Единственное, что у меня осталось...Что я буду делать, если…
Дурааааа…- глухо протянул Санмаимэ, пытаясь поднять голову. Говорить, уткнувшись в коленки шинигами было неудобно. – Я не умру до тех пор, пока ты жива…- он вздохнул.  Цыска, сообразив какую глупость она только что ляпнула, растерянно всхлипнула. – Кстати, я рад что ты начала говорить.  – хотя облик меча был лишён многих черт ( в том числе и рта), шинигами могла поклясться, что он улыбнулся.
- А? – слёзы высохли окончательно. Моргнув, она ладонями подняла голову занпакто, пытаясь осознать, что он сказал. Ответный взгляд полуприкрытых глаз меча был бесконечно терпелив…
И отпусти мои уши… Спасибо. – поморщившись, он упёрся рукой о землю. - А теперь, будь добра верни меня обратно. Мне надо как следует отдохнуть…
«Извини…Я… действительно дура.»
Очертания Санмаимэ поплыли дымкой, растворяясь в воздухе. Вместе с ними уходило зрение. Камни, злобно и разочарованно грохнув, тяжело просели в образовавшуюся на месте тела занпакто пустоту. Лезвие меча в ножнах немного нагрелось.
Ох…Хоть это и не первый раз когда мне приходится вот так возвращаться, легче не становится. Между прочим, ты заставляешь Сузумебачи ждать…
«Кого???»
Обернись.
Цыска обернулась. И, прикоснувшись к потеплевшему металлу меча, увидела перед собой фукутайчо. «Ждать? Но по…Ох! Верно…»
- Аш…Аши-то Цыс-ка,- неловко произнесла разведчица, с трудом выговаривая своё собственное имя, которое казалось теперь чужим. Сглотнув, она взяла себя в руки. – Ашито Цыска, пятый офицер!
Вскочив, шинигами поспешно сделала короткий поклон. «О, боги. Как я себя веду.» Разведчица виновато отвела взгляд.
- Простите меня, Сои-фукутайчо…Я…- она запнулась, не зная как объяснить своё недавнее поведение. Ноздри уловили запах крови, - Вы ранены, - не спрашивая, а утверждая произнесла шинигами.  Скованность за свои ошибки уступила место насущным проблемам. Легко поднявшись, она шагнула к лейтенанту. - Позвольте помочь Вам...

Отредактировано Ciska Ashito (2010-04-23 23:14:27)

+1

4

«Я не могу вынести тишины, туман безысходности и депрессии». Ожидание ответа, казалось, длилось бесконечно. Шинигами даже не обернулась в ответ на слова Сой, но тем не менее, выкрикнув имя своего занпакто, она сорвалась с места, спеша к нему на помощь. Уже хоть что-то. По всей видимости, с девушкой было все в порядке. Во всяком случае, видимых повреждений либо не было, либо она просто еще не осознала этого, находясь в шоковом состоянии. В другой бы ситуации Сой разозлилась на столь откровенное игнорирование, только сейчас ей и самой-то было не до этого. Нужно было скорее собраться с мыслями, и решить, что делать дальше. Боль в плече нарастала.  Сустав был выбит сильным ударом, нужно было поставить его на место, пока не образовался отек. Сой прикоснулась к месту ушиба, а затем крепко сжала ладонь на плече. Решиться было не так-то просто, однако девушка понимала, в сколь сложном положении она оказалась. Сой прислонилась спиной к холодной стене пещеры, резкий точный удар плечом о твердую поверхность в большинстве подобных случаев помогает. Размышления Сой были внезапно, но не то чтобы неожиданно, прерваны. Шинигами, оказавшаяся с Сой по одну сторону, заговорила и это было как раз кстати, так как Сой размышляла, на чем бы сконцентрировать свое внимание, чтобы уменьшить первичную боль.
-Ашито Цыска, пятый офицер!- представилась шинигами.
«Забавно» мелькнула мысль в голове у Сой и в ту же секунду она с размахом ударила плечом о стену. Жгучая боль отозвалась будто бы в каждой клеточке тела. Хриплый вскрик вырвался из горла Сой, как бы она ни старалась его подавить. Девушка подалась вперед, согнувшись пополам и склонив голову. Резкая боль медленно переливалась в тягучую и ноющую. Боль. Огромная, всепоглощающая, но уже не физическая, нет, душевная. Лицо Сой практически ничего не выражало, но в ее глазах читалась смертельная тоска, что сжимала ее сердце на протяжении долгого времени.
- Хорошо, Цыска,- прохрипела Сой, сама не узнав свой собственный голос,- Нужно узнать, как там остальные, все ли остались живы… - последние слова ей дались с трудом, она до конца еще не была уверена, что хочет слышать ответ. В памяти все еще была свежа картина поражения. Разрушенные мечты, разрушенные здания, зола под ногами и раны на юных телах. Молчание.

0

5

«Что она собирается делать?» - удивилась офицер, наблюдая за Фонг.
- Сои-сама! – осторожно окликнула она лейтенанта. – Что вы…
Глухой удар тела о камень и хруст вправляемого сустава оборвал мысль и слова. Предупредительно протянутая к шинигами рука Ашито опустилась. «Ясно…» Ей стало не по себе. На какое-то мгновение она будто посмотрелась в зеркало. Собственное зеркало пустоты и отчаяния. Время закручивалось шипастой спиралью вновь возвращая её - назад. В прошлое.
«Я приношу всем только горе и страдания. Самые дорогие мне люди погибли. Те, кем я дорожу гибнут рядом со мной…Может…я проклята? Какое ещё объяснение можно найти тому, что происходит вокруг меня? Я не верю в приметы. Я не верю в сглаз, плохую карму, судьбу, рок…Это слишком нереально. Слишком зыбко по сравнению с живыми людьми, теряющими волю и жизнь у меня на глазах,» - Цыска не стояла рядом с Фонг не в силах пошевелиться. Она начинала дрожать мелкой, холодной дрожью. – «Я помню. Я решила тогда, в тот день несколько недель назад, что если я действительно, как буревестник, приношу на своих крыльях смерть близким, то пусть у меня не будет тех, кто близок мне…Я уходила от них, убегала в камеру собственного молчания. Пыталась убедить себя и остальных, что я лишь видение. Мысль, тень, кто угодно, но только не я.» - она сжала руки в кулаки, не слыша как начинает скрипеть кожа, едва не лопаясь от напряжения.
«Китти-тян…
Прости меня. Ты звала меня по имени, но я смотрела сквозь тебя мёртвыми глазами. Я напугала тебя…Прости меня…если можешь…Я не смогу подойти к тебе, чтобы заговорить. Даже теперь,»
- дрожь, скатившись по плечам, укрылась в ладонях.
«Санмаимэ.
Я слышу эхо твоего смеха. Это безумный смех – сейчас ты в нашем маленьком личном аду. Нашем внутреннем мире. Твоё тело медленно восстанавливается, но разум постепенно гаснет. Я виновата перед тобой. Ты был прав – твоё лезвие мало подходит, чтобы вспарывать себе шею. Хорошо, что ты был прав. Я больше не буду делать глупостей. Обещаю,»
- дрожь ушла. И Ашито почувствовала, что может разжать руки. Разведчица подняла голову, смотря на лейтенанта.
«Сои-сама…» - мысль затихла. – «Я…тоже боюсь этой темноты…»
Она прекрасно понимала все те чувства, что сейчас испытывала шинигами. Но чем она могла помочь? Она не в силах была вырвать её из того кошмара, в которые их всех швырнула реальность.
«Никто не мог вытянуть меня на поверхность бытия. Я бежала от каждого, кто пытался это сделать. Замкнутый круг, петля Мёбиуса - с оборванным в пустоту краем. И сшить его может только тот, кто решится жить дальше как прежде. Неужели я смогу...жить?» - Цыска прислушалась к себе. - «Нет...но я не могу и умереть...»
Что-то немного изменилось. Не светлее стал мрак, не ожило навечно окаменевшее сердце. Может быть просто где-то далеко, в закрытом чёрными тучами небе, на секунду сверкнула падающая звезда.
«И что теперь?»
Цыска подняла руку, проверяя состояние меча. Лезвие было ещё тёплым – регенерация занпакто ещё не завершилась.   
«Какой…детский вопрос. Идти вперёд, конечно. С добрым утром, Ашито. Ты очень долго дрыхла, ленивая тануки.»
- Рёкай, - коротко кивнула пятый офицер Отряда разведки, подтверждая приказ. И, сделав шаг в направлении завала, вытянула руки, готовя кидо, -Сердце Юга, Глаза Севера,Пальцы Запада,Стопы Востока. Примчитесь с ветром…
«Надеюсь, Юки жива. Лучше всего настраиваться у меня получается на неё…»
- Бакудо 58: Какусицуй Дзяку!
Нить контакта натянулась прозрачной леской энергии. 
- Двое из отряда оглушены, но их жизни ничего не угрожает, - рапортовала Цыска, не отвлекаясь от поддерживания заклятья. В ушах стоял взволнованный говор офицера, – Они пытались разбить завал, но проводник говорит, что малейшее колебание почвы сейчас вызовет только большее разрушение. Этот ход идёт прямиком на поверхность, по старым записям ведёт в восточный сектор. Предупреждает насчёт магии…- Ашито поморщилась, звук становился всё менее разборчивым и приходилось прислушиваться, - …Путь Разрушения лучше не использовать. Длина тоннеля не велика, но путь достаточно извилистый и…Чи!
Она со вздохом опустила руки.
- Камни снова двинулись. Отряд на всякий случай отходит назад, Юки-сан рекомендует нам так же отойти от места обвала…Конец контакта, - Цыска замолчала и через плечо посмотрела на Фонг.
«Если я не в силах изменить течение времени…»
Она поднялась и, подойдя к лейтенанту, крест накрест сложила ладони над  содранной кожей на плече. Из под пальцев выбился не яркий, тёплый свет, белыми хлопьями ложась на кожу и оставляя после себя ощущение касания мягкого пуха. Ссадина начала зарастать.
«То я хотя бы попытаюсь стереть его следы.»
- Идёмте, Сои-сама, - тихо сказала шинигами.

Отредактировано Ciska Ashito (2010-04-25 20:30:54)

+1

6

Сой приоткрыла глаза, услышав тихий, но твердый отчет офицера. В словах говорившей не было ни единой эмоции, абсолютно. Сой знала, такие интонации в голосе не появляются просто так. В ее памяти возник образ из прошлого. Когда балансируешь на грани, очень просто сорваться в пропасть. Стоит только сделать неверный шаг. Но что будет потом? Смерть на острых камнях? Вечное падение? Или, может быть, от этого вырастут крылья, и ты поднимешься выше в грозовое небо? Это называется отчаянием. Черное, переполняющее душу отчаяние, от которого замедляется биение сердца, от которого дух захватывает и становится тяжело дышать. Откуда берется эта черная волна? Эта пустота внутри? И чтобы она ни делала, чем бы ни пыталась заглушить ее, все было бесполезно…
Мысли оборвались. Сой почувствовала тепло, исходящее от ладоней Цыски. Боль медленно отступала, растворялась в мягком свете, просачивающемся в глубину ее плоти. Сой не нуждалась в лечении, но сейчас оно не было лишним.
Несомненно, стоило поторопиться на случай повторного обвала, только вот где гарантии, что подобный обвал не застигнет их по пути. Сой задумалась, насколько будет безопасно идти дальше, но перспектива бессмысленного и бесконечного ожидания на месте была в тысячу раз хуже. В любом случае это единственный выход. Сой вздохнула и встала, придерживаясь о стену пещеры. Она должна быть сильной, отрешённой, закрытой. И дело вовсе не в старых ранах или привычке лезть на передовую, закрывая амбразуру грудью, ну, или в данном случае двумя грудями.
- Хорошо,- с наигранной решительностью проговорила Сой,- Нужно двигаться вперед.

«Интересно, какая протяженность у этих туннелей?» Сой без всякого энтузиазма шла впереди, иногда оборачиваясь, чтобы убедиться, что Цыска идет следом. Слишком уж шинигами вела себя тихо. Нет, это конечно одно из обязательных навыков в отряде разведки, но в сложившейся ситуации Сой испытывала некоторое волнение от такой вот тишины. Бесконечная тишина давила. С детства Сой привыкла к одиночеству, но сейчас оно казалось ей как никогда мучительным. Туннель неожиданно повернул едва ли не на 90 градусов и, свернув за угол, Сой в нерешительности остановилась, всматриваясь в зияющие чернотой дыры туннелей. Именно туннелей, поскольку сразу за поворотом их было два. Крохотный ручеек сбегал по стене и уходил по полу в темноту одной их пещер. Ни звука. Темно и холодно. Можно было с легкостью предположить, что оба направления ведут вниз.
- Куда теперь, Цыска?

+1

7

Лейтенант вздохнула, видимо в ответ на какие-то свои мысли. Напряжённая складка на лбу Цыски разгладилась. Если человек вздыхает, значит он более менее в порядке.
«Всё будет хорошо. Всё будет хорошо. Всё будет…» Очень хотелось сделать какой-нибудь охранительный знак. На удачу.
Но для этого надо верить в приметы…
Показалось или нет, что в голосе Фонг мелькнули какие-то новые, не свойственные стальной, уверенной в себе экс-капитану второго отряда?
Свет нырнул обратно в ладони, оставив после себя лёгкое покалывание, расходящееся до самых плеч. И напомнив о положении обоих шинигами. В голове Ашито роилось множество вопросов. В том числе и о моральном состоянии фукутайчо, за которую офицер поневоле чувствовала себя сейчас виноватой. Если бы не она…Если бы не обвал…Почему? Почему опять?..
«Вперёд?» - прикинула офицер, поднимаясь на ноги. – «Ну вперёд, так вперёд. Хотя где тут этот самый «вперед» неясно…Кишка просто какая-то…»
Вокруг было банально темно и офицер, привыкшая видеть в сумерках лучше филина, сейчас ощущала себя немного не в своей тарелке. Касание к рукояти меча спасало положение, на рука затекала и приходилось её опускать. По привычке молча, она последовала за Сои Фонг, стараясь не отставать и не наступать на пятки. Задача не из простых, так как шинигами ушла в головой в размышления. О разном. О Сейретее и мысли о нём отдавали горечью. О шинигами и Пустых и приходила скорбь. О солнце и темноте и что-то в груди отдавалось по рёбрам сухим опустошением. Позади тяжко ухнула земля, с рокотом разбрасывая глыбы. Затем всё затихло.
«Как мы вовремя…» - подумала офицер и едва не налетела на спину Фонг. Вскинув голову, невольно отметила напряжённую прямоту этой спины и скованные плечи. Куда делась лёгкая, почти кошачья манера шага? Гибкость мышц, спорящих со змеиными? Затем произошло событие, которое сознание шинигами на секунду даже отказалось воспринимать.
И задала вопрос. Ей. Простому офицеру.
Она, Сои Фонг, бывший капитан, а ныне лейтенант СПРАШИВАЛА у неё – Цыски Ашито её мнение…Шинигами поняла, что голова сейчас расколется на две половинки. Одну – говорящую, что всё происходящее бред и другую – которая точно знала, что всё это реальность. Сои Фонг – сталь в шёлковой оболочке, чьи решение она принимала если не сама, то только с исключительно шинигами высоких рангов. Сои Фонг, чья просьба всегда была равнозначна прямому приказу, не подлежащему к обсуждениям.
«Но как же так? Гордость, решительность…Куда? Куда всё это подевалось???»
- В..всё хорошо???
Как легко увидеть в других - себя и сложно - самих людей...
Шинигами растерянно стояла на месте. Неловкие интонации. Вправленное плечо. Уставшие, шаркающие шаги. Вопрос. Приподнятые брови Цыски опустились и разгладились. Плечи поникли.
- Сои-сама....Это же не Вы, - тихо, почти с мольбой произнесла Ашито, с невыразимой тоской в глазах смотря на фукутайчо.  – Вернитесь, Сои-сама…
Как выразить все мысли словами? Все эмоции? Когда собственные раны кровоточат под спёкшейся коркой…Кажется или вновь стены смыкаются над головой гробовой плитой?
- Вы – тот Сейретей, который мы все помним.  Все мы. Каждый в отряде. Вы, Шихоуин-сама и остальные капитаны. – она знала, что говорит не по делу, но не могла заставить себя остановиться. - Если он разрушиться, всё настоящее потеряет смысл, и мы будет просто доживать оставшееся нам время…
Она запнулась и замолкла, смутившись собственных слов.

+1

8

Сой еще раз в некоторой нерешительности осмотрела оба туннеля. Судя по бегущему ручейку в одну из пещер, велика вероятность того, что она окажется затопленной. Значит, остается только один путь. Хотелось как можно скорее со всем этим покончить и вернуться в казармы. Сой попыталась вспомнить, на кой черт они вообще потащились в эти пещеры. Маленький отряд был собран в короткий срок, миссия-то совсем пустяковая была – проверить, насколько хорошо запечатаны заброшенные шахты, и вот во что все это вылилось. Ну раз уж на то пошло, то может они и миссию свою все-таки выполнят, хотя судя по обвалу, вряд ли этими туннелями кто-нибудь сможет воспользоваться для того, чтобы проникнуть в Город Невидящих Солнца.
Размышления Сой были прерваны невнятным бормотанием. Конечно, Сой понимала смысл каждого слова произнесенного девушкой, но при упоминании «Сейретей» и «Шихоинь-сама» едва ли не в одном предложении в памяти Сой взорвались воспоминания и вонзились в нее острыми осколками. Ненависть натянулась тугой струной. Ярость холодная и безжалостная.
«Да о чем она только думает?!» Сой одним резким шагом приблизилась к Цыске и не размениваясь на силе удара, влепила девушке пощечину. Звук эхом отразился от стен, удаляясь куда-то во тьму пещер.
-Держи себя в руках, офицер,- вырвались слова.
Сой вздрогнула и слегка отстранилась, увидев выражение глаз Цыски. «Что это? Слезы?» Комок подступил к горлу Сой. Это… узнавание себя? Не так много времени прошло с тех пор, как и сама Сой была в подобном состоянии. Слезы, чувство вины, поиски способа вернуть прошлое… Наступает момент, когда, в конце концов, просто устаешь и сдаешься. Какие слова можно подобрать, чтобы описать ту боль?! Сой отвела взгляд. Оно-то так. Потому что пока Сой не видела более подходящего выхода для своих и тем более чужих душевных стенаний. Потому что сильней замкнуться в себе уже было невозможно.
- Все происходит далеко не так, как бы нам хотелось. Боюсь, душевные раны от потерь, которые мы понесли в той битве, до конца не сможет залечить в наших сердцах даже время.- Сой старалась говорить сухо, без эмоций, будто это просто информация, которую следует принять к сведению,- Идем.
И всё равно ее что-то беспокоило, временами. Где-то в глубине души. Какая-то ноющая и тянущая боль. Стараясь не вдумываться в её настоящие причины, девушка привычно всё ссылала на переутомление. Сой, не дожидаясь ответа, шагнула в сторону правого туннеля. Решение было принято.

+1

9

Ответный взгляд фукутайчо заставил ушлую разведчицу заподозрить неладное. Ибо такой взгляд она один раз уже видела. Память подсказала, что лучше сцепить зубы и на всякий случай резко выдохнуть – а то могло прилететь в солнечное сплетение.
Обзор резко сместился право.
«М?! Что это…Оуууууу…» Что-что, а держать удар Ашито никогда не умела. Сидя на земле и ошарашено потирая щёку, она с невольным уважением посмотрела на своего лейтенанта. «Угх. А Сои-сама всё так же сильна…Помнится на задании она так мне вломила, за то что я сюрикеном по цели промазала.» Воспоминание заставило потереть скулу. «И как всегда – я опять не увидела удар…»
Щеку саднило, но краснота не появлялась – вместо этого проступил бледный болезненный розовый оттенок. Краснеть Ашито не могла чисто физиологически.
Встряхнув головой, дабы окончательно прийти в себя, она поднялась на ноги. Цыска ощущала себя немного странно. Будто этот удар вернул её если не к действительности, то по крайней мере возвратил какую-то частичку души, давно потерянную. «Ками-сама…о чём я думала?!»  Холодная вода, вылившаяся на голову, прервала длинный, мучительный кошмар. «Пожалуй, мне стоит поблагодарить её…» - решила Цыска, - «хотя она может меня и неправильно понять. Но…лучше позже.» Теперь она знала, зачем ей жить. Знала, что может вытерпеть это существование без света, под землёй, без шанса на надежду. Как же это было просто! Но как сложно было это осознать.
«Надежда…Ха! Надежда умирает последней только потому, что весь бой прячется за спинами других!»
- Прошу меня простить, Сои-фукутайчо. – она резко и коротко поклонилась. – Я действительно вела себя не подобающим члену особых сил образом…
Без дальнейших рассуждений, она последовала за Фонг. Твёрдым, решительным шагом. Ход  начинал постепенно сужаться. «Если так пойдёт,» - забеспокоилась разведчица, - «то скоро нам придётся ползти…» Туннель. Чем-то он напоминал один из тренировочных полигонов в Сейретее.  Прежнем Сейретее…Ашито нахмурилась. Остановилась, глядя на идущую впереди Фонг.
- Когда-то я тренировалась метать ножи в мишени на закрытом полигоне, - внезапно произнесла офицер. - Мишени были искусственными людскими телами, манекенами, которые использовали для оттачивания боя с гуманоидными противниками, - глаза шинигами были сужены и говорила она отрывисто. – Я не могла заставить себя попасть по ним. И тогда, Сои-тайчо – мой капитан – ударила меня.  Сказав, что в сердце шинигами нет места сомнениям и колебаниям.  Удар, прошедший мимо врага, забирает жизнь друга. Шинигами всегда сражается не за себя, но за других. – она опустила голову и усмехнулась. Невесело усмехнулась.  – А потому его сердце не имеет права болеть…
Разведчица подняла голову. И взгляд был холоднее льда и безжалостней палача.
- Я думаю, это были правильные слова. – две льдинки зрачков потухли. – А что насчёт Вас…Сои-сама?

+2

10

Сой Фон всегда была рассудительной и реалистичной, грубоватой и прямолинейной, надежной. Мужественной, если хотите. Порой остается только удивляться, откуда может быть в ком-то такое непоколебимое желание, стальной стержень, откуда она черпает силы. И кто знает, что именно все это время поддерживало желание продолжать жить в девушке, однажды потерявшей то, ради чего она боролась? Быть может, именно эта ниточка, протянувшаяся из прошлого, воспоминания…
…Удар, прошедший мимо врага, забирает жизнь друга…
«Верно. Это – досадная и режущая глаз закономерность»…
…А потому его сердце не имеет права болеть…
«Мы не способны ненавидеть того, кто вызывает жалость»
Сой остановилась, вслушиваясь в слова офицера, смотря куда-то в темноту.
…А что насчёт Вас…Сои-сама?...
«Мне нисколько не жалко себя. Я не чувствую себя жертвой»
Цыска снова смолкла, размышляя, и только тогда Сой обернулась. Лицо разведчицы более слов убеждало, что она верит в то, что говорит. Царившая темнота и тихие звуки капели, казалось, жили своей жизнью в медленно тянувшемся времени. Сой едва слышно вздохнула, снова посмотрев вперед. Открывшийся вид едва ли вдохновлял идти дальше. Девушка стояла на широком выступе, обрамлявшем край пещеры, похожей на гигантский круглый зал. «Возможно, когда-то здесь случился обвал, земля села и образовалось свободное пространство». В принципе Сой никогда раньше не задумывалась над природой появления таких вот пещер, и сейчас она рассуждала над этим только лишь за тем, чтобы отвлечься от мрачных мыслей. Напротив виднелась закругленная стена пещеры, а свод уходил наверх, в темноту. Ощущалась влажная духота внутри – неподвижный, застоявшийся воздух, но не сухой, а наполненный сыростью. Вода просачивалась через породу и собиралась в маленьком каменном бассейне. Капли стекали по каменным сводам, с плеском падая в воду или разбиваясь о камни. И холод… Не ночная свежесть, не мороз, от которого краснеют щеки, а тот пугающий холодок, которым тянет из открытого склепа.
Девушка бросила беглый взгляд на Цыску и, наверное, что-то выразилось у Сой на лице, потому что разведчица как-то странно и внимательно на нее смотрела. Не сердито, задумчиво. Сой сделала спокойное лицо и встретила ее взгляд. Фукутайчо попыталась что-то уяснить по этому странному выражению лица. Увидеть какое-то сомнение, страх, что угодно, что было бы понятным.
- Все верно, Цыска. Ты хорошо усвоила урок. Мы прежде всего хладнокровные, совершенные убийцы. Если необходимо уничтожить цель, мы пройдем по трупам, по лужам крови, но цель будет уничтожена и все кто встанет на пути, будут убиты, прежде чем они сделают вздох. И нет места ни сожалению, ни милосердию... - голос звучал спокойно и ровно. Сой сделала шаг к краю, - порой от этого действительно больно…-  едва слышно добавила девушка и в шунпо опустилась на дно пещеры.

+2

11

Зима укрыла сожженный город.
У мы уходим подземным ходом.
Туда, где снег и белей и чище…
Туда, где время нас не отыщет. (с)

The end

0


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » В прошлое... » Двое в тоннеле, не считая занпакто.