Bleach: Disappearing in the Darkness

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Улицы бывшего Руконгая » Западный Руконгая. Рынок.


Западный Руконгая. Рынок.

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Широкая, ныне пустынная площадь. Ранее тут размешались всевозможные торговые ряды и лавки, теперь же рыночная площадь пуста. От рынка во все стороны расходится множество дорог.

0

2

<<< Западная система тоннелей

Этот день Зараки, хотя подобное слово ему не свойственно, вполне мог бы назвать удачным. Сражения следовали одно за другим, почти воплощая в реальность мечту капитана о бесконечной веренице кровавых битв. Правда, с противниками сегодня везло меньше, попадались весьма проблемные "фрукты" - арранкары были обычными нумеросами, а бывший капитан восьмого отряда явно не пылал неутолимой жаждой сражения. Благо нумеросы оказались весьма упорными, после пары пинков не сдались, и Кенпачи надеялся, что Киораку продемонстрирует хотя бы часть их упорства.
Пробив путь к поверхности (черт с ней, с маскировкой), Зараки первым делом огляделся. Навевало воспоминания: все такие же Руконгайские руины и все такой же белый снег, на котором алым будет гореть кровь шинигами. Только местечко на сей раз попалось попросторнее. Кенпачи не мог сказать с уверенностью, но, возможно, здесь раньше был рынок или базар.
- Вот как... Уклонился, значит, - без особого удивления произнес капитан, вновь вернувшись мыслями к своему противнику. Шинсуй действовал предсказуемо, но Зараки не собирался расслабляться, зная, что Киораку слывет мастером преподносить сюрпризы - причем, не только приятные и не только дамам.
А он никуда не торопится... Как я и думал, атаковать придется самому, - подумал Кенпачи, у которого в такие моменты в памяти часто возникали глаза рыжеволосого Ичиго. Именно глаза - наполненный яростью, волей к победе, просто желанием подраться, в конце-концов!
Сейчас стены тоннеля не сковывали движения, поэтому шинигами действовал уверенно и молниеносно. Зараки действительно постарался, его следующий удар, размашистый рубящий удар в плечо, был сделан от всей души - капитан бил так, словно желал смерти своего оппонента. Да, ныне он наконец мог сражаться в полную силу, прекрасно понимая, что его теперешний противник не позволит себе запросто погибнуть от такой примитивной атаки.

+1

3

Западная система тоннелей--->

Шунсуй, прикрывшись шляпой от непривычно яркого света (хотя солнце и спряталось за снеговыми тучами, здесь все равно было куда как светлее, чем в тоннелях), в расслабленной позе замер на выходе из тоннеля. Что, казалось бы, можно делать с таким безмятежным взглядом? Может быть, валяться на крыше штаба отряда и отдыхать. На кого можно им смотреть? Может быть, на свою строго-милую лейтенанта. Нет, нет и нет. Кераку смотрел так на капитана Зараки. Проблема в том, что он не видел перед собой Зараки - привычного Зараки. Да, волосы ежиком, огромная реяцу и медвежий оскал тут присутствовали. Но почему, почему, черт возьми, он никак не может увидеть знакомого капитана одиннадцатого отряда, а видит лишь врага, которого нужно уничтожить любыми средствами?
Повинуясь неведомому приказу, руки легли на рукояти Катен Кьокотсу, занпакто фамильярно улыбнулась в ответ. А Шунсуй... Шунсуй ничего не мог с собой поделать. Его словно вели за какие-то ниточки в голове, заставляя действовать и думать так, как было угодно его врагам. Настоящим врагам, а не пышущему яростью предстоящей битвы Зараки Кенпачи. "Забавно... Нэ, Катен? Похоже, нам все-таки придется сыграть. Ты извини, я бессилен решить, где настоящий враг. Так что ты уж постарайся на славу, чтобы лишние не попали под раздачу... Ладно. Сделанного не вернуть."
Кераку слегка вздрогнул, возвращаясь к действительности. Удивительно, что Зараки ждал этого момента, а не врезал сразу же. Ну чтож, пусть будет так. Шунсуй выбрал сыграть партию в го со своим таинственным настоящим врагом. Тем, кто путал мысли и чувства. Сыграть - а дальше будь что будет. Вот только...
- Жаль...
Это не было связано со словами Кенпачи, да и вряд ли тот ждал ответа. "Жаль, что все вышло именно так. Поехали, Катен."
Человек, окруженный сверкающей желтой реяцу, широко размахнулся, скапливая энергию в ударе. Глаза бывшего капитана одиннадцатого отряда пылали жаждой битвы... и... легкой досадой? Но думать об этом времени не было. Клинки Катен Кьокотсу вылетели из ножен, повинуясь отточенным движениям.
- Ветер цветы тревожит, духи цветов рыдают... - лезвие безымянного меча рванулось вниз, сила дрожала, готовясь вырваться мощной волной. - Буря в небесах грохочет, демон небес смеется. Катен Кьокотсу.
Вихрь собственной реяцу взметнулся к небу, поднимая полы длинной одежды. Черные лезвия ятаганов прорезали воздух впервые за последние три года... Ох, не против Зараки он хотел их высвободить! А против кого? Непонятно... Но сейчас уже сомнений не было. Шунсуй поднял глаза, в которых сверкнула черная сталь. Использовать какие-либо особые техники против надвигающейся волны было уже бесполезно. Потому пришлось положиться на сотню раз спасавшее ему жизнь шунпо. И оно не подвело - только шляпу с головы сбило потоком раскаленного воздуха. Невероятно длинный шаг вынес Шунсуя вбок от Кенпачи. План в голове уже сложился - нужно было ликвидировать этого противника как можно быстрее.
-Бушегома.
Вихрь налетел на капитана бывшего одиннадцатого отряда, скрывая его из виду на какие-то пару секунд. И за это время - разумеется, Бушегома недолго удержит Зараки - нужно было подготовиться к действительно мощному удару. Шунсуй был уже готов начать...

Отредактировано Kyoraku Shunsui (2010-09-13 21:39:13)

+1

4

Легкое мерцание в воздухе, неслышимый для нетренированного уха звук шунпо, после чего фигура шинигами-отступника пропадает, оставив лишь отпечатки ног в белом снежном покрове. Как и ожидалось от одного из лучших капитанов Готея, техника шунпо у Киораку была хороша. Кто-то и вовсе мог не заметить это движение, но конечно не Кенпачи, у которого за плечами был опыт тысяч битв, да и глаза Зараки были намного быстрее его ног. Зазубренный зампакто, на котором еще не высохли оставшиеся с прошлого сражения капли крови, просвистел мимо цели. Шинсуй благоразумно разорвал дистанцию, и это было хорошим решением - вздумай экс-капитан немедленно контратаковать противника в спину, раззадоренный Зараки продемонстрировал бы, как мало время между промахом и новым ударом... 
Остановившись, Зараки с ухмылкой скользнул взглядом по плетеной шляпе, планирующей на снег, а затем перевел полный неподдельного счастья взор на противника. Многие силачи, привыкшие пугать своей силой, пасовали перед этими наполненными золотым сиянием зрачками. Ведь не так просто осознать, что твое превосходство может вызывать не страх от возможной потери жизни, а наоборот бурное веселье по поводу разворачивающегося кровавого действа. Безумие? Да, этот взгляд безумен!
Черт возьми, он высвободил шикай сразу! Приятно видеть, что тебя воспринимают всерьез. Пожалуй, в этой битве я могу и проиграть... - заснеженные разваленные дома, белое поле, сумрачная синева неба. Что же, не самое плохое место для чьей-либо смерти. - Когда я в последний раз сражался против двух мечиков сразу? Хм... Черт, такого даже не упомню. Давно было, очень давно.
Внезапно налетел мощный порыв ветра. Все же Шинсуй не стал терять время и атаковал, причем с большого расстояния. Кенпачи, на мгновение упустивший своего противника из виду, не сразу понял что произошло: по мнению капитана на него просто налетел очередной, но необычайно сильный порыв ветра со снегом. Лишь когда вихрь закрутился вокруг, не желая отступать, Зараки почувствовал в нем чужую реяцу и догадался о истинной сущности явления.
Наверное это Кидо... - подумал шинигами, усиливая свое реяцу и резко взмахивая зампакто. Ветер взвизгнул, распавшись на две половинки и, свернувшись в лазурные лоскутки, умчался вместе со снегом в мятежное небо. Ближайшее здание, или точнее покосившийся лоток для продажи фруктов, тоже получило свою долю ударной волны и рассыпалось на трухлявые щепки.
Эй, этот твой трюк меня даже не поцарапал, - с некоторым разочарованием произнес Кенпачи, однако резко замолчал, когда внутренний инстинкт забил тревогу.
А-а, черт, значит вот она, настоящая атака...

0

5

Да, Бушегома удалась на славу. Вихрь упругого воздуха поднял в небо тучу снега, окружив Кенпачи непроницаемой стеной. Долго она не должна была продержаться, уже сейчас чудовищная реяцу капитана бывшего одиннадцатого отряда пробивалась через нее, вырываясь желтыми языками пламени на свободу. Кераку знал, что сейчас его недолгий пленник поднимает покрытый зазубринами безымянный занпакто, чтобы уничтожить Бушегому сокрушительным ударом, на которые Зараки всегда был мастером.
Катен во внутреннем мире вопросительно смотрела на хозяина. Да, они успели проработать план действий на такой случай уже тысячу раз... Кераку никогда не горел желанием сражться и убивать, а тем более он не горел желанием сражаться и убивать невиновных. И хоть внутренний голос шептал: "Убей... Кровь тысяч - на его руках. И будут еще тысячи. Зачем такому чудовищу жить?", Шунсуй загнал этот голос поглубже. Прищур сузил взгляд на мир, сконцентрировав внимание на разрывающейся на части Бушегоме. "Сейчас. Кагеони, а потом сильное бакудо - и можно идти дальше. Он меня не догонит... Можно будет пойти дальше и во всем разобраться. Разобраться, кто пытается меня использовать. Кто виноват в смерти Джуюширо..."
Кераку поудобнее перехватил вакидзаши Кьокотсу, приготовившись вогнать его в тень как раз тогда, когда Кенпачи, наконец, уничтожит Бушегому. Но...
"Нет. Нет. Нет. Бей до конца. Он - чудовище... чудовище... он - предатель. Он виноват во всем, что с тобой случилось. Этот шинигами бессилен перед тобой - я заставлю его за все ответить!" Шунсуй был готов ко всему, и любой угрозе готов был противопоставить свою выкованную из стали волю. Но он совершенно не готов был к тому, что эта самая воля обернется против разума, заставляя его выполнять чужие прихоти. Кераку не ожидал, что придется сражаться против самого мощного своего оружия, и эта секунда промедления оказалась роковой - затея Заэля Апполо удалась... По крайней мере, на первом своем этапе.
Вихрь с оглушительным визгом распался.
-Эй, этот твой трюк меня даже не поцарапал.
Кераку, сам с трудом осознавая, что делает, идя против самого себя, воткнул Кьокотсу в землю, невзирая на протестующий вопль Катен, и сложил руки характерным жестом. Нараспев, наращивая громкость и накапливая реяцу, он начал заклинание. Пока Кенпачи не успел увернуться...
-О, Повелитель! Маска из крови и плоти, все сущее, сотрясение крыльев, ты, кто носит имя Человека! На стене из синего пламени напиши двойной лотос. В пламенной бездне ожидай небес! Хадо номер 73 - Сорен Сокацуй!
Яркая синяя вспышка взрыва осветила все вокруг, на некоторое время ослепив Шунсуя. Реяцу вспыхнула и упала, он еще не полностью восстановился, чтобы вот так просто применять настолько мощную технику. Разом исчезло больше пятой части реяцу... "Что я делаю, черт побери!"

Отредактировано Kyoraku Shunsui (2010-09-30 22:42:52)

+2

6

Давно уже такого не было. Давно Зараки Кенпачи не ощущал опасность превосходящую его силы и способную отнять его жизнь. Все эти проклятые годы в подземном городе ему было чертовски скучно. Что за наказание? Великолепные бои с Эспадой, пылающий огнем и реяцу Сейретей, на голову превосходящие тебя противники... А дальше, словно по закону подлости, прятки под покровом земли, невозможность вылезти наружу не получив выговора от мелкого мальчишки, и вроде одновременно война идет, на каком-то другом, невидимом Кенпачи фронте. Это раздражало, и раздражение искало малейший повод выплеснутся  наружу, приняв вид всесокрушающего гнева. Похоже, сегодня он наконец-то получит хорошую разрядку. Может, не такую сильную чтобы полностью утолить по сути своей бесконечную жажду битвы, но ее хватит до следующего раза... Который, возможно, не заставит себя ждать. Зараки, не разбиравшийся в стратегиях, инстинктивно чувствовал - что-то начинается. И это радовало. Ведь если не двигаться зимой, ты окоченеешь и заснешь навсегда.
Приближается. Давно меня так не молотили, - усмехнулся Кенпачи, которому сейчас оставалось только оборонятся. Все верно, Киораку не настолько наивен, чтобы пытаться честно скрестить клинки с капитаном. Вот это Зараки совсем не нравилось.
- Хадо номер 91. Сен джу Коу Тен Тайхо! - некогда великий шинигами закончил читать заклинания. Слова, этот набор белиберды, как и само название, ничего не говорили капитану боевого отряда. По номеру можно было бы построить какие-то догадки, но на это не было ни времени, ни необходимости. Было очевидно - вдарит чертовски сильно.
И оно чертовски сильно вдарило.
Больше не было снега, перестал существовать Руконгай. Было только оно - всепожирающее огненное чудовище, поглотившее весь мир и теперь собравшееся сожрать Кенпачи. Эта картина была настолько яркой, что капитан наяву увидел тысячи сияющих когтей, стремящихся проникнуть в плоть и разодрать его, а заодно и все окружающее на мелкие ошметки. Глаза Зараки зажглись бешеным огнем, обе руки сжались на рукояти, а клинок устремился вперед - навстречу когтям.
- Подавишься! - радостно проорал шинигами, и его золотая аура столкнулась с поглотившей мир белизной.
Если рядом и были постройки, теперь о них можно было забыть - взрыв просто перемолол бы их в порошок. Снег выгорел и впервые за многое время можно было увидеть сырую землю. А затем, когда появившийся в воздухе серый смог развеялся, стала заметна огромная прямая трещина в земле, словно кто-то собирался разрезать весь мир пополам. Там, где черная пропасть брала начало, стояла неподвижная фигура капитана Кенпачи. Старые раны кровоточили, колокольчики с волос пропали, сами волосы обгорели, а взгляд шинигами говорил о том, что он взглянул в пустые глазницы самой Смерти...
И плюнул ей в лицо.
- Вот это... Было неплохо, черт побери, - пробормотал Зараки, поднимая левую руку к глазам и срывая повязку. - Но... Я не могу подохнуть от вашего дурацкого кидо... - земля и небо вздрогнули одновременно. - Продолжим, Шинсуй, - Кенпачи медленно зашагал в сторону Киораку, вздымая меч для удара. На сей раз - одной рукой. Насчет целости второй, если честно, Зараки не был уверен...

+4

7

Раскаленная взрывная волна швырнула в воздух ошметки какого-то дерева, камней и земли. Не снега - снег на месте удара попросту превратился в пар. Кераку закрыл лицо рукавом и пригнулся, но даже это не помогло, пыль запорошила лицо и на секунду лишила зрения. "Это слишком сильно... даже для такого хадо. Неужели..?" Невозможно, не увернувшись, выжить после настолько мощного удара! Если ты не Айзен, конечно. Невозможно... Тогда почему, хоть пыль еще не осела, Шунсуй уверен, что Зараки не только жив, но еще и боеспособен? Хотя, в случае с Зараки, эти два понятия обычно равнозначны.
Сколько времени прошло с тех пор, как он последний раз сражался? Больше трех лет... Если не учитывать то глупое нападение на Айзена, конечно. Больше трех лет он видел Катен Кьокотсу только во снах. А первые два года вообще пришлось провести в абсолютной тьме... Но теперь он на свободе! И почему первым, кого Шунсуй встретил, оказался именно Зараки Кенпачи, которого не свалишь с ног даже таким сильным кидо?
"Он действительно монстр, похоже. Значит, придется его убить. Только так я смогу выполнить миссию..." Стоп. Память кричала, просто вопила о том, что люди в белых хаори - союзники. Тогда почему... он считает Зараки врагом? Какая еще миссия? Бред. Бред сумасшедшего... Может, он действительно сошел с ума? Воевать в неведении, где враги, нельзя. "Вот он, впереди - точно враг... Его нужно убить. Убить немедленно! А потом и всех остальных, кого встретишь!" Незнакомый - а незнакомый ли - голос не подавлял, а направлял волю Кераку на то, что было нужно Владыке. У Шунсуя оставался лишь один маленький шанс остаться самим собой... Шанс на то, что Заэль-Апполо так и не узнал истинную особенность Катен Кьокотсу. Но даже если и так, сейчас это помочь не могло.
Пыль и серый дымный туман, оставшиеся после взрыва, постепенно рассеялись, заставляя глаза Шунсуя на мгновение округлиться в изумлении. Зараки не только был жив, не только сохранил боеспособность, он устоял на ногах! Правда, его нынешний вид зависти никак вызвать не мог, но все же... удивительная сила.
-Хм...
Больше Кераку так ничего и не сказал. Может быть потому, что просто не нужно было говорить. В этом они с Зараки были даже несколько схожи - настоящий бой прерывать разглагольствованиями не любили оба. А может быть потому, что в этот самый момент Кенпачи снял повязку. Шунсуй знал, что именно это означает. "Теперь начнется всерьез..." Его собственная реяцу закрутилась осенним вихрем, защищая хозяина от удара.
Зазубренный клинок, не имеющий имени, взлетел к небу в очередном замахе. Вдоль разрубленной предыдущим ударом земли капитан бывшего одиннадцатого отряда двинулся к бывшему капитану восьмого. Несмотря на сильные различия, Кераку уважал Зараки... По-своему, он заслуживал уважения. Но в бою уважение никогда не играло серьезной роли для двухтысячелетнего шинигами. И позволить противнику довести этот удар до конца Шунсуй не собирался.
-Кагеони.
В резком движении вакидзаши Кьокотсу исчез под землей на две трети лезвия. И сразу же был извлечен обратно - для таких бойцов, как Зараки, обычно не составляло труда увернуться от удара, как только клинок касается кожи. Удар из-под земли служил просто для отвлечения внимания. Шаг шунпо вынес Шунсуя в воздух, метрах в пятидесяти впереди-вверху от Кенпачи. Обычным ударом пробить защиту бывшего командира одиннадцатого было сложно, а вот...

Отредактировано Kyoraku Shunsui (2010-09-18 14:08:43)

+1

8

Похоже, Шинсуй полностью проникся настроением боя, ибо, известный как любитель поговорить, сейчас не произнес ни слова. Зараки тоже не видел смысла в дальнейшем разговоре. Он был распален и остудить его могло только бездыханное тело противника. Не обязательно, впрочем, именно мертвое - такого бойца как Киораку хотелось оставить в живых, дабы иметь возможность вновь почувствовать себя на волоске от смерти. Маловероятно, конечно, бой с самым миролюбивым шинигами... но ведь сегодня, единственный раз, это произошло! А значит невозможным не является, а жизнь... жизнь штука долгая.
Также если бы он сейчас прихлопнул Шинсуя, было бы много возни и возмущений со стороны прочих шинигами, хотя это уже причины третьи, о них Кенпачи задумался всего лишь раз, и то до начала сражения...
Между противниками расстояние сократилось до десяти шагов, а то и меньше. Зараки не торопился - предыдущая атака Киораку буквально выжала из капитана все силы, и сейчас требовался небольшой перерыв. Полученные ранения вскоре дадут о себе знать, но, видимо, Шинсуй тоже сейчас был не в лучшей форме, так что бой можно было назвать равным. Эх, сразится бы с Киораку при других обстоятельствах, при максимуме силы у обоих... Мечты-мечты.
Противник выступил первым, совершенно неожиданно воткнув зампакто в землю. Зараки не успел ничего понять, но тело почувствовало прикосновение впивающейся в кожу стали и отшатнулось - на ноге появился длинный, но неглубокий порез. Глянув вниз, Кенпачи увидел как скрывается в тени кончик ятагана.
Э-э, он бьет прямо оттуда? Вот черт, - взгляд метнулся к Шинсую, но тот уже исчез в вспышке синпо. - Удрал... Атака, которую ни черта не видно, хмм? Напоминает мне Тоусена. Интересно... - Зараки поднял голову, созерцая на огромном расстоянии фигурку своего оппонента. - Если я схвачу его зампакто, смогу ли я вытянуть его самого сквозь тень?
Ну, это придется попробовать в следующий раз, а сейчас угроза приближалась сверху. Впрочем, уже восстановивший силы Кенпачи не собирался сидеть и ждать когда на него упадут. Отойдя чуть назад, капитан напружинился и прыгнул вперед, навстречу противнику, занося меч для рубящего удара. В воздухе Зараки еще сражаться не приходилось, но надо же когда-то начинать?

0

9

Как и ожидалось... Сверху Кераку видел, как легким, неожиданно легким для такого мощного тела движением его противник ушел от удара. Зараки Кенпачи был слишком силен, чтобы можно было надеяться на мгновенную победу при не полностью восстановившихся силах. Теперь Шунсуй это понимал. А любое промедление могло закончиться плачевно - такие вспышки реяцу просто невозможно не заметить. Как шинигами, так и арранкары наверняка уже знали, кто и где дерется. Несмотря на вмешательство младшего Гранца в его сознание, ясность ума Кераку более-менее сохранил, и, соответственно, прекрасно понимал, что рано или поздно кто-нибудь кроме Кенпачи точно заинтересуется его скромной персоной. "Надо заканчивать как можно быстрее... Банкай я использовать без крайней необходимости не хочу. Тогда как?"
Сейчас, когда напор чужих эмоций слегка ослаб, удостоверившись в твердости намерений Шунсуя, тот пытался разобраться в творившемся в голове. До момента столкновения с летящим снизу Зараки было еще секунд пять... судьбы целых миров иногда решались и за менее значительные промежутки. Одно ясно - враг тот, кто пытается его направлять. Это не гипноз... гипноз всего лишь управляет чувствами. А это управляет самой волей, оставляя разум нетронутым. На первый взгляд все ясно и просто. Только вот развязать этот узел крайне сложно.
Четыре секунды...
Его заставляют искать шинигами. Но драться с ними никто не просил - Зараки сам полез в битву. Он, Шунсуй, привел сюда арранкаров - следовательно, он на их стороне? Но раньше он с ними сражался... И момент перехода никак не хотел всплывать в памяти. Просто чертовщина... Он начал замах, заведя тачи за спину, а вакидзаши держа перед собой для защиты.
Три секунды.
Паутина, сплетенная неведомым пауком, казалось, даже чувствовалась кожей. Куда не денься - везде противоречие, отбивающее всякое желание думать и жить. Что остается - сконцентрироваться на поединке с Зараки целиком и полностью, довести его до логического конца и продолжить миссию? Нет. Второй, скрытый от Кенпачи бой развернулся на совсем другом фронте - да и был ли так нужен этот бой Кенпачи? Тело слегка повернулось в воздухе, чтобы при ударе придать клинку дополнительную энергию.
Две.
Везде, куда ни глянь, непроходимая сеть вопросов и противоречий, стянувшаяся в тугой узел вокруг, оставляя лишь один путь - вперед. Слишком просто. Даже определенная рука чувствуется - за две тысячи лет Кераку насмотрелся заговоров. И, определенно, враг знал, как выбить почву у него из-под ног. Лишить излюбленной логики, лишить путей отхода и утопить в безысходности. "Нет, хватит. Достаточно. Во второй раз я это испытывать не хочу - хватило и того года."
Одна.
Из двух путей выбирают третий. А что выбрать, когда виден только один путь? Вот он, Зараки Кенпачи, совсем близко. Уже и тело начинает рефлекторный разворот, чтобы встретить его меч в меч. Враг? Противник? Несомненно. Арранкары. Сейчас - непонятно кто, а раньше - тоже враги. Спереди враг, сзади неизвестность, тогда где друзья? А друзей-то и нет. Хотя... Решение проблемы...
-Как же все просто...
Зараки оказался рядом. Всего-то метрах в двух-трех. Демон битв... если смотреть на внешнюю оболочку. Шунсую было все равно - демон или не демон. Без разницы. Если друзей нет снаружи, их нужно искать внутри.
-Такаони!
Зазубренный тонкий клинок скрестился с черным ятаганом, обрушившимся на него со страшной силой. Собьет на землю он Зараки этим ударом или не собьет - особой разницы нет. Главное сейчас не это, а то, что второй клинок все еще свободен. Шунсуй перехватил Кьокотсу, готовясь ко второй части атаки.

Отредактировано Kyoraku Shunsui (2010-09-20 16:27:03)

+2

10

Общеизвестно, что из двух летящих навстречу друг другу камней, брошенный снизу будет слабее, поскольку ему не помогает сила тяготения. Этот пример довольно наглядно описывал ситуацию, в которую перетек бой, хотя имел одно "но": Зараки Кенпачи не камень, и потому кто знает, действительно ли его удар будет слабее? Во всяком случае, шинигами явно собирался проверить это. Хотя, казалось бы, в его состоянии не время играть с неизвестным, но такова была природа Зараки - идти наперекор здравому смыслу и общепринятой логике, силой находя пути там, где их изначально не было, и в итоге даже оставаясь живым... Или едва живым, но такова судьба тех, кто ходит по лезвию и орудует им...
Небо сопротивлялось, бросая в лицо одинокие снежинки, которые испарялись, так и не сумев прикоснутся к коже. Тело неслось вперед, до встречи клинков оставались секунды. Зараки на миг показалось, что это мгновение уже наступило, кажется, он даже узрел результат своей попытки. Что ж, на сей раз его план был прост - первым пунктом этого плана было рвануть к противнику, своей реяцу разрезая все, что окажется на пути и посмеет помешать, после чего ударить и... Второй пункт плана был еще более лаконичен: "Ударю, а потом буду дальше соображать..."
Пять секунд, три, две, одна... Кенпачи было невдомек, какие думы занимали мысли Шинсуя в эти секунды, ибо собственные мысли уложились в три слова... Ударить. Преодолеть. Победить.
Однако, несмотря на всю простоту своих рассуждений, Зараки не зря был одним из сильнейших капитанов когда-то могучего Готея. Шинигами ни на секунду не забывал, что у его противника два клинка. Упусти из внимания такую мелочь - окажешься там, куда попадают все мертвые шинигами. Отдавать свою жизнь за бесценок Кенпачи не собирался, наоборот, он собирался жить долго, чтобы увидеть до конца эту битву и множество других...
Клинки столкнулись, взвизгнули, выбили искры. У капитана возникло ощущение, что он ударил каменную стену, хотя это было плохое сравнение, учитывая, что безымянный клинок резал камень не хуже бумаги. Сила самого Киораку или особенность его зампакто? Сейчас не было времени об этом думать. Второй меч уже был занесен для удара.
Черт, а он владеет клинками с разной скоростью, - подумал Зараки, а затем... позволил себе упасть. Столкновение с зампакто Шинсуя придало достаточное ускорение, и тачи всего лишь скользнул по плечу капитана, тем не менее оставив внушительную на вид рану. Кенпачи камнем летел вниз, снежинки окутывали его белым покрывалом, и казалось, что капитан боевого отряда потерял сознание. На самом деле, он просто принял решение. Камням лучше быть на земле.
Сражаться в воздухе совсем невесело. Все слишком быстро. Что же мне тогда делать? - демон битвы приоткрыл глаза, различив темный силуэт противника где-то вверху. - Что же, что же... Никогда не любил забивать голову подобной ерундой. Соберись с мыслями... - взгляд на мгновение приугас, а затем вновь вспыхнул яростным огнем. - Знаю! Я просто буду атаковать так быстро, что он не успеет провернуть свои фокусы!!
Белый взрыв метнулся вверх - Кенпачи приземлился в один из немногих уцелевших сугробов на рыночной площади. Чтобы встать, капитану не потребовалось даже секунды, тело само рвалось ввысь, вслед за золотым столбом реяцу, стремясь закончить начатое. Но теперь Зараки никуда не прыгал, стоя на земле и ощущая ее мягкую плотность под ногами. Меч в любое мгновение был готов перейти в наступление, стоит лишь противнику оказаться в пределах досягаемости.
Будь у тебя хоть десять мечей, Шинсуй, хоть сотня. Для того чтобы закончить схватку, достаточно одного клинка...

+2

11

От удара стали о сталь полетели искры, почти невидимые, впрочем, в огне реяцу. Такаони никогда не подводил, и, в принципе, не подвел и сейчас... ведь Шунсуй же знал о невероятной даже для капитана реакции Зараки? Тогда зачем, собственно, удивляться, что противник успел уйти от смерти. Рубящий удар с плеча все-таки смог преодолеть силу капитана бывшего одиннадцатого отряда, и черный клинок Катен пропахал глубокую кровавую борозду в теле Кенпачи. Такую уж и глубокую?
"Удар почти не встретил сопротивления. Значит, кости не задеты всерьез..."
Расслабляться в битве нельзя ни на мгновение. Шунсуй приготовился к ответному удару, но Зараки не просто отшатнулся, а искусно перевел тело в свободное падение сквозь метель. Засчитал себе поражение в этом раунде? Вряд ли... Кенпачи никогда не признавал поражений. Да и не было это оным. Так... пустяковое ранение для настолько сильных шинигами. Но в любом случае, битва вступала в новую фазу - клинки встретились в первый раз.
То, что Шунсуй делал до сих пор - то бишь попытки разобраться с врагом одним мощным ударом - себя не оправдывало. Возможно, вторичное применение хадо номер семьдесят или выше действительно смогло бы добить Кенпачи... но и Кераку это бы выжало, как лимон. А элементарная логика подсказывала, что, кто бы не вышел победителем из этого боя, ему по полной достанется от следующего противника.
"Значит, нужно экономить силы... и стараться истощить его как можно больше."
Издалека полыхала реяцу. Сильные противники сражались как минимум в двух местах. Даже сквозь завесу из их с Зараки сил, Шунсуй чувствовал духовную энергию Абарая Ренджи, Кучики Бьякуи, золотоволосой арранкарши... Халлибел, кажется?, - и еще одну. Широсаки Хичиго, он же бывший Куросаки Ичиго. Существо, убившее Джуюширо и тем самым разрушившее квартет, который должен был ударить по Айзену. Сильный. Очень. Как бы он не относился к арранкарам и шинигами, сейчас Кераку от всей души желал Бьякуе победы. И ума побольше, чтобы не связываться с этой тварью в одиночку.
Зараки Кенпачи, наконец, приземлился. На спину? Впрочем... незачем раздумывать. Снег взлетел вверх небольшим фонтаном, скрывая противника от глаз.
"А это мысль..."
Золотая реяцу плясала, четко разделяя свет и тень. Замечательные условия для его атаки... Кераку перевел тело в свободное падение к сугробам. Его тень не снегу увеличивалась по мере приближения. Секунда, две -до поверхности оставалось не больше десяти метров.
Если он не смог различить Зараки до тех пор, как тот собственным реяцу рассеял снег, то и сам Шунсуй может повторить маневр... слегка изменив его.
-Бакудо номер двадцать один. Секиэнтон.
Красный дым окутал пространство между ним и Зараки, слегка затронув обоих. Просто дымовая завеса, не больше... За возможность применить такую комбинацию спасибо стоило сказать Кенпачи - без сияния его реяцу Кераку попросту шмякнулся бы об землю. А так...
-Кагеони.
Он попросту упал в свою тень, растворившись в ней. Тьма обступила со всех сторон, привычная, родная. Своя тьма. Сквозь нее откуда-то сверху пробивалось желто-золотое зарево. Медлить были нельзя - тень всегда норовит вытолкнуть на поверхность. Поэтому Кераку приступил ко второй части плана, перехватив вакидзаши поудобнее, бывший капитан рванулся к поверхности, чтобы появиться из тени прямо перед Кенпачи. Правда, оставалась опасность мгновенной реакции противника... потому Шунсую пришлось придать телу вращение округ своей оси, дабы не дать врагу атаковать и попытаться навязать ему свой темп.

Отредактировано Kyoraku Shunsui (2010-09-30 22:25:29)

0

12

Вон он, все еще вверху. Зараки, прищурившись, вперился взглядом в маленькую фигурку противника, до сих пор сражающуюся с метелью в открытом небе. Впрочем, вечно там находится Киораку не мог, да и не собирался - видимо, мысли убежать от схватки окончательно покинули его голову. А ведь сейчас был самый удачный момент... Хотя, Зараки, уже зашедший так далеко, теперь ни за что не упустит шанс повеселится. Возможно, Шинсуй это прекрасно понимал.
Просто атаковать быстро. Действительно, просто, - усмешка словно приклеилась к лицу, выглядела мертвой и жуткой. Пожалуй, только сверкания молнии не хватало, для пущего эффекта. Зато отсутствие грозы частично окупалось золотым сиянием реяцу застывшего в предчувствии добычи хищника...
Противник приближался, все складывалось замечательно, Кенпачи не чувствовал подвоха. Безымянный зампакто уже нацелил свой хищный нос в сторону жертвы. Пожалуй, им обоим, хозяину и клинку, стоило бы быть менее самоуверенными... Резкая красная вспышка явилась совсем неожиданно, заполнив пространство клубами темно-красного дыма. Брови Зараки недоуменно сошлись к переносице, шинигами не мог видеть сквозь туман и не различил места, куда приземлился его противник.
Что это за чертовщина? - Кенпачи смерил грозным взглядом тянущиеся к нему дымные облака и взмахнул мечем, разгоняя их. - Какой-то яд? Дешевые трюки.
Не похоже что туман таил в себе какую-то опасность, и Кенпачи решил, что это просто отвлекающий маневр. Отвлечение внимания противника, ложные выпады - все это не так уж и плохо, если делается при помощи меча. Но использовать для этого кидо... Хмф, раздражает.
Отвлекающие атаки? Если вспомнить, он всегда выкидывает что-то эдакое, перед тем как нормально ударить... После ветра - кидо, после тени - воздух... Это значит, что после кидо последует тень?
Аналитики могли бы посомневаться подобной логике, но Кенпачи всегда проверял свои идеи донельзя конкретно - на практике. Поэтому капитан опустил взгляд, и вовремя - тень под его ногами словно набухла...
Великовато для одного клинка...
Киораку появился стремительно, и хотя Зараки знал, откуда ждать атаку, сам он едва избежал ранения - Шинсуй походил на волчок с двумя лезвиями. Но...
Вот мы и приблизились друг к другу, Шинсуй!
Свободная рука Кенпачи метнулась, хватая ятаган за лезвие. Безымянный зампакто взмыл и тотчас опустился - при удачной атаке он мог бы снести голову с плеч. Впрочем, у противника оставалось второе оружие... Но даже если Киораку заблокирует зазубренную катану с помощью второго из своих Катен Кьекотсу... Ничто не защитит его от мощного удара ногой, направленного в солнечное сплетение. Именно так, Зараки надеялся, что у него наконец-то появился шанс достать противника. А затем все просто - не давая Киораку время на придумывание нового фокуса, ринутся вперед и рубить, рубить, рубить... Заставив противника оборонятся и сражаться честно, черт побери!

+1

13

Еще там, в небе, у Кераку промелькнула мысль сбежать. Кенпачи при всем желании его не догонит... миссия будет выполнена и без этого бессмысленного поединка. Но это поползновение было задушено в зародыше. Нельзя оставлять у себя в тылу боеспособного врага. Особенно, если этот враг - Зараки Кенпачи. Даже не имея развитого чувства реяцу, он будет искать добычу, пока не найдет. В этом минус сражений с такими хищниками... есть только один способ их победить - наглядно показать, кто именно здесь сильнейший.
"Я совершил ошибку, ввязавшись именно в этот бой... Хотя, любая битва сама по себе ошибка. Но оборвать ее на середине будет еще большей ошибкой."
Взявшийся за меч против себе подобного - злодей по определению, к какой бы стороне он не принадлежал. Этот постулат из головы Шунсуя было не вытравить никакими промывками мозгов. Правда, сейчас, когда отступать было уже поздно, он играл только на руку тем, кто ставил над бывшим капитаном опыты... Ибо заставлял Кераку вести сражение до конца.
Тень выпустила своего хозяина на свободу, перед глазами Шунсуя снова появился Кенпачи во всей, так сказать, красе. В метре с чем-то. Вот это "что-то", явившееся результатом того, что Зараки понял, откуда ждать атаки, и привело к неудаче. Но даже так... Вакидзаши Кьокотсу устремился к открытой шее врага, готовясь бить насмерть. Если бы все было так просто...
Полыхнула реяцу. Округлившимися от изумления глазами Шунсуй видел, как капитан бывшего одиннадцатого отряда остановил удар... голой рукой. Хоть кровь и закапала, Кьокотсу явно был способен на большее.
"Вот черт..."
Больше Кераку ничего подумать не успел. Скалящий зубы в зловещем оскале Зараки уже заносил меч. Еще доля секунды, и Шунсуй бы лишился того места, на котором обычно носил шляпу. Заблокируй удар - и Зараки сумеет навязать темп. Отскочи назад - и все равно проиграешь. Но бывший капитан восьмого отряда отлично умел удивлять людей.
Он попросту отпустил вакидзаши.
Как ни крути, а чужой меч, зажатый в ладони за острие, порядком сковывает движения. На это Кераку и рассчитывал, уходя в шунпо. Точнее, он вообще ничего не рассчитывал - за спину Зараки его, скорее, занесли рефлексы. Зазубренный клинок просвистел мимо самого лица... хотя реяцу Зараки оказалась настолько мощной, что сильно обожгла щеку.
Только оказавшись у Кенпачи за спиной, Шунсуй пришел в себя. Позиция оказалась замечательной. Со стороны занятой намертво руки, за спиной противника, только что со всей силы ударившего вперед... Кераку резко опустил Катен в исходную позицию и ударил - снизу вверх, по диагонали, в руку, все еще сжимающую его вакидзаши. Одновременно пока еще незанятая левая рука пришла в готовность для следующей атаки - кидо.

+1

14

Как же это все же приятно, останавливать острие голой ладонью! Ощущать тугую плоть металла, сжатую твоими пальцами, чувствовать тоненькие ручейки собственной крови, стекающей по лезвию, видеть бессилие и удивление противника, чей удар был остановлен столь небрежно. Чаще всего они пугались, или от шока не могли вымолвить ничто кроме: "Как же так?". Это подействовало даже на Киораку, в общем-то, не относящегося к личностям, которых просто удивить. Еще бы, он видел мощь Айзена, который горазд был проворачивать подобные фокусы... Но в случае с лже-богом арранкаров ты хотя бы знаешь, что удивляться чему-либо просто бессмысленно...
Я его поймал! - почти по-детски обрадовался Зараки, получивший шанс ударить. Разумеется, медлить капитан одиннадцатого отряда не собирался: его катана хищно рванулась к шее противника, намереваясь укоротить его ровно на одну голову. И в этот момент Шинсуй... исчез.
Черт. Он бросил свою игрушку у меня в лапах, - скривившись, подумал Кенпачи, все еще державший один из ятаганов. Он заметно тяготил руку, в которой к этому моменту осталось не так много крови... На лице капитана вновь расплылась довольная лыба. - А этот ход покруче всех предыдущих, - Зараки уже чувствовал присутствие противника за спиной. Эту атаку отразить было проще простого - если тебе не мешает здоровенная черная хрень в руке.
- Ты... опять убежал, - с усмешкой сказал шинигами, за мгновение до того как лезвие Катен прочертило огромную кровавую полосу на его руке.
Пфф. Еще немного, и она бы развалилась на части.
Старания Киораку не пропали даром - левую руку Кенпачи, казалось, совсем покинула жизнь, и она плетью обвисла вдоль тела, уронив вакизаши на снег. Но не прошло и секунды, как на ятаган тяжело опустилась нога Зараки. Раздался треск... Хруст снега? Или, не выдерживая давления гигантской реяцу, лезвие начало ломаться?
- Если нужен - иди и отбери, - ухмыльнулся Кенпачи, беря меч на изготовку. - Иначе - сломаю, - лаконично закончил он.
Если у него будет только один ятаган, веселья поубавится. С другой стороны, я чувствую словно меня уже порубили на кусочки. А умирать еще более дерьмово. Придется побеждать?

0

15

Шинигами пытался отдышаться - после тюрьмы его навыки все-таки были далеки от прежних... Да и реяцу Зараки, мягко говоря, выматывала. От ударов его и своей силы дышать было труднее обычного. Да еще и собственная реяцу утекала, как вода сквозь пальцы. "Еще полчаса боя в таком темпе, и придется применять банкай. Иначе я стану подобен выжатому лимону..." Банкай применять не хотелось. Да что там, его было вообще нельзя использовать в такой ситуации.
"Значит... придется заканчивать все за полчаса."
А ведь его последняя атака удалась... Отскакивая от Кенпачи в шунпо, бывший капитан восьмого отряда видел, как из раны хлещет кровь, а обессилевшие пальцы отпускают его занпакто. Кькотсу плашмя упал на снег.
А потом во внутреннем мире занпакто закричал от боли - нога Зараки опустила огромный вес, удесятеренный реяцу, на черный клинок. Шунсуй стоял напротив своего противника, стараясь привести в норму дыхание и реяцу и одновременно пытаясь придумать, как вызволять занпакто из такого неприятного положения.
-Если нужен - иди и отбери, - голос самого сильного шинигами поколения был полон насмешки, - Иначе - сломаю.
Да уж. Лаконичнее некуда. Вполне в духе Зараки...
С трудом, но Кераку удалось вернуть дыхание в норму. Реяцу последний раз дрогнула и потекла спокойным потоком, закручиваясь вокруг опального капитана цветочным вихрем. Это ощущение... всегда дарило спокойствие. Этот раз исключением не стал - Шунсуй теперь твердо знал, что делать. Даже занпакто замолчал, хотя постанывал сквозь зубы от боли, причиняемой ногой Зараки.
Кераку сменил стойку, отведя Катен в сторону для удара снизу-сбоку. На губах появилась легкая улыбка... впрочем, ничего необычного в этом не было. Тем более, что Шунсуй положил на рукоять обе руки, готовясь ударить в полную силу.
-Ладно, Зараки-сан... Начнем, пожалуй?
Ответа ждать было ни к чему. Бывший капитан сорвался в шунпо, за доли секунды преодолев расстояние между собой и Кенпачи. Стойка его была прочной, надежной... Клинок смотрел прямо на Кераку, готовясь пронзить его насквозь. Стойка - основа для любых движений в бою. Но вот опора у Зараки была крайне ненадежной. Правда, судя по всему, он об этом пока еще не знал. Что находится между лежащим плашмя клинком и землей? Тень.
-Кагеони.
Кьокотсу мгновенно провалился в тень, начавшую обволакивать и ногу Зараки. Тень - она может быть разной. Выталкивающей, как вода... А эта была вязкая, как болото. Сейчас бы очень пригодилась шляпа. Но, к сожалению, любимый головной убор сгорел в пламени девяносто первого хадо. Так что у Кераку была только одна возможность - тяжелый тачи всей своей силой обрушился на безымянный клинок сбоку, окончательно сбивая его с пути, и, если повезет, то и оставляя на нем трещины... Удар был такой силы, что Шунсуй начал проворачиваться вокруг своей оси, сняв с Катен левую руку. Она была готова подхватить возвращающийся из тени вакидзаши.

Отредактировано Kyoraku Shunsui (2010-09-26 22:26:31)

0

16

Черт, я так его и не достал. Досадно, - с унынием подумал Кенпачи, не сводя с противника пристального взгляда. Не получив ни одной раны, тем не менее, Шинсуй выглядел малость выдохшимся. Не может держать темп битвы? Ерунда. Киораку был одним из сильнейших шинигами, его точные, смертоносные и неожиданные атаки это доказывали. Не будь противник экс-капитана Кенпачи, битва закончилась бы уже десять минут назад.
Он чертовски сильный, но это совсем не весело, что наши мечи так далеко друг от друга, - Зараки ощущал под своей ступней один из ятаганов. Кто знает, может, он действительно мог бы сломать эту штуку, после чего у Киораку резко поубавилось бы возможностей... Пока Зараки сомневался, что было несвойственным для него, а следовательно долгим и неприятным делом, Шинсуй принялся действовать. Реяцу бывшего капитана восьмого разительно изменилось - не по силе, а, скорее, по содержанию. Стало спокойным, собранным и очень опасным. Нужно быть начеку, - понял Зараки, с удовольствием выбрасывая из головы лишние мысли и принимая боевую стойку. Кажется, дело велось к его любимому махачу.
Шинсуй налетел как ветер... и словно земля ушла из-под ног. Кенпачи, не совсем понявший, что именно произошло, тем не менее сделал простой и понятный вывод - положение дрянь. Когда нет надежной опоры, очень сложно отразить прямой и мощный удар, тем более оружие противника было достаточно тяжелым.
Но ему пришлось сменить тактику. Перешел в ближний бой, да? - золотая реяцу взвихрилась, сталь столкнулась со сталью, ноги словно провалились в болото. Кенпачи ухмыльнулся и... выронил свой клинок. Теперь обе руки капитана были свободны.
Порой без него действительно легче, верно?
Правая рука шинигами рванулись к плечам Киораку, намереваясь, пока тот не полностью восстановил равновесие, схватить противника. Левая рука сжалась в кулак - это была рука демона, алая от собственной крови. Казалось бы, откуда в ней могли взяться силы для удара? Но она сжималась, и твердый как камень кулак уже был готов хорошенько врезать Шинсую, скривив на бок его аристократический нос.

0

17

Бой близился к завершению - это и так было понятно. Бывший капитан восьмого отряда уверенно играл свою партию, ведя смертельные кошки-мышки. На теле Зараки уже было две глубоких раны, не считая открывшихся старых... он принял на себя всю мощь семьдесят третьего хадо. Он попался в очередную ловушку, которая, возможно, должна была стать последней. Что могло пойти не так?
А ведь все-таки пошло. Стоило помнить, что приятные сюрпризы в бою бывают крайне редко. Если говорить точнее, их не бывает вообще. "Вот и все..."
Клинок Зараки улетел далеко в сторону. Улетел? "Что за черт?" Кераку все-таки был мечником, и ввиду этого отлично знал свойства меча. Если противник опытен - а в опыте и силе Кенпачи сомневаться не приходилось - то прямым ударом меч у него выбить из рук практически невозможно... Шунсуй собирался просто сбить безымянный клинок с пути. Но, выходит, приходилось признать, что капитан бывшего одиннадцатого отряда ослабил хватку? Невероятно.
Осознание истинной причины такого поворота событий пришло слишком поздно. Даже сама Богиня скорости не смогла бы увернуться в таких условиях. Шунсуй, фактически, умудрился попасться на собственном приеме... правда, у Зараки не было преимущества в количестве клинков. Больше того, левая рука его была... была...
Единственное, что успел бывший капитан увидеть - это стремительно приближающийся окровавленный кулак. Страшной силы удар пришелся в скулу и вскользь задел нос. Выскользнувший из тьмы клинок Кьокотсу, естественно, промазал мимо руки, и, кувыркнувшись в воздухе, воткнулся в землю. Именно землю - снега вокруг уже давно не было.
Удар отбросил Шунсуя назад на порядочное расстояние. В глаза еще несколько мгновений прыгали солнечные зайчики, из свороченного носа и рта текла кровь, а разбитую скулу, помимо прочего, украсил сильный ожог от золотой реяцу Зараки. Только через пару секунд удалось вернуть ясность мысли и координацию движений. Пришел в себя Шунсуй уже на земле, проехавшись как следует по оплавленной в шлак земле. Пошатнувшись, Кераку поднялся.
Удовлетворенный хмык все-таки вырвался из горла. По двум поводам: во-первых, правая рука все еще бульдожьей хваткой сжимала Катен, а во-вторых, Зараки остался безоружен. И это надлежало так и оставить на ближайшее время, пока командир главного рассадника нецензурных выражений бывшего Сейрейтея не решил исправить недоразумение за счет собственного меча, или, может быть, даже Кьокотсу. Времени вправлять свороченный нос особо не было. Шунсуй выбросил свободную руку вперед и проговорил, с трудом узнав свой голос, осипший от напряжения реяцу и переутомления:
-Бакудо номер 61. Рьюкоджукору.
Золотистые лепестки устремились к цели. Глупо было даже надеяться, что это остановит Зараки Кенпачи... но вот задержать сможет. Воздух рванулся на Кераку, надвинувшись плотной стеной - шаг шунпо вынес его за метр от противника.
"Я не хотел этого показывать, но, боюсь, другого выхода у меня нет..."
Тяжелый черный ятаган поднялся в замахе. И одновременно салюте.
-Ироони. Черный.
Лишившись шляпы, хаори и цветастого плаща, Шунсуй весь был в черном. И следовательно, удар должен был получиться потрясающей силы...
Свистнула в воздухе черная сталь. Кераку застыл на мгновение, которое всегда бывает после решающих ударов. Решающих - потому что, если Зараки сможет продолжить бой и поднять меч, то следующий удар действительно может стать для Кераку последним.

Отредактировано Kyoraku Shunsui (2010-09-30 22:24:25)

0

18

------------>> Западная система тоннелей

Показалось, что мир обрушился на Тоуширо внезапно. Это чувство было подобно ушедшим с детства снам, когда из черноты забытия проступал вдруг его внутренний мир. Ощущение окружающей рейацу, снег, ветер, звуки и огромное низкое небо над головой навалились мгновенно, как только сотайчо выскочил из подземелья на поверхность. Лицо обдало холодом, ветер рванул белое хаори, но сотайчо тут же забыл об этом. Искать противников, встретившихся под землёй не пришлось. Они были прямо здесь и, судя по причинённым разрушениям, дрались уже немалое время. Больше Тоуширо не обратил внимание ни на что - две секунды было у него на то, чтобы оценить обстановку и сориентироваться в пространстве. Потом он увидел тех, кто ведёт бой, и думать стало некогда. Чёрный ятаган бывшего капитана Кёраку приближался к Зараки, остановленному кидо. Хитсугайе показалось, что клинок движется очень медленно. Он не успел даже осознать ситуацию - инстинкт подсказал, что нужно что-то делать. Расстояние было слишком велико, чтобы оказаться рядом с ними. Времени было слишком мало, чтобы высвободить Хьёринмару. Одним движением сотайчо рванул из-за спины занпакто. Поднятый клинок сверкнул голубым сполохом рейацу.
- Аа-а..! - острие вспахало глубокий снег, уходя в него, и гладкий белый ковёр между Тоуширо и противниками тут же взбух, словно под ним метнулось какое-то существо. Спустя доли секунды "существо" вырвалось на поверхность там, где сила шинигами выжгла снег, и с треском и шелестом лопающегося льда расцвело ледяной волной. Она была направлена так, чтобы поглотить Кёраку и сбить его удар, замёрзнув по краям брызгами.
Всё произошло так быстро, что заметённый снегом город не успел среагировать на появление ледяного дракона. Только теперь от сотайчо в стороны плеснул наполненный снегом резкий ветер и звякнула цепь с полумесяцем. Хитсугайя высвободил клинок из мнега и, сосредоточенно сдвинув брови, сделал несколько шагов вперёд.
- Зараки, он вступил в бой против шинигами? - напряжённым голосом спросил сотайчо, явно имея в виду Кёраку.

0

19

- Достал! - радостно взревел Зараки, сокрушая нос противника. Кулак стал полностью багровым, от смешавшейся крови двух капитанов. Рука вновь поникла вдоль тела, словно один этот удар стоил ей всей накопленной силы... На самом деле, она просто не была сейчас нужна - Шинсуй отлетел на приличное расстояние, а следующий удар Кенпачи надеялся нанести уже мечем.
Хм, этот прием прекрасно работает. А я уже начал побаиваться, что так и не смогу по нему попасть. Какое же тогда было бы веселье? - Киораку явно требовалось время, чтобы прийти в себя, и хотя это были незначительные секунды, в бою они могли дать противнику огромную фору... Но принцип "не бей лежачего" у Зараки был одним из основных, и соблюдался до тех пор, пока капитан не начинал терять осознание реальности в процессе битвы. Этот бой был напряженным и преподносящим сюрпризы, но по-настоящему он Кенпачи не увлек. Слишком много прыжков вокруг да около, слишком мало дела...
Безымянный зампакто валялся на земле, казалось, от клинка шли стойкие волны раздражения, из-за того что его так бесцеремонно бросили. Кто-то может и мог услышать эти гневные позывы, но Зараки, как обычно, оставался глух к крикам своего духовного клинка. Наклонившись, капитан вцепился влажными от крови пальцами в рукоятку - и меч замолчал.
- Продолжим, - ухмыльнулся воин, ни к кому не обращаясь, но в ответ прилетело:
-Бакудо номер 61. Рьюкоджукору, - стоило отдать сопернику должное, оклемался он быстро и сам не замедлил воспользоваться временной отвлеченностью Кенпачи. Шесть лучей света образовали зажим, намертво приковавший могучего капитана к одной точке.
А-а. Опять кидо. Этот фокус, впрочем, знакомый, - рука Зараки опустилась к золотому лучу, бледному на фоне реяцу капитана, и туго сжала его, надавив большим пальцем на идеально-ровную поверхность магического барьера... И ведь как странно - вроде тоньше бумаги, а держит не хуже стального столба. Треск, звон, заставляющий вспомнить разбитое стекло, и осколки луча осыпаются на опаленную землю. Потеряв единение с шестым элементом, пять твердых молний исчезли сами. Их предсмертный блеск совпал с появлением черной тени, стремившейся располосовать Кенпачи беспощадным лезвием...
Отвлек - ударил. Отвлек - ударил. Все, Шинсуй, больше со мной это не сработает, - успел подумать Зараки, оставаясь непоколебимо спокойным. Отчего-то его инстинкты не считали эту атаку опасной. Почему? Ответ пришел буквально через мгновение...
Огромная белая волна словно была долгожданной местью метели, которую бесили два шинигами, позабывшие о ней - снежинки просто таяли, сталкиваясь с волнами их реяцу. На миг Зараки показалось, что его вновь охватила Бушегома, но свиста ветра не было и реяцу... Потерявший из виду противника, которого, казалось, полностью поглотила ледяная стихия, капитан боевого отряда сразу же ощутил присутствие нового участника схватки. Веяло холодом - особым холодом, который не позволит перепутать себя с чем-то другим. Кенпачи повернул голову, взглянув вдоль стены льда.
- Тоширо... - теперь ясно, почему буран завыл с новой силой. - Ась? Он вступил в бой против меня, - по виду Кенпачи было ясно, что сейчас он не в настроении отвечать на подобного вида вопросы. - Какая разница, на чьей он стороне? Он сражался, черт подери. Но, - недовольный хмурый взгляд на сотайчо. - Кто тебя сюда звал? Это моя битва. Вытащи старика Киораку из этой ледяной хреновины, пока он там не закоченел...

0

20

Kyoraku Shunsui
http://s008.radikal.ru/i304/1010/4d/465dc940a23f.jpg
Тигр, о тигр! кровавый сполох,
Быстрый блеск
в полночных долах,
Устрашительная стать,
Кто посмел тебя создать?

Сдерживающее заклинание 61-го уровня опало на землю ярко-желтой пылью, только и успев звучно треснуть в предсмертном крике. Сила бывшего капитана бывшего одиннадцатого действительно впечатляла.. правда было уже слишком поздно. Время замерло, с жадностью проглотив все звуки - это всегда случалось, когда Кераку наносил последний удар. И ведь правда последний - после такого никто и никогда не вставал. И Зараки не встанет. Несмотря на всю свою титаническую силу и волю, несмотря на все свое желание сражаться, не встанет. Он наконец умрет. По-настоящему. И дело не в силе Шунсуя или выигранных мгновениях - причина в самой игре, которую старый капитан слишком хорошо знал. Вроде такая разная и непохожая на саму себя, в то же время всегда заканчивающаяся одинаково  - немая смерть, беззвучная победа.. Но что-то пошло не так. Видно у игр порой все же появляются другие концовки.
Холод знакомой реяцу проник в сознание за мгновение до того, как появился ее владелец. И тут же все вокруг изменилось - рванувшая к двум противникам сила, прервала сон мира, и он снова защебетал тысячами звуков. Кераку только и успел скосить взгляд на беловолосого мальчишку, прежде чем разбушевавшаяся сила поглотила его. Все произошло настолько быстро, что старый капитан вряд ли успел бы среагировать, но рефлексы.. Они уже давно повиновались только своей воле, опережая сознание, и никогда не подводили: собственная реяцу вырвалась наружу, и столкнулось с наступающей стихией, защищая хозяина от ее ледяных оков. Несмотря на это, Шунсуя все же накрыло волной снега, такого холодного, что он буквально жег кожу. На какие-то мгновения мир снова потонул в вязких объятиях тишины, но теперь уже для него одного.

- Зараки, он вступил в бой против шинигами?

"Вступил в бой против шинигами.." - слова беловолосого мальчишки эхом отразились в сознании. Не то вопрос, не то приговор. Да, Кераку частенько вел себя слишком безалаберно и безответственно, несмотря на звание капитана, чем всегда злил старика Яму; да, он нередко поступал вопреки решениям экс-главнокомандующего.. чем злил старика еще сильней. Но Шунсуй никогда не нарушал законы Общества Душ. "Что ж, все когда-нибудь случается" - чужая мысль совершенно не насторожила. Словно весь этот бой что-то само-собой разумеющееся - враги в очередной раз скрестили мечи. Так, ничего особенного.. Ответ Зараки Шунсуй уже не услышал.
Черная тень метнулась в сторону двух шинигами еще до того, как последние снежинки упали на сожженную до черноты землю. Пальцы обеих рук крепко сжимают рукоять ятагана - на лице ни намека на улыбку. Даже вечно смеющиеся глаза потускнели, треснули словно зеркала, выпуская на волю всю пыльную серость прожитых столетий. Ни боли, ни страха, ни гнева - абсолютное ничто и никто. Наверное, он уже умер.. Хищная сталь рвется к горлу Хитсугаи. Сколько времени прошло с тех пор, когда она в последний раз была так смертоносна?

+2

21

Практически интуитивная атака Тоуширо оказалась успешной. Ледяная волна скрыла от глаз бывшего капитана Готей-13. Шансов на то, что это продлится долго, не было - это была всего лишь отсрочка битвы на несколько секунд. Сломать такой лёд мог бы и обычный пустой, что уж говорить о древнем шинигами.
"Почему Кёраку сражается? Это предательство или это уже не он?"
Хитсугайя нахмурился. Он не знал, но должен был узнать. До того, как Айзен разрушил Сейретей Кёраку Шунсуй славился своей нелюбовью сражаться и использовать занпакто. Он практически никогда не оказывался на передовой и ни во что не вмешился. Сейчас же он первым атаковал капитана. Это было очень непохоже на то, каким его знали, но так мог повлиять плен или гибель близкого друга. Посреди битвы было вряд ли возможно узнать, каковы мотивы шинигами. Значит, нужно было победить его и доставить в город для разбирательств.
Если говорить честно, Тоуширо не хотел, чтобы погиб Кёраку. Это был капитан, в десятки раз более опытный, чем он сам. Противостояние с ним заставляло на миг усомниться в собственной правоте - если, конечно, он сражается по своей воле.
Ответ Зараки на вопрос, которым сотайчо хотел выяснить не то, что понял капитан, не столько удивил, сколько разозлил Хитсугайю. Ни для кого не было секретом, что Зараки бросается в бой, не разбираясь, нужно ли это, поскольку основным смыслом его жизни была драка. Но сейчас было не до этого. Бой нужно было прекратить быстро и без потерь.
- Мне не нужно позволение. - низким напряжённым голосом проговорил сотайчо. - И мне не нужна бессмысленная драка. - чем больше Тоуширо давил, тем больше голос начинал походить на рык. Он резко выпрямился, ещё больше сдвигая брови и заговорил тоном уже приказа, а не претензии. - Кёраку нужно взять в плен и доставить в ... - но договорить он не успел. Ледяной всплеск разбился, осыпаясь на землю, а шинигами, о котором только что шла речь, мгновенно метнулся к Хитсугайе. Он ещё не успел обернуться, видя, как приближается к нему нападающий. Яркие глаза расширились, чувствуя опасность. Но рефлексы были быстрее разума. Этому учили в Академии, и это приходило с опытом – меч вскинулся навстречу чужому мечу автоматически. Клинки столкнулись со звоном. Значительно более лёгкий Тоуширо просел под ударом и отъехал на полметра назад. Избегая дальнейшего движения, он упёрся в землю и нажал на лезвие Хьёринмару второй ладонью. Физическая сила Хитсугайи была намного больше, чем должна бы при таком росте, потому теперь уже передавить его вряд ли было бы можно.

+1

22

Kyoraku Shunsui
http://s008.radikal.ru/i304/1010/4d/465dc940a23f.jpg
Тот, кто всю жизнь сражается с чудовищами должен остерегаться,
чтобы самому при этом не стать чудовищем.
И если ты долго смотришь в бездну, бездна тоже смотрит в тебя.

Звон, нет, визг металла ознаменовал столкновение двух духовных клинков. За холодом безжизненной стали сокрыты живые сущности, ведь дзампакто вовсе не обычные мечи. Они подобны проводникам - реяцу, еще мгновение назад пружиной скрученная в спираль, пронеслась по всему телу и нашла здесь выход, вступая в противоборство с другим духовным клинком. Яростно высекая искры, два меча заставляют окружающее пространство дрожать, отчаянно трепыхаться под невыносимым натиском духовных сил - оба противника очень сильны.

"Противники.." - эхом отдается в сознании, но это наконец его мысль, не чужая. Знакомое ощущение холода реяцу беловолосого мальчишки будто заставило внутри что-то щелкнуть, осознать все происходящее совершенно с другой стороны. Неужели он действительно напал на Зараки, пытался убить Хитсугаю? Он ли это? Глаза удивленно расширились, а сознание настойчиво теребит странное ощущение - словно старый капитн только что очнулся от кошмарного сна или скорее.. ожил? Да, именно так, ожил.
"Какого черта я творю?!" - молчание в ответ. Только сейчас Кераку заметил, что Катен молчит вот уже.. "Когда, в какой момент боя, он умолк?" - не то вопрошающий, не то молящий взгляд скользнул по рукояти, вдоль всей черноты лезвия. "Когда он замолчал?" - ничего знакомого и родного - от меча, который Шунсуй знает уже черт знает сколько столетий, ничего не осталось. "Кажется, прошла уже целая вечность."

Тяжелый взгляд карих глаз замер на лице беловолосого мальчишки, словно он может знать ответы на все вопросы. А вообще.. он ведь со-тайчо, все знать - его обязанность. Уголки губ дрогнули и поднялись вверх, рождая улыбку. Совершенно искреннюю и добрую - так любил улыбаться Джу-тян, - Прости, Хитсугая-кун, - пальцы разжались, выпуская дзампакто из рук. Так ничего и не сказав, оно ударилось о землю безжизненным куском металла, - похоже, я стал чудовищем. - ладонь легла на плечо мальчишки, едва ощутимо сжав его. Кераку сгорбился, будто под тяжестью невыносимой ноши, и сразу словно постарел на целую тысячу лет. Задорно рассмеявшись в последний раз, глаза потускнели, Шунсуй пошатнулся, заваливаясь назад и, подобно дзампакто, рухнул на землю.
"Яма-дзы, Джу-тян, Унохана - все.. простите."

Отредактировано Bleach (2010-11-10 22:31:58)

+1

23

Занятная, должно быть, картина - стоит беловолосый мальчишка и что есть сил, чуть не подпрыгивая от злости, отчитывает здоровенного мужика, который уже с ног до головы покрыт коркой застывшей крови. Зараки сейчас был хорошим примером выражения "неуважение к начальству". Мало того что смотрел он на Хицугаю сверху вниз, так еще и за ухом чесал с самым независимым видом.
"И мне не нужна бессмысленная драка" - прорычал сотайчо. Взгляд Кенпачи сразу стал осуждающим.
- Бессмысленных драк не бывает. Или нет, лучше бы им быть такими. Тебя устроит, если я назову причину? Когда я надеру зад Киораку, он уже больше не сможет нападать на шинигами, - проворчал боевой капитан, косясь на своего командира. Бессмысленная битва? А как же удовольствие и непередаваемое ощущение жизни в своем теле? Уже ради одного этого можно начинать сражаться. Может, почувствовав недовольство Зараки, Тоуширо перешел на приказной тон. Высказать все до конца ему, однако же, не дали.
Как я и надеялся, старика Киораку таким не остановишь. Он вообще потрясающе живучий и упорный. Он всегда был таким? - Кенпачи прищурился, вспоминая старые времена. В памяти всплыл образ раздолбая и бабника, лежащего на подушках и потягивающего сакэ. Взгляд Зараки стал скептичным. - Нет, раньше он был настоящим милашкой. Тьфу, черт...
Самым обидным было то, что Шинсуй рванулся к новому противнику. Яре-яре, я ведь и обидится могу - совсем не воспринимаешь всерьез? - скосил Зараки взгляд на своего недавнего противника. Атака была мощной и стремительной, но отразить ее можно было без особого труда - увы, нападали не на Кенпачи, а закрывать телом командира боевой капитан явно не собирался. Сказать по чести, Кенпачи надеялся, что удар черного ятагана отшвырнет мелкого куда подальше, туда где мешать не будет. Маловероятно, но ведь бывают на свете чудеса? К сожалению, пока Зараки вспоминал кто такой бог и как вымолить у него чудо, Тоуширо заблокировал клинок оппонента и реализовал свою физическую силу. Вот и судите после этого по размерам...
А потом Киораку остановился.
Это поражение, - интуитивно понял Зараки. Да, он был чужд психологии и не копался в чужих головах и причудах, но взгляд человека не желающего сражаться узнал сразу. Искра азарта потухла, осталась только пустота в глазах некогда могучего соперника. Кенпачи сплюнул.
Одумался? Не знаю почему и отчего, да и не хочу знать, - сейчас капитан ощущал себя третьим лишним, наблюдая душевную сцену, в которой Шинсуй трогательно касается ладонью плеча мальчишки. Правда, слова Киораку вызвали усмешку. Стал чудовищем? Интересно...
Поудобнее перехватив зампакто, Зараки отвернулся от этой сцены и зашагал прочь, напоследок бросив:
- Уныло.
Впрочем, этот день выдался насыщенным. А если хорошенько подумать, то и целиком события стали развиваться поживее. Ичимару, Эспада, восставший из мертвых Киораку... Колесо судьбы повернулось, так сказать, и этот поворот грозил неприятностями. Вот только кому - Айзену или шинигами?

+1

24

Ответить Зараки до того, как бывший капитан, погребённый под снежной волной, сумел освободиться и бросился на него, сотайчо не успел. Он практически забыл о начатом раговоре, думая сейчас только о неожиданном бое. Кёраку был очень силён, один из сильнейших капитанов. Настоящий бой с ним должен был оказаться очень тяжёлым. Об этом свидетельствовали раны, полученные Зараки. Тоуширо не боялся быть раненым или проиграть - он боялся собственной силы.
Но боя не было - как только чёрный клинок столкнулся с Хьёринмару, что-то изменилось взгляде шинигами. В первое мгновение Хитсугайя не осознал, что его смущает, но что-то отчётливо было не так. Возможно, скрещивай нынешний сотайчо клинки с древнейшим капитаном хотя бы раз, он сразу идентифицировал своё чувство, но сейчас - не мог. Понял, только встретившись с ним взглядом. В такие глаза тяжело было смотреть, но Тоуширо привык никогда не отступать. Он только сдвинул брови. Кёраку смотрел так, словно спрашивал ответа, но ледяной шинигами его не знал. Догадывался только, что Айзен для того отпустил пленника - убивать шинигами.
Бывший капитан нарушил молчание, но главнокомандующий уже понял, что что-то вроде наваждения спало. Он подался назад, не давая занпакто поэинерции полоснуть противника, когда тот отупил собственный меч. Хьёринмару блеснул ярко-голубым и опустился, глухо звякнула цепь. Сотайчо вздохнул, почувствовав на плече чужую руку, в его глазах вместо напряжённой злости появилась тень грусти. Он проследил взглядом за падающим противником и обернулся к своему командиру боевого отряда.
- Судя по всему, это была не его свободная воля. - скорее самому себе сказал Тоуширо. - Зараки, - тон стал серьёзным и не предполагающим обсуждения, - доставь его к тюремным камерам и передай отряду градоуправления, что они должны держать его под стражей и вызвать медика. Дальнейшие распоряжения вверяются капитану Кучики. - сотайчо серьёзно посмотрел на капитана и обернулся туда, откуда отчётливо доносилась рейацу Абараи и арранкара. Противники были отброшены на поверхность, но тем не менее Хитсугайя не испытывал уверенности в том, что капитан дозорного отряда справится. Нахмурившись, он удобнее перехватил по-прежнему находившийся в шикае Хьёринмару и исчез в шунпо.

---------> Западный Руконгай. Улицы.

+1

25

- Зараки, - голос командующего словно ударил в спину, он был сух и не желал слышать пререкания. Зараки остановился, заинтересованно повернувшись в сторону Хицугаи. Хотя вряд ли стоит ждать приказа, который бы пришелся по душе Кенпачи.
Подобрать старика Киораку и отнести в тюрьму? Хе, носить раненых, работка прям для меня, - усмехнулся Кенпачи, вспоминая, что и ему самому необходимо заштопать раны и смыть липнущую ко всему телу кровь. На ум пришли попахивающие ностальгией мысли о четвертом отряде. Они конечно были слабаками и даже меч в руке нормально не держали, зато тела с поля боя утаскивали быстро, не оставляя это дело на попечение боевых капитанов.
Вернувшись к бессознательно лежащему на земле Шинсую, Зараки присел рядом с павшим шинигами на корточки, осмотрел его, после чего схватил за воротник... и потащил. Утаскиваемый Киораку оставлял ногами на свежевыпавшем снеге две неглубокие борозды. Подобный способ "перевозки" казался Кенпачи удобным, но шуршащая по земле одежда издавала неприятный трущийся звук, нагонявший тоску. Тем более раненый трепыхался, наезжая на любую мало-мальскую кочку, что отдавалось болью в поврежденной руке.
Гм, - Зараки остановился, вперившись взглядом в бессознательного экс-капитана. До сих пор Кенпачи приходилось возить на себе только Ячиру, ну или еще изредка кого компактного, так что наилучший способ переноски тел в данной ситуации оставался загадкой. Будь это кто-либо из одиннадцатого, боевой капитан просто схватил бы и вышвырнул их вон. Его парни крепкие, не умрут даже если их убить, что уж говорить о такой мелочи как падение с высоты! Но здесь груз нужно было в целости допереть к тюремным камерам.
Может, подождать пока очухается? Тогда сам пойдет... - подумал было Зараки, но отмел эту мысль. Не торчать же на холодине, совершенно без дела, ожидая, пока Его Величество король пьянок всего Сейретея не придет в сознание.
- Ладно. Пусть будет так, - пробормотал Кен-чан, закидывая своего "подопечного" на плечо. Он устроился там на удивление удачно и Зараки, довольно хмыкнув, отправился ко входу в подземный мир. Абарай неплохо постарался, сделав целый котлован с обломками, но предприимчивые дозорные уже суетились там, расчищая завал. Чужих бы они не пустили, а вот своих...
- Дайте пройти. И проводи меня к тюремным камерам, - бросил Кенпачи первому попавшемуся на глаза шинигами. А затем, выдержав паузу, добавил. - И в госпиталь тоже.
---> Госпиталь города НВС

0


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Улицы бывшего Руконгая » Западный Руконгая. Рынок.