Bleach: Disappearing in the Darkness

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » В прошлое... » Дружба детская не кончается


Дружба детская не кончается

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s47.radikal.ru/i117/1008/73/02e67d7f01f3.jpg

Действующие лица: Шихоуин Йоруичи, Кучики Бьякуя.
Время действий: Более сотни лет назад.
Место действия: Сейретей /Общество душ/

0

2

Эти маски, за которыми не видно души.

В парадном кимоно чувствуешь себя как самая настоящая капуста – куча листьев, а сам как неповоротливый качан, но так велит аристократический этикет. Кроме того, по этим пресловутым законам знати принцесса должна быть скромная, тихая и грациозная. Угу, грациозная кукла в капусте. В праздничном наряде ничего не давило и не натирало, но многослойность одежды в по-летнему жаркую пору была очень не кстати. Сасоёке и нагадзюбан, а под ним еще и хададзюбан. И только поверх всей этой прелести роскошное, парадное кимоно. Когда дряхлая и жутко занудная старушонка помогала одеваться, Йоруичи всячески отпиралась, желая надеть что-то полегче или хотя бы обойтись без хададзюбана, но служанка настояла, жалея кимоно, которого ничто не должно касаться ни снаружи, ни внутри. Свои опасения за дорогой наряд она скрывала назиданиями о неприличном поведении Шихоуин-химе, наплевательски, по ее мнению, относившейся к традициям клана. Делать было нечего, пришлось подчиниться, иначе старая ведьма не угомонится никогда. На само же кимоно принцессе было совершенно наплевать. Навряд ли она увидит его еще раз после нынешнего приема.
А прием обещал быть весьма занимательным. Конечно, это не веселиться с наследниками клана Шиба, которые всегда отличались своими нехорошими манерами, но все же любопытство так и жгло Йоруичи изнутри – сегодня клан Шихоуин почтит своим визитом Гинрей-доно. И не один, а со своим маленьким внуком. Ради этого можно было потерпеть и жутко неудобные окобо, на которых приходилось двигаться как черепаха, и раздражающее дребезжание дорогих заколок в сложной прическе, на которую была потрачена куча времени.

Под просторным навесом собрались многочисленные представители клана Шихоуин, иных вассальных кланов и знатные гости из других великих семей. Йоруичи, как и подобает, изображала из себя фарфоровую куклу. Идеально ровная спина, гордо расправленные плечи и равнодушный взгляд высшей аристократии. Навряд ли кто-то сейчас смог бы разглядеть озорной огонек, таившийся в глубине янтарных глаз – тот самый, что могли видеть Куукаку и, конечно же, Киске.
«Что за тоскливый вечерок? Я ожидала большего», - с досадой думала Йоруичи, украдкой бросая взгляды на собравшуюся публику. Застыть и не меняться в лице в течение длительного времени было просто невыносимо, но Шихоуин-химе справлялась с этой сложно задачей мастерски – образцово-показательная принцесса, достойный представитель своего рода. И никто не мог знать, что этот достойный представитель стремится стать главой клана и нарушить законы знати. Женщина – глава клана. Неслыханная дерзость. Но то, что еще ни одной женщине не удавалось занять место главы клана Шихоуин, не было для Йоруичи причиной капитуляции. Напротив, чем невероятнее цель, тем интереснее будет ее достигнуть.
«Надеюсь, наследник клана Кучики стоит времени, потраченного на его ожидание»

+2

3

Бьякуя мучался. Ему казалось, что они с дедушкой уже целую вечность идут по запутанным коридорам поместья Шихоинь, а дедушка ходит быстро и от него очень легко отстать. Этого Бьякуя боялся больше всего - отстать и потеряться, но за руку дедушку брать было нельзя, и за хаори тоже, так что оставалось только сопеть и идти следом, стараясь ни на что не смотреть, хотя поглядеть было на что: и внутренний двор, совсем не такой как в поместье Кучики, и расписные перегородки и лампы и странные люди в костюмах шиноби... Бьякуя раньше никогда не бывал в таких больших имениях - дедушка или отец если и водили его в гости, то только к вассальным кланам, у которых всё было гораздо скромнее, а тут... целый замок!

К этому вечеру маленького Кучики готовили основательно - даже сшили новую одежду и подарили хаори с монами, как взрослому, (но кенсейкан не дали,  - даже малую часть, как у отца) а дедушка прочитал длинную лекцию о том, почему надо уважать клан Шихоинь.
"Бьякуя", - сказал он, - "было время, ещё до твоего рождения, когда Великих кланов было гораздо больше и они истребляли друг друга, не зная отдыха. Когда был убит Кучики Хидэёри, и твой пра-пра-прадедушка стал главой клана, он заручился поддержкой клана Шихоинь. Дружба между семьями длится по сей день, и мы тщательно бережём её. Даже твоя личная охрана прошла обучение у Шихоинь. Это - высшая степень доверия, и ты должен проявлять всяческое уважение к главам клана и принцессе".
Бьякуя кивал. Про принцессу он слышал не много - только что она красивая и  почему-то не может выйти замуж. Он подслушал разговор служанок и долго гадал, как молодая и красивая принцесса может "остаться  старой девой", она же совсем не старая!
Кучики-младший никогда не видел настоящих принцесс. То есть "химэ" называли всех аристократок - даже толстых и прыщавых, но Бьякуя был уверен, что настоящая принцесса должна отличаться от всех. Отличаются же он, отец и дедушка от простых слуг и шинигами!

И вот, маленький Бьякуя, громко сопя от усердия почти бежал за дедом, словно пони за старым рысаком. Сходство с пони ему добавляла пушистая чёлка и высоко завязанный, ровно подстриженный хвост густых чёрных волос. Таким Бьякуя и предстал впервые перед привередливые очи Шихоинь-химэ: десятилетний мальчик, которого легко, впрочем, было принять за девочку, немного запыхавшийся и ни на шаг не отходящий от деда, всё время смотрящий на него снизу в верх, чтобы следить, кому дедушка кланяется, а кого - обходит стороной.
Дедушка приветствовал мало кого и Бьякуя вовсю старался не пропустить, чтобы поклониться тоже. Он был так поглощён этим занятием, что даже не сразу заметил принцессу, а ведь она стояла перед ним - ужасно красивая - у него в глазах зарябило от её ярких одежд. Только одно смущало. Кожа у неё была совсем не нежно-молочно-белая, а наоборот, совсем смуглая, словно у простолюдинки, которая целыми днями сеет рис. Это было так странно, что Бьякуя едва не забыл поклониться.
- Приветствую, Шихоинь-химэ, - дедушка уважительно склонил голову. - Сойюн, мой сын, сейчас на учениях с отрядом, поэтому здесь мой внук - Бьякуя.
Тут Бьякуя, наконец, вспомнил о приличиях, и поклонился так поспешно, что хвостик взметнулся вверх.
- Это большая честь!

Отредактировано Byakuya Kuchiki (2010-08-03 23:13:35)

+2

4

Кучики Бьякуя, действительно стоил несравненного внимания принцессы Шихоуин, отказавшейся от ежедневных, тайных тренировок и явившейся на прием при полном параде. Первым Йоруичи приметила главу клана Кучики. Он был высок и прям, как гордая скала. Несмотря на старческое лицо, испещренное морщинами, в нем не было дряхлости и сгорбленности, которые постигают как людей, так и проводников душ в старости. Кучики Гинрей был образцом достойно стареющего аристократа, да и вообще одним из самых уважаемых капитанов. Молодая принцесса относилась к нему с огромным почтением, и дело тут было не в его высоком положении – Йоруичи уважала Гинрея-доно как мудрого и опытного шинигами. Следом за ним, теряясь на фоне его роста и колышущегося на ходу хаори, спешил юный наследник. Малыш торопливо семенил за дедушкой, повторяя все его действия с отставанием лишь на долю секунды. Зрелище было настолько забавное, что Йоруичи едва удержалась от улыбки – не положено это. Но, несмотря на то, что внешне она не могла выразить своего веселья, внутренне она получала удовольствие от наблюдений за мальчишкой.
«Очень похож на отца… внешне», - подумала Йоруичи, когда малыш чуть не врезался в нее, увлекшись копированием дедушкиных поклонов, и принялся таращиться совсем не тем взглядом, каким стоило смотреть на принцессу на виду у всех собравшихся. От такого по-детски наивного удивления в глаза наследника, настроение принцессы улучшилось еще больше – теперь она нисколько не жалела о том, что клан Шихоуин устроил этот прием и она пообещала на нем присутствовать. – «Да, забавный вечерок. Гинрей-доно привел с собой очень милый Хвостик»
Дедушка милого Хвостика почтительно склонил голову и приветствовал Йоруичи. Его слова и движения сквозили привычным аристократическим тактом, который помог принцессе настроиться на нужный лад, так как диковинный наследник отвлекал ее внимание, пусть даже ее внешний вид не выдавал заинтересованности.

- Для Нас честь принимать Вас и Вашего внука у себя, Кучики-но-доно, - на малыша Йоруичи даже не взглянула, уделив все свое внимание его деду – главе клана, обращавшемуся непосредственно к ней. Приветствуя Кучики Гинрея принцесса почтительно склонила голову, чуть прикрыв янтарные глаза. Двигалась она подчеркнуто медленно, как неживая, и каждое движение было таким плавным, что завораживало. За деловитым и суровым выражением лица сложно было угадать, какие эмоции испытывает Йоруичи – рада она появлению гостей или они ей в тягость, нравится ей здесь стоять или хочется быстрее уйти, скучает она или получает удовольствие от общения с членами клана Кучики.
Оторвавшись от рассматривания смуглой женщины в ярких нарядах, малыш осознал свою оплошность и поспешил исправиться – немедленно поприветствовал принцессу и отвесил торопливый поклон. Губы Йоруичи не дрогнули, хотя в душе она давно уже хохотала. Наследнику Шихоуин-химе только медленно кивнула, не говоря ни слова, и вновь обратила свой взгляд на Гинрея-доно.
- Позвольте поздравить Вас с недавней успешной операцией отряда, - начала Йоруичи все так же не меняясь в лице и оставаясь спокойной и деловитой. – Весь Готей наслышан о храбрости, проявленной Кучики-фукутайчо. О-то-сама так же будет рад похвалить заслуги Вашего сына, - смуглая кисть плавно выскользнула из широкого рукава. Принцесса приглашающим жестом указала направление к главе клана Шихоуин и склонила голову в прощальном поклоне.
Излишние вежливость и такт даже обращенные к уважаемому принцессой капитану, не доставляли ей удовольствие, и напротив, изрядно раздражали. Поэтому, улучив момент, Йоруичи поймала заинтересованный взгляд маленького наследника и ласково ему улыбнулась. Действие вне светского протокола длилось всего пару секунд и осталось незамеченным для всех остальных – на лице Шихоуин-химе не осталось даже намека на добрый и ласковый взгляд, подаренный малышу Бьякуе.
«На бледной коже смущение особенно заметно. Ну-ка, посмотрим насколько ты скромен», - ехидствовала Йоруичи вновь делая вид, что даже не замечаем маленького Кучики.

***

Весь оставшийся вечер Шихоуин-химе развлекала себя наблюдением за Бьякуй. Он до невозможного был похож на Саюна, но малыш не унаследовал самую главную черту своего отца – лучившийся добротой взгляд. При схожести внешности, Йоруичи видела различие их характеров, и могла бы сказать, что по характеру Бьякуя больше походил на деда. Детское смущение и робость перед толпой взрослых, тем ни менее, не могли скрыть упрямого блеска в его глазах, а упорство, с которым он старался держать себя на уровне собравшихся капитанов и глав кланов, лишь доказывало его крутой нрав. Все это еще больше подогревало любопытство Йоруичи – очень хотелось знать, что получится из этого, безусловно, талантливого ребенка.

+2

5

Бьякуя часто слышал, что на приёмах скучно и не интересно, но как может быть скучно, когда вокруг столько людей, да ещё каких! Но самое главное...  самое главное - принцесса ему улыбнулась. От этого он просто потерял дар речи и совсем пропустил мимо ушей дедушкин ответ и вообще конец разговора. Весь оставшийся вечер Бьякуя следил за ней, следил и следил, но больше она не улыбалась никому. Только ему, за весь вечер. А ещё она похвалила его отца. Это было приятно, но совсем не так приятно, как её улыбка - добрая и немного хитрая - так бы, наверное, улыбались кошки, если бы могли улыбаться.
Отца вообще часто хвалили - то за хорошо проведённую операцию, то за строевую подготовку отряда, то просто за усердную службу, и каждый раз Бьякуя чувствовал, как у него начинают гореть уши, словно это всё неправда и отец такого не заслужил. Почему? Он сам не знал. Он любил Сайюна, очень, и всегда скучал по нему, когда тот надолго оставался в отряде... но отец, такой добрый, мягкий и тихий, совсем не был похож на гордого воина, убивающего пустых одним ударом. Словом, он был совсем не таким, как дедушка, величественный и грозный, как утёс над океаном. Сайюн был простым человеком, хоть и обладающим многими достоинствами, и Бьякуя, со временем, мучительно и неясно начинал осознавать, что, хоть и любит отца, гордиться им не может.
Было и ещё кое-что. Ревность. Дед посвятил воспитанию Бьякуи почти всё своё свободное время. Он открывал для него путь чести, учил, как нужно вести себя в высшем обществе, а отец... он проводил гораздо больше времени с матерью, словно отдавал ей всего себя, а он, Бьякуя, просто был приятным к ней дополнением. Это грызло маленького Кучики и не давало ему покоя, но делиться этим он не хотел даже с дедушкой, ведь тогда дедушка подумает, что он не уважает отца, а это совсем не так.
Если бы принцесса не улыбнулась, он бы снова начал думать об этом и огорчаться, но она улыбнулась и Бьякуя забыл обо всём. В его сердце крепла решимость, он хотел узнать ответ на один очень важный вопрос, и знать этот ответ мог только дедушка.

Только поздно вечером, когда они выходили из ворот поместья Шихоинь, маленький наследник не выдержал и подёргал деда за рукав.
- Дедушка?
- Мм?
- Когда я вырасту... я смогу жениться на принцессе?
Гинрей задумался.
- Я не вижу препятствий. Но советовал бы тебе серьёзно подумать, прежде чем предпринять такой шаг.
Бьякуя, которому важно было скорее задать вопрос, чем услышать ответ, только захлопал глазами.
- Почему?
- Она старше тебя и стремится к власти. Из властной женщины не выйдет хорошей жены, которую без опасений можно было бы принять в клан Кучики.
Бьякуя кивнул, хотя и не совсем всё понял. Зато, одно он уяснил точно - дедушка против, словно он знает о принцессе какую-то тайну. И ощущение витающей в воздухе тайны, будто чего-то зловещего, напугало его и он молчал до самого дома.

***

Отредактировано Byakuya Kuchiki (2010-08-15 00:10:56)

+3

6

"Кошки не то, чем кажутся"

Лето выдалось жарким и солнечным. Стоя высоко в зените, солнце охватывало своими лучами всех, кому не удавалось скрыть под навесом или зонтиком, но смуглая кожа принцессы была привычна к палящему жару солнца. Кошки любят тепло, поэтому Шихоуин-тайчо наслаждалась дорогой до поместья Кучики. Тем более, компания была приятная и глубоко уважаемая – Кучики-но-доно. К Гинрею Йоруичи всегда относилась с симпатией и почтением, но последнее время связь двух кланов, Кучики и Шихоуин, стала особенно крепка. Став главой клана, Йоруичи все решала по-своему – так, как ей хотелось. Ее твердость характера и крепость духа служили ее семье хорошей службой, но чтобы быть по-настоящему выдающимся лидером, требовалось немало мудрости. Главнокомандующий Особых Сил, капитан 2-го отряда и глава Великого дома Шихоуин – власть, сосредоточенная в руках молодой принцессы, была огромна и пугала многих старейшин. Вдобавок ко всему, 22-м главой клана стала женщина, что само по себе вызвало неодобрение.
У Кучики-тайчо можно было научиться многому – тому, что не успел поведать отец, а его готовность оказать поддержку принцессе успокаивала старейшин клана. По их мнению, холодность и строгость Гинрея-доно должна была сдержать не самый кроткий нрав Йоруичи. Ее подобное заблуждение устраивало. Капитана Кучики, видимо, тоже.

- Его потенциал нужно развивать. Без тренировки мастерства не достичь даже талантливому шинигами, - проходя под высокой аркой, украшенной фамильным гербом Кучики, Йоруичи продолжала беседу с Гинреем. Предметном их разговора был молодой наследник – Бьякуя, и Кучики-доно согласно кивнул, все так же сохраняя невозмутимое выражение лица. Он был традиционно деловит и серьезен. Даже холоден. Но Шихоуин уже неплохо изучила характер капитана 6-го отряда, чтобы понять, что тема внука для него очень важна. Особые надежды он возлагал почему-то не на покладистого и доброго Союна, а на его маленького сына, хотя за внешней холодностью трудно было рассмотреть вообще какое-либо беспокойство капитана.
- Благодарю за то, что согласились, Химэ.
- Это самое меньшее, что я могу сделать в благодарность за Вашу поддержку, Кучики-доно, - Йоруичи широко улыбнулась. Она с удовольствием согласилась тренировать маленького наследника. Ей и самой было очень любопытно посмотреть, на что способен тот маленький хвостик, которым она увидела его в первый раз.

Неторопливо двигаясь по ухоженному саду, капитаны наконец-то достигли лужайки у самого дома. Поместье Кучики было роскошным по меркам Общества душ, но не таким помпезным, как у клана Шихоуин. Все в отряде и в доме Кучики-тайчо было строго и подчеркнуто аккуратно. Сейчас же в этот мир порядка вносили некий разлад суетившиеся на зеленой лужайке отец и сын. Красивый воздушный змей парил в небе, влекомый потоками ветра и только прочная нить в руках шумного мальчишки не давала серебристому карпу сорваться и улететь прочь.
«Рыба в голубых небесах, а не в синих водах», - с улыбкой подумала Йоруичи, прикладывая ладонь ко лбу и рассматривая воздушного змея.

- Союн, Бьякуя, у нас сегодня гости, - объявил Гинрей, когда капитаны подошли к хозяевам того самого серебристого карпа.
Спрятав ладони в рукава хаори, Йоруичи одним лишь уголком губ улыбнулась лейтенанту 6-го отряда, ожидая, когда он поприветствует старших по званию офицеров. Малыш же удостоился любопытного взгляда хитро прищуренных янтарных глаз.

+2

7

Змея Сойюн сделал сам, по старому чертежу, который передавался в семье из поколения в поколение. По этому чертежу ещё его дед делал змеев его отцу, а отец ему, Сойюну.
Бьякуя помогал чем мог, но больше просто сидел рядом и смотрел, как отец прилаживает тонкие рейки и наклеивает на чешуйки карпа блестящую бумагу.
У них долго не находилось времени его запустить: то Сойюну приходилось на все выходные оставаться в отряде, то дождь зарядил на две недели кряду, но вот, наконец, однажды утром Бьякуя проснулся и понял, что день обещает быть солнечным, а отец дома и никуда не спешит.

Запускать змея они ушли вглубь сада, на лужайку, подальше от высоких деревьев. Сначала Бьякуя с удовольствием бегал по траве, пытаясь поймать ветер, но карп не желал взлетать и раз за разом бессильно падал на землю. Постепенно, младший Кучики начал скучать и сердиться, но тут, Сойюн взял дело в свои руки.
Он легко пробежал по траве,  и змей  тут же взмыл в синее небо, будто ждал этого, и полетел всё выше и выше, мотая роскошным хвостом и сверкая чешуёй. Отец не делал ничего особенного, даже почти не двигался с места - только вовремя натягивая нить и делал короткие шаги, стараясь удержать ветер.  На его лице играла ясная, умиротворённая улыбка, словно он получал от этой игры гораздо больше удовольствия, чем сын.
- Это рейацу, да? - проворчал Бьякуя, подходя к нему. Он не мог смириться с тем, что такое лёгкое на вид дело ему самому не давалось. - Ты поднимаешь его рейацу?
Сойюн обернулся ему и потрепал свободной рукой по макушке. Бьякуя увернулся.
- Что ты,  конечно нет! Иначе это было бы совсем не интересно!
- Но это же не игра, тут же нет такого правила - не использовать рейацу.
Отец прищурился, глядя в небо. Змей уменьшился до размеров маленькой, едва заметной точки и поблёскивал как крошечная звезда.
- Правила есть везде. - Сойюн произносил эту простую истину не так как Гинрей, а мягко, ласково.
- Но это же скучно, когда везде правила!
- Скучно? Ну-ка, скажи, если ты идёшь по дорожке к маминым покоям, ты наступаешь только на камни, или на стыки тоже?
Бьякуя задумался.
- Только на камни. Ну или только на стыки. Просто так идти скучно.
Сойюн засмеялся.
- Вот видишь, ты сам придумал правило, и если ты его нарушишь, то не получишь никакого удовольствия. Так же и в жизни. Правила могут казаться надуманными, ненужными, обременительными, но без них многие вещи разрушаться и утратят свою ценность. Иногда кажется, что без них гораздо лучше, но вседозволенность тоже никому и никогда не приносила радости.
- А то, что ты никогда не рассказываешь о работе, это тоже правило? - неожиданно спросил Бьякуя, внимательно глядя на него снизу вверх. Отец перестал улыбаться, но ответил всё так же мягко:
- Не о чем рассказывать, Бьякуя.
- Но почему? Тебя же все хвалят  за то, как ты здорово убиваешь пустых! А это правда, что однажды ты даже Меноса Гранде убил?
Змей спустился ниже и снова стал похож на рыбу, резвящуюся в воде.
- В убийстве нет ничего почётного или привлекательного. Быть шинигами, это честь, но за неё приходится дорого платить. Я не хочу рассказывать тебе про полусъденные трупы в Руконгае или рядовых с оторванными конечностями.
- Но дедушка... - Бьякую ощутимо затошнило, когда он представил себе трупы и оторванные руки, но он не отступался. - Дедушка говорит, что я должен гордиться тем, что буду шинигами! И он мне всё рассказывает, даже как один раз был в Уэко Мундо и видел Короля Пустых. Ну, издалека.
- Вот как... - Облако нашло на солнце и над поместьем Кучики повеяло холодом. - В Уэко Мундо он потерял всех своих самых верных людей, которые пошли за ним в гарганту не раздумывая, потому что верили твоему дедушке. Все они погибли, а он сам был тяжело ранен и едва смог спастись. Я был тогда чуть старше тебя и хорошо помню, какую боль он испытывал. Не от раны, а от того, что из-за его амбиций погибли люди. Даже у самого героического поступка есть сторона, о которой никто не хочет знать.
- Я хочу!
Сойюн вздохнул.
- Дружок... В убийстве пустых нет ничего героического. Да, я действительно победил Меноса Гранде, но он успел уничтожить целый квартал. Погибли ни в чём не повинные люди. Многие были ранены. Многие остались без крова, и всё потому что я пришёл слишком поздно. Я не могу гордиться этим. Я могу помочь восстановить дома и помочь с лечением, но возвращать мёртвых я не могу. Единственное, что меня утешает, это то, что я, своим мечом, очищаю души пустых и даю им свободу. Я горжусь тем, что твой дедушка доверяет мне, я горжусь твоей мамой, я горжусь тобой. Для меня это - самое важное. Я вижу достаточно смерти и страданий, чтобы думать о них и дома.

Бьякуя упрямо надул губы. В мечтах он всегда рисовал себя героическим капитаном в белом хаори, который наводит ужас на пустых, а отец разрушил все его героические фантазии скучными нравоучениями о семье и о том, как плохо и трудно быть шинигами. Если это действительно так, почему даже простолюдины из Руконгая этого хотят?!
- Ты не настоящий шинигами, - в сердцах буркнул Бьякуя, уставившись в землю. - Не такой, как дедушка. Не настоящий Кучики.
Отец вздрогнул, словно его ударили. На секунду его лицо приобрело жалкое, странно беспомощное и потерянное выражение.
- Что, прости? - негромко переспросил он. Нить выскользнула из его пальцев и Бьякуя тут же, автоматически, поймал её.
Младший Кучики с ужасом ощутил, что сказал лишнее. Он никогда ещё не видел Сойюна таким, и ему стало ужасно стыдно.
- Отец... Папа... - робко начал было он, взяв отца за рукав, но его прервали.
- Союн, Бьякуя, у нас сегодня гости. 

Это был дедушка. Он вышел на лужайку как всегда неслышно, и не один. Увидев, кто с ним пришёл, Бьякуя даже приоткрыл рот от удивления. Это была принцесса, Шихоинь-химэ.
Сайюн молча поклонился, и Бьякуя запоздало последовал его примеру, исподтишка пытаясь заглянуть отцу в лицо. От волнения он даже не выпустил змея.
Отец был спокоен. Никакого горя или смятения, как до этого - только обычное спокойствие и доброжелательность.
- Добрый день, Шихоинь-тайчо, - произнёс он выпрямляясь. - Принимать вас - большая честь. Чем обязаны?
Бьякуя тоже вытянулся чуть ли не по стойке смирно, изо всех сил стараясь не пялиться на принцессу, но получалось не очень - слишком уж она была... другая. Не такая, как на приёме, но тоже очень красивая, похожая на Куро-тян, мамину кошку. Правда, принцесса была стройная и гибкая, а Куро-тян в последнее время стала отчего-то очень толстая, но мама сказала, что это скоро пройдёт, так что Шихоинь-химэ всё-таки можно было сравнить с Куро-тян.
Неожиданно он почувствовал, что нить в его руке совсем обвисла, и, оглянувшись, увидел, что блестящий на солнце карп быстро и неотвратимо падает прямо в дальний пруд.
- Отец! Змей, он же сейчас... - воскликнул было Бьякуя, но тут же спохватился и зажал рот рукой, не смея поднять глаз на деда.

+4

8

Искреннее удивление молодого наследника позабавило Йоруичи, и улыбка на ее лица стала чуть шире и наглее. Наверное, малыш не ожидал ее появления, а может так сильно на него подействовала перемена в ее внешности. Не было сейчас парадного кимоно и сложной прически со звенящими заколками. Старая нянюшка, из разряда тех, от кого не отделать до самой ее или своей смерти, сетовала и жаловалась на бесстыдницу, обрезавшую свои красивые, длинные волосы. Йоруичи же по этому поводу нисколько не печалилась – короткая стрижка была удобнее, а Киске даже сказал, что ей торчащие, короткие локоны очень к лицу. К сожалению, на Урахару в этом вопросе нельзя было положиться – ему почему-то нравилось в принцессе все и всегда. Скорее всего, притворялся и льстил.
Сейчас же ветер трепал не кимоно, а полы капитанского хаори, сверкавшего яркой желтой подкладкой, точно так же, как и несчастного бумажного карпа, за которым Шихоуин краем глаза поглядывала.

На вежливый поклон лейтенанта, она ответила не менее вежливым кивком. Бьякуя последовал примеру отца, хотя и немного запоздало. Этикет был соблюден, и теперь можно было приступить к приветствию.
- Добрый день, Шихоинь-тайчо.
- Действительно добрый. Рада видеть Вас и Вашего сына в здравии, Сойюн-сан, - голос у Йоруичи был довольный, мурлыкающий, точно у кота, который дождался удачного момента, чтобы стащить сметану и уже лезет на стол, предвкушая праздничный обед.
- Принимать вас - большая честь. Чем обязаны?
- Гинрей-доно оказал любезность и пригласил меня полюбоваться на чудесных карпов в Вашем пруду, - Йоруичи смотрела прямо в глаза Сойюну и улыбалась. Не трудно было понять, что дело тут совершенно не в карпах и речь о них зашла только потому, что информация о цели визита не была предназначена для ушек маленького Бьякуи.
- Отец! Змей, он же сейчас... – неожиданно воскликнул малыш, но, устыдившись собственной несдержанности, замолчал, так и не договорив до конца. Виновато склонив голову, он не смел поднять глаз, а Кучики Гинрей неодобрительно качал головой
- Но не на бумажных, а на самых настоящих, - не давая повиснуть паузе, добавила Йоруичи. Ее голос был ласковый и приветливый. Она подбадривала малыша, показывая, что совершенно не сердится на него за то, что он перебил ее своим детским возгласом.
- Прошу прощения за несдержанность моего внука, Химе, - извинился Гинрей-доно, строгим, сухим тоном давая понять наследнику, что он недоволен его поведением. Йоруичи на это только кивнула, не желая заострять внимание на невинном происшествии.
- Бьякуя, - начал Гинрей, обращаясь уже к внуку, но все в той же деловитой, строгой манере, - проводи Шихоуин-химе к заводи с карпами. Мне нужно поговорить с твоим отцом.
Столь строгий, официальный тон Кучики-тайчо мог напугать любого, не говоря уже о маленьком мальчике, которому посчастливилось не вовремя пожаловаться на испорченного воздушного змея. Глядя на его испуганное лицо, Йоруичи хотелось расхохотаться, но она подавила это желание и перевела заинтересованный взгляд на Гинрея.
- Мы присоединимся к Вам чуть позже, - добавил капитан, делая приглашающий жест, чтобы сын следовал за ним, и двинулся в сторону дома.

+3

9

Сойюн ещё раз поклонился и ушёл за Гинреем. Ушёл чуть быстрее чем нужно, будто испытывая облегчение от того, что не нужно больше оставаться один на один с упрямым, гордым мальчиком, который одной фразой показал ему, насколько глубоко непонимание между ними. Бьякуя подсознательно почувствовал это, и чувство превратилось в непонятную, но горькую обиду. Он поклонился деду и остался стоять перед принцессой один - неловко съёжившийся и всё ещё перебирающий пальцами ослабшую нить.
Впрочем, его неловкости хватило ненадолго - он поднял голову, внимательнее разглядывая принцессу. Странно, но она его начала даже разочаровывать - хоть и красивая, но волосы торчат во все стороны, хаори мешком, а под хаори вся коричнево-чёрная и гибкая, на вид совсем не такая мягкая и тёплая, как мама. Её не хотелось обнять, как маму, не хотелось прижаться и вообще она была похожа скорее не на женщину а на девчонку у которой рано выросла грудь и она этим гордится. Бьякуя даже засомневался.
"Может это не та принцесса? Может их две?"
Да, это было самое разумное объяснение.
- Вы же на карпов пришли смотреть, да? - просто спросил самый младший Кучики. Восхищение принцессой поутихло - чего ей восхищаться? Вот была бы она красивее мамы, как на том приёме, тогда другое дело, но жизненный опыт подсказывал Бьякуе, что лучше мамы никого нет. - Пойдёмте, я вам покажу.
Он повернулся и пошёл по тропинке, сматывая нить.
- Только надо быстрее, пока они змея не съели. - Он сделал паузу и немного снисходительно пояснил. - Клей на рисовой муке, а они любят рисовую муку.
Про себя он уже решил, что принцесса, как и любая девочка, в змеях не разбирается. Когда они с отцом делали змея мама пыталась помогать но у неё ничего не получилось. Когда Бьяуя этому удивился, отец только засмеялся и сказал, что это от того что она тоже когда-то была девочкой. Сын не поверил, но из вежливости промолчал. Всем понятно, что ни мама ни папа никогда не были маленькими - они же мама и папа! Это всё равно что сказать что дедушка когда-то был маленьким и ходил без хаори и гинпаку! Кто в такое поверит?
С принцессой всё было по-другому. Она была именно что девочкой, которая притворяется взрослой тётенькой, только в отличие от знакомых Бьякуе девочек не одевает кимоно старшей сестры и не мажется гримом, а просто всех обманывает и все ей верят. Даже дедушка.
"А та, которая была в тот раз, наверное её сестра".
- А у вас сёстры есть? - спросил он, выпутывая нитку из куста. - У меня нету. Папа с мамой спрашивали, кого я хочу - братика или сестричку, а я никого не хочу. - Бьякуя на секунду усомнился, стоит ли доверять девочке такие сокровенные тайны. - Я хочу лошадку. Чёрную, с белой звёздочкой, потому что у самурая должна быть лошадь, а сестра не должна. Ну, может чтобы хаори зашивать когда порвётся, тогда можно и сестру, но лошадка лучше. Я на ней буду в горы ездить и морковкой её кормить - будет настоящий боевой... - он нахмурился. - ...настоящий боевой лошадь!

Отредактировано Byakuya Kuchiki (2010-11-19 02:41:27)

+3

10

Торопливость, с которой лейтенант шестого отряда последовал за своим капитаном, Шихоуин истолковала по-своему, не так как маленький, но уже очень гордый представитель клана Кучики.
«Мне не понятно его волнение. Когда-нибудь его сын станет шинигами, и этого не избежать. Ками-сама не послал клану Кучики первенцем девочку. И это к лучшему. Сойюну давно пора смириться», - удалившихся шинигами Йоруичи проводила задумчивым взглядом. Она хорошо относилась к Кучики-фукутайчо, но политика воспитания Гинрея-доно была ей ближе, хотя и с ним Шихоуин в чем-то могла не согласиться.
Тень печали, коснувшаяся смуглой кожи принцессы, отступила, и на ее лице вновь появилась улыбка – не наглая и язвительная, как обычно, а ласковая и добрая. Это театр забавлял Йоруичи, и она с легкостью могла притвориться кем угодно, чтобы сбить с толку маленького сорванца.
Он оказался не так скромен и пуглив, как могло показаться в самом начале и как ожидалось от отпрыска знатного клана, который практически всю свою еще недолгую жизнь провел за высокими стенами фамильного поместья. Бьякуя без стеснения рассматривал принцессу, отчего та даже удивленно приподняла бровь, изумляясь такой смелости ребенка. Та почтительность, с которой на Шихоуин-химе смотрели даже равные по статусы представители аристократии, отсутствовала во взгляде этого мальчика. Это вызвало озорной интерес, и Йоруичи хитро сощурила глаза, следуя за Бьякуей к пруду.
Малыш торопился. Воздушный змей заботил его больше, чем отец, дедушка и знатная гостья. Такое поведение можно было ожидать от ребенка, который пока еще не задумывался о том, что совсем скоро его детство кончится – игры уступят место тренировкам, а ладонь будет сжимать не нить воздушного змея, а деревянный баккен. Возможно, Бьякую-бо стоило пожалеть, но, во-первых,  Йоруичи не была склонная к подобным сантиментам, а, во-вторых, ей призрачно чудилось что-то неправильное в поведении мальчика, что-то предосудительное – нечто, что стоило бы искоренить. И едва нехорошая мысль мелькнула в голове принцессы, как маленький Кучики подтвердил ее опасения.
- Нет, нам не повезло так, как клану Шиба – я единственный ребенок в семье, - брови принцессы сурово нахмурились. Она не одобряла слов Бьякуи. Теперь ей стало ясно, что все это время неуловимо мелькало в характере мальчишки – гордыня. Не самый страшный порок, но весьма неприятный. Можно было постараться выбить эту заразу из маленькой, темноволосой головки.
Бькуя уже подошел к краю пруда, торопясь выловить своего несравненного змея, и Йоруичи потребовался всего один шаг-шинпо, чтобы оказаться с ним рядом. Уж кому-кому, а капитану второго отряда ни составило совершенно никакого труда и, главное, хватило совести подставить мальчишке подножку. Коварный план был осуществлен быстро и практически незаметно. Наследник машинально взмахнул ручками, пытаясь удержать равновесие. Но не тут-то было. Изящная ступня, обутая в мягкие, черные тапочки, незамедлительно коснулась тощего аристократического зада, пинком отправляя мальчишку в пруд и не оставляя ему шансов удержаться от падения.
- А ты… - дождавшись, когда маленький эгоист будет в состоянии воспринимать окружающий мир, Йоруичи продолжила, - …если будешь так рассуждать, навсегда останешься один. И как сейчас, рядом не будет родственника или друга, который подаст тебе руку, и поможет выбраться из озера. Гордость – не самое главное в жизни.
Скрестив руки на груди, Йоруичи смотрела на мокрого аристократа. Она как могла сдерживала смех,  чтобы не испортить нравоучительную речь, но на долго ее не хватило. Уж слишком смешно сейчас выглядел малыш Бьякуя.
Сначала раздалось сдержанное хихикание, но вскоре оно переросло в откровенный, издевательский хохот, который никак нельзя было ожидать от той принцессы, которую малыш Кучики впервые увидел на приему клана Шихоуин.
- Ты так смешно сейчас выглядишь, Бьякуя-бо.

+1


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » В прошлое... » Дружба детская не кончается