Bleach: Disappearing in the Darkness

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Крепость Айзена » Тронный зал


Тронный зал

Сообщений 31 страница 60 из 112

31

" - Айзен-сама улыбается..."
Как всегда. Словно Ичимару-сама и не исчезал. Хотя, глупо было ожидать от него простого пребывания в Крепости. Владыке как никому должно было быть известно, чего можно ожидать от своего помощника. Значит, это снова всего лишь игра. Веселье за счет других...

" - Как это на них похоже."
После того, как Владыка заметил взгляд Кватро и утвердительно кивнул, Улькиорра встал из-за стола, склонил голову в поклоне и подался к выходу. Можно было, конечно, остаться и отведать чаю, но он, честно говоря, совсем не любил эту воду со странным вкусом и запахом. Да и остальные, судя по всему, не хотели здесь оставаться.

" - Что ж, их дело. Где искать бывшего приспешника? Вероятно там, где сейчас скрываются Шинигами. Однако, это будет не так просто, как кажется..."

Улькиорра -----> Коридоры Крепости
Ямми -----> Коридоры Крепости

0

32

Изображая из себя каменное изваяние, девушка, сложив руки под грудью, смотрела куда-то в сторону пустующих кресел.
" - О чем они вообще думают?!"– с недовольством думала Халибелл, оценивая отсутствие Гриммджоу и Ннойтры. Оба обладали весьма сомнительной лояльностью и оба слишком любили проблемы, для того чтобы не создавать их остальным. – " Когда-нибудь вы доиграетесь. "

Пальцы, сжатые в кулак, задумчиво дрогнули. Ей не было до этого дела. Так же как не было дела до остальных. У Эспады вообще редко получалось взаимодействовать совместно, они предпочитали стаей собак рычать, кидаться друг на друга из-за числа на собственной шкуре, будто это единственное, что может их волновать.
" - А разве не единственное?"– что-то шевельнулось внутри каким-то неясным желанием, но, так и не выбравшись наружу, потонуло в спокойной, но глубокой реке измышлений. В таких реках часто бывают подводные течения.

От человеческой души, пустые сохранили себе только определенный набор эмоций, состоящий в основном из гнева, зависти, голода, ненависти и невнятных желаний. С такими чувствами действительно трудно найти причины для объединения.
" - Впрочем, эта задержка действует на всех слишком возбуждающе. Кто знает, к каким последствиям это может привести, какие глубины тронуть. Способны ли арранкары объединиться для одной цели? Долго ли проживет такое объединение? В любом случае, каждый из нас стремиться, будь то осознанно или нет, к саморазрушению."

Девушка не шевельнулась, даже когда в тронный зал вошел Айзен-сама для разнообразия приступивший к делу без всякого чаепития. Спокойно наблюдая за окружающими, она лишь коротким вздрагиванием ресниц выразила свое отношение к происходящему. " - Получили по заслугам."
Приказ «развлечь» Ичимару был принят во внимание. Каждому члену Эспады досталось по восемь районов Руконгая, и Халибелл собиралась проверить «свои» на наличие хотя бы следов беглого лиса. Беззвучно поднявшись со своего места, девушка направилась на поиски своих фрассионов.

-----> Коридоры Крепости

+1

33

Раздражение накатывало волнами. Такое же глухое, как рокот морских волн. Он бы сейчас был не против оказаться где-нибудь на берегу океан. Так что бы непогода, ветер в лицо и ни одной живой души в радиусе нескольких километрах. И не живой тоже.

Можно было устроить, конечно, непогоду местного масштаба, но как-то не было настроения. У его собственных иллюзий был просто огромный недостаток, - он всегда знал, что это иллюзии… Владыка слегка отстранено наблюдал за тем, как Эспада лениво покидает зал. Неторопливые движения, опасная грация. Как же они все-таки прекрасны, его творения. Прекрасны и уникальны. А еще наивны, но разве не это так нравится ему в них?

Тепло-ореховые глаза закрылись в тот момент, когда Старк поднялся из-за стола и с необычной для него резвостью направился прочь.
" - Хм, Примеро чем-то недоволен… Хотя не похоже, что он сейчас собирается спать по своему обыкновению… Надо будет как-нибудь пригласить его к себе и полюбопытствовать, с чего это он навещает нашу любезную Рецу-сан. У него появись наконец-то желания? Или же наша Мать-Добродетель действует на него так же, как на Кёорака-тайчо? Кто бы мог подумать, что из всех шинигами, роль предателя сыграет именно он? Судьба делает приятные сюрпризы. Редко, но приятные… И все же…
Восьмой столп Силы и его противоположность. Я создавал его по образу и подобию, но вот интересно, что же теперь будет, когда две стороны медали наконец-то встретились и легли на один бок? Они сольются или же родится третья сторона? Грань, между полюсами или...?"

От мыслей отвлег легкий, сухой шорох, сравнимый с шорохом ядовитой змеи в сухих осенних листьях. Ну конечно же Октава. Острый взгляд из-под прикрытых век впился между лопаток ученого. Если бы он сейчас обернулся, то получил в награду ласковую, довольную улыбку. Такой улыбки обычно хватало на то, что бы нумеросы разбежались в панике, Гриммджоу заткнулся и убрался куда подальше, а Ичимару успокоился часа так на два. Но Сзаэль-Апполо не обернулся. Мудрое решение. К тому же он так откровенно спешит за Старком, что это даже не возбуждает интереса. Просто графе «встреча с Примеро» появилась еще одна заметка.

" - Октава с каждым днем все больше и больше осторожничает, а еще ведет себя уж слишком покорно, высказывая послушание по поводу и без. А значит, наша змеюшка не просто что-то задумала, но уже и окрепла в своем решение, поднабралась яду и готовится укусить. Ну что ж, это будет интересно. Только вот удручает своей предсказуемостью..."
Пророчества, вообще, последнее время сбывались с завидным постоянством. Вот уже и «сомнения соратников» начались…
Ключевой момент с Ичимару удался на славу, однако почему же ему до сих пор так неприятно? Может потому, что он до последнего момента допускал возможность того, что Гин его не предаст...?

Соуске еле слышно вздохнул и незаметно переместил пальцы со лба на висок. Последнее время у него слишком часто болела голова, кажется, это называется «мигрень»? От этого и усталость с раздражением, а с последним становится бороться все сложней и сложней. Может самому навестить Унохану-сан? Помнится, у них еще со времен Сейрентея велись забавные беседы…

Кстати о головной боли! Улыбка Владыки приобрела слегка мстительный оттенок. Маленькое наказание для Гриммджоу и Ннойтры за отсутствие – заклятье начнет действовать через часа два, так что головная боль под вечер обоим обеспечена сильная.
Остальные же сейчас расходились по своим делам. Встречается взглядом с Улькиоррой не хотелось… Кватра Эспада вызывал у него странную смесь эмоций. С одной стороны это было его любимое творение – самый послушный, самый исполнительный из арранкар, но с другой стороны ему не нравились взгляды Шиффера. Внешне – без эмоциональная кукла, но так ли это? Как показывал пример Кучики-тайчо, в тихом омуте водились настоящие демоны… Повторения Хинамори Момо не хотелось, поэтому ничего кроме сухого кивка не последовало. Хотя, говоря по чести, следовало просить его остаться и с пристрастие допросить. Наедине.
Но тут скрывалась еще одна проблема, а точней еще одна причина головной боли. Холлоу-Ичиго. Или просто Хичиго. Тот, кто должен занять место Ичимару, после его побега, сейчас тихо сидел за спинкой кресла Владыки. Подозрительно тихо. Ни тебе обычных нападок на остальную Эспаду, ни наглого поведения. Может дело в том, что не было Сексты, и в отсутствии своего основного зрителя и противника, что бы то ни было делать, Хичиго не считал нужным?

- Почему ты не пошел вместе со всеми? – глубокий голос отражается от пустых сводов, - Мне казалось, что у тебя к Ичимару всегда были особые счеты…Или считаешь его не достаточно сильным противником для себя?

Он не повернул головы в сторону рыжего мальчишки. Его постоянное присутствие рядом раздражало. Не сильно, но ощутимо. Можно было привыкнуть, но желания не возникало. Держать его в поле зрения полезно, к тому же мотивацию пустого Соуске еще не разобрал до конца, что было чревато некоторыми трудностями. А времени и так оставалось все меньше и меньше…

+1

34

-------> Коридоры Крепости

Его владычество изволил лицезреть своих возлюбленных чад в полном составе, дабы донести очередное своё желание. Даже, когда знаешь, какое оно, как можно позволить себе пропустить такое забавное шоу. Пустой, послав подальше в очередной раз неудавшие поиски лаборатории Заэля, оказался в Зале Собраний незаметно для всех, воспользовавшись хитрым проходом, обнаруженным ещё два года назад, и уютно устроился в месте, где пусть и не видно, но зато великолепно всё слышно. Напротив них. Спиной к ним. Спиной к Эспаде.

" - Спиной даже к тебе, когда ты к ним лицом. Убедись ещё раз, я не желаю места меж ними."

Десять попыток создать совершенство, каждая по своему удачная, но лишь отчасти воплотившие его ожидания. Десять клинков иллюзорной преданности, случись нужда, и среди них не найдётся ни одного, готового кому-то перегрызть глотку за своего Владыку, - каждый на своей стороне.

" - Ни одному из них ты не веришь, даже Кватро, каждого просчитываешь на три шага вперёд, от каждого ждёшь ножа в спину. Понимаешь, хотя бы одна из твоих кукол должна рано или поздно возжелать превзойти своего создателя."

Чем больше проходило времени, с тех пор как Хичиго стал жить с ними в одном большом доме, тем больше он в этом убеждался. Слушая грызню арранкар, наслаждаясь перекатом волн их реацу, пустой складывал из листа рисовой бумаги цветок, губы его кривились в довольной ухмылке, когда он представлял себе, каким будет выражение на лица Айзена при получении такого миленького подарочка.

" - Ты сильный, ты опасный, твоё стремление достигнуть абсолютного превосходства во всём интригует... Приблизишься к тебе, почувствуешь, что вот-вот коснёшься, и тут ты ускользаешь, словно мираж... Играть в догонялки с богом забавно, ты не Эмма-о, но с тобой тоже весело!"

Хичиго вытянул перед собой руку и, прищурив глаз, решил сравнить белоснежный нефрит колонны с цветом собственной кожи. «Камень жизни» - мягкий блеск как милосердие, твёрдость как умеренность и справедливость, полупрозрачность как символ честности, чистота как воплощение мудрости, а его изменяемость как воплощение мужества.

" - Подходящий фон для вождя... " - двусмысленность Хичиго прервал голос, отразившийся от высоких сводов, глубокий, очень приятный и лживо участливый.
- Почему ты не пошел вместе со всеми? Мне казалось, что у тебя к Ичимару всегда были особые счеты…Или считаешь его не достаточно сильным противником для себя?
" - Ксоо..." - но он не долго печалился тем, что прослушал, какими именно словами Айзен-сама распорядился относительно Ичимару-доно.

- Ха, забавный ты, твоё владычество! Почему? - Хичиго весело ухмыльнулся, подарочек был готов, - Потому что не хочу, я что-то не помню, что бы подписывался быть у тебя на побегушках. Дела мне нет до очередного развлечения Гина. Если ему вздумалось снова покорить изысканной любезностью своих манер старых знакомых, пусть повеселится. Я даже рад за него, уж лучше, чем как я, торчать в пыльном подвале Библиотеки Совета Сорока Шести, упокой Ками их души.

Белые хакама, как на всех арранкарах, белая изодраная по нижнему краю накидка с длинными узкими рукавами и невидимой застёжкой от середины груди до чёрного оби на бёдрах. Рыжеволосая стерва одним изумительно гибким движением, попирающим все мыслимые законы физиологии, поднялся на ноги.  Цепь Широи Зангетсу тихо звякула, когда вокруг море духовных частиц, Хичиго считал надругательством держать изголодавшийся меч скованным уродливым шикай. Обогнув каменый монолит трона, парень опёрся на подлокотник и, прекрасно осознавая насколько фамильярная близость к его телу раздражает Айзена и чем может обернуться подобная вольность, продолжил граничащим с сарказмом, но всё ещё крайне любезным тоном.

- Но ты так сильно не расстраивайся, я обязательно передам от тебя ему приветик, если встречу по пути. - ловко приподняв локон мягких каштановых волос, он поместил свой подарочек за ухо его владычества, - Не желаешь ли за одно передать приветик ещё кое-кому из даа-авних знакомых? Тому, кто создал краеугольный камень, возвеличивший тебя в глазах твоих кукол? Тому, кто помог тебе мусор Уэко Мундо превратить в блистательную армию, практически стёршую в пыль мир, который ты презирал всю свою жизнь? Тому, кто добился желаемого тобой результата там, где ты просчитался? Я как раз к нему в гости.

+2

35

Зал представал перед глазами в несколько смазанном свете. И совсем ином, нежели его видят остальные. Полу пустое помещение, бледные стены, мало света…Неуютно, давит на психику… Но чисто. О, да…слуги знают свою работу…
- Ты здесь?...
Молчание отозвалась легким шорохом. Если бы не легкое дыхание Зеро за своей спиной, можно было бы даже услышать, как звенит тишина. Поэты всех времен и народностей упоминали сей феномен в своих произведениях, но вот слышать это ему еще не приходилось…Зато в его распоряжении всегда были совсем другие звуки….
Легкий шорох чьих-то шагов. Тихие разговоры. Разноцветными кругами, бликами, отсветами, искорками переливается чернота, говоря ему о своих обладателя. Духовная сила. Она может многое рассказать о своем владельце, о его чувствах, о том какими эмоциями сейчас занят его разум. Она же скажет, где он сейчас находится, слаб или переполнен силой, жив или мертв…
Головная боль усилилась, перейдя из острых покалываний в глухое, ноющее чувство. Попытка закрыть глаза и отстранится от всего, не помогла…почти не помогла… А все дело в разделении сознания. Он не сразу решился на этот ход, но сотворив не пожалел.
У всех правителей есть шпионы. Его глаза и уши в народе, тайная полиция, камеры наблюдения. Множество приспособлений для контроля. Не эффективных приспособлений. Технике доверять не стоит – она может оказаться неисправной, быть перепрограммирована или же попросту сломаться. А наушники? Самое безнадежное… Предают все и всех – это аксиома. Он перепробовал много вариантов. Эксперименты с Кидо, много экспериментов. Те, кто считают, что Магия Демонов ограничивается только обычными Путями и Барьерами, глубоко заблуждается. Пути Разрушения, Связывания двух типов, барьеры, наделенные силой вещи…А так же нестандарт. Тот, который официально не был признан. Взрывные комбинации клана Шиба, ограничивающие – Шихоуин. Некоторыми их приспособлениями, например – Белой Лентой – он с успехом воспользовался еще во время завершения плана с Хо Гиоку. Немного перемоделированное заклинание позволяло не просто ограничивать движения, но и перемещать на не очень далекие расстояния… Когда создавался Лас-Ночес, он пробовал сделать нечто похожее, перестроить и соединить вместе Бакудо 58 и Кантай 66. Не вышло. Результат получился…неудовлетворительный. Был создан Терминал с Пультом, подобие того, что находилось в 12-том отряде Сейрентея, но это была только внешняя сторона. Купол появился позже…

Купол… Теплота карих глаз снова скрывается за мягкими ресницами. Гин помнится, часто смотрел на него, а потом говорил что-то про сталь и бархат. Да, Купол. Кусок голубого неба и солнца в царстве вечной пустоты. Все, что происходило под этим куполом, было ему известно. Слова, движения – не важно. Эспада быстро запомнила, что под этими небесами лучше вести себя смирно…Правда, она не знала одного. Его осведомленность не ограничивалась Куполом. Он знал, все что происходило в Лас-Ночес, а Купол был всего лишь для отвода глаз… Теперь в Лас-Ночес нет Купола. Его на самом деле, не было вообще. И половины коридоров тоже. Равно как и того, что сейчас большинство переходов крепости представляют из себя просто лазы в грудах камней. Творить только силой мысли, затрачивая немыслимое количество духовных частиц, без сомнений очень эффектно смотрится, но это не так легко как кажется. И, конечно, же остается куча недочетов, которые потом нужно подправлять и совершенствовать. Но все должно выглядеть идеально… Решение пришло к нему неожиданно и оказалось настолько невероятным в своем проявление, превзошло практике все ожидания, и было элементарным, как состав воды. Выпустить на свободу свой меч.

Кьока Суигетсу контролирует все пять чувств –  абсолютный гипноз, иллюзия, которая кажется реальней чем настоящая жизнь. Его меч и был Куполом. Отдать ей во владение все переходы, комнаты, залы. Купол был всего лишь отражением ее гордыни, зримое воплощение, открытая демонстрация силы. Тоже он применил и при сотворении крепости в Сейрентее. Сложности не возникло, потому как раскрытия его меча не видел только Тоусен, даже Ичимару был под действием иллюзии, до того момента, пока не пропал из радиуса действия, который все же ограничен… Неудобства пи этом все же были, но необходимость постоянно держать
- Кьока Суигетсу, будь добра, отзывайся сразу, когда я тебя зову…
- Мне было интересно дослушать…Тебе думаю тоже, но ты прервал…Что будешь делать с Восьмым?
Темнота обрела форма. Тонкий стан, высокая прическа, мелькают лиловыми провалами продолговатые, нечеловеческие глаза. В них видны окружающие предметы, Хичиго за его спиной, но вот его самого нет. Ни разу он не видел своего отражения в этих лиловых глазах без зрачка, настолько темных, что кажется белок в них черного цвета, а радужка словно плывет и дрожит в водном тумане. Настоящая богиня, оскорбленная и опозоренная смертными…
Обычным шинигами, что бы разговаривать со своим Зампакто требовалась концентрация, медитация, духовное единение и прочее. И все эти удовольствия сопровождались затратой рейяцу. Она же всегда приходила сама, появляясь из обманных теней, неся на руках большое китайское зеркало. Его зеленые кисти легко шевелились, но само оно всегда было пустым…Их связывал договор, амбиции, желания…Говорят духовные мечи рождаются из души шинигами, говорят, что духи мечей – это духи мертвых шинигами, а еще говорят, что это духи божеств, живущих в другом мире, и приходящие к ним, что бы заключить договор и обрести силу… Что было правдой – неизвестно, но Она была настоящей богиней…
Острый, изукрашенный узорами ноготь длинной с детскую руку касается его щеки. Он любил ее ногти и ее глаза…
- Моя Богиня беспокоится? – легкая улыбка тает на губах, когда острые длинные ногти задумчиво проходятся по его лицу…- Не стоит, Кьока…Они глупы и самонадеянны…- острые ногти замирают у губ, оставляя мелкие порезы. Водная гладь глаз напротив, - оскорбляя тебя своей гордыней, считая, что способны победить…Насекомые, не стоящие даже твоего взгляда, но я займусь ими. Не хочу, что бы мою Богиню что-то тревожило.
- Ты льстец, Соуске, - она снова в отдаление, отрешенно смотрится в посеребренное стекло- Льстец и лжец. Но надеюсь, ты знаешь что делаешь… - он молчит, потому что не хочет спора, а она слишком занята. Собой, своими мыслями и тем, что происходит в Замке. Боги любят наблюдать… Молчание разбивает Хичиго. Как всегда металлически-жесткий голос скребет по нервам. И он как всегда не сдержан в выражениях:
- Ну, если «пыльный подвал» тебя не устраивает, можешь идти. Никто тебя здесь не держит, тем более что затхлый воздух подземных помещений плохо сказывается на молодом организме… - что бы посмотреть на мальчишку нужно менять позу и  поворачивать голову. Пустой будет только рад такому вниманию, ведь именно этого он и добивается, - Но, я тебя не виню за резкие слова…Ты действительно, очень долгое время уже сидишь без дела. Почему бы тебе, не прогуляться по Руконгаю? Или по Замку…У нас по коридорам ходят замечательные гости, а их до сих пор никто не встретил… Как не вежливо…
Легкое дуновение и черно-желтые глаза уже оказываются в неприличное близости от его лица. Мышцы против воли напрягаются, а Кьока с равнодушием анаконды начинает поднимать украшенную ногтями руку. Остановив меч взглядом, Владыка все же поворачивает голову. Как оказалось, только для того, что бы бледные, холодные пальцы фамильярно забрались под волосы, укладывая за ухо цветок.
- Очень смешно, Хичиго, - улыбка приобрела немного кислый оттенок, став напоминать недозревшее вино, - Но я думал, что цветы дарят женщинам… Убери это и направляйся в коридоры, заодно навестишь своего заклятого друга Гриммджоу…А визит к Урахаре-сану придется отложить. Хотя бы по той причине, что ты его не найдешь. Старый шляпник очень хорошо умеет прятаться… Но можешь попробовать, если справишься с первой просьбой. Я тебя не тороплю, времени пока много…

- Мало…- лицо Кьока опять скрыто тенью, - И знаешь это, Соуске…
- У меня к тебе просьба.
- Хорошо, я выполню…
- Рассчитываю на тебя…
Он сразу уходит в шимпо. Времени действительно мало, но еще меньше осталось до того момента, как План свершится. Cделай так, что бы Хичиго послушался и пошел за Гриммджоу. Мысль с Урахарой интересна, но не думаю, что он его найдет, а вот Шихоуин-химэ нужно поприветствовать.
"Гости – это прекрасно, особенно незваные гости… Йороучи-сан,.. вам следовало прислать мне письмо о том, что вы приходите с визитом. Я бы подготовился лучше. В конце-концов, я еще не поблагодарил вас за Киске и ту историю с вайзардами. Надеюсь, она будет благоразумна и согласится сотрудничать. Нет – ей же хуже…"
Владыка исчез за высокой аркой входа. У него были дела. Но этого никто не заметил, а Хичиго сейчас был занят. Потому что пальцы Владыки, нежно держа его за воротник, притянули к себе, раздвинули складки косодэ, царапая остро заточенными ногтями тонкую белую кожу, прошлись вверх по шее. Два дыхания сплелись, когда Айзен выдохнул, прямо в слегка приоткрытые губы:
- Ты ведь выполнишь все мои просьбы? Мальчик…

0

36

По нему не прочтёшь так просто, но нечто странное сейчас проявлялось в нём сильнее, - то, чего Хичиго не замечал ранее, или не придавал особого значения. В последнее время Владыка стал необычно раздражителен, хотя и прилагал все усилия, что бы выглядеть привычно, но от любопытного взгляда не могло ускользнуть, что Соуске всё чаще устало прикрывает глаза, склоняет голову на ладонь или потирает своими сильными, длинными и красивыми пальцами виски. Хичиго не то что бы мог назвать себя специалистои по шинигами или живым людям, для столь громкого титула у него было слишком мало опыта общения с ними, как впрочем и опыта во многих других вещах и ситуациях, что он, конечно же, тщательно скрывал за принебрежительным жестом и предельно равнодушным тоном фразы "мне это не интерессно". Но этот жест он много раз замечал у Ичиго, и потому сделал вывод, что все люди так делают, когда у них болит голова.

" - Ах какая трогательная забота о моём юном организме! Особенно после того, что ты..." - хихикнул про себя парень, вспомнив своё пробуждение этим утром, но он терпеть не мог, когда Владыка в нём сомневался, пусть всего лишь в шутку, что бы лишний раз подразнить. За три года Хичиго не дал ему ни единого повода усомниться в своих способностях.

- Ты... смеешь сомневаться во мне?! - взгляд сияющих золотисто-жёлтых глаз готов был испепелить Айзена, послав к Эмма-о сдержанность, обучению которой пустого Зоммари и Тоусен неожиданно стали уделять почему-то больше времени, чем раньше, реацу гневно вспыхнуло, словно пламя, напоминая, не береди лихо, пока оно тихо.

" - Я не одна из твоих кукол! Перед моим носом опасно щёлкать пальцами, - их можно и лишиться!"

И всё таки бумажный цветочек в мягких словно шёлк волнах каштановых волос смотрелся до умопомрачения мило, спустя мгновение Хичиго уже не сердился на него. Попросить убрать и избавиться от подарка самому, - две разные вещи, - если бы и правда хотел, тут же сам выкинул, но нет, и это было удивительно приятно, так что Владыка был прощён. Близость бывшего гобантай тайчо пробуждала в пустом странные, ранее ему не знакомые чувства. Хичиго не знал, куда в итоге те его приведут, но они ему нравились, и чем больше их становилось, тем сильнее распалялось любопытство.

- Я не столь утончён в манерах, как твой так не вовремя нас покинувший Ичимару, не слишком ли опрометчиво, доверять встречу гостей именно мне?

Когда пальцы Владыки неожиданно прикоснулись к его телу, сердце пропустило удар, а дыхание замерло. Несколько растерянный Хичиго вернул на него отведённый было в сторону, взгляд. Глубокие... Тёплого орехового цвета... В обрамлении длинных пушистых ресниц... " - Глаза похожие.. на его..." - парень чуть задумался, а за это краткое мгновение Владыка притянул его настолько близко к себе, что тот чувствовал тепло его дыхания на своей коже, и почти прошептал: - Ты ведь выполнишь все мои просьбы? Мальчик…

0

37

оос: в зале находится Кьока Суигетсу. Для окружающих она выглядит как Айзен. Сам Соуске в лаборатории.

Зал совсем не изменился. Все тот же каменный трон, все тот же Пустой у него, а Владыка все так же сидит, задумчиво опираясь на руку. Так осталось для всех. Взгляд Владыки усталый и немного раздраженный. Ему не нравятся прикосновения, которые были спровоцированы не им…Однако, если бы инициатором всего спектакля был он – другое дело. Ох уж это его страсть к эффектному шокированию. Причем, чем масштабней – тем лучше.
Кьока Суигетсу равнодушно смотрела, как ее хозяин уходит из зала.
- И почему мужчины так глупы? Даже лучшие из них, даже ты, Соуске?...
Ей нравилось его имя, так созвучное со словом Лжец. Он так напоминал ей ее зеркала, в которых главным  всегда было несоответствие видимого и реального… Он был таким же. Даже она – мастер Тайного Искусства зеркальной магии не всегда могла сказать, что истинно представляют его поступки. Вот и сейчас, она не понимала, почему ее оставили здесь, в зале, нянчится с мальчишкой, не взяли с собой…
- Ты сильный, но такой глупый… Мой маленький человечек…
Тонкие длинные ногти проходятся по беззащитной шее мальчика. Пальцы Владыки задумчиво ползут по тонким жилкам на шее вверх, до нежной коже за ухом. Она любовалась тем, как медленно расширяется зрачок желтых глаз. Тоже странных, нечеловеческих, таких же, как ее…
- Красивый… Она тоже когда-то был очень красивой… Прекрасное дитя, чистое, невинное, неискушенное…

- Ты ведь выполнишь все мои просьбы, мальчик? – тонкие губы шепчут совсем близко, сплетая два дыхания вместе.
Да, дыхания…она еще помнит, как это – дышать. Красивая женская рука нежно касается таких колючих на первый взгляд и таких мягких и непослушных детских волосах, осторожно сжимает, тянет к себе привлекая. У нее так и не было детей, ее проклял тот, за кого она была готова умереть…
Глаза Владыки необычайно мягки, но и опасны… как всегда. В этом весь он – добрая, всепонимающая улыбка, жестокие глаза. Пугает. Но мальчишка не боится, только вот его сердце внезапно пропускает два удара. Улыбка становиться мягче, а губы еще ближе…

- Разве я сказал, что сомневаюсь в тебе? Или в твоей силе? Нет…
Рука соскальзывает по шелковистым колючкам волос, охватывает ухо. Она осторожна. Она не хочет поранить его. Большой палец очерчивает скулу. Она нежна, но на детской щеке все равно остается тонкий след от ее ногтя…
- Я не говорил такого, Хичиго-кун. Это был не вопрос, это было утверждение. Или я был не прав? – в полуночных глазах умирает осенняя ночь, дрожа туманной дымкой, отражает золотую луну его глаз. Глаза Владыки холодны, но мягче крыльев осенних лебедей. В глазах мальчишки зрачок скоро поглотит радужку, - Почему я должен повторяться только потому, что ты задаешь вопрос? Почему ты задаешь вопрос, если я уже поручил тебе дело? Получается, это ты сомневаешься во мне… Боюсь, я не смогу тебя простить за такое, Хичиго…

Тонкие губы касаются щеки, пробуют на вкус холодную кожу, что бы мазнув языком, прикоснутся к губам мальчишки. Кто бы подумал, что Владыка способен быть настолько нежным, кто бы подумал, что он настолько жесток? В этих глазах, дрожит туман, скрывая то что есть на самом деле.
- Бедный ребенок… Это наверняка твой первый поцелуй… - она отрывается и долго глядит в это юное лицо. Не тронутое сомнениями, не тронутое печалью и думами, - Ничего, скоро все это у тебя появится, мальчик… Ведь ты хотел от него именно этого? Хотел – получил…
Она мстительна, она жестока и хитра. Она женщина, и ей не нравится, что ее оставили…
-Это тебе мой маленький подарок, Соуске… Сможет ли твоя темная душа принять этот свет? Наверняка, нет… Ведь ты желаешь другого… О да, тот свет сможет спасти тебя… Но его нет рядом, а этот есть. У него тоже белая кожа. И пусть это станет еще одной твоей болью, моя любимая подделка…

-Иди, - поистине королевский жест, божественная грация. На острых ножах ногтей лежит бумажный цветок. Глупый символ. Цветы должны пахнуть, а не рассыпаться пеплом, - Вопросы задашь потом…
Владыка всегда отвечает на вопросы, но вот все ли его ответы правда?
- Ты лжец, Соуске…
Она никогда не лгала ему, даже когда он спросил ее имя. И она осветила, назвала свое истинное имя, хотя те, кто становятся кишиму, теряют имена. Он заставил ее вспомнить, что она не просто мастер тайного искусства, проклятый демон, обиженный дух… Он заставил вспомнить ее… Непростительно.
- Иди, наивное дитя…Иди. Слушайся его, повинуйся ему, преклоняйся пред ним, боготвори его… Попади в ту же ловушку, что и я… Попади и не выберись из нее…

------------> Коридоры в покоях Эспады

+1

38

Хичиго далеко по своей натуре не податливый материал, из которого легко вылепить существо подстать себе, но Айзен был тем, кто рискнул, терпеливо потратив три года на упрямое создание, с роду не умевшее признавать оттенков в своём чёрно-белом мире. Он всегда смотрел на него иначе, чем все. Единственный, кто был с ним искренним. Единственный, кто не считал его чем-то неестественным, чем-то, что не имеет права существовать только потому, что отличается от всего известного прежде.
Для него одного он никогда не был чем-то, - Айзен дал ему имя, признав личностью, а не безликой силой, нужной только в сражении, а за ненадобностью заткаемой за пояс на манер занпакто, не имеющей право на собственный голос. Он стал тем, кто щедро поделился с ним своими знаниями, опытом, - частью себя, - открыл то, чего в своей жизни, состоявшей из битв, бесконечно сменявших одна другую, как луна свои лики, он никогда не знал, - собственные чувства.

Юноша замер в нерешительности, на мгновение ему показалось, что он не помнит, как дышать. Пальцы в его волосах, ласковые, осторожные... Неясное чувство, опьяняя и путая сознание, как запах ночного ветра и скошенной травы, как азарт долгожданной драки, рождало в сознании два противоречащих друг другу желания: отступить, чтоб дышалось легче, и податься вперед, чтобы дыхание перестало быть столь необходимым...
Тело не помнило таких прикосновений, с рождаемыми ими ни в какое сравнение не шло ни одно из ощущений знакомых прежде...
" - И что с этим делать? Непонятное это... "
Сердце билось гулко и сильно, но ведь они не дрались, откуда же тогда такое навождение? Волнующее и сладкое, мягкой волной снизу вверх овладевало им. Доверчиво, постепенно, словно пробуя на вкус, он позволяет этому странному заполнить сознание почти полностью... Почти, потому что не хочет упустить, - хочет запомнить всё, - каждое его движение, запах его кожи,  каштановых волос, прикосновение нежных чуть влажных губ к своим губам пересохшим от волнения... Воля сдалась, продержавшись недолго, и утонула в чувствах, смешавших прежнее и ставшее зыбким нынешнее, запутав во времени...

Память возвращала моменты, когда он видел глазами Ичиго мир по ту сторону зыбкой грани сознания. Из каждого отражения того мира на него смотрели глаза совсем другие, - улыбающиеся или усталые, но неизменно мягкие с тёплыми лучиками внутри орехового цвета... Не такие, как его. На мгновение однажды в своём отражении их заметив, Ичиго зажмурился, закрыл лицо ладонями, - испугался, - три дня шарахался от всех зеркал, стёкол, всего, что могло показать ему эти глаза снова. В каждой их стычке, Хичиго привык видеть напротив глаза другого цвета, - голубые, переливающиеся всеми оттенками ненависти, и она их обладателя день ото дня подталкивала становиться сильнее, что бы больше никогда не увидеть в собственном отражении глаза чёрно-золотые. Ненависть другого оттолкнула бы, а он радовался, - Зангетсу всегда двое, каждый из них даёт силу другому, но её истинную, в полной мере оба меча обретут только оказавшись наравных. Если их возможности стремительно выравнивала эта ненависть, Хичиго хотел, что бы голубые глаза ненавидели его изо всех сил, приближая день, когда они оба они будут готовы обрести желанную свободу.
Но вместе с тем он не мог окончательно определить, какие из этих глаз нравятся ему больше. Того, чьими были сияющие голубые хотелось разорвать в клочья, настолько он выводил из себя. Того, чьими были бархатистые ореховые хотелось... Хотелось прижать к себе крепко на всю жизнь и не отпускать ни на секунду. Природа этого противоречивого желания ускользала от понимания, как такое возможно, ведь и те и другие принадлежали одному существу...
Тогда всё было не так, тогда то чувство было на двоих, и не совсем таким, как то, что поглощало его сейчас...

" - Глаза твоего цвета... Так похожие на твои... Но не твои..."
Память о прикосновени его губ, и ощущение этих... Память вкуса на тех губах его крови, и едва уловимый терпкий вкус чая на этих... Смятение в его распахнутых глазах, и неуловимое, бесформенное, словно многократно переотражённое, выражение этих глаз, чуть прикрытых ресницами...
" - Глаза Соуске..." - в их странной глубине хотелось утонуть без понимания силы, что притягивала к их обладателю, какой бы непонятной она не казалась, не сопротивляясь ей достигнуть самого их дна... А не просто в них отражаться...
- Иди... Вопросы задашь потом...
" -... Исполнить любое их желание... Да... Конечно..."
Хичиго послушно кивнул, слегка кружилась голова. Понадобилось некоторое заметное усилие, что бы отрезветь от только что случившегося. Его руки... Его губы... Его глаза... Хичиго встряхнул головой, отгоняя наваждение, и покинул Тронный зал, всё ещё ощущая на себе его взгляд.
Всплеск реацу в стороне камер пленных насторожил. Гриммджоу.
" - Хм.. Счего бы ему там ошиваться?" - сонидо за несколько шагов перенесло парня к камере Уноханы.

-----> Камера Уноханы

0

39

оос: мне сообщили, что Тоусен все-таки имеет место в зале, так что советую принять это во внимание.
Терсеро Эспада и Сексту Эспада сопровождают их фросьоны Мила и Шаолонг и двое нумерос

Халибел -----> Коридоры

Посчитав разговор оконченным, Халибел с совершенно спокойным и независимым видом пошла в сторону Тронного Зала, игнорируя любые вопросительные взгляды. Лично ей было без разницы, где будет происходить лечение тех несчастных, главное, чтобы оно произошло быстро, эффективно и без лишних жертв.
- Заходите, - сказала Терцеро, любезно открывая дверь перед двумя несущими раненного Кёораку нумеросами и пропуская Унохану вперед. - Думаю, это помещение вполне отвечает вашем требованиям. Попрошу вас, не затягивая, приступить к лечению.
Будь она трижды арранкар, Эспада, в общем-то, исполнительный убийца, находится в одном, тем более чужом косодэ, полы которого бесконечно разъезжаются на объемной груди, было неудобно, а переодеться можно было только тогда, когда поручение Владыки будет исполнено. Не оставлять же шинигами на честном слове в Тронном Зале, пока Терцеро сходит в свои покои?!
- Мила, проследи, чтобы Кёораку нормально уложили, и отпусти эту парочку, думаю, дальше они не понадобятся, - обратилась она к своему фрассиону, все ещё тщетно надеясь, что она, занявшись делом, перестанет вставлять свое великое слово в каждую реплику – не хотелось бы вступать в конфликтную ситуацию из-за непомерной болтливости одной девушки.
- Здравствуйте, Тоусен-сама, - поприветствовала она темную фигуру, находящуюся в зале.

Откровенно говоря, она надеялась, что в это время здесь никого не будет и основные дела она успеет завершить до того, как придется с кем-либо объясняться. Кроме того, присутствие этого шинигами было помехой для расспросов Гриммджоу, который все-таки сделал выбор пойти за ними. Спрашивать что-либо про шинигамскую кошку сейчас, все равно, что подписать Сексте смертный приговор, зная не самое хорошее к нему отношение Тоусена.
Сама же Халибел не была уверена в том, что Владыка решит наказать Гриммджоу, памятуя о довольно лояльном его отношении к арранкарским прихотям, пока они не становятся помехой его планам. Прекрасно зная, что Джаггерджак не способен мыслить хитрым образом и, разумеется, не заманивал сюда Йороучи, Терцеро палагала, что самое важное в его поступке - это результат. И, несмотря на то, что он нарушил их правила, этот результат был положительным.
Зная, что Айзен-сама собственной персоной направился встречать Кошку, Халибел была уверена в том, что та дама или уже задержана, или находится на грани этого, а, следовательно, Гриммджоу волей-неволей содействовал поимке опасного противника.
- Прошу простить за беспокойство, но нам понадобилось большое помещение, - легко наклонив голову, Халибел решила прояснить причину их присутствия в зале. - Если позволите, Унохана-сан проведет здесь лечение раненных.

Внешний вид: волосы растрепаны, воротник отсутствует, открывая обзор на лицо Халибел. Привычная короткая куртка сожжена церо. На плечи накинуто косодэ Владыки, полы которого Халибел слегка придерживает левой рукой.

0

40

-----> Коридоры

- Ну здравствуй дом ро…- было произнесла Росе, но осеклась на полуслове, перешагивая дружелюбный порог Тронного Зала и придерживая дверь за собой, для шинигами на простынке, именуемой носилками.
" -  Чур меня, призрак летящий на крыльях ночи…" - чертыхнулась девушка, ощущая знакомую реяцу, взгляд мгновенно метнулся в сторону одного из троицы, - " Тоусен-сама, однако неожиданный гость сия дома, а я то наивная думала, что он как всегда упражняется с Вандервайсом. Что ему тут нужно? Медитирует на пустые стены…"

Голова тут же склонилась как ни странно в вежливом поклоне. Так сказать, своих героев нужно знать и почитать в лицо. Мила видит, нет, чувствует, как хозяйка входит в эти объемные апартаменты, оглядеть, которые пока не удается.
- Доброе время суток, Канамэ Тоусен-сама, - Мила, честно сказать, из-за всего произошедшего, уже не помнила времи, да как-то и не задумывалась, имеет ли для него значение день за окнами или ночь, различает ли он их и как…тут…в этом месте…
Определенно в этом своя загадка, которую разоблачать не было желания, тем более поводов, ведь Тоусен, как ей известно, слеп от рождения.
Себя не заставляет ждать следующее поручение от хозяйки:
- Хорошо, Халибел-сама, - Мила нарочито с сурьезным видом, что выразилось лишь в угрюмо сведенных бровях на переносице. Это было, весьма, обычно ее восточному облику, и принялась руководить парадом. Непринужденное движение руки, вновь опускает бинтованное занпакто на смуглое плечо амазонки, слегка постукивая им. Нумеросы, изрядно пыхтя, пытались водрузить безвольное тело шинигами на стулья, руки которого уже волочились, как плед по земле, пачкая пол кровью, голова, пока только стукалась о сиденье стула, что ни коим образом не волновало Милу.

- Аааа, ничерта делать не умеют …- раздраженный выдох, указательный палец свободной руки с талии взметнулся в воздух, руководящим жестом показывая, что и как нужно делать, - Так, ты берешь за плечи, а ты за ноги, тащите его на стол и не бейте его башкой об круглые, мать их, ребра стола. Полагаю, мозги ему еще понадобятся. Ой, черт.
Глухой звук удара, жмурясь от того, как они его чуть не свалили на пол, но половина туловища уже съехала со стульев, голова мирно покоилась, слава Айзену уже не на бетонном, полу.
- Да, да, да, вот так аккуратно его подцепи и на стол. И не смотреть на меня глазами, как у срущей собачки. Живо! – строго наблюдая за процессом водружения горераненного шинигами одновременно, рассматривая довольно просторное помещение.

- Эммм..., - не ловкое молчание, взгляд девушки переходит с трона на обнаженную хозяйку, - А где вы тут сидите…?
В нем можно было прочитать детскую непринужденность с примесью абсолютной уверенностью в том, что Халибел-сама должна сидеть именно там, на троне и негде более, а этот столик, так для чая и цветочков, чистая случайность прям, стульчики, там - это полочки для одежды.  Впрочем, этот взгляд был мимолетным и его вряд ли мог бы еще кто-либо увидеть кроме девы в косоде. В этом не было ничего зазорного, дело в том, что фрасьоны очень привязаны к своим хозяевам, верны и бла-бла, и как следствие желают блага им, со всем присущим рвением. Тем временем нумеросы закончили свое не хитрое дело.
- Свободны, - махнув рукой к выходу, словно дирижер в драмтеатре, амазонка освободила парочку «твиксов». Тут же, как по мановению дамы судьбы, появилась у изголовья пленная шинигами, плеснув полами белой хаори, словно лебедь крылами. – Хм, пора начинать представление, так… шинигами?

+2

41

-----> Коридоры

Гриммджо сильно шатаясь вошел в Зал одним из последних и, чтобы не мешаться и не упасть, прислонился спиной к стене, как заметил в Зале Тоусена. Даже странно, что Джаггерджек не заметил слепого шинигами раньше. Изнутри поднялась темная волна ярости: Шестой ненавидел Канаме больше, чем всех остальных, - когда-то этот шинигами лишил его руки, за что арранкар до сих пор мечтал отомстить. Но нельзя, никак нельзя, да и сил на это пока не было. Джаггерджек лишь стиснул зубы, даже не думая о том, что надо бы поприветствовать Тоусена, все-таки начальство. Арранкар скрестил руки на груди, ожидая, когда же Унохана начнет сеанс лечения, и можно будет попытаться по-быстрому свалить дабы избежать расспросов Халибелл.

" - Вот черт. Чертов Канаме! Похоже, Халибелл решила ни о чем меня пока не спрашивать в его присутствии. И то хоть хорошо, а то этот ублюдок просто сразу убил бы меня, даже не разбираясь в произошедшем. Он ведь с того раза ненавидит меня и ждет лишь повода, чтобы уничтожить меня! Ненавижу. Ненавижу шинигами! Черт, как я их всех ненавижу! Один только вид Тоусена приводит меня в ярость! Мистер Справедливость, чтоб его! Бесит..."

Арранкар и раньше не отличался мягким или терпеливым характером, а сейчас, когда он был ранен и сильно ослаб, то его настроение испортилось еще больше, и завершающим штрихом стало присутствие Тоусена поблизости. Секста лишь усилием воли заставлял себя терпеть и не срываться, понимая, что так сделает себе лишь хуже. Но это понимание вовсе не мешало ему, стиснув зубы и кулаки, чуть ли не рычать, огрызаясь на все и вся. Сейчас практически любая мелочь, любое неосторожное обращение к нему, могли вызвать вспышку ярости, вывести Джаггерджека из себя. Гриммджо сейчас был весь, словно покрыт острейшими иглами: куда ни ткнешь всюду наткнешься на озлобленность и ярость. И арранкару на это было глубоко плевать. Сейчас он хотел лишь одного: поскорее уйти, не отвечая на вопросы. Но ведь желания исполняются далеко не всегда...

Секста с раздражением наблюдал за нумеросами, которые никак не могли нормально уложить полудохлого шинигами, еще больше выводя из себя Шестого, если такое вообще возможно. Когда нумеросы закончили и ушли, арранкар испытал нечто вроде облегчения: одним раздражителем меньше. Джаггерджек внимательно следил за шинигами, задумавшись над тем, зачем ей зампакто вернули. Для лечения? Возможно... И тут Гриммджо задумался над тем, как собственно Унохана будет лечить? Как тогда его руку? Или как-то иначе. На всякий случай Секста приготовился сбежать, если способ лечения будет слишком уж жуткий. Нет, Шестой вовсе не боялся лечиться, просто не любил. И предпочитал у себя в покоях отлеживаться, наскоро перебинтовав раны, чем пользоваться какими-либо лечебными услугами, и сейчас, похоже, только сейчас об этом подумал...

" - Черт. И не уйдешь ведь. Места, да и времени, чтобы отлежаться нет. Моя комната теперь полуразрушена, а Айзен или Халибелл в любой момент может потребовать объяснений. Черт. Придется, видимо, все же потерпеть немного лечение этой шинигами..."

Внезапно появилось какое-то детское желание по-тихому свалить, пока все отвлеклись на Унохану. Гриммджо даже сделал пару шагов вдоль стенки к выходу, пока не опомнился и, тряхнув головой, вновь оперся о стенку, задумчиво наблюдая за Уноханой...

Внешний вид: Порванное, почти полностью сожженное в серо, окровавленное косодэ, не менее порванные хакама. Весь левый бок распорот и залит кровью, из до сих пор кровоточащей раны. На голове, рядом с виском, еще одна кровоточащая рана. По всему телу, особенно на руках, пятна от ожогов, оставленные серо. Волосы растрепаны, слиплись на виске и сбоку от крови, потеряли изначальную форму прически, и теперь челка падает на глаза, да и остальные волосы лежат кое-как.

Отредактировано Grimmjow (2008-12-16 13:46:20)

0

42

------> Коридоры

Сказать, что ей слишком нравилась ситуация, значило...ммм... Несколько преувеличить все происходящее в троекратном размере как минимум. Она очень устала. Устала находиться в этой Цитадели, устала повторять раз за разом о том, что нет совсем необходимости сражаться друг с другом, о том, что жизнь надо все же ценить.
- Я бы попросила вас быть более осторожным с раненым, - полуночные глаза ровно смотрят поочередно на Эспада, фрассию, нумеросов, - разумеется, если в числе первых приоритетов у вас стоит все же излечение больного, а не его калеченье. Насколько я поняла, Айзен Соуске дал приказ излечить. Поэтому прошу, осторожней. Вы несете живое существо. Не мешок овощей, не груду хлама или тряпичную куклу - шинигами мало отличны от вас. Жизнь, сознание, этим природа наделила всех в полной мере, на совершенно равных условиях. Поэтому вы не имеете никакого права отнимать ту жизнь, что была дана не вами.. Хотя, относительно вас, наверное, можно сбросить природу со счетов - Айзен Соуске не настолько силен, чтобы претендовать на столь высокое звание, хотя и является вашим "отцом".

Высокая женщина с глазами цвета зеленого льда, что привела ее сюда, галдящая, разношерстная кучка арранкаров. За три года своего нахождения в Крепости, Унохана почти готова была согласится с Айзеном - это Пустые действительно в чем-то совершенней шинигами. Чистотой эмоций, искренностью, идущей из самой глубины их пустых душ. " - Я бы очень хотела узнать, Соуске, как подобные создания способны выносить твою ложь. Или же все мы были единственными, которым ты лгал по настоящему?" Вопросы, множество вопросов она бы хотела задать самопровозглашенному Владыке Сейрентея, посмотреть еще раз в его глаза и наконец спросить у него, в чем они ошиблись, когда приняли его в Готей 13, когда оказали доверие. Это были только их ошибка. Исключительно их и больше ничья. Но... Как же это тяжело, помнить всех, кто сейчас правит Поднебесьем еще детьми, или совсем молодыми... А еще тяжело потерять последнюю ниточку, связывающую ее саму со своей юностью. Рука непроизвольно сжимается на рукояти Минузуки.. " - Только не умирай, Шинсуй... Подожди немного, я вылечу тебя...Позволь мне сделать для тебя хотя бы это"...

- Канамэ Тоусен, - легкий наклон головы в сторону застывшей темной фигуры, - Или мне следует называть вас Тоусен-сама, в подражание вашим арранкарам? Как бы то ни было, приветствую вас. Неожиданно видеть вас и не могу сказать рада ли я встречи или нет. Но, пользуюсь случаем задам один вопрос - какое количество крови, пролитой на этой земле, видят твои слепые глаза, раз тебе все еще кажется, что ее мало?
Грохот падающей мебели отвлекает. Непроизвольно вздрогнув, Хана резко разворачивается, чтобы застыть в праведном гневе:
- Подобное обращение с ранеными... - она слишком потрясена, чтобы скрывать эмоции, - Непростительно...
Стук таби по ровным плитам пола теряется в высоте зала, когда она быстро идет к Кьораку, на ходу извлекая Зампакто. Тихое курлыканье, с которым Миназуки вылетает из своих ножен неслышно никому, кроме нее. " - Да, я знаю, что ты тоже жалеешь этого глупого мужчину"

Опуститься на колени, ложа узкую ладошку на окровавленный лоб своего старого друга... почти брата, последнего дорогого ей человека:
- Я всегда думала, что ты осмотрительный человек, Шинсуй,- вливать в него свою рейацу, чтобы поддержать в нем жизнь до того момента, как Миназуки активируется полностью. Как мучительно было три года не иметь ни малейшей возможность хотя бы прикоснутся к своему мечу. Печати, наложенные на духовный меч, были слишком сильны, она не могла сломать их на расстояние, - Не заставляй меня разочаровываться в тебе, не заставляй меня оплакивать еще и тебя...
Узкая ладошка ласково гладит по заросшей, вечно небритой щеке, последний взгляд и теплая зеленая волна Миназуки поглощает в себя бывшего капитана Готея 13. Теперь уже тоже бывшего. Теперь все должно быть в порядке, по крайней мере, Миназуки восстановит циркуляцию духовной энергии так необходимой для восстановления... А дальше.. дальше у нее будет бессонная ночь - вливать собственную рейацу в другого тяжко.

- Гриммджоу Джагердек , - тихий голов не несет в себе ничего, кроме спокойствия, - Секста Эспада Гримджоу Джагерджек, подойди ко мне.  Я еще не осмотрела твои раны, но думаю с тобой все же возможно два варианта. Я могу вылечить тебя при помощи Кидо, а могу при помощи своего Зампакто. В первом случае будет длительное восстановление, во втором - ты просто заснешь внутри него, проснувшись исцеленным, если ты, конечно, не боишься довериться Шинигами. Выбирай, я не имею права навязывать тебе свою волю.

Отредактировано Unohana (2008-12-15 20:22:31)

0

43

-------> Коридоры покоев эспады

Зайдя в тронный зал Барраган громко захлопнул тяжелую дверь в тронный зал, выпрямил спину, после чего оглядел помещение, увидев в зале целую толпу не только арранкар, но и ранее захваченную в Сейрейтее Унохану. Наиболее удивительным Баррагану было лицезреть израненного Гриммджоу на пару с Кераку на носилках. Причем сожженное, запачканное кровью косодэ Гриммджоу вызывало у Баррага не самые положительные эмоции. Множество кровоточащих ран и огромных пятен от ожогов на коже Сексты буквально пугали.

Нахождение Сексты эспады и левой руки Айзена в одной комнате ничего хорошего не сулят.  Эти двое - как кошка с собакой. Увы, но только такие ассоциации возникают у меня в голове, при иде этих двоих. Того и гляди Тоусен разрубит Гриммджо на части...

Все мысли Баррагана моментально прервались, когда он увидел огромного ската, высвобожденный зампакто Уноханы. Хоть Барраган и не был в курсе того, что ей вернули зампакто, но особого чувства волнения это у васто-лорда не вызывало. Он понимал, что даже с зампакто Унохана не представляет особой опасности. Барраган вообще не отличался особым чувством опасности. Будучи 2 эспадой, он понимал что может победить любого врага. Но сейчас, когда после бунта здесь собралось столько народу, Барраган нимкак не мог вылезти из размышлений. И вообще Баррагану было интересно, что здесь забыло столько народу? Единственным способом выяснить это - было спросить. Что собственно, Барраган и намеревался сделать.

Единственное то, что на данный момент было ясно Баррагану, так это то, что Унохану в помещение привела Терцеро, рядом с которой находилась одна из ее фрассиона, стоящая возле носилок, на которых находилось тело Кьераку, которого постепенно проглатывал высвобожденный зампакто Уноханы. Секста по видимому в некотором смысле "оправился", точнее говоря вновь встал на ноги, хоть и упераясь об стену.
Оценка Баррагана была ясна: он думал что эти двоя сцепились в схватке. Но  это были только предположения.

Отредактировано Barragarn (2008-12-18 11:19:08)

0

44

Канаме перевернул песочные часы ещё раз, большой надобности в них не было, во времени он ориентировался прекрасно и без них, но мерный шелест песка вносил некое скромное разнообразие в тишину зала. Сумерки окутывали Сейретей мягким покровом, день неумолимо клонился к своему завершению, и за всё это время малолетний наглец так и не соизволил вспомнить о должном и вернуться, но он всё же ждал. До чувствительной духовной сферы Тоусена сюда, пространство меж безмолвных стен, весь день доносились отголоски необычно ожививщейся, в сравнении с прошлой вереницей размеренно однообразных дней, жизни обитателей Крепости, узнавемыми оттенками реацу рисуя одну за другой картины разрушений весьма ярко.

" - Безобразие..." - сокрушался в душе мужчина, совершенно спокойным оставаясь внешне, на каждый новый всплеск реацу, радовало лишь то, что все они не портили уже восстановленную им часть их нового дома.
Железной выдержки Канаме было не занимать, она надёжно запирала внутри все его эмоции, и любопытство тоже. Не только из-за своей присловутой принципиальности он до сих пор сидел за длинным столом Тронного зала, переворачивая песочные часы, - хотелось послушать оправдания того, кто в очередной раз легкомысленно предпочёл присутствию на занятии ввязаться в драку. В ущерб самому себе же в первую очередь. Прискорбно. Оправдания Хичиго забавляли своей непосредственностью и подкупали искренностью, -  не смотря на все свои особенности, мерзкий нрав, острый язык и крайнюю непочтительность, он всё таки просто ребёнок.

" - Возможно, мои уроки стали слишком скучны, ведь ранее, он крайне редко прогуливал... И всякий такой раз я находил его совершенно забывшего о времени, засидевшись за книгами в Библиотеке Совета 46-ти... Бывшего Совета." - Тоусен вздохнул, -" Быть может мне стоит внести немного разнообразия в сам процесс обучения? И тем не менее, я трачу на этого оболтуса слишком много своего драгоценного времени, которое вполне мог провести с большей пользой для себя."

Часы шурша песчинками перевернулись ещё раз.
" - Непростительно, данные обещания следует держать. Сегодня весомого повода оправдать разгильдяйство у Хичиго не нет, просьба Айзена оказать достойный приём Шихоуин-сама, всего лишь просьба, выполнить её не сложно и не требует столько времени, и вовсе не оправдывает тот бардак, что он и Гриммджоу устроили в Крепости. К концу дня врядли повод врядли появится, появится ли осознание своей вины?"

Вздохнув ещё раз, Канаме подсчитывал, во сколько хозяйству его ведомства обойдётся восстановление Восточного Входа, Лаборатории и покоев Сексты, если, конечно, не случится чего-нибудь ещё, а такого оборота событий он не исключал. Впрочем, он и сам собирался заняться восточной частью Цитадели, да всё как-то руки не доходили. Лично для него большого значения внешний вид нового Сейретей не имел, превращение безотрадных развалин в архитектурно совершенные формы ради эстетического наслаждения тех, кто не был лишён зрения, в отсутствие уже столь длительное время военных действий, которые принесли бы Канаме сравнительно большую радость, являло иную сторону его сущности. Есть в любом из миров время разрушения, через которое они обретают очищение, - оно минуло, - теперь настало время созидать. Признаться честно, это даставляло определённую степень удовольствия.

От мыслей его оторвала интересная композиция реацу приближавшаяся к Тронному залу, понятия о приличиях заставили его подняться, когда в раскрывшуюся дверь вошла Третья Эспада, и те же приличия удержали от вопросов о её внешнем виде.
- Здравствуйте, Халибел-сама, - ровным голосом попривнтствовал он девушку, выпуская из рук часы. - Вам не зачто просить прощения, вы меня совершенно не побеспокоите, прошу, располагайтесь.
Мужчина заботливо отодвинул стул, приглашая жестом Халибел присесть.

- Доброго... Хм, пусть будет так, Мила, - инициативность девчушки вызвала едва заметную улыбку на его губах.
Взгляд коснулся старавшегося казаться незаметным Сексты, не заметить фон его неприязни было трудно, но Канаме не посчитал нужным это как-то комментировать, если Айзену будет угодно, тот сам потребует с него объяснений.

- Приветстую вас взаимно, Унохана-сан, в формальностях нет нужды, мы слишком давно знакомы, - Тоусен ответил прежнему капитану четвёртого отряды Готэй, - Пути наименьшей крови не приняли вы. Три года назад оказав нам сопротивление, слепы были именно вы. Я вполне допуская, не вы лично, но так или иначе, прошлого не изменить. На какой из этих вопросов ответ более необходим вам?
Здесь ещё Барраган, вот вовсе неожиданный спутник для этой компании, ровный беспистрастный фон его духовной силы скорее говорил в пользу выражения "рядом, не значит вместе".

+1

45

-------> Коридоры

Шаолонг следовал за остальными, держась все также рядом с Секстой, который шел так, будто собирался упасть, но все равно старался держаться. Пару раз он пытался схватить его за плечо, чтобы удержать, но каждый раз убирал руку, понимая, что Гриммджоу не простит ему этого.... что фрассион вел непобедимого Сексту в тронный зал. Достаточно и того, что он попросил  Унохану вылечить его.
В зале находился Канаме Тоусен, а это не особо порадовало Куфанга. Он сам умел находить "правильный подход в словах" к Сексте. А вот у Канаме были свои взгляды и действия. И Гриммджоу всегда был у него на особом счету, как непослушный ребенок. Сейчас Секста поступил именно так, а это значит, ждать хорошего от бывшего шинигами не стоит. Чуть шагнув вперед, Куфанг незаметно положил ладонь на занпакто, думая, что если что, он не позволит "наказать" Гриммджоу еще раз, пусть даже за такой непростительный поступок.
Унохана начала действовать. Шаолонг облегченно вздохнул и закрыл глаза. сейчас главным для него было излечить сексту, а там он и сам справится, ибо не маленький уже. Главное, чтобы не противился лечению.

0

46

Отвечать на вопрос Милы не пришлось. Следуя пригласительному движению Тоусена, Халибел вежливо кивнула, даже не задумываясь о том, что слепому шинигами этот жест не будет виден, и села на свое место, привычно сложив руки под грудью. Сегодня "левая рука Айзена" был настроен очень галантно, не хотелось думать, что это как-то связано с её внешним видом. Следуя вежливости больше из-за спокойствия и уравновешенности собственного характера, чем от жажды продемонстрировать знание этикета, который она, кстати говоря, все-таки знала, Халибел не могла понимать тех, кто совершает какие-либо поступки исключительно и только из вежливости.
- Унохана-сенсей, - красивый голос не поднялся ни на тон, а в спокойном взгляде не было ни намека агрессию, когда Терцеро решила ответить на душевный монолог женщины-шинигами, - забота о жизни этого мужчины уже лежит на ваших плечах, поэтому, раз уж вы позволяете себе тратить столько времени на философию, думаю, он вне опасности, - интонации не передали той иронии, которую Халибел вложила в свои слова. - Вы что-то путаете, говоря о природе. В природе любого сознательного существа, обладающего хотя бы каплей реяцу, лежит отнятие не принадлежащей ему жизни, и этот шинигами жив только потому, что так приказал Айзен-сама. Нет необходимости напоминать об этом.
Зеленые взгляд мазнул по строго держащейся женщине, предупреждая.
- Но Мила, это действительно можно было сделать аккуратней. Не зря же ты должна была следить.. за процессом, - в чем-то согласилась Терцеро с шинигами, ни сколько на самом деле не раздражаясь ни на шумностью своего фрассиона, ни на качеством действа, курируемого ею. - Ты свободна. Можешь идти и прихвати с собой Куфанга, нечего здесь делать фрассии.
Действительно, тронный зал набивался народом просто с колоссальной скоростью. Мало того, что здесь оказался Тоусен, на присутствие которого Халибел не рассчитывала, так ещё и Барраган пришел собственной персоной, благополучно пропустив самое интересное. Откровенно хотелось поинтересоваться у этой старой консервной банки, где он был до этого и почему, когда был бунт и на Айзена поднялись клинки Эспады, Секундо Эспада где-то отдыхал, размышляя о чем-нибудь настолько важном, что не подумал явиться в лабораторию.
- Я смотрю твои чувства притупились, Барраган, - вслух, но не тихо, не громко произнесла Халибел, - или может быть ты на стороне тех глупцов, которые пошли против Айзена-самы?
В отличие от того же Тоусена, Терцеро не могла оставить без внимания факт бунта, потому что не верила в то, что Заель при своей заячьей сущности мог пойти на такую авантюру только при поддержке Ннойтры и Кьораку. Значит, должен быть кто-то ещё...
"- Скорее бы уже Унохана закончила поправлять здоровье Сексте, чтобы можно было с чувством выполненного долга покинуть это место, сопроводив пленных по камерам", - размышляла Халибел, ставя очередную галочку над списком своих дел, в которых душевный разговор с Гриммджоу на данном этапе был на первом месте.

Внешний вид: волосы растрепаны, воротник отсутствует, открывая обзор на лицо Халибел. Привычная короткая куртка сожжена церо. На плечи накинуто косодэ Владыки.

0

47

Мила заняла первые места для кинопросмотра, потом же она об этом пожалела…
Начальную болтовню шинигами девушка попросту нахально пропустила мимо своих звериных ушек, была увлечена выполнением поручения хозяйки, а до пустого трепа каких то пленных относилась пофигично, но боковым зрением заметила под шумок «тихую попытку слива» кошки эспады с лечения, тут же последовало колкое ехидное замечание:
- Шинигами, тут кое-кто свалить хоч… - девушка запнулась.

" - Занпакто!" - взгляд фиксировал активацию меча, рука с силой рефлекторно до обеления костяшек с характерным легким хрустом сжала рукоять бинтованного занпакто без гарды все так же, но уже мирно напряженно лежащего на плече.
Тело моментально напряглось, мышцы становились эластичными, горячими от мгновенного фпрыска адреналина в кровь, тело машинально приняло боевую стойку, торс повернулся под 45 градусов, убирая уязвимые точки с линии атаки. Ноги на автомате умягчили позицию, слегка согнувшись в коленях и немного развернув носки, тем самым, придав пружинистости осанке. Изумрудные глаза помутнели от звериного инстинкта схватки. Только приказ и она немедленно атакует, она готова, всегда, нужен только приказ. Это длилось доли секунд, затем же лицо предводительницы амазонок сменилось комичной маской, глаз фактически выпал, а челюсть брякнулась на пол от увиденного зрелища, но тело было готово действовать.

- Ч…ч…что это? – заикаясь, что и смогла проговорить бледная фрасьонка. Рука с занпакто резко опускается вниз, от чего послышался лязг стали, сверкнула искра, глаз начинал нервно дергаться при виде зеленого существа с одним оком, - Вот урод! – выпалила амазонка, проорать же, на замечания о хранении раненных Мила в миг позабыла. Крикливость на пару мгновений прекратилась, пока челюсть и глаз не вернулась обратно.
-Я тебя понимаю, - сочувствующе смотря на Гримджоу, - я бы тоже туда, в зеленое,…недоверчиво ощетинившись, осматривая Минадзуки, готовая всегда вступить в бой…мало ли… - Не захотела,…попасть - закончила не связную мысль фрасьонка.
- Не соглашайся, - категорично заявила Росе

" - Хотя … при других обстоятельствах …"
Тут уже заиграли горделивые заносчивые и бесстрашные нотки характера воина. Хотя она и понимала, что шинигами и пустые - это одни и те же души, все равно не доверяла им. И пример лечения на полудохлом теле, ряженном в розовое, все равно не уберет неприязнь двух противоборствующих рас, все же это чувство отвращение засело глубоко…сказалось еще и недавнее «приветливое» мазанье Росе по стенке этой «доброй» шинигами, когда та попыталась рассказать ей…
Появление Баррагана в тронном зале, вызвало очередной поклон головы:

-Добрый день Луизербан Барраган -сама, - грива тут же взметнулась и ненавязчиво проследила его траекторию движения, казалось, что он как койот обошел свои владения и уселся наблюдать. Девушку отвлекло внимание Тоусена к себе, что вызвало очередное бряканье челюсти на пол.
" – Сегодня явно не мой день, Вот уже глюки едут." – глаз вновь стал нервно дергаться, - "А может я сошла с ума…Нет ЧУШЬ!!" – чуть было не схватившись за голову, - " Ваааа!!!!" – дошло наконец до темной гривы амазонки, - " - Он надо мной издевается!!!"
Ущипнув себя, чтобы понять, что она еще не спит, и не дай Менос внутри этой зверюги. Мила вернулась на землю обетованную. Тряхнув лохматой копной волос, ревностно проследила, куда усадили ее хозяйку. Довольная засветилась.

" - Оу какой он галантный…перчатки,"- взгляд прошелся до локтей." - Задвигает стул," - продолжила цепко идти взглядом по одежде Канамэ.- " Белое, цокнув, - явно чего-то не хватает, а точно Я же видела в Генсее, полотенца на руке и да согнуть ее! Точно, официант "-  сделала незамедлительный вывод Мила, " - Профессионал, по совместительству с дворецким. Что это с ним?… "– мозговой штурм закончился, челюсть была уже повторно вправлена.
Появление Куфанга осталось незамеченным до поры до времени, а пока все внимание было приковано к Халибел-сааааме. Мила все не могла оторвать взгляд от аккуратной и делавшей еще прекрасней воинственный лик терцеро эспады, клыкастой маски. Которая закрывала низ лица и грудь статной девы, всегда держащую осанку. Речь, которая редка для слуха ее фрасьонов от части вступившаяся за взбалмошную амазонку и ставившая на свое законное пленное место шинигами, вызвала шквал эмоций засветившихся ярким изумрудным маревом во взгляде и мимолетный лик Милы запечатлел маску «Мурк!!». Приказ же покинуть свою хозяйку не радовал, но это приказ:

- Хорошо Халибел-сама, - голова склонилась в легком поклоне, тело на миг расслабилось. Мила уже шагала на встречу Куфангу:
- О!!- возмущенно воскликнула амазонка, -Ты уже тут, - с интонацией, «а мы тебя не ждали, зачем приперся?», - Ну и зря, сейчас твоего хозяина лечить будут, а это зрелище…сделав паузу на миг, - Просьба слабонервным,,- себя явно не считая таковой. – а в твоем случае,- оглядывая с ног до головы Шаолонга, просьба беременным покинуть помещение, -нахально оперев руки о бедра, - пошли я тебе кое-что по крепче налью, поплачешь … ,- запнувшись, смотря на каменное лицо фрассии кошки
- Расскажешь как тебе тут тяжело живется, поделишься о своем о дев…мужском, о прибирании шкафа Сэксты - хватая за шиворот фрасьона и немедля буксируя его в сонидо из тронного зала.
- На него то и одежды не напасешься с такими темпами…, -донеслось на последок.
" - Где же эта Апаче!?? Соскучилась что ли!!" – возмущаясь своим мыслям о заботе…" - Тфу ты, взбредет же … "

Внешний вид: волосы в стильном пыльном хаосе, сэксопильный топ, воинская юбка-разлетайка. Напульсники, костистое ожерелье украшает смуглую кожу амазонки, а голова увенчана странной диадемой. Местами по телу встречаются ссадины.Внешний вид

Мила Росе, Куфанг -----> Коридоры

0

48

Шинигами что-то там говорила, но Гриммджо все это слышал, словно через подушку. Секста целиком ушел в свои ощущения, не сразу заметив, что пришел наконец-то Шаолонг и даже, кажется, вышел чуть вперед, словно собираясь защищать Джаггерджека от Тоусена. Кстати о Тоусене. Тот как раз расшаркивался перед Халибелл, похоже, решив не обращать особого внимания на Шестого. Впрочем, Гриммджо по этому поводу ничуть не огорчился.

"Чертов Тоусен, ненавижу. Интересно... Халибелл наверняка потребует от меня потом ответов на свои вопросы. Черт, как же выпутываться из этой ситуации? Та-ак... Сегундо Эспада?" - Джаггерджек посмотрел на вошедшего в зал Баррагана - "А этому-то что здесь понадобилось? А, впрочем, это не так важно. Лишь бы меня не трогал... О! Шинигами как раз собралась лечить этого капитана... Что? Зампакто? Ох ты ж... Что это за зверюга?!"

Джаггерджек широко открытыми глазами смотрел на только что появившегося огромного ската-переростка. А уж когда этот монстр просто поглотил полудохлого шинигами, арранкару резко поплохело, и он ощутил острое желание свалить отсюда подальше, пока это существо не проглотило и его. Кажется, что-то сказала Мила, но Секста даже не обратил на это внимания, как и на то, что фрассионы вышли из зала. Сейчас Гриммджо был полностью поглощен размышлениями о том, как бы отвертеться от подобного лечения.

Внезапно заговорила Унохана, и Джаггерджек, услышав звуки своего имени, вернулся в окружающую реальность, внимательно слушая шинигами. Арранкар осторожно, сильно шатаясь, подошел к Ретсу, обдумывая ее слова. Впрочем, думал он недолго, почти сразу же сказав хриплым голосом:

- Вылечи меня при помощи Кидо! Я в эту зверюгу не полезу!

Шестой с опаской покосился на огромного ската. Арранкар, конечно, хотел вылечиться поскорее, чтобы не ощущать эту тянущую и изматывающую боль в ранах, слабость, головную боль, и боль в легких, но добровольно отправляться в желудок зампакто шинигами не собирался, предпочитая мучиться. Гриммджо напряженно следил за Уноханой, опасаясь, что его могут попробовать насильно запихнуть в ската. Впрочем, Джаггерджек надеялся, что никому ничего подобного в голову не придет.

Внешний вид: Порванное, почти полностью сожженное в серо, окровавленное косодэ, не менее порванные хакама. Весь левый бок распорот и залит кровью, из до сих пор кровоточащей раны. На голове, рядом с виском, еще одна кровоточащая рана. По всему телу, особенно на руках, пятна от ожогов, оставленные серо. Волосы растрепаны, слиплись на виске и сбоку от крови, потеряли изначальную форму прически, и теперь челка падает на глаза, да и остальные волосы лежат кое-как.

0

49

Барраган все так же стоял, пытаясь осознать всю ситуацию и все то, что произошло за последние дни. Некоторых новостей относительно военного положения Сегундо эспада не знал. Хоть подробности всего случившегося Баррагана не сильно-то и волновали старый разум Васто-лорда, тот, тем не менее, желал разузнать все и каким либо образом вмешаться в происходящее. По его мнению, любая помощь - полезна. А помощь такого властного Васто-лорда Эспады как Сегунды не могла быть излишней. Интересовался Барраган лишь одним: а именно, откуда у Сексты столько ран и ожогов. Вариант того, что кто-то нарушает баланс сил Эспады и повстанцев в крепости был полностью исключен, ибо Барраган считал что за прочными, крепостными стенами эспаде ничего не угрожает.

Вдруг, Баррагану послышались неясные из-за дальнего расстояния звуки, произносимые Терцеро эспадой. Поскольку Сегундо не смог разобрать слова Терцеро, он решил их просто проигнорировать, ибо никогда не отличался особым любопытством, да и не особо горел желанием в данный момент вступать в разговор с Терцеро.

- Добрый день Луизербан Барраган-сама.
Вновь неожиданные слова донеслись до ушей Баррагана, но особого удивления у Сегундо они не вызвали, уже обративший внимание на посторонние на себя взгляды Сегундо более-мение ожидал к себе обращения со стороны фрассьона Халибел.
Не разворачиваясь, и подавая виду на то, что он не желает сейчас с кем-либо контактировать, чисто из вежливости ответил Барраган:
-Приветствую, Мила Росе. - произнес Сегундо своим хриплым голосом.

Восклики Гриммджоу на счет появившегося в комнате зеленого ската, который пробуждал в Сексте некое отвращение из-за своего вида тоже не остались неуслышанными. Естественно, Барраган считал Гриммджо арранкаром, в котором живет совершенно детское чувство ненависти к неиспытанным на себе методам лечения, что только заставляло укреплять в Сегундо чувство совершенной ненадежности арранкара.

Хоть этот скат и самому Баррагану-то не нравился, и сам Барраган вряд-ли согласился бы быть проглоченным этим монстром. Но не из-за того что Барраган не считает подобного рода лечение приемлемым, а из-за того что арранкар не испытывал желания почувствовать какого это быть проглоченным, и предпочел бы долгий, но испробованный метод лечения.

Отредактировано Barragarn (2008-12-23 20:03:32)

0

50

------> Коридоры возле покоев Эспада.

- Как бы то нибыло, это справедливое наказание, и оно послужит уроком для остальных. – холодное равнодушие сквозило в голосе.
" - Это не наши проблемы… Эспаду нужно держать в ежовых рукавицах, иначе самые нетерпеливые поднимут бунт. Что собственно и получилось. Но это либо очередной ход Айзена, либо его оплошность, либо дурость восставших… Айзена не победить одной силой. Он сильнее нас всех."

Девушка догнала Примеро, перешагивая через развалины стен и колонн, держа курс на тронный зал, понимая, что Айзен сидеть и ждать, пока они придут в зал собраний и доложат ему свою «важную» новость, не будет.
" - Однако и тут происходит нечто веселенькое…" - думала Септима чувствуя переливы знакомых рейацу в тронном зале.
Нелиел распахнула дверь, окидывая взглядом премилую живописную картину. Первым делом в глаза конечно кидался огромный скат, зависший над полом, и стоящая рядом знакомая шингами, грустным взглядом глядя куда то внутрь себя. Раненый Гриммджоу, вечно задумчивая Халибел, «левая рука» Айзена, старик Барраган… внутри проснулось любопытство.

0

51

Что ж в конечном счете его выставили за двери. Он чтил правила - фракцию приглашают на собрания в редких случаях, особо исключительных. Но он переживал за Сексту, который даже ранненный умудрялся выкидывать свои финты. Хотя лично он сам бы не согласился лезть в  Миназуки... Ну если бы дела не касалось жизни и смерти. Его жизни. сцепив пальцы в замок за спиной, Куфанг последовал за остальной фракцией, бросив лишь своему Королю:

- Гриммджоу-сама, я буду ждать вас за дверью.

- Если что, я просто буду рядом. Мне не тягаться ни с кем из присутствующих, но... - Шаолонг немного успокоился после произошедших событий, но вот беспокойство осталось. Неужели Сексте простят его выходку. - Если решили лечить, то простят, видимо... - напряженный взгляд все еще скользил по Канаме Тоусену. Вот тот, кто вряд ли простит и захочет наказать. Но пусть он надумает это лишь после излечения Гриммджоу.
Мысли невольно вернулись к старшему Гранцу. Нужно будет обязательно поговорить потом с Гриммджоу. уж он вобьет разум обратно в голову непутевого блондина.

--------------> Коридоры

-1

52

Унохана Ретсу

У нее были очень красивые руки. Маленькие, с тонкими пальцами, красивой мягкой кожей – прекрасные руки. Когда она пошла за Ямамото-со-тайчо, в тот момент, когда Сообщество было охвачено войнами, когда он пообещал прекратить все это и основал Академию шинигами, в тот день она поклялась, что никого не убьет этими руками, что они никогда не поднимут меч, для того чтобы отнять чью-то жизнь. Она выполнила свою клятву – ее Зампакто не предназначено для сражений.

- С Шинсуем все будет в порядке, - она улыбнулась приведшей темнокожей женщине, - Его жизнь сейчас в руках, которые куда надежней моих. Но вы правы, в зале есть еще раненые, а законы природы все же одинаковы, как бы мне не был противен тот принцип, о котором вы говорите. И мне видимо придется сказать спасибо  Соуске-куну, как это не неприятно. Я действительно благодарна ему, за то что он не убил этого глупого мужчину…

Рука снова ложиться на зеленый бок. Миназуки покрыт кожей, теплой, бархатной, теплой, такой же мягкой и нежной как у нее, она любила его тихие песни, не слышимые никому кроме нее – сейчас он был обеспокоен. Соей хозяйкой и человеком, которого ему доверили. Он вылечит его, но раны слишком серьезны.

Ровный голос предателя, заставляет оторваться от Зампакто, повернуть голову, удивленно моргнув. .Поведение бывшего капитана вызывало удивление, равно как и слова:
- Действительно, зачем формальности и такт в разговоре с предателем, Канаме-кун, - отвести глаза. События более чем столетней давности после того, как трое капитанов покинули Сообщество, приобрели совсем другой оттенок, - И не говори мне, что ты предан. Я знаю, чему ты служишь и кому, но не могу принять этого, но мне странно слышать от тебя слова объяснения и оправдания. Идеология никогда не была моей любовью, но скажу тебе одно – путь меньшей крови, или большей, это все равно путь крови. Три года назад, ты не дал ответа даже своему другу, так чем же я удостоена той чести, получить от тебя ответы? Ты готов дать мне их, ответы на мои вопросы? Тогда скажи мне, куда пропал сто тринадцать лет назад твой капитан Мугурума Кенсей? Он, его лейтенант, Маширо-сан, вся боевая группа, а так же еще три капитана, два лейтенанта и заместитель взвода Кидо? Почему после этого был изгнан Урахара Кисуке и командир взвода Тессай? Почему исчезла Шихоуин Йороучи? Ты, единственный, кто выжил в ту ночь, так что же ты ответишь?

Арктические льды с темных глазах смотрят в лицо бывшего капитана. Но от дальнейших вопросов ее отвлекает голос Милы, так кажется, звали эту девушку. Повернувшись на него, врач не смогла сдержать улыбки:
- Смелость арранкаров все же преувеличена, - со вздохом Унохана направилась к прислонившемуся к стенке Гриммджоу. Его ответ, так же как и реакция Милы ее весьма позабавили, - Но могу сказать, что многие шинигами тоже неоправданно бояться Миназуки… - подойдя ближе, она поманила вниз Сексту, - Но, я понимаю ваше недоверие, и ваш страх тоже. Всем свойственно опасаться неизведанного. Сядьте или лягте на пол, пожалуйста, мне не хватит роста, чтобы осмотреть все ваши раны. Но, - когда она так улыбалась, спорить с ней отказывался даже Зараки-тайчо, - Мне льстит, что вы боитесь его, называя при этом зверем. Это значит, что вы, сами являясь зверем, признаете его силу.

Сосредоточенная  на лечении, она не сразу заметила появление в зале еще одного Эспада. Барраган, Луизербан Барраган. На правильном лице не отражается ничего, у не сейчас более важная задача, но она никогда не простит этого арранкара. Она презирала его – за бесчестное нападение, за отвратительные методы, зато что вынудил ее пойти с ним, бив в самое больное место, не давая возможности защитится, начав бой.. Его пафосные речи, его надменность и поучительный голос – до дрожи в тонких пальцах она ненавидела его. Не за то, что именно он пленил ее, а зато что вел себя так, словно имеет полное право распоряжаться чужими жизнями.

С шумом остатки фрассии наконец-то покинули помещение, но размен оказался неравноценным – заместо двух ушедших фрассионов, появилась еще одна Эспада, заставив тонкие брови недоуменно сложиться в «домик».
- У вас сейчас собрание Эспады? - Напряженно посмотреть в лицо Сексты, быстро прощупывая не повреждены ли узлы передачи рейацу. Она была почти без сил – в отсутствии необходимых приспособлений и приборов, она просто отдавала саму себя, расходуя рейацу, но она была не бесконечна, даже она не может лечить всегда, а раны были серьезные.

0

53

Гриммджо, оскалившись, слушал шинигами, но, когда она заговорила о том, что он, Секста Эспада, боится какого-то зампакто, внутри вспыхнула улегшаяся было ярость. Джаггерджек презрительно фыркнул, скрестив руки на груди и садясь на пол, чтобы Унохана могла его осмотреть.

" - Что? Как она могла подумать, что я боюсь этого зверюгу! Подумаешь, он огромного размера! Никогда рост не являлся показателем! Многие думали, что если они больше, то значит они сильнее! И где они теперь? Давно стали моей добычей!"

Секста не преминул сообщить об этом шинигами, причем весьма резким и насмешливо-яростным голосом:

- Я не боюсь этого ската-переростка! И уж ни в коем случае не признаю его силу! Что непонятного!? Мне противно лезть в это слюнявое чудовище!!!

Гриммджо снова фыркнул, но тут же замолчал, замерев, ощутив довольно неприятную боль в груди и боку. Да и замолчать его заставило то, что Ретсу наконец-то приступила к лечению. Шаолонг наконец-то ушел, сказав, что будет ждать за дверью.

" - Угу. За дверью. Надеюсь, еще будет кого ждать. Хотя, Тоусен вроде бы не совсем в курсе происходящего, а значит, прямо сейчас он меня убивать не будет. Может быть, я даже успею что-нибудь придумать, хотя…" - Гриммджо покосился на Халлибел - "…хотя это навряд ли… Она просто так меня не оставит. Но что мне делать дальше? Я же не могу сидеть сложа руки! Я должен как-то попасть к Урахаре, но… Йоруичи. Из-за этой чертовой шинигами я могу туда и не попасть! Черт. Что с ней стало? Когда Хичиго меня вырубил, я ее не видел, и теперь даже не знаю, что с ней. И знать не могу – я потерял столько крови, что почти не чувствую реацу… Или это из-за чего-то другого? Не знаю, но это и не так важно. Может шинигами сможет что-нибудь сделать? А ладно, скоро все узнаю.. Ну, долго она еще будет возиться?"
Арранкар нетерпеливо взглянул на Унохану, мысленно уже пребывая довольно далеко отсюда.

Внешний вид: Порванное, почти полностью сожженное в серо, окровавленное косодэ, не менее порванные хакама. Весь левый бок распорот и залит кровью, из до сих пор кровоточащей раны. На голове, рядом с виском, еще одна кровоточащая рана. По всему телу, особенно на руках, пятна от ожогов, оставленные серо. Волосы растрепаны, слиплись на виске и сбоку от крови, потеряли изначальную форму прически, и теперь челка падает на глаза, да и остальные волосы лежат кое-как.

0

54

------> Коридоры возле покоев Эспада

Войдя в зал Примеро как обычно прикинулся ветошью, и сделал вид, что это не он, а чрезвычайно похожее не наего привидение, или вообще - все это вам кажется, закусывать плотнее надо. Ну а сама ситуация в троннике была довольно забавной. Вечно смелый Я-тут-всех-круче-кучи Гриммджоу н ехотел залезать в пасть скату, явно порождению занпакто пленницы.
И грозился всех убить, одному остаться, только бы его не скормили этой летучке. Даже не стоит вмешиваться, такое уже не лечится. Хотя, конечно, сила Гримджоу, пусть и много меньшую, чем его, стоит гораздо меньше, чем сила Уноханы. Ну и пусть их. Сами разбируться. либо вылечат, либо начильно запихнут в животную, либо так бросят. Все тр иварианта Старка вполне устраивали.

- Как бы то нибыло, это справедливое наказание, и оно послужит уроком для остальных.
- Вот как - полу-проговорил, полу-выдохнут Примеро в ответ Нелл, не относя свое высказывание ни к одному из ее слов в частности, а ко всем сразу. Он прошел к своему месту за столом, уселся на него и расслабился.
" - Можно передохнуть, а может и подремать. Айзена все равно пока нет."

0

55

Вокруг старого Васто-лорда навивало однообразием, Барраган не понимал, что будет дальше, кто еще появится в этом пыльном месте... Все присутствующие не оказывали на Сегундо особого впечатления. Единственным объектом действия в комнате был Секста, на котором почему-то было сосредоточенно внимание Баррагана,  хоть этот арранкар и никогда не пользовался особым уважением у Баррагана.

Сам Сегундо стоял подобно статуя, не шевелясь, не видя повода для совершения каких-либо действий.  Взгляд Васто-лорда еще ранее был сосредоточен, на ныне проглоченном Миназуки Кьераку.  Барраган заметил, что у этого Шинигами не было зампакто. Возможно,  шинигами оставил его где-то, и это просто не могло, не отразится на Баррагане. Такой редкий зампакто лежит где-то в крепости, а Барраган не знает где он. Сейчас, именно сейчас Сегундо Эспадой овладело желание покинуть тронный зал, и отправиться за Вегой, приказать ему найти зампакто Кьераку.

" - Хмм...этот шинигами не имел с собой зампакто...скорее всего, он потерял его где-то в крепости. Этот зампакто... Он крайне интересен, нужно познакомитья с ним поближе, пока остальные не хватились. Такой мощный зампакто... Пожалуй, стоит послать за ним Вегу, нечего фрасьону слоняться по крепости без дела..."
С этими мыслями, Сегундо развернулся, но увидел то, что моментально прервало все его планы. Это был Старк. Примеро как обычно не проявлял особой активности. Барраган прекрасно знал, что Старк недавно вернулся из своего "похода" в Руконгай.
Несомненно, он что-то узнал, а Барраган как всегда желал быть в курсе всего происходящего....
" - Чтож, пожалуй, стоит повременить с заданием для Веги, сначала, я лучше узнаю, что разузнал Старк...Потом дам задание Веге...-"

Доведя мысли до конца, Барраган направился к столу, за которым на кресле сидел Старк. Не спеша, средним шагом, каждый из которых отдавал стуком, и распространялся в виде эхо по всему тронному залу, Барраган приближался к Примеро, не подавая виду на то, что в чем-то заинтересован. Как всегда, хладнокровное, строгое лицо по чертам, которых ничего не прочитаешь.
Вскоре, дойдя до Примеро, Барраган не помедлил обратиться к нему.

-Приветствую тебя, Примеро. Слышал, ты вернулся с задания, из Руконгая. - говорил Барраган, отойдя от Примеро, обойдя стол, сев на свое место за столом совета эспады. - И будь так любезен сказать, нашел ли ты что-то?  Ведь не просто так тебя послали на это задание...

Все время этого разговора Барраган "немыми" глазами смотрел на Примеро, подперев голову тыльными частями кистей рук.

0

56

Примеро расслабился, и уже было такая милая и теплая дремота начала сковывать его разум, как в его маленький филиал царства Морфея ворваались и распотрошили сон, как сержант СыШыА саперной лопаткой пленного вьетнамца.
" - Барраган."
Ну да, а кому же еще могла принадлежать подобная манера говорить? Ну раз сон был прогнан, придется развеять скуку ожидания разговором. Пусть его тешится.

- Меня никто никуда не посылал. Я туда ходил на добровольной основе. - начал он издалека
" - Не, ну вот зачем ему все это знать?"

- Это во-первых. А во-вторых, с чего ты взял, что я что-то нашел? В-третьих, что бы два раза не пересказывать, я это сразу Айзену-сама расскажу, при всех. Ну и наконец, лучше бы рассказали, что тут произошло, пока нас с Нелл не было.
Примеро вообще редко говорил такими длинными фразами. В периоды "сна" - ему было лень помногу говорить, а в периоды активности - он жалел времени на долгие речи.

0

57

- Вам как врачу, Унохана-сан, должен быть известен древний метод лечения больного организма кровопусканием. Лишь уничтожив скверну болезни можно спасти больное общество. – все тот же бесстрастный и уверенный голос, незрячие глаза смотрят прямо на Ретсу, вот только не видят и от того взгляд, словно проходящий насквозь, неприятен. – И хотя мои глаза слепы, мое сердце видит ясно, в то время как ваше погрязло во тьме. Вы к моему глубокому сожалению не способны принять истину, и обречены блуждать средь бесплотных призраков собственных заблуждений. – пальца переплетаются замком на груди, и в голос ненавязчиво вкрадываются скорбные назидательные нотки доброго проповедника. -  На плохом фундаменте не выстроить светлого дома.

Вот шаги легкой поступи Нелиель Ту О'Дель Шванк гулким эхом отдались под сводами тронного зала. Почти физически Тоусен почуял ее любопытный взгляд ее по детски широко распахнутых глаз. Следом за Нелиель-сан вошел обычно молчаливый Примеро. И к недовольному ворчанию Гримджоу добавился тихий разговор двух Эспада. На вопрос Уноханы о собрании Тоусен лишь неопределенно вздохнул, собрание было назначено на следующее утро так что сейчас арранкары собравшиеся в тронном зале были праздно любопытствующие, коих, по-хорошему, следовало разогнать и занять чем-нибудь более полезным не ж ли светские разговоры. Ощущения Канаме подсказывали, что силы бывшего капитана четвертого отряда таяли, грозя женщине истощением. В полнее возможно, что ей даже понадобится помощь, чтобы добраться до ее камеры, или же шинигами все же сохранит часть сил. Стоит подумать над тем, что бы обеспечить столь полезную гостью всем не обходимым, что бы сделать ее пребывание в крепости максимально эффективным. Ведь силы этой женщины теперь направлены на благое дело пути правосудия, пускай ее сердце и не понимает этого.
Канаме терпеливо ждал окончания процесса лечения, полагая что дальнейший разговор бесполезен. Каким бы положительным не был образ капитана четвертого отряда Готей 13, но все же при ней творились ужаснейшие и несправедливейшие вещи, которые она, несмотря на свои якобы убеждения, принимала безропотно и как само собой разумеющееся. В таком подходе Канаме виделся принцип премудрого пескаря и лицемерие.

Отредактировано Kaname (2009-01-13 16:47:44)

+2

58

Внезапно Гриммджо ощутил волну жара, появившуюся где-то в боку. Удивленный взгляд наткнулся на лечащее кидо Уноханы.  Джаггерджек никогда не видел ничего подобного, поэтому с интересом стал наблюдать за шинигами. Впрочем, результаты впечатлили Сексту Эспада гораздо больше: через несколько минут рана на боку затянулась, оставив после себя свежий шрам, который наверняка скоро исчезнет без следа, а грудь перестала болеть, похоже ребра теперь тоже были абсолютно целы.

Ретсу же тем временем продолжила лечение, исцеляя рану на голове. Вскоре исчезла и эта рана, не оставив даже шрама. Усталая шинигами прекратила лечение, а арранкар встал на ноги, осматривая себя, и с удовлетворением мысленно признал, что состояние перешло с паршивого на нормальное. Теперь оставалось лишь немного отдохнуть, чтобы организм сам справился с мелкими ссадинами и ожогами.

" - Итак, теперь надо быстро и по возможности тихо свалить и как следует отдохнуть. Так, похоже, Эспада занята разговором. А вот Тоусен… А, к черту его. Он не должен меня сейчас задержать… Типа я очень устал и ранен, надо отдохнуть… Хотя хрен я это вслух скажу, но отдохнуть действительно надо… Моя гостиная разрушена…  Хм… поспать надо в любом случае… Ладно, сейчас быстро сваливаю, а потом сразу к себе. Шаолонг захочет – догонит."

Гриммджо вздохнул поглубже и решительно пошел к выходу, не благодаря Унохану, ни на что не обращая внимания, и даже не собираясь никого слушать, если вдруг кто попытается его остановить. Арранкар толкнул дверь зала и вышел в коридоры, прикидывая в какой стороне его покои, шарахнулся башкой он всё таки прилично. На это не понадобилось много времени, так что Джаггерджек почти сразу ушел в сонидо, благо силы теперь позволяли, и вскоре был у разломанных дверей своих покоев.

-------> Покои Гриммджо

Внешний вид: Порванные хакама, почти полностью сожженная серо, окровавленная куртка. Весь левый бок залит подсохшей кровью, ясно видно свежий шрам. По всему телу, особенно на руках, пятна от ожогов, оставленных серо. Волосы растрепаны, слиплись сбоку и у виска от крови, потеряли изначальную форму прически, и теперь челка падает на глаза, да и остальные волосы лежат кое-как.

Отредактировано Grimmjow (2009-01-21 06:53:18)

0

59

Проводив Милу взглядом, Халибел посмотрела на странное существо, в котором до этого исчез шинигами. Ожидание не раздражало её настолько, чтобы кого-либо торопить, но сидеть в зале, слушая словесный поток, так и вырывающийся из уст доктора, не было ни малейшего желания. Идеология, мораль, этика - все это лишь слова, покрывающие слабость, глупость или трусость. Слова, навязанные человеческими отношениями.

Барраган удосужился обратить внимание на фрассиона, игнорируя её хозяйку, от чего светлые брови сошлись на переносицы, демонстрируя небольшую складку - такое поведение может интерпретироваться только как неуважение и открытая демонстрация превосходства. Не так уж и важно, не услышал ли Секундо её слова, проигнорировал ли или предпочел на них не реагировать - Халибел не отличалась властолюбием и ни сколько не сомневалась в своих силах, чтобы реагировать на подобное отношение, но цену как бойца Айзена Барраган в глазах девушки все-таки потерял. Его образ мыслей слишком прямолинеен, а разум слишком медленно раскачивает это тело на какие-либо действия. Возможно, он и силен, но сила, которую не применяют по назначению не стоит и упоминания.
" - Надеюсь, тебе все-таки хватит ума не игнорировать точно также то, что происходит в Цитадели, Барраган. Не так уж страшно иметь плохой слух, но не признавать подобную слабость - откровенная глупость".

Встретив короткими кивками  Нелиель и Старка, Халибел глянула на упирающегося Гриммджоу, раздумывая над беспокоящими её вопросами, которые ещё следовало задать тем, кого они касались.
- Унохана-сенсей, сколько времени займет лечение Кьораку?
С Секстой она сможет поговорить и попозже, когда будет освобождена от обязанности следить за раненным шинигами.

0

60

Судя по тому, как Барраган замолчал, ответы Старка ему не очень-то понравились. Все может быть. Конечно он может быть ответил грубо, но за столько-то времени, все уже давно к друг-другу если не привыкли, то хоть пообтерлись характерами. Примеро попытался было уснуть, или хотя бы задремать, но сон был прогнан и упорно не шел. Что-ж, видимо не судьба. Да и в последнее время, если уж заняться самокопанием, он все чаще и чаще стал ловить себя на том, что стал более активным что-ли. Нет, сон ему все так же нравился, но он легче мог им пожертвовать для других своих дел. Да и как ни странно, дела стали появляться, и он даже начал получать от них хоть какое, да удовольствие?
" - Неужели старею?"

Примеро одернул себя. Самокопание конечно хорошо, но не все же ходить букой или спать? Да и, неожиданно, стало слегка интересно, а что же все-таки произошло. Вон какой развал устроили. Уж явно не пьяную оргию с блэкджэком и сами-знаете-с-кем.
А раз Барраган информацией делиться не захотел, обиделся явно, то информацию придется добывать. А из кого ее добывать, ведь Секста свалил, Канаме особого доверия не внушал, в конце-то концов, ЧТО мог увидеть слепой шинигами? а? Да и пленные шинигами явно ничем не помогут. Поэтому остается только один вариант - Халибелл.

- Халибее-ел-сааан, - слегка жалобно протянул Старк, - Ты же не дашь умиреть такому симпатичному мне от любопытства и раскажешь, что тут случилось, пока меня не было?

+1


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Крепость Айзена » Тронный зал