Bleach: Disappearing in the Darkness

Объявление

Уважаемые игроки ролевой Bleach: Disappearing in the Darkness!


Сообщаю, что Администрация приняла решение закрыть форум. Ввиду различных причин, у меня нет возможности поддерживать его и обеспечивать вам игру на должном уровне.
Хочу поблагодарить всех кто когда-либо играл на нашей ролевой. Более трех лет мы существовали, развивались и играли вместе. Это не малый срок и достойная жизнь для ролевого форума.
У нашего маленького мира в формате аниме Bleach богатая история, которая запечатлена в многочисленных отыгрышах. Мне хотелось бы, чтобы она была доступна для обозрения, ведь нам с вами есть чем гордиться.
Все неигровые локации будут скрыты. Игровые темы будут открыты только для чтения. Так же будет закрыта регистрация.
Свои пожелания вы сможете оставить в соответствующей теме, а если что-то понадобится лично от меня, то мой номер icq остается в профиле.

(с) Шихоуин Йоруичи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Крепость Айзена » Тронный зал


Тронный зал

Сообщений 91 страница 112 из 112

91

Гриммджо сидел с крайне серьезным лицом, слегка закусив губу, и внимательно слушая Айзена. Про перестановки в Эспаде он догадывался (а как могло быть иначе после недавнего шухера?), и они его не сильно удивили. Даже то, что Неллиел теперь старше его по рангу, не особо задевало – свое место и шкуру сохранил, и ладно. Но то, что Соуске сказал о перестановке в Эспаде, означало, что сейчас он перейдет к вопросу о пленнице. Это заставило Джаггерджека нахмуриться сильнее и напрячься, в ожидании продолжения речи. К счастью, ожидание долго не продлилось, и Секста наткнулся на насмешливый и пронзительный взгляд Владыки, заставивший его едва заметно вздрогнуть.

« - Черт бы его побрал! Черт бы побрал эту идиотку Йоруичи! Черт бы побрал всех шинигами!!! Она потеряла память, а значит, ничего не помнит о сделке, и значит, я не смогу использовать ее в своих целях, пообещав вытащить ее отсюда! Теперь она это предложение воспримет как предательство Айзена, чтоб ему! И что мне делать? Ведь и к Урахаре теперь хрен попадешь! И шинигами меня тут же убьют, когда припрутся сюда и узнают, по чьей милости их обожаемая капитан в таком состоянии! А, черт с этими шинигами! Что собирается делать Айзен? Слабо верится, что он вот так просто простит… Или у него еще какой-то план? Ненавижу. Мы для него лишь куклы… Стоп. Он сказал, что… потом, после того, как за ней придут шинигами, можно делать все, что вздумается… - на лице Гриммджо появилась легкая усмешка. – Отлично! Если выпадет такой шанс, я им воспользуюсь! Если доживу…»

Секста мрачно и с неприкрытой ненавистью взглянул на капитана-предателя, после его заключительного вопроса. К тому же его внезапно окатила волна удушающей реацу. Дыхание арранкара тут же сбилось, стало тяжелым, прикушенные губы сжались в тонкую линию, а во взгляде стало лишь еще больше ярости и ненависти. Хотелось вскочить на ноги и заорать на чертового шинигами: «Какого хрена?!», но Джаггерджек все же не был идиотом или самоубийцей, и понимал, что его вопрос будет лишь очередным гвоздем, забитым в его гроб. Да и поздно уже было вопрошать. Поэтому Секста упрямо взглянул в глаза Айзена, но почти тут же отвел взгляд, разглядывая его плечо. Смотреть в эти равнодушно-жестокие глаза было невыносимо… Говорить что либо было безумием, и Шестому оставалось лишь угрюмо молчать, терпя ужасающую удушающую реацу Владыки.

+2

92

Третий, с начала собрания, стакан живительной влаги наконец то приглушил рвотно-болезненные позывы внутреннего наполнения Хичиго и позволил услышать последнюю часть речи господина Соуске выдающему на общее рассмотрение план, настолько ужасный в своей подлости и хитрости, что сразу становилось ясно - зачем было собрано это собрание. Собрание это было собрано для того, чтобы поапплодировать Величайшему. Что Хичиго сделал не дожидаясь того момента когда Айзен договорит.
-Браво, Твоё величество, Браво! - Хичиго привстал со стула, с неудовольствием отмечая, что в зале было ещё холоднее чем на уже подогретом мягким местом камне, ещё несколько раз сомнкнул ладони  и, осознав что приступы похмелья возвращаются - сел обратно - Разреши - расскажу что в голову пришло пока ты говорил
Хичиго обвёл глазами собравшихся и, ясное дело, не дожидаясь разрешения продолжил:
-Воистину гениален твой план, но я хочу внести в него несколько дополнений, которое позволит уважаемым товарищам здесь собравшимся получить ещё больше пищи для размышлений чем твоя великая речь. Это без сомнения круто, что ты получил столь могущественного союзника как мистер Кот. Ты молодец! Но, объясни - что нам.... - Хичиго ещё раз прошёлся взглядом по собравшейся эспаде, скривил гримасу скуки - мне, с этого? Они придут, мы - попялимся, она - убьёт. Шинигамики получат врага предателя номер...какой там она будет по счёту...объявят кровную месть, и опять куда-нибудь засядут, годика на четыре. Мы в очередной раз убедимся что мы в сотню раз круче, и ещё посидим на заднице.
Пустой смачно хлопнул ладонью по креслу
-Мы ж крутые, мы - сильнее, мы уже сколько-то там времени сидим и ни-фи-га не делаем. ПОэтому гениальное дополнение - давай мы...я...встретим пришедших товарищей, убьём две трети,а оставшихся возьмём в плен и вызнаем где они прячутся. После чего - пойдём туда и всех их убьём. Можно даже Йору-чи убить для большей подлости. И вот его - Хичиго ткнул пальцем в поднёсшего ещё один стакан воды нумероса - Крутой план, правда? По хитрости и продуманности куда внушительнее чем твой, Ай-сама

Отредактировано Hichigo (2009-10-21 15:57:42)

+2

93

На Хичиго был брошен гневный взгляд. Наглость и дерзость с которой он разговаривал с Владыкой, пренебрежение чужими жизнями, пусть даже это и не слишком ценный кадр, да и само то, что пустой являлся раньше чуть ли не врагом номер один, заставляло Тиа относиться к нему настороженно, а порой его поведение просто выводило ее из себя, хоть это и не отражалось никогда на ее лице. Харибэру прекрасно понимала, что тот, кто предал однажды своих союзников, может с такой же легкостью предать и во второй и в третий и в десятый раз. Если по-честному, Трэс вообще не понимала почему Айзен-ками-сама принял это в свои союзники, да еще и поставил выше всей Эспады.
"Значит, он решил вернуть старую вражду. Как неразумно, зная, что Эспаде сейчас нужна сплоченность, устраивать такую грызню внутри. Я не верю, что он не понимает к чему приведет подобная перестановка. Что же касается гостьи. План достойный ума Гриммджоу. Интересно, как он убедился, что она действительно стерла себе память, а не притворяется и нагло лжет ему. Или с чего он взял, что память не вернется при произнесении какого-либо ключевого слова, известного лишь синигами или при одном виде кого-то из них. И с чего он взял, что она убьет их, а не они ее... убьют? Утащат? Свяжут и прекратят действие устройства другим устройством, ведь на любой эффект найдется противодействие, главное правильно подобрать ключики. Нет, в этом плане определенно слишком много дыр и "если". При всех я, конечно, не стану так много говорить, но вот остаться после собрания и серьезно поговорить с Владыкой на эту тему действительно можно и даже нужно, а сейчас пока можно задать маленький наводящий вопрос. Надеюсь, ками сам все поймет."
Привстав, Тиа взглянула в упор на Айзена и спокойным голосом произнесла:
- Каковы гарантии, что ее память действительно полностью исчезла и не вернется в самый неподходящий момент?

Отредактировано Tia Hariberu (2009-10-28 19:39:07)

0

94

Голос Владыки разлетался по Залу, превращался в какие-то частицы, а не простые звуковые колебания, отскакивал от стен, плавно двигался в обратном настроении, пока не натыкался на что-либо еще… Казалось, что его голос увидеть собственными глазами. Тягучий, властный, не требующий возражения. Все это практически моментально заставляло присутствующих Эспад замолчать и замереть в позе ледяных фигур, таких же белых.
«Больше всего уходу Ичимару обрадовался, видимо, Тоусен? Я не думаю, что Айзену-саме такое предательство пришлось по душе, пусть оно и было ожидаемо. По большей части, арранкарам все равно, куда и зачем ушел лис, да и сам факт навряд ли их смущает. Они с облегчением вздохнули, ведь он всегда был еще той язвой… Но именно это подтолкнуло Сзаэля и Нноитору устроить переворот, совершенно бессмысленный и идиотский. Надо же было додуматься и устроить этот глупый бунт, равносильный бунту песчинки простив целой пустыни! Они либо совсем тронулись умом от безделья, либо их так обрадовал уход Ичимару. Полное безрассудство».

Назначение Нелиел на место Квинты немного удивило. Улькиорра не считал эту девушку совсем уж бесполезной, Нои  ее фееричное возвращение в Эспаду его не особо-то радовало. Одно время она была дружна с Куросаки, и этот момент беспокоил больше всего.
Про Шихоуин четвертый знал все, поэтому на этой части айзеновской речи он позволил себе несколько расслабиться и перевеси взгляд на сгорбившегося Гриммджо, что сидел напротив. Настойчивое внимание Владыки кго, судя по всему, не вдохновляло, и поделом. Он никогда не умел думать и лишь потом – делать.
Внезапно Айзена прервал недокуросаки – он вел себя нарочито вызывающе, в чем арранкары дружно сошлись, молчаливо глядя на возмутителя спокойствия. Губы Шиффера чуть скривились; если бы шинигами позволил, то он, не медля ни секунды, заткнул бы этого странного навязанного союзника, дабы тот вел себя поуважительнее.
На первую часть вопроса Халибел он готов был дать ответ сам. Этот пресловутый неподходящий момент тревожил и Улькиорру, но со временем уверенность Владыки передалась подчиненному. Сейчас Йоруичи слаба. Пока она находится под его присмотром, он ручается, что если она сделает хоть один подозрительный выпад в сторону, то будет сразу же прибита к полу. В этом можно было не сомневаться.

0

95

Некоторым нравится создавать себе проблемы. Их неуемная сущность, их внутренний огонь - они не дают им покоя и толкают на необдуманные поступки. При этом, таких людей нельзя назвать легкомысленными... Напротив, иногда, для осуществления своих целей, они бывают невероятно хитры и изворотливы. Бровь Владыки высоко изогнулась в ответ на целую плеяду занимательных выражений лица, которые ему продемонстрировал Секста. По нему вполне можно было составлять карту ненависти - от ее начала до апогея. Взгляд... он обжигал. Улыбка на губах Владыки стала чуточку шире:
- Ты что-то хотел сказать, Гриммджоу? - Наблюдать за ним можно бесконечно долго. Пальцы на подлокотнике уже не ощущаются, онемевшие от холода и недвижности. Нутро Цитадели медленно выстывало, а он совсем ничего не делал для того, чтобы хоть как-то компенсировать дефицит тепла. Тень пугливо скользнула из одного угла в другой, застыла в нерешительности возле лужицы света на гладкой поверхности стола. Голубые глаза горячи, как весеннее небо, а карие - холодны и спокойны как воздух за окнами, как сталь, мирно спящая в ножнах...

Атмосфера напряженного ожидания была разбита за одну секунду. Еще одним созданием, которое очень любило создавать себе проблемы... «Какие слова я слышу, однако… Именно это бесстрашие и нерассуждение о последствиях мне и нравится в тебе, именно она портит тебя и делает совершенно непригодным. Такая полезная, такая интересная игрушка, но какую роль ты будешь играть в этой космафагории которая грядет? И про тебя ли говорилось в Пророчестве? Но пока будь рад и благодарен – ты в игре...»
- Хичиго, - от густеющей в воздухе тяжелой рейацу дрожит мелкой рябью вола в стакане. Голова Владыки все также опирается на руку, а глаза спокойно прикрыты - крикливого мальчишку он не удостоил своим взглядом, - разве я спрашивал твоего мнения? Или может быть, что я сказал все, что хотел? Если у тебя все, касательно нашей гостьи, то пожалуйста, - по тонкому стеклу пошли трещины. Вода медленно сочилась из них, словно отмеряя чашу терпения хозяина двух миров, - дай мне договорить, а потом мы выслушаем, что ты хочешь сказать. Ты можешь попытаться возразить сейчас, но это односторонний разговор. Больше не перебивай меня.

Веки слегка приоткрылись. Стекло треснуло сильнее, позволяя воде свободно выливаться  на столешницу, тускло мерцая в полутьме зала. Фигуры в белом за округлым столом остались недвижны, словно выточенные из светлого камня. Главные устроители беспорядка на кануне слишком провинились, чтобы хоть как-то высказываться. 

- Логичный вопрос, - легкий кивок выражает согласие, -  Ты можешь развеять свои сомнения, поговорив с ней, если моих слов было недостаточно. Ты не доверяешь врагу, и это правильно, Халибел, но эта не та ситуация, в которой ты можешь беспокоиться... Или твое недоверие вызвано чем-то иным? -  в глубине его сильного голоса скрытая насмешка. Ее оттенок настолько легок, что на короткое мгновение может показаться, что все не так как есть. Что все почудилось. В холодном воздухе залы, этот голос кажется всепоглощающим… -  Я поясню на примере, - на короткое мгновение он встречается с Терцеро взглядом, - Две женщины, вместе вспоминали прошлое. Они обсуждали рисунок, висевший на стене в их старом доме, где они росли. Изображение девочки, которая собирала цветы на фоне ярко-красного заката. Одна говорит: "Как трогательно. Ты говоришь о цветочнице в чудесном жёлтом кимоно?" Другая отвечает: "Нет, кимоно на ней было красным, как закат". "Оно было красным!", "Нет, оно определённо было жёлтым!" В итоге, они решили сходить и увидеть картину своими глазами, чтобы убедится кто же прав. И вот они с волнением достигли старого, вызывающего ностальгию дома. Какого цвета было кимоно девушки? У него... не было цвета. Это была гравюра. Совершенно чёрный силуэт в совершенно чёрном кимоно. Но в воспоминаниях обеих женщин кимоно было цветным... – новая полуулыбка искривляет линию губ, - Понимаешь? Человеческие воспоминания слишком туманны. Чёрно-белое кажется цветным, события - более волнующими, вещи приукрашиваются... Всё кажется более значимым, чем на самом деле. Даже если память к ней вдруг вернется, воспоминания будут слишком туманными и она уже не сможет отличить правду от лжи, потому что в этом суть человека - всегда сомневаться в правильности совершенного в прошлом...

Те, кто уже почти достигли своей цели, зачастую слишком расслабляются, считая, что они уже всего добились и победа уже у них в кармане. Достаточно наивно, ведь никто не может с точностью сказать, какой будет следующая минута его жизни, даже если все события предсказуемы  на сто шагов вперед всегда может произойти нечто, что никто не мог предположить… Все может рухнуть за один короткий миг, потому что никто не знает что готовит ему Судьба и никто не может избежать ее…

- У меня есть для тебя небольшое задание, Халибел, - пальцы прошлись над поверхностью стола, касаясь разлитой воды, - После собрания я хотел бы, чтобы ты направилась к обнаруженному Неллиел и Старком входу в подземелья. Себе в попутчики возьмешь Куросаки, а заодно введешь его в  курс дела. Мне кажется, он сейчас несколько выпал из круга событий и не совсем понимает ситуацию, раз высказал желание перепроверять чужую работу,  - улыбка стала совсем тонкой. Надменность и жестокость. И чтобы не говорил Гин, они всегда оправданы, - Вы будете провожать одного из гостей нашего дома. Настало Кьораку-тайчо вернуться к своим, он слишком загостился. Зайдете за ним в его покои, где он отдыхает после утренней беседы с Октавой. Уважаемый капитан уже должен придти в себя и наверное тоже жаждет встречи с теми, кого оставил ради нашего общества. Получите наслаждение от этой прогулки, - Айзен растер между пальцами каплю воды, не сводя спокойного взгляда с Пустого мальчишки, - возможно, на ней вы повстречаете того, с кем давно мечтали встретиться.

Отредактировано Aizen Souske (2009-11-19 21:32:29)

0

96

Голос Айзена как всегда был властен и спокоен. Гриммджо вообще не представлял себе, что может его вывести из себя. Насколько знал арранкар, даже бунт, как и уход Ичимару, не смогли стереть этой спокойно-равнодушной улыбки с его лица. А еще Джаггерджеку иногда казалось, что Соуске читает мысли. Хотя, конечно, это не так – просто на лице у Шестого можно было прочитать все, что тот в данный момент думает. Вот и теперь Владыка задал вопрос, на что Секста смог лишь хмуро выдавить из себя:

- Нет, ничего.

При этом Гриммджо старался не смотреть в глаза Айзену, все так же рассматривая его плечо. Внезапно вновь возникшая тишина зала нарушилась белым Куросаки. Джаггерджек хмуро и с ненавистью посмотрел на Хичиго, слова этого недоразумения бесили, как и всегда. Причем содержание его речи вовсе не интересовало арранкара, ведь даже сам голос раздражал и выводил из себя. Будь его воля, он уже заткнул бы Куросаки хорошим ударом. А пока приходилось сидеть и терпеть, наблюдая за реакцией остальных: сдержанное возмущение Халибел, молчание Улькиорры, остальные и вовсе сидели притихшие. Но важнее всего была реакция Владыки. Все-таки, как ни крути, а он здесь был главным, что в очередной раз доказал недавний безуспешный бунт.

Зал начала заполнять тяжелая реацу – Соуске не был настроен терпеть выходки Хичиго. Гриммджо ощутил легкое веселье на фоне собственной ненависти и беспокойства. В этот раз гнев Владыки был направлен не на него, а на наглого мальчишку. Впрочем, Джаггерджека это не касалось, поэтому он вновь взглянул на Владыку, уже начавшего отвечать на вопрос Халибел. Интересный, кстати, вопрос. Ведь арранкару и самому хотелось бы знать, может ли вернуться к Йоруичи память. Причем этот интерес был вызван совершенно другими мыслями и идеями, чем у Тиа.

Голубые брови почти сдвинулись на переносице, пока Секста пытался осмыслить ответ Айзена, а так же его сравнение. Нет, Гриммджо вовсе не был идиотом или тугодумом, но у него был разум воина, и всякие сравнения нужно было осмысливать довольно долго. В конце концов, единственное, что понял Шестой, это то, что у Шихоуин проблемы с памятью надолго, и не решатся даже с возвращением воспоминаний.  Это разочаровывало. Но арранкар отчаиваться не собирался, решив все самостоятельно проверить при первом же удобном случае.

А дальше Соуске дал задание Халибел и Хичиго. Джаггерджек насторожился, не понимая мотивов действий Владыки, и задумался, что бы это все могло значить. Мыслей, естественно, в голову Сексте не приходило, поэтому он решил над этим пока не заморачиваться – тем более, что его это задание никоим образом не касалось – и просто спокойно (ну или относительно спокойно) посидеть, ожидая следующих слов Айзена, либо окончания собрания.

0

97

Голос Владыки звучал спокойно и размеренно. При этом в нужный момент он мог означать и угрозу, и укор.
Он ответил в своей излюбленной манере, использовав легенду в качестве пояснения. Веки Трес чуть дрогнули, когда он закончил. В голосе скользнуло что-то похожее на насмешку.
"Похоже Владыка уверен в том, что всё будет в порядке... Поговорить с ней самой? Это ничего не даст. Воспоминания слишком туманны... Верно. Даже если бы я сейчас попробовала вспомнить своё прошлое, ничего, кроме ярких пятен боев и охоты, мне не вспомнилось бы. Ты это хотел сказать, Владыка?Но в какой-то момент, если не успеть вовремя, она сможет собрать разрозненные воспоминания. Если это произойдёт,... наше дело - защитить Владыку."
Тиа прикрыла веки, соглашаясь с Владыкой.

- Ты можешь использовать остатки её воспоминаний в свою пользу, Владыка... - осторожно проговорила она. В этот момент он продолжил:

- У меня есть для тебя небольшое задание, Халибел, - выслушав приказ, Халлибел бросила взгляд на Хичиго, потом снова посмотрела на Владыку.

- Есть. - коротко сказала она.
"Взять в попутчики. Пленный капитан довольно силён, даже несмотря на беседу с Октавой. Нужно быть начеку."
В зале царила тишина и еле заметное напряжение. Токи холода пронзали кожу даже сквозь одеяние, но Трес оставалась неподвижна.

(с) Tia Hallibel

Отредактировано Shihouin Yoruichi (2009-11-21 23:18:16)

0

98

Заэльаполло Грантц

Лаборатория---->Прошло 3 дня---->

Пожалуй, это было самое унизительное собрание, на котором только приходилось присутствовать Заэлю. И тот факт, что, в отличие от Квинты, он не потерял свое место в Эспаде, не мог компенсировать отвращение, с которым он сейчас смотрел на всех присутствующих. Без сомнения, все они (ну кроме Айзена, быть может) были идиотами со скудным, походным набором мозгов, способные только драться и умирать на поле боя. Трагично.
" - Молчали бы, а то лезут со своими куриными мозгами…" - Заэль со скучающим видом подпер щеку тыльной стороной ладони. На Хичиго он не смотрел, даже когда его свистящие, смешливый голос нарушил спокойную речь Айзена. Недошинигами и недопустой раздражал и раньше, но после того, как посмел так унизить великого ученого, Заэльаполло Грантца среди прочих дел на ближайшее будущее наметил месть этому мальчишке.
" - Таких как ты можно в лаборатории сотнями выводить, если задаться целью, а я единственный в своем роде."
Жалкая посредственность – так мог охарактеризовать Октава мерзкого недоноска, покусившегося на прекрасные, совершенные крылья Форникарас.

- Ты, Халибел, - начал Октава, - не в состоянии понять сути такой тонкой материи, как память. Тебе, наверное, придется все пояснять как глупой женщине, - Заэль фыркнул, не боясь гнева Терсеро. Женщины в Эспаде… пфф… они же не вечные, а Тиа ничем не отличается от Неллиэл. Тем более, что сейчас Октава действовал в интересах Айзена. – Если твоя фракция разворошит коробку с аккуратно сложенными вещами, а потом быстро все засунет обратно… сможет ли она все туда уместить? – тонкие пальцы в белых перчатках скользнули по розовым волосам – Заэльаполло-сама был собой доволен. – Голова этой шинигами свободна от воспоминаний, а когда они все разом вернутся, ей повезет, если она не сойдет с ума. Никакой «неподходящий» момент ей не поможет.

Исследованный осколок впечатлил Октаву, но все же он не считал, что разработка какого-то безмозглого шинигами, может идти хоть в какое-то сравнение с его творениями.
- Этот Урахара дилетант, а его прибор просто пародия. Ха! – Заэль откинулся на спинку кресла и взмахнул руками. – Лишить ее памяти, да это абсурд. Проще было убить, - на лице Грантца появилась маньячная улыбка. – Я пошел дальше. Я… - тонкие пальцы коснулись груди, - …три года исследовал мозг этого капитана-пьяницы. Оставив ему все его воспоминания и личность, я добился полного контроля над разумом, - Октава уже и думать забыл о Халибел, о ее сомнениях и о шинигами, потерявшей память. Важнее было то, что он мог похвастать своими научными успехами перед всей Эспадой и перед Айзеном. – Теперь он просто марионетка… - пальцы сплелись, образуя замок, - … в руках Айзена-сама, - Октава улыбнулся и слегка склонил голову в знак уважения. Это простое действие и простые слова дались ему с огромным трудом. Мерзкий шинигами, Айзен Соуске, распоряжается его творениями как своими, использует богатый потенциал Грантца с выгодой для себя… использует Заэльаполло, как ту же марионетку.

0

99

-Будешь жить - жизнеутверждающе провозгласил Хичиго хлопнув по плечу мокрого нумероса с разбитым стаканом в руке - Хотя, шансы ещё есть, дуй ка ещё за одним, а то пить охота
Ай-сама как всегда поражал чувством собственного превосходства над всем и вся. Это было забавно, но, к сожалению, не развевало скуку более чем на пару минут. Пару минут же, в свою очередь, величайшему  и всемогущему на монологи обычно не хватало. Поэтому скоп язвительных комментариев дождаться окончания беседы не смог разлетевшись в Хичигиной голове в разные стороны: больно уж к многим словам можно было придраться.
Тем временем владыка великого и священного успел дать Хичиго задание и даже наметить компаньона.
С интересом осмотрев выступающую над столом часть Халибел зеро эспада откинулся на спинку стула, прикрыл глаза и вновь водрузил ноги на столешницу.

0

100

Ннойтра Джируга
------> Прошло 3 дня -------->

За всё время, что длилось уже довольно давно начавшееся собрание Эспады, Ннойтра так и не проронил ни слова. Он молчал, прилагая к этому титанические усилия. Но должного результата, по правде говоря, всё равно не добивался: выражение его лица было настолько красноречиво, что он мог ничего и не говорить. Напряжённо ёрзая, Ннойтра зло щурился и кривился, не сводя глаза с Нэлиэль Ту О’Дель Шванк. Многословные речи Айзена, сопровождаемые значительным молчанием Эспады и раздражающими комментариями Хичиго, проходили мимо его внимания. Ннойтра был очень зол. А от того, что был понижен в звании и чувствовал себя идиотом, зол ещё более. Идиотом он себя чувствовал, потому что поднятое восстание было очень самонадеянным. Айзен был сильнее.

Ннойтра гневно усмехнулся.
Я убью эту сучку! Её место седьмое, и она не будет стоять надо мной.
Эспада никак не ожидал этого, но всё вернулось к тому, с чего началось когда-то. Он ненавидел Нелиэль и готов был драться с ней бессчётное количество раз. Потому что над ним не будет стоять женщина. Однажды он победил её, и сделает это снова.
Ксо~, ненавижу её! И вторую тоже.
Под "второй" подразумевалась Тиа Халлибел. Именно она победила Ннойтру в овремя восстания. И, кроме того, она занимала то же место в Эспаде, что когда-то принадлежало Нелиэль. Как раз после его прошлой победы над излишне человечным арранкаром в Эспаде появилась Халлибел. Так что теперь она уверенно занимала второе место после Нэл в списке личных врагов Джируги.

Но всё это значило только то, что Ннойтра будет драться снова. Каждый, победивший его, однажды будет им побеждён. С этой мыслью Эспада на минуту оторвался от созерцания девушки и глянул на Айзена, обратив-таки внимание на его слова.
Кьёраку-тайчо? Вернуться к своим? Он решил отпустить его? учитывая, что до того Ннойтра не слушал Айзена, уловить нить рассуждения было нереально.
- Ксо~, что это всё значит? Какая прогулка? – прошипел арранкар еле слышно и нахмурился.

Отредактировано Bleach (2009-11-22 21:45:48)

0

101

Нити судеб похожи на ловчие сети. Они сплетаются между собой, они запутываю, их нельзя разорвать. Достаточно лишь маленького события, неверного шага, случайного слова, и вот - твоя Судьба совершенно изменилась. Так стремительно, что ты заметил это спустя много лет. тогда, когда стало совсем поздно. Наша Судьба… Неважно пленники ли мы ее, можем ее победить или нет, стремимся к свободе или плывем по течению - она решена заранее и всего лишь одна. Ее нельзя изменить. Только попасться еще раз, в тот момент, когда поверил что стал свободен. попасться и срезать только начавшие прорезаться крылья. Хотя имеет ли значение, выросли они или нет? Даже крыльев не всегда достаточно для того, чтобы взлететь....

- Спасибо за пояснение Сзаэль Апполо. Думаю теперь все предельно ясно, - кожа на кончиках пальцев кажется совершенно ледяной, отчасти из-за капли воды, которая тонкой пленкой сейчас растеклась по его коже. Такой холодной в окружающем воздухе, что кажется пройдет еще несколько мгновений и она станет льдом, - И я рад слышать, что ты наконец достиг окончательного результата в экспериментах с памятью, - на правильном лице Айзена ядом растеклась улыбка. Октава не говорил, что завершил опыты или, что они дали окончательный результат, но это было лишним поводом для того, чтобы пощекотать ему нервы напоминанием о собственном шатком положении, - И рад тому, что результат столь восхитителен, как ты говоришь. Халлибел, Куросаки, - ясность взгляда снова скрывается за тяжелыми веками, - если вам понятно задание, можете отправляться. Подробности состояния Кьораку-тайчо вам расскажет по дороге до покоев уважаемого капитана Сзаэль Апполо.
Как смешно слышать о марионетках от плененной бабочки. Наивная, она говорит о них, еще не зная, что сама опутана нитями, которые при малейшем резком движении разрежут нежные крылья, оставляя на себе пыльцу и кровь. Красивая, гордая бабочка в сетях паука. Если же она догадывается о своей судьбе, то участь ее вдвойне печальна, потому как гордость и нарочистая храбрость это не те инструменты, которые могут перерезать сети. Отчаянье - вот что на это способно. В нем, даже мышь кидается на кота, чтобы сделать последний укус в своей жизни.
Кстати о котах. Айзен смерил изучающим взглядом Гриммджоу. Разумеется, тому было нечего сказать. Хотя печально, было бы интересным, появись у Сексты решимость высказать то, что сейчас на уме вслух. Впрочем, он может развязать ему руки, позволив самостоятельно решать свои вопросы.
- Улькиорра, - теплота глаз, прикрытая тенью ресниц так же загадочна. Тень, так же как и вода, никогда не воспринимается однозначно. И никогда нельзя сказать, привиделась ли тебе мелькнувшая в тени улыбка, или нет, - Если ты понял свою задачу, то можешь вернуться к нашей гостье. Остальные могут быть свободны и возвращаться в свои Покои или к своим делам. Вам сообщат, если вы понадобитесь. А пока все спокойно, отдыхайте и копите силы. Главная битва близка.
Айзен сложил пальцы домиком и выпрямился в кресле, смеряя взглядом Эспаду, задержавшись на бывшем квинте. Еще один непревзойденный актер мимического театра. Столько эмоций и они совершенно не скрытые. Озлобленный пес нашел себе другого соперника. Будучи выброшенным на улицу, он вцепится в горло не выкинувшему его хозяину, а той породистой суки, что заняла его место. Типично, но не менее занимательно.
- Ты невнимательно меня слушал, Ннойтра, - мягкая улыбка на его лице способна разрезать сталь, словно масло, - Халлибел и Куросаки собираются проводить до дома Кьораку-тайчо. Если хочешь, можешь идти с ними. Я не запрещаю.
Он поднялся из-за стола, давая понять, что собрание окончено. У стены белым изваянием стоял Тоусен. Легким кивком отпустив и его, Владыка зашел за край стены, спускаясь в свои Покои.
------------> Покои Айзена

+1

102

Внезапно подал голос Октава. Всё это время он сидел со скучающим видом и лишь едва заметное подрагивание ресниц и взгляд говорили об обуревающих его эмоциях. Ему удалось избежать наказания благодаря его навыкам исследователя. Сейчас учёный просто лучился раздражением и самодовольством. Был ли этому причиной раскрытый заговор, или же он был раздосадован тем, что, по всей видимости, не смог раскрыть тайну изобретения шинигами, обнаруженного у Йоруичи и лишившего её памяти… Когда учёный начал вещать о своих достижениях в работе над пленным капитаном, Терсеро прикрыла глаза – очевидно, этой новостью Октава надеялся укрепить своё пошатнувшееся положение в Эспаде.

- Не хочешь ли ты сказать, что способен уложить эту коробку так, что подчинишь её воле Владыки? – в голосе Тиа прозвучала тщательно скрываемая ирония. Про себя же Халлибел подумала, что стоит сказать своей фракции, чтобы держались подальше от лабораторий Заеля.
Краем глаза Тиа поймала взгляд Серо, устремлённый на неё – тот, снова потеряв к ней интерес, поднял ноги на столешницу. Пожалуй, только он из здесь присутствующих мог позволить себе такое. Сейчас Третью это мало волновало. Главное – исполнить приказ Владыки, хотя Тиа не была уверена в своём спутнике. Действия этого полушинигами-полупустого не поддавались логике, а его мысли были малопонятны.
Холод в помещении начал её доканывать и Терсеро незаметно поменяла положение тела. При этом она скользнула глазами по Эспаде и задержалась на лице бывшего Квинты – на нём играла такая гамма эмоций, что Тиа даже слегка приподняла бровь. Когда же она заглянула в глаза Ннойторы, её обдала волна ненависти. Похоже, её недавняя победа здорово разозлила и так вспыльчивого Эспада. Халлибел поняла, что с этого момента нужно быть бдительнее.
Снова зазвучал голос Владыки. Его голос был по-прежнему спокоен и властен. Проницательный взгляд карих глаз остановился на каждой, словно читая мысли. Он повторил свой приказ. Терсеро поняла, что собрание подходит к концу. Услышав про Заеля и Ннойтору, Эспада едва заметно напряглась и снова напомнила себе об осторожности.
Когда Владыка исчез в своих покоях, Терсеро встала и чуть повела плечами, выгоняя холод из тела. Поклонилась вслед Айзену-сама и выжидающе повернулась к Серо и Октаве.

0

103

Улькиорра Шиффер

Собрание продолжалось своим чередом. Пожалуй, даже слишком обычно. Кватро Эспада безразличным взглядом следил за реакцией Эспады на слова Владыки. И все они Улькиорру скорее удручали. Недокуросаки выражал вопиющее неуважение, В компетентности новой Квинты Шиффер был совершенно не уверен. Секста вызывал подозрения, но ему хватало ума молчать. Ннойтра, лишившийся номера из-за глупого восстания, заранее обречённого на полный провал, не имевшего даже шанса на успех, тоже не говорил ни слова, но по его лицу можно было прочитать всё, что он думает. И мысли его были далеки от тех, что должны бы занимать одного из вернейших сторонников Владыки. Последний, на кого Шиффер обратил внимание, Октава, выражал молчаливое отвращение к происходящему. Однако, заговорив, сказал разумные вещи, что несколько реабилитировало его в глазах Кватро.

Владыка, снова заговорив, перешёл к другой теме, и она была новой для Улькиорры. Айзен-сама посылал Халибел и Куросаки для того, чтобы возвратить капитана Кьораку к шинигами. Шиффер понимал, что не осмысленно продолжать держать шинигами тут, особенно если эксперимент Октавы удался. Однако его интересовали подробности. И интерес этот выражался в пытливом немигающем взгляде, обращённом на Владыку. Он хотел бы уточнить, на каких условиях возвращается шинигами, но говорить одновременно с комментариями других арранкар не хотел. Когда же голоса смолкли и Улькиорра разомкнул губы, собираясь задать вопрос, Айзен-сама заговорил вновь.

Собрание было завершено, Владыка раздал указания и ушёл в свои покои. Во взгляде его, обращённом к Улькиорре, Эспаде померещилась скрытая под тенью ресниц улыбка. Владыка был, очевидно, доволен. На несколько секунд их взгляды встретились, потом шинигами продолжил говорить.

- Да, Айзен-сама. – ровно проговорил Улькиорра, когда Владыка закончил речь и поднялся. Проводив его взглядом, Кватро поднялся из-за стола и, бросив последний недовольно-предостерегающий взгляд на Гриммджоу, спокойным шагом направился исполнять указание – вновь присматривать за потерявшей память Шихоуин Йоруичи. Вряд ли Улькиорра был лучшим выбором для присмотра за шинигами, но понимал, что иного выбора у Владыки не было. Женщина, способная вывести из себя кого угодно, нуждалась в очень уравновешенном охраннике. И, кроме Кватро, в Эспаде такого не было.

Покинув тронный зал, Улькиорра на мгновение приостановился, привычно убрав руки в карманы, и пошёл дальше, к покоям Йоруичи, скользя безразличным взглядом по стенам коридора. Его мысли вернулись к незаданному вопросу. Раз спросить он не мог, оставалась думать об этом самому.
"Капитан Кьораку - один из сильнейших шинигами. Допускаю, что главнокомандующий сейчас сильнее него, однако вряд ли кто-то ещё может сравниться по силе. Я понимаю, держать его у нас нет смысла, поскольку в его силе, как военной поддержке, мы не нуждаемся. Однако и не воспользоваться успехом эксперимента Октавы нельзя. Каков может быть приказ Владыки отданный шинигами? Вряд ли я могу догадаться об ответе, поскольку вариантов множество. Но логичнее всего выглядит одна из возможностей использовать как его боевую мощь."
Любой вопрос, ответ на который Шифферу не был очевиден, не мог быть им оставлен, покуда Эспада не находил ответа. Точнее, покуда не находил понимания - как сейчас в вопросе с Кьокару.

-------->> Покои Йоруичи

Отредактировано Bleach (2009-12-07 13:38:50)

0

104

Хичиго, уже совсем пришедший в себя лениво проводил взглядом удаляющуюся фигуру владыки и с куда большим интересом оценил все выступающие части поклонившейся тересо. Сразу же возникло два вопроса: насколько они мёрзнут и как с нми бегать. Причём второй вопрос был определённо интереснее: потому что на него невозможно было ответить простым прощупыванием. Тем более: а вдруг у женщин арранкаров температура тела ниже или выше, чем у арранкаров мужчин или ещё что-нибудь в этом роде. В конце концов у пустых Хичиго половых признаков не замечал. Поэтому само существование женщин-арранкаров уже должно было вызывавть вполне себе определённый интерес.
Впрочем...Безынициативность видимо свойственна аранкарам абсолютно любого пола.  С сомнением оглядев своих спутников Хичиго перевёл себя в положение стоя, глубоко запихнул руки в прорези хакамы и не оглядываясь направился к выходу из зала. Куда нужно было идти он, честно сказать как-то прослушал...или просто в голове не удержал. Но поправить если что его в любом случае поправят. Поправлять арранкары все мастера.
Хоть бы когда у них это получалось-то вменяемо. Да и этот розовый....

0

105

Заэль Аполло Грантц

" - Вот же мерзкая тварь,"- Октава взглянул на Терсеро с ненавистью и презрением, но отвечать ничего не стал… пока что. Затевать скандал и спор прямо на собрании было невыгодно, да и небезопасно. По тронному залу и так уже метались потоки реацу Айзена, подобно сигнальному огню предупреждая Эспаду, что Владыка сегодня не склонен к беспричинному человеколюбию, терпимости и благостности. Заэль демонстративно отвел взгляд в сторону, будто и не слышал Халибел… словно она пустое место. Однако это пустое место задело его своим комментарием, и спускать ей подобного Грантц не собирался. " – Чтобы какая-то тупая корова смела меня высмеивать?" – внутри все клокотало от гнева. " – Наверняка найдется тот, кто захочет тебе отомстить, и, будь уверенна, в этот момент я не буду стоять в стороне."

Под тем, кто захочет отомстить Терсеро Эспаде, Заэль конечно же подразумевал Джиругу. У бывшего Квинты с женщинами не ладилось вообще. Сначала эта зеленоволосая Нелиэл отравляла ему жизнь своим существованием, а теперь добавилась еще и Тиа, одержавшая над ним верх три дня назад.
" - Тебя снова побеждает женщина," - в душе Октава ухмылялся, глядя на искаженное гневом лицо Ннойтры. Казалось, что жизнь движется по спирали. Конечно, с каждым витком в нее вплетаются новые компоненты, но основа остается та же. Вновь Джируга яростно желает смерти женской половине Эспады, и Заэль мог бы ему помочь, но…" - На этот раз будет сложнее договориться. Хотя можно попробовать направить твою ярость в выгодную для меня сторону," - Октава все еще строил определенные планы на Джиругу.

После слов Айзена и его учтивой, но навряд ли искренней, похвалы, Заэль довольно улыбнулся, ощущая себя в данный момент выше любого из Эспад, восседавших за столом тронного зала.
" - Эти черви только спорят с ним и задают тупые вопросы," - взгляд ученого вновь упал на Халибел, и Грантц улыбнулся еще самоувереннее и нахальнее, точно говоря – вот видишь, глупая женщина, я был прав. Однако в поддакивании Айзену было мало приятного. Хоть Заэль и прекрасно осознавал силу нынешнего предводителя Эспады, но и себя он ценил очень высоко, чему власть этого самого предводителя и мешала. Неприятно, но все же…
- Моя лаборатория и мои труды к Вашим услугами, Владыка, - Октава почтительно склонил голову, а спустя пару секунд, когда этикет был соблюден и пауза была выдержана, он распрямился, проводя по волосам рукой и откидывая назад прядь волос, упавшую на лоб при поклоне. Простое и привычное движение, но Заэль делал это с нарочитой пафосностью, словно павлин распускает свой хвост и невзначай демонстрирует его красоту всем окружающим.

Собрание было закончено, и Айзен сразу же покинул тронный зал. Взгляд, которым Октава провожал Владыку, уже не был таким ласковым, как прежде. Глядя не в глаза, а в спину, Заэль позволил себе зло ухмыльнуться – губы сжались в тонкую прямую линию, а между бровей появилась небольшая складка. Грантц мечтал препарировать этого шинигами, а не верно служить ему, как Улькиорра, вставивший свое раздражающее «Да, Айзен-сама», но силы были не равны, и Владыка мог оказаться разложенным по баночкам только в мыслях Заэля.
" - Ну ладно Айзен, но эта белая тварь," - к тому моменту, как эта мысль пришла в голову Октаве, «белая тварь» уже направилась к двери, словное его, Заэля, и не было вовсе. Подобное поведение Хичиго взбесило Заэля до крайности, и если бы сейчас под рукой была бы его фракция, он бы точно запустил в спину Широсаки одного из своих белых колобков. " – Ненавижу, ненавижу, ненавижу!" – эхом повторялось в голове, но Грантц довольно быстро взял себя в руки. Придав лицу выражение пафосного безразличия, Заэль вздернул подбородок, и, бросив презрительный взгляд на Тиа, направился к выходу, игнорируя Терсеро так же, как его самого проигнорировал Широсаки.

***

- Мозг шинигами, это не коробка, - зло поглядывая на Халибел, начал Заэль, когда все трое, уже в коридоре, поравнялись и пошли рядом, - а куда более сложная конструкция. И я могу подчинять эту конструкцию своей воле. Шинигами-капитан ничем не изменился, но приказ Владыки теперь для него нечто обязательное для выполнения. Он неосознанно будет стремиться его выполнить. Любой ценой, - рассуждая Октава не замечал, как активно жестикулирует и на какие торжественные интонации сбивается его речь. – Знать, что именно ему приказали, вам совершенно не обязательно – это не ваше дело. Послушная марионетка все сделает сама, когда появится подходящий момент. Ваша задача в том, чтобы присматривать за моим творением и привести его к шинигами, - с этими словами Октава вновь провел рукой по волосам и остановился. На ровной белой стене обозначился контур дверного проема, а через пару секунд часть стены растворилась, открывая проход в тюремные покои капитана Кёраку.

Заэль Аполло Грантц, Тиа Халибел, Широсаки Хичиго
-----»»Покои Кёраку

0

106

Собрание закончилось, Айзен ушёл в свои покои, да и арранкары стали разбредаться кто куда. Ноитора сидел в тронном зале и злобная ухмылка сияла на его лице.
"Чёрт эта Нелиель опять впереди меня, надо было убить её в прошлый раз. Ничего я стал сильнее и теперь справлюсь с ней и без помощи этого очкарика Заель. А потом настанет очередь Харрибэл. Они все поплатятся за то, что не приняли меня всерьёз. Но что же делать с Айзеном, он силён тем более многие арранкары верны ему. Но из эспады это разве что Старрк, Харрибел, Нелиель и Улькорра. Барраган только и ждёт случая занять место Айзена, у Заель тоже какие-то свои цели и они явно не связанны со служением Айзену, да и Гриммджо не питает особой преданности к нему. Во всяком случае об этом рано ещё задумываться.
И зачем Айзену понадобился это синигами-капитан, надо было убить его раз он оказался у нас в руках, тем более он не просто хочет его отпустить, а ещё и с сопровождением. Чего хочет этим добиться Айзен?"

Погрузившись в раздумья, Ноитора и не заметил, как остался один в зале. Он понялся и вышел от туда.
В ужасном настроение Ноитора отправился бродить по крепости. Он еле здерживался, чтобы не пнуть первого попавшегося на пути арранкара.
"Хичиго всё таки прав, зачем сидеть и придумывать какие-то планы, когда можно открыто напасть? Вместо этого Айзен эксперементирует с пленными капитанами. Скорее всего у него есть свои планы о которых не должна знать эспада. Надо быть осторожней с ним, незнаю как другие, но я не хочу оказаться марионеткой в его руках.
В конце концов Ноитора вышел к коридорам
------>Коридоры

0

107

Особое внимание Неллиель из всего сказанного Айзеном привлекла одна единственная фраза владыки, что разговор будет долгим и последним. Это так резко контрастировало с чем-то обычным и привычным, что сразу насторожило, но от мыслей она по своему обыкновению воздержалась. Лицо оставалось непроницаемым и умиротворенным. Какие бы ужасные вещи не говорил их "владыка" девушка, словно безмолвно с ним соглашалась, не избегая смотреть ему в глаза, когда он говорил. Она отлично понимала, что за всей этой добротой скрывается великолепный актер, который с легкостью может сыграть любую партию. И вся эспада, все подчиненные в любой момент могут оказаться игрушкой, которая больше не способна развлекать и оправдывать свою должность. Именно из этих соображений бывшая когда-то третьей по силе в эспаде Нел пока предпочитала быть покладистой зверушкой в руках "хозяина". Когда-то давно, совсем давно, что сейчас точная дата даже стерлась из памяти, в ней теплилась надежда, что Айзен - личность действительно достойная уважения и верности. Сейчас же она была уверена, что глубоко заблуждалась и как многие пошла за тем, кто на самом деле способен дарить лишь иллюзии, призванные служить для какой-то только ему одному известной цели. И, похоже, что к этой самой цели он уже приблизился, раз упомянул, что это их последняя встреча за столом. Верить, правда и этим словам то же не стоило. В его слова и поступки нельзя было верить вообще, от и до. Сегодня он улыбается и приветствует, а завтра ты будешь убит или выброшен за ненадобностью. Они всего лишь армия, у которой не должно быть мотивации и личных желаний, а может все это и должно быть, чтобы знать точно, как и кто из них себя поведет. Она уже давно стала находить логику и смысл во многих поступках и словах "владыки". Взять хотя бы занятное лирическое отступление по поводу человеческих воспоминаний. Для нее оно тоже имело свой смысл. Ключевыми словами стали переходы с темы воспоминаний, несовершенности людей к темам лжи и правды. Слишком он много знал о психологии. Ведь дело не в сущности того, кто мы, а в том, что в любом случае нами что-то движет и этим чем-то, если знать как, можно виртуозно руководить, получая нужные результаты. Даже ее назначение квинтой эспады с самого начала  казалось весьма явной провокацией. Теперь же наблюдая за реакцией, исходящей от некоторых личностей, все стало на свои места. Все это нужно было для сгущения красок. Больше всех конечно старался обратить на себя внимание Нноитора. От его рейяцу исходило столько ненависти, которая могла бы заполонить наверно все помещение целиком. Впрочем, если ему так нравилось пытаться протереть в ней дырку взглядом, пусть. Чем бы звереныш не тешился, лишь бы не убивался почем зря. Она его ни разу даже скрытым взглядом не одарила. Провоцировать еще больше его не хотелось. Если Нноитора полностью оправдывал фразу "сила есть - ума не надо", то она подключала рациональное мышление. Ей самой это повышение не было нужно, но она с радостью и противоречивым спокойствием приняла награду от "хозяина". При ближайшем рассмотрении наградой это не было, скорее табличкой на спине с надписью "козлиха отпущения" (Злая ирония, ничего не скажешь!) - теперь такие личности, как Нноитора будут заняты тем, что на каждом углу будут подкарауливать и стараться затеять сражение. А бывшая квинта в этом плане, так вообще мог из-за поворота в спину или голову тюкнуть своим занпакто. Вот и награда, которая была палкой о двух концах. А поскольку домашние питомцы должны выказывать ласку и любовь к тому, кто о них заботится, то ей пока и следовало делать вид, что так тому и быть и вообще Айзен главный - его слово закон. Но все животные в конечном итоге остаются животными, как бы не прискорбно это было осознавать. Инстинкт самосохранения зашкаливал и кричал о том, что к добру это не приведет, и скоро пора будет будить дикое начало из глубин подсознания. Главное остаться невозмутимой, хладнокровной и не потерять способность к размышлению, когда вас норовят утопить.

Все медленно расходились. Неллиель по-прежнему оставалась на своем месте. Она предпочитала всегда быть верной себе и не меняла привычки дослушивать все до конца, пока зал не опустеет или пока ей индивидуально не разрешат удалиться либо на задание, либо по своим делам. Девушка потянулась за чайником и налила себе горячего чая. В отличие от многих она пила то, что любезно предлагали, и ей действительно нравился напиток. Необычный аромат привлекал и немного грел душу.
Она окинула взглядом зал и он остановился на сексте эспады. Гриммджо сегодня вел себя как-то странно и слишком тихо. Кажется ты решил поиграть в опасные игры с Айзеном? Или мне лишь показалось? Хотя нет. Слишком добрый и ласковый взгляд уделил тебе  "владыка".
- Не похоже на тебя. Слишком тихо и спокойно. - Ровным голосом произнесла новоявленная квинта эспады. Она поднесла к губам емкость с горячим напитком и сделала глоток. Приятное и сладкое тепло согрело.

Отредактировано Nelliel Tu Oderschvank (2010-02-03 15:20:34)

+1

108

Гриммджо Джаггерджек

Злополучное собрание наконец-то закончилось, и Айзен удалился в свои покои, оставив Эспаду недоумевать и по-своему толковать его слова. Владычные вольности с реацу Гриммджо расценил, как угрозу – Соуске дал понять, что в следующий раз для Сексты все может закончиться не так благополучно, как в этот. По большому счету, Гриммджо было наплевать на хитромудрые планы Владыки и на то, что он мог им случайно помешать – свои собственные планы для Сексты всегда стояли на первом месте, но и расставаться с жизнью тоже не хотелось, поэтому он решил временно побыть не таким наглым… если получится. Пока получалось неплохо – Джаггерджек успешно помалкивал на собрании и только бросал на всех злобные или насмешливые взгляды.
- Ха… - Гриммджо откровенно насмехался, глядя на раболепства Октавы. Он то в отличие от Грантца не молил Айзена о сохранении места в Эспаде, а розововолосый наверняка ползал перед Владыкой на коленях. – «Я легко отделался», - с довольным оскалом злорадствовал Гриммджо, - «хотя это и не бунт, а всего лишь какая-то шинигами».
Однако, после речи Восьмого ухмылки пришлось оставить – получалось, что Шихоуин ничего не вспомнит, а если вспомнит, то тронется умом раньше, чем Гриммджо успеет вытащить из нее ту информацию, которая ему нужна.
«Ксо!» – прошипел Секста. Он был твердо уверен в том, что Йоруичи теперь ему должна. Он выполнил хотя бы часть условий договора, она же не исполнила ничего из обещанного. Она хотела попасть в Крепость, и Джаггерджек провел ее, но взамен так и не получил ценных сведений. – «Чертова шинигами!» – скрестив руки на груди, Гриммджо еще раз смерил презрительным взглядом Октаву. В словаре Сексты не существовало слов «нельзя», «запрещено» и «невозможно», поэтому он все же решил попытаться вытрясти из Йоруичи то, что ему нужно. – «Если все вспомнит, хорошо, а сойдет с ума… ха, не жалко – сама виновата».

Эспада с плохо скрываемым удовольствием наблюдала, как Айзен покидает тронный зал. Гриммджо же смотрел ему в спину с показным равнодушием – пусть катится куда подальше. С куда большим интересом он проследил за тем, как исчез за дверью Улькиорра. Ситуация была Сексте так знакома, что на его лице появился довольный оскал – снова в крепости пленница, опять ее сторожит Шиффер и да, Джаггерждеку вновь нужно его облапошить. Пока у него не было четкого плана как это сделать и поразмыслить над этим тоже не удалось – Гриммджо с какой-то радости привлек внимание бывшей Септимы.
- С каких пор ты так любопытна, Неллиэл? – оскалился Секста, глядя, как новая Квинта чинно попивает чай. В сущности, причины любопытства Одершванк были ему безразличны, поэтому, не дожидаясь ответа, он встал и собирался уже покинуть зал, как в голове возникла мысль. – «А за какие заслуги она стала Квинтой?»
Сделав шаг в сторону Неллиэл, Гриммджо остановился и положил руку на высокую спинку ближайшего стула. Стоя в вольной позе, он во всех смыслах смотрел на нее сверху вниз и довольно скалился.
- Говорят, ты нашла вход в подземелья шинигами, - не спрашивал, а утверждал Секста Эспада, не переставая ухмыляться.

+1

109

Такая предсказуемая реакция. Вот поэтому многие из нас, как на ладони перед НИМ. Порой я даже сомневаюсь, что "владыку" можно предать без последствий. И все больше мы становимся просто обыкновенными пешками, которыми и пожертвовать ничего не стоит, главное чтобы они сыграли свою роль приманки или просто роль, отведенную именно им. Сделав еще пару глотков, и не спеша отвечать Гриммджо, Неллиель поставила обратно ёмкость с едва начатым чаем обратно на стол. Больше пить не хотелось. И все удовольствие от напитка резко исчезло, стоило встретиться с холодным и таким звериным блеском глаз сексты.
- Ни капли любопытства. Это была маленькая констатация факта. Так, ты привлекаешь еще больше внимания, чем раньше. - Голос звучал ровно и уверенно. Животные повадки на нее абсолютно не действовали, так что как бы секста не пытался казаться крутым и выше ее, она не поддавалась на провокации. Такое поведение ее наводило на определенные размышления. Гиммджо и Нноитора были абсолютно разными, но, тем не менее, было и что-то, что заставляло думать о сходстве этих двух персон, пусть мизерном, но явном. Так, что резкой смене курса арранкара она нисколько не удивилась, а даже наоборот, ждала этого.
Новоявленная квинта по-прежнему была спокойна и невозмутима, так если бы это она смотрела на сексту во всех смыслах сверху вниз, но пусть даже и создавалось подобное впечатление, пока у нее не было причин смотреть так конкретно именно на него.
- Я бы это так не назвала. Пока, это просто странный и подозрительный дом, не более, не менее. - Смотря на довольное лицо сексты, в его ярко-синие глаза, в которых плескалось такое по-детски глупое желание превосходить всех и вся, можно было наверно, только еле уловимо улыбнуться и по-прежнему запрятать все свои мысли и догадки подальше. Да, по правде можно было промолчать и вообще игнорировать факт существования других из эспады, а можно было тоже пробовать начать свою игру. Зачем конкретно ей нужна была словесная и пустая переброска слов с секстой? А почему бы и нет? Можно было начать с излюбленных пешек  "владыки". Кто знает, что может подарить даже такая мелочь. Порой именно они, мелочи могут сослужить самую полезную и своевременную службу. Главное самой не потерять бдительности и понять, когда действительно стоит принимать какие-либо меры. Правда уже после этого странного собрания назревало предчувствие и очень плохое, которое призывало наконец-то принять один единственный выбор. Она слегка задумалась об этом, перестав обращать должное внимание на сексту. Риск был настолько велик и естественно она, как мыслящая разумно понимала, что возможно он будет пресечен в самом начале и на корню, но решимость осталась непоколебимой. В любом случае терять мне нечего. Да, наверно нечего.

Отредактировано Nelliel Tu Oderschvank (2010-02-28 15:23:20)

0

110

Усмешка Гриммджо, как всегда, была больше похожа на сумасшедший звериный оскал, если можно так выразиться. В конце концов, все это было чертовски весело! Раболепство Заэля, ненависть Ноиторы, сдержанность Нелиел... Кстати, о новой Квинте. Она все так же сидела и спокойно пила чай, который Секста, кстати, терпеть не мог, но все же ответила на заданный вопрос. Арранкар на это совершенно искренне громко расхохотался, запрокинув голову, после чего весело заявил:

- Да ну?! Вот уж не думал, что для того, чтобы привлечь к себе внимание, достаточно тихо посидеть немного!

Голубые глаза кошака сверкали маньячным весельем, почти лихорадочным сумасшествием. Гриммджо выглядел сейчас как хищник, уже увидевший добычу, и вряд ли что-нибудь его могло остановить на пути к ней. Впрочем, сейчас добычей была не Нелиел, а... шинигами. Для начала эта чертова Йоруичи, а дальше уже можно и свой план окончательно реализовать. И ожидающаяся суматоха, когда Халибел и Хичиго выполнят свое задание, была бы только на руку. Впрочем, до этого еще далеко...

- Ха! Подозрительный дом! Сомневаюсь, что это просто дом, иначе тебя бы так не повысили...

Да, иногда Джаггерджек мог использовать и логику, и голову по назначению. Другое дело, что желания и необходимости, в основном, не возникало, так что создавалось впечатление, что голубоволосый вообще мозгами не пользуется и действует лишь на инстинктах. Кстати, в голосе Сексты не промелькнуло даже ни намека на уязвленное самолюбие или что-то в этом роде. Все-таки ему было действительно плевать, что эта зеленоволосая вот так запросто получила более высокий номер. Самому арранкару вполне хватало и шестого номера, тем более что вот уже какое-то время было вообще плевать, останется он в Эспаде или нет. Ведь в Крепости уже целых три года было совершенно нечего делать! Ни драки нормальной, ни занятий никаких... А теперь только стали развиваться события, и стало совсем не важно, что именно вытатуировано у него на спине... В конце-концов, Гриммджо не Ноитора, чтобы переживать по такому глупому поводу, да и была цель поинтереснее, чем борьба за более высокое место в Эспаде.

- Не скажешь, где он? - голубые глаза хищно сверкнули. - Не хочу пропустить все веселье, когда драка начнется...

А что? Неплохая причина, с точки зрения любого, кто знает хоть немного о Шестом Эспада. Все-таки поиск сильного противника у него почти всегда на первом месте стоял. И если точно не знать о намерениях кошака (а о них знала, да и то частично, лишь потерявшая память Шихоуин), то ни за что и не догадаешься, на кой сдался Джаггерджеку этот вход... В общем, на это арранкар и рассчитывал, задавая свой вопрос...

+1

111

Говорить, что думать иногда полезно, квинта не стала. Не тот случай, не та личность. Если вспомнить широко известную фразу, то затишью обычно предшествует буря. По ее мнению нельзя было отрицать такую возможность, это даже относилось не столько к сексте, как и ко всей этой размеренной жизни, которая нисколько не отличалась от той,  в которой они существовали в Уэко Мундо. Разве только сменились декорации.
- Жаль, что таким домашним ты становишься крайне редко. Исключительно. - И в угоду себе. Дикий кот, решил усыпить бдительность дрессировщика, прикинувшись тем, кем он не является? Эмоции Неллиель резко контрастировали с теми, что демонстрировал Гриммджо. Она была спокойная и невозмутимая. Зеленые глаза смотрели на сексту подобно нетронутой водной глади. Они сейчас были матового оттенка, отчего квинта казалась неживой, равнодушной и бездушной, хотя по идее все пустые душу, как таковую давно утратили. Может быть, Неллиель была единственной, кто считал, что душа все же была при них, просто не такая, как раньше, искалеченная и утратившая свою человечность, но все-таки она была.
- Ты весьма поверхностно мыслишь. - Вообще ей казалось бессмысленным говорить с Гриммджо на данную тему, да и у каждого было свое мнение на поступки "владыки". Лично ей не казалось, что ее повышение носило заслуженный характер, оно того не стоило. Сказать с точностью, что должна была принести данная перестановка эспад Айзену, к сожалению Неллиель не могла. Она уловила только настрой от этой новости, который все же в той или иной степени принес хаос. Все было так тонко, продумано - чем-то похоже на рокировку шахматных фигур на доске.
Вопрос по поводу местонахождения ее находки привлек внимание Неллиель. В глазах блеснул интерес, впрочем она все равно не стала бы углубляться относительно вдруг возникшего любопытства сексты. Скрывать координаты было глупо, пусть даже по какой-то странной причине хотелось оставить Гриммджо в неведение. Немного помедлив она продолжила речь. Нейтральный тон по-прежнему не исчезал.
- Тебе нужны улицы на западе Руконгая. Там есть только одно место, где среди множества развалин можно увидеть три одиноких постройки. Одна из них. - С этими словами квинта поднялась со стула, двинувшись неспешной, легкой походкой к выходу из тронного зала. Тема "беседы" была исчерпана. Смысла тут оставаться больше не было, тем более она не думала, что Гриммджо захочет что-то еще добавить к своим словам.


---> Коридоры.

Отредактировано Nelliel Tu Oderschvank (2010-03-12 00:55:32)

+1

112

На фразу Нелиел Гриммджо отреагировал несколько… неадекватно… Он удивленно широко открыл глаза, потом как-то сдавленно фыркнул и вновь рассмеялся. Да, это было действительно забавно – назвать Джаггерджека домашним. Вот уж каким себя Секста не считал никогда и не при каких обстоятельствах. Ну и что, что тихий на собрании был? Это ведь нисколько не говорит о «домашности», пусть и временной…

- Домашним? Не смеши меня!

Арранкар с трудом успокоился и вновь уставился на новую Квинту выжидательным взглядом, на дне которого все еще были искорки веселья и совсем чуть-чуть – безумия. Впрочем, как раз безумие было основной чертой всех обитателей крепости, вот только проявлялось оно по-разному. Да и как можно быть нормальным, имея не в таком уж и дальнем прошлом единственную цель – сожрать как можно больше своих сородичей?

Последующую реплику девушки, Гриммджо проигнорировал, да и вообще мимо ушей пропустил. Мало ли кто там что думает о его мышлении. Его это нисколько не волновало. Не доказывать же бывшей когда-то Третьей, что мышление у Джаггерджека не такое уж и поверхностное и что, когда надо, он может и получше Улькиорры сообразить о чем-либо. Не поверит же никто, и это даже хорошо. От якобы ограниченного и предсказуемого арранкара меньше всего ожидаешь продуманных действий и умений скрывать свои мотивы. Впрочем, последнее арранкар вообще не умел, но три года вынужденного безделье и упорное желание достичь своей цели могут научить и не такому…

Ответа на свой вопрос Секста уже и не ожидал, как неожиданно Квинта поднялась со стула и сообщила местонахождение подозрительного дома, после чего вышла из зала. Усмешка голубоволосого стала до неприличия широкой и довольной, а голубые глаза победно сверкнули. Арранкар довольно хмыкнул и сунул руки в разрезы хакама, после чего вышел из Тронного Зала вслед за Неллиел, хоть и не конкретно за ней… Дело в том, что Шестой как раз вспомнил, что надо бы все-таки поговорить с чертовой шинигами, и плевать помнит она что-либо или нет… Надо было во всем самому удостовериться… Так что Гриммджо прислушался к реацу и решительно двинул в сторону зала для тренировок, немного недовольный тем, что с Йоруичи еще и Улькиорра находится, но это почти не волновало…

------------------------->Зал для тренировок.

+1


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Крепость Айзена » Тронный зал