Bleach: Disappearing in the Darkness

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » В прошлое... » Не смотри мне в глаза


Не смотри мне в глаза

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Действующие лица: Ичимару Гин, Матсумото Рангику
Время действия: два дня назад.
Место действия: Город Невидящих Солнца

0

2

Странно, но Гин всегда думал, что, если вернётся в Готей-13, будет чувствовать себя хозяином положения. Откуда бралось такое мнение, сказать было трудно, но в любом случае дело скорее было в том, насколько подробно альбинос знал все закоулки Сейретея, чем в высоких мотивах вроде морального родства с обитателями вышеупомянутого города. Такой мотив вообще был слабо представим для прогматичного змея - или, лучше сказать, мало кто был способен представить у предателя высой мотив. Но те, кто представлял, чаще всего заблуждались в личных качествах Ичимару ещё больше.
Когда же он вошёл в тёмные тоннели подземного обиталища шинигами, он понял, что высокие мотивы никак не помогают ориентироваться в обновившейся системе Готей-13. Естественно, было бы большой глупостью рассчитывать на растерянность альбиноса. Несмотря на то, что чувства простоты не было, он прекрасно знал разумом, как добиться желаемого. Капитаны шинигами все до последнего были знакомы Гину. Их реакцию можно было предсказать, ей можно было управлять.
И он не ошибся. Ограничение рейацу и конвой - ерунда, нэ? Но Хитсугайя-сотайчо ему поверил. Прав ли он был? Да вообще-то вряд ли. Он ничего не мог знать о мотивах Ичимару - значит, никаких гарантий. Недальновидно для главнокомандующего.
И всё же это что-то изменило. Совсем немного, но достаточно. Вряд ли кто-то когда-то поймёт это - Ичимару не заподозрят в зависимости от кого. Его глаза никогда не будут открыты.
- Глупое занятие. - улыбаясь, сам себе сказал он. - Жалко, что теперь нет окон. Было бы интереснее.
Альбинос мог бы сутками сидеть, не шевелясь - это было не сложно. Но со всей очевидностью он понимал, что такое времяпрепровождение пусть и не трудное, но далеко не самое интересное. Он собирался провести под землёй изрядно больше пары дней - а значит, нужно было обеспечить себя как минимум свежими новостями.
В данный же момент новостей не было, так что за неимением лучшего Гин поднялся с кровати и пересел за стол, на котором лежала одинокая книга.
- Неожиданное зрелище - змей смиренно читает фолиант. Но неважно, посетителей всё равно нет.

0

3

Почему всё так сложилось? Почему события приняли другой оборот? Разве что-то меняется? Ответ прост – ничто не вечно, нет ничего однообразного, всё должно меняться, в хорошую или плохую сторону. Как говориться, даже вода камень точит. Она думала, что всё будет вполне нормально, и изрядные вещи, которые могут усугубить положение, вряд ли найдутся, но всё-таки они нашлись. Первый инцидент или разрыв, произошёл года три так назад, может чуть позже. А если идти ещё дальше, то такие разрывы были довольно часто. Углубляясь в прошлое, где находишь серьёзные увечья своих мыслей и моментов, которые запоминаешь, то стараешься изо всех сил их забыть; насколько тяжёлыми они могут быть, да настолько, что остаются глубокими ранами, которые вскоре заживают, но шрамы и рубцы – остаются. Как бы печально это не звучало, это реальность. Начиная с самых ранних лет, эта реальность засела глубоко и надолго внутри неё.
Даже представить не могла, что всё станет настолько серьёзным и чётким. Где ответственность ляжет тяжёлым грузом на хрупкие плечи, и где каждый день может оказаться последним. Хотя  если смотреть с другой точки зрения, то она могла ждать всего. Да, да… просто не думала об этом, а если сказать точнее, то не желала. Забивать голову странно-страшными на тот момент мыслями, как-то не приносило удовольствия, не мазохист же. Девушка хоть и была сильной, но не настолько, насколько это было возможным; всегда найдётся маленькая трещинка. Все так упорно надеяться на неё, верят, избегая прошлых событий, и старясь как можно чаще упоминать некоторые инциденты. Но что с того? Что может? Что сделает? Неизвестно… только время сможет показать. А время в реальности бежит либо быстро, либо очень долго. Нужно не забывать одну вещь: мы убиваем время, но и время убивает нас.
Вот одна из самых подходящих реальностей вместе со временем: событие, случившееся три года с лишним назад. Можно напомнить; трое предателей покинули Готей-13, и пали так низко, что ушли к пустым. С того момента стало не так уж и легко, а спустя некоторое время всё особо ухудшилось. Очередная рана, правда, затянулась, но шрам нарывает, всё с такой же болью. Пусть для кого-то это будет глупым, но для Матсумото эта вещь носит смысл и особый характер. Этот характер засел глубоко в душе и теле, вряд ли он оттуда выберется, с одной стороны это очень хорошо, но с другой является слабостью. Именно сейчас, собравшись с духом и силами, не смотря ни на что; на свою мёртвую усталость, на своё нынешнее положение, и на внутренний настрой, девушка собирается спросить прямо и хоть что-нибудь узнать у одного из тех предателей, который носит для неё смысл.
Как только Рангику узнала о том, что в город явился лис, по началу даже не поверила, думала, мол, ошиблась или ослышалась, но не всё так просто и очевидно. На тот момент внутри всё ёкнуло. Задавая себе, море бесполезных вопросов, и не зная на них ответа, девушка приходила в полное недоумение. Хм, всё же один единственный вопрос присутствовал всегда: Зачем? И: Почему? Вот как раз таки их, с упоением задаст ему. Пусть в голосе будет дрожь, пусть будет неуверенность, или некий страх переходящий в отчаяние, Ран не отступится. Лиса, «запертая в клетке», никуда не денется, она покорно будет сидеть и слушать всё, что ей будут говорить. Но проблема заключается в одном – будет ли говорить сама лиса? И опять же, Матсумото будет ожидать чего угодно: язвительности, иронии, несерьёзности, отвода темы, и прочих, прочих манер. Почему? Да всё просто – привыкла и выучила.
Аккуратно открыв дверь, которая своим протяжным негромким скрипом разорвала тишину, она медленно зашла в помещение. Затем, пройдя вперёд и открыв ещё одну дверь, Ран не ошиблась, а попала как раз по адресу. Перед тем, как придти, ей всё подробно объяснили, где он да что и как, так что все вопросы и недопонимания отсутствовали. Когда она уверенным шагом шла сюда, то очень сильно волновалась, да что там говорить, её всю передёргивало. Но, мысленно ведя монолог сама с собой, девушка вскоре пришла в норму, так что очаги сильного «возгорания» эмоций почти угасли. Но сказать, что пришёл полный покой, навряд ли получится. Как никак прошло три года, и вот этот долгожданный момент, который несёт в себе нечто необычное. Тем более, тут сидит виновник всех её душевных разногласий и шрамов.
Лиса расслабленно и как-то беззаботно, что ли, сидела за столом, с неохотой изучая книжку. – Взял отпуск, что бы отдохнуть от Айзена? – Голос был абсолютно спокойным и в нём слышались нотки приветливого сарказма. Да как вообще сарказм может быть приветливым? А вот так, он не смахивает на язвительность, когда выдаёшь его. Прикрыв за собой дверь, рыжеволосая убрала руки за спину и облокотилась на неё, приступая тщательно изучать шинигами своим смелым взглядом. – Ещё вдобавок решил заняться просвещением… - Еле заметная улыбка скользнула по лицу и тут же исчезла. - Чего я улыбаюсь? И не задаю эти вопросы? В конце концов, зачем я сюда пришла! - Буркнула внутри себя девушка.

Отредактировано Rangiku Matsumoto (2010-10-09 21:15:01)

+1

4

"Она всё-таки пришла."
Он почувствовал это сразу - стоило только скрипнуть двери снаружи.
"Хочет спросить?"
Он узнал её шаги сразу, хотя никогда не обращал на них внимания. Это теперь они появились раньше рейацу.
"Наверняка."
Стены поглощали духовную силу. Казалось, что стало на одно чувство меньше. Теперь каждый приходящий был неожиданен.
"Зря. На её вопросы нет ответов."
Но это было интересно. Можно было догадываться по шагам. Предполагать, как шинигами поведёт себя в первую минуту.
"Поздоровается?"
Рангику должна была войти бесшумно и оказаться внезапной. Стоять несколько минут молча - или сказать что-то без приветствия.
"Если да - приняла возвращение."
Можно было бы поднять голову и показать, что услышал появление. Гин не шевелился, продолжая читать книгу.
Дверь открылась бесшумно, как он и думал. Но здороваться женщина не стала.
"Не верит или не прощает?"
Страница книги перелистнулась с сухим шелестом. Чёрные линии на старой жёлтой бумаге сами собой складывались в слова:
"Он вернётся, когда солнце в тысячный раз замкнёт круг..."
Пустая комната от чужой рейацу показалась тесной. Женщина заговорила, но казалось, что Гин даже не услышал.
"Это почти ответ."
Углы губ альбиноса дрогнули, на секунду обнажая зубы в усмешке.
- Суть не в чтении, суть в содержании. - проговорил он, замерев над страницей.
Ничего не ответив на первый вопрос, он поднял наконец голову, посмотрев на женщину.
"Капитанское хаори, значит."
- Проходи, не стой на пороге. - с фальшивым радушием протянул он, растягивая улыбку шире.
"Не на пользу."
Сощуренный взгляд бегло прошёл по фигуре, отметив новый знак власти, неизменный шарф, усталость на лице. Ни в улыбке, ни в глазах не было ни тени напряжения или раскаяния. Может, это и маска, но заглянуть под неё непросто.

0

5

«Как всегда…» - Она с неким интересом, который переходил в приятное удовольствие, наблюдала за лисой. В нём ничего не меняется, всё остаётся прежним, всё, как всегда… Наверное, его никогда уже не изменить. «А ты всё так же улыбаешься» - С неохотой девушка отошла от двери, когда альбинос наигранно пригласил её пройти в знак приличия. Почему-то началось волнение. Странно? Рангику иногда сама себя не понимала, отчего она себя так ведёт; ей хочется то смеяться, то грустить, то дрожать от собственных мыслей, или от воспоминаний, которые приносили тоску в серую и однообразную жизнь, тем самым, усложняя эту жизнь ещё больше.
«Содержание… ну так объясни мне, в чём твоё содержание…» - Пройдя вперёд медленным и размеренным шагом, Матсумото тихо отодвинула ещё один стул, который был напротив, и присела на него, положив руки на колени, и не откидываясь на спинку. Усталость была невыносимой, хотелось, прямо сейчас упасть и уснуть, да даже за этим столом. Девушка поймала себя на воспоминаниях, когда часто засыпала за рабочим столом; либо от усталости, либо от своей собственной ужасной лени, и не хотела выполнять бумажную работу, которую с особой серьёзностью поручал Хитсугайя Тайчо.
«Ты ничего не скажешь, опять…» - Продолжая не сводить взгляд с шинигами, Рангику продумывала дальнейший ход своих мыслей. На данный момент она поняла, что задавать странные вопросы, или говорить вещи с сарказмом, а так же вести обыденно-бытовой разговор не к чему; похоже, лиса вовсе не собирается на что-либо отвечать или вообще говорить. «Зря пришла?»
По лицу Гина расплылось довольство. Он всегда пользовался успехом располагать к себе людей. «Разве ты любитель улестить кому-нибудь?» - Рангику перевела взгляд на книжку, та была не такой уж и новой, покарябанной, «сухой», было ощущение, что, вот-вот рассыплется или её можно переломить, не применяя, особого усилия. Попытка найти на обложке этой книги, что-то особенное, закончилась неудачей, она мгновенно вернула пристальный и спокойный взор на мужчину. Ей казалось, что она не видела его целый век… ха…до смешного…
Он в свою очередь невозмутимо сидел на месте, молча, даже не шевелясь. Единственное, что могла заметить девушка так это движение его губ. Знаете, говорят: Не умеешь читать по глазам, учись по губам. Так к этой категории, первое – никак не относилось. Ичимару всегда улыбался, при любой ситуации, насколько серьёзной или страшной она не была, улыбка не покидала его лица. Так еще, какая улыбка! Для всех она носила титул лжеулыбки, полная лицемерия, неприязни, хитрости, и неизвестных намерении. Она всегда думала, что только ей он улыбается искренне, но, к сожалению, ошибалась…
«Когда ты перестанешь улыбаться? – Скользя расслабленным взглядом по уголкам губ, Ран не переставала молчать. – Или тебе на всё наплевать? Где твоё содержание?» - Внутри появились маленькие нотки раздражительности.
Именно в такие моменты он не плескал риторичными манерами, а старался молчать, или говорить совсем другое, известное только ему, тем самым, пытаясь спутать и отвлечь собеседника. «Уклон от ответа… это всё, что я могу ожидать от тебя» - Со всех сторон давила тишина. Но эта тишина ей почему-то нравилась. Сидишь, в «вялом» состоянии и наблюдаешь, столько, сколько хочешь, никто не отвлекает, никто не обрывает тебя, как это делалось раньше. «Да о чём я думаю!?» - Очередной раз обругав себя, Ран наконец-то собралась задать вопрос, на который никогда не получит ни единого ответа, или хотя бы взгляда, в котором будет читаться беззаботность или что-то вроде раскаяния.
- Зачем ты вернулся? – Её голос нисколько не изменился за все долгие годы жизни, такой же спокойный, приятный с нотками нежности и в тоже время печали. – Очередная игра, в которую ты будешь играть с упоением, пока игрушка не сломается, а потом, махнув своим хвостом, снова уйдёшь, не так ли?
«Скажи что это не правда…» - Еле заметно поджав губы, Матсумото начала следить за глазами, пытаясь разглядеть рубиновый огонёк из-под серебристой чёлки, которая лезла в глаза, но они были, как всегда прищурены в широкой улыбке. «Как давно я не видела их…» - Пронеслось с сожалением в голове.
- Гин, почему ты пошёл за Айзеном? А сейчас ты здесь... – Не дожидаясь и не делая пауз, девушка продолжала задавать бесполезные вопросы. Да почему сразу вопросы? Вся беседа будет бесполезной. Манеры Ичимару ей давно известны, они приносили неприятные чувства и оставляли осадок. Но, не смотря на это, не смотря на всё, что он сделал, она не могла его возненавидеть.
Ей всегда хотелось быть рядом с ним, улыбаться, говорить... Говорить, и говорить, не умолкая; на разные темы, которые несли особо глубокий смысл, или были просто бессмысленными, являясь бредом…

Отредактировано Rangiku Matsumoto (2010-10-11 17:04:17)

+2

6

Женщина молчала. Её пронзительный взгляд не сходил с альбиноса. Использовала ли она возможность раглядеть того, кто снова вернулся, или она просто уговаривала себя задать вопрос? Такой взгляд мог бы раздражать, но Гину было всё равно. Секунды тянулись, а бывшие друзьями в далёком заметённом снегом детстве смотрели друг на друга. Она - пристально, он - с бездумной улыбкой, словно ожидая с вежливым терпением, когда же женщина заговорит. Не дождавшись, опустил лицо, вновь ловя взглядом авязь иероглифов, будто бы и не отрывался, будто эти слова были сейчас важны. Но взгляд снова зацепился за эти слова:
"Он вернётся, когда солнце в тысячный раз замкнёт круг..."
Улыбка искривилась, становясь на мгновение не театрально вынутой на публику - настоящей, но Рангику не могла заметить этого за упавшей из-за опущенной над книгой головы чёлкой. Наверное, в глубине души ему было не всё равно, как она на него смотрит, что спрашивает, простит ли. Вот только это лишь в глубине. До цели никогда не дойдёт тот, кто подвластен своим чувствам. Тот, кто пускает их в свою душу, имеет предел - и предел этот они же. Через смерть того, за кого борится, не сможет переступить никто, но чистой дорога быть не может. Гин был другим. Он смотрел в глаза своим страстям, но знал - на его пути им не остановить его. У него не было предела, и он знал, что пройдёт до конца. Он знал, что на его пути море станет сушей и низвергнутся горы - так маленький гений станет главнокомандующим, и Готей-13 исчезнет, Сообщество душ утонет в снегу и на древнем Сокиоку в белой крепости поселятся пустые. Он заставит измениться мир, и Шинсо напьётся крови. Но всё вернётся однажды, и тогда альбинос увидет пепел сожжённых мостов. Так в шторм птица побеждает ветер, споря со стихией, наперёд зная - за маревом гневного моря её ждут скалы, и чем отчаянней она будет рваться, тем быстрее разобьётся, перед смертью увидев родной берег.
- Пришло время уходить. - с улыбающейся интонацией проговорил Гин так, словно это давало ответ на вопрос. Он снова поднял лицо к Рангику, но в ответ на остальные слова продолжал молчать. Словно поняв, что беседа будет долгой, он медленно закрыл книгу и опёрся на неё предплечьями.
- Игры для взрослых имеют не больше смысла, чем для детей. - всё так же, без какого-либо выражения сказал альбинос. - "Развлечние, эгоизм или цель жизни. Но ты должна понимать это и сама. У всех вещей должен быть смысл."
- Кажется, климат в бывшем Готей-13 не сильно изменился после смены командира. - протянул Ичимару, улыбаясь шире. То, что это всего лишь смена темы, было ясно, но подтекст у слов тоже был. Иначе у слов смысла бы не было.

0

7

«Ты не хочешь говорить, ты не хочешь отвечать, ты… ты всегда уходишь от разговора, и вообще всегда – уходишь. Эту черту характера я ненавижу в тебе больше всего…»

Слова, слова, слова, пустые реплики на данный момент…
Они, наконец, были достигнуты слуха Рангику. Её брови слегка дёрнулись, а глаза резко перешли на тёмный пол, упираясь в него, и, наверное, прожигали, от внутренних ноток обиды и раздражения. Лис как всегда ни на что не ответил и даже не отреагировал. Это было очевидным. - «Значит, я правда зря сюда пришла… ничего… - Она поджала губы сильнее, - Ничего не добьюсь, как пустой болтовни». – А она вообще когда-нибудь чего-нибудь добивалась от него?
Сейчас, Ран выглядела подавно, не именно от усталости, которая в конец её замучила, а, в общем. Эта долгожданная встреча ни к чему не приведёт, как только перекинуться парой слов, и всё на этом. Как ни старайся, сколько не спрашивай, он будет уходить от каждого ответа, и всё так же улыбаться. Мысли метались и терзали душу, их было столько, что казалось, чаша, которая наполнилась, будет вот-вот опрокинута. Эмоции пытаются выбраться, из глубины души, они царапают и скребут, нанося увечья.
В голове промелькнула встреча на совете, где обсуждалась его дальнейшая судьба, а после ухода капитанов и предателя, выступили непрошенные слёзы. Они предали свою хозяйку, перед всеми. Все, что  было в слезах, отдавало чем-то привычно сладким и в то же время, горьким… навевая множество моментов из отдалённых уголков прошлого.
«Ты, пользуешься этим, так? Ведь только я тебя могу простить, только я, и никто другой» - Не надо так удивляться, в голове творился хаос, это как поднять ил со дна реки, и ждать, когда он снова уляжется на дно, а спустя некоторое время вода станет кристально чистой и спокойной. – «Играешь? Чем? Моими чувствами… Гин» - Она непроизвольно сжала скулы, так, что их начало сводить. Ведь на самом деле так и есть. Рангику, могла простить ему всё. Почему так? То, что он её друг детства? То, что она может простить кого угодно, в том числе и его? Или, потому что он её спас от голодной смерти? Почему? Причина могла быть любой, но оказывается, всё гораздо проще…
Девушка и ухом не повела, когда лис двояко высказался о Готее, она всё так же прожигала взглядом пол и сжимала челюсти, попутно врезаясь у себя в голове в собственные мысли. Матсумото всегда верила, что он когда-нибудь вернется. Неважно когда, в какое время, зачем и почему и где. Она просто верила и всё. Что-то внутри всегда знало и не падало духом, какая-то светлая частичка, она колола и давала шанс цепляться за краешки надежды, которая с каждым днём уходила вниз, в самую бездну, где только один мрак и смирение.
«Ты как тот кукловод, который дёргает за верёвочки, и постоянно улыбается…играясь марионетками… - Брови опять дёрнулись, - раз есть смысл, покажи мне его, дай знать твою…»
- Твоя цель? Чего ты добиваешься? – Не покидая мрачного пола, её взгляд стал каким-то болезненным. – Ты всегда уходишь от ответа, и от самого разговора. «Боишься? Чего?»
Она не собиралась отступать, а хотя бы в этот раз поймать от него хоть какое-нибудь оправдание, или разумное высказывание, чёрт побери! А не вести двусмысленный разговор и кидаться фразочками, истинный смысл которых известен только ему самому. – «Или ты не можешь просто всего-навсего объяснить? Ты пришёл обратно, зачем? Я не могу задавать себе столько вопросов!» - Уголки губ искривились в некой досаде.
- Ответь! Хоть на что-нибудь! – Голос стал громче и твёрже. Походу, Ран, решила добиться своего, точнее попытаться… - У тебя есть принципы? Не так ли? Гин?
«Это всё, что тебе нужно для того, что бы жить? Твои причины и принципы… они движут тобой? Как я могу судить, если я ничего не знаю! Это месть? Что это? Забава? Или игра, имеющая смысл, как ты выразился до этого…»
«Твой смысл жизни…»

+1

8

Чувства на лице Рангику сменялись быстро, но каждое из них легко было определить - вот непонимание, вот печаль, вот бессильная злость... ей было больно, о, конечно ей было больно, а он просто смотрел на неё, почти не слушая, и думал, какая же она красивая и как давно он её не видел.
Гин знал, что она теперь долго не уйдёт, будет сидеть тут, пытаться выпытать у него что-то, может даже будет умолять объяснить ей наконец, почему... она будет говорить и говорить, а он будет улыбаться, нести чушь и смотреть, как двигаются её губы, как вздымается грудь, как беспокойные пальцы комкают ткань одежды. Какое ему дело до этих вечных женских нервов и переживаний? Ичимару давно решил что ему придётся заставлять Рангику страдать, так что теперь можно было расслабиться и получать удовольствие. Пытаться.
"Ты даже не побледнела тут, в темноте. Наверное часто бегаешь в Генсей, лентяйка", - ласково подумал он. Теперь ему нечего было волноваться что она обидится, уйдёт и больше не вернётся, из воспоминаний о родной и красивой женщине она снова стала тем, кем была для него - любимым домашним животным, на которое приятно смотреть, которым можно гордиться. Она думает что дошла до всего сама, но Гин-то знает, что это он сделал её такой. Он позволил маленькой девочке-заморышу вырасти в гордую красавицу и всегда-всегда будет выше неё, взрослее.
"У тебя есть принципы?", "Ты всегда уходишь от ответа!", "Чего ты добиваешься?"... Ну когда же ты вырастешь, маленькая, скучная Ран-тян? Твоё дело быть красавицей и умницей, всё остальное - не твоё дело. Почему ты этого не понимаешь?"
Гин знал, что она не поймёт, даже если ей сказать. Ещё подумает, что не важна для него или что он ценит только её внешность или что-нибудь ещё, что обычно думают в таком случае женщины!
Он вздохнул.
- Ярэ-ярэ, девочка, ты что, перешла в онмитсукидо? Мы не виделись три го-ода, я ужасно соскучился, чудом избежал казни, так ждал тебя, а ты меня даже не обнимешь перед тем как допрашивать?
Он чуть опустил уголки губ, делая улыбку искреннее, встал на колени перед её стулом и протянул руку, коснувшись кончиками пальцев нежной щеки Рангику, заглядывая снизу вверх в её глаза.
- Ну-ка, посмотри на меня. - Его голос зазвучал мягче, скорее ласково, чем требовательно. - Мы снова вместе и ещё дооолго-долго не расстанемся. Ты не рада?
Он накрыл второй рукой её руку.
"Ну давай, давай это прекратим, дурочка моя. Поплачь, обними меня, дай мне пощёчину, поцарапай, - сделай что-нибудь глупое и женское, только не давай мне умереть со скуки от этих нудных вопросов на которые я всё равно не отвечу".

0

9

Тишина, прохлада в комнате, не много напряжённая, но в то же время спокойная атмосфера, ничего не рушилось, разговор витал в невесомости. Оказывается, ничего не добьёшься, можно было просто говорить, болтать без умолку о всяких глупостях, несуразицах, но не перевоспитывать его, наблюдать; как меняется лисье выражение лица, того, к которому она определённо не равнодушна, и привязана до самого конца, пусть это и глупо звучит.
«Я иногда смотрела на твою улыбку и задумывалась, а настоящая ли она. Ведь ты никогда не раскрывал себя, как личность, умалчивал свой внутренний мир, свои мысли, лишь бы только не приставали, и всё было по течению» - Всплыло вдруг в голове. Интересно… Она всегда думала, точнее, старалась думать, что его улыбка была обычной, правда, являлась маской, но другие же просто ужасались при её виде, готовы были бежать, бежать без оглядки, лишь бы не попасть под неё. Ведь… все, вот именно, бояться попасть под его улыбку, как под клинок. Он являлся тем, кто может знать все твои слабости, все тайны, твои особенности поведения, манер, продумать все твои шаги наперёд, возможно, он знал все закоулки твоей души, где много чего храниться. Можно даже сказать видит на сквозь…
Тишину прервал голос, который лился нараспев, медленно и томно. – «Обнять? Соскучился? Ждал? Казнь!?» - Выражение некой злости проскользнуло на лице. Нет, скорее всего, это было недоумение от его наглости… Наглости? О, ками, наглость – второе счастье. – «Бесполезно!» - С особой досадой это слово впилось в голову; стиснулись в очередной раз зубы, глаза оставались прикованными к полу, руки незаметно вцепились в хаори, а костяшки побелели. Набрав побольше воздуха в лёгкие, она собралась говорить, высказывать, может начать ругаться, называть его лжецом за сказанное им выше, оборвать, но, этого она не сделала, а только приоткрыла рот от изумления и широко распахнула глаза, не заметив как сам Ичимару оказался перед ней. – «Что ты делаешь?» - Именно в этот момент все слова вылетели у неё из головы. Осталось только ощущение нереальности происходящего и хрупкость, будто это был предутренний сон. Под его «приказом» она перевела беспокойный взгляд. Так странно… прикосновение изящных пальцев было настолько холодным, что заставило вздрогнуть, и затаить дыхание, а после застыть на мгновение, как бабочка в янтаре. – «Играешь!» - Руки невольно отпустили белую ткань, оставляя много некрасивых складок на помятых участках. Женщина даже не знала что и делать, оставалось только замешательство, и обида, смешанная с осадком злости, которая была не похожа на настоящую; она не получила не одно слово, не одно, вразумительное слово от него, хотя бы отказ! Что, мол, я не собираюсь тебе говорить, в своей фирменной манере, отворачиваясь и переводя темы, при всём этом тянуть улыбку.
И какие чувства испытывала Рангику в данный момент? Безысходность…
- Гин, - Раздалось шёпотом, - Ты ведь всё знаешь, и ты пользуешься этим, - голос стал предательски дрожать. – Ты прекрасно знаешь, что только я тебя всегда приму таким, какой ты есть! Не смотря ни на что! Всегда! А ты… - Сердце билось чаще своего привычного ритма, так и желавшее выдать внутреннее состояние хозяйки. Дыхание участилось, началась дрожь внутри. Неужели все эмоции в очередной раз предадут её?.. Сдерживает себя. Безумное желание дотронуться до него, запустить руку в серебристые волосы, наконец, почувствовать всю их густоту, удостовериться какие они, узнать подводит ли память? Посмотреть в голубые глаза с отливом бирюзы, хочется накинуться, обнять… но…в эти же моменты хочется уверенно и твёрдо занести руку над ним, и оставить хороший отпечаток. Да вот толку от этого не будет… разве что только лис стянет на затылке оскал и начнёт смеяться, что-то говорить шутовски-расстроенное, или шептать по-змеиному.
- Рада? Ты решил вернуться, а надолго ли??! – Слова вылетали звонко и чётко, разрывая долгие тягучие паузы. Матсумото сидела смирно, не сопротивляясь, так как знает – бесполезно что-либо предпринимать, и возненавидеть она не сможет, поэтому оставалось смириться и не так буйно отреагировать на его последующие действия. – Бака… - Выдавив последнее слово тихим шёпотом, Ран закусила свою нижнюю губу, стараясь удержать всё в себе…
«Ты ничего не понимаешь, а если бы тебе не объявили амнистию, что тогда? Что тогда Гин? А тогда, я бы тебя уже не застала… какой же ты дурак…»

Отредактировано Rangiku Matsumoto (2010-11-27 17:48:17)

0

10

"Принимаешь таким, какой есть?"
Ками, какая же она была милая! Так мучалась и терзалась...
"Кого ты принимаешь, Ран-тян? Ты же совсем меня не знаешь!
По лицу Гина промелькнула лёгкая тень недовольства. Он думал, что Рангику давно забыла даже думать о таких глупостях и разучилась спрашивать. Видно, три года оказались для неё долгим сроком, раз она забыла что он никогда не отвечает на такие вопросы. Надолго ли он вернулся... Естественно, он уйдёт при первой же возможности! Не потому что ему хочется уходить, а потому что это нужно. Может это судьба.
Гин верил только в одну судьбу, - ту, которую человек делает себе сам, но его уходы... это было чем-то вроде проклятия. Прошлого не вернуть, настоящее затягивает в рутину, остаётся только идти вперёд, в будущее. С каждым шагом всё ближе к смерти.
Такая дорога не для всех - он никогда бы не предложил никому идти с ним, ни Кире ни Рангику, словно где-то существовал мир для него одного и он всё пытался найти его.
"Разве я могу от тебя убежать? Ты же всё время меня догоняешь".
Это было правдой. Куда бы он ни шёл, все пути вели к единственной женщине, которая пренадлежала ему пусть не телом, но душой. К его дому.
Когда ты в пути, о доме думаешь как о чём-то светлом. А когда возвращаешься, расспросы и домашние быстро тебе надоедают. С прихода Рангику прошло едва ли пять минут, но Гину уже надоело.
"Кажется, она сейчас пойдёт по второму кругу. Надо как-то её отвлечь..."
Он задумчиво перевёл взгляд с лица Ран-тян ниже, на чудом держащуюся в пределах шихакушо грудь.
"Пришло время действовать решительно, как настоящий мужчина!"
Гин ещё пару секунд погипнотизировал декольте, а затем просто взял и небольно стиснул тонкими, костлявыми пальцами волнительно колыхающиеся перед ним груди.
- Хмм... Кажется, когда я уходил, они были меньше, - озабоченно поведал он и, для верности, потискал ещё пару раз. - Аканна... Ты стала туда что-то подкладывать или просто сли-ишком много ешь?

0

11

Вот-вот и она кинется как хищник на свою добычу. Внутри всё взбаламутилось, началась заметная дрожь, глаза явно выдавали настрой шинигами. Была некая радость, смешанная с огромным счастьем, но в тоже время тень страха. Глупо? Нет, странно. Страх из-за вновь приобретённой «вещи». Со временем он опять уйдёт, махнув пушистым лисьем хвостом, не сказав: «прощай». Но с его стороны прощаться плохая примета, и врать то, что вернётся, он не собирается. Именно эту черту характера в нём она ненавидела больше всего. Рангику ясно понимала, что день его очередного ухода наступит, и тогда ей придётся ещё хуже, чем сейчас. Но, разве нельзя сказать не именно прощай, а хотя бы повседневное: «пока» или «до скорого», а может прибавить: не теряй?..
Это уже неважно… сейчас ей не хотелось думать об этом, сейчас ей хотелось уйти в приятные для неё мысли. Расслабиться, наверняка даже уснуть… день выдался просто ужасным. От усталости подкашивались ноги, ей казалось, что по дороге сюда она рухнет, где-нибудь мимо проходящих казарм, и не поднимется до завтрашнего утра. Но под конец женщина пришла, пересилив себя, собравшись с остатками своей уверенности, которая сбежала, как только узнала о появлении лисы.
«Холодные руки…»
В данные минуты сознание отключилось. Оно собрало вещи, и быстро убежало, как и уверенность; в неизвестность, в самые дальние уголки души, рассчитывая на то, что хозяйка не поймает за шкирку. Так и оказалось, Ран не успела схватить и остановить беглецов…
«Дыхание еле слышно…» - Как и духовную силу, которую стены этого города просто пожирали, сдавливая, не давая ей быть полностью ощутимой для кого-либо, даже если начать полную концентрацию, всё будет бесполезно.
Женщина хотела, уже было кинуться, наверняка начать плакать. Отчего? Ну, всё возможно, скорее, от радости, что всё обошлось и сейчас эта личность жива и здорова…
Но, его манера, а точнее дуракаваляние, заставило Матсумото не много подскочить и слегка прийти в недоумение смешанное с «бешенством»
- Гиииииин! – Тишину прервал протяжный голос, - С чего такое наблюдение!– Ран недовольно хмыкнула, и одним движением убрала прожорливые руки со своих перси. Попытка подыграть другу и отвлечься от меланхоличных мыслей, которые указывали на неизбежность ожидавших её событий в недалёком будущем, вышли успешно.
«Какой же ты всё-таки ребёнок. Пфф. Иногда ты кажешься мне просто отвратительным со своей извечной и до тошноты отвратительной маской. По ней нельзя было прочесть ничего. Было непонятно серьёзен ты или нет. Но мне нравится всматриваться в твои тонкие губы, когда ты снимаешь её, и думать: как же ты вытягиваешь их в такой усмешке? Мне был по душе только твой шёпот, обжигающий кожу, потому что в твоём голосе всегда были нотки насмешки, которые вызывали у меня беспричинную злобу… Но не смотря на это…я… ах, глупость..»
Решив ответить интонацией Ичимару, Ран быстро выпалила:
- Ты бы лучше меня обнял, а не говорил глупости! И ничего я не подкладываю! – Последний раз, фыркнув себе под нос, Матсумото, наконец, дождалась, когда желание возьмёт верх над рефлексами и прочим состоянием. Поддавшись чуть вперёд со стула, расслабив напряжённые ноги и встав на колени, она быстро, не раздумывая о дальнейшем и не обращая внимания на реакцию, свободно кинулась на мужчину, а точнее, как сказать в «объятия».  Прижавшись и зарывшись в складки одежды, которая была свободной и не облегала тело, она вдохнула, будто улавливая до ужаса знакомый запах. А так и было… отдавало нотками зелёного чая, а вот еле заметный запах дикой вишни, затем что-то родное, совсем близкое, и в тоже время новое, неизведанное, и всё такое пьянящее не пугающее… послышался стук сердца; был приглушенный, ровный, никуда не вырывался, по сравнению с её; этот болезненный орган просто выпрыгивал.
«Ты мне не веришь? Ты же меня знаешь… Нет, ты можешь лишь притвориться моим заложником, а потом, сказав «Извини», уйти…»
- Гин, ты и вправду, такой дурак… - шёпотом произнесла в ткань шинигами. – Зла на тебя нет…

-1


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » В прошлое... » Не смотри мне в глаза