Bleach: Disappearing in the Darkness

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Город не видящих Солнца » Палата Широсаки Хичиго |Госпиталь города НВС|


Палата Широсаки Хичиго |Госпиталь города НВС|

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Специальная палата, оборудованная для лечения заключенных, задержанных и прочих. Ее принципиальное отличие от всех остальных только в том, что на окошке здесь стоит решетка, стены прочнее, а дверь как в тюремной камере. Во всем остальном, это более, чем приличная медицинская палата, оснащенная всем необходимым для содержания и лечения больных.

0

2

Сой Фон

-----»»Казармы Отряда Разведки

Быстрая, опасная тень мелькала на улицах подземного города и направлялась к госпиталю. Никто из встреченных по дороге не осмелился остановить лейтенаната отряда разведки или как-то окликнуть, отвлечь от важного дела. Сой Фон не из тех, кто будет праздно шататься по городу и вести ничего не значащие разговоры со всеми подряд. Если спешит куда-то, значит на задании, и если кто-то отвлечет, на того падет кара бывшего командира омницукидо.
По старой привычке, Сой Фон не ворвалась через парадную дверь, а незаметно проникла с черного хода. Госпиталь был оживлен и переполошен.
«Бардак какой! - с презрением думала шиноби. – При Унохане-тайчо такого не было».
По территории госпиталя лейтенант перемешалась без шинпо. Так легче оценить ситуацию и найти то, что она ищет. Рыжего идиота даже искать не пришлось. По коридору два суетящихся шинигами катили каталку с взгроможденным на нее телом.
- Куда направляетесь? – скрестив руки на груди, Сой Фон перегородила им дорогу. Ни здравствуйте, ни привет – сразу интересующий ее вопрос и ожидание ответа. Под ее пристальным взглядом медики растерялись и начали мямлить что-то несуразное. Это вызывало гнев и раздражение.
- Значит, под трибунал хотите, - терпение иссякало. – Куда везете заключенного? – шиноби расслабила руки и опустила их по швам – если медики ей не ответят, она будет действовать.
- Во вторую палату… у него серьезные ранения. Нужно оказать помощь, - запищал самый смелый из двоих тупиц.
- Иноуэ-тайчо приказала…
- Шимата! – проклятье прозвучала как шипение ядовитой змеи. – Она не знает, где содержатся заключенные? «Бесполезная риока. Она не должна была стать капитаном», - мимолетная вспышка гнева и вот уже на лице лейтенанта вновь непроницаемая маска. – В особую палату его.
Медики не шелохнулись, а только выпучили глазки. Тем хуже для них. Промедление – смерть! Рука девушки взметнулась так резко, что офицеры дернулись на месте. Сой Фон всего лишь показала им направление дальнейшего движения, а они, по-видимому, уже распрощались со своими жалкими и бесполезными жизнями… но приказ все же выполнили.

Массивная дверь тюремного вида осталась открыта. Пока Сой Фон здесь, нет нужны волноваться о безопасности, да и этот кусок мяса на носилках ничего не сможет сделать. Никчемные медработнки суетились вокруг тела, мешая рассмотреть, что там с ним произошло. Сделав жест рукой, Сой дала им понять, что нужно отойти и пропустить ее к заключенному. Трусы мгновенно среагировали и отступили.
Куросаки, мягко говоря, был совсем не Куросаки. Сой Фон всегда его недолюбливала. Он тратил время Йоруичи-сама, которая, по научению проклятого Урахары, возилась с ним; он пошел против Готей; он попирал военные законы Общества душ. И все это еще до того, как он стал таким – не собой.
Лейтенант ухмыльнулась, рассматривая его ранения – не жалко, если сдохнет, но будет очень неприятно, если очухается и натворит бед. Стоило его ограничить, и именно за этим она сюда и пришла. Весьма неаккуратно взяв мальчику за волосы, Сой приподняла его голову и просунула под шею металлический обод. Щелкнула застежка ошейника-ограничителя и по нему побежали голубоватые искры, свидетельствуя об активации кидо-печати, намертво фиксировавшей замок.
- Продолжайте.
Сой Фон отступила к стене, дожидаясь когда рыжая риока прибежит спасать своего «Куросаки-куна». Нужно было провести воспитательную беседу с этой бестолковой девчонкой.

0

3

------> госпиталь города НВС

Комната. Была. Пуста. Иноуэ пришлось изо всех вцепиться в дверной косяк, чтобы не упасть. За последние несколько минут произошло слишком много. И она упустила нечто важное. То, почему Куросаки теперь не было в той комнате, куда она приказала отвести его двум шинигами. Пытаться было отыскать его среди всей  окружающей темноты – всё равно, что ловить солнечный луч в воде глубокого колодца. Ледяная вода сковывает пальцы и даже когда на секунду покажется, что ладонь коснулась знакомых лучей, то тепла нет. Тлеющий огонёк реяцу быстро нашёлся среди комнат и переходов.  Я же сказала им перевезти его сюда, но… Орихимэ помнила, для кого предназначались помещения подобного типа. Нет…нет-нет-нет, они не могут ТАК поступать! Он же… Растерянность мешала осмыслить всё происшедшее. Своих рядовых она хорошо знала. Добродушные и миролюбивые, как и все, кто состоял в Отряде лечения, они её ещё ни разу не подвели. Иноуэ ощутила укол беспокойства. Ослушаться приказа шинигами могли только в том случае особых распоряжений. Не так уж много было капитанов, которые могли отдавать подобные распоряжения.
Хаори хлопнуло на ветру. Тоширо-куна нет в госпитале. Так кто же? Казалось, вся реальность обратилась против неё в штыки. Чёлка лезла в глаза, один раз Орихимэ запнулась на ровном месте. Запнулась в тот момент, когда опознала реяцу шинигами, что сейчас находилась с Куросаки. Госпожа Сои Фонг! В памяти ещё были свежи воспоминания с совета капитанов. И та скорость, с которой действовала лейтенант Отряда Разведки. От омницукидо можно было ожидать чего угодно. На лбу залегла складка, но тут же разгладилась. Её можно понять. Всё что произошло с Шиконкаем, падение Готея, смерть Ямомото-сотайчо...Да, это произошло и это не вернуть. Но они должны понять, что это ошибка! Его простят…не могут не простить!
- Ка…капитан, простите…- на запуганных  рядовых было жалко смотреть. Иноуэ жестом отмахнулась от возможных извинений. Главным было то, что они успели осторожно и не потревожив ран Куросаки, перенести его с каталки на матрас на полу и зафиксировать голову на невысокой подушке-валике, чтобы кровь не попала в лёгкие.
- Можете идти, - не в чем было винить этих шинигами. Ответственность, за всё происходящее в стенах госпиталя, нёс его капитан. Капитаном была она. И не было времени. У неё опять не было времени... Быстро произнести: «Соутен Кисшун» и мысленно завершить команду, глядя как искалеченное тело закрывает тускло светящийся купол. Тама и Шингши пулей вылетели из комнаты. Судя по их выражению лиц, они сейчас благодарили всех духов и богов, что им не надо будет находиться рядом с лейтенантом разведчиков. Пальцы Иноуэ коснулись сферы-щита. На секунду Орихимэ показалось, что с реяцу Куросаки что-то не так, а в следующее мгновение она убедилась в своих предположениях. На шее раненого посверкивал голубыми тусклыми искорками браслет-ошейник. Что?..
- Что вы?..- девушка резко обернулась к стоящей у стены омницукидо,- …с ним сделали?!  Сои-сан, объяснитесь! – в голосе девушки сквозила скорее горечь, чем гнев.

+2

4

Сой Фон

Жалкая картина. Как же жалко выглядит эта все еще живая девочка из Генсея, по прихоти судьбы ставшая капитаном в военной системе богов смерти. Ворвалась в палату потерянная и взволнованная. Ее переполняли неуместные чувства – волнение, трепет, страх и, конечно же, надежда. Если бы не надеялась, не бежала бы сюда со всех ног.
«Противно смотреть»
Трусы оказались еще трусливее, чем Сой Фон могла ожидать. Дрожали они даже от вида собственного слабенького и никчемного капитана, слабые звенья боевой структуры. Когда они едва ли не в шинпо вылетели из палаты, Сой даже не проводила их взглядом – не сочла их достойными такой чести, да и вниманием завладела Иноуэ, активировавшая свой лечебный барьер над телом мальчишки. Пока Орихиме была поглощена лечением, лейтенант разведки ее не тревожила – просто стояла у стены и хмурым взглядом наблюдала за процессом, но когда девочка открыла рот, Сой Фон пожелала, чтобы у той поперек горла застрял кунай.
«Ждет объяснений очевидного? Обвиняет в чем-то?» - гневные порывы лейтенанта можно было уловить только по неожиданно заколебавшейся волне реацу. Впрочем, волнение быстро улеглось и, оторвавшись от стены, шиноби с угрожающим видом сделала несколько шагов в сторону Орихиме.
- Тебе, надеюсь, не нужно объяснять, что он не гость в нашем городе, а заключенный? – лейтенант испепеляла рыжую девушку взглядом. – И относиться к нему будут как к заключенному, - руки были скрещены на груди, а ноги расставлены на ширине плеч – шиноби показывала свою серьезность и деловитость. – После того, как он придет в себя, его ждет допрос, а как состояние стабилизируется, его апартаментами станет тюремная камера.
В глазах Сой Фон читалось презрение. Она презирала рыжую девчонку за ее слабость, за никчемную и ненужную никому доброту, за то, что она хочет всем помочь и всех простить, а это влечет за собой еще больше жертв. Доброта и сердечность не может защитить подземный город. Только сила и решимость могут помочь в борьбе с Айзеном. А это глупая девица только льет слезы.
- Этот ограничитель полностью блокирует реацу и его способности, но простой физической силы будет достаточно, чтобы свернуть тебе шею, - сухо и безразлично пояснила лейтенант. Перспектива сворачивания шеи рыжей риока Сой Фон не трогала, а дела в этой палате на сегодня уже завершены.
- Это ему тоже не понадобится, - презрительно фыркнув, шиноби забрала Зангетцу и скрылась за дверью. – «Нужно приставить к палате охрану»

----»»Госпиталь НВС

Отредактировано Bleach (2010-11-12 20:23:47)

+2

5

Белые небоскрёбы смотрели на Хичиго пустыми проёмами окон. Ощущение покоя быстро сменялось вспышками неконтролируемой ярости и плавно переходило во всепоглощающую апатию. Перед глазами пустого лениво сменялись бессмысленные картины: снег, чья-то хакама, рыжие волосы и железная дверь. Запах крови и пота смешивался с запахом больницы, духов, чужой реяцу. Связывать образы в единую картину и понимать происходящее разум отказывался и потому, до того момента как всё сознание затопил теплый жёлтый свет, мира вокруг не существовало.
Жёлтый свет, впрочем, сразу же всё испортил. Сначала стала ощутима боль, затем усталость. Хичиго несколько раз моргнул и резко сел запуская восстановленную руку себе в рот. Дыра в щеке исчезла, зубы тоже оказались на месте. Пустой протёр кулаком глаза и раздражённо пнул ногой непонятную хреновину, находившуюся в основании жёлтого конуса, средоточием которого Хичиго в данный момент являлся.
Картина произошедшего начала постепенно восстанавлдиваться в голове. Бьякуя! Сбежал, чёрт его дери! Пустой с хриплым руком резко рванулся со своего ложа пытаясь нащупать зангетсу где-нибудь неподалёку. На странное молчание собственных шестых и седьмых чувств, также как и на холодных ошейник класса "мечта мазохиста" обратить внимание он не успел или не посчитал нужным, потому как собственное выживание в том бою, при условии вырубания в присутствии трёх потенциальных противников (пусть одна из них и вполне себе неплохо целовалась) объяснить чьим-нибудь милосердием не мог. Это было нелогично и это значилдо, что Хичиго жив по той причине, что его подобрал кто-нибудь из так называемых "своих".

0

6

Выражение лица шиноби было таким, что Орихимэ на секунду показалось, что она её ударит. Девушка решительно вздёрнула подбородок и не двинулась с места. Иноуэ плохо представляла, как поступить, если всё обернётся наихудшим образом, однако отступать не собиралась. Но видимо Фонг решила ограничиться устным внушением. Орихимэ моргнула. Отвела глаза в сторону.
- Понимаю.
Понимание не приносило успокоения. И уж тем более согласия. А в мече, который забрала шиноби, Иноуэ с трудом узнала Зангетсу. Девушка тихонько села у изголовья, подтянув к себе ноги и обхватив колени. Чем бы то ни был «ошейник», реяцу он действительно блокировал. И обычная операция по удалению остатков кидо из клеток тела превращалась в маленький героический подвиг. Теперь долго ждать, - Орихимэ печально взглянула на закрытую дверь. - Заключённый…Ичимару-сан тоже был заключённым. Вспомнилась камера, где содержался предатель.

…неужели ты не чувствуешь, что юноша, реяцу которого ты так старательно ловила через эту полоску ткани, не он? Всего лишь сходство, Орихимэ-чан, всего лишь тело. -Уход- Не больше. Мальчик, о котором ты пришла спросить, вполне возможно умер ещё тогда, при падении Сейретея.

НЕТ!!! Орихимэ уткнулась лбом в колени, зажмурив глаза. Она могла отрицать. Могла повернуть события вспять на одном маленьком, закрытом пространстве. Неважно, что говорили Ичимару или Сои Фонг. Но некоторые вещи возможно было отрицать только внутри себя. Всхлипнув, Иноуэ как следует вытерла глаза. Если бы дыхание и вспышки реяцу, можно было бы принять лежавшего сейчас на соломенном матрасе человека за мёртвого. Почему у него волосы как снег? Неужели седина? Можно было дотронуться до его головы, просто протянув руку сквозь купол, но что-то удерживало от этого поступка. Всё, что было ей дорого, выцвело, окрасилось в холодный безжизненный белый цвет. Почему-то напоминает Шиконкай…говорят, там теперь всё замело и кроме льда и холода ничего нет. Замерев на расстоянии нескольких миллиметров от седых прядей, ладонь медленно вернулась назад. Лучше…лучше я поговорю с тобой, ладно Куросаки-кун? Иноуэ запустила пальцы руки в свои собственные длинные волосы на затылке, взглянув в сторону. Смущённо улыбнулась. Странно немного вот так вот не вслух…но всё нормально! Просто столько всего произошло, не знаю с чего начать… Она убрала руку с затылка, положив её на купол Соутен. Все живы и здоровы. Бьякуя-сан скоро поправится, я пообещала это Кучики. Она очень за тебя переживала всё это время. Абарай-кун и она теперь в одном Отряде. Представляешь, самые настоящие дозорные! Исида-кун тоже здесь. Его капитаном сделали, он теперь Отрядом Стрелков руководит. И весь такой строгий постоянно.  Садо-кун часто бывает у семьи Сибаты. Помнишь Сибату, Куросаки-кун? Он тааак вырос! Ты его теперь ни за что не узнаешь. И ты вырос…немножко. Орихимэ хлопнула себя по чёлке. Ой, совсем забыла – твой отец и сёстры здесь в городе! С ними всё хорошо, не беспокойся, - Иноуэ положила голову на бок на колени, смотря как под куполом пропадают с живой ткани последние намёки на порезы. Орихимэ почувствовала, что немного устала. Она и раньше часто исцеляла Куросаки, но теперь это из-за чего-то затрачивало больше сил. Может быть, мне кажется. Это было так давно. Она прикрыла глаза. Внезапно раздался шорох одежды и в голове звонко ойкнула Аямэ, тут же тонко пожаловавшись на буйных пациентов. Соутен вспыхнул, откидывая агрессора назад.
- Ай! – Орихимэ удивлённо вскинула глаза на подымающегося парня. У него же всё внутри искромсано, - ухнуло сердце куда-то в район пяток. «Немедленно ложись обратно!» - собралась урезонить девушка излишне прыткого больного. Но от рыка, который издал «пациент», все слова застряли на пол пути на выход. Иноуэ вздрогнула и рефлекторно отдёрнула ладонь от купола.
- П-пожалуйста, лежи на месте…- она вдруг обнаружила, что не знает, как называть его. Куросаки-кун?

Отредактировано Inoue Orihime (2010-11-16 21:34:22)

+3

7

- Какого х*ра? - Окружавший Хичиго оранжевый купол встретил вполне логичную попытку разрушения в штыки и в прямом смысле пнулся обратно. Пустой, уже давно забывший о том, что существуют такие преграды, которые нельзя пробить в первого удара с удивлением откинулся на спину, выдохнул и, не обращая внимания на постепенно нарастающую боль в боку, принялся истово  колотить кулаком по куполу над ним. Странно, но поддаваться тот и не собирался. Хичиго с удивлением провёл ладонью по тёплой оранжевой поверхности, затем нащупал на шее странного вида железный ошейник и только после этого додумался наконец оглядеться по сторонам.
Мрачноватого вида комната без окон рождала странное ощущения ну совсем вот дежавю. Чувство это усиливала железная дверь преграждающая выход и рыжеволосое сиськастое создание с донельзя напуганными глазами  торчавшее рядом с матрацом, на котором лежал Пустой. Создание, кстати, было донельзя знакомо на вид и, кроме того, одето в расфуфыренное капитанское хаори позеров из нижнего города.
Хичиго уставился на неё во все глаза со скрипом восстанавливая в голове картину произошедшего и возможные варианты развития ситуации в момент Хичигиного вырубания. Восстанавливаться картина никак не хотела, потому Пустой, пару раз щёлкнув пальцами в воздухе (надо заметить помощи в вспоминании имени сиськастой этот жест не оказал)  вопросил:
-Где я и что ты со мной делаешь?

+1

8

- А???
Удивлялась Орихимэ легко. Впечатлительная натура чрезвычайно интенсивно реагировала на все происходящие вокруг неё события. Но так Куросаки не загибал даже после того, Гин когда его «выбил» из ворот Сейретея при помощи Шинсоу. Хотя теоретически мог. Затем как-то очень быстро стало не до изменившегося словарного запаса Ичиго. Купол был предназначен отнюдь не для того, чтобы по нему били. Тем более с такой силой. Орихимэ пришлось поспешно, почти вскочив, подняться на коленки и приложить обе руки к куполу, всеми силами удерживая готовые появиться трещины. Выяснять, с какой стати Куросаки пришло в голову испробовать исцеляющий Щит на прочность, было некогда. Вся концентрация уходила на контроль собственных сил. Уф…Он что, разбить его решил??? Орихимэ приоткрыла один глаз и покосилась на мерцающий у основания справа купол. С тревогой коснувшись всё-таки появившейся там трещинки и убирая её, Иноуэ почувствовала, что на неё смотрят. Девушка повернула голову и поймала чёрно-оранжевый взгляд. Перевёрнутое практически вверх тормашками лицо смотрелось бы забавно, если бы не цвет и выражение глаз. Как у нии-тяна, когда он вернулся… - кольнуло внутри. Но чего он так таращится? Орихимэ непонимающе хлопнула глазами и на всякий случай осмотрела себя. Нет, с одеждой всё было в порядке. Щёлканье пальцами запутало только ещё больше. Вопрос добил. Что значит – что я делаю?!
- Я…лечу я тебя! И не надо больше вот так колотить по Щиту! Ты его чуть не сломал! - упершись ладошками в пол, Орихимэ наклонилась вперёд от переполнявшего её возмущения. Опустив на мгновение веки, тихонько вздохнула и подумала, что вряд ли этот призыв возымеет хоть какой-то эффект. Единственное, что она сейчас должна была ощущать – это сковывающий страх. Сев обратно, Иноуэ запустила ладони в рукава и, обхватив себя руками, взглянула на Куросаки. Я не боюсь…Почему мне не страшно? Возможно, дело было в том, что за эти годы она попривыкла к этой чужой реяцу. Возможно, в том, что он был похож на Ичиго. Иноуэ покачала про себя головой. Это не он. Лежавший перед ней юноша её явно не узнавал. Более того, даже не знал, для чего нужен Возвращающий Щит. А уж кому как не Куросаки было знать, на что способен Соутен. И всё это только усиливало ощущение отчуждённости, будто рядом находился кто-то незнакомый. Одно единственное: «Прощай», сказанное несколько лет назад, теперь возвращалось обратно. Наверно, не стоит ему говорить, что я его знаю. Так для него будет лучше.
- Это госпиталь города Невидящих Солнца, палата для осуждённых, - конец фразы вышел несколько смятым. А если вспомнит?.. - на лбу залегла и расправилась горькая кладка. - Будь, что будет… Она никак не могла заставить себя позвать его по имени. Но должно же оно у него быть.
- Можно…можно узнать, как тебя зовут?

+1

9

- Для осуждённых, говоришь - Хичиго с удовольствием хохотнул и закинул руки за голову.
Картина в голове наконец-то удосужилась стать более-менее чёткой о понятной. Идиотия шинигами иногда искренне поражала воображение - у них был такой прекрасный шанс избавиться от всех проблем разом просто вовремя опустив на Хичигину шею лезвие меча, так нет же! Им нужно было устроить показательный суд, вынести какой-нибудь суровый приговор, на прочтение которого ушло бы пару месяцев, обсудить и обжаловать его, предварительно засадив Хичиго в клетку в-самом-дальнем-нижнем-страшно-подземелье , и, наконец отступить от первоначального вердикта, потому что какая-нибудь сопливая девчонка полностью уверенная что Ичи-кун и Хичи-чан одно лицо не притащит пустому ключи.
Хичиго оценивающе оглядел своего доктора, задержав взгляд на отдельных привлекательных частях, помотал в воздухе рукой и задал встречный вопрос, не отвечая на предыдущий.
- А ты....Орихиме, да? - Серо ухмыльнулся и поднялся на локтях, приближая своё лицо к стенке купола. Вынужденное бессилие тоже нашло своё оправдание и потому развлекать себя приходилось чем попало. Пусть это что-попало и было весьма привлекательной особью.
- А в чём меня обвиняют, раз я осуждённый? У меня знаешь как-то "бац" - Химчиго со звоном хлопнул себя ладонью по лбу - И не вспоминается ничего. Яма-джи помню, Бьякую, твоё вот имя вспомнил, меч мой помню
Голос пустого звучал весьма недоумевающе.

0

10

Что было в этой ситуации забавного, Орихимэ не смогла понять. Она не узнала смеха Куросаки. Иноуэ всё ещё называла его про себя именно этим именем, хотя от пристальных взглядов стало не по себе и очень-очень неуютно. Из-за внешности капитана Отряда помощи и лечения ни один и не двое бедняг заработали себе в своё время вывих шеи, но что бы её вот так разглядывали… Орихимэ сморгнула и отвернулась в сторону, чувствуя, как начинают гореть щёки. Движение внутри купола заставило её обернуться обратно. Всего лишь мах рукой в воздухе. Ещё один непривычный жест.
- А ты....Орихиме, да?
Она отшатнулась от ухмылки, хотя для этого пришлось переместить вес тела почти на кончики пальцев ног. Чтобы не упасть, Иноуэ оперлась одной рукой об пол. Теперь оставалось только подняться и отойти. Дальше отодвигаться было некуда. Ичиго никогда не звал её по имени. Иноуэ. А как ещё можно звать свою одноклассницу? Я всегда чувствовала, что с Куросаки-куном всё будет в порядке. Что он всегда сможет победить. Я лишь верила, закрывая глаза на правду… У неё на мгновение выбили из под ног ту опору, то убеждение, которым она цеплялась за реальность. Как быть? Звонкий хлопок прошёлся по каждому нерву внутри тела. Как быть? Как мне быть?.. Выдерживать взгляд она больше была не в состоянии. Девушка опустила глаза и наклонила голову вниз.
- Иноуэ Орихимэ. Капитан Отряда помощи и лечения, - тихо произнесла она. - Тебя принесли недавно, обвинение ещё не вынесено. Мне сказали, что тебя будут допрашивать, а затем заключат в тюремную камеру. Это всё, что я знаю.
Ты помнишь Ямамото-сотайчо, но почему тогда убил капитана Укитаке? Веки терпко защипало. Ты помнишь Бьякую-сана, но почему пытался убить и его? Очертания перед глазами начали смазываться, расплываясь грязными кляксами. Ты помнишь моё имя, но почему не сказал своё? В глазах поочерёдно прояснилось, но в это же мгновение по щекам мазнули две холодные прозрачные полоски. Почему лента твоего меча – чёрная?.. Если раньше слёзы приносили с собой хоть какое-то облегчение, то сейчас они просто падали вниз. Иноуэ не чувствовала их. Кто ты? Задавать вопрос, заранее зная ответ… Она не стала переспрашивать.
- Мне надо уходить,  - голос поблёк, но не дрожал и не сорвался. – Твоя жизнь вне опасности.
Старательно смотря в сторону, Орихимэ поднялась на ноги, отзывая «фей» обратно. Две светящиеся стрелки потухли в заколках на висках.

0

11

- Иноуэ, точно - Хичиго не слишком сильно интересовало что именно с ним планируют делать дальше: реальной угрозы шинигамчики никогда нет представляли даже для самых предательских предателей. Врождённое чувство обострённого милосердия или как-то так. Куда больше пустого интересовал процесс ковыряния в воспоминаниях своего альтер-эго поскольку актёрские способности Серо определённо не нашли отзыва в сей мягкосердечной даме. Копание это было процессом увлекательным и доставляло удовольствие определёнными местами, однако из-за недостаточности времени (капитанша уже успела вовсю развести нюни) пришлось пользоваться тем что есть - Помню ты мне в школе нравилась
Вообще-то эта фраза была достаточно вольной трактовкой того, что Хичиго успел со скрипом вспомнить. Тем более что Куросаки привлекали исключительно плоскогрудые и низкорослые особы. Но, с другой стороны откуда ей-то об этом знать.
Тем временем Капитан успела подняться, снять купол и вобраться сопливится в друг8ом месте. Нельзя сказать, что это действие как-то сочеталось с ближайшими Хичигиными планами.
Пустой резко сел и протянул руку для того чтобы схватить Иноуэ  за ладонь.
-Погоди, ты куда?

+2

12

Собственные путанные эмоции сейчас немного напоминали Иноуэ реяцу седого юношу, которого она только что вылечила. Две крайности. Нужно было вновь собраться с мыслями, попробовать успокоиться. Что мне делать?.. Куросаки вскоре переведут в камеру – это было неоспоримым фактом. И что будет дальше, Иноуэ боялась представить. Сои-сан так разозлилась…Неужели это из-за меня? Или из-за него? Нет, что за глупости я думаю! Думать глупости и дальше не получилось, так как пациент вдруг произнёс фразу, смысл которой дошёл до девушки далеко не сразу. Школе?.. Орихимэ замерла на мгновение. Воспоминания нахлынули разом, отматывая события назад. Возвращая в дни, которые казались несбыточной мечтой. Скрип мела по доске, утренний «привет» от Чизуру, возмущённый рык подруги. Уйти на перемене в коридор и беспечно «ловить ворон». Радостно, с запинкой пролепетать: «Д-дооо-дооо-доброе утро!» рыжему мальчишке, чтобы в ответ получить ошарашенный взгляд и: «А?..Ага…»
Не было ничего более невероятного, чем учёба в одном классе с этим…странным седым подростком. Пустым. Иноуэ со смешанным выражением лица вскинулась на парня.
- Прекрати! - она успела отдёрнуть почти пойманную руку, сделав два шага назад. – Н-не смей так говорить! Не смей!..
Ощущение «кривого зеркала» достигло своего пика. Зажмурившись, Орихимэ изо всех сил замотала головой. Память смяла плёнку и теперь беспорядочно мелькала полузабытыми картинами. Рваная мягкая игрушка. Кровь на руках. Разбитая стена, раненая Татцуки, монстр со сломанной маской на лице. Цепь на собственной груди.

Мой брат не был человеком, который делает такие вещи!

Иноуэ закрыла лицо руками. Я больше не могу так. Её пробила мелкая дрожь. Силы были потрачены на исцеление двоих, чей уровень был не ниже капитанского. Вернуть с того света всего за несколько минут. Здорово, даже очень, но после такого лучше не волноваться. Пойти к друзьям, поговорить, пошутить. Друзьям... Ноги сами подогнулись, опуская Орихимэ на пол. Отгородиться от происшедшего несколько лет назад было трудно, но возможно. Провести две твёрдые линии между двумя совершенно разными людьми. Две крайности, между которыми не было ничего общего. Жить, не оглядываясь назад. Верить, что все слова, произнесённые про себя, кто-то слышит. И прекрасно знать, что это невозможно. Что ты с собой сделал? Зачем? Могла ли она как-то предотвратить всё это? Запустив пальцы в чёлку, Иноуэ плотно-плотно прижала ладони к глазам.
- Прости меня, - эмоции комкались в слова, обгоняя одна другую. - Дыры в пространстве…я вас всех видела… Мацумото-сан, Тоширо-кун… - часто моргая, она механически стирала со щёк катящиеся градом слёзы, но лишь сильнее размазывала их по коже. - Все были ранены. Мне сказали, что вас  убьют, если я не уйду. Я хотела помочь…- совсем не деликатно шмыгнув носом, Орихимэ ещё раз провела по лицу изрядно вымокшим рукавом. Из неё не получилось ни грозного капитана, ни хорошего бойца. Самый дорогой человек был мёртв, будучи живым. И как ему можно было помочь, она не знала. Иноуэ грустно взглянула в глаза пустому Куросаки.
- Прости меня, Куросаки-кун. Не умирай…

Отредактировано Inoue Orihime (2010-11-30 20:01:22)

0

13

Глазищи капитана с каждым разом становились всё испуганнее. Хичиго, между прочим делал над собой великое усилие, когда смотрел в них, а не на куда более привлекательные достоинства Орихиме. Сохранять расслабленное и придурковатое (ну, такое как обычно было у Коня-куна) выражение лица становилось всё сложнее, но Хичиго, сделав над собой великое усилие, возвёл взгляд к потолку и покачал головой только когда медичка закрыла лицо руками. Искренне перестав понимать что именно нужно этой женщине и уже всерьёз подумывая о том, что сломать ей шею - в принципе не плохая идея, Серо продолжал гунть начатую было линию уже просто по инерции, из интереса, не расчитывая особо на какие бы то ни было результаты.
Речь девушки стала абсолютно бессвязной. Хичиго медленно поднялся с места, проверяя насколько устойчиво он держится на ногах. Состояние оказалось удовлетворительным: никаких неприятный ощущений за исключением лёгкого покалывания из за длительного пребывания в одной и той же позе. Пустой решительно сделал два шага по направлению к капитанше, сел напротив ней, однако, вместо решительной оплеухи, имеющей цель вывести несчастную из неконструктивного транса, просто приложил свою ладонь к её щеке. Щека была тёплой и влажной на ощупь. Достаточно новое ощущение: слёзы совсем не были похожи по ощущениям на кровь или воду.Хичиго с интересом провёл по щеке девушки большим пальцем, вновь встретился с Иноуэ взглядом.
- Не собираюсь - живой же до сих пор

Отредактировано Hichigo (2010-12-01 07:53:21)

0

14

Иноэ Орихимэ

"Живой же до сих пор"...
Кто ещё мог так сказать? Кто ещё мог смотреть так ласково, так тепло...
"Куросаки-кун... конечно он жив! Все говорят, что его уже не вернуть, но это неправда, они не знают, через что ему пришлось пройти, не знают, какой он добрый и сильный! И я... какая я глупая - почти поверила, что он может умереть..."
Орихимэ хлюпнула носом и несмело, но почти радостно улыбнулась сквозь слёзы. Куросаки-кун всегда борется, он никогда не сдаётся, и даже если этот непонятный, чужой мальчик пытается занять его место у него ничего не выйдет - Куросаки-кун сильнее. Он всегда побеждает!
"Он сказал, что я ему нравилась... и что он живой... и... и... сердце так бьётся, сейчас выпрыгнет!"
Она совсем раскраснелась и накрыла его руку своей.
- Куросаки-кун... - слёзы всё катились по её щекам, но это были слёзы радости, светлые, как дождь в солнечный день. - Куросаки-кун... я так тебя ждала... всегда-всегда! Я знала, что ты придёшь! Я верила! Пожалуйста, возвращайся... возвращайся к нам... тебя все ждут! Ишида-кун, Садо-кун, Кучики-сан... и я... Я... тебя...
Бедняжка запнулась.
"Нет, нет, я не могу ему такого сказать! И... и это ещё несовсем Куросаки-кун! Он... он ещё не рыжий! Нет-нет-нет-нет-нет, я не могу признаться ему, пока у него белые волосы, потому что... потому что... потому что мне не нравятся блондины! Да! Молодец, Орихимэ! Ты должна дождаться, пока его волосы снова станут рыжими!"
Она решительно оттолкнула "Ичиго".
- Куросакикунпожалуйстасновастаньрыжим! - выпалила она и выбежала за дверь.
Слёзы уже высохли на щеках, но сердце продолжало колотиться быстро-быстро.
"Я такая глупая... такая глупая... Ну что за ерунду я ему сказала? Это ведь неправда, Куросаки-кун нравится мне и блондином и брюнетом и рыжим и любым, и даже если он поседеет, он будет мне нравиться... но это не Куросаки-кун... Надо было сказать ему, что я скажу, что... что я скажу, когда... что я скажу ему, когда он снова станет самим собой... А вдруг он меня обманывает?" - она помотала головой. - "Нет, это точно был Куросаки-кун! А если он покрасится в рыжий цвет? Тогда их трудно будет различить... но если он покрасится в рыжий цвет, значит это для меня, а значит я ему правда нравилась! Ой-ой-ой, это неправда! Глупый Куросаки-ку..."
- Тайчо!
- Ай!
Она так много думала и так быстро бежала, что не заметила вышедшего навстречу офицера и пребольно стукнулась лбом прямо о его лоб. К счастью, они не упали - офицер успел её удержать.
- С вами всё в порядке? У вас красное лицо, и...
- Я В ПОРЯДКЕ! ИЗВИНИТЕ! - Орихимэ покраснела ещё больше, и, оттолкнув шинигами, унеслась в кабинет успокаиваться.
"Как только я нехорошо подумала о Куросаки-кун, сразу стукнулась лбом... прости, прости, Куросаки-кун!"

---------------> Кабинет капитана мед. отряда

Отредактировано Bleach (2010-12-11 00:43:25)

+1

15

Омомуки Фукуто

Фукуто потёр лоб и посмотрел вслед капитану. Она была такая нежная, милая, добрая, красивая, и так мягко натолкнулась на него грудью...
Он поймал себя на том, что до сих пор стоит и глупо улыбается. Жаль, что Иноэ-тайчо не упала на него, как показывают в генсейском аниме! Тогда у них было бы секундное замешательство, они бы оба покраснели, он бы извинился перед ней, помог подняться, ну и пригласил куда-нибудь. Наверное.
"Странно, тайчо ведь редко бегает..."
Он оглянулся, чтобы посмотреть, откуда она прибежала, и вздрогнул. Ну конечно, палата Куросаки Ичиго! Его доставили совсем недавно, но все медики уже об этом знали. О том, что он здесь, и в какой палате лежит - чтобы обходить это место десятой дорогой.
"Тайчо была у него, а потом убежала. Это нехорошо - вдруг она забыла запереть дверь и теперь он вырвется? Надо проверить".
Фукуто сглотнул, но взял себя в руки и решительно подошёл к двери.
"Он же не будет убивать меня сразу! И вообще нет смысла меня убивать, я же ничего не сделал! Да и он не какое-нибудь чудовище..."
Подбодрённый этим он осторожно подёргал дверь.
Дверь поддалась.

0

16

Лобовое столкновение с великой и ужасной женской логикой во всей её красе прошло для Хичиго болезненно. Во всяком случае он не успел даже открыть рот чтобы продолжить свою (без сомнения гениальную) игру на чужих слабостях к своей персоне, как носитель чужих слабостей напрочь перевернул все имевшиеся планы и проорав какую-то непонятную хренотень вылетел из камеры. Так прерывать поток Хичигиного внутреннего самолюбования было....жестоко. Серо без всякого удовольствия поднялся на ноги. Он уже успел представить как его гениальная хитрость заставляет сиськастую капитаншу сбегать наскоряк в секретное хранилище и притащить ему ключ от ошейника и Зангетсу скажем....промеж грудей. А ещё можно было бы взять её в заложники и обменять на голову какого-нибудь более полезного товарища. А ещё можно было бы с ней переспать. А ещё - совместить все три указанных варианта. Умопомрачительное количество возможностей погубленное женской тупостью.
Впрочем так происходит всегда. Не руководи противоборствующими сторонами ментальная баба и ребёнок - авось и случилось бы какое-нибудь достойное Хичигиного внимания побоище. А так, один как истинная женщина пытается поиметь всех сразу и чтоб ему за это ничего не было, а второй - просто сидел на попе и боялся, потому что не было взрослого, готового подтвердить, что ему можно поступить именно так, как этот ребёнок думает.
Вот и приходится развлекаться как попало. Пустой лениво дотопал до двери, потянул за ручку и с удивлением обнаружил удивлённую рожу какого-то медика. Лицо Хичиго расплылось в добрейшей улыбке, он поднёс к губам указательный палец и спросил.
- Жить хочешь?

+1

17

Омомуки Фукуто
- Ик, - честно ответил Фукуто от неожиданности. Он думал, что израненный Куросаки лежит пластом и только и может что страшно ругаться, например, но враг оказался живее всех живых.
"Тайчо!",  - мысленно взмолился шинигами. Он очень уважал и любил капитана, как и все в отряде, очень, но иногда тайчо делала такие вещи... такие... глупости, что руки опускались. Как она могла вылечить такого типа?! - "Что же вы наделали, тайчо!"
Он до побелевших костяшек стиснул рукоять, не отрывая взгляда от бледного ужаса, уставившегося на него из палаты. Отступать было некогда - погонится и всё.
- Я... я буду сопротивляться! - отважно заявил бедный шинигами. Он не мог отвести взгляд потому что знал - одно движение безоружного пустого - и всё.
"Он может свернуть мне шею. Голыми руками, раз - и всё". - Фукуто быстро взглянул вниз, на белые руки. Сильные. Такой рукой, при желании, можно пробить кому-нибудь грудную клетку. Или, там, вырвать язык. Сломать челюсть. Сломать рёбра. Выколоть глаза.
Все эти картины моментально проносились перед его внутренним взором. Хорошо бы пустой не умел читать мысли!

Отредактировано Bleach (2010-12-27 02:04:25)

0

18

Хичиго расплылся в добрейшей из своих улыбок.
- Конечно будешь - успокаивающе пропел он хватая медика за шиворот и пинком отправляя внутрь камеры. Инцидент, похоже, остался абсолютно незамеченным. Во всяком случае в коридоре никого больше Пустой не заметил. Аккуратно прикрыв за собой дверь Хичиго с улыбкой повернулся к новообретённой игрушке. Было приятно, что шинигами буквально ни на секунду не оставляют новоприбывшего пленника наедине. Подобное происходило порядка года назад у Ай-чана. Вовсю шпионить за Хичиго пытались, наверное, абсолютно все высшие эспады и добрая половина нумеросов. Можно было напустив на себя пафосный вид при разговоре ткнуть мечём в портьеру и пронаблюдать как из за неё с картинным стоном выпадает очередной сексот. Развлечение кончилось в тот момент, когда для всех стало очевидным, что Хичиго ведёт себя подозрительно только для того, чтобы привлечь большее внимание к своей персоне.
Но, предаваться воспоминаниям было некогда. Пустой критично оглядел жертву, мысленно охарактеризовал её как "лох" и приступил к творческому ваянию плана побега.
- Так, во-первых, отдай-ка мне свою железку, а то нос сломаю - Пустой лениво ткнул пальцем в катану на поясе медика - Во-вторых расскажи-ка насколько далеко отсюда выход и кто присутствует в госпитале в данный момент

Отредактировано Hichigo (2010-12-30 08:57:07)

0

19

Омомуки Фукуто

Оказавшись в камере Фукуто понял, что бежать бесполезно - можно только сражаться. Но как сражаться с противником, превосходящим тебя по силе раз в сто? Правильно, хитростью! Правильно-то правильно, но к Омомуки это точно не относилось - он даже в повседневной жизни не умел хитрить и врать, а уж перед лицом смерти (Фукуто не сомневался, что Куросаки Ичиго - его смерть во плоти) мозги совсем отказывались работать.
Медик прижался спиной к стене - так хотя бы агрессор не сможет напасть сзади, и, глядя на Хичиго большими, грустными глазами оленёнка c какого-нибудь плаката WWF, только крепче вцепился в занпакто.
"Разобьёт нос... это ничего... будет обильное кровотечение... боль... но это можно вылечить". - Он пытался успокоить себя как мог. Отдать занпакто! Как это можно?! Конечно, занпакто был не совсем настоящий - просто меч без души вроде тех, которые выдавали рядовым, но это было хоть какое-никакое а оружие.
- Я... я... я не отдам! - он думал, что звонко выкрикнет это в лицо противнику, но получилось только сиплое бульканье. - Не отдам... занпакто... И если я покажу вам выход... я буду предателем... - Фукуто зажмурился. - Можете убить меня! Но я буду защищаться до последнего, как мужчина!

0


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Город не видящих Солнца » Палата Широсаки Хичиго |Госпиталь города НВС|