Bleach: Disappearing in the Darkness

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Крепость Айзена » Коридоры


Коридоры

Сообщений 151 страница 164 из 164

151

Все-таки стоило к Неллиель обратиться, как к Квинте, у нее возникало чувство неправильности происходящего. К слову сказать интуиция подсказывала, что оно зародилось давно, а с новой рокировкой Айзена-сама на своей шахматной доске лишь усилилось.
Зрачки глаз сузились. Радужная оболочка глаза отдавала матовой зеленью. Рука как-то сама рефлекторно отдернулась, когда Райадо повернулся к ней. А в ушах до сих пор стоял этот злосчастный номер, который ей был совершенно не нужен.
Одершванк никак не отреагировала на слова о том, что Финдор ее пассия. Возразить она конечно могла, но не видела в этом смысла. Для себя Неллиель ужа давно пояснила, что сколько не объясняй свои мотивы сотоварищам, толку никакого. Все переврут и на свой лад переделают. Она просто проследила за жестом Райадо, который демонстративно давал понять, что как бы ему не хотелось поговорить на другом языке с беловолосым фрассионом, в ее присутствии он все же не стал, и тот себе дальше продолжает вести монологи в сторонке. Честно захотелось фыркнуть от смеха. Ситуация выходила комичной до трагичности.
Следующие слова Райадо она не могла оставить без внимания. Слово за словом словно врезались под кожу. Да и правда обсуждали, но тем не менее известны случаи, когда шакалов приручали. Исключения всегда и везде существовали, существуют и будут существовать.   
- Если я захочу, то избавлюсь от него. - Проблема только в том, чтобы другие не платили за мои ошибки. Зеленоволосая арранкарка была спокойна, лишь рука, которая до этого пыталась остановить Райадо, крепко была сжата. Лагарт умел взбаламутить чувства, эмоции, инстинкты или то чем жили пустые. В этом плане он напоминал Ннойтору, и от этого было тяжело. Если сейчас она уже не была в уравновешенном состоянии и из-за мелочей так сказать, то дальше ничего хорошего не ждало. Ее гложило чувство собственной недостаточности. Неллиель часто думала, что что-то пошло не так при формировании ее личности, раз она стала такой. Такой, которая мечтает о том, что недоступно, отлично понимая это, но отрицая всеми возможными способами, скрываясь за равнодушием и порой наигранным чувством собственного достоинства, заключенная в рамки природы и мира, который породил ее и других таких же существ.
- Райадо.. - Однажды они пересеклись. Может быть Лагарт считал по-другому, но Неллиель отлично помнила, что сыграла не последнюю роль при возвращении его в Лас Ночес. Именно поэтому ей было не все равно. С какой-то стороны она ненавидела в себе эту черту, хотела избавится, но это было бы возможно, только если бы она развеялась пеплом по воздуху. Сожалеть или мечтать тогда было бы уже невозможно.
Оставалось лишь смотреть на спину Приварона. Спустя несколько секунд она даже смогла принять свой холодный внешний вид, повернувшись к светловолосому фрассиону.
- Кариас-сан давайте впредь обойдемся без вашей самодеятельности, а то мы такими темпами не справимся в ближайшее время, а затягивать с вакцинацией не стоит. -

+1

152

- Звучит так, словно вы переживаете за здоровье остальной Эспады. Хотя я не могу не разделить вашего мнения относительно Баррагана-самы, но я не думаю, что какой-то там цветок устоит против силы моего Короля. Ведь, он способен на такое от чего у многих бы возникло желание подумать, что это дурной сон. Как бы там ни было, я не слишком понимаю одной вещи. Вы… ведёте себя совершенно странно. Быть может мне и не дано понять Эспаду, но я когда-то мечтал быть намного сильнее и быстрее. – Финдор говорил при ней открыто, ибо как-то было при этой девушке даже спокойней чем обычно. Она не ударит по голове и не укорит как-то ещё, во всяком случае, он останется жив после диалога, а не как с тем же Гриимджо.
- Но в вашем случае… вы выглядите так, словно это сила дана вам как само собой разумеющееся. Вы не выглядите стремящейся к вершинам силы, вы вообще выходите за рамки моего понимания мира и при этом вы достаточно сильны, чтобы не быть такой, как я. А я  … фрассьон. Думаю, вы прекрасно понимаете, что это всё значит. – Кариас взмахнул рукой и даже как-то иронически улыбнулся.

- Но и смотря на другие аспекты вашего поведения, я попросту не нахожу слов чтобы объяснить и хочу посмотреть на то, как это смогу понять я. Хоть и я говорю слишком много слов, Неллиел-сама – в них то и кроется моё оправдание. – улыбка и светловолосый фрассьон вежливо ведёт рукой, показывая, что намерен продолжить. – Я всегда считал, что в жизни есть те, кто способен находить лучшие решения для проблем, которые преследуют нас точно звенья цепи и надо её разрубать, иначе – ты погибаешь. Моим главным заблуждением было то, что я думал, что моя цепь разрублена. А оказалось, что она оборачивается вокруг моей шеи – но сорвалась и вот теперь я вижу вас. Вы вообще исключили мой миропорядок из своего обзора. Вы дышите совершенно иными методами и иными правилами, как сказал бы кто-то из умников, но я хочу научиться смотреть на мир вашими глазами и больше не чувствовать, что меня окружают эти звенья. Сила, да я силён и моя высвобожденная форма, это не пустяк для многих – но для вас это лишь песчинка. – улыбка стала тише и он решил сделать какой-то такой поступок про который бы было потом не стыдно вспоминать. Она казалась ему чем-то неизмеримо далёким, так человек смотрит на звёзды и радуется их красоте. Он протягивает руки до звёзд, но, увы, не может до них дотянутся. Он лишь радуется и протягивает руки к воде, где играет их отражение и хватает влагу, веря в то, что частичка света звёзды перейдёт к нему. Так и тут было. Финдор верил по какому-то странному наитию, что если он пойдёт по более простой дорожке – то это ему поможет. Рука Финдора легла на плечо Одершванк. Странное наитие, оставшееся со времён бытия человека. Вещь того, кто олицетворяет что-то – носит часть его или её силы.

- Что вы мне ответите? И уважение ко мне выражать не думаю, что стоит так громко. Напоминаю, я фрассьон. То что позволне одним, не разрешено другим. – был задан тихий вопрос и выведена мысль.

0

153

Начало игры
Что можно было сказать о проведенном Септимой дне в Сообществе Душ? Да ничего особенного. После того, как его тело восстановили и отобрали пятый номер в Эспаде, нужно было на некоторое время залечь на дно. Многие хищники делали так, если на охоте произошло что-то не так и нужно зализать раны. В данном случае ранена была гордость Джируги. Но время шло, а семерка не страдал длительными депрессиями по какому-либо поводу. Правда его нелюбовь к так называемому Айзену-”саме” выросла до небывалых ранее высот. Но даже если он взбунтуется вновь, его тело вновь восстановят. Как же подобная участь раздражала. Ему не найти покоя в смерти и мирится с подобной жизнью шавки не особо хотелось.
Если быть проще и говорить в двух словах, то Ннойтра был не в духе. Сунув руки в карманы, он брел по темным коридорам Крепости Соуске, созданной им на месте Сейрейтея. Цепь, которой Санта Тереза крепилась к его наряду позвякивала при каждом шаге. Пустота и вычурная чистота в новом обиталище шинигами-предателя раздражала. Ведь находящемуся в крайней степени негатива пустому, было ,даже, нечего пнуть.
Где-то впереди Септима услышал голоса. Но он был на таком расстоянии, что звук доходил до него в виде глухого фонового шума. Конечно Нной не стал спешить, но все же двинулся в том направлении. Вполне возможно, что там мог быть кто-то из нумеросов, пропажу которых никто и не заметит. Но чувствовалась там духовная сила поболее, нежели та, которой могла обладать група просты арранкар. Это было даже лучше. Хотя Септима тут же себя одернул. Если он убьет кого-то из десятки лучших, то тот непременно восстановится и побежит плакаться Айзену. Джируга сплюнул себе под ноги от такой мерзкой мысли.
Вот он повернул в проход, из которого доносились голоса, и увидел он там какого-то блондинчика в маске, почти полностью скрывающей его лицо. Явно это был кто-то из низших. Но когда взгляд сиреневого глаза упал на женскую фигуру с копной зеленых волос, то на секунду дыхание у Ннойтры перехватило. Это была именно Нелл, из-за которой он и лишился своего места.
Голоса зазвучали намного отчетливее и теперь семерка слышал, как неизвестный арранкар что-то рассказывал зеленовласой девушке. Речь его была долгой и нудной, а слова заглушили звон цепи, пока Нной подходил к парочке.
- Бла бла бла. Заткнись уже.- низким от гнева голосом сказал Септима и перевел горящий недобрым огоньком глаз на Неллиель. - Ты собралась выражать уважение? Этому слабаку? - Что бы как-то подначить Одершванк, Джируга кулаком ударил рассьона по лицу. И удар прилетел точнехонько в скулу, от чего Финдор отлетел к стенке, потеряв сознание. но Септима не обратил на это внимание. - Именно так надо обращаться с шавками, если они начинают тявкать что-то об уважении. Или ты решила найти себе подружку? - Ложка будто выплевывал каждое слово, гневно разглядывая девушку. Его не столько задело то, что она вела разговор с кем-то из низших. Но она Уважала его, и подобной несправедливости седьмой не мог стерпеть. Ведь сколько раз за их долгое знакомство она могла проявить хоть каплю этого самого уважения к нему и опустить свой клинок на неприкрытую шею поверженного арранкара. Но нет, Нелл каждый раз, словно плевала ему в душу, когда оставляла жить дальше с мыслью о том, что он слабее нее.

upd: 07.10.2010 - для продолжения игры и выведения Финдора из отыгрыша

Отредактировано Nnoitora Jiruga (2010-10-07 20:46:24)

+5

154

- ... Хоть и я говорю слишком много слов, Неллиел-сама – в них то и кроется моё оправдание. - Думаю проблема, даже не в количестве слов, которое произнесено за минуту, хотя отчасти и в этом. Когда Кариас говорил, то за тем количеством и сложностью фраз терялся смысл. Бывшая Терсеро его ни в коем случае не старалась перебить, просто пытаясь вникнуть, что надо сказать плохо получалось. Очередной раз можно было убедиться, что каждый пустой смыслит в меру своего развития и того, что в него заложилось. Отдаленно все же она поняла о чем говорит беловолосый фрассион Баррагана, однако она не могла помочь ему в том к чему он стремился. Разве можно было ему сказать почему и как она такая, какая есть? Да и к тому же Одершванк сама до сих пор задавалась миллионом вопросов к самой себе, которые остаются  без ответов.
Неллиель не обратила внимания на тот факт, что Кариас позволил себе довольно дерзкую вольность для фрассиона. Она не стала отходить в сторону или как-то дать ему понять, что у нее есть хоть какое-то отношение к его прикосновению.
- Знаешь... я... не... - Она не совсем понимала, что хотела сказать, как-то получилось так, что реплика соскочила раньше того, как зеленоволосая успела подумала.
- Нет... не так. - Одершванк нахмурилась. Сейчас она пыталась подумать над тем, что скажет. Только вот сосредоточенность развеялась стоило только почувствовать поток хорошо знакомой приближающейся рейяцу. По-крайней мере не надо будет потом искать его по крепости. 
Внутренне бывшая Терсеро напряглась. С Ннойторой никогда невозможно было чувствовать себя легко и непринужденно. На ее памяти наверно так было всего раз, когда он поделился с ней своим мироощущением.
Даже при том, что она знала, что вот-вот Джируга вывернет из-за угла, но все равно резкий тон голоса застал врасплох. Впрочем по тому, как она держалась догадаться, что внутри зеленоволосой кипит множество самых различных эмоций, было нельзя. Она вполоборота повернулась на Джиругу и смерила его бесцветным взглядом.
- Не понимаю о чем ты Ннойтора. -Приглушенный и очень спокойный тон голоса, только в конце реплики он дрогнул. Джируга молниеносно отвесил приличный удар в лицо ничего неподозревающему Финдору. Неллиель колебалась несколько секунд, но все же прикинула, что фрассион просто без сознания и особо опасных травм не получил. Это не радовало, но это и не могло сподвигнуть ее на агрессивную реакцию, которую несомненно хотел спроецировать бывший Пятый. Сейчас Нелл уже не была той, которую он смог скинуть с башни Лас Ночеса в прошлом, но и ситуация по правде не могла бы воспроизвести даже тень тех эмоций, которые тогда испытывала зеленоволосая. А вообще у меня наверно из-за него теперь паранойя.. забавно.. но все же.. даже тот поступок не помог тебе, и сомневаюсь, что поможет что-то еще..
- Закончил? У меня есть к тебе дело. - Зеленые глаза остановились на лице Джируги. Жесткий, злой. Она была словно в стороне от его эмоциональных порывов, которыми он пытался сыпать. Непроницаемая и далекая, хотя вроде бы стояла в нескольких шагах. Неллиель ждала очередного гневного выплевывания ядовитых фраз.
Надо бы кого-нить позвать, чтобы его привели в чувство. Лишь искоса и мельком она смотрела, на павшего светловолосого фрассиона.

+4

155

Те душевные терзания, что он испытывал всякий раз, когда Неллиел показывала свое превосходство над ним, могли утихнуть лишь тогда, когда Одершванк будет повержена. Как тогда, много лет назад, когда ее почти бездыханное тело упало в пески за стенами Лас Ночеса и приняло новую форму в которой удобнее было хранить остатки духовной силы экс-терсеро. Именно тогда на душе у Ннойторы стало поистине спокойно. Но конечно радостям было не суждено сбыться. Как же тогда Джируга был удивлен, когда на совете - Айзен представил нового члена эспады и ввел Нелл. Но возвращаться к этому не самому радостному моменту из жизни ложке не хотелось. Все же в возвращении преследовательницы был и свой плюс. Когда-нибудь она не просто потеряет свою силу из-за разбитой маски, а саму голову из-за того что стала слабее Нноя.
Мечты мечтами, а возвращаться нужно и к реальности, в которой фрассион до сих пор не пришел в себя, что заставило Джиругу презрительно фыркнуть, на несколько секунд сморщив нос. Подобный слабак с самого начала не особо интересовал Септиму, но после такого, Финдор стал просто мебелью, о которую не очень хотелось спотыкаться. Какой-то особой вины Кариаса в подобном отношении, конечно, не было. Бывший пятый никогда не проявлял внимания к поверженным существам. Будь его победа легкой, как в данный момент, либо он еле выжил. В любом случае тот, кто находился в ногах победителя - был ничем иным, как мусором, не стоящим внимания.
Кто сейчас безраздельно властвовал вниманием высокого арранкара, так это стоящая чуть в сторонке Нелл. Джируга пристально разглядывал Квинту. От его ушей не ускользнуло то, как дрогнул ее голос. Это значило, что всегда ледяная Одершванк была все же задета им. Как ни странно, это было приятно и седьмой довольно улыбнулся. Правда эта улыбка была более похожа на хищный оскал, загнавшего в угол жертву, хищника. Но фразу девушки он оставил без внимания, предпочитая еще раз глянуть на валяющуюся фигуру чьей-то фрассии и сплюнуть в сторону.
Наконец зеленовласая пустая снизошла до того, что бы обратится к Ннойторе, который теперь представлял собой идеал спокойствия. Правда в его взгляде сквозил лед, который мог сопротивляться с льдом, которым покрылись реки и озера Сообщества Душ. Вообще сам Септима был натурой холерной, и его настроение успевало меняться со скоростью света. Он мог в ярости обрушить на кого-то весь свой гнев, а после этого холодно отчитать Теслу за то, что тот возится под ногами, а затем снова взорваться и, как не раз уже это бывало, ударить бедного подчиненного ничуть не слабее, чем того же Финдора, так и не желающего приходить в сознание.
Фыркнув в очередной раз, Нной подошел чуть ли не в плотную к Нелл, взирая на нее с высоты своего не малого роста, и заставляя задирать голову, что бы нормально с ним разговаривать. Хоть в этом он ей вряд ли когда-нибудь сможет уступить, а лишний раз показать свое превосходство над той, кто не раз тебя опускал в лужу - было приятной мелочью.
- Что тебе от меня нужно? - ледяным тоном, плохо сдерживая свою агрессию, проговорил семерка, прищурив свой единственный глаз и наклонив голову, что бы лучше видеть лицо своей собеседницы. Улыбка уже давно не блистала на его лице, но взамен ей, губы ложки поджались в презрительной усмешке. - Неужели ты наконец перестала дрожать перед мыслью о бое со мной? Тогда достань свой клинок. - голос его был низким, с легкой хрипотцой. Джируга намекал Неллиел о том, что они не скрещивали свои мечи уже очень долгое время. А если быть точным то с того самого момента, как на черепе серны, который служил маской девушке, образовалась трещина от удара по нему Сантой Терезой. По телу прокотилась волна дрожи предвкушения. Правда она была такой мелкой, что никто ее, конечно же, не мог обнаружить. Только Джируга готовился к тому, что бы ударить первым. Да ударить так, что бы эта зеленовласая уже не смогла ответить.

+1

156

Узкие почти звериные глаза. Глаза? Нет, пожалуй единственный глаз, второй был скрыт повязкой, которая скрывала зияющую дыру пустого. Именно из-за этой внешней особенности  взгляд у него был еще более внушительным и леденящим. Хищная, почти дикая ухмылка резко контрастирующая со взглядом. Джируга явно демонстрировал довольство, правда чему так радовался бывший Пятый для Неллиель было загадкой. Лично она не видела для веселья Ннойторы абсолютно никакого повода. Свою заминку она не считала какой-то особенной, чтобы он себя так вел, но впрочем, это было его дело.
Между ними на какой-то миг воцарилось тяжелое металлическое молчание, которое могло либо предупреждать, что надвигается шторм, либо давало понять, что ничего выходящего за рамки не будет, а все как всегда. Пожалуй сейчас было что-то между первым и вторым вариантом, по середине.
Джируга сдвинулся с места и она следила, как он к ней приближается. За каждый его шаг внутри росло напряжение. Еще один шаг. Он вплотную. Напряжение начинало зашкаливать. Чтобы заговорить с ним ей пришлось поднять голову. Неллиель смотрела в его глаза, не отрываясь. С места бывшая Третья даже не думала сдвигаться. Она абсолютно не боялась, что Джируга мог что-нибудь вытворить. Пока он пытался лишь подавить с величины своего исполинского роста, а она пыталась не поддаваться внутренним ощущениям, что выходило у нее без особого труда. Выдавать себя перед Джиругой было нельзя.
Прежде, чем ответить зеленоволосая арранкарка медлила, выжидательно, не спуская взгляда с бывшего Пятого. Пересказывать события, произошедшие в лаборатории Грантца прежде всего ей не хотелось из соображений, что ее недавний визит к сумасшедшему ученому был бы весьма странен и подозрителен для Джируги. Но и не стоило забывать, что в любом случае никто не запрещал Заэлю как-нибудь "проговориться" об этом Ннойторе. Все-таки действовать изощренно и продуманно было бывшей Третьей не под силу, иначе бы еще тогда, много лет назад она вполне могла бы предвидеть тот печальный конец, который разыграли два заговорщика, а сегодня смогла бы без труда вытащить из Заэля, что хотела, но чего нет, того нет. Реальность такова, что Нелл загнала себя в угол. По правде она могла бы и предоставить более детальный ответ Джируге, но предпочла не предоставлять. Было лень вести длинные монологи, которые могут и не выслушать.   
- Не льсти себя Ннойтора. Все что от тебя требуется это не оказывать сопротивление, когда я буду вводить антидот. В противном случае ты рискуешь стать посмертным кормом для одного из сбежавших экспериментальных образцов Заэля. -
Ровно. Холодно. Без эмоций. Разве только взгляд был не свысока как обычно, а снизу вверх, но от этого суть ее реакции не менялась.

+2

157

Но желаемого боя не последовало, что конечно же не удивило Ннойтору. В который раз она отказывала ему в подобном? Бывший Квинта уже и позабыл. Они скрещивали свои клинки бесчисленное количество раз, но еще больше раз Неллиель просто отклоняла его притязания. Со времени их последнего боя прошло бесчисленное количество времени, за которое Септима успел в разы вырасти не только в своем мастерстве, но и в своей силе. Джируга не сомневался в том, что если Одершавнк все же сразится с ним, то этот бой закончится победой богомола. Поэтому Ннойтора и разговаривал с девушкой с позиции превосходства. Хотя когда он с кем-то вел разговор подобострастно? Да никогда. Подчинение кому-либо претило самой натуре ложки. С тем же Айзеном он лишь потому, что повелитель Лас Ночеса ведет борьбу с сильными мира сего, а это значило, что Джируга сможет в скором временем насладится сражением, нет победой над каким-нибудь безмозглым шинигами, или же кем-то из остатков населения разрушенной Каракуры.
- Антидот? Неужели эта лабораторная крыса что-то упустила в своих пробирках? - обронил Нной, совсем не интересуясь экспериментами Заэля. Если нужен был антидот - то значит октава упустил какой-то вирус такой силы, что даже Эспаде угрожала опасность. Богомол не был трусом, он готов был сразиться с любым соперником, даже если он превосходил Джиругу на голову по силе. Но несмотря на подобное - экс-квинта не был дураком, и знал, что лучше не пытаться сражаться с тем, кого не может коснуться твой клинок. А в случае с экспериментами Грантца - так и было в основном.
Ннойтора сделал пару шагов назад, давай зеленовласой девушке пространство, которого она была лишена, находясь вплотную к высоченному арранкару. Браслеты на запястьях зазвенели, когда Джируга дернул рукой, задирая рукав своей формы. Раз Неллиель решила не проявлять никаких эмоций и не читать нотаций, септима решил повести себя подобным образом. Чуть прикрытый глаз внимательно смотрел в каменное лицо пятерки.
- Делай то, что должна и иди печься о том мусоре, что населяет эту крепость - все так же высокомерно, но теперь на десяток градусов ниже, процедил пустой. Он потерял к этой истории интерес и в сердцах пожелал большей части населения Крепости в Сейрейтее подохнуть. Может быть такая брешь в рядах арранкар заставит шинигами вылезти из своих нор и пойти в атаку. И тогда уже Санта Тереза напьется таким количеством крови, каким она не напивалась с момента прихода Айзена в Сообщество Душ.
С момента победы Джируга находился постоянно в сквернейшем состоянии духа, ибо праздность претила его натуре. Он не примьера, что бы целыми днями валятся на пуфиках и предаваться великому ничто, возможно, размышляя над бытием арранкар и их целью в этом мире. Ну уж нет. Подобным Нной даже не занялся, если бы у него не было ни рук не ног, он бы пополз, или попрыгал, да бы найти себе врага и зубами вгрзыстся в его горло и одержать очередную победу, а значит стать еще сильнее, нежели он был прежде.

+3

158

Взгляд зеленых глаз задержался на лице Седьмого. Она медлила с ответами, изучая  Джиругу, пытаясь проанализировать каждую его эмоцию, интонацию голоса. Скорее всего о моей маленькой оплошности с Заэлем Ннойтора может и не узнать. Вероятность очень большая. Главное, чтобы Грантц молчал, хотя в принципе, что я все на одном и том же зациклилась?! Это не имеет значения.
- Я думаю, подробности тебя не интересуют, так что если перейти к сути дела, то да-а, подобный инцидент имел место быть. - Нежный голосок зеленоволосой арранкарки отчеканил слова на одной ровной интонации. Неллиель повторялась, смысл тот же, просто  преподнесла свою реплику под другим углом обзора. Ведь для тех, кто в новом жилище Владыки, как в танке, требовалось говорить, пока до них не дошло бы.     
Джируга все же из танка решил вылезти и в его действиях, как ей показалось, промелькнул намек на здравомыслие, что очень порадовало бывшую Третью. Тем не менее, она не стала заранее думать, что и далее все будет происходить так же гладко, как в данный момент. Перед ней стоял Ннойтора, а это значило понятия просто и легко - можно отбросить тут же, а если при этом еще и углубляться, то окажется, что чуть ли не с первой минуты их знакомства в прошлом.
Ему бы даже не надо было повторять дважды. Неллиель поняла, что это будет наверно ее единственным мировым шансом, чтобы ввести антидот без лишней головной боли Седьмому. И она собиралась воспользоваться им сполна.
Коробку с колбами, в которых находилось противоядие, она собиралась аккуратно опустить на пол крепости. Сказывалось неудобство от того, что "ассистента" Нной до этого вырубил. Неудобно. И тут на глаза попался безмолвный зефирный колобок Заэля. На губах промелькнула короткая улыбка. Все сразу очень просто решилось. Она передала коробку с капсулами в тонкие ручонки фрассиона, надеясь, что тот справится с такой простой задачей.
Первая колба из тринадцати таких же была ловко выужена из коробки. Легкий нажим на поршень. Раздался тихий хруст аналогичный тому, который можно было услышать, когда Заэль демонстрировал на себе антидот. Красный и синий смешались в миг, создавая нужное вещество. Процесс был даже сам по себе интересен. Сейчас она могла оценить.
Затем несколько раз в воздухе зеленоволосая встряхнула колбу. Жидкость внутри приобрела уже знакомый белый оттенок, что говорило о том, что делала Пятая все правильно. Теперь осталось открыть колбу и воспользоваться капсулой с антидотом. Словно вторя словам Заэля, Одершванк произвела точно такие же завершающие штрихи с антидотом, которые и он.
- Со слов Грантца он растворится в течение минуты. - После чуть ли не дословной цитаты нисколько не мешкаясь, она вколола Ннойторе заостренный конец капсулы с антидотом под кожу, на сгибе локтя. Использованную и ненужную капсулу она  вручила колобку Заэля, но задержала на нем немного задумчивый взгляд. Интересно он меня поймет? Надо полагать ведь да?
- Во-первых, мне надо, чтобы ты дошел до медицинского крыла и сказал, что в коридорах требуется помощь для одного из фрассионов Баррагана. Во-вторых, попросил бы у своего хозяина хотя бы еще 5 дополнительных капсул с противоядием. - Она не приказывала, хотя именно так и должны были звучать слова, но вместо этого тембр голоса был ласков, что можно было принять такое обращение за просьбу.
Коробку с капсулами, она предусмотрительно изъяла из рук колобка, чтобы он мог отправиться исполнять поручения. Поскольку теперь Неллиель была лишена обоих "ассистентов", то взгляд сам собой остановился на Джируге. 
- Я так полагаю, что Теслу тоже следует привить. - Лаконично. Холодно. С подвохом.

+3

159

Фракция Заэля-Аполло Грантца

Фрассион робко, неуверенно, семенил за Эспадой и Финдором. Заэль-Аполло-сама дал ему конкретное и четкое задание – сопровождать Эпаду-сан и выполнять ее поручения – доставить ей необходимые антидоты. Пока Квинта ничего не приказывала, и колобок старательно держался в тени. Когда же группа остановилась, и вовсе, шлепнулся на попку и прикинулся мебелью – этакий мягкий пуфик у самой стены. Так и сидел пуфик на своем мягком месте, пока недалеко от него не врезался в стену Кариас-сан и не сполз по ней на пол. Фрасиион заулюлюкал, тревожно замахал тощими ручонками и перекатился к другой стене. Там спокойнее. И поближе к доброй Эспаде-сан.
Зеленоволосая вела беседу с другим Эспадой, ставшим причиной отключки Финдора. Колобок боязливо хлопал глазками, глядя на Джиругу и стараясь слиться со стеной. Так бы и дальше прикидывался колобок мебелью, если бы Эспада-сан не начала оглядываться по сторонам. Фрассион тут же сообразил, что ей требуется ассистент для ввода антидота. Для колобка это было делом привычным и он чувствовал себя как рыба в воде. Даже расхрабрился и вскочил на ножки.
- Уя! Уя-уя! УууяяЯ! – катаясь под ногами Неллиэль, колобок выказывал готовность помочь, а когда женщина догадалась об этом, подставил кривые ручонки и принял коробочку с антидотами. – Ууу!! – с самым ответственным видом протянул колобок, что означало – не беспокойтесь, они в надежных руках.
Эспада-сан все делала правило, но из гордости за своего господина, фрассион решил, что Заэль-Аполло-сама прививает пациентов лучше чем, она.
- Я-я-я-я! – захлопал глазками колобок, подтверждая слова Неллиэль – капсула и правда должна была раствориться в теле объекта через минуту.
- Ам! – получив в руки разбитую колбу от капсулы, колобок мгновенно засунул ее в рот. Стекло даже не хрустнуло, провалившись в желудок фрассиона. Он довольно облизнулся, но тут его посетила пугающая мысль. – «Непонимать-непонимать-немонимать».
Да, скорее всего Эпады не поняли почему колобок сожрал стекляшку и он осмелился им пояснить.
- Мусарь! – взмахнув ручками воскликнул фрассион и тут же вжал маленькую головку в тельце. – Мусарь-мусарь… - поторопился уточнить он, тыкая пальчиками в живот.
Все обошлось.
- Я-я-я-я! – пучил глазки колобок и раскачивался, демонстрируя, что он все понял – сведения о Финдоре будут доставлены куда надо. – Ять! – еще раз кивнул колобок, подтверждая количество требуемых капсул. – Я-я-я-я!
Закружившись вокруг Неллиэль, фрассион сделал несколько кругом, затем резко остановился и ткнулся носиков в ногу Эспады. Сделав глубокий, сопящий вдох, колобок запомнил ее запах и покатился прочь – в лабораторию.
- Заэль-Аполло-сама! Заэль-Аполло-сама! – это были единственные слова, которые он мог произнести внятно.

+1

160

То, что из лаборатории Заэля что-то умудрилось убежать – было довольно интересной новостью. Ведь за все время вынужденного знакомства Септимы с ученым. Подобных инцидентов не происходило. Своей педантичностью и внимательностью розоволосый арранкар мог бы спорить с самим Владыкой. В голову Джируги закралась мысль о том, что так называемая «случайность», могла быть заранее спланированным ходом мести Аполло Гранца всему сообществу Пустых крепости. И тогда то, что является антидотом, вполне может быть катализатором для  какого-нибудь яда, выпущенного очкариком в атмосферу. Да, Ннойтора никогда не страдал крайней степенью кретинизма, и шестеренку в его головушке исправно крутились. Конечно же, и гением он не был. Но жизнь в Уэко полна опасностей. И если ты не будешь строить козни, то козни будут строить против тебя. А ложка привык быть в числе атакующих, а не защищающихся. И для того, что бы не быть раскрытым раньше времени, приходилось напрягать существующие извилины, а так же извилины тех, кто находился в окружении бывшего Квинты, или, уместнее будет сказать «под каблуком». Ибо партнерские и равноправные отношения и союзы не интересовали богомола. Он всегда был вожаком. Вы спросите тогда, почему он сейчас всего лишь седьмой? Всему виной Соуске, которого пришлось временно признать над собой. А все те номера, что стоят выше… Это была лишь добыча и инструмент становления силы пустого.
Но немного поразмыслив, Джируга пришел к выводу, что лабораторной крысе, которой был один из братьев Гранцев незачем идти в такой гамбит. Да и вряд ли с самим Нноем справится жалкий ядишка. Поэтому он смело выставил свою руку вперед в сторону зеленовласки. Тут вдруг выплыл на сцену колобок, который ранее был не замечен Септимой, и, видимо, был принят им за часть интерьера крепости. Да и по интеллекту фрассия Заэля не слишком от мебели и отличалась, что доказало существо, издав несколько невнятных звуков и начав помогать Одершванк в приготовлениях к вакцинации.
Игла вонзилась под кожу и впрыснула антидот. Арранкар почувствовал только то, что в вену вливается инородная жидкость. Никаких изменений в ощущениях и болей он тоже не ощущал. Видимо все же Нелл была права, а вернее Октава ее не обманул. Единственный глаз Джируги сузился, вглядываясь в серые глаза серны. При мысли об обмане ее, почему-то вспомнилось прошлое. И то, каким образом тогда он поднялся на один номер.
Лёгкий дискомфорт от того, что игла вышла из вены. Подробности того, как что-то с чем-то смешивается бывшего Пятёрку не интересовали, поэтому он оставил без ответа комментарий экс-Терсеро. Она тем временем дала поручения колобку, который с энтузиазмом покатился прочь. И, слава богу, что он не решил задержаться и завести диалог с Ннойторой. Если бы он посмел, то скорее всего, на одного фрассьёна у Восьмого стало бы меньше. 
- Что ты хочешь этим сказать? – Быстро смекнул Септима, спросив ледяным тоном. – Ты пытаешься меня шантажировать, Неллиель? – От понимания этого в единственном целом глазе пустого сверкнула ярость. Нет, он не так дико волновался за Теслу. В свои подчиненные он не взял бы первого попавшегося слабака. Но сама мысль о том, что им пытаются управлять просто выводила из себя.
- Скажи. Что мне помешает просто забрать у тебя вакцину силой, а? – От плохо сдерживаемого бешенства его голос дрожал. Рука, в которую была сделана инъекция взлетела и резко  схватилось за горло девушки. Что бы наклонится до ее уха, пришлось даже немного отступить назад. – Если ты еще раз попробуешь меня шантажировать, то я убью тебя, несмотря на то, что думает об этом Айзен-сама. – Прошептал ложка. При упоминании повелителя Крепости, голос Джируги остался таким же. Он не боялся Соуске. И когда-нибудь тот тоже падет от его Санта Терезы. Рука сжала горло зеленовласой, перекрывая доступ кислорода в ее тело. Богомол знал, что та легко сможет отбросить его руку. На его лице заиграла хищная улыбка. Он надеялся на то, что она поддастся на эту провокацию и ударит его. Тогда он сможет наконец проверить насколько силен он стал за время отсутствия Нелл.

+2

161

К счастью Джируга не обратил никакого внимания на зефирку из коллекции Заэля, которая голосила презабавные междометия, да наверно именно междометия, ибо на осмысленные части речи звуки не были похожи. На самом деле ей очень хотелось улыбнуться и изучить забавную зефирку, но при Седьмом этого делать было нельзя. Неллиель осталась с таким же непроницаемым выражением лица, которое было для нее уже много лет чуть ли не фирменным. Признаться я ожидала, что Ннойтора будет упорно сопротивляться. Надо же. Я ошиблась. Богомол смотрел на нее своим единственным глазом и она не уступала ему. Играть в гляделки она умела отлично.
- Не доверяешь мне? - В голосе проскочила насмешка. Не доверять она должна была ему, но зеленоволосая арранкарка могла понять его. Она лишь сожалела, что за все то время, в которое он надеялся что-то изменить, Джируга так ничего и не понял. А может быть это она осталась прежней, той которая отчасти завидует ему.
Неллиель молчала, словно даже не слышала вопросов бывшего Пятого. Его агрессия была вполне предсказуемой. Ей бы хватило времени, чтобы предпринять что-нибудь, но она не стала. Пока. По одному лишь взгляду Ннойторы было ясно, что он жаждал того, чтобы она поддалась провокации. Тонкая, но сильная рука сжалась на горле. Попадание воздуха в легкие затруднилось. Организм начал требовать кислород. Грудная клетка все чаще вздымалась, но Неллиель была спокойна. Как глупо Ннойтора. Все как раньше. И должна признать отвечать, когда тебя душат, трудно.
Седьмой склонился к ней и начал нашептывать угрозы на ушко. Бездействовать ей уже надоело. Если он хотел, чтобы за ним осталось последнее слово, то зря надеялся. Неллиель глубоко вдохнула последние остатки воздуха, которые только были. Щеки надулись, а потом она раскрыла губы, обнажая ряд зубов. В лицо Ннойторе ударил поток целительной слюны, которую обычно Неллиель использовала, чтобы залечить кому-то раны, но сейчас был другой случай. Ей надо было вырваться из цепкой хватки пальцев Седьмого. Трюк сработал и она отступила на шаг, пока Джируга разбирался с последствием своего промаха. Она быстро отставила коробку с антидотами подальше и на скорости сонидо приблизилась вновь к богомолу. Одершванк схватила его за края верхней одежды и потянула резко на себя, ударив коленкой левой ноги тому ровно в солнечное сплетение. Маленькая отместка за не очень приятные ощущения.
- Ннойтора я не настолько ограничена, чтобы падать до такого уровня. Я просто предложила помощь за помощь. Поверь, антидот не предназначен для фрассии. И даже если ты заберешь его силой, уверен, что точно запомнил все этапы проведения вакцинации? - Конечно Неллиель немного преувеличивала тот факт, что он не сможет провести процедуру правильно. Для этого достаточно  было просто быть внимательным, но все же, она была уверена, что плевать хотел Джируга что за чем следует. Руки Неллиель до сих пор сжимали края белого одеяния. И она только что поняла, что все же повела себя так как хотел Седьмой. Она опустила веки и тяжело вздохнула, мысленно себя укоряя. Оставаться равнодушной в его присутствии теперь получалось не так хорошо, как раньше. Может быть я все же немного изменилась. Только в лучшую ли сторону?

+2

162

Пальцы Джируги все сильнее и сильнее сжимали тонкую шейку Неллиель. Острые ногти готовы были впиться под кожу.  Чувство собственного превосходства, почему-то донельзя обострялось именно рядом с Одершванк. С чем это было связано? Видимо с тем, что по прошествию нескольких лет с момента их последней встречи в бою, Джируга еще ни разу не проигрывал. Ведь если бы его клинок был бы недостаточно остер, что бы сразить своего соперника одним ударом, то бездыханное тело арранкара уже превратилось бы в пепел и развеялось по ветру. И сейчас, поидее,экс- Квинта и должен был находиться в таком состоянии, если бы не маленькая условность, которой была процедура воскрешения, либо же реконструирования Джируги из образца его рейреку. Ну, или чего-то там еще. Нынешний Септима не вдавался в подробности, когда выспрашивал розоволосого о том, какого ж хрена?
Но не надо о грустном. Не важно, каким образом, но все же богомол был жив и готов становится все сильнее и сильнее, пока конец не настанет в блеске славы и всего сопутствующего могуществу, которое достигается путем долгого пути по чьим-нибудь головам. Сейчас можно было бы уйти в воспоминания… Но это было бы не делом. Ибо ложка живет настоящим. А в настоящем…
Как раз, когда Джируга начал выпрямляться,  он обратил внимание на то, что с лицом зеленовласой Пустой что-то происходит. Ее щеки надулись… И прежде чем он догадался, что затеяла Квинта, в лицо ударил теплый поток слюны. Сказать, что одноглазый был в шоке – значит, ничего не сказать.  Единственный глаз Ннойторы широко распахнулся, и тут же зажмурился, когда жидкость попала на глазное яблоко. Рука, которая держала Одершванк за горло, конечно же, разжалась, и вместе со своей сестрой, потянулась к лицу, пытаясь стереть липкую гадость.  И не успел седьмой стереть “подарок” до конца с лица, как в его грудную клетку уже врезалась коленка. Благо ей повезло, что Джируга склонился, иначе прыгать бы пришлось высоко, что бы достать до солнечного сплетения.
Но не стоит и забывать, что богомол славен тем, что его хиерро – самое крепкое и сильное во всей эспаде. Поэтому он хоть и сбился дыханием, но к стенке, как заправской мячик, не отлетел, а лишь сделал несколько шагов назад и опустил руки от лица, на котором еще были остатки слюны. Несколько томительных мгновений не происходило ничего, пока лёгкие арранкара пытались сделать хоть один вдох. И вот, кислород, наконец, потек внутрь, наполняя грудь. Однако, приставучая Квинта решила, видимо, закрепить успех и ухватилась своими лапками за косодэ ложки. Секунды замешательства прошли. Нелл Ту  разразилась небольшой речью о том, что ей нужна его помощь. Что же сделал в ответ на это Ннойтора? Он всплеснул своими клешнями, скидывая ручки девушки со своей груди, при этом гневно сверкая единственным глазом.
- Ты совсем сдурела, Неллиель?!  Зачем нужно было рвать прямо на меня? Это так, по-твоему, просят о помощи? – Начал бушевать Эспада, попутно меряя пространство перед миниатюрной, по сравнению с ним, пустой. Но все же в ее словах был смысл. Если Соуске и расщедрился на то, что бы восстановить кого-то, уровня пятого (Нной наотрез отказывался признавать  понижение в ранге), то на фрассиона, впавшего в немилость арранкара – его щедрости может и нехватить. Поэтому в данном случае надо было отложить застарелые обиды, ради того, что бы не искать себе в подчиненные очередной мусор. Джируга утер рукавом остаток жидкости и хмыкнул.
- Как обычно не способна на что-то в одиночку? Так и быть, я тебе помогу. Но только за смешанную дозу антидота. Вперед. – Нехотя проговорил он и требовательно выставил руку вперед. Как только очередной конфликт между ним и ей рассосался, настало время вернуть каменную мину на свое лицо и продолжить взирать на свою будущую жертву с сопутствующим хищнику – пренебрежением.

+2

163

Для того, чтобы осознать сложившуюся ситуацию и свое положение Ннойторе пришлось совершить некоторую мозговую деятельность. И вот когда он осознал, что арранкарка в обиду себя не дала и недвусмысленно ответила богомолу, как он разразился своими характерными эмоциями. В его единственном глазу начал разгораться не хилый такой огонек раздражения. Грозовое небо. Все его краски могли отразиться в оттенке радужной оболочки.
Ломаные, резкие и рваные движения Джируги были предсказуемы, поэтому, когда он сделал пару шагов по направлению к ней, она тоже отошла, но он остановился и заискивающе вытянул свою тонкую, но жесткую руку вперед.
На его слова до этого, которые стройным рядом друг за другом обрушились на нее, Квинта даже не обратила внимания. Она лениво хлопала ресницами и спокойно смотрела в лицо Ннойторы.
- Я думаю, что сдурел здесь ты. Или ты настолько самонадеян и думаешь, что сможешь привить Теслу по всем правилам Гранца? - Конечно за полного идиота Джиругу она не принимала, но в этот момент ей захотелось уколоть его, спровоцировать. И эти неясные, неосознанные до конца желания существовали в Неллиэль потому что она слишком близко, в отличии от других, смела приближаться к Ннойторе и вызывать на беседы. Зеленоволосая арранкарка была убеждена, что для богомола существовал слишком узкий круг лиц, которых он в той или иной степени подпускал к себе, или которые сами рисковали приближаться.
Причиной ее интереса именно к этому арранкару была его философия жизни, если можно было так сказать. Почему-то ей казалось, что он был наиболее свободен из них многих, насколько это было им доступно, чем другие. Он ни о чем не сожалел, он был слишком дерзким и самоуверенным. И пусть даже жизнь для него это бой, но это жизнь. И она этому завидовала. Хотелось сломить его, но она отлично понимала, что не сможет. На самом деле из них двоих она возможно и является самой слабой, только богомол не сможет этого понять. Для него есть только физическая сила.
- Если ты соизволил помогать, то помогай, а не болтай за зря языком. Коробка стоит там. - Она бросила взгляд в сторону на оставленную у стены коробку. Ннойтора мог сделать с антидотами все что хотел, мог их сломать, разбить вдребезги, мог конечно и послушать ее, не сотворив ничего непоправимого, и ей было любопытно, что он сделает. Ведь он мог еще и забрать дозу для Теслы, бросив ее по-настоящему в одиночку.
Что ты выберешь? Наверно мне даже интересно... Одершванк опустила руки на одеяние и принялась поправлять свою форму, так словно она запачкалась после контакта с Джиругой. Ее движения были плавными и медленными, небрежными.

+1

164

Ожидать того, что зеленовласая “напарница” с радостью облегчит жизнь Джируге, вложив в его протянутую ладонь флакончик с противоядием, было бы крайней степенью глупости. Ведь такие существа, как Ннойтора никогда не отличались благородством. Вернее у них свое видение и определение этого слова. Так что не нужно удивляться откушенному пальчику, если захочешь подразнить богомола. Были, конечно же, те немногие, которые могли позволить себе подобное выпендрежничество и умудриться выжить, когда ложка исполняла команду “фас”. Неллиель, к сожалению экс-квинты была одной из этих немногих, что она не уставала порой доказывать делом.
Естественно, что Джируга не мог сдержаться и не заскрежетать зубами, когда услышал открытое оскорбление себя любимого. Да, он привык говорить что думает и поливать не слишком радужными эпитетами тех, кто это заслуживал по его личному, но, конечное же, абсолютно правильному мнению.
- Если мне понадобиться, то я из-под земли достану Гранца, так что не думай, что из-за этой миссии, ты стала кем-то важным в Крепости. Ты всего лишь моя добыча, и о тебе забудут точно так же, как забыли когда-то давно. – Тоном собственного превосходства выдал жук, вполне довольный тем, как смог ответить на выпад зарвавшейся пустой.
Протягивать руку дальше, словно прося подаяние, было бессмысленно, порэтому септима сжал открытую ладонь в кулак и быстро опустил, от чего браслеты на его запястье звякнули и пустили по пустому коридору негромкое эхо, почти мгновенно стихающее из-за череды поворотов и ответвлений.
На следующие ее слова, Джируга решил банально не отвечать. Можно было для разнообразия избрать и такую тактику доставание зеленовласки. Вместо конкретных слов, пустой предпочел дело. Он двинул в сторону лежащего в сторонке ящичка с порциями антидота, не постеснявшись по пути пихнуть невысокую девушку плечом. Вернее, учитывая их разницу в росте, он задел ее скорее локтем.
Пара шагов поперек темного коридора, в котором “мило” беседовала парочка арранкар, и вот Нной уже у своей цели. Встав на одно колено, ложка легким движением открыл коробку и провел своими длинными  острыми ноготками по стекляшкам, хранящимся в нутрии. На секунду в голове мелькнула жестокая мысль взять некоторое количество содержимого, похожего на то, что некоторое время назад Одершванк передала колобку Заэля, а после этого гордо удалиться к розовласому ученому, тем самым, исполнив свою недавнюю угрозу. Однако вместо этого, он еще раз пересчитал склянки пальцем и поднял взгляд на свою горенапарницу. Та, видимо, погрузилась в какие-то думы, судя по тому, как ее ладони то ли оттряхивали форму Эспады, то ли поглаживали тело, скрытое под ней. Септима презрительно скривился и уже хотел было отвернуться ,когда в поле зрения его глаза что-то дернулось. Внимание пустого, как хорошего бойца тут же обострилось. Но тревога оказалась лишней. Это лишь подпрыгнула грудь Нелл, после того, как та в очередной раз провела по ней.
Лишь через минуту до Джируге дошло, что он нагло пялится. Смущение в таких существах, как пустые – вряд ли могло появиться, ведь они были в чем-то ограничены по сравнению с душами “+”. Скорее богомол почувствовал некий дискомфорт и последующее за ним раздражение. Не должен он на подобное отвлекаться. Да и Неллиель могла вновь начать насмехаться, пытаясь опять унизить его.
Как-то резко поднявшись на ноги, зажав коробку с лекарствами у себя под боком, Ннойтора громко хмыкнул, привлекая к себе внимание. Было понятно, что он ждет, что бы зеленовласка огласила маршрут их следования, либо цель, которую они сейчас должны были посетить.

+2


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Крепость Айзена » Коридоры