Bleach: Disappearing in the Darkness

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Город не видящих Солнца » Казармы дозорного отряда


Казармы дозорного отряда

Сообщений 1 страница 30 из 57

1

...

0

2

В кабинете Абараи-тайчо было темно и, как всегда, неприбрано – бумаги были разбросаны по всему столу, а некоторые даже валялись на полу.
Какая безответственность. Ренджи все такой же. Как его до капитана повысили? – Рукия поморщила лицо, собирая бумаги с пола.
Конечно же, она была рада за Ренджи – он этого хотел и всегда к этому стремился, но ведь заботы капитана включают в себя не только беготню по туннелям с дикими воплями «Банкай!» Рукия печально вздохнула, вспоминая их последнюю проверку городских патрулей. Сложив бумаги аккуратной стопкой, она села за стол и подперла голову рукой.
Хорошо, что я его лейтенант. Кто еще ему поможет?! Он же вечно все забывает!
Кучики-фукутайчо задумчиво провела пальцами по столу.
Я должна быть сильной. Мне нужно больше тренироваться – чтобы помогать Ренджи, и чтобы всегда быть достойной клана Кучики… чтобы брат мной гордился.
- Брат… - вслух произнесла Рукия.
Мысль о брате напомнила ей о недавнем разговоре с Изурой-фукутайчо.
Кажется, нии-сама собирается созвать какой-то совет… тактический совет. Да уж, - тяжелый вздох. – Вот что-что, а тактика – это определенно не стихия Ренджи. Нужно узнать об этом как можно больше, и подготовить его к совету – Ренджи не должен глупо выглядеть.
Но как-то, нарисовавшаяся в воображении, картина совета не обнадеживала.
Ренджи умеет выставить себя дураком, но на этот раз я ему это не позволю. Нужно найти Киру и узнать побольше об этом совете.
Решительно настроенная на успех своего тайчо, Рукия выбежала в коридор и направилась на поиски нужной информации.

---> Подземные казармы

Отредактировано Rukia Kuchiki (2008-06-29 18:45:20)

0

3

>>>>>>>>>>>>> Сообщение для шинигами дозорного отряда

Прошу об оказании помощи. Нужно сопровождение для проведения диагностики датчиков в некоторых туннелях, достаточно будет одного члена дозорного отряда. Большая просьба прибыть в Исследовательский отряд как можно быстрее.

Офицер Исследовательского отряда Точи Маи

0

4

Агрх…птссссс… Агрх..птсссс….мням…мняммм….мняммм…. Раздавалось из угла барака, где под тонким одеялом пряталась белокурая голова шинигами….Сразу становилось ясно, что сей могучий храп принадлежит воину. А как же иначе, такой шум стоял на всю комнату. Благо, сейчас в бараке никого больше не было. Доранэко, а это была именно она , сладко спала свернувшись калачиком. И ведь ей снился сон. О тех счастливых временах, когда она была еще ребенком и часто шалила с приятелями в Руконогаи. Как известно у детей сирот есть только имена, и фамилии они получают либо став частью семьи, либо за ними закрепляются прозвища. Дзию прозвали бродячей кошкой за гибкость, частые побеги из господского дома в бедные районы общества душ и за то , как она просыпалась, что она с успехом и продемонстрировала…
Мряуууу…. С этим звуком девушка потянулась выгнув спину, и резко открыв глаза  рывком вскочила на ноги. Ошарашено оглядевшись вокруг  блондинка сфокусировала взгляд…
-Нда…никого нет…что к лучшему… может еще поспать? – мысли вслух всегда примечательны, особенно если рядом никого нет. Еще раз потянувшись, девушка пришла к выводу, что спать уже достаточно и оделась. Все еще сладко зевая она направилась в умывальню, где ее и настигла адская бабочка с сообщением от  третьего офицера исследовательского отряда.
- Ксо, пробормотала Доранэко, плеснула пару раз ледяной водой на лицо, чтобы окончательно проснуться и выскочила из казарм.

---> Лаборатория Исследовательского отряда

0

5

Кира Изуру, Кучики Рукия
---> Казармы Отряда Градоуправления

Он держался немного в стороне, за левым плечом девушки, внимательно смотря на обтянутую черной тканью спину, готовый в любое мгновение поддержать ее, если та пошатнется, или ей станет хуже. Смотрел безнадежно, видя перед собой совсем другую тонкую, маленькую фигурку. Тоже упрямую, несгибаемую. Но Рукия–сан сильней, она не сомневается, и никому не покажет своей слабости. Лента шеврона на предплечье – они все повязаны своими воспоминаниями, приколоты этим белым шелком к черной пустоте своего внутреннего мира, прячась в нем от мыслей, а от совести:

- Рукия-сан, давайте свернем здесь, - бледная рука указывает в один из темных коридоров, жадной пастью прячущийся за постройками, - тут немного короче, и.. – легкая заминка с опущенными глазами, - понимаете, там растут цветы. Это странно, они растут в почти полной темноте, но они прекрасны. Я хочу собрать несколько для … Хинамори-кун.

Произнести вслух это имя тяжело, словно мешающий в горле ком с самого утра, внезапно разросся до размеров футбольного меча, сепсисом скрутил горло, разрывая связки, обжигая своим ядом. Это имя… оно стало нарицательным – имя безумия, имя отчаянья, тоски, слабости… но это было неправдой – она никогда не была слабой, просто ее горе переполнило чашу человеческого, а рассудок не выдержал, или первым не выдержало сердце?
Он ведет девушку, по темным переходам, в них ребенок увидит воплощение всех своих страхов, но для него их темнота – спасительна. Они появляются неожиданно, когда он засвечивает маленький светильник-кидо. Осиянные его голубоватым, призрачным светом, эти мертвые цветы кажутся чем-то нереальным, несуществующим.
- Они похожи на хризантемы, - несколько ломких стеблей с нежными листьями, лохматые венчики с тонкими лепестками, запах дыма и скорби, - Возьмите, они совсем не опасны… Я не знаю, что это за цветы, но читал про них. Говорят, они вырастают из слез, пролитых умершими по своим близким, которых они вынуждены оставить, а еще, что это слезы самой Земли. В них действительно полно горя и боли. Вы чувствуете?

Бережно набрать целую охапку, лаская тонкими пальцами странные седые листья. В них не было ни капли тепла или радостной зелени, или черной тоски. Только светлое, горькое чувство – щемящая душу тоска, боль, которая со временем станет светом. Где же он читал про поседевшую от горя Землю? Это была легенда или сказка? Он не помнил. Сидеть в этом месте часами, не замечая окоченевших рук ног – это давно стало привычкой, к тому же цветы жили всего один день… Обратно он шел молча, по привычке следуя за человеком, хотя прекрасно знал дорогу. Черный камень так был не похож на привычный теплый песок. Он смирился с судьбой, приняв ее такой, какая она есть, но как же их не хватало – белых стен и оранжевых крыш, деревянных седзе и расписных фусама. Возле дверей отряда он останавливается, почтительно кланяясь девушке:
- Было приятно провести время в вашем обществе, Рукия-сан, - «а еще неплохо было бы оторвать уши Абараю, за то что оставляет ее одну, сваливая всю работу. Его сейчас нет в отряде, но в этих стенах определить местоположение очень сложно. Где его носит в такое время?» - Надеюсь, я не утомил вас столь мрачной прогулкой и беседой?

Ему сейчас было очень тяжело находится рядом с подругой Абарая. Привкус его рейацу на ней, ее хрупкость... Волны воспоминаний накатывали одна за другой, собираясь вместе и он чувствовал, что придет время, когда он не сможет совладать с этим шквалом...

0

6

Рукия покинула кабинет брата немного расстроенная и раздосадованная. Похвала нии-сама, столь долгожданный и радостный момент был напрочь испорчен. И кем? Конечно же, как всегда, здесь постарался Ренджи. Сама Рукия никак не могла понять отношений сложившихся между ее братом и ее другом. Они были капитаном и лейтенантом, они были врагами, сейчас их социальный статус был равен… практически равен, и все равно отношение Кучики Бьякуи к своему бывшему лейтенанту было не таким, как ко всем остальным коллегам. Это сильно волновало Рукию, так как оба шинигами были ей дороги и их молчаливые ссоры расстраивали.

" - Неужели нии-сама никогда не признает заслуг Ренджи? Неужели для него он всегда останется Руконгайским отребьем? Но… но ведь у Ренджи гораздо больше заслуг, чем у меня. Значит ли это, что в глазах нии-сама я тоже навсегда останусь недостойной?"– девушка тяжело вздохнула, но в следующий момент, вспомнив, как грозный Кучики-тайчо хвалил ее, Рукия воспряла духом и даже немного покраснела, " - Но ведь нии-сама похвалил меня! Мне же это не приснилось. Он похвалил, а значит если продолжать упорно работать и тренироваться, то… то, возможно… возможно, нии-сама похвалит меня еще раз," - если бы сейчас девушка находилась на поверхности, или там где яркое солнце хорошо освещает каждый миллиметр твоего тела, на ее щеках можно было без труда заметить румянец, но в мрачных туннелях подземного города, это было едва различимо. " – Да, я буду упорно тренироваться и исполнять обязанности лейтенанта дозорного отряда. Я не допущу, чтобы кто-то посмел угрожать жизни сотайчо. Я больше не испугаюсь Гина Ичимару. Я заставлю Ренджи серьезно относиться к обязанностям капитана. Все будет хорошо. Все будет хорошо!" – девушка решительно ударила кулачком о раскрытую ладонь, демонстрируя свою уверенность и боевой настрой.

Из задумчивого состояния Кучики-фукутайчо вывел голос Изуру, который до этого молча, словно тень, следовал за девушкой так, что она его даже не замечала. Его голос, неожиданно нарушивший тишину туннеля, заставил Рукию остановиться и обернуться. Решительно настроенная на грядущие победы, младшая Кучики не ожидала, что Кира что-нибудь скажет, поэтому удивленно распахнутые глаза девушки придали ее лицу выражение детскую наивность, совершенно не подходившей к ее недавним размышлениям. На предложение лейтенанта Рукия ничего не ответила, а лишь последовала в указанном направлении. Упоминание о Хинамори вновь всколыхнуло в памяти недавно произошедшие события, но сейчас Рукия уже не чувствовала страха и тяжести вины, как это было при конвоировании Ичимару в аналитический отряд. Скорее, она ощущала печаль, а Изуру-сан, и без того вечно тоскливый, сейчас выглядел уж очень нервным и подавленным.
" - Я почти не знала Хинамори-сан, но даже мне тяжело было видеть ее… ее тело," - Рукия только вздохнула. " – А каково же это будет испытать ему?"

Нервными, чуть подрагивающими пальцами, Изуру надламывал стебельки цветов, которые едва ли отличились от них. Казалось, что шинигами рассказывает про цветы просто, чтобы не сказать чего-то главного, более важного для него – как если бы кто-то судорожно пытался заделать идущую трещинами платину, а сам тем временем мечтал оказаться где-то далеко, осознавая, что все его действия бесполезны и сейчас вода хлынем неудержимым потоком.
" - Прошло три года с момента исчезновения Хинамори-сан. Неужели он все еще не смирился с ее утратой?" – Рукия с тоской смотрела, как Изуру но совершенно не слушала что он говорит – он говорил не то, что хотел сказать." – Ками-сама! О чем я думаю? Разве можно смириться с потерей дорогого, близкого человека?! Тяжело даже если ты собственными глазами видел его смерть, а если ты не видел этого то будешь хранить с своем сердце надежу до тех пор, пока не увидишь его остывшее тело собственными глазами…. Ичиго! Ты же ведь не умер, Ичиго?!"

Рукия нервно улыбнулась, пытаясь сдержать слезы – не хватало только разрыдаться. Она должна была успокоить меланхоличного лейтенанта, а не заливаться слезами, чувствуя, как скрипит и вновь идет трещинами ее собственная, с таким трудом заделанная, плотина.
- Она будет всегда жить в наших воспоминаниях – добрая, веселая и улыбчивая. После духовного погребения, она станет частицей наших тел. Она не умрет, пока мы будем помнить. Мы должны беречь наши жизни, чтобы она могла жить вместе с нами – в наших сердцах. " - Так, как живут в моем сердце Кайен-доно, который поделился со мной этой мудростью, и Укитаке-тайчо, который спас мне жизнь" - Рукия коснулась бледной ладони лейтенанта и едва ощутимо сжала ее. – Пойдемте, Изуру-сан, - девушка улыбнулась и отпустила бледную руку.

До казарм дозорного отряда они шли молча. Рукия не знала, что еще можно было сказать, да и стоило ли вообще что-то говорить?! Появление лейтенанта дозорных в казармах отряда вызвало некоторое удивление. Возможно, из-за несколько необычного внешнего вида Рукии, к которому еще добавлялся странный спутник с охапкой белых цветов.
- Мне тоже было приятно Ваше общество, Изуру-сан, - Рукия отозвалась на слова Киры добродушно улыбаясь. Она хотела добавить что-то типа «вы же лейтенант нии-сама», но мысль, неожиданно пришедшая в голову, не позволила ей сказать этого." – Но ведь раньше Вы были лейтенантом Ичимару-сама!"
Глядя на Ренджи и Бьякую, Рукия представляла какими сложными могут быть отношения капитана и лейтенанта. А насколько они были сложны, когда твой капитан предатель, было просто невозможно представить.
" - Он ведь не додумается пойти в камеру к Ичимару-сама?" – но почему-то внешний вид Киры не вызывал твердой уверенности в этом, а скорее говорил об обратном. Скосив глаза на проходящих мимо офицеров, Рукия заметила какие-то, скажем так, подозрительные взгляды. Конечно, в общении двух лейтенантов не было ничего необычного – они могли решать важные вопросы и обговаривать дела отрядов, но ведь это не должно происходить у дверей.

Рукия лихорадочно придумывала, чтобы такое сказать, чтобы выяснить дальнейшие намерения Изуру – уж не собирается ли он бежать в камеру Ичимару, чтобы призвать его к ответу или не приведи Ками обвинять его в косвенной причастности к смерти Хинамори. Конечно, Рукия не стала бы лить слезы из-за смерти Ичимару Гина, но вот в том, что при встречи бывших капитана и лейтенанта победа будет на стороне Киры, девушка сильно сомневалась.
- Вы выглядите несколько устало, - Рукия кашлянула в неловко подставленный к губам кулачок. – Я могу предложить Вам чаю. Конечно, я не умею заварить его так хорошо, как это делаете Вы… но все же… Думаю, Вам некуда торопиться… Вы сможете попасть туда позже, - девушка неловко махнула рукой в сторону дверей.


Внешний вид: Стандартная форма шинигами, с шевроном лейтената на плече. Одежда пыльная и помятая. Рукава испачканы кровью, что отчетливо видно на белом, нижнем кимано, выглядывающем из-под формы. Волосы растрепаны, а на бледном лице читается усталость.

0

7

- Какая красивая философия, -  он немного удивился почувствовав прикосновение к руке и едва сдержался, чтобы не отдернуться. Все слишком рефлекторно, а он очень не любил прикосновений к себе. Ободряющая улыбка на нежном лице, маленькая ручка несильно сжимается на его пальцах и тут же ускользает – сочувствие и понимание, как же ему сейчас больно смотреть на подругу Абарая. Почти невыносимо, а он робко улыбается в ответ, пытаясь скрыть смущение. Прожил без малого сотню лет, а все еще не научился разговаривать с девушками, - Она причину жить дальше, утешает и в тоже время не оставляет повода для грусти… Спасибо, Рукия-сан, мне теперь легче…

Небольшая ложь, тем более чтобы не заставлять волноваться других. Он привык держать все в себе, переживать самостоятельно и решать проблемы, не впутывая в них остальных. Возможно, это и было глупостью, но он не мог себе позволить, чтобы за него переживали, считая себя достаточно сильным, чтобы самостоятельно со всем справиться. Молчание – золото. Наверное, именно это было его ошибкой, именно его молчание и привело в трагедии три года назад, к тому что тайчо ушел…Неожиданно застыть, испугавшись собственных мыслей – нет, все не так – в том что он ушел, Кира не виноват. Он не мог задержать его, даже при всей силе своего желания, не мог и не хотел?...Ничего бы не изменилось, доверься он тогда друзьям – они бы не приняли его в серьез, решили что он шутит, как решил сам он сначала. Не поверил, забыв что тайчо никогда не лжет… Но сказанная им правда всегда так далека от истины.. И снова его запах, вкус его рейацу, от прикосновения девушки он стал еще острей. В душе снова поднимается тихое бешенство, хочется немедленно отправиться в камеру к этой лисе и выбить из него все – правду о том, зачем он пришел, правду о том, зачем предал их…его, зачем рассказал ему все?! … Успокоиться сложно, особенно когда в твоих руках не писчая кисть, а цветы собранные для мертвого друга… возлюбленной. Особенно когда впереди идет девушка, каждое движение которой, каждый взгляд, каждое слово, напоминает о старых днях, напоминает о ней… Интересно, каково же было Кучики-тайчо смотреть на свою сестру, по слухам она с его покойной женой одно лицо… Рукия совсем не похожа на своего брата, и ем более на Хинамори-кун. Сильная и не стесняющаяся говорить правду, называя вещи своими именами, она напоминала Кире того рыжего рёоку,  хотя может быть потому что их имена с момента ее спасения, теперь навечно связаны вместе.

Казармы отряда дозорных были похожи на разворошенный муравейник. Много людей, они здоровались с  ним, улыбались и кивали:
- В отряде видимо очень любят своего лейтенанта, - он неловко улыбается, не зная куда себя деть. Чувствуя себя нахлебником, залезшим в хозяйскую тарелку, - Спасибо большое, я не откажусь. Тем боле, что мне должно придти подтверждение разрешения из четвертого… то есть из отряда Помощи и лечения, - Опять темные коридоры. Он обшиты деревом и в них так светло от кидо светильников, но как же он скучает по светлым, заполненным солнцем длинным переходам и открытым верандам Сейрентея. Их теплому даже зимой дереву и едва уловимому запаху смола и старых курений.
- Если вам понравилось, то позвольте, пожалуйста, мне заварить чай? – он опять смущается и начинает запинаться, неловко сложив цветы на свободный стол, - Я был бы очень рад… пожалуйста, позвольте мне сделать вам приятное, - поклон вышел слишком резким, с головой выдавая нервное состояние самого Изуру. Он досады на собственный темперамент всегда хотелось если не выть, то кидаться предметами. Не спасало ни идеальное знание этикета, ни хорошее воспитание, а природная застенчивость только портили все еще больше, - Покажите мне, где у вас чайные принадлежности?

0

8

Это помещение было в большей степени кабинетом Рукии, чем ее капитана. Общительный и беззаботный, скорее даже, безответственный, Абарай-тайчо много времени проводил вне отряда, либо непосредственно в казармах – шумно и весело общаясь с офицерами своего отряда… и вечно не по делу. Несмотря на то, что Ренджи проводил в своем кабинете мало времени, его оказывалось достаточно для того, чтобы устроить здесь сущий беспорядок и как бы Рукия не старалась поддерживать здесь чистоту, чтобы все лежало на своих местах, и было аккуратно сложено, одного появления тайчо дозорного отряда хватало, чтобы устроить здесь некое подобие казарм в отряде Зараки Кенпачи. Порой младшая Кучики думала, что если бы не Юмичика-сан, все они там заросли бы грязью. Если проблемы чистоты и порядка в боевом отряде лежали на Юмичике Аясягаве, то такие же проблемы дозорного отряда лежали на Кучики Рукии. А бороться с некоторой расхлябанностью отряда, который перенимал повадки своего капитана, было не просто. Все что Рукия пыталась запретить или пресечь, Абарай-тайчо спокойно спускал своим офицером. Поэтому Кучики-фукутайчо за столько времени не смогла заставить Дзию-сан просыпаться раньше обеда и не водить в казармы подозрительных личностей, для еще более подозрительных целей, тем более, что эти подозрительные цели, кажется, весьма нравились Ренджи. В душе Рукия удивлялась изворотливости и находчивости Доранэко, но она никак не могла позволить третьему офицеру устроить в казармах казино.

" - Интересно, где она? Я не чувствую ее реацу," - Рукия старалась уловить след Дзию-сан и проконтролировать не натворила ли она еще что-нибудь. " – Ладно, поищу ее потом."
Поиски третьего офицера были отодвинуты на второй план, так как в данный момент было куда важнее заняться тоскливым лейтенантом. По правде говоря, Рукия сама толком не знала зачем пригласила Киру на чай, вернее сказать, знала зачем пригласила, но вот не знала, что с ним теперь делать. Просто отвесить ему пинок и прочесть лекцию на тему общения с бывшим капитаном и о жизни в целом, как она обычно поступала с Ренджи, или когда-то с Ичиго, она не могла. Да и то обстоятельство, что Иузуру был лейтенантом нии-сама смущало Рукию и добавляло дискомфорта в отношения. Как ни крути, но нужно было вести себя так, как велит этикет и правила, столь любимые в доме Кучики, да и, пожалуй, в любом из знатных домов.

" - Да, мой внешний вид явно не соответствует приему гостей," - Рукия взглянула на испачканные кровью рукава и немного нахмурилась. Это была кровь сотайчо, и она все еще не давала девушке покоя. " – Стоило бы переодеться."
- Но гостям не положено заваривать чай… наверное не положено, - младшая Кучики немного смутилась от произнесенных слов. Ей было неловко из-за своего неумения. А что уж говорить о том, что может сказать нии-сама, если узнает, что она заставила гостя самого заваривать чай, пусть даже этот гость его лейтенант. – А давайте заварим его вместе? – девушка улыбнулась, довольная неожиданно возникшим решением проблемы, как ей казалось. – Я буду очень благодарна, если Вы научите меня так вкусно заваривать чай, как это делаете Вы. Мне бы хотелось потом заварить его для Бьякуи-нии-сама, - Рукия немного покраснела от столь неожиданной откровенности и демонстрации заботы о брате, так что скорее поспешила добавить, - … ну и для Ренджи… Абарайя-тайчо, конечно. " - Хотя Ренджи определенно этого не достоин. Да и вовсе не чай ему нужен. И вообще, пока не объяснит, почему он не пришел на обход, он вообще ничего не получит," - Кучики-сан все еще не могла простить своего друга детства за то, что он испортил такой торжественный момент – похвалу нии-сама.

- Эммм… Изуру-сан, Вы не будете против? … мне нужно переодеться,- девушка приподняла руку демонстрируя испачканный рукав. – Это не займет много времени – я вернусь очень быстро. Просто такой вид немного не подходит к встрече гостей… Располагайтесь, пожалуйста, - Рукия указала на столик с чайными принадлежностями, стоявший у стены, а затем скрылась за сезди, отгораживающими соседнюю комнату.

Переодевание действительно не заняло много времени. Девушка поспешно сменила запачканную форму на чистую, и перевязала шеврон лейтенанта. Бегло осмотрев себя в зеркала, она посчитала нужным умыться и стереть с лица пыль и грязь. Когда внешний вид Кучики-фукутайчо приблизился к каждодневному, обыденному и естественному для окружающих, она подошла к сезди, но так и не открыв их, замерла на месте.
" - Может я все же преувеличиваю? Может он и не собирался бежать к Ичимару-сама," - Рукия вздохнула." – Изуру-сан хороший шинигами – нельзя позволить, чтобы Ичимару-сама с ним что-нибудь сделал."
Седзи бесшумно распахнулись и Рукия вошла в комнату.
- Прошу прощения за  то, что заставила Вас ждать, Изуру-сан.

0

9

И что потянуло Сорано навестить казармы дозорного отряда? Может, это было лишь желание погрузиться в глубокие думы, а может, это желание остаться в гордом одиночестве. Ну, а если удача сопутствует девушке, то она, возможно, встретит капитана или лейтенанта. Тем не менее, сейчас ноги сами принесли ее сюда, вверх по узким ступеням, мимо тусклых факелов и каменных стен.
Сама того не замечая, Тсу двигалась совершенно беззвучно, миниатюрные, почти детские ножки не оставляли совершенно никакого звука на каменных лестницах, а потому путь мисс Тсую оставался практически незаметным. Мысли Сорано сегодня терзали далеко не веселые. Философские скорее. Конечно, это было не "быть или не быть" и все в этом духе, но тоже далеко не самая скучная тема. Ее взгляд практически ни на чем не останавливался, так сильно она была увлечена воспоминаниями о последних событиях. Предательство, проигрыш Готея... Сорано не знала, что ей делать. Где ее место. Но, на ее счастье, она умела в совершенстве владеть своими движениями, лицом, взглядом, так что ни что не смогло выдать ее волнение и растерянность. Она глубоко вздохнула, попробовав отогнать навязчивые мысли. Сора просто прямо-таки запарилась искать нужный коридор. Вот не верится, конечно, что человеку может стать жарко в таких "подземельях", но таки да - стало.

Наконец, заветный коридор бы найден. В нём было холодно, как в морзилке. Но для шинигами терпимо. Не сахарная, не растает. Вернее, наоборот - не замёрзнет. Другие мысли, одинокие чувства, больно, грустно и злость, причём злилась она на себя же, на свою же глупость и свои же чувства. Какие тут страхи, когда целиком и полностью погружён в свои чувства и переживания. Это состояние полузабытья. Только задание или душевный разговор мог отвлечь девушку. Лицо превратилось в непроницаемую маску. Во взгляде из под полуопущенных век не читалось ровным счетом ничего. Только легкая улыбка могла сказать о том, что у Соры все в порядке. Игра в карты с "соратниками-шинигами" надоела. Разве Тсу виновата что ей постоянно так везет? Люди принципиальные, как правило упрямы и дальнейшие словесные перепалки ни к чему, кроме ссоры, не приведут. Действительно, чего спорить, зачем играть в благородство, если можно пойти на компромисс? Что ж, обратно так обратно. Все равно куда, лишь бы поскорее смыться из уже изрядно поднадоевшей комнаты. Лишь бы не ссоры. Вот Сорано и нашла единственный выход - направится в казармы.

" - Пошла бы к себе в комнату. Вот не сидится на месте."
Приоткрыв дверь, шинигами зашла внутрь. Перед ее взором открылась довольно приятная картина. А может быть и нет. Кира Изуру и Рукия Кучики распивали чай. С одной стороны это было мило и так успокаивающе. Но с другой. Сора чувствовало какое-то напряжение в воздухе. А может это она себя слишком накручивала? Не успела Тсу сориентироваться и примерно представить себе окружающую обстановку, стараясь только поскорее выпалить слова приветствия, да бы не казаться хамкой, как словно откуда-то сбоку в неё впечатался рядовой дозорного отряда.
Послышалось растерянное "извините" и бряканье чего-то такого тяжелого. А это что-то упало на пол. Несколько секунд и Сорано все привела в порядок. Теперь она могла полноценно поприветствовать лейтенантов.
- Доброго времени суток. Я не... не помешаю?
Уверенная улыбка сияла на лице офицера. Ну а что же вы еще ожидали от нее? Даже если у нее душа загноилась от страха и боли, она все равно будет вам улыбаться. Чтобы вам было хорошо. Сора считала это поддержкой. Небольшой, но все же.

0

10

>>>>>> Сообщение для Кучики Рукии <<<<<<

Кучики-фукутайчо, сообщаю Вам, что сегодня четыре офицера боевого отряды поднялись на поверхность без надлежащего на то разрешения и без сопровождения капитана или лейтенанта. Все четверо погибли, сражаясь с Эспадами в Восточном Руконгае.
Прошу Вас провести служебное расследование и выяснит причину, по которой дозорный пост, в нарушение Уставу города, выпустил на поверхность этих офицером. По итогам расследования предоставьте в аналитический отряд отчет, который будет передан Хитсугайе-сотайчо.

Капитан аналитического отряда Исе Нанао

0

11

Опустившись рядом с Изуру, Рукия стала внимательно наблюдать за процессом приготовления чая, изредка поглядывая на своего гостя. С видом послушного и рьяного ученика, она ловила каждое движение, стараясь запомнить мельчайшие подробности, чтобы потом в точности их воспроизвести. Все что касалось обучения и тренировок, было для Рукии просто – она легко усваивала учебный материал еще в академии, и сейчас эта способность никуда не делась. Ответственный лейтенант, усердная ученица и послушная сестра – это были неотъемлемые качества младшей Кучики, которые многие считали положительными и за которые ее многие хвалили. Казалось, для Рукии ничего не стоит выполнять работу на отлично и все у нее получается само собой без каких-либо усилий, но так ли это было на самом деле?! Как и сейчас, скромный лейтенант со знанием дела заваривал чай, но от девушки не ускользнула едва заметная дрожь в его тонких пальцах. О причинах подобной нервозности Рукия не знала, ей оставалось только строить предположения и догадки. Слишком мало она общалась с этим тихим и скромным шинигами, чтобы сразу догадаться о том, что его тревожит.

Он чего-то или кого-то боится? Его что-то тревожит? – Рукия окончательно успокоилась и забыла о недавней неловкости – нервничать и волноваться было не о чем: все самое страшное она уже совершила – заставила гостя самого заваривать чай, показала себя негостеприимной, нерадивой хозяйкой и, вероятно, осрамила клан Кучики. Теперь девушка лишь внимательно наблюдала за Изуру, не понимая причину его волнений. – Из-за кого он переживает – из-за своего бывшего капитана или из-за Хинамори-сан? Или может у него есть еще какие-то причины?
Но спрашивать о подобным было бы бестактно. Как бы это выглядело со стороны? Она затащила лейтенанта в кабинет, чтобы удовлетворить свое совершенно неуместное любопытство, нарушая этикет, правила приличия и, возможно, отрывая Изуру-сана от важных дел. Подобное положение вещей заставило Рукию нахмуриться и сдвинуть брови.
- Может все-таки спросить? – подумала Кучики-фукутайчо, но тут же отказалась от этой мысли и помотала головой. – Ой! Что я делаю? Как это выглядит со стороны? – опомнившись, что она не одна, и что в данный момент совершенно неприлично мотает головой, стараясь отделаться от наваждения, Рукия густо покраснела и уже собиралась сказать что-нибудь в свое оправдание и объяснить свой глупый, недостойные клана Кучики, поступок, как седзи распахнулись и в кабинете появилась Сорано.

- Добрый день, Сорано-сан, - Рукия поспешила поздороваться с офицером своего отряда. Сосредоточившись на процессе приготовления чая и своих мыслях, она даже не заметила приближения девушки, но сейчас была крайне рада тому, что она так вовремя появилась. – Ты нисколько не помешаешь. Проходи.
Рукия приветливо улыбнулась четвертому офицеру. Она всегда была учтива, но немного строга с подчиненными, списывая это на то, что так велит долг и неписанный кодекс лейтенанта – нужно было хоть как-то компенсировать беззаботность и расхлябанность капитана. Порой это сильно беспокоило Рукию – с одной стороны, она боялась быть слишком мягкой со своими подчиненными, так как, по примеру нии-сама, общаться с ними нужно было строго и ничего не спускать, но с другой стороны, это претило Рукие, которая, как и Ренджи, испытывала некоторый дискомфорт, руководя другими шинигами.
- Я рада, что ты пришла, - Кучики-фукутайчо улыбнулась рыжей девушке и уже собиралась пригласить ее на импровизированную чайную церемонию, как в помещение влетела адская бабочка.

Черно-красная посланница опустилась на услужливо подставленный палец лейтенанта и передала сообщение. Ничего хорошего в послании не сообщалось. Рукия нахмурилась, размышляя над ситуацией, прямо скажем, неприятной ситуацией, в которой оказались два отряда, не говоря уже о том, что младшая Кучики была огорчена смертью сослуживцев, пусть даже малознакомых. Извинившись перед присутствующими, на лицах которых также отразились разнообразные чувства, вызванные трагическим сообщением, Рукия направилась к столу. Легкие, быстрые движения, и на белой бумаге появились слегка кривоватые, но читаемые кадзи. Нии-сама любил каллиграфию и прививал свои привычки сестре, но видимо Рукие это не было дано с рождения. Пусть даже ее иероглифы не были похожи на «прекрасных» зайчиков-мишек, но были явно далеки от искусно выведенных кадзи ее брата.

Служебное расследование? Совместно с боевым отрядом? Стоило бы заняться этим самой, но… - Рукия скосила взгляд на Изуру. – Думаю, Сорано-сан  с этим справиться – она не так беспечна, как Дзию-сан, - Кучики-фукутайчо свернула листок, на котором кроме черных иероглифов красовалась печать дозорного отряда, и подошла к четвертому офицеру.
- Это просьба оказать содействие в служебном расследовании, - Рукия протянула свернутый листок офицеру. На какую-либо помощь со стороны большинства офицеров боевого отряда рассчитывать было бесполезно, но даже в таком… непосредственном отряде, как боевой, были шинигами, которых интересовали не только драки, но и организационные дела отряда – Юмичика-сан и Миттян не оставят эту просьбу без внимания. – Я поручаю его проведение тебе, Сорано-сан. Отправляйся в боевой отряд к шестому офицеру Уназуки Мичико. Она поможет тебе разобраться в этом деле. Если возникнут какие-либо вопросы, покажи ей эту бумагу. Мы должны провести расследование совместно с отрядом Зараки-тайчо. Необходимо так же допросить наш дозорный пост, пропустивший боевых офицеров.

0

12

оос: в связи с тем, что Сорана долго не отписывалась и связаться с ней не удалось, дабы дальше не тормозить отыгрыш, перевожу её на улицы города. Если игрок все-таки объявится, пусть постит уже там.

<--------- Доранека, Кокаге ------- «Душевный рамен»

Кокаге чуть нахмурившись, наблюдал за тем, как Нека вливает в себя одну за другой пиалки сакэ, постепенно, под действием алкоголя приятно и довольно краснея. Сытая, чуть пьяная девушка тут же так рьяно подхватила нить его беседы, что мальчик пожалел, что вообще завел эту тему. Честно говоря, Коро сдох где-то посередине её монолога, продолжая, однако, уверенно, с умным видом кивать, делая вид, что очень внимательно слушает. Где-то в груди сердце мальчика болезненно сжалось и трепетно вздрогнуло, словно пытаясь увеличить расстояние между ним и говорящей.
"Дзи понесло", - пронеслось у Коро в голове, когда он обменялся понимающими взглядами. Теперь какое-то время можно было совсем ничего не делать, лишь с умным видом кивать, подавляя следующий один за другим зевки. "Может лучше отправится к себе, выспаться и написать отчет, писать который все равно придется?" - думал рыжий, растекаясь по только что вытертой стариком стойке. Ещё чуть-чуть и он заснул бы прямо тут.

- Я не спал, - услышав какую-то отдельную от всей речи фразу, встрепенулся мелкий, старательно вытирая слезившиеся глаза. Подняв влажный взгляд на девушку, он с любопытством моргнул на неожиданный поцелуй, слегка краснея. - Блин, Дзи, ты опять за своё?! - отпрыгнув от девушки, толкать которую он решился, после недавнего инцидента, Коро буквально вынесся на улицу.

Что-то недовольно буктя себе под нос и гордо тащась под тяжестью полного желудка, Кокаге безошибочно выбирал направление, максимально приближающее парочку к дозорному отряду.
- И почему ты всегда так делаешь? - бурчал он, хотя прекрасно понимал, что его реакция определяется не частотой подобных инцидентов, а неожиданностью сегодняшнего последствия.

Уже в дверях отряда Коро чуть не столкнулся с какой-то рыжей девушкой. Не сказав ни здравствуй, ни до свидания, она направилась в противоположную от них сторону, видимо куда-то очень спеша.
- Девочки все-таки странные существа, - сделал вполне мужской и, соответственно, глубоко философский вывод Коро, обернувшись к Неки. - Ну, что, сейчас прямо к твоему тайчо или тебе куда-то прежде зайти надо?

Внешний вид: одет в форму исполнительной милиции - черная одежда, без каких-либо  видимых белых деталей, даже пояс черные. Плотные повязки на руках и ногах мешают одежде двигаться. На ногах черные чешки. В пояс, в специальный карман напиханы различные полезности - пара кунаев, сурекены, иглы, отмычка. За пазухой конфеты и головной убор. На правой ноге черные кожаные "ножны", в которые прячется занпакто. Рыжие волосы торчат во все стороны. Синяки на запястьях.

--------- Sorano Tsuyu -------> Улицы в Восточной части города

0

13

Довольная своей жизнью девушка послушно шла за маленьким другом по улицам Подсеретейя и с наслаждением потягивалась, борясь с послеобеденной дремой. Нельзя сказать , что она не прислушивалась к мерному ворчанию рыжего проводника, но и не обращала на него особого внимания, мурлыкая себе под нос какой то незамысловатый мотив. Душа от принятого на ее долю алкоголя не просто пела, а была готова любить весь мир, и в частности мелкого зануду, который не переставал что-то бухтеть вплоть до дверей казармы дозорного отряда. Сейчас очень хотелось сжать его в своих объятьях, закружить под мелодию, настойчиво играющую в голове девушки и расцеловать все это чумазое личико с недовольной миной. Но последним усилием воли Дзию все же себя сдержала, а то могла повторится недавняя сцена, а этого ,как бы не была она пьяна, допускать не стоило.

Как только они поравнялись со входом в ее место дислокации из дверей твердым шагом вышел четвертый офицер. Рыжая была собрана, и не проронив не слова приветствия гордо прошествовала мимо, видимо на очередное задание. Доранэко только фыркнула. С Сораной у нее были странные отношения, они не были врагами, но и закадычными подругами тоже не слыли, ибо одна из них была азартной вечно хулиганищей особой, а вторая снискала уважение лейтенанта отряда.
Тем не менее блондинка обратила внимание на реплику Коро и добродушно расхохоталась.

- А мальчики ? Разве все мальчики не странные? Да вы просто как существа с другой планеты…
-  смех на короткое мгновение прекратился и сиамские глаза пересеклись взглядом с золотыми, но блондинка тут же отвернулась, потому что ни с того ни с сего где –то в груди что-то ухнуло, - впрочем ладно, смех смехом но нам пора, лучше тихонько пробежаться до кабинета тайчо, надеюсь он там. А главное чтобы Рукии-фукутайчо не было. А то она нам всю идею испортит…

Неко схватила за руку Кокаге и потащила по комнатам, на ходу отшучиваясь от коллег и шля им воздушные поцелуи. Понятие потихоньку у блондинки были весьма своеобразные поэтому она с  треском ввалилась в кабинет капитана отряда и замерла на полпути…

- Вот это фулл хаус, - пробормотала девушка , оглядывая двух лейтенантов бывшего и нынешнего, и громче добавила, -Добрый день, Рукия- фукутайчо, Как поживаешь Кира –эммм фукутайчо?.. Вы капитана не видели, тут нам его срочно надо… Ну такое там творится и она укоризненно покачала головой, - Кенпачи – сан велел перестановку в туннелях сделать, лавочки поставить, вот хотела обсудить, что он по этому  поводу думает…

Бродячая кошка закончила нести свой обычный бред, отчаянно строя моськи Коро, чтобы тот ее поддержал. Ведь серьезной Руки совсем не стоило знать, зачем парочка сорванцев ищет красноволосого тайчо…

Одета: стандартная форма дозорного отряда, за исключением того, что косоде слишком короткий, открывающий обнажающий подкаченный живот и хакама начинаются от тазовых костей. на обнаженом животе серебряной змейкой обыит пояс. На шеи видны довльно приличные синяки.

Отредактировано Doraneko Dziu (2008-12-27 20:42:05)

+1

14

Когда Сорано Тсую покинула кабинет, Рукия облегченно выдохнула.
" - Как хорошо, что Сорана-сан так вовремя пришла, иначе пришлось бы заняться расследованием самой," - думала девушка, провожая взглядом легко скользнувшие, и бесшумно задвинувшиеся седзи. Конечно, для фукутайчо расследование не вызвало бы сложности, но не в данный момент. Рукия вновь перевела взгляда на Изуру.
" - Наверное, из меня никогда не получится гостеприимная хозяйка," - младшая Кучики расстроено взглянула на скромного шинигами, который так любезно предложил свои услуги чайного мастера. Девушка уж было собиралась в очередной раз принести извинения за то, что так утруждает гостя, да еще ко всему прочему не уделяет ему должного внимания, отвлекаясь на работу и вошедших подчиненных, как вдруг сознание уловило присутствие в казармах знакомой реацу – той, которую Рукия пыталась отыскать еще по приходу сюда.

" - Фууух! Дзию-сан в казармах,"- Рукия облегченно выдохнула. Пожалуй, даже слишком громко, хотя сама она внимание на это не обратила. " – Если она в казармах что-нибудь натворит – это не так страшно. По крайней мере, можно будет все по-тихому уладить и сохранить репутацию отряда."
Успокоив себя тем, что все в отряде на месте – там, где надо, ну за исключением разве что Ренджи, который в отряд так и не вернулся, Рукия вновь повернулась к Изуру, испытывая смущение оттого, что постоянно отвлекается, предоставляя гостя самому себе. Нужно было как-то разрядить обстановку, поэтому девушка не нашла ничего лучше, как улыбнуться и задать какой-нибудь вопрос.
- Изуру-сан, а где вы научились так хорошо…. – но выяснить, где же лейтенант ее брата научился так хорошо заваривать чай, младшей Кучики и не удалось. Седзи открылись с таким звуком, как если бы их не раздвинули, а просто снесли. Возникшая на пороге блондинка сопроводила свое появление каким-то непонятным словом, значение которого Рукие было неведомо, хотя она и провела немало времени в Генсее, а затем уже начала приветствовать лейтенантов, щедро приправляя свою эмоциональную речь какой-то несуразицей.

Округлив глаза, Рукия смотрела на Изуру, опасаясь даже взглянуть на прибывшего офицера, а потом медленно, не меняя при этом выражение лица, которое застыло подобно восковой маске, повернула голову и посмотрела на прибывших шинигами – Доранэко была не одна.
- Д-дзию… -сан, - совершенно потусторонним голосом произнесла Рукия-фукутайчо, сжимая в руках пока еще пустую чашку и осматривая офицера, младшего по рангу всего на одну позицию. – Зараки… -тайчо? К-какие лавочки?
" - ААААааааааа!!!!!" – переводя взгляд с офицера дозорного отряда на маленького разведчика, а потом на лейтенанта отряда градоуправления, бледное лицо темноволосой девушки начало покрываться красными пятнами, и она все никак не могла решить от чего ей в данный момент лучше будет сгореть – от стыда или от злости. " – Перед лейтенантом нии-сама…. она позорит отряд перед лейтенантом нии-сама. Что она несет? Какой стыд!"

От стыда щеки просто горели. Медленно поставив чашку, Рукия положила руку на занпакто – ей показалось, что от прикосновения к Соде но Широюки становится немного прохладнее, а отрезвляющий холод ей сейчас бы не повредил. Продолжая поочередно осматривать всех присутствующих, и совершенно не обращая внимания на повисшую паузу, Кучики-фукутайчо решала каким образом ликвидировать «этот шокирующий элемент» и убрать его подальше от глаз Киры.
" - Если нии-сама только узнает, что у нас такой бардак…" - эта мысль стала определяющей. Рукия сорвалась с места, но, немного не добежав до блондинки, остановилась и резко обернулась к лейтенанту.

- Прошу прощения, Изуру-фукутайчо, - Кучики чинно сложила руки и низко поклонилась. – Мне нужно отлучиться, - даже не задумываясь, Рукия использовала шинпо и, оказавшись за спиной маленького разведчика, легонько подтолкнула его к лейтенанту. – Коро-кун составит Вам компанию. Он очень приятный собеседник.
Вообще, Рукия понятия не имела кокой из себя собеседник этот Коро-кун. Единственное, что она о нем знала, так это то, что зовут его Кокаге Коро, он 7-й офицер отряда разведки, друг Доранэко и постоянный посетитель казарм дозорного отряда, но это в данный момент было совершенно не важно.
- Пойдем, - схватив Доранэко за рукав, Кучики вылетела в коридор, и громко захлопнула дверь, отчего сама же испуганно подскочила.

Рукия с совершенно недовольным видом – хмурыми бровями и пылающими щеками, рассматривала третьего офицера, которую, кажется, подобная ситуация нисколько не смущала. Даже подозрительно нисколько. Девушка напряженно подергала носом, после чего ее глаза еще больше увеличились в размере.
- Саке? – с некоторой опаской произнесла Рукия. Конечно, она не была ханжой настолько, чтобы запрещать офицерам радовать себя этим, далеко не самым вкусным, напитком, но не посреди же рабочего дня! Тем более сейчас, когда шинигами в таком плачевном положении и когда сотайчо – бывший офицер десятого отряда, который всегда выступал против пьянства своего лейтенанта. И Рукия сильно сомневалась, что кто-то еще кроме Матсумото-тайчо может хорошо работать после рюмки саке. Вздыхая, собираясь с мыслями и морща лоб, Рукия посматривала на проходящих мимо офицеров.

- Дзию-сан, где ты была? Что это за бред ты несла в кабинете? Ты же позоришь наш отряд. А что если нии-сама … если Кучики-тайчо узнает, что… - строгим, но не очень громким голосом Рукия читала нотации, но в этот момент ее взгляд скользнул по шее третьего офицера и беспокойство безвозвратно вытеснило гнев. – Откуда у тебя синяки на шее? На вас кто-то напал? - волнение нарастало в груди как снежный ком. Еще сегодня утром, если бы Рукия не повстречала в туннеле Гина, она бы списала эти синяки на какую-нибудь драку, но сейчас… - Вы были в туннелях?

+1

15

Эффектное появление закадычной подсеретейской парочки не прошло даром. Всегда спокойная и серьезная лейтенант дозорного отряда, сначала стушевалась и побледнела, с трудом подбирая слова. А потом так и вообще пошла красными пятнами, от чего стала похожа на больного корью кролика.

Кажется мы не вовремя, пронеслась запоздалая мысль, и что они тут вообще делали ? Хи-хи…Неужели мы им помешали?
Блондинка внутренне похихикала, представляя, какую романтическую сцену они с Коро только что прервали. А фантазия у третьего офицера была ого-го какая бурная. За несколько мгновений она сопоставила все несуществующие факты и пришла к выводу, что у двух молодых людей если не роман, то зарождающееся большое и светлое.

Но не прошло и двух секунд с окончательных выводов, как брюнетка схватила ее за рукав, и вытащила в коридор (ухватить  за шиворот Доранэко фукутайчо просто не хватило роста, а то, возможно удивленные юноши увидели бы совсем другую картину).

В коридоре, где хрупкие бумажные стены создавали иллюзию, хоть какого- то уединения, второй по старшинству в отряде долго хмурила брови и пыталась успокоится. С первых же слов произнесенных девушкой из рода Кучики стало ясно, что она в ярости и никакой романтикой тут и не пахнет. Мало того что неугомонная Дзию явилась в кабинет столь внезапно, так еще в воздухе вокруг нее витал аромат рисового вина. А ведь все в отряде знали, что выпивать в рабочие будни – это тоже самое, что подписать себя на час лекций о безответственном поведении.

Третьего офицера всегда спасало ее абсолютно равнодушное отношение ко всем нотациям. Девушка  поступала так же, как и ее закадычный друг просто кивала головой, или несла по своему обыкновению какой – нибудь бред. Что с успехом и собралась начать приоткрыв рот и набрав побольше воздуху. Но так и захлебнулась от чрезмерного потребления кислорода, ибо в этот момент стала получать град вопросов в присущей только клану Кучики манере. Вот зануда, проскочила частая мысль. Когда дело коснулось ее синяков, Нэко непроизвольно вздрогнула и потерла шею и в возникшей паузе все таки выдала давно заготовленную ею речь.

- Рукия – фукутайчо, что Вы так волнуетесь? Вас же удар хватит или там живот скрутит, так нельзя, надо себя беречь... – голос бродячей кошки напоминал заботливую мамочку , а потом сменился на возмущенно оправдательный, - Какое саке ? Вы о чем, почему, как только я появляюсь в отряде, Вам всюду мерещится саке? С чего вы вообще взяли, что я его пью? Это лекарство мне выписали его в отряде помощи и лечения. Даже не лекарство, а витамины, обогащенные железом. У меня нехватка его в крови, отсюда и синяки. Правда у него побочный эффект немного пахнет, а Вам все саке мерещится. Сходили бы Вы к Орихиме-тайчо, может она что посоветует от переутомления.

Глаза третьего офицера заблестели, как всегда это бывает, когда она садилась на своего конька, а именно травля баек в особо доверчивые уши, и казалось, что остановить ее просто не реально, да и еще , как говорится не вся информация была высказана.

_ И вообще, я была на задание. Нужен был сопровождающий для исследовательского отряда. Мы в западные тоннели ходили. Более подробную информацию дать не могу, сама не обладаю. По пути обратно, повстречали Зараки – тайчо, он прогуливался по тоннелям. Ну Вы знаете, как у него обычно бывает, наверное заблудился, - манера разговора перешла на деловой с нотками иронии, - Он посетовал, что у нас очень не уютно как –то и велел взять Мадараме и расставить в западной системе лавочки. А я все выбрать не могу. Какого цвета и размера лучше, вот решила с Ренджи – тайчо посоветоваться. А тут Вы…

Впрочем, весь этот поток слов мог продолжаться вечно, но одно Дзию знала, точно, если сейчас не остановиться, то терпение лейтенанта может лопнуть и тогда даже, капитан ее не спасет, тем более по ее мнению, Рукия хотела видеть, на месте третьего офицера Сорану.
Поэтому выговорившись, блондинка отдышалась и воззрилась своими сиамскими глазами на успокоившуюся Кучики-сан.

Отредактировано Doraneko Dziu (2008-12-28 23:09:45)

+2

16

Слушая третьего офицера, Рукия то бледнела, то краснела, и с каждым произнесенным словом чувствовала себя глупее некуда. Стойкое ощущение, что ее пытаются надуть, не покидало лейтенанта все время, пока она слушала говорливую подчиненную. Если бы это была игра в карты, то Кучики-фукутайчо могла бы смело заявить, что Доранэко в данный момент пытается оставить ее без хакама, тасуя слова точно карты – смотри, туз в этой руке, а теперь в этой. В такие моменты любой игрок мог бы заявить, что происходящее полнейший абсурд и обман, но доказать это было не возможно, а хитрый ловкач уже требовал предъявить проигранные хакама.

Подобная ситуация несказанно злила, а сегодня нервная система девушки и без того была расшатана беготней по туннелям и встречей с предателем Ичимару. Сжимая кулаки, Рукия уже подумывала, что Дзию отчасти права – ее сейчас хватит удар, от подобного положения дел в отряде, да и от ситуации в целом, но данное поведение было бы недостойно лейтенанта дозорного отряда, поэтому Кучики-фукутайчо старалась дышать глубже и уговаривать себе в том, что все хорошо. Пока Дзию беззаботно, как показалось Рукие, вещала о своей тяжелой болезни и о гениальном, креативном решении Зараки-тайчо, девушка еще могла себя сдержать и не отвесить офицеру пинка, как обычно поступала в таких ситуациях с Ренджи или Ичиго, но вот когда Доранэко наконец-то прекратила этот импровизированный концерт, лейтенанту нужно было что-то ответить. Но вот что? На бред можно было ответить только потоком бреда – клин клином – но Рукия не могла себе позволить нести такой несуразицу, да и не смогла бы – не было у нее таких талантов. Поэтому, повздыхав немного, Кучики-фукутайчо решила сделать вид, что из всего сказанного блондинкой она не услышала ни слова.

" - Раз уж она здесь, то нужно выдать ей какое-нибудь поручение. Все равно ничего понятного она говорить не хочет," - Рукия прикидывала, чем бы можно было занять третьего офицера. " – А то отправится еще ненароком в туннели. Туннели?" - Неприятные воспоминания о произошедшем в южной части туннельных систем ранили сердце.
Рукия никак не стала комментировать пламенный монолог Доранэко, а лишь подняла на нее свои большие, темно-синие глаза и немного нахмурила брови.
- Ренджи… - девушка быстро помотала головой, отгоняя настолько въевшееся в ее речь обращение к ее нынешнему капитану, - … Абарай-тайчо занят – его нет в казармах, но у меня к тебе есть поручение. Нужно усилить дозорные посты во всех туннельных системах – вместо трех дозорных выставить в пост пятерых шинигами. Передвигаться по туннелям только группами – не менее трех шинигами в группе. Это то, что касается непосредственно дозорного отряда. Пока эта мера временная. И еще, нужно постоянно держать связь с исследовательским отрядом обеспечения, чтобы оперативно получать информацию с датчиков в туннелях." - Хм… а почему датчики не оповестили о появлении Ичимару-сана?" – но этот вопрос Рукия решила оставить на потом.

Кучики-фукутайчо смотрела на лицо третьего офицера и только удивленно хлопала глазами, ожидая реакции – ей показалось, что блондинка либо чего-то не понимает, либо не особо хочет понимать. Со вдохом девушка достала свой любимый блокнот и карандаш, который ей подарила Матсумото-тайчо. Такие были только в Генсее и сейчас достать их было нелегко, а таскать везде с собой тушечницу было неудобно, да и как-то Рукия еще со времен своего пребывания в Генсее привыкла именно к карандашу.
- Я сейчас для тебя нарисую, - девушка быстро начала изображать на листе бумаги туннельную систему, которая была скорее похожа на взбесившуюся нервную клетку, разбросавшую свои концы во все стороны. По краям этой замысловатой карты стали появляться зайчата, символизировавшие прежние, не усиленные посты. От центра «нервной клетки» к ним потянулись стрелочки, на концах которых появились мишки, обозначавшие усиленный пост. Добавив еще пару штрихов к своему гениальному творению, Рукия довольно ткнула его в нос Доранэко. – Так понятнее?

+3

17

Дзию с некоторой тревогой наблюдала, как меняется синеглазая лейтенант, на ее глазах. Девушка покрывалась пятнами, менялась в лице и даже в какой - то момент хмурила брови. Все это блондинка понимала, так же ясно, как и, то, что просто не в состояние остановится и замолчать, и поэтому продолжала до полного апофеоза истории.
Но чего она точно не ожидала , так это того, что ее не будут ругать, что ей больше не прочтут лекцию, а спокойным тоном припашут к работе, которую третий офицер ненавидела, а именно к организации и управлению.
Не сказать, что справлялась она с этим делом плохо, но и ничего хорошего из этого тоже не получалось. Потому что чаще всего это заканчивалось разбором полетов на невысокой скорости и обобранными под частую офицерами дозорного отряда.
Немного щурясь , в течение минуты , девушка внимательно рассматривала очередной шедевр своего лейтенанта, а потом начала резко охать и ахать схватившись за оголенный живот.

- Рукия – фукутайчо но что вы сейчас говорите,
- возмущенно, не забывая постанывать, пролепетала блондинка, -  всем сердцем радею за этих милых кроликов и мишек, но кажется не смогу выполнить вашу просьбу.

Стоны стали более профессиональные, а блондинистые пряди упали на бесстыжие сиамские глаза.

- Что-то Нэ сегодня много перца положил, вон как скрутило. У меня кажется это… - девушка попыталась вспомнить одно из многих умных словечек , услышанных ей в лечебном отряде, - ну это..гайморит… Видите, как страдаю, сейчас лопну. Мне нужно срочно полежать и напиться, то есть отдохнуть…

Доранэко сделала небольшую паузу, попытавшись рассмотреть правильную брюнетку на против и еще с большим рвением стала изображать больную, медленно опиревшись о стену и эффектно по ней сползая вниз.

- Боюсь, это сегодня без меня и потом, - голос оживился, - разве вы не слышали о новом законе со-тайчо? На одного офицера отряда одно задание в день, за исключением лейтенантов и капитанов ?

Похвалив себя за находчивость, бродячая кошка заметно оживилась и перестала стонать. Ведь на такой аргумент уже и актерского мастерства не надо. Поэтому она медленно привстала с пола, стараясь все же придерживаться за стенку, чтобы начать свое представление заново, если Рукия не поверит ей с первого раза.

Немного отдышавшись от частых прискуливаний, блондинка решила зайти с другой стороны, и отвлечь внимание старшего офицера. Поэтому она начала охать и ахать, но уже с интонацией восхищения рассматривая живописную картину начальницы.

- А все –таки Рукия – сан, у вас отлично получается, особенно вот этот мишка,
- ткнула она на угад в какого –то зайчика, - какая фактура, какой талантливый и не замутненный взгляд на образ. А кстати, когда Абараи – сама освободится?

Вставила она мимолетом и тут же продолжила свое изыскание арту.

- Какие цвета, какие оттенки, какая неописуемая фантазия, вы подпишете мне этот шедевр, я хочу его сохранить для потомков, если они когда нибудь у меня появятся и будут плохо, ой, то есть хорошо себя вести…

Но как часто это бывает, Дзию быстро выдохлась, облокотилась на стену и начала что-то себе насвистывать, считая что уже достаточно поработала, чтобы о новом задание было забыто. В голове крутились мысли о том, как бы поскорее поговорить с капитаном, организовать задумку рыжика и чем занять лейтенанта, чтобы она не  дай бог не помешала их планам…

0

18

Тыча в нос кошкоподобного офицера своим нетленным шедевром, Рукия была довольна, полагая, что уж теперь-то Дзию-сан точно поймет куда нужно идти и что делать. По мнению девушки, картина-схема отражала всю суть ее поручения и демонстрировала это в визуальном, более понятном, виде. Ко всему прочему, рисование успокаивало и умиротворяло младшую Кучики так же, как каллиграфия успокаивала ее, и без того излишне хладнокровного, брата.

" - Ей, кажется, нравится,"- с неописуемым восторгом думала Рукия, наблюдая, как внимательно блондинка рассматривает ее творение. – Вообще-то, я умею лучше – это рисунок на скорую руку, - по щекам лейтенанта поплыл смущенный румянец, как вдруг Доранэко вместо вопля восторга издала странный стон. От подобного Рукия застыла на месте и удивленно захлопала глазами, пытаясь понять причину, по которой третий офицер стала произносить эти непонятные звуки. Резко развернув к себе рисунок, девушка стала озадаченно искать на нем нечто, что так напугало Доранэко – а ведь она была не из пугливых – но на картине ничего пугающего не обнаружилось: все та же «нервная клетка», пардон, туннельная система, те же зайчата и мишки, которые не отличались особой свирепостью и были изображены «великой художницей» в ее традиционном стиле, без какого-либо отступления от канонов живописи. Так и не обнаружив на «шедевре» ничего необычного, Рукия стала быстро переводить взгляд с рисунка на офицера, точно пытаясь найти десять отличий между блондинкой шинигами и каким-нибудь зайчиком на картинке.
" - Может стоило нарисовать ее на схеме? Нуу… чтобы было ясно какое место она занимает в системе,"- но когда Рукия почти уже нашла причину воплей Доранэко, та неожиданно заговорила, опровергая предположения лейтенанта, но внося ясность.

- Дзию-сан… - Рукия озадаченно смотрела на офицера, спешно запихивая «шедевр» за пояс. Слова Доранэко, да и ее поведение, обеспокоили лейтенанта. Конечно, немного изучив повадки белой кошки, Рукия знала, что в большинстве случаев ей нельзя верить – уж очень умело она притворяется, но в этот раз Кучичи-фукутайчо приняла надрывные стоны за чистую монету, и поспешила оказать посильную помощь. – Я могу временно снять боль, - Рукия спешно потянула ладони к животу девушки, готовясь использовать лечебное кидо, и скосила взгляд в сторону, выбирая из пробегавших мимо шинигами подходящий «транспорт» для доставки Дзию в отряд помощи и лечения. – Нужно доставить тебя к Иноуэ… -тайчо. Она тебя вылечит.

Так бы и светило третьему офицеру дозорного отряда применение лечебного кидо, если бы она сама все не «испортила».
" - Какой еще приказ сотайчо? Она… она опять издевается надо мной!"– гнев и возмущение хмурой, сиреневой аурой окутывали лейтенанта дозорного отряда, и она в миг забыла о своем недавнем желании сломя голову броситься на спасении своего офицера, мучимого загадочной болезнью – как там было… геморрой? Рукия жутко злилась, но в большей степени на себя. Вот уже в тысячный раз коварная блондинка умудрялась провести ее и выставить дурочкой." – В дозорный пост ее поставлю… как рядового! Где-нибудь, в самой дальней части Северных туннелей, от нее будет больше пользы, чем здесь!"

Виновница столько неожиданной смены настроение маленького лейтенанта, видимо, еще не подозревала о своей нелегкой судьбе, которая была ей уготована, поэтому она перестала «ломать комедию» и поднялась с пола. Трясясь от гнева, Рукия медленно вынимала из-за пояса импровизированную карту-схему, намереваясь всучить ее Доранэко и громким воплем «Вперед!» отправить-таки третьего офицера на задание, и Кучики ничто не остановило, если бы… если бы Дзию не начала нахваливать «шедевр». Сменив гнев на милость, Рукия смущенно раскраснелась, слушая офицера и совершенно не замечая какими тоннами на ее ушки ложится японской лапши.
- Тебе правда нравится?! – Рукия светилась счастьем, обсуждая живопись с настоящим ценителем, которым неожиданно оказалась Доранэко и позабыв о ссылке на окраины подземного города. Ну как такого осведомленного в вопросах искусства шинигами можно выслать? – Это зайчик, но кажется, я изобразила его в несколько необычном стиле…  Не знаю, где Ренджи – может к стрелкам пошел, - Рукия мимоходом отвечала на вопросы, даже не замечая этого. – Да-да, ты права, я считаю, что ушки у зайчиков должны бать немного темнее, но я еще не знаю насколько… пока я экспериментирую с цветом.

Рукия уже готова была прослезиться от счастья и восторга – не так часто ее кто-то хвалил, тем более, так искренне, как сейчас, поэтому раскрасневшаяся лейтенант дозорного отрада, позабыв обо всем и обо всех, в том числе, и об оставленных в кабинете гостях, готова была со слезами умиления повеситься на шею блондинке… единственной родственной душе, которая, как оказалось, тоже является ценителем и настоящим поклонником живописи.

офф: кажется, это первый игровой пост в этом году, так что не судите строго. Эээм... нет Рукия-тян не пьет спиртного... просто.. просто так... получилось. ой! *держится за больную голову*

0

19

оффтоп: Рукия-тян и Дзию, чтобы нагнать время в кабинрете, пока вы славно болтаете в коридоре, мы обменяемся несколькими постами с Кирой. В конце концов, одна тема это не одно место.

"Мальчики, девочки, какая разница?" - потерял свою изначальную мысль Коро, переходя куда-то вдаль, в пространственные рассуждения о том, что людям, как и шинигами, просто не помешало бы быть немного по проще, легче воспринимать окружающую среду и радоваться тому, что есть, а то посмотришь на эти хмурые рожи и так и хочется сделать какую-нибудь гадость, желательно смешную, авось других порадует.

Не успев сформулировать свой ответ, уж слишком много буковок он содержал, Кокаге просто согласно кивнул на упоминание о деле. В действительности, что ещё ему делать в дозорном отряде? С Доранекой лучше тусить где-нибудь в удалении от наследницы клана Кучики, да иу него у самого на самом деле хватало дел, от которых, в отличие от хитрой Кошки, уйти он не сможет. До вечера его, разумеется, никто не хватится, а дальше... не факт, не факт...
Изображая из себя прицеп блондинистой офицерки, Коро даже не крутил по сторонам своей рыжей башкой. Ничего интересного, как показывал многократный опыт, в этом отряде нет и не было… пока! Вот, если сегодняшняя беседа окончится успехом, тогда будет.

Как-то злобненько хихикнув, отчего-то представляя лицо маленькой Кучики, узнающей о том, что у них есть ОФИЦИАЛЬНОЕ разрешение организовать казино, мальчик принялся старательно выглядывать из-за спины своей подруги, пытаясь рассмотреть присутствующих. Хихиканье переросло во что-то нервное, когда он увидел КТО именно находится в кабинете рыжего капитана, которому, кстати говоря, мальчик очень даже симпатизировал.
- М-да, это мы удачно, - возможно даже слишком громко пробормотал Коро переползая взглядом от скорбного лица лейтенанта отряда градоуправления, к пошедшему красными пятнами лицу дозорного отряда.
"Твою же ж мать, вот им обоим точно не помешало бы быть попроще..." - с непривычной грустью, предвкушая "приятный" разговор, мысленно протянул мальчишка, дергая за рукав Неку, мол не фиг тут терять время, все равно ничего хорошего не обломится, а та уже вошла во вкус, выдумывая очередную сказку.
"Вот заливает... На кой черт Зараки нужны лавочки?!" - риторически поинтересовался у своего внутреннего Я юноша, всем своим видом показывая, что он-то эти россказни слушать не намерен, но это не повод остальным не верить ей.
Пока Коро, откровенно зевая, переползал взглядом от лиц лейтенантов на парящийся чай, а оттуда на стены кабинета, Рукия-фукутайчо уже успела не только что-то там надумать, но и приступить к выполнению своего плана.
- Какого Айзена ты меня пихаешь, - зло отмахнулся от лейтенанта дозора рыжик. - С какого перепугу я должен развлекать ТВОИХ гостей, госпожа Кучики?! Тебе в голову не приходило, что я не захочу оставаться наедине с этим подобием призрака отца Гамлета?! - вопрошал Коро уже закрывшейся двери. - Вот ведь бл*.

Нельзя сказать, что он как-то особенно относился к лейтенанту градоуправления. Никаких причин недолюбливать его у мальчика не было, зато время, когда они виделись, он ни разу не сделал ему что-нибудь плохое. Просто сама атмосфера вокруг этой персоны не внушала мальчику приятия. Нервная, скорбная, с примесью какой-то смертной пафосности – она жутко раздражала Коро, вызывая то самое желание, сделать ему какое-ту гадость. В голову к Кокаге не приходила мысль о том, что Киру можно просто развеселить. Судя по его физиономии, он просто не умел это делать.
- Ну... и... - делая паузы между словами, тянул Коро, разглядывая Изуру как какого-то невиданного зверя или инопланетного гостя, - что же мы будем делать?

+1

20

Девушка должна быть нежной, послушной, хозяйственной и безупречно-вежливой. Вежливой до безупречности. Безупречной в своей вежливости. Вежливость – безупречность? Кира невидяще смотрел на рассыпанные по столу цветы. Они умирали. Так же как и время в песочных часах, как его решимость, так же как умерла Хинамори. Она тоже всегда была вежливой, но в отличие от него еще и доброй. Вежливый кивок – согласие с «хозяйкой дома» - он поступил неэтично и нетактично, усомнившись в ее способностях подать гостю достойный напиток, но может оказать услугу, сделав вид, что всего лишь делится некими секретными рецептами, а не исправляет недостатки. «Конечно, Рукия-сан…» Кровь на ее белых рукавах, сбитые в кровь костяшки его белых рук. Кто сказал, что молочная кожа – красиво? Кто сказал, что кровь отвратительна? «Разумеется, Рукия-сан..» Он просто подождет. Это он умеет тоже в совершенстве, так же как и бежать, так же как и убивать. «Совершенный мальчик!» – восхищались учителя, «совершенный мальчик» - подкалывал, смеясь Ренджи, «мой совершенный мальчик» - издевался тайчо…

С тихим шорохом скользит тяжелая, теплая ткань кимоно, дыхание девушки за тонкой занавеской. То, как она снимает с себя одежду, меняя нижнюю юкату, он представлял тоже в совершенстве, как если бы видел своими глазами… Можно было играть в вежливость до бесконечности – Кира очень хорошо умел это делать. Это – совсем не сложно – просто, когда не знаешь что сказать, говори что-то вежливое, людям это обычно нравиться, а вот не говорить правду намного сложнее.

- Все в порядке, Рукия-сан, - бледная улыбка на бледных губах, бледные цветы. Кто забрал все краски, которые наполняли его жизнь, превратив ее в существование? Он знал ответ на этот вопрос, просто хотел услышать его лично. От ЭТОГО человека, - Я почту за честь раскрыть вам несколько маленьких секретов этого нехитрого ремесла. Кучики-тайчо предпочитает во время отдыха императорский белый с жасмином, а он не очень привередлив в процессе запаривания, достаточно просто…

Достаточно просто говорить с вами не о чем. Пространственные объяснения, путаные слова и действия, запомните – честь вам и хвала, нет – на то и нужны разговоры «из вежливости», а чай заваривать действительно просто…
- …После того, как обдаете листья кипятком, не сцеживайте воду, как это рекомендуют, сразу… - яд, он должен как следует настояться, перед тем как его можно будет пить…
- …белый чай требует особого подхода.. аристократия тоже, но зачем девочки из Руконгая лицемерие старой крови?
- …Жасмин теряет свою нежность, если его класть вместе с листьями, вкус вымывается, а сам напиток может закиснут… - как и твоя кровь. Неужели и ты хочешь променять свою свободу на болотную гниль, как это сделал твой брат?

Он мог понять своего друга, когда тот решил защищать подругу детства, пойдя против собственного капитана, он понял мальчишку, поставившего на кон свою короткую 15-ти летнюю жизнь, чтобы спасти девушку, в свою очередь спасшую его и его семью, но он так и не смог понять своего нынешнего капитана… Как и не понял, почему Ичимару не сдержал данного слова. Совесть, она выше и Чести  и Закона, а за невыполненное Слово платят кровью.

Сложенные на коленях руки и вежливость, вежливость, вежливость… Чаепитие проходило в полном молчание, как будто превратилось в похоронную встречу, а ведь действительно была причина жечь прямо сейчас похоронные палочки… Только сейчас Кира оценил всю иронию судьбы – в кабинете Айзена-тайчо всегда пахло ладаном… Темы для разговора окончились неловким молчанием и повисшим в воздухе незаданным вопросом. Красивая глиняная чашечка по кругу плавно переходит из рук в руки. На очередном круге, он положил свои ладони поверх пальцев девушки, удерживая и испытывающее гладя прямо в темные глаза:
- Чай ведь не первопричина, правда, Рукия-сан? - голубые глаза безмятежно спокойны, как только бывает спокойно небо перед самой грозой, - Я знаю чего от меня хочет сестра Кучики-тайчо, я знаю, чего от меня может хотеть лейтенант дозорного отряда, также как и чего от меня может хотеть подруга Абарая, но я не знаю чего от меня может хотеть Кучики Рукия. Вы скажите мне, зачем вы пригласили меня пить чай и что за вопрос вы хотите задать мне уже около двадцати минут?

Ответить на поставленный ребром вопрос девушка не успела, потому что в дверях возникла новая особа женского пола. Вполне симпатичная и рыжая. А еще с довольно высоким уровнем рейацу. Младшая Кучики, приветливо улыбаясь, занялась гостьей, чье имя оказалось Сорано. Кира равнодушно пригубил уже остывший чай. Внутренние дела любого отряда – это внутренние дела исключительно этого отряда и его не касающиеся, а тут, судя по всему, задание относилось к разряду секретных. Как бы то ни было, разобралась с явившейся девушкой, Рукия достаточно быстро, однако остаться наедине и продолжить прерванную беседу им не дали. А вернее, прервали вторично, потому как ответить на незаданный до конца вопрос он не мог физически. Голубые глаза оторвались от мерно покачивающих на воде лепестков, только за тем, что бы удивленно расшириться.

- Доранэко-сан? – нет, он конечно прекрасно знал, куда перевелась его бывшая подчиненная и даже лично заверял приказ о переводе, но вот встретить ее сейчас и сегодня… Слишком много совпадений, слишком много воспоминаний для него на сегодня.. «Интересно, а она уже знает?..». Взбалмошную блондинку Кира откровенно не любил, никогда не упуская случая поймать прохвостку за руку, лапу, хвост или еще что-нибудь, и выписывая дисциплинарные замечания с мстительным удовольствием, но все же, она была членом его отряда и его товарищем, а это было немаловажным…
- Что?.. – напряженно всматривающийся в лицо уже изрядно подвыпившей бывшей «коллеги» Кира чуть не пропустил обращение к себе, - Да, конечно же, Рукия-сан. Все в полном порядке, наш разговор может подождать, а дела отряда важны. К тому же Доранэко-сан иногда говорит действительно удивительные вещи, их стоит послушать, хотя бы из любви к эпистолярному жанру… - сказав это, Кира едва не прокусил себе язык, поняв, чьи слова он повторил только что. Слово в слово, даже не меняя интонаций. Дальше Рукию он не слушал, равно как и почти не обратил внимания на оставленного с собой молодого человека. «Этот человек… Неужели я все же сломан? Или дело в…?» Громкие крики приводили в чувство хуже затянувшегося молчания и повисшей тяжелой атмосферы. Пламенную речь с непечатными ругательствами лейтенант самого «страшного-после-Нанао» тайчо решил оставить без комментариев, задумчиво разглядывая мальчишку. Судя по его одежде, это был один из переформированного отряда омницу-кидо, а еще недовольная задиристая физиономия с хитрыми глазами, не отрывающимися от корзиночки с конфетами, ему казалась смутно знакомой. А вернее очень знакомой… Это рыжее чудовище было постоянным завсегдатаем на территории третьего отряда в качестве спутника-друга-собутыльника блондинки и воспринималось всегда как еще один неизбежный источник неприятностей. Вот только мелкорослое существо всегда было для него чем-то абстрактным, как вселенское зло, а, следовательно, безымянным… «О, боже мой…»

- Хм… Мне знакомо ваше лицо, - не хочешь говорить о чем-то, говори правду или о погоде. Погода три года держалась стабильная, оставалось первое, оно же главное…- Но я не знаю вашего имени, хотя мы точно встречались ранее. Полагаю, нужно представиться. Меня зовут Кира Изуру, лейтенант отряда градоуправления, а вас?

+2

21

Коро не удивился из-за того, что его не узнали. Он искренне считал себя личностью довольно мелкой, хотя и запоминающейся. Уж слишком шумной была его персона, чтобы суметь не обратить на неё внимание. У Киры Изуру же обнаружился интересный талант - он не только умудрился забыть, сколько бытовых неприятностей принес рыжий парнишка, но и благополучно проигнорировать его имя, названное до этого Рукией.
Уже с первых секунд разговора Коро понял, что будет скучно. Хотя нет, он понял это, как только увидел постную мину Киры-фукутайчо. Почему он должен терять время с телом, которое ни за что не оценит подобной жертвы, парнишка не знал, а потому просто задумчиво уселся на освободившееся место, не отрывая золотого взгляда от унылых глаз лейтенанта градоуправления. Прежде чем уйти, ему по-хорошему нужно было бы переговорить с Некой, уточнив, что они будут делать дальше. Откровенно надоело откладывать открытие казино на все новые и новые даты.

- Я знаю, как теб… вас зовут, - иногда бывает, когда ты абсолютно уверен в том, что конкретно с этим человеком тебе говорить совершенно не о чем. От навязанной вежливости буквально мутило также как от содержимого стола - две тарелки рамена у Нэ сделали свое дело, Коро был сыт по горло. - Среди шинигами вообще имеется привычка знать имена всех капитанов-лейтенантов, а мы к тому же встречались. Вы даже самолично собственноручно докладики на меня таскали в отряд разведки, - подперев голову, говорил Кокаге скорее себе, чем присутствующему в комнате блондину.

Где-то внутри шевельнулась сытая ностальгия, заставляя память демонстрировать картины веселого прошлого с выломанными сёдзи третьего отряда - игра в кошки мышки имеет иногда неожиданные последствия, - скандала на два отряда из-за простенка рыжик не ожидал. Он вообще не моги в страшном сне представить, как земля вполне спокойно носит таких зануд. По сравнению с Нанао, которая просто строго блестела очками и имела идеальную прическу, или с Кучики-старшим, который был скорее слишком замороченным и аристократичным, чем в действительности занудным, Кира был просто невозможным. Коро предполагал, что устав тогда ещё лейтенанту третьего отряда заменял библию, уж очень хорошо он цитировал эту книженцию, а ещё Кокаге думал, что половину правил Изуру придумывает по ходу дела, уж очень нелепыми они казались рыжику.
- Кокаге Коро, онмицукидо, офицер подразделения исполнительной милиции, ныне седьмой офицер отряда разведки, - зевнув, парнишка неохотно озвучил ответ бывшему лейтенанту капитана-предателя. Вопросами потенциальной угрозы Коро не занимался, он просто знал, кому до этого служил этот унылый блондин. Когда-то рыжик искренне полагал, что капитаном третьего отряда должен быть именно этот зануда. В пользу обратного говорили отсутствие хаори, извечный шеврон лейтенанта на рукаве и другое имя, которое парнишки пришлось-таки запомнить, чтобы не удивляться каждый раз.

- Не скажу, что мне приятно с Вами познакомиться снова, но может быть, Вы знаете, где пропадает капитан этого отряда и когда он вернется в свой кабинет? - бросил пробный камень Коро, однако очень на него рассчитывая. Если Кира что-нибудь знает, можно будет принимать решение о том, оставаться ли здесь или идти к себе в отряд. Если нет... то лучше уж Доранеки поскорее вернуться в кабинет, потому что долго в одной комнате с Ним Коро не выдержит.

Отредактировано Kokage Koro (2009-01-09 05:32:31)

0

22

Разумеется, Кира прекрасно помнил про собственноручно написанные, в полном соответствии с уставом, разумеется, кляузы на имя Сой Фон, тогда еще капитана второго отряда, так же как мог назвать почти по дням, что и как именно было испорченно из казенного имущества некой белокурой особой и этим… мелким. Но помнить имя этого недоразумения было выше его сил. Каждый раз он старательно выводило его на бумаге, чтобы потом благополучно забыть – память имеет обыкновение стирать из головы неприятные моменты.

- Это делает вам честь, - получилось более издевательски, чем он рассчитывал. При чем было совершенно непонятно, что именно эту честь составляло? О хорошем знании командующего состава или же о том, что этот самый командующий состав, писал на него жалобы?  Чем дольше продолжалась сидение с взаимным смотрением друг на друга, тем меньше удовольствия оно доставляло Кире, и тем более подозрительной и  не приятной ему казалась скучающая физиономия мальчишки. И тем больше создавалось впечатление, что мелкого тошнит. От Киры или конфет в вазе – уже другой вопрос.

На представление Изуру ответил сухим кивком. Из-за тонкой перегородки доносились голоса двух девушек, беззвучно плавали лепестки жасмина в чаше, траурно гудя, летала крупная муха под потолком. Или не муха…
- Очень приятно, - соврал Кира, задумчиво глядя на остывший чай. И снова воцарилась тишина. Атмосфера начинала нервировать, равно как и невозможность уйти, не переговорив с Рукией-фукутайчо, и еще, возможно с Доранэкой. От нечего делать, молодой человек принялся осматривать интерьер. Тонкие седзе, одна не очень красивая каллиграфия на стене. Стол, бумаги, муха.
- А вы искренни, -  Он был лучше воспитан, чтобы отвечать в подобном тоне. Да, тошнило офицера явно от конфет. Может, стоит сходить на кухню? Заварить заново остывший чай и принести пирожки с мясом с парой пирожных? – Нет, я не знаю, где Абараи-тайчо, но думаю, на ближайший день ему будет, чем заняться. Хотя, спрашивать об его местонахождении Рукию-сан, вам посоветовать тоже не могу. Мы с ней были вместе все это время, и она, скорее всего, тоже не знает, - Кира снова посмотрел в свою чашку, словно думал, что Ренджи может прятаться там, - Может быть чаю?

0

23

Коро не любил и не умел говорить с теми, кто совершено, абсолютно, до самого мозга костей не выносил его. Подобное отношение парнишка угадывал инстинктивно и обычно не мог ничего поделать с ответным чувством неприятия. Лениво пережимая плечами на реплики Киры, он даже особо не старался поддерживать хотя бы видимость разговора. Коро не волновало насколько вежливо или нет выглядит его манера говорить. Он просто прислушивался к разговорам на той стороне двери и старался поменьше зевать. Жужжащая муха, за которой наблюдал лейтенант градоуправления тогда, когда не смотрел в свою кружку, наводила на взрослое наставление маленьким и не совсем детям: «Закрой рот, муха влетит». На Коро молодой человек смотрел редко, точнее старательно пытался не смотреть, но тот, как любой прямой источник неприятностей зачастую довольно упрямо привлекал к себе внимание.

- Вот значит как, - новость добавила уныния – тайчо шляется неизвестно где и вернется неизвестно когда. Из комнаты был только один выход, не считая несколько внутренних дверей, и вел он мимо беседующих девушек, а смотаться, если уж делать это, хотелось тихо и незаметно. Кто-то бы сказал «по-английски», но Кокаге считал такой уход привилегией шиноби, а не снобов.

Еда сидела где-то на уровне горло, поэтому предложение выпить чаю было встречено легкой паникой в глазах, но громогласное «НЕТ!» Коро все-таки подавил. Где-то внутри теплилась надежда, что чай блондин будет делать долго, тщательно, с таким же нежеланием изображать из себя благочестивого хозяина, что у рыжика, который не хотел играть роль нечаянного гостя.

- Можно, - уверенно заявил Коро, подавляя отрыжку. – И побольше! И чего-нибудь перекусить, если можно…
В жизни каждого человека наверняка случались ситуации, когда он по какой-то самому не до конца понятной причине вел себя странно для человеческого себялюбия, откровенно истязая собственное Я. Подобный мазохизм некоторые сваливали на любовь к экстриму, другие на желание вызвать жалость, но Коро, если бы его спросили, зачем он так делает, ответил бы просто: «Так у него будет повод отсутствовать подольше».

0

24

Новость об отсутствии информации о местонахождении Абарая мелкого явно не обрадовала. Молодой человек стал еще более унылым, чем был до этого. Океаны и моря зеленой тоски в золотисто-карих глазах вызывали чувство чем-то похоже на мстительное удовлетворение. Как бы давно это не произошло, а выломанное окошко в капитанском кабинете Кира не забыл, равно как и то, что Доранэке это с рук сошло, а восстанавливать ущерб пришлось ему.
Кира не любил людей, приносящих неприятности другим, а еще людей не умеющих отвечать за свои поступки и контролировать свои эмоции. Шум и беспорядки он любил еще меньше. В общем, подружиться с маленьким разведчиком или, по крайней мере, создать видимость хороших отношений, не представлялось возможным, но Кира решил рискнуть. Его учили быть снисходительным к детям.

Пробный камешек о чаепитии дал положительный результат. Он оказался прав. По крайней мере, в отношении тошноты. Весь вид молодого человека кричал о пресыщенности, а округлившийся животик был тому красноречивым свидетелем. И все же от чая молодой прохвост решил не отказываться. Ему же хуже. Улыбка лейтенанта стала почти ласковой:

- Я знал, что вы не откажитесь, - идеальное творение мастеров, так же идеально было поставлено на стол. Ровно и без стука, - У Рукии-фукутайчо просто восхитительный чай, уверен вам понравится, - Он был предельно аккуратным и предусмотрительным во всем за что брался. Аккуратно поставить чашечку на стол, аккуратно подняться с коленей. Вода в чайнике была горячей, как раз идеальной для заварки температуры, а повторное заваривание не требует так много времени как первое. Кира уде открыл рот, чтобы сообщить о том, что он скоро вернется, как прямо перед глазами, мерно жужжа проплыло назойливое насекомое. Сделав по кольцевой, удивительно идеальной траектории, два круга, неведомая живность села на стол и потерев друг о друга лапки, направилась к конфетнице. Кира скосил ярко-голубые глаза в сторону нахалки. Происходи все года четыре назад, рыжий мальчишка для него был бы с мухой в одной цене, но прошло время… они все слишком изменились. Сейчас он просто узнает насколько.

- Вода в чайнике горячая, а вы наверное замерзли в тоннелях, горячее питье будет кстати, - слишком красивая для мужчины рука с тонким запястьем и белой кожей аккуратно берет со столика полотенце, методично сворачивает его в трубочку, - Так же я испрошу что-нибудь к обеду. Вы были на задании с самого утра, так же как мы с Рукией-сан? Думаю, от обеда вы тоже не откажитесь, - накрахмаленное полотенце с тонким свистом обрушилось на нарушительницу спокойствия, - Не беспокойтесь, я скоро вернусь, - Красивое белое полотенце аккуратно ложится на стол. Такие же красивые белые пальцы аккуратно подцепляют уже мертвую муху, стряхивая ее со стола. Выражение паники, мелькнувшее до этого в карих глазах, Кире очень понравилось, и он действительно был немного голоден.

0

25

Как то стало даже не интересно. Все перепады настроения у юного фукутайчо пришли к единому целому. Как любая творческая личность девушка не заметила ноток иронии граничащих с сарказмом в словах блондинки. И сейчас самозабвенно упивалась похвалой. Наверное, синеглазой красавице с темной поволокой ресниц, казалось что ее шедевральная живопись это слово будущего в редком искусстве прозрачных сфер. На мгновение неугомонный офицер даже залюбовалась блеском, излучавшимся изнутри двух омутов. Но это было  -  лишь на мгновение.

Сейчас, когда она получила, пусть и не слишком конкретную информацию о местонахождение капитана. Мысли струились в голове, как цепочки ДНК, на экране телевизора в научной передаче. Так, Ренджи в отряде -  нет. Что делать? К стрелкам он пошел или нет, но найти его надо. Это же не может продолжаться вечность? Коро меня погрызет. Такие вот незатейливо деловые задумки, что вообщем то было вполне логично в данной ситуации.

Блондинке пришла в голову мысль, что надо по хорошему вернуться в кабинет. Ведь зная непоседливый характер своего друга, девушка могла предположить, что слишком долго в обществе занудливого Киры он не выдержит. Поэтому она взяла за плечи почти светящуюся лейтенанта и попыталась направить ее снова во внутрь со словами:

- Рукия – фукутайчо, Вы не  представляете, как меня вдохновляет Ваш пример, - голос лился, как патока из пробитого бочонка на рынке, - правда рисовать я не умею, но слова сами собой складываются в стихи, вот послушайте…

Как трепетно грифелем линии сводит,
И грустный твой образ в бумаге роднит.
Те губы, глаза – воображение уводит.
И сердце печалью до краев пленит.

Как мысли порхают, ведомые кистью
Богиня, царица – нет слов на Земле
Душа переполнится каждого завистью
Иль восхищением по божьей  воле.

Шедевры – не те, что хранятся веками,
Они умирают, едва рождены,
Но памяти нити ложатся рядами
Минуты считая, что им суждены.

Как Феникс в огне, умирает искусство,
Потом возрождается, взоры пленя.
В груди вперемешку останется чувство,
Разбившее разум об скорбь у меня…

Закончив с очередной порцией лести, которой как известно на благодарные уши мало не бывает. Доранеко , еще раз попыталась сделать шажок к кабинету. Продолжая тем неменее охать и ахать, на все еще раскрытый лист с зайчиками и мишками.

_ Ммм.. Вы наверное устали Кучики – сан? Может быть стоит чайку со сладким? Вы знаете, я тут недавно читала, что сладкое для девушке очень важно, ведь оно является искусственно созданным естественным антидепрессантом. – Конечно это фраза была откровенной ложью, точнее имена та часть, что сообщала о любви Бродячей кошки к чтению. Ведь любой человек в отряде знал, что читать та не любит , но придраться как обычно к этим словам было не возможно. Мало ли , где назойливая особа умудрилась эту фразу подслушать. Стоя уже у самых дверей  в комнату и почти их открывая, Дзию на мгновение замешкалась.

0

26

Некоторое время Рукия с недоверием смотрела на Доранеко, и на ее лице застыло немного глупое выражение, говорящее что-то типа «Неужели я опять попалась?» По правде сказать, Кучики-фукутайчо никогда не могла распознать искренне с ней Дзию-сан или попросту издевается. Возможно, именно поэтому, она больше любила общаться с такими офицерами, как Сорано – она всегда знала, что от нее можно ожидать. Но вот парадокс, подсознательно Рукию тянуло к совершенно противоположенному типу людей. Бесшабашные, неугомонные, непредсказуемые, шумны и неисполнительные; громящие все вокруг и не признающие правил; идущие вслед за велением сердца, а не за сухими страницами древних законов, заученными словно заповеди. Ренджи, Ичиго и, конечно же, Доранеко – были именно таким. И пускай Рукия злилась на них, пинала и говорила им всякие глупости, но порой ее сердце трепетно сжималось, при виде того, какой безграничной, внутренней свободой они обладают.

" - Если бы она немного не перегибала палку, я ей поверила," - с какой-то грустью подумала младшая Кучики и попыталась представить, что сделал бы нии-сама, оказавшись в подобной ситуации. Гадать, как бы поступил в этом случае Ренджи, Рукия не собиралась – не зачем, по той простой причине, что Абарай-тайчо в такую ситуацию не попал бы. Он, скорее всего, уже давно играл бы с третьим офицером в карты и потягивал подогретое саке. Но карты и саке входили в число занятий, которые девушка избегала – не к лицу благородной даме пить саке и играть в азартные игры. А уж если сказать совсем честно, то Рукия жутко боялась опозориться, так как она не могла ни пить, ни играть. " – И что мне с тобой делать?!"– это был один из самых частых вопросов, которые лейтенант дозорного отряда задавала себе после разговора с третьим офицером. Привлечь Доранеко к выполнению обязанностей офицера было практически невозможно – любые попытки сводились к нулю, по крайней мере, в том случае, если девушка понимала, что это действительно поручения, которые нужно выполнить в точности и в строго установленные сроки.

" - Убежать хочет?!"- поначалу подумала Рукия, наблюдая как Дзию ретируется в сторону двери, но когда взгляд лейтенанта скользнул по тонким сезди, ее как током ударила. " – Стоп! Так там же кабинет и в нем…"
Девушка даже немного покраснела, всматриваясь в дверь так, как если бы обладала рентгеновским зрением и могла видеть, что сейчас творится в комнате. Мысли снова вернулись к сидевшему там лейтенанту отряда градоуправлении, а конкретно к вопросам: «Как его удержать?», «Как долго удерживать?», ну и самое главное – «Что с ним вообще делать?»

- Эм… - начала Рукия переводя взгляд с седзи на офицера. Недавнее, организационное поручение, которое хитрой кошке, видимо, не пришлось по душе, было отброшено на второй план, даже не смотра на его важность. - Дзию-сан… эммм… ты не откажешь мне в одной маленькой услуге? – начала синеглазая фукутайчо, предварительно понизив голос и перейдя на доверительный шепот. – Видишь ли… - Рукия вновь скосила взгляд на дверь, заслонявшую вход в кабинет, - … там сейчас находится Кира-фукутайчо, и нужно, чтобы он там побыл еще какое-то время… но я не могу сказать почему, просто так надо! - быстро затараторила девушка, чтобы пресечь какие-либо расспросы и густо покраснела. После наступившей паузы и настороженно ожидания реакции блондинки на просьбу, Рукия посчитала нужным добавить еще каких-нибудь аргументов… впрочем, они были больше похожи на оправдания. – Я не знаю о чем с ним можно поговорить. Обсуждать внутренние дела отряда с лейтенантом другого отряда как-то неправильно, а что еще придумать… - краснея уже до самых ушей, фукутайчо буравила взглядом пол. – Могла бы ты составить нам компанию и завязать с Изуру-фукутайчо какой-нибудь разговор? – Рукия изо всех сил старалась состроить злую, или хотя бы, недовольную мину, чтобы скрыть накатившее смущение, но получалось это плохо – лишь смешные гримасы, едва слышное сопение и недоброжелательно скрещенные на груди руки. – Он же был когда-то твоим лейтенантом. Может вам есть, что вспомнить?

0

27

Да, уж! Рука, коснувшаяся деревянных створок двери, замерла. Такого откровения и доверительной просьбы, неугомонная блондинка не слышала от своего лейтенанта никогда. Вот это да! – снова пронеслось в голове. Степень удивления закаливала и даже на доли секунды зрачки в голубых глазах сузились, ощущая эйфорию момента. Возможно, такого больше никогда и не будет, а значит надо действовать!

  На лице у третьего офицера расцвела радушная улыбка, а глаза заблестели, тем особым огнем, который бывал у нее в преддверии шалости.  А в голове усиленно зазвенели тонкие колокольчики «голоса ветра». О, да! Утонченному блондину и шкодливой кошке было что вспомнить. Девушка не сомневалась, что за прошедшее время изящный, как фарфоровая кукла, юноша не забыл, каких хлопот она ему принесла. Вполне разумно, Дзию предполагала, что отчасти бывший лейтенант ее даже ненавидит,  потому что ей ВСЕГДА ВСЕ СХОДИЛО С РУК! В чем была не малая заслуга ее бывшего капитана. А значит…
Продолжая радостно улыбаться, Доранэко произнесла:

- Рукия – сан, не извольте беспокоиться, мы с Кирой всегда были закадычными друзьями, нам действительно есть о чем поговорить, - легкое движение руки и дверная перегородка, разъехалась, - Ради вас мой лейтенант, все что угодно.

Последние слова были сказаны почти полушепотом, после чего девушка стремительно вошла в кабинет.

  Чуть прищурив глаза, дозорная оглядела комнату. Вроде бы все мирно, но как- то не так. Коро, во взгляде которого начинало прогуливаться уныние. Изура, на губах, которого гуляла легкая улыбка.

А вот это уже плохо, если экс фукутайчо улыбается, значит, пора спасать положение!
– оформилась очевидная по своей простоте мысль. Не теряя не секунды времени, Нека подскочила к своему бывшему коллеге , и не мало не заботясь о том, что он ее видел закрыла глаза юноши ладонями.

- Тук-тук, отгадай кто там! – завопила она во весь богатырский девичий голос, но усмотрев чайничек о свежее заваренным чаем опустила руки и ласковым шепотом произнесла над ухом офицера градоуправления, - Кира – сан, Вы как всегда божественно предупредительны, я просто мечтала о Вашем чае, со времен нашей трепетной дружбы в рядах одного отряда, я просто сплю и вижу, как вы выливаете этот чайник мне в чашку. А помните какие времена были ?

Девушка обошла столик и села прямо напротив печального блондина. Как можно искренни и невинно она смотрела ему в глаза.

- Как поживаете, как здоровье ? Головные боли перестали беспокоить? Шорохи в ночное время не преследуют ? – голос стал участливым и брови девушки сложились домиком, как бы показывая, как искренне она переживает за молодого человека.
В следующие мгновение, Дзию подмигнула рыжику и без спроса взяла изящную ладонь Изуры в свои руки.

- Что-то вы совсем холодный. Это наверное давление, библиотечная пыль и сырость. Есть потрясающий метод этого избежать и укрепить здоровья. По секрету, в нашем узком кругу, скажу. Есть у меня одно средство,  прочитала к, как то давно еще, когда меня в Генсей забросило не надолго. Ну точнее не прочитала . а подсмотрела, поправилась Доранеко, ибо так можно и спалиться, - ну так вот. Только вы не смейтесь. Нужно сто грамм рисового спирта, две дозы васаби, и лайм. Все это перемешиваете и наносите на кожу ног, остатки можно выпить и закусить. Потрясающе помогает, просто в мгновение ока, вы попробуйте.

Не дождавшись разрешения. Девушка налила себе чаю, немного загораживая друга, и схватила одну из конфет, мирно покоившихся в вазочке

Отредактировано Doraneko Dziu (2009-01-12 17:51:49)

0

28

- Ну, что вы, - язвительность и зловредность Коро достигала предела, после которого его уже не волновали ни чин "собеседника", ни статус, ни предполагаемая сила. Как-то так ненавязчиво Кира успел его достать не только до тошноты, но и до зубного скрежета. Кокаге был зол - меньше зануд он любил тех, кто судит о других со своей колокольни. Судит и плюется.
"- Высокомерный ублюдок", - сделал вполне даже спокойный вывод Коро, следя за выражением лица Изуру. "- И к тому же лизоблюд! Решил развлечься за мой счет?! А не черта у тебя не получится!"
- Можешь не торопиться. После задания я плотно пообедал и на чай согласился только потому, что не хотел видеть твою постную мину. Ты только не обижайся, но от одного твоего присутствия аппетит сходит на нет. Как только жизнь в Сейретее образуется, если, конечно, образуется, я обязательно открою агентство "поможем сбросить вес". Название, как понимаешь, в разработке, но ты в деле. Будешь жить у толстых богатых дамочек, готовить им чай и портить им аппетит, - Коро мило, но совсем  неискренне улыбнулся, уже не глядя на лейтенанта - реакция Киры на его слова совсем не волновала рыжика.
- Жаль только, что, судя по твоей благородной физиономии, деньги у тебя водятся и подобный бизнес вряд ли заинтересует, поэтому, раз уж нам в любом случае не стать ни хорошими друзьями, ни партнерами, а чай фактически готов, будь добр, придумай какую-нибудь причину, чтобы не стоять над моей душой.

Дождавшись, когда Кира отвернется, мальчик перестал сдерживать глупое, неуместное и совсем детское желание продемонстрировать язык слишком сутулой для лейтенанта спины.
"Неудивительно, что твой капитан оказался предателем", - сам не зная того, повторил Коро слова одного из арранкара." - Терпеть такого как ты рядом с собой день за днем... Что может быть хуже?!"
Взгляд золотых глаз остановился на конфетной вазе, а усмешка, играющая на губах мальчика, стала более агрессивной и злой.
"- Помнится, этот педантичный зануда внимательно смотрел на неё. Готов отдать свой зуб за то, что он мысленно пересчитывал конфеты! Ну, не буду разочаровывать ожидания его занудного величества", - светлокожая ручка, с которой за три года почти сошел весь нажитый годами фривольной жизни загар, запустила пятерню в кучу сладостей и принялась быстро, но по возможности тихо перекладывать конфеты за пазуху.
"- Сегодня мой день!" - думал Коро, стараясь затереть неприятный оттенок от недолгой беседы с блондином. Последняя охапка конфет замерла над столом как-раз-таки за мгновение до того, как вернулся. Осталось только быстро поправить одежду и сесть так, чтобы лучшим образом продемонстрировать неожиданную пузатость.

- Как поговорили? - поинтересовался Коро у Доранеки, с порога взявшейся за спасение напряженной ситуации.

0

29

У ненависти должны быть веские причины, чтобы появиться. Очень веские. Большинство людей что любят, что ненавидят совсем без всякой причины, Кира так не мог. Возможно, поэтому долгое время был равнодушным. Никого не любил и никого не ненавидел. Но это было давно, до того момента, как его капитан нарушил слово и умерла Хинамори.

Большинство людей, которых он знал, ни за что не оставили бы просто так такого обращения с собой. Хинамори-кун бы удивленно-непонимающе посмотрела на обидчика, не понимая, чем заслужила такие слова, а потом вечером бы тихо плакала у себя. Если бы это был Абараи, то мелкую язву пришлось бы соскребать со стены, тайчо нынешний… в этом случае смерть была бы более тихой и быстрой чем в случае с Ренджи, а вот чтобы сделал бы с гаденышем Ичимару Гин… Все зависело от настроения. Но в любом случае бы он это запомнил. Надолго.

Раздражение умерло не успев зародится. Он мог сделать многое. Например, пользуясь правом старшего, приказать следовать к себе в отряд, мог сказать ответную гадость… А мог, не меняя того же ровного выражения на лице, отвесить тяжелую оплеуху, обозначая таким образом факт дуэли, которые между офицерским составом запрещены не были. Мог просто спустить рейацу, вмяв парня в пол в качестве нравоучения. Удушение и вминание должно было сопровождаться поучительными нотациями. Он ничего из этого не сделал. По мере того, как это рыжее строило свои «планы», хотелось развернуться и уйти. От глупостей у Киры начинала болеть голова, а еще… А еще печальные белые цветы не стоят того, чтобы умирать в обществе человекоподобных ублюдков.

- Вы, наверное, сейчас считаете что сказали что-то обидное, и судя по блеску ваших глаз это должно было быть язвительным и остроумным, - мертвая муха лежала у левой ножки стола. Глупое насекомое. В начале беседы, лейтенант еще предполагал, что в людях может быть что-то хорошее, мог даже попытаться пойти на контакт, исключив изначальную враждебность. Однако, после своих слов создание окончательно потеряло в  его глазах уникальность и индивидуальность, а так же свой статус существа разумного, опустившись даже ниже мертвой мухи. Если враг был достоин того, чтобы ты отнял у него жизнь, то значит ты признаешь, что он что-то да значит в этом мире. В мире Киры Изуру существа с именем Кокаге Коро не существовало, - Разочарую вас, я даже не расстроен, ибо говорящий оскорбления – глупец, но принимающий их и отвечающий на них – глупец вдвойне, - Смерив парны равнодушным взглядом, Кира вернулся к приготовлению чая. Процесс не хитрый, но нежные листики должны распарится, а забирать у них тонкий вкус нужно осторожно, чтобы не потерять ни капли:

- Кстати, как вы правильно заметили, я вполне обеспечен, а посему подобные сомнительные предприятия меня не интересуют, - полный чайничек опускается на столешницу, - Равно как и ваше общество, и общество вашей подруги. Я мог бы «попросить» вас удалиться, поскольку беседы лейтенантов конфиденциальны и не предназначены для ушей простых исполнителей…

Завершить свою мысль и указать на то, что сворованные конфеты, ввиду шоколадного происхождения, очень быстро придут в несъедобность, Кире не дали  две влажные, горячие ладошки, залепившие глаза, а так же не маленького размера грудь, весьма откровенно прижавшаяся к его спине. Резко выдохнув, юноша невозмутимо, все таким же ровным голосом продолжил:
- … даже если эти исполнители принадлежат к тараканьему семейству, являются рыжими, наглыми и способными залезть в любую щель. А у вас, Доранэко-сан, все так же плохо с субординацией как и три года назад. Кстати, меня пугают ваши сны и фантазии, потому что если предаваться ностальгии, единственное что я помню, так это то, как подобный чайник был опрокинут вам на ногу. Разумеется не специально.

Чужие прикосновения. Раздражают, вызывая желание отобрать руку, заставляют краснеть нервничая. А разговор с Рукией-сан все удалялся, становясь чем-то заоблачным и эфемерным. Кира нервно покусал губу. Приход несносной блондинки прервал план похода на кухню, а от ее пустых разговоров начала болеть голова:
- Спасибо за заботу, - искусственно, голос сухой и безвкусный как картон. И такой же ломкий, что кажется каждое слово царапает горло, - Со мной все в полном порядке, а если вдруг возникнут проблемы, я обращусь к Исанэ-фукутайчо.

Отредактировано Kira Izuru (2009-01-28 15:34:21)

+2

30

" - Фуух! Отлично!" - Рукия облегченно выдохнула, когда шкодливая блондинка согласилась помочь, но радоваться было еще рано (а как выяснится в последствии, еще и нечему!) " – Теперь должно пойти полегче. Тем более, что там еще и Коро-кун."
Сказать по правде, Рукия была рада появлению Дзию в кабинете. Вот если бы еще это появление было не таким неожиданным и менее шумным, то было бы просто замечательно. Атмосфера, царившая в комнате за чаепитием двух лейтенантов, была напряженная – Рукия уже была готова предложить Изуру-фукутайчо сыграть в шахматы, лишь бы хоть чем-то занять, но, к сожалению, игра не может отвлечь от беседы, на которую рассчитывал лейтенант отряда градоуправления. И это не удивительно – любой бы заподозрил неладное, глядя, как сильно Рукия старается его удержать на территории дозорного отряда. Это чаепитие и вежливость были призваны сделать разговор более официальным, чтобы избежать излишних вопросов. А сейчас предстояло вернуться обратно к фукутайчо, от последнего вопроса, которого она так удачно сбежала.

Дзию не оправдала ожиданий. Вернее сказать, не оправдала надежд, так как именно это и можно было ожидать от светловолосой девушки. Рукия так и застыла в дверях, ошарашено наблюдая, как неприлично, непозволительно и совершенно невменяемо ведет себя ее подчиненная. Младшая Кучики не в состоянии была вымолвить ни слова, лишь только смотрела на происходящее и удивленно моргала глазами. Шокированная действиями Доранеко, фукутайчо дозорного отряда даже не заметила напряженной и немного недоброжелательной атмосферы, царившей до их появления в комнате. Конечно, ведь чумная кошка всегда умудрялась внести шум и хаос в любую обстановку и в любую беседу – везде, где бы она ни появлялась. Что в данный момент и происходило.

Устав до смерти за этот тяжелый, нервный и невероятно длинный день, Рукия решила смириться с потерей лица дозорного отряда перед отрядом нии-сама. Бороться уже не было сил, а единственным желанием было побыстрее выставить отсюда всех гостей и...  не гостей, и спокойно подремать на казенном диванчике, чтобы вернуться домой, на очередной допрос нии-сама, бодрой и вменяемой. Но в данный момент желание было так же призрачно, как и возможность завтра увидеть солнце над головой.
Все еще поглядывая на шумевшую кошку и не шумевшего лейтенанта, Рукия подошла к офицеру разведки, который, кажется, тоже был лишним на этом празднике жизни…. по крайней мере, в данный момент, и села рядом. Медленно повернув голову, точно ее шейные суставы были заржавевшими частями какой-нибудь старой машины, Рукия посмотрела на мальчишку взглядом, явно говорящим что-то типа «Я совершенно не понимаю, что тут происходит!»
А происходил здесь совершенный бардак!

0


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Город не видящих Солнца » Казармы дозорного отряда