Bleach: Disappearing in the Darkness

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Город не видящих Солнца » Казармы дозорного отряда


Казармы дозорного отряда

Сообщений 31 страница 57 из 57

31

Сладость шоколада наполнила рот, заставляя трепетать все вкусовые рецепторы  от наслаждения. По- вашему это не возможно ? Как бы не так! Доранеко любила шоколад, конечно, не так сильно как саке или азартные игры, но вкус этих сладостей в какой-то степени умиротворял ее буйный характер. Девушка зевнула, не мало не заботясь о приличиях и окончательно съев конфету, хитро посмотрела на своего бывшего лейтенанта:

- Кира- сан , не будьте таким букой! И вообще кто старое помянет тому глаз вон, - проворковала она нежным , чуть хриплым голосом, затем повернулась к своему рыжему другу и весело заявила, - О, Коро, мы просто чудесно пообщались с Рукией - фукутайчо, она такой потрясающий художник, думаю стоит устроить распродажу ее шедевров в будущем году, возможно мы станем с тобой  свидетелям восходящей звезды арт-хауса, - пробормотала она еще одно умное слово.

С вычурной изящностью, явно копируя чьи-то безупречные манеры , блондинка взяла чашечку чая и сделала маленький глоток, но как и следовало ожидать, тут же отставила чашку в сторону и вскочила на ноги.

- Ну что у вас у всех такие постные мины ? Право же – это скучно! – она ткнула пальцем в округлившейся животик рыжика, подмигнула растерянному лейтенанту,  и как можно более нежно взглянула на чопорного блондина, - Кстати, Кира – сан вовсе не стоит так пугаться моих фантазий, пока они не коснулись ваших карманов. А об этом Вы можете не беспокоится, мне хватило одной самой первой игры с Вами, чтобы напрочь отбить интерес ее продолжать, но вот что меня интересует, - еще одна конфета направилась в рот  и тщательно пережевывая ее девушка продолжила, - пофему фы фсе фремя такой груфстный, мне кажется фам пора найти фебе заняфие поинфересней чем файная феремония… Найфифе сефе фто-ли фефушку. Фофраст уфе оофяфыфает…

Блондинка снова зевнула и тут вспомнила, что ей срочно нужен красноволосый тайчо, поэтому заерзала на одном месте, с нетерпением оглядываясь вокруг.

0

32

Умный и уверенный в себе человек давно бы закрыл неприятную в том числе и для себя тему, заезженную к тому же как старая кляча, но Кира судя по всему не был ни первым, ни вторым.
“Какое разочарование”, - хмыкнул Коро, неожиданно приветливо и даже как-то сочувственно улыбнувшись Рукии. Пусть она сама та ещё зануда – не позволяла им с Доранекой творить разные мелкие и не совсем шалости, всегда носилась со своей толи гордостью, толи честью отряда – мальчик не мог на неё за это обижаться. В конце концов, это непосредственная обязанность лейтенанта, а в целом Кучики-фукутайчо была далеко не так ужасна, особенно в сравнении с Кирой! Она как минимум не строчила на Кокаге доклады за каждую проделку, напряглась запомнить его имя, да и относилась к нему не хуже, чем он того заслуживал.
Вполне возможно, что ей самой совсем не радостно тут сейчас находится – вон как напряглась! Но и уйти из собственного отряда, пока в кабинете капитана находится целая толпа «пришельцев», тоже не могла. В другой раз Коро, учитывая, что ему от неё пока ничего не нужно, оставил бы Рукию в покое, но сделать приятное Кире своим уходом мальчишка никак не мог.

- Это не я, а вы считаете себя неипически умным и благородным, - продолжил разведчик разговор, по примеру Киры, игнорируя возвращение девушек. Единственную уступку, которую себе позволил рыжик, это более-менее вежливое обращение все-таки к лейтенанту! – Ёпть! Да чуть ли не мудрым и святым! Так что же вам мешает оставаться в своей благости, не опускаясь до каких-то рыжих насекомых? Зачем нисходить до ответных оскорблений, тем более, после того, как вы сами указали на неумность подобных действий?
Даже Коро понимал, что иногда нужно просто вовремя остановиться, но его откровенно раздражало отношение к нему, как ребенку! Все эти «взрослые» чаще всего судили мальчика даже не по поступкам, а просто по внешнему виду и это не могло не злить, не раздражать, не вызывать желание вывести из себя этих заносчивых «родителей». Каждому хочется его повоспитывать, каждый пытается его чему-то научить, каждый чуть ли не мечтает доказать Коро, какой он на самом деле умный, сильный и большой, особенно в сравнение с мелким рыжиком.
- Ты не глупец, Кира-фукутайчо, ты трус! – спокойно продолжил Коро, прямо глядя в лицо блондину. – Тебе же важно мое мнение, мнение таракана! Иначе, зачем ты продолжаешь этот разговор, смущая тем самым Кучики-фукутайчо? Если ты взрослый, так веди себя по взрослому, дяденька! Я не оскорблял тебя! Все, что я сделал – это сказал то, что думал, избавляя тебя же от необходимости вести себя вежливо. Прости, если обидел тем самым твою стеклянную натуру, но лучшим, от спора со мной, ты не выглядишь, скорее даже наоборот.

В повисшей тишине, Коро как ни в чем не бывало повернулся к Дзи, наконец реагируя на её слова.
- Что, правда? – бровки Кокаге удивленно взмыли. – Кто бы мог подумать…
По правде говоря, мальчик, наслышанный о творческих талантах Кучики, сомневался, что Рукия могла рисовать так замечательно, как это разрекламировала Нека, но ему было не то, чтобы стыдно за свое поведение, а просто как-то не очень хорошо и смущательно от того, что все это происходило на глазах так потерянно выглядящей девушки. Парнишка мог сколько угодно долго издеваться над кем-либо, но фукутайчо ни в чем не была виновата. Она была просто вынуждена присутствовать при этой «дружеской беседе».
- Вы рисуете, Кучики-фукутайчо? – оживленно обратился к Рукии  рыжик, стремясь быстренько к ней «подмазаться», чтобы та не решила, что его отсутствие намного лучше и здоровее присутствия и не «попросила» удалиться куда-нибудь надолго, без возможности вернуться. – Это же круто!!! А что? Или может быть кого? Могу я попросить вас нарисовать что-нибудь для меня? Только вот распродажа, наверное, сразу не покатит… а вот выставку можно устроить!–подмигнул рыжик Кошке, - тематическую! Что-нибудь такое, что зацепит сердца всех. Например, патриотическое - «В честь героев сейретейской битвы» или «Никогда не сдавайтесь!», а можно простое, но со вкусом «В ожидании весны». А в конце уже и торги, для повышения значимости и крутости! Как тебе?

+3

33

К горлу мягкой волной тошноты подкатывала паника. Кира не любил быть на виду, не любил, когда вокруг много людей. Происходящее округ выглядело пошлым, каким-то ненатуральным и вообще происходящим не с ним. Девушка напротив, довольно облизываясь, съедает конфету. Липкие губы в сладком шоколаде, ее слова так же сладки. Подкупающая откровенность. Мерзкая откровенность. Оскорбительная.

От чужих слов и взгляда он задыхается. От злости, возмущения, стыда и унижения. Ему читают нотации, указывают на ошибки, чуть ли не поймав за шкирку, как котенка. И тыкают, тыкают, тыкают… «Замолчи…» Голубые глаза умоляюще смотрят в медово-карие. «Замолчи, прошу тебя…» Тонкие пальцы судорожно сжимаются на полотенце. Выдержка не спасает. Внутри ломается, крошится, рушится вниз.

- Я...– тихо срывается с губ, прежде чем он успевает их прикусить, - Послушайте, я никем себя не считаю. А вы говорите про святость или благостность… - поперхнуться своими словами, замолкая. О чем этот спор? Что он вообще такое говорит, медленно закипая злостью, зачем шел на провокацию? Это не добавит ему ни чести, ни радости, он просто еще раз смешает себя с грязью, чтобы доказать другим… Доказать что? Им не о чем разговаривать. Потому что слушать правду – больно. Потому, что низкорослый рыжый наглец прав – он трус. Всегда им был. И именно поэтому никогда не мог отказать. Никому и ни в чем. Поэтому не смог пойти к Генрюсаю, рассказать всю правда, не посмел, даже не попытался отговорить тайчо… Или… Пойти за ним у него тоже не хватило смелости.
- Я не хочу с вами ссориться, - руки плотно сцеплены на коленях, он комкает ткань форменных хакама, как до этого комкал полотенце, - Мне правда жаль, что я решился на попытку наладить беседу. Я не ожидал… И прошу прощения, Рукия-сан, я веду себя недостойно. А, в-вы правда рисуете? – неожиданно спросил он присевшую рядом с рыжим недоразумением Рукию. Он не заметил ее. Совсем. Ни того, как она зашла, ни того, как села. Ее тихие шаги были неслышны, невесомы, как падающие листья в саду, как крылья ночных бабочек, как… бесконечно летящий снег… Румянец злости, еще не сошедший с его щек, яркими пятнами разошелся по бледной коже, с головой выдавая нахлынувшее смущение, - Я не знал. Кучики-тайчо про вас ничего не рассказывает…

Виноватая улыбка. Примиряющая и извиняющаяся. Он не любил конфликты, ему было стыдно за то, что он сорвался и тем более за то, что вытащил конфликт, народившийся между ним и Коро, на всеобщее обозрение. Неловко схватиться за чашку с чаем, торопливо поднося ее к губам, чтобы сбежать от чужих взглядов, успокоиться. Не вышло…
- Дзю-сан! – вышло на той страдальческо-громкой ноте что и три года назад, когда взбалмошная блондинка еще была в его отряде, не забывая каждый день старательно портить ему кровь, - Вы до сих пор еще не оставили свои карты?! Абараи что, совсем плевать на дисциплину? Рукия-сан? – он переводит взгляд на девушку, когда до его слуха доходит смысл последующей фразы. Смысл был хорошо прикрыт неразборчиво-довольным жеванием, но все же был прекрасно различим. Вот тут можно заливаться краской обоснованно. Медленно, до самых корней. Потому что вспоминается все. Хрупкие пальчики нетерпеливо дергающие за рукав, радостные улыбки, большие глаза и горе… Очертания изломанного девичьего тела на мелкой крошки камней в пустых коридорах, белые цветы в вазах. Потому, что не говорил, потому что… Лицо подруги Абарая – нежный овал лица, большие глаза – Ренжи полный кретин, а он сам и подавно. Вспомнились ее тихие шаги и шелест ткани за перегородкой…
- Дзю-сан, - не отрывая глаз он смотрит на офицера. Стеклянный, так его назвал Кокаге Коро. Странно, что теперь он запомнил это имя. Видимо, на него действительно предварительно следовало наорать, - Это вас не касается. Мне кажется, вы и так видели уже достаточно для выводов.

0

34

Бардак! Именно этим словом точнее всего можно было описать то, что сейчас творилось в дозорном отряде. Рукия уже дважды пожалела о том, что позвала Изуру-фукутайчо на чай именно в казармы отряда, а не куда-нибудь в более приличное место, и трижды… нет (!) уже десять раз пожалела о том, что не выставила шумную блондинку за дверь, сразу же, как она появилась на пороге кабинета.

" - Ну, как я могла подумать, что Дзию-сан скажет что-нибудь учтивое и вежливое?" – от таких мыслей хотелось разрыдаться – было очень обидно. И обиднее всего было то, что Рукия, лейтенант отряда, хозяйка, если не считать Ренджи, этой самой комнаты, была в данный момент едва ли не самым беспомощным существом. Повлиять на ситуацию не представлялось возможным. Увести отсюда Изуру-сана было нельзя – не было повода и не было идей куда его отвести. Выставить, или, на худой конец, хотя бы заткнуть Доранэку тоже было делом совершенно невыполнимым. Оставалось только смотреть… смотреть и ждать развязки, которая, по всей видимости, будет скандальной. Именно к этому все и шло. Всегда спокойный, Кира выглядел напряженным – скорее всего обстановка, да и собеседники, ему не нравились, и покинуть помещение ему мешало только воспитание и чувство такта – ведь его пригласила Рукия, которая, к слову, оказалась ужасной хозяйкой – заставила гостя заваривать чай, а теперь позволяет двум оболтусам портить ему настроение. Доранэка самым наглым образом издевалась над бывшим фукутайчо – это было видно невооруженным глазом… либо она была просто невероятно глупа, хотя в это Рукия никогда бы не поверила. А тут еще, в добавок ко всему, масло в огонь подливал рыженький разведчик, агрессивно споривший с Изуру-саном.

" - Ну, замолчите же!"– с самым несчастным видом девушка смотрела на окружавших ее шинигами. В данный момент она уже готова была предложить сыграть хоть шахматы, хоть в шашки…. да хоть в карты! – во что угодно, лишь бы эта вздорная компания прекратила балаган. Но на нее, естественно, никто не обратил бы внимания – все были заняты. Постепенно смущение и растерянность стали перерастать в куда более опасные чувства – злость и решимость. Теперь Рукия уже бледнела не от страха и усталости, как недавно в туннелях, а от гнева, намериваясь повыкидывать за шкирку всех посетителей капитанской комнаты не делая различия в принадлежности к отряду или звании.

Изуру-фукутайчо и Коро-куну так бы и посчастливилось увидеть младшую Кучики в гневе, если бы не случайно (а случайно ли?) поднятая белой кошкой тема искусства. За время службы в отряде, Дзию, видимо уже хорошо изучила лейтенанта – видела ее и в гневе, и в добродушном состоянии, поэтому, чтобы успокоить синеглазую девушку, Нека-сан всегда касалась темы искусства. Нечестно с ее стороны, но зато действенно. Словно почувствовав эту слабость, тему стал развивать и рыжий разведчик, бросивший сыпать обвинениями на Киру, и сейчас устремивший все свое внимание на сидящую рядом девушку.
- Я? – Рукия округлила глаза, глядя на Коро. – Нууу… - тянула девушка не решаясь признаться. Хотя Рукия никогда не делала секрета из своего увлечения, сейчас подобные вопросы были слишком неожиданные, да и резко сменившаяся тема и обратившаяся на нее пара озорных мальчишеских глаз не давали возможности собраться и вводили в ступор. – Да, я рисую… немного. В свободное от работы время, - последнюю фразу Рукия добавила непонятно зачем – просто так… на всякий случай.

Восторг, с которым Кокаге принялся расспрашивать младшую Кучики, не только удивлял, но и настораживал. И тем ни менее, завораживающие картины открывшейся перспективы, которые, не хуже любого художника, рисовал маленький хитрец, заставили Рукию расслабиться и предаться мечтаниям. - Замечательно! Это было бы замечательно! " – Выставка? Такая же, как у художников в Генсее. И мое имя будет на афише у входа. И может быть даже нии-сама придет посмотреть. Иноуэ, Исида-кун, Садо-кун, Ренджи – все придут посмотреть. И можно будет выставить все-все работы. Может даже что-то из раннего… и портреты… и даже иллюстрации, которые я готовила к отчету о работе, проделанной в Генсее. Они так удачно получились."
Прижимая кулачки у груди, Рукия витала в облаках и во всей красе представляла, какой могла бы быть ее первая, настоящая выставка. Малец расписывал все так замечательно, что девушка удивилась, почему она сама до этого не додумалась.

Буйство фантазии начинающей художницы было прервано обращением Изуру-сана, причем совершенно неожиданно.
- Угу… но нии-сама, наверное, не знает, - тихо пробормотала Рукия, немного поникнув. Повисшая в комнате пауза оказалась непродолжительной. Тут в разговор вновь вступила Доранеко, причмокивая конфетой, припрятанной за щекой, отчего ее речь была неразборчива. Хотя Рукие показалось, что и не будь у Дзию за щекой шоколада, она бы все равно не поняла того, что несет блондинка, и тем более, какое это имеет отношение к Изуру-сану, но тот, видимо, понял, и не преминул тут же возмутиться, упрекнув третьего офицера в нарушении дисциплины. Вот только камень, неосторожно брошенный лейтенантом отряда градоуправление, попал не в ее огород, а Кира тем временем продолжал отвечать на провокации блондинки.
" - Он ставит под сомнение репутацию и организаторские способности Ренджи?" – обида за друга мгновенно отодвинула выставку и искусство на второй план. " – Нет, Ренджи, конечно, раздолбай, но как он посмел усомниться в старшем офицерском составе нашего отряда?" – Рукия знала, что ее друг детства и пальца об палец не ударит ради наведения порядка в отряде – она его неоднократно ругала за это; с криками и воплями швыряла в него тушечницей, после очередного, наиглупейшего приказа, на который рыжего капитана, без сомнение, подбивала эта ушлая блондинка; отвешивала своему тайчо пинки за отлынивание от тренировок и бесконечные посиделки в «Душевном рамене» или казармах боевого отряда, но все это могла делать только она, его лейтенант и подруга – здесь в отряде, пока офицеры других подразделений этого не видит, а тут… Такого Рукия стерпеть не могла – это как минимум задевало достоинство Кучики, не говоря уже о том, что оскорбляло ее капитана.
- Вопросы дисциплины в дозорном отряде не относятся к Вашей компетенции, Изуру-сан, - холодный взгляд синих глаз устремился на лейтенанта – даже не используя занпакто, девушка пыталась заморозить обидчика, - и я Вас сюда пригласила не для того, чтобы обсуждать службу и дела нашего отряда.

0

35

Фарс, трагикомедия, безумный цирк – как еще можно назвать события, происходившие сейчас в кабинете капитана дозорного отряда? Впрочем, как сторонний наблюдатель их не назвал, но они имели место.  Каждый из присутствующих здесь был на своей волне, которая в каких-то колебаниях совпадала с остальными, но не более…

Доранэко прожевала окончательно свою конфету, облизала измазанные в шоколаде пальцы, что было само собой разумеющимся и скорчила постную мину.  Чопорный блондин был уже на пределе, лейтенант ее отряда, тоже, и хотя Дзию с Коро постарались смягчить неминуемый удар единственной спокойной темой, все же представитель другого отряда умудрился все испортить.
Рукия была зла, и немного растеряна. Что не входила в планы коварной блондинки совсем, ведь если у нее все получится, то вечером  младшую Кучики ждет удар. Который заранее надо было смягчить. Несмотря на всю строгость родного фукутайчо, бродячая кошка любила ее и даже, наверное, уважала, за несгибаемость характера и чрезмерную правильность, которая не перерастала в занудство, как у Идзуры.

Выслушав, что несколько минут назад, то о чем говорил ее рыжий друг, девушка сделала выводы, что пока представительниц прекрасной половины Города невидящего солнца не было, здесь произошел серьезный конфликт.
Наверное, Кира снова развел свою демагогию и Кокаге не выдержал, хмыкнула она про себя.

Но после того как блондинчик ответил, Нека не смогла сдержаться. В глазах заплясали озорные чертята,  а голос стал задорным и чуть-чуть издевательским.

Ба… Да не может быть!!! Кира – сан, а это Вы так думаете, или это общее решение???
– изумилась она очень правдоподобно, после чего подскочила к своему лейтенанту и стала энергично трясти ту за руку, в поздравительном жесте, - Рукия – фукутайчо, от всей души Вас поздравляю, надеюсь, Вы уже назначили дату? И естественно мы с Коро приглашены? Но как? Как такое могло, случится, никогда бы не подумала!!!

Тут же переключив все свое внимание на бывшего коллегу, девушка полезла к нему обниматься, параллельно перемежевывая поздравления с ехидными замечаниями.

- Идзура – кун, поздравляю с таким потрясающим выбором, - шепотом, - А ты оказывается не такой скромняшка, а Бьякуя – сан знает? - снова громко,- Любовь это так прекрасно…

Отскочив от молодого человека и схватив брюнетку за руки, неугомонная Доранэко соединила их ладони и громко радостно ляпнула:

- Совет Вам да любовь!!! – но тут же добавила, обратившись к юному разведчику, - Коро, не стой столбом, поздравь старший офицерский состав, мы с тобой присутствуем при интересных обстоятельствах!!!

Ну, тут она выдохлась и просто повалилась на пол поближе к своему напарнику, при этом не забывая посматривать на дверь, чтобы в любой момент можно было улизнуть.

0

36

«Хуже ребенка... вот честное слово», - тяжко вздохнул Коро, решивший, что на сегодня конфликтных ситуаций хватит. Если бы он не остановился, обойтись без новых синяков не удалось, а у нэ-чан весьма своеобразная форма заботы, и видеть её в очередной праведной истерики, мальчик как-то не горел желанием.
«Наладить беседу, да?» - Коро лишь подленько хмыкнул, мотнув своей рыжей головой в сторону от лейтенанта отряда градоуправления. - «Лучше уж откровенная неприязнь, чем такое вот недочто-то. Не хочешь ссориться, а оскорбляешь. Хочешь наладить беседу, но разговаривать согласен разве что с безымянным тараканом. Блин, неужели я похож на такого наивного мальчика? Меньше трусов люблю  только лгунов и подхалимов», - мальчик почти с жалостью смотрел на то, как менялся Кира в лице. Почти с жалостью и с едва подавляемыми приступами смеха. - «Впрочем, чего ещё ждать от благородного?»

«А это уже верно», - одобрительно кивнул он на слова резко сменившего тему лейтенанта. – «Умение во время признавать поражение тоже бывает полезным».
«И что я вообще тут делаю?!» задавался вопросом Коро, активно кивая на восторженные взгляды Рукии. Выставка, как и многое другое, что рождалось в его голове, была мыслью совершенно спонтанной, но, однако же, почти гениальной. Для неё нужно помещение и то, как оно будет использоваться в другое время, девушка может и не узнать. Разговор с Абараи все откладывался и пусть он был объектом во всех смыслах свой в доску, удобный и положительный, никто пока не сказал, что он стопудово даст именно положительный ответ. Все завесило от настроения красноволосого капитана, которое как раз сегодня могло оказаться не на их стороне, а выставка вполне могла стать запасным планом.
- Вы только подумайте, Рукия-сан, как это могло быть здорово! - продолжал вещать, а точнее вешать лапшу на хорошо расставленные уши Коро. - В НВС откровенно уныло! Серые стены, мрачная обстановка, отсутствие естественного освещения... все это играет немаловажную роль... - мальчик сделал паузу, во время которой собирался придумать ту роль, которые оказывали картины на жизнь шинигамского населения, как в разговор активно влез Кира.
«Ахо», - у рыжего появилось отчетливое желание побиться головой об стену, а Рукия, очевидно не переносившая критики, стала совсем холодной. От её вежливости так веяло морозной свежестью, что Коро показалось, что температура в комнате понизилась.
- Эй, товарищи, может по чаю и...«успокоимся», -  хотел досказать рыжик, когда за дело взялась его боевая подруга. Девушка она вообще-то очень хорошая и добрая, просто не в меру стебная или даже безмерно стебная, и именно в этом вся беда. Теперь, когда лично он, рыжий, старался поймать волну Рукии и отстаивать их права на развлечения, ей вдруг захотелось достебать и без того красного лейтенанта до вареного состояния. «Вот зараза», - с полуужасом-полувосхищением выдохнул Кокаге, наблюдая за её маневрами.
- Дзи, сядь уже, наконец! – зло прорычал Коро, дергая девушку на штанину. - Женщина, с какого дуба ты свалилась в детстве?! Вот скажи, какое тебе дело до личной жизни лейтенантов?! Вот чего ты к нему пристала?! И вообще, женщина, чего тебя сегодня заклинило на женитьбе?! – детской ревностью злился мальчик. – Господин Кира раскачивался бы до такого события  веками, а Рукия-сан никогда бы не выбрала в мужья такую нерешительность, - буквально махнул рукой на ситуацию парнишка, чьи конфеты уже начали таять.
«Если сейчас же что-нибудь не предпринять, будет очень грустно», - с такой мыслью Коро вскочил и направился к выходу:
- Ладно, Абараи-тайчо нет и неизвестно, когда он вернется, поэтому я пошел, у меня ещё в отряде куча дел, а вы, Рукия-фукутайчо, подумайте над моим предложением. Всем пока!

---------------> Казармы Отряда Разведки

0

37

«Ну вот», - с тоской думал Кира глядя на пытающуюся приморозить его к полу Рукию, - «в ход пошло традиционное Кучиковское уничижение. Интересно, это у них фамильное? Или фирменному ледяному взгляду «сквозь собеседника» их учат, когда принимают в клан?» Если в качестве доказательства этой теории рассматривать Рукию, то он Кира был прав на все 100%. Юноша вздохнул - после службы лейтенантом у Ичимару и трехлетнего общения с Бьякуей, холодные взгляды его не пугали.
Блондин уже хотел было возразить, что хоть дела отряда дозорных его и не касаются, но вот намылить Абараю шею как старый друг он имеет полное право, как поймал взгляд своей бывшей подчиненной. Слова застыли в горле сбитым комом. Если у Доранэки так блестят глаза, то жди какой-то пакости. Причем, какого плана она будет, предсказать заранее было невозможно, потому как врожденное чувство самосохранения у девушки отсутствовало вместе с чувством такта. Когда Нэка радостно щебеча, кинулась «поздравлять» Кучики-младшую, стало ясно, что на этот раз будет не просто ЧП, а самая настоящая локальная катастрофа, которую предотвратить не было ни времени, ни возможности. Устало закрыв глаза, он просто пережидал пока сей цирк завершится. Не видеть изумленно-распахнутых глаз подруги Ренджи, испугано-восхищенного взгляда Рыжего, который судя по звукам и словам пытался угомонить неуемную блондинку, не реагировать на фразы, не отвечать, игнорируя провокацию, превратиться в безмолвную статую. Молчание – золото.

- Вы закончили с «поздравлениями»? – бледная рука холодной рыбкой выскальзывает из ладони девушки. Он рефлекторно сжал маленькие пальцы, но теперь жалел об этом. Компрометировать девушку у него не было намерения. Нужно было всего лишь узнать, что же она хота сказать ему, о чем спросить? Это могло было быть связано с ним – либо она хотела узнать что-то про Ичимару, либо… он мог что-то на словах передать ему. Глупо – резко раскрывшиеся глаза цвета весеннего неба наполнены совсем не весенней тоской. Он давно должен был перестать надеяться, думать, ждать, а сам все никак не может остановиться, все ищет и ищет ответа на затертый, забитый до дыр и прорех в сердце вопрос «Почему?»
- Ваш друг прав – вы преувеличиваете и торопите события, - «если бы это правдой, в этом браке все равно не было бы ни любви, ни согласия. Ничего, кроме взаимного уважения. Сейчас трудное время, Кучики-тайчо вполне мог принять решения выдать сестру замуж, с целью продолжения род, но даже в этом случае, пара должна быть ровней. Хотя я не думаю, что он бы поступил так с ней…» он успокаивающе улыбнулся Рукии, давая понять, что эта нелепая шутка не пойдет дальше казарм ее отряда, - Не все так стремятся найти себе пару, как вы. Сейчас идет война и любовь, это не то чувство, которое следует превращать в оружие. Ее можно защищать, но идя с ней в бой, больше вероятности погибнуть.
«А война будет… и очень скоро» - не сводя внимательного взгляда, Кира отхлебнул из чашки, чтобы смочить пересохшее горло. Чай остыл, так же как неловкий румянец на щеках. В этот раз он успокоился быстрей, но руки все равно немного дрожали – нервное напряжение все не хотело его отпускать. Кира задумчиво покуса губу, размышляя, что делать далее. После ухода разведчика, которого он проводил вежливым кивком, стало не намного спокойней. Разговор о его бывшем капитане был не для посторонних ушей, и Рукия-сан должна была это понимать, если хотела спросить именно про это.

+1

38

Бывают моменты, когда что-нибудь скажешь, а потом об этом жалеешь, но сказанного уже не вернуть. Сейчас для Рукии наступил именно такой момент – она сожалела о своем грубом ответе Изуру-фукутайчо. Нет, в целом она не изменила своего мнения – никто не в праве голословно обвинять в чем-то ее капитана или сомневаться в ее отряде, просто сейчас Рукия вдруг осознала, что нагрубила лейтенанту, и что поставить его на место следовало чуть более тактично и обходительно.
" - Кажется, я немного перестаралась."
Но не успела младшая Кучики сменить гнев на милость и приняться с серьезным выражением лица пояснять Кире причину своего поведения, как в разговор вмешалась Дзию – как всегда шумно и неожиданно.

- А? – некоторое время Рукия не понимала, что происходит, а лишь удивленно округляла глаза и смотрела, как Доранэка трясет ее за руку и распинается в каких-то поздравлениях. Так и переводя взгляд с подчиненного офицера на лейтенанта другого отряда, девушка молча недоумевала, не находясь, что ответить сумасшедшей кошке на град посыпавшихся вопросов. – Я тебя не понимаю, - Кучики-фукутайчо попыталась хоть как-то прояснить ситуацию, но ее слова остались незамеченными, а блондинка тем временем оставила в покое многострадальную руку старшего офицера и поспешила продолжить издевательства уже над Изуру.
Еще пару мгновений Кучики смотрела на шумное представление, которое Дзию устроила в кабинете капитана дозорного отряда, как вдруг… ситуация прояснилась. И в ту минуту, когда пальцы Изуру-сана сжали ее ладонь, а Доранэка торжественно произнесла фразу «Совет вам да любовь!», до Рукии наконец-то дошло, в чем она подозревает двух лейтенантов. Теперь вместо непонимающего «А?», хотелось завопить «Ааааа!!!!!»

На Киру Рукия старалась даже не смотреть – столь велико был смущение. Теперь, вспоминая все, что произошло, лейтенант дозорного отряда с ужасом обнаруживала, что говорила много двусмысленных фраз, и Изуру мог подумать что-то… кхм… просто что-то. Вот только воспитание не позволяло ему смущать девушку, поэтому он ни о чем подобном даже не обмолвился.
" - Ну, все… тебе не выжить," - краснея до ушей, Рукия мысленно выбирала способ наказания для блондинки. Недавняя ссылка на «край земли» отпала моментально. Теперь синеглазая девушка жаждала физической расправы, и пинок, один из тех, что отлично вправляют мозги Ренджи, тут тоже не подходил." – Льда ты не боишься, значит, испытаю на тебе какое-нибудь Хадо."

Уход маленького разведчика Рукия даже не заметила – сейчас все ее мысли были поглощены Некой, Изуру и двусмысленной, компрометирующей ситуацией. Кира уже предпринял попытки урезонить Дзию, но Рукия сочла, что подобными словами он может лишь спровоцировать девушку, и через пару мгновений, когда Доранэко вновь откроет рот, они могут услышать красочные подробности личной жизни лейтенанта отряда градоуправления, и если хотя бы десятая часть из них окажется правдой, то это будет большой неожиданностью. Но неловкую ситуацию это не умалит, а лишь добавит в обстановку напряжения. Рукия не думала, что третьего офицера так уж смутят слова Киры, но вот в том, что она зацепится за них и вывернет, как ей захочется, девушка была просто уверена.

- Дзию-сан, ты помнишь… - тихим, вкрадчивым голосом начала Рукия, разворачивая одну за другой оставшиеся конфеты, - … на собрании ассоциации женщин-шинигами Куротсучи-фукутайчо говорила нам, что шоколад хорошо влияет на работу мозга. Помнишь? – лицо лейтенанта было совершенно серьезное, и только пунцовые щеки могли выдать ее смущение. – Почему бы тебе не съесть конфету?! – с этими словами Рукия придвинулась ближе к офицеру и затолкала ей в рот «полезный шоколад», придерживая ладонью за щеки, чтобы та его не выплюнула. – Жуй хорошенько, не торопись, - еще одна конфета вдогонку отправилась в рот болтливого офицера. Посчитав, что две конфеты это не те «фундаментальные силы», которые могут заставить Дзию замолчать, Рукия продолжила пихать в нее ставшиеся конфеты, сопровождая свои действия назидательными нравоучения о пользе шоколада, о том, как Нека в последнее время исхудала и о том, как Рукия заботится о ее сне, так как блондинку посещают явно нездоровые сновидения, которыми не стоит делиться с окружающими и о которых можно рассказывать только в отряде помощи и лечения.

Когда стало ясно, что конфеты более ни коим образом не влезают в рот офицера, а гнев лейтенанта немного поутих, девушка аккуратно и неторопливо вытерла запачканные руки о полотенце, все так же стараясь не смотреть на лейтенанта другого отряда, который стал свидетелем пытки шоколадом.
- Теперь, когда ты сыта и довольна, - Рукия сделала особое ударение на слово «довольна», – ты можешь приступить к выполнению того, что я тебе поручила. – Чтобы Дзию не запамятовала о недавнем поручении, за пояс ей услужливо был заложен недавний шедевр младшей Кучики.
- Прошу прощения… - девушка обратилась к блондину, который все это время был вынужден наблюдать за шоколадным цирком. Рукия все еще не хотела встречаться с ним взглядом и тем более оставаться наедине, но присутствие в кабинете третьего офицера дозорного отряда было нежелательным вдвойне, поэтому, дернув Доранэку за воротник, Кучики-фукутайчо потянула ее к выходу.

0

39

Блондинка не на шутку разошлась. Если находить сравнение, то пожалуй. Даже железнодорожный состав не мог бы сейчас остановить разыгравшуюся особу. Дзию могла бы еще много сказать. И о том, где лучше устроить свадьбу, и о том , что крайне сочувствует Бьякуе – тайчо, ведь какой удар может схватить  старшего Кучики. И еще много чего по делу и без него, но… Весь запал на шалости пропал, когда ее рыжий друг, видимо недовольный ее представлением исчез  из кабинета, оставив после себя лишь легкий аромат молока. Да-да, вы не ослышались, такой чудесный запах, который остается после котят, пока они не возмужают.
Доранэко нахмурилась. Это редкое для нее движение бровей смотрелось трогательно  и забавно, как у малышей, с трудом владеющих своей мимикой. В душе родилась даже какая –то мимолетная обида, что ее вот так вот бросили. Нет, конечно же такое случалось часто, но почему то после событий сегодняшнего дня было очень и очень обидно. Сначала, первая серьезная сора между друзьями, потом  столкновение с лейтенантами, а теперь вот еще и это.  Девушка надула губы, абсолютно не обращая внимания на то, что говорит блондин. Она вообще его редко слушала, что тогда несколько лет назад, что сейчас, когда они пересекались на  узких улицах подсеретейя.
В голове сейчас крутились назойливые и простые мысли : Ну и куда он ушел? В отряд? А как же казино? Как же мой тайчо? Я что одна должна с ним общаться ? Ну, допустим, тогда какого меноса, казино на двоих будет? Женская обида эфемерна и быстро проходящая и вот когда уже сама Дзию решила удалиться. Последовав примеру маленького разведчика, В игру вступила темноволосая –лейтенант, молча красневшая до сей секунды.
В рот  третьего офицера дозорного отряда стали запихиватся одна шоколадная конфета за другой, пока она не стала похожа на высокого хомяка – альбиноса, с почему то голубыми глазами. Естественно, что при таком положение вещей, возможности вставить хоть слово у блондинки не было, поэтому, почти покорно она позволила себя вытолкать в коридор и даже покрепче сжала  потрясающий план туннелей by Rukia-san. И вышла из кабинета.
Помолчав с минуту, она выплюнула шоколад на пол, не мало не озаботившись чистотой пола и пошла раздавать приказы об усилении дозоров.

---------------------> Душевный рамен

Отредактировано Doraneko Dziu (2009-04-18 21:31:26)

0

40

Киру всегда ругали за впечатлительность. Особенно старалась матушка, отчитывающая воющего от страху мальчика, который наткнулся в темном коридоре дома на очередного паука. В такие моменты маленький Кира старался не говорить разгневанной родительнице, что боится еще и темноты, и поэтому хочет попроситься сегодня спать с мамой. По детским меркам в комнатах старого дома было очень страшно – половицы скрипели от шагов, ветер старательно завывал во всех щелях, не забывая при этом хрипеть в водосточных трубах и шебуршаться в сёдзе, а еще по коридорам всегда бродили тени… С возрастом прошли и все страхи. С возрастом Кира перестал бояться темноты, пауков и сказочных чудовищ, зато он начал бояться людей. Годы службы у Ичимару Гина изрядно подпортили его и без того неуравновешенную психику, но был в этом и положительный аспект. Прежний Кира легко впадал в панику, вздрагивал от неожиданностей и банально терялся, не зная что же делать, Кира нынешний был готов ко всему. И ждал всего. Однако, даже закаленные общением с белым Лисом нервы блондина немного сдали позиции, когда он в тихом шоке наблюдал, как наследница Великого Дома и сестра самого воспитанного, хладнокровного и правильного шинигами, с маньячным блеском в глазах и лихорадочным румянцем запихивает в рот своей подчиненной шоколад. Разумеется, Дзю сама в этом виновата – ее длинный язык и шуточки рано или поздно должны были перейти все грани, но это же не повод… «Блондинка в шоколаде» - мрачно пошутил про себя Изуру, чувствуя как у него начинает дергаться глаз,  - «Или нет. Сладкое убийство. Хм… Смерть и Шоколад?» - проснувшийся литератор все никак не мог успокоиться, продолжая подбирать названия, лейтенант отряда пребывал в глубоком шоке, а сам Кира добавил еще одну галочку к послужному списку девушки в графе Опасность. «Надо отдать должное Руки-сан, убить человека, перекрыв его дыхательные пути шоколадной массой, это очень оригинально»…

Выражение лица бывшей подчиненной из недоуменного стало обиженным. Ну что ж, эту обиду молодой человек понять мог, но вот спасать взбалмошную блондинку и тем самым привлекать дополнительное внимание к своей тихо-сидящей-в-темном-углу персоне он не собирался. Ему хватало неловкого положения. Вдвойне двусмысленного от того, что девушка ему действительно нравилась…

- Мм… - задумчиво протянул юноша в спину уходящей в коридор, разобиженной девушки, и думаю о том, как издевательски теперь будет звучать обыкновенное вежливое прощание, - Рад был вас увидеть, Доранэко-сан…

Сёдзе хлопнула. Бедные двери – это самые несчастные создания на свете. Интересно, а сколько раз на недели меняются сёдзе, учитывая характер Абарая? Полотенце, что бы Рукия вытерла покрытые слоем глазури руки, он подал молча, настороженно глядя в ясные синие глаза. Девушка вроде бы уже успокоилась, но… Он хорошо помнил взрывоопасность таких вот хрупких, маленьких брюнеток.
- Кхм, - тактичный кашель, - не стоит, Рукия-сан. Я виноват не меньше вашего, потому как дал повод для подобных выводов своим двусмысленным поведением. Но, хочу вас уверить – у меня и в мыслях ничего такого не было «да, и я не раздел вас мысленно, пока вы переодевали форму». Мне жаль – я скомпрометировал вас.
Золотистые брови напряженно ломаются, пока он говорит. Ситуация была неприятной. Он не думал, что задержится так долго в казармах дозорщиков. Он всего лишь хотел навестить Хинамори-кун и вернуться в отряд, чтобы поговорить с тайчо. Близость Гина, то что он теперь находиться в зоне доступа будоражила, осталось только подобраться к нему близко… Подобраться и заставить ответить за все!

0

41

Доранека не оказывала сопротивления, и при обычных обстоятельствах Рукию это насторожило бы, но не сейчас, когда гнев кипел настолько, что просто невозможно было адекватно реагировать на ситуацию, не говоря уже о реакции на изменения в поведении третьего офицера.
" - Молчит и не сопротивляется? Тем лучше… для всех,"- подобные недобрые мысли кружились в голове темноволосой девушки, пока она выталкивала блондинку за дверь.
- Не выполнишь поручение, пойдешь дежурить в туннелях, как простой рядовой, - тихим, серьезным голосом проговорила Рукия и резко, с характерным звуком, захлопнула сёдзи. Чтобы придать Дзию ускорение и внушить усердие, Рукия чуть было не сопроводила отправку офицера на задание традиционным пинком под зад. Лейтенанта остановило лишь то, что эта традиция сложилась у нее с Ренджи, и от подобных методов внушения подчиненным следовало воздерживаться. В конце концов, с Ренджи они друзья детства и Рукия отлично знала, как он отреагирует (тоже пнет под зад), а вот как поведет себя третий офицер, после «массажа» пятой точки, лейтенанту дозорного отряда было неизвестно.

" - Ладно, пусть живет," - нахмурившись и скрестив руки на груди, Кучики-сан решительно повернулась и уже собиралась направиться к письменному столу, как…
" - Изуру-сан?" – лицо хрупкой девушки было немного удивленным. Из-за гнева и желания положить конец беспределу среди офицерского состава она совершенно забыла, что в комнате находится посторонний. Вновь начав сгорать от смущения, Рукия радовалась лишь тому, что не успела вслух произнести какой-нибудь глупости, от которой сейчас захотелось бы с головой уйти под дощатый пол.
Прежде чем лейтенант дозорного отряда успела как-нибудь объяснить свое поведение, Изуру-фукутайчо сам пустился в непонятые оправдания. Слова блондина нисколько не удивили девушку – она все списала на его воспитанность, поэтому почти не придала оправданиям никакого значения. Будь она поопытней в тонкостях человеческих взаимоотношений, она, быть может, сделал из этих слов другие выводы, но подобного опыта у Рукии не было, поэтому все было списано на чувство такта Изуру-фукутайчо, коим его слова, скорее всего, и были продиктованы.

- Все в порядке, Изуру-сан, - глядя сквозь блондина, произнесла девушка. Ее взгляд скользнул по столу, на котором сейчас лежали хрупкие цветы, и теперь они занимали все внимание младшей Кучики.
" - Цветы для мертвой девушки… "- бледный бутоны, родившиеся и росшие без солнечного света. Им суждено умереть так никогда не почувствовав на своих лепестках теплых солнечных лучей. Их жизнь закончится в сыром склепе и они будут последними «собеседниками» шинигами, которая скоро будет духовно погребена. " – Он собирал их с такой заботой,"- подойдя к столу, Рукия коснулась хрупкими пальчиками нежных лепестков. " – Он вспоминает ее с таким теплом," - перед глазами вновь пронеслись события минувшего дня – мертвое тело несчастной души, сырость подземелья и тьма. " – Если бы я умерла, кто-нибудь – Ренджи, ребята или может нии-сама… - кто-нибудь вспоминал бы так обо мне? А Ичиго? Ичиго вспоминает обо мне… о нас… хоть когда-нибудь вспоминает?" – мысли завертелись в голосе, извлекая из памяти одну за другой картинки прошлого: белые, развевающиеся одежды, белый занпакто и волосы… они больше не рыжие.

Повернувшись спиной к Изуру, Рукия быстрым движениям смахнула со щеки слезинку. Плакать перед посторонним, практически незнакомым шинигами, было непозволительно. Подождав немного, пока тонкая, мокрая дорожка исчезнет с бледной, изголодавшейся по солнечному свету, кожи, Кучики-фукутайчо взяла в руки цветы и повернулась к блондину.
- Нужно отнести, иначе завянут, - она немного улыбнулась, стараясь ободрить своей улыбкой шинигами, который сегодня окончательно потерял надежду обнять своего друга и ощутить ее бьющееся сердце, но на возвращение своего друга Рукия все еще надеялась.

0

42

Тайчо всегда любил наблюдать за людьми. Кира заметил это очень давно, хотя поначалу и не понимал этого поведения – тихо стоя за углом коридора с улыбкой следить за ссорой двух офицеров, или за заснувшей на веранде после обеденной тренировки девушкой, или… Как оказалось, за ним самим тоже всегда наблюдали. А потом… Оказалось, что смотреть на людей действительно интересно.

Смена выражений на лице у девушки – так же увлекательно, словно бы он сидел в театре Но, наблюдая за сменой теней на масках. Едва заметное удивление легкой тенью скользит по фарфоровой коже, делая тени под большими глазами гуще, углубляется складка между бровями. Серьезная. Да и сама Рукия напоминала ему традиционную классическую куклу – маленькие руки и ноги, которые даже в соломенных дзори они выглядели изысканно, и волосы… По святому убеждению Киры, самым красивым в женщине были ее волосы. У Рукии-сан они были прекрасные – густые и того редкого черного оттенка, который отливает синевой, такой темной, как ее полуночные глаза. Жаль только, что они смотрели сквозь него – все-таки, даже против своей воли, он умудрился смутить ее…

- Я понимаю, что это просто недоразумение, но если бы я промолчал, то вышло бы так, будто вы… - он запнулся. Неожиданно, посредине фразы, отведя взгляд от неожиданно ставшими очень прозрачными глаз девушки , - Как будто я… Вы мне нравитесь...
Выдавил он из себя, наконец, фразу и тут же испуганно прикусил язык, поняв что опять сказал что-то не то… «Ну вот – блондин тоскливо проследил за взглядом лейтенанта дозорного отряда, - Теперь она точно будет считать меня полным идиотом. И мямлей. И извращенцем до кучи…»- Я не это имел ввиду, - на сколько смог твердо, произнес Кира, - Вы мне совсем не нравитесь, то есть – нравитесь, но не в этом смысле! Не как девушка…

Поняв, что если он и дальше продолжит говорить, то наплетет такого, что потом за век не отмоешься, юноша замолчал, нервно покусывая себя за внутреннюю сторону щеки, проклиная и свою темперамент, и свою стеснительность, и полыхающие как маков цвет щеки. Ситуацию усугубляло и то, что девушка ему действительно нравилась, а после подколов Дзю-сан он и вовсе решил воспользовавшись двусмысленной ситуацией, пригласить ее в чайный домик под предлогом выбора сортов чая для Кучики-тайчо. Наблюдая за выражением ее лица, пока она смотрела на умирающие на столе цветы, Кира думал о том, что сейчас твориться в этой темноволосой голове. Белоснежные лепестки, отражаясь в темно-синих глазах выглядели еще печальней, чем обычней. Или же, печальными были глаза девушки? Эти цветы – цветы смерти, они всегда вызывали в памяти что-то горькое, то что не довершил или то, что тебя волнует больше всего… Интересно, о ком она думала, глядя на полу раскрывшиеся, словно треснутые пополам бутоны? Кого вспоминала и о чем жалела? Тонкая спина в черной форме ничего не могла ему рассказать о мыслях своей хозяйки.
«Как бы то ни было, это все равно безнадежно – даже при военном положение я для нее не пара и потом… Если слухи правдивы, то она и рыжий риока действительно были возлюбленными…»  Чужие чувства он умел уважать.

- Прошу прощения, - он подошел, бережно принимая букет, - я только и делаю что ставлю вас в неловкое положение… - его улыбка в ответ на улыбку девушки вышла невеселой и несколько вымученной, - Их можно поставить в воду, тогда они простоят еще немного. Хинамори-кун… Она очень важна для меня, - голубой взгляд рассеянно скользит по комнате, не зацепляясь ни за что и сосредотачиваясь на всем одновременно, - Но ведь вы попросили меня остаться не просто так, верно, Рукия-сан? О чем вы хотите меня спросить? – неожиданно заглядывая в глаза, Кира быстро переплетает свои пальцы с пальцами девушки, так чтобы та не смогла отстранится если что и уйти от ответа, - Вы ведь хотели спросить меня про Ичимару…Гина? Я отвечу на ваши вопросы, но и вы тогда расскажите мне про него. Пожалуйста, - он быстро, как-то по-цыплячьи наклоняет голову, в знак уважительного поклона, - Надеюсь на ваше сотрудничество.

+1

43

Бледные и, казалось, дрожащие пальцы нервного блондина не давали возможности девушке одернуть руку и отойти подальше, но она и не стремилась это сделать. Подобная ситуация ее нисколько не смущала, в этом жесте Рукия не нашла ничего предосудительного. Ей казалось, что Изуру-сан цепляется за ее руку, как утопающий за соломинку, ища помощи и поддержки. Как много всего с ним произошло за этот день. Пожалуй, не меньше, чем с младшей Кучики. Но Рукия всегда чувствовала поддержку своих друзей, даже если их не было рядом.
" - Хинамори-сан была ему другом, а теперь ее нет. Есть ли у него еще друзья?" – Рукия медленно отвела взгляд в сторону. Смотреть на лейтенанта ей не хотелось. Отчасти, тут виной было чувство стыда, но это было не смущение, вызванное какой-нибудь неловкой ситуацией, а стыд, вызванный скорее чувством вины." – Эх… почему я не такая, как Орихиме?" – в глубине души Рукия немного завидовала своей подруге, ведь доброта этой рыжей девушки была безгранична и распространялась не только на друзей и близких, но даже на врагов. Со стороны это могло казаться глупо, но в подобном Кучики видела проявление храбрости, ведь дарить внимание и заботу не только родным людям очень непросто. Жертвовать собой ради других – это не меньшее геройство, чем побеждать врагов с занпакто в руках. Увы, по мнению Рукии, сама она на подобные жертвы была неспособна – утешить, и как-то помочь малознакомому человеку ей было непросто.

На некоторое время в кабинете капитана дозорного отряда, где сейчас и находились два фукутайчо, повисла тишина. Изуру-сан задал вопросы, на которые Рукия никак не могла ответить. Ее первоначальные догадки оправдались – нынешний лейтенант Бьякуи-нии-сама, конечно же, хотел узнать больше о своем бывшем капитане, так неожиданно прибывшим в подземный город. Собственно, причиной, по которой младшая Кучики пригласила на чай этого скучного блондина, было желание не допустить их встречи. По крайней мере, пока действующие власти города не решат судьбу предателя.
- Ни о чем… - полуночные глаза девушки с тоской рассматривали шкаф с бумагами, видневшийся из-за плеча Киры, - … ни о чем не хотела спрашивать. Просто пригласила на чай, - с каждым словом голос девушки становился все тише и печальнее, пока совсем не стих. В комнате вновь воцарилась тишина, нарушаемая лишь звуками тихого, мерного дыхания.
" - Месть все равно не сможет вернуть Хинамори-сан. Не стоить тревожить былые раны. Скоро она будет духовно погребена, станет частью нас и будет всегда рядом," - но почему-то Кучики не была уверена, что озвученные мысли смогут повлиять на тоскливого блондина. Несмотря на скучный, меланхоличный и даже немного трусливый вид, Рукия была уверена, что он способен преодолеть многое, если вдруг решится на что-то.

- Вам не стоит искать встречи с Ичимару Гином, - после долгой паузы произнесла девушка. Ее голос звучал громче и четче, чем прежде – в нем было больше уверенности. - Это опасно и не принесет вам утешения, скорее наоборот, - темно-синие глаза девушки прямо смотрели в лицо Изуру-сана – без страха или робости, скорее с уверенностью в собственной правоте и желанием убедить в ней печального шинигами, стоявшего напротив и сжимавшего ее пальцы. - Боюсь, я не смогу ничего вам сказать. Сумимасэн … Изуру-сан, - с этими словами Кучики потянула руку на себя, намереваясь высвободить пальцы и подтвердить непреклонность своих слов.

+1

44

Снова взгляд сквозь него. Если бы он действительно был из стекла, то синий лед глаз напротив, преломляясь, отражался в нем, застывая окончательно.  Такой спокойный синий лед. Изуру медленно отпустил руку девушки и отвернулся. Неправда. Неправда, что Рукия позвала его с собой просто так. Они не были близкими друзьями, и это не было похоже на обычную вежливость. Соломенная бровь скептически дернулась:
- Правда? Простите, что заподозрил такое, - если печально опустить голову, то челка закроет выражение глаз. Незачем волновать ему эту девушку. Она хорошая, пусть даже не хочет раскрывать своих мотивов. В конце-концов, все люди такие, - Меня просто… Понимаете… Я устал уже отвечать на такие вопросы! И молчать тоже устал, - отчаянно отступить на шаг, впиваясь пальцами правой руки в собственное плечо. Молчать о том, что ты предатель, такой же как эти трое ушедших. Потому что знал, но не верил в возможность такого. Потому что поверил.. И был обманут. Голубые глаза опасно блеснули.

- Боюсь, я не последую вашему совету, - то, ради чего он ищет встречи – не только месть. Ему нужно знать ответы на вопросы. А его бывший капитан… Он скажет правду, если захочет. Или полуправду, - Это…личное. Я хочу получить ответы на свои вопросы, хочу знать, почему он не сдержал слово, если до этого ни разу не нарушал обещания. Простите за откровенность, - поклон вышел низким, но не из уважения или искренних чувств. Кира привык к тому, что люди верят тому, что видят. К тому, что внешняя вежливость остается внешней, а в глубь никто не смотрит. К тому, что никому не интересно то, что он думает и чувствует на самом деле. Действия и вежливость – он ими лгал гораздо чаще, чем другие словами… - Еще раз, простите.

Все слова сказаны. Он неловко перехватил поникший букет, лаская бутоны и цветки кончиками пальцев.  Скорбные, увядший букет. Прозрачные белые лепестки казались отражением снежинок, сыплющихся с верху, но они никак не ассоциировались у него с темноволосой маленькой девушкой. В его воспоминаниях Момо улыбалась. Она была живой, на ее щеках играл румянец, а карие глаза мечтательно смотрели в след вечерним облакам. Ее слезы, которые он помнил, не были мертвыми. Они были горячими, горькими, живыми… Она не была похожа на эти бледные цветы… На ландыш, символ своего отряда – немного, на цветущую белую сливу, имя своего зампакто – немного.. Но, под землей нет ни ландышей, ни цветущих слив. Только прозрачные мертвые цветы без названия и запаха… Смерть не пахнет.
- До встречи, Кучики-сан, - еще один поклон, уже в дверях. Он немного помялся, но потом все же решился,  - Спасибо за общество, мне было приятно провести с вами время. Если хотите, можем как-нибудь сходить в чайный домик и выбрать что-нибудь для вас. Я по средам хожу туда, подбирать чай для Кучики-тайчо. Там можно будет спросить совета у мастера… Если вам интересно, сообщите мне бабочкой.

----------> Отряд Лечения. Морг. ------> Казармы Отряда Градоуправления

0

45

- Понимаю, - тихо ответила Рукия на душевные излияния Изуру-фукутайчо. И она действительно понимала. Как никто другой могла понять, что значит ловить на себе взгляды окружающих и слышать шепот за спиной «Этот рыжей риока ее друг. Он убил Укитаке-тайчо. Она тоже виновата в его смерти». Возможно, и не было этих и слов, возможно, все это лишь был отголоском той вины, которую девушка испытывала, но Рукия никогда не забудет тех черно-желтых глаз и тело ее бывшего капитана, распадающееся на духовные частицы. " – Ичиго теперь тоже предатель. Что с ним будет, если он вернется? Что мне делать… что сказать, когда я его вновь увижу?"

- Все в порядке, - Рукия поспешно отозвалась на извинения Изуру  и его неуклюжий поклон. - Не стоит извиняться.
Извинения здесь были излишни и вызывали неловкость, поэтому Рукия нетерпеливо переминалась с ноги на ногу, ожидая, когда скучный, но в чем-то непреклонный блондин покинет кабинет Ренджи. " – Мне нечего ему сказать," - словно почувствовав тяжесть мыслей Рукии, лейтенант отряда градоуправления двинулся к выходу. Вежливое прощание и еще один поклон, уже в дверях.
- Мне тоже было приятно провести с Вами время, - Рукия спешила проститься, чтобы хоть ненадолго остаться в тишине и покое, которых не было весь этот долгий день. – Простите за шумные выходки Доранэко-сан. Она не всегда такая... – как лейтенант, Рукия спешила напоследок оправдать свою подчиненную, вот только кому она это говорила? Изуру-фукутайчо, наверняка, как никто другой знал, какая из себя Дзию Доранэко.

Официоз был соблюден – лейтенанты вежливо попрощались, и Рукия уже собиралась задвинуть створку сёдзи, как до слуха донеслось имя брата.
" - Чай для нии-сама?" – глаза фукутайчо сразу заблестели, а по щекам пополз румянец. " – Изуру-сан поможет мне выбрать чай для Бьякуи-нии-сама!" – это был редкий шанс побольше разузнать о вкусах брата и научиться хорошо заваривать чай, так как сегодняшняя попытка не увенчалась успехом – спасибо все той же Дзию. – Да, конечно! Я с удовольствием схожу с Вами! - фраза получилась слишком бодрая и восторженная, но Рукия подобного изменения интонаций даже не заметила. – До встречи, Изуру-сан.
Створка дверей плавно задвинулась, скрыв за собой тоскливого блондина с букетом белых цветов, а Рукия еще некоторое время стояла, сияя от счастья и предвкушая этот торжественный момент, когда нии-сама похвалит ее за приготовленный чай.

Тишина, воцарившаяся в комнате, не тяготила, скорее наоборот, расслабляла. Рукия медленно подошла к письменному столу, на котором аккуратной стопкой были сложены бумаги – те, что она разобрала еще утром, и которые Абарай-тайчо так и не посмотрел, но сил заниматься бумажной работой у нее уже не было. Подобрав со стола белый лепесток, выпавший из скорбного букета, Рукия поплелась к дивану, и устало свалилась на него. Лишь пару минут она смотрела на зажатый в ладони лепесток, прежде чем провалиться в глубокий сон.

0

46

>>>>>>>>>>Дежурному офицеру дозорного отряда<<<<<<<<<<<

От со-тайчо.
Для сопровождения при восстановлении маскировки одного из входов требуется несколько офицеров дозорного отряда. Через полчаса у входа в восточную систему тоннелей. В операции принимает участие, в том числе, капитан Зараки.

0

47

------>Прошло 3 дня------>

Три дня для Соры прошли незаметно – время бежало слишком быстро, так как девушка постоянно гневалась, и гнев ее выливался кучей наказаний для офицеров ее отряда. Наказания не были беспричинными. После проведенного расследования, выяснилось, что дисциплина в отряде «ни к черту!» Несмотря на старания Кучики-фукутайчо, капитан отряда, а вместе с ним и третий офицер, сильно разбаловали сослуживцев, что в итоге привело к трагическим последствия – к нарушению Устава города… ну, и к гибели нескольких шинигами из боевого отряда. Нужно было срочно выправлять ситуацию.

Утром этого дня 4-й офицер дозорного отряда, не отступая от намеченного плана, муштровала своих сослуживцев. Кроме привычных тренировок, Сора проверяла отряд на знание Устава и городских правил – приказывала цитировать некоторые из них. Конечно, Абарай-тайчо посчитал подобные слишком жестокой мерой, но Сора выбила одобрения у Рукии-сан – капитану Абарайю пришлось сдаться.
Гордо расхаживая между рядами, Тсую приглядывалась к офицерам и рядовым, пытаясь усмотреть какой-нибудь беспорядок в их внешнем виде – растрепанные волосы, мятую форму или плохо повязанный оби. К третьему дню суровой тренировки бойцы уже были похожи на нормальных бойцов, по мнению Сорано, конечно.
" - Ну да, как я могла подумать, что она придет", - скорчив кислую мину, думала Тсую, когда на небольшом плацу во дворе отряда так и не обнаружился 3-й офицер. " – Она либо спит, либо где-то пропадает," - отсутствие на утреннем построении Абрайя-тайчо уже никого не удивляло, все привыкли, но ему и позволительно – он капитан; Рукия-фукутайчо так же частенько пропускала утренние построения, но это было вызвано тем, что жила она не с дозорным, а с градоуправленческим отрядом – вместе со своим братом, и по пути заходила в аналитический отряд, чтобы забрать распоряжения и протоколы собрания капитанов. Как не крути, а у первых офицеров были почти уважительные причины, но вот у третьего офицера отряда, Доранеко Дзию, единственной и явно неуважительной причиной отсутствия был сон.

Чтобы как-то подавить свой гнев на старшего по званию офицера, Сора потерла пальцами переносицу и уже собиралась достать карманный вариант Устава и обратиться к «святая святых» за советом, что же делать в такой ситуации, но… на территорию отряда влетела черно-красная бабочка. На правах старшего офицера, находившегося в данный момент на плацу, Тсую подняла руку и подставила вестнице палец, на который та не преминула тотчас же опуститься.
Вести были не очень хорошие. Во-первых, бабочка прилетела от самого главнокомандующего, а значит дело срочное и важное – нельзя медлить; во-вторых, нарушение маскировки означало опасность для города; в-третьих, за маскировку отвечали омницукидо, а с разведчиками работать всегда было не особенно приятно; ну и в-четвертых, участие в операции отряда Зараки не радовало Сору еще больше, чем перспектива работать с разведчиками.
" - Надеюсь, чтой это дылды в группе не будет," - Тсую скорчила еще более недовольную мину, чем прежде и отпустила бабочку.
- Ты и ты, - деловито прошествовав по ряду, дозорная выбрала подходящих для этой операции бойцов. – Вы готовитесь к выходу на поверхность и через 10 минут ждете меня у ворот. Остальные… вольно!
Ровно через 10 минут шинигами уже ждали старшего офицера у ворот, готовые к проходу через восточный туннель и подъему на поверность.
- Будьте внимательны… - начала инструктировать товарищей Сора, когда они вышли за пределы отряда и направились к месту встречи с остальной группой.

-------->Восточная система туннелей

0

48

-----> Казармы отряда разведки

Зазевавшийся рядовой едва не схлопотал сердечный приступ, когда одна из теней рядом с ним ожила.
- Добрый день, - устало поприветствовала его Цыска, подпирая стену со сложенными на груди руками.
«Мда…стоило немного замереть где потемнее и не двигаться. Они просто…не ходят, а топают!» Привыкшей к тишине родных казарм, степень наполненности которых можно было с полной уверенностью установить только визуально, место обитания дозорного отряда разведчице казалось просто невероятно шумным.
Вообще-то шинигами просто пыталась выискать среди снующих туда-сюда рядовых и офицеров того, кто мог бы помочь ей с корректировкой карты. Этому препятствовала небольшая проблема - разведчица не часто появлялась в дозорном отряде и поэтому мало разбиралась в расположении комнат их казарм.  «Хоть я и знаю тут пару человек, но вот найти их здесь...»  Да и если бы она их нашла? Что тогда? «Я просто теряю время…» Вряд ли рядовые или же офицеры были в курсе про новый тоннель и дёргать их не имело смысла. Лишних телодвижений Ашито не любила совершать по двум причинам: никакой пользы от них не было раз, и во-вторых…просто не хотелось. Поэтому было решено совершить их два.
- Прошу прощения, уважаемый…- шинигами, которому она положила руку на плечо, едва не подлетел вертикально прямо на месте. «Чёрт, на свет выйти что ли…» Увидев лицо несчастного, Цыске решила, что так поступить действительно стоит. – Где сейчас ваши командиры?
В следующую секунду выражение глаз Цыски немного потеплело. Такое тепло ощущает уже почти замёрзший заблудившийся во вьюге путник, когда снежинки уже не таят на полуживом теле.
- Йошинори, давно не виделись, - губы шинигами улыбнулись, озаряя лицо радостью, которой она не испытывала. Впрочем, как и огорчения.
- Демон Они тебя дери! Зачем так пугать? - рослый Йошинори облегчённо улыбнулся, хотел о чём-то спросить, но увидел форму Цыски и замолчал. «Снова. Снова это молчание. Стоит кому-то из нашего отряда появиться в другом, как там начинают вот так молчать.» Выражение лица Ашито не изменилось. - Что-то ищешь?
- Да...
«Ты хороший парень, Йошинори. Я знаю тебя с детства. Но сейчас ты меня только задерживаешь. Прости, но посиделки с пиалой откладываются на никогда.»
- ...мне надо поговорить с вашим тайчо...или по крайней мере с Кучики-сама.
- А...
Слово «зачем?» не было произнесено. Всё таки старина Йоши был хорошим парнем.
- ...Абарая-тайчо я пока не видел, а она вроде у себя.
- Спасибо, - и шинигами равнодушно отошла от друга детства.

0

49

Прошло три дня с момента его вызова на ковер, а на душе до сих пор было гадко за такую оплошность, чуть не поведшую к самосуду над изменником и предателем. Но сотайчо считал что Гин может быть полезен, а кто такой Ренджи, чтобы сомневаться в мудрости наследника Ямамото. Конечно он теперь капитан и все такое, но этого не достаточно. Ему надо идти дальше и забираться выше. Кажется, что выше только должность сотайчо? Нет, это не правильно. Аристократы ведь были не с первого дня существования Сейрейтея. Эту почесть получали, а значит и Абараи должен получить. Тогда он сможет стать вплотную до Бьякуи и их будет разделять один шажок. А сейчас капитан дозорного отряда шел по коридорам  резиденции своего отряда, чтобы выяснить, какое дерзкое существо пугает шинигами его отряда. Вроде бы глупость заниматься такой мелочью, которую можно поручить одному из девятнадцати офицеров под его командованием. Но такую должность Ренджи получил совсем недавно и надо было себя как-то зарекомендовать среди подчиненных, мало кто из которых был в составе прошлого рокубантая и знал Абараи. Поэтому периодически дзюнратай тайчо выполнял незначительную и не пыльную работу, поднимающую его авторитет, и делающую его ближе к своему отряду. А еще он хотел произвести на Рукию впечатление конечно же. И вот поэтому, сжав кулаки и свернув за угол, от чего капитанское хаори взметнулось в воздух, с легким шуршанием осев обратно, Ренджи шел искать нарушителя спокойствия. Пока что поиски не дали результатов, от чего в голове шумели частые удары сердца, показывающие насколько раздражен кэп. Но вот, похожая на опавший прошлым годом осиновый лист, девушка, была обнаружена во время очередного акта нарушения порядка в казармах. Какой-то рядовой подскочил на добрую ступню в воздух, от неожиданного прикосновения. Но через мгновение между ними завязалась краткая беседа, после чего двое разошлись. Стандартной формы шинигами на ней не было, вместо этого был наряд куноичи, что явно намекало на разведчиков Йоруичи.
- Зачем офицер отряда разведки пугает моих людей? - металлическим голосом спросил Ренджи, хмуря брови на манер клубнички и упирая руки в бока. Ему была предоставлена прекрасная возможность выместить на ком-то досаду за свою оплошность трехдневной давности, и девушке предстояло очень быстро и четко сказать что она тут забыла, чтобы не получить нагоняй от Ренджи.

+1

50

Решение, хоть и промежуточное, всё же было найдено. Потеряв всякий интерес к сновавшим перед глазами людям, шинигами двинулась дальше – к комнате командиров. Шум шагов и тихий гомон людей заставлял отвыкший из-за долгих вылазок от общества слух сигналить при каждом движении. Цыске, жмуря один глаз, потёрла ухо. Жест совершенно бесполезный и толку от него было меньше чем от ноля, но сдержать его она не успела. Вернее, не видела причин почему бы сдерживать.
«Мммм…тише не стало…Разве что заткнуть.»
Она представила себя, идущей по переходам подземного города с затычками в ушах.
Давай я тебе свой шутовской колпак одолжу, нэ?
Офицер хмыкнула. «Надо же кто прибежал. Что, нравится идея?»
Необычайно…
Судя по мурлыкающему тону занпакто, идея и впрямь ему необычайно импонировала. А шинигами в который раз подумала, что с Санмаимэ она точно когда-нибудь чокнется. К букету звуков, окружающих Цыске прибавилось ещё несколько и беседу пришлось прервать. Шорох хаори. Приветствовать капитанов спиной не было в привычках разведчицы, поэтому когда из серой массы вынырнула укутанная в белые одежды фигура, Цыске уже была «во всеоружии».
- Гокигэнъё, Абарай-сама, - произнесла она, отмечая что а) вид у капитана несколько взъерошенней обычного  и б) тайчо дозорного отряда явно не в духе. Сопоставив эти два факта, Цыска пришла к выводу, что первое прямо вытекает из последнего. Причина последнего была загадкой, которую ей было откровенно лень решать… – Пятый офицер Отрядам разведки Ашито Цыска. – для начала представилась разведчица. Сделала небольшую паузу. Сейчас предстояло говорить необычайно много по сравнению с размером её обычного красноречия. Это не радовало. – Поверьте, я здесь не для того, чтобы пугать кого бы то ни было… - «А если у ваших людей такие слабые нервы, то это исключительно их проблемы», - Моё появление обоснованно другими событиями. В нашем отряде стало известно о новом туннеле, ведущем прямо в системы коммуникаций нашего города, - «Бла-бла-бла, да когда же это кончится», - Но в силу того, что это стало известно лишь недавно, пока что ни у одного из нас нет достаточных картографических данных об этом объекте…
Прямо шедевр! Браво! Браво, моя юная ученица! - восторженно взвыл занпакто. - Эту речь высекут в мраморе и увеко…
«От..стань от меня, придурок.»
-…Проще говоря, необходимо отметить этот тоннель на нашей карте, – с видимым облегчением закончила Цыска. «Уф…Ками-сама, а ведь придётся ещё говорить. Кош-мар и у-жос…»

Отредактировано Ciska Ashito (2010-04-17 08:56:04)

0

51

Какая незадача получилась. Девушку оказывается привели к нему дела, а не скука, хотя он мог бы и догадаться. Брови как-то сами раздвинулись, а руки скользнули по хаори и повисли вдоль боков. Ох уж эти дела, да и чего так долго нет Рукии. Теперь Абараи-тайчо придется разбираться с работой, которую можно поручить любому из офицеров. Как жаль, что девушка не говорила своим жертвам, что ее сюда привело. Это бы и ей сэкономило время, и Ренджи не пришлось шататься по коридорам и искать ее. Вместо этого, он мог бы разобрать новые бумаги, или же пойти потренироваться на полигоне. Но нет, ему нужно выполнять работу канцелярии. Но что поделать? Не вылавливать в этом море черных косодэ нужного ему офицера, все таки их было здесь всего 18, не считая его и Рукии, а  рядовых в несколько раз больше. Так что ничего не поделать, и придется помочь этой девушке, которая обращается к нему, как к аристократу какому-нибудь. Это было приятно, конечно, но Ренджи не позволил мечтательной улыбке прорезать его плотно сжатые губы. Мечтать о Рукии он будет потом, в свободное время, а сейчас дела, поэтому он хмыкнул и махнул рукой, призывая куноичи следовать за ним. - Не обязательно было вытягивать капитана. Любой офицер в состоянии был помочь тебе. - Все еще пытаясь немного позлиться кинул ей тайчо и развернулся на пятке ровно на сто восемьдесят градусов. Архив карт находился не далеко, поэтому Абараи не слишком торопился, когда вел девушку по коридорам своих казарм. Спустя несколько минут размеренного шага, они пришли в самый центр казарм, к вполне обычной сёдзё, с двух сторон которой, стояли два рядовых, ближе всех стоящие к получению офицерского звания. При виде капитана, они выпрямились и расправили плечи. Намерения Абараи-тайчо были кристально ясные, поэтому один из шинигами уже открывал створку и делал шаг внутрь, занимая пост внутри комнаты, которая представляла из себя небольшое пыльное помещение, по краям которого стояли стеллажи с коробками, наполненные всякого рода картами и прочими документами. В центре комнаты стоял стол и пара стульев для работы с бумагами, в их сторону и указал Ренджи. - Расстели вашу карту там. - Абараи-тайчо подошел к одной из полок и стал перебирать бумаги, лежащие в коробке. Там должны были быть документы с отмеченными новыми туннелями, которые он впрочем довольно быстро и нашел. Бумага легко зашелестела, когда Ренджи вынимал ее из коробки, и нес к столу, на котором и развернул карту с новыми туннелями.

0

52

Ужо-с – это как???
В голове мелькали образы, что-то шептали тени, кто-то напевал странную песню с мотивом, ломкий как стекло.
Кувалду мне, - попросила Цыска того неизвестного, что заварил всю эту муть под названием Вселенная, - Ниспошли мне кувалду… Большую и тяжёлую…
Этот ударный инструмент труда был нужен шинигами не для поддержания текущего разговора, а для разборок со своим занпакто. Хорошо, когда можешь призывать своего помощника даже в шинкае. Плохо, что за это приходится расплачиваться слитым практически воедино разумом…Если бы он общался нормально – это было бы пол беды. Спасибо Санмаимэ,  обычно он молчал. Но когда его приперало пообщаться…
ПОЗЖЕ!
Ответный затихающий смех занпакто, чем-то напоминает гогот гиены.
Естественно не обязательно, - мысленно согласилась шинигами с Абараем, стараясь отвлечься от внутреннего разговора, больше похожего на бред двух сумасшедших,  – когда знаешь, что тот кого ты спросишь тебе обязательно ответит то, что надо…
Плох тот разведчик, который не действует наверняка. И ещё много, много наставлений, кредо и правил, которые должны знать на зубок офицеры Отряда теней…Как рыбы прилипалы, они висят на тех, кто их соблюдает.  Почему-то захотелось взять что-нибудь в руки. Меч, стопку бумаг, да что угодно. Офицер взяла тубус со своей картой. Помогло.
Что-то я начинаю зацикливаться на работе.
От резкого поворота полы капитанского хаори чуть не хлопнули её по ногам.
Примите мои извинения за излишнее беспокойство, - произнесла офицер. И отрешённо отметила,  что за последнее время её вежливость приобрела оттенок ледяной корректности. Внимание задержалось на этом факте и скользнуло дальше. В конце концов – какая разница между этими двумя понятиями? Идя вслед за капитаном,  Цыска не могла дать однозначного ответа на этот вопрос.
В помещении не было окон. В последнее время Ашито постоянно это замечала, хотя раньше принимала как должное. Возможно потому, что бесконечные литые стены вокруг с каждым днём будто смыкались всё теснее и теснее…Или ей так казалось?
Вы оказываете мне честь, - отметила разведчица, ставя мягкий акцент на своих словах чуть заметным, коротким наклоном головы. Подойдя к столу, она открыла тубус и один гибким движением руки расстелила карту, придавив кончики подручными предметами. Ожидая, пока тайчо закончит искать нужный свиток, она поискала глазами что-нибудь, чем можно было бы нанести на бумагу новый объект.
О, нашла.  Вот и хорошо.
Коробочка со знакомыми иероглифами сама скользнула в руки.  Открыв её, шинигами немного полюбовалась на лежащие внутри кисти. Сейчас она чаще брала в руки ножи, чем их…
Остынь. Ты не хайку писать собираешься, - резко встряхнулась Цыска, без малейшей жалости возвращая себя к действительности.
Шорох разворачиваемой бумаги окончательно вернул разведчицу с небес на землю. Капитан уже разворачивал схему.
Благодарю, - и её внимание полностью поглотила карта. Сеть линий, обозначений, штрихов…Она могла бы назвать их все наизусть, даже если бы её разбудили среди ночи. И среди этих линий была одна новая.
Выход в город тут, а вход…Здесь???
Цыска искренне удивилась. Брови чуть приподнялись, но в следующее мгновение она уже с прежним задумчивым взглядом осматривала карту.
Тут, в таком месте…Я, кажется,  даже несколько раз проходила мимо него во время вылазок.
Она чувствовала себя одураченной. Обведённой вокруг пальца. И её не волновало то, что этот туннель не смог найти в течение трёх лет ни один из отрядов. Сейчас офицер воспринимала само его наличие как личный промах.
Недопустимо.
Недопустимо что? Ошибаться? Взваливать всё на свои плечи? Или строить из себя единственную страдающую? Цыска отвинтила крышку бутылька с водой, что стоял на столе, и растёрла немного туши.  Лицо шинигами странно ожило и приобрело немного мечтательное, ностальгическое выражение. Ворс прижался к ставшей чёрной как ночь воде, впитывая её в себя до последней капельки. Кончик кисти словно ножка балерины коснулся бумаги и один лёгким, стремительным движением протанцевал тёмную полосу тоннеля. Изящнее фехтования, сложнее кидо…
Разведчица аккуратно вымыла из кисти остатки туши и промокнула её тряпкой. И – не удержавшись – ловко крутанула в пальцах, будто боевую спицу. Воспоминания…Они как бесполезный груз. Вспыхнувший в зрачках Ашито огонь жизни угасал как брошенный в воду тлеющий уголь. Шипя от разочарования.
Пусть тушь немного высохнет и…прочь отсюда.
Офицер молчала.

+1

53

Девушка сразу принялась за работу, поэтому Ренджи по идее был свободен, но он все таки решил лично проследить за тем, чтобы она ничего не испортила, да и мало ли чего может случится. Пока она рисовала, Абараи вымерял шагами комнату думая о своем и опять же вспоминая инцидент, произошедший с ним несколько дней назад, когда по его вине был собран совет капитанов, на котором чуть не произошел самосуд. Конечно же ананас был из тех людей, которые любят брать чрезмерно много на себя вины даже за то, в чем они не виноваты. Поэтому его глаза, хоть и смотрели в сторону девушки, но не видели того, что она делает, обращаясь в мирное и спокойное прошлое. А потом выяснилось что Айзен предатель и с тех пор мир не наступил до сих пор. Поэтому превзойти Кучики-тайчо можно будет лишь тогда, когда это все закончится. А если это закончится при активном участии Ренджи, то может быть Рукия оценит его старания и вспомнит о том, как они бедно жили с их друзьями в том амбаре, который дети из семьдесят восьмого района Руконгая звали своим домом. Абараи встряхнул голову, от чего ананасовый хвостик забавно подпрыгнул. То, чем занималась девушка было скучно. Но это была работа, а она редко бывает интересной, поэтому тайчо наконец перестал измерять комнату и присел на стул, ожидая пока та закончит свою работу. Он откинулся назад и уставился в черный потолок, который был покрыт следами копоти от свеч, выставленных у самого потолка, от чего хранилище было полутемным и наполненным тенями, на одну из которых была похожа офицер, перерисовывающая карту для своего отряда. Но вот тихий скрежет сошел на нет и повисшая тишина привлекла внимание. Ренджи опустил взгляд на девушку и взмахом руки подозвал к себе рядового, дежурившего у сёдзе. Тот тут же появился перед своим капитаном и вытянулся по стойке.
- Проследи за тем, чтобы эта офицер благополучно покинула наши казармы, никого больше не пугая, а затем приберись за нами, - кивнул Абараи на стол и девушку, после чего поднялся. - Был рад помочь Ашито-госеки. - Попрощался он с Цыской и широким шагом покинул комнату, отправившись к себе в кабинет, попутно кивая проходящим мимо подчиненным, следя за тем, как они спешат по тем или иным своим делам, или же просто расслабляются в приятной беседе, которые в прочем тут же прерывали, пока тайчо проходил мимо. Пропасть между человеком и отрядом всегда становится шире с ростом его звания. Так что капитаны находились дальше всех от своего отряда и не могли принимать участие в их веселье и послерабочем кутеже. Тут Абараи-тайчо завстливо поджал губу, вспоминая, как он и Иккаку-сан вместе с Юмичикой-сан постоянно кутили вместе, да и с остальными рядовыми и офицерами из одиннадцатого и шестого отрядов. Но это прошлое. Прошлое без Рукии, которую ему редко удавалось увидеть даже издалека, не боясь, что Кучики-тайчо отправит его выполнять какое-то унизительное поручение. Зато теперь он смело может ходить с ней рядом, а ее брат ничего не может с этим поделать. Настроение как-то само улучшилось после того, как он подумал о своем фукутайчо, и Абараи в хорошем расположении духа дошел до своего кабинета, где спокойно отгородился от всего остального мира, плюхнувшись на стул и развернув его к окну, разглядывая через него потолок пещеры города невидящего солнца и представляя возможное будущее, которое вновь окрашивалось в яркие краски, несмотря на все невзгоды и проблемы, которые навалились на шинигами.

+2

54

Всё таки беспокойным был нынешний капитан дозорного отряда. Припоминая его взволнованные шаги, смены выражения лица и встряхивания головы, Ашито ещё раз подивилась тому, как такой шинигами мог в своё время быть под командованием Кучики Бьякуя, чьё поведение было диаметрально противоположным.
«Наверное, поэтому он до сих пор и ни разу его так и не одолел…» -  философски рассудила Цыска, вспоминая дуэли капитанов и проверяя степень влажности чернил. – «Высохли. Как можно идти в бой с капитаном с таким взведённым настроем?»
Она сложила инструменты в коробку. Про освещение и разбор бумаги позаботятся. Слава повседневной рутине. Только она одна способна создать иллюзию привычной жизни «до». Офицер сцепила зубы. В привычной жизни «до» сейчас бы начинались курсы каллиграфии.
Внутри кто-то тоскливо скребанулся в запертую дверь. Подвыл. Полаял. Пару раз выругался и под конец оборжал кого-то с живым хвостом.
«Ты можешь вести себя ТИХО? Клянусь, вы похожи как две капли воды. И похож ты с самой худшей стороны!»
Я?! На эту двухголовую??? Ыыыы…каким местом? – судя по степени заинтересованности интонации, вопрос волновал занпакто не на шутку.
Шинигами выпала в кратковременный ступор.
«Ка..какую двухголовую? Стоп, всё замолчал. Я не в настроении выслушивать твою очередную чушь.» На дверь повесили замок. Отгородившись от своего меча, Цыска вспомнила, что Санмаимэ был способен воспринимать шинигами только по их занпакто. Захотелось расспросить его поподробнее, но это могло подождать.
Фраза «никого больше не пугая» не смогла ускользнуть от ушей Ашито, хотя мысли их обладательницы были далеки от дел земных. Скатывая пергамент обратно, она немного вопросительно посмотрела на Абарая. Взгляд, впрочем, не предполагал обязательного ответа, а скорее служил отражением её мыслей. Что хотел сказать капитан дозорного отряда, второй раз упоминая её поведение как намеренное запугивание его подчинённых?  Да и к тому, приставляя к ней провожатого…Ирония? Над чем? Над профессиональными особенностями поведения шинигами? С тем же успехом можно посмеиваться над предпочтением дальнего оружия представителей стрелкового отряда или привычки рваться в ближний бой – отряда боевого реагирования. Намёк на некомпетентность? Бессмысленно. Максимум что можно было ожидать – равнодушное пожатие плечами. Уровень подготовки разведчиков дозорных не касался никаким боком. Выставление разведчика как малого дитя, не способного к самостоятельным разумным действиям? А вот это уже…
Офицер холодно вздёрнула бровь.
- Не стоит беспокойства, тайчо, - очень вежливо разведчица. Даже как-то вкрадчиво. – Я знаю, где находится выход из этой комнаты…
«Очень хорошо, что Вы были рады…» - размышляла Ашито, смотря в спину капитана. – «Манеры-манеры…Кажется, он из того же сектора Руконгая, но тем не менее до сих пор не научился себя вести. Хотя учился у одного из самых лучших учителей. Как мило - заставлять своих собеседников общаться с твоим затылком… Хм. Может это у него уже в рефлексах?»
Она решила взвесить эту догадку при случае. Ибо пока что расценивать поведение тайчо дозорных можно было исключительно как оскорбительное. А пока шинигами пристегнула тубус к поясу и направилась к дверному проёму, в котором только что исчез капитан. Рядовой всё таки успел сделать шаг в её направлении. Стоя на пороге, офицер повернулась к нему с радостной улыбкой.
- Вы очень помогли мне. Тысяча благодарностей – мой путь был необычайно труден. – глаза рядового удивлённо расширились. И даже выцвели как-то немного, становясь похожими на глаза некоей неведомой глубоководной рыбы. Шинпо разведчицы оставило его неподвижной статуей в глубине комнаты где-то далеко позади. Шинигами спешила разделаться с делами.
«Ашито-госеки??? Абарай-какуго…» - выходя из шинпо, хмыкнула Цыска. Затем устало вздохнула. – «Он умудряется напрягать, даже не замечая этого…Уникальная способность. Хочу такую же…»
Она у тебя есть. В голове захохотали.
«Э? Опять ты? Когда ты успел?»
Ты напрягаешь меня…
«У…урусэ!» - веко идущей по коридорам шинигами нервно дёрнулось.

---> Казармы отряда разведки

+1

55

Сигнал тревоги!

Внимание! Общая тревога! Уровень опасности – 3: Враг проник в подземные туннели.
Всем отрядам быть в боевой готовности и действовать согласно инструкциям по чрезвычайным ситуациям.

0

56

>>>>> Сообщение для Абарайя Ренджи

Тайчо! В Западные туннели проник враг. Их трое. Арранкар уровня Эспады. Шинигами капитанского уровня. Не берусь утверждать точно, но мне кажется, это Кёраку Шинсуй. И еще некто с трудно определимой реацу. Он очень сильный.
Неприятель рассредоточивается по туннельной системе. Есть пострадавшие с нашей стороны – два наших офицера. Дозорные посты в боевой готовности. Возвращаюсь в казармы, для мобилизации нашего отряда.
Дублировала послание Кучики-фукутайчо.

4-й офицер дозорного отряда, Сорано Тсую

0

57

Однако любоваться красотами города у капитана дозорного отряда получилось не долго. В кабинете раздался непривычный для этого, обычно тихого места, сигнал тревоги, которые тут же привлек внимания Абараи-тайчо. В окно он бросать взгляды не стал, а тут же его захлопнул и стал убирать бумаги, ожидая более подробного доклада уже от своих подчиненных. Вроде как в инструкциях говорилось о чем-то подобном. Но ожидание вещь такая злая, что аж вызывает зуд под черепной коробкой в области затылка. Запустив руку в волосы, Ренджи уселся за стол и стал мучительно ожидать. Слава богу, его вымуштрованный отряд действовал крайне оперативно, поэтому вскоре шинигами почувствовал легкое прикосновение к пальцу, а затем и к своему мозгу. Это адская бабочка настраивалась на телепатическую передачу сообщения. Наконец бабочка заговорила, голосом четвертого офицера его отряда, звенящим от беспокойства тоном. Зная, что подчиненный его все равно не услышит, так как бабочки работали лишь в одностороннем порядке, как доставители писем, Абараи все равно вскочил, сжав пальцами стол до такой степени, что костяшки побелели.  Кто-то очень сильный с неизвестной реяцу. Это мог быть только предатель-Ичиго! И тут на него свалилось понимание того, что в тунеле так же замечен Кьёраку-тайчо, признанный пропавшим без вести после поражения при Каракуре. Что там делал самый известный и опытный из оставшихся в живых капитанов Готей 13 не должен был находиться в такой странной компании в такое странное время в таком странном месте. Это было до ужаса подозрительно. Вряд ли капитан знал о существовании этого подземного города. Так что то, что он проводник должно само собой отпасть. Но что же он теперь для своих бывших сослуживцев? Враг или старый друг и верный товарищ, находящийся под гнетом плена? Вот это и надо было бы выяснить. Ведь если Кьёраку-тайчо вернется в ряды своих сослуживцев, то это ощутимо поднимет боевую мощь остатков шинигами. А если с ним еще и предатель-Ичиго... В кабинете раздался треск, когда дерево поддалось под пальцами ананаса и проломилось, впиваясь занозами в загрубевшие от тяжелой работы ладони парня. Рукия тоже догадается о том, что неизвестная реяцу может быть Куросаки, поэтому надо было спешить, что бы она не наделала глупостей. Поэтому отряхиванием, красноволосый капитан стряхнул с рук деревянную стружку и отворил окна, тут же срываясь на шунпо, желая как можно быстрее добраться до тех тунелей, из которых и шел сигнал тревоги.
---> Западная система тунелей

Отредактировано Abarai Renji (2010-06-07 12:15:28)

+1


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Город не видящих Солнца » Казармы дозорного отряда