Bleach: Disappearing in the Darkness

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Город не видящих Солнца » Западная система тоннелей


Западная система тоннелей

Сообщений 1 страница 30 из 64

1

Самые высокие тоннели, соединённые так же с развалинами домов, недосягаемых для арранкаров.

0

2

Китао Ашито, Циска Ашито
---> Западный Руконгай. Улицы

Холод снежный и уличный сменился мерзкой промозглостью сырых тоннелей. Когда снег сначала таял, а потом начиналась метель, ходы и главная площадь по необъяснимым причинам становились такими влажными, что то тут то там можно было услышать тихие отголоски звука падения капель. Однако эха шагов не было. Возможно, Китти просто тихо шла, возможно, была мягкая почва, но кроме настырных капель, будто где-то сломался кран, не слышно было ничего, как впрочем, и не видно. Пройдя около 30-ти шагов, девушка приблизилась к стене и наощупь нашарила небольшой выступающий камень. При нажатии на него пол слегка дрогнул, и то тут то там из стен повылезали лезвия, блоки и ямы из камня, поглощающего рейацу. Девушка посмотрела куда-то в чёрный потолок, вопрошая ками-сама, ну нафига нужно столько колюще-режущих предметов, прошла немного вперёд и нажала на ещё одну кнопку. После чего в 10-ти метрах от неё при освещении хоть какого-то синего фонарика с лязгом сомкнулись две шипастые стенки. А вот это уже ничего.. бррррр....
- Жестоко размазать кого-то по стеночке... готова поспорить, эту ловушку поставил сам Маюри-сама... главный садист всея НВС... - Китти неспеша повернулась к Цыске, взяла ту за руку и побежала мимо остановленных ловушек. На самом деле, перемещаясь по этим тоннелям, девушка боялась вовсе не ловушек... Детский страх всепоглощающей темноты таких мест просыпался у неё именно в моменты возвращения "обычным путём". А потому, ко всему несчастью сотайчо, девчонка довольно часто сваливалась ему на голову (иногда в буквальном смысле, если он был на маленькой кухне) из оконного проёма пищеблока его скромненького подземного дома-ака-генштаба.
Западные тоннели, самые высокие из систем, проходящие довольно  близко к поверхности и ведущие в далёёёкие кушири, были для Китти маниакальным страхом, но, как разведчица, она должна была доставить объект как можно скорей, а западные тоннели ближе всего к окраине. Причина тому была не известна, но эти тёмные мрачные "коридоры" постоянно вызывали у неё ощущение, будто кто-то преследует. Путешевствуя через них раньше, девочка всё время оглядывалась и шарахалась от любого шороха, сжимая в руке занпакто наготове, спустя какое-то время научилась терпеть и не обращать внимание. Вот и сейчас назойливое ощущение, что из темноты вылезет "страшный монстр, арранкар, пустой" или ещё какая нечисть, Китти не покидало почти полдороги. Когда ноги волочились вперёд уже чисто по иннерции, где-то вдалеке наконец появился нежный бело-голубой свет, а через пару минут девушки оказались на освещённых улицах подземелья. Китао облокотилась о стенку, взяла Цыску за плечо и указала в сторону виднеющихся казарм развед.отряда.
- Иди в то здание. Там найди девушку с чёрными короткими волосами и белыми косичками с кольцами. Она иногда вредничает, не пугайся. Если её не найдёшь, там может оказаться другая - сиреневоволосая высокая мулатка. Первую зовут Сой Фонг, она лейтенант, вторую же - Шихуин Йоруичи - тайчо отряда. Они решат, что с тобой делать, а мне срочно нужно в ген.штаб. И ещё. Попроси их найти недалеко от самого близкого к крепости Айзена выхода твоего Вайзарда, он куда-то исчез... ситуация была не та, чтоб искать его...
Новоявленная сестричка задумалась, впившись взглядом в стенку, затем серьёзно кивнула и побежала к казармам разведчиков, Китти же, даже не представляя, про что будет её доклад, побрела в сторону ген-штаба... Обычным путём.

Китао ---> Дом Хитсугайи. Западное крыло ген-штаба оппозиции
Цыска ----> главная площадь.

(осс от админа: уезжаю, времени и сил отписывать за Цыску нету. Надеюсь, пока меня не будет, она вернётся и отпишется на гл. площади. На ближайшие две недели плавненько выхожу из игры. Удачи всем.)

0

3

Зараки Кенпачи, Ячиру Кусаджиши
--->  Главная площадь

На сей раз Кенпачи и Ячиру не плутали долго - шинигами, указавший могучему капитану дорогу, оказался на удивление знающим. Хотя, может он просто чаще бывал в этих тоннелях чем сам Зараки и его розововолосая спутница. Пару раз на пути Кен-чана восставали грозные как Церберы (и дрожащие как осиновый лист) стражники, на все претензии которых Кенпачи отвечал одинаково: "Прочь! Мне положено!". Шинигами недоверчиво косились, но не могли задержать рвущегося в бой капитана. Самому же Зараки было некогда пересказывать им приказ, полученный от адской бабочки. Однако, такое безобразие закончилось, когда Кенпачи забежал уже довольно далеко вглубь западной системы пещер - охранявшие их шинигами уже были осведомлены о приказе боевому отряду разобраться с ситуацией на поверхности. Хотя по лицам этих стражей из дозорного отряда было видно, что они ожидали увидеть большее количество войнов, а не одного здоровенного тайчо с маленькой девочкой, повисшей у него на плечах.
Ха, похоже вторжение Эспады сильно переполошило наших, раз уж они забыли предупредить первые посты, - подумал Зараки. Хотя на деле все было куда проще - не смотря на то, что всем шинигами стерегущим выход на поверхность был дан приказ не в коем случае не пускать туда капитана Кенпачи, командование понимало, что даже самый ревностный служака трижды поразмыслит, прежде чем встать на пути Зараки. Посему умные аналитики даже не стали тратить время и бабочек на предупреждение первых пограничников, отправив послания сразу вторым, защищающим непосредственно вход на поверхность. Их было больше, а следовательно они более уверенны в своих силах...
Но как бы то ни было - никому не советую стоять между яростным Кенпачи и его противником...
Вот и выход на поверхность. Длинная труба, ведущая в подвал одного из домов западного Руконгая. Чертовски широкая труба, к стенкам которой приварены металлические скобы. Вот только Зараки сомневался, что эти хиленькие железки выдержат его могучий вес. Но капитан и не собирался по ним подниматься. Сняв со спины Ячиру, Кен-чан произнес.
- Я пойду первым. Ты забирайся вслед за мной. Думаю, эти ребята простят, если я немного поломаю им крышу.
После этих слов последовал гигантский прыжок вверх - шинигами пролетел по всей длине цилиндра и врезался в потолок, который, естественно, проломился. Дерево не могло оказать сопротивления бронированному лбу капитана. Обломки полетели куда-то вниз. Кенпачи с любопытством проводил взглядом деревянный квадрат, который был до недавнего времени люком в потолке... Вернее, в полу.
Итак, полдела сделано, - подумал Зараки, оглядывая подвал старого дома. - Теперь нужно найти противника и приступить к самому интересному...
Дом был явно защищен от прослушивания духовной силы - из подвала Кенпачи не ощущал какого-либо присутствия реяцу аранкарров. Нужно надеяться, что они не сбежали до его прихода.
- Догоняй, Ячиру! - крикнул капитан вниз и направился к выходу из дома...

Зараки Кенпачи, Ячиру Кусаджиши
---> Западный Руконгай. Улицы

0

4

---> Западный Руконгай. Улицы

Обстановочка здесь как-то, прямо скажем, не очень. Воистину крысиная норка, - неслышно ступая по полу, Ичимару шел буквально в двух шагах от девушек. - Сыро, холодно и тоскливо. Коридоры в крепости после этого кажутся вполне так мило обставленными. Со вкусом и страстью к чистоте. Озябшие конечности не находили необходимого тепла, чтобы отогреться и казалось скрипели от необходимости двигаться, но как минимум не мерзли ещё сильнее. Отсутствие продирающего до костей ветра благотворно сказывалось и на настроении, планка которого правда и не собиралась падать за последнее время. В общем, все представлялось в забавном свете: арранкар, шинигами, снег, холод и даже подземный коридор. Вот оно – истинное стремление к независимой жизни!
Как и ожидалось, у норки оказалось много сюрпризов. Не вполне приятных и сделанных явно с художественным вкусом психа-гения-Маюри. Нет, что вы! Ичимару всегда признавал его таланты, которые, по его мнению, как и Заелевские, лучше держать под строгим контролем. Кто знает, куда могут завести их игры? Все это, конечно, пахло жестокостью и охотой на ведьм, но, при сильном желании, обнаружение и обезвреживание ловушек не составило бы труда и без помощи милых проводниц. Главное – это найти вход. Не такая уж проблема. Среди шинигами много идеалистов, но не все же такие! И наверняка не всем хочется умирать за не вполне понятные идеи, когда можно жить рядом с «силой», а Айзена назовет слабым только слепой или самоуверенный идиот. Хотя слепого из этого списка можно смело вычеркнуть за отсутствием актуальности. Гин не знал, как там с умом у Тоусена, то что он фанатик весьма активно мешало оценки его интеллекта, но его слепота бесспорна. В общем, поиск «входа» сводился к поиску «шинигами». До сих пор лис гадал, почему его Владычество еще не отправилось штурмом на кучку оставшихся в живых ополченцев? Ловушки, как показывал опыт, вполне себе преодолимые, хотя конечно и с небольшими, но понятными жертвами. Ну, подумаешь, угробили бы пару десятков арранкаров. В расход уходят и менее полезным способом! Сам он мог придумать причины такого поведения, обоснований могло быть, самое что ни на есть, большое множество, хоть и немного притянутых за уши, но в чем истинная причина он не знал точно.
Цепочка мыслей прервалась вставшей перед ним дилеммой. Дорога, если её можно так назвать, становилась светлее, и Ичимару, увеличивая расстояние, пропустил дам подальше вперед. Общение конкретно с ними не соответствовало его планам, но хуже того было приближеннее чуть ли не до боли знакомой реяцу. Зараки Кенпачи так же не удовлетворял его дипломатические запросы. Повернувшись назад, в поисках более густой тени, Гин обнаружил дыру в стене. Другое обращение к зияющему проходу было бы не корректным. Решив, что исследование новых путей является лучшей альтернативой встречи с Кенпачи, разминуться с которым в этом коридоре не представлялось возможным, Ичимару исчез в предоставленной его распоряжению тьме.

---> Южная система тоннелей

+1

5

---> Северная система тоннелей

Отдышавшись, Ренджи осмотрелся вокруг. Строение тоннелей в этой части подземного города ему нравилась больше - при случае было, где развернутся. В северных тоннелях активизация Забимару проблематична. Рыжеволосый капитан сосредоточился на поиске реяцу Кучики. Рукия была где-то близко. Скорее всего, она зашла с противоположного конца той ветки тоннеля, которая вела в сторону Южной системы. Она была напугана, это Абараи тоже мог отчетливо чувствовать, и нужна его помощь. На протяжении нескольких месяцев проведенных без боев, сложившаяся ситуация приятно будоражила кровь. Сердце бешено билось то ли из-за бега, то ли от предвкушения настоящей драки. То, что драка будет стоящей, Ренджи готов был поспорить на ящик сакэ. Такие моменты он чувствовал копчиком.
Чем дальше он шел, тем больше ощущал присутствие двух реяцу. Правда, определить кто это, пока затруднительно. Подойдя к развилке, Рен направился в южную часть. Хитсугйая-тайчо – Рен узнал отголосок сильной духовной силы. Второй был инкогнито, видимо, он сражался с меньшей затратой силы, это означало, что соперник силен.
- Уровень капитана, не меньше. Скорее всего кто-нибудь из Эспады. – предположил Абараи.
- Будет работенка для тебя, Забимару! – крикнул он, обращаясь к своему занпакто.
Вооружившись фирменным оскалом, Абараи снова побежал, полагаясь в скором времени, натолкнулся на Рукию.

+1

6

Кучики Рукия, Кон -----> Южная система тоннелей

На пределе своей скорости  Рукия неслась по западным туннелям – периодически используя синпо и отталкиваясь от стен, когда ее немного заносило на поворотах. Бешеная пульсация крови в голове не давала думать. Все происходящее было словно в тумане, а все действия были подчинены скорее не разуму, а инстинктам бойца. Тем инстинктам, которые так усердно прививались еще в Академии и шлифовались годами службы, пусть и не столь многочисленными, и опытом, накопленным в сражениях, пусть и не столь великих. Безумный танец реацу полыхавших где-то поблизости, биение сердца, учащенное дыхание и нетерпеливое подрагивание кончиков пальцев, лежащих на рукояти занпакто – все это звало к бою и притупляло страх.
В этой безумной гонке по извилистым туннелям Кучики-сан одной рукой придерживала Кона, который, казалось, уже сотню раз распрощался с жизнью и теперь безвольной, молчаливой тряпицей болтался на ее плече.
" - Ренджи! Ренджи, где ты?" – подумала Рукия, и от безумства чувств на ее глазах навернулись слезы. Она уже чувствовала его где-то рядом, где-то совсем рядом. Осталось еще немного.

Синпо. Касание стены одной ногой. Толчок другой. Поворот. Вновь синпо….
Рукия почти врезалась в Абарайя – в последний момент она затормозила и уперлась руками в его живот. Переводя дыхание, она уставилась на тайчо испуганными глазами, цепляясь за его форму, чтобы не упасть.
- Р-ренджи, - сквозь тяжелые вздохи прошептала Рукия, - сотайчо…

Договорить она не успела. Яркая вспышка реацу, принадлежавшей Хитсугайе, казалось, озарила весь туннель, хотя на самом деле он оставался таким же мрачным.
" - Он ранен. Сотайчо ранен. Он может умереть," - резанула ужасающая мысль.
- Ренджи, сотайчо в туннеле вместе с Ичимару, - выпалила Кучики-сан, крепче сжимая форму Абарайя. – Он ранен, Ренджи. Мы должны его спасти.

0

7

Ренджи уже мог осязательно ощутить рейацу Рукии. Она была совсем близко. Внезапно из-за очередного поворота  метнулась чья-то тень, и в следующее мгновении капитан почувствовал на руках легкое тепло тела Кучики. На него устремился испуганный тревожный взгляд больших темных глаз. Девушка была чрезвычайно взволнована, ее духовная сила, казалось, осколками пронизывала тело. Лейтенант судорожно вцепилась в хаори Ренджи. Дыхание шинигами сбилось и Абараи сначала едва понимал, о чем она говорит.
- Р-ренджи, сотайчо… - понемногу дыхание черноволосой шинигами стабилизировалось.
 
- Рукия.. - капитан хотел попросить рассказать более внятно, но вспышка света с того места, где находится переход в Южные тоннели, не дал ему договорить. Он машинально прижал к себе девушку, чувствуя ее напряженность. Что-то случилось с Хитсугайа-сотайчо – с уверенностью констатировал Ренжи.

- Ренджи, сотайчо в туннеле вместе с Ичимару. Он ранен, Ренджи. Мы должны его спасти. - выпалила шинигами.
Зрачки Абарая от неожиданности сузились, он ошарашено посмотрел на лейтенанта.
- Ичимару Гин!? – вопрос был идиотским, но это единосвенное, что смог выдавить из себя капитан. Нужно было срочно действовать. Рейацу в соседних тоннелях зашкаливала, произойти могло все, что угодно.
" - Сотайчо нужна помощь. Немедленно!"
Абараи сомневался, что Кучики после пережитого успеет бежать за ним. Подхватив на руки девушку, он с помощью синпо мгновенно переместился ко входу в Южные туннели.

Абарай Ренджи, Кучики Рукия, Кон -----> Южная система тоннелей

Отредактировано Abarai Renji (2008-08-15 00:35:26)

0

8

Сой Фон, Зараки Кенпачи
---> Западный Руконгай. Улицы

Когда кэп произнес одно слово Знаешь –  Сой захотелось врезать, но порыву не удалось осуществиться. И почему мужчины всегда говорят не вовремя?! Ибо у девушки тупо были заняты руки его раздеванием, блин, поэтому решено было удовольствоваться лишь коротким протестом:
-Заткнись! – спрыгнув с него Сой тряхнула головой. Почувствовав на себе удивленный взгляд, в ответ последовал нахально-вызывающий. Глаза проследили за упавшим занпакто, - Вот, блин Ксо! – Cетуя на привычку осторожности и скрытности. Руки и пальцы быстро складывали печати, в результате вокруг парочки в радиусе двух километров образовался барьер, теперь сюда никто не зайдет и никто не выйдет. Теперь можно и позабыть об отряде теней, который шастает по пятам. Сой не стала утруждать себя развязыванием пояса и убиранием режущих и колющих предметов экипировки ниндзи. Ей попросту пока они не мешали. Не успели кисти рук закончить складывать последний символ, как тут же девушка оказалась в крепких объятьях Зараки и опять на нем.(Сой довольно таки миниатюрна в сравнении с кэпом 11-го отряда) Его лапы грубо прошлись по спине, минуя Сузумебачи, и остановились на ягодицах, крепко их сжимая. Руки сами инстинктивно обвили шею Кенпачи, его губы жадно собственнически целовали девушку, давая волю страсти, которая разгоралась все сильнее и сильнее между ними. Пока правая рука Сой стаскивала с его волос колокольчики, которые мешались и звенели под ухом. Зараки принялся за косоде. Девушке нравилась грубость и решительность, с которой он расправляется с ее одеждой от этого по телу пробежали мурашки от низа позвоночника и вверх. Наконец с колокольчиками покончено. Они уже сняты и выброшены к черту и подальше. Кенпачи сел и облокотился о стенку с девушкой на себе. Их обоюдный страстный сжигающий поцелуй затянулся и похож был на борьбу двух разбушевавшихся стихий. Ирония в том, что одна только распаляет другую, как огонь и воздух. Пока это не вылилось в катастрофу века … Сой жестоко кусала его губы, не желая от них отрываться, пытаясь насытиться. В это время рука Зараки стягивала с ее плеч косоде. Лейтенант резко отстранилась и поднялась на коленях с его бедер.
- Развяжи мне пояс – рука Сой легли поверх ладонь Кенпачи и повели через грудь и ниже к бедрам. Его прикосновения приятно щекотали и доставляли удовольствие девушке. По телу пробежала волна возбуждения, предательски оставляя румянец на щеках. Голова лейтенанта откинулась назад, губы исказились в вампирском оскале, надкусывая нижнюю губу до крови. Когда Зараки практически закончил с поясом, пальцы девушки прошлись по белоснежной шее и начали спускаться ниже к вырезу косоде и ещё ниже, издевательски углубляя его.

0

9

Капитан еще раз убедился в серьезности девушки, когда она отвлеклась чтобы поставить барьер. Это, конечно, не позволит никому помешать им, хотя лишает некоторой доли азарта, которую так любил Кенпачи. Ну да ладно, это все мелочи жизни... Сейчас Зараки больше интересовала черная одежда, закрывающая гибкое тело Сой Фон. Он даже умудрился ничего не порвать, раздевая лейтенанта - во всяком случае, ничего существенного. Кенпачи чувствовал, как ее ловкие руки касаются его волос, быстро снимая и откидывая в сторону звонкие колокольчики, символ его снисхождения к противнику. Но в этом бою пользы от них будет еще меньше чем от безымянного зампакто... Когда последний колокольчик покинул голову Кенпачи, капитан резко сел, притягивая девушку к себе. Последовавший за этим поцелуй больше напоминал тот момент, когда встречаются в битве два клинка, пытаясь перебороть друг друга, отдавая все силы на эту борьбу. Жадные губы Сой Фон встретились с не менее жадным и яростным поцелуем Зараки, который ни в чем не желал уступать ей. И не уступал.
Слова "Развяжи мне пояс" прозвучали с неизмеримой властью в голосе. Сразу видно, что эта женщина привыкла командовать, и не привыкла, чтобы люди оспаривали ее распоряжения. Но Зараки и не собирался спорить, поскольку этот приказ его либидо вполне устраивало, и более того, он сам собирался занятся нижней частью ее одежды через несколько секунд. Ладонь Кенпачи, ведомая легкой и такой хрупкой с виду рукой девушки, скользнула к талии, по пути наслаждаясь изгибами ее молодого тела. Пояс был жестче на ощупь чем ему полагалось - наверняка там хранились всяческие сюрикены или же иные приспособления для быстрого убийства. Женское оружие, - усмехнулся Кенпачи, расправляясь с поясом. Сердце Зараки слегка ускорило свой бег, а кровь горела, совсем как в моменты перед хорошей битвой. Одной рукой капитан придерживал свою соперницу, другой торопился избавить ее от всей лишней одежды. О собственной одежде шинигами заботился мало - даже если бы Сой Фон разорвала ее на клочки, он бы даже не возмутился. С Зараки вполне сталось бы отправится обратно в казармы боевого отряда полностью голым - и упаси сотайчо того, кто попробовал бы возмутиться... Верх Кенпачи был уже полностью обнажен, и капитан чувствовал как руки лейтенантши скользят по его грубой, изрезанной старыми шрамами груди.
На девушке тоже мало что теперь осталось, и Зараки с удовольствием озирал ее почти нагую фигурку. Это разглядывание приносило немалое удовольствие, и желание овладеть Сой Фон становилось все сильнее. Кенпачи принялся сдирать с себя штаны, чтобы наконец иметь возможность дать выход буре чувств, бушевавшей у него в крови.
Недалеко от "сладкой парочки", на грубом полу, лежали, скрестившись, два зампакто, ожидающие пока их хозяева закончат с плотскими утехами.

0

10

Этот долгожданный момент настал, наконец, пояс развязан, и ткань с легким шорохом упала с бедер девушки, оставляя только маленький лоскут ткани на попке. Занпакто рухнуло рядом с собратом, сейчас девушке было не до этой вещи - Любит всегда контролировать ситуацию,- констатировала факт Сой, ощущая стальную хватку на талии. – И что мы будем с этим делать, мм? – Видя жгучее, не истовое желание в его глазах. Кошачья развратная ухмылка запечатлелась на ее лице, облизнув верхнюю губу, девушка прильнула к его страстным губам. Язык прошелся по кромке губ, тонкой линией чуть вверх по шраму, линия поцелуев к мочку уха. Болезненный укус. В это время руки кэпа сорвали с ее плеч ткань косоде, оголяя спину и возбужденную грудь, но ему пока не суждено было это увидеть. Ткань уже покоилась рядом с дуэтом. Сой всерьез принялась за «наряд» Зараки. Руки царапая, скользили по его мускулистым плечам, игриво снимая с них косоде. Ладони крепко прошлись по бицепсам кэпа и вниз вдоль рук. Губы девушки скользили по его шее, оставляя после себя пару болезненных укусов. Волосы кэпа приятно щекотали нос и щеки Сой. Его запах постепенно сводил с ума лейтенантку. Из-за этого желание становилось с каждой минутой в его объятиях сильнее и от этого невыносимее. -ТЭМЭ!!- Она резко убрала руки Зараки со своих обнаженных бедер, пригвождая их к стенке, кисти борясь, сцепились в замке. Взбешенный, жгучий взгляд устремился ему в глаза. Этот маленький отчаянный протест, мгновенно переросший в звериное желание, и уже руки Сой скользили вниз по рефленным плечам. Поцелуй со вкусом железа, на его губах, постепенно перерос в стон. Ибо руки кэпа не сидели без дела … Ладони девушки отправились дальше изучать тело Зараки, обогнув раненное плечо, спустились ниже к накачанной груди. Пальцы начали ласкать соски, сжимая и слегка скручивая их на гране боли и наслаждения. Это острое ощущение очень нравилось Сой. Чувствуя как кэп все сильнее распаляется от ее ласк, девушка сама сгорала от неистового желания все сильнее и сильнее, - Я его ненавижу!! – мысль резко отдалась в подсознании. В ней боролись два зверя: растянуть удовольствие, либо же поддаться первой бешенной испепеляющей страсти … хотя можно и потом продолжить еще раз. Сой уже сама еле справлялась с нахлынувшими на себя чувствами. Девушка резко откинулась назад, ловко вырвавшись из его грубых и приятных до ужаса объятий, в которых находиться жутко обжигающе приятно. Руки облокотились о пол, удобно устроившись на его ногах. Его взору была открыта прекрасная картина обнаженного женского тела. Упругая маленькая грудь, шелковистый плоский животик, прекрасные бедра, а все ниже скрывали до сих пор хакама, в завершении картины строгое лицо лейтенантки. Правая ножка уткнулась ему в больное плечо, вызывающий взгляд сверкнул из-под сведенных бровей. Его руки покорно стянули ткань хакама, теперь его глаза могли наслаждаться накачанными ножками Сой. Повторять Кенпачи одно и то же не приходилось, он практически мгновенно расправился со своими хакама. Лейтенант издевательски полулежала на его ногах, тем самым мешая их снять. Сой пока наслаждалась его телом, оно как будто бы высеченное из скалы. Глаза прошлись по контуру лица, затем спустились на вкаченный торс, бицепсы рук, оглядели пресс в квадратиках, и не произвольно опустились ниже. Его мужское достоинство приняло боевую стойку, и так сказать, было внушительных размеров. Правая бровь Сой поползла вверх, не из-за удивления, отнюдь. Она не хотела прикладывать усилий и проявлять инициативу. Ей просто нравилось поиздеваться над ним, хотя это и опасно в данной ситуации, можно запросто утонуть океане захлестывающих чувств. Не много подействовав на нервы Зараки, тем самым заведя его еще больше.
-Ха-ха-ха – девушку начинал разбирать смех, чисто из-за неадекватности ситуации. Резкий рывок к нему на встречу в объятья. Рука Зараки с легкостью освободила тело девушки от последнего лоскута ткани. Сой медленно опускалась на его фаллос, доставляя удовольствие обоим.

0

11

Хм, а пчелка-то кусается, - усмехнувшись, подумал Зараки, ощущая как острые ровные зубки Сой впиваются в его грубую кожу. Пусть кусает, капитану от этого не холодно не жарко. Хотя нет, сейчас жара как раз съедала Кенпачи. Это был жар идущий из глубины тела, расплавленным металлом согревающий каждую косточку. И чем яростнее она кусалась, чем больше он ее целовал, тем сильнее ощущал Зараки внутри себя работу этого адского горна. Горячая девочка. Вот ее мне в Руконгае как раз не хватало. Мужчина все больше возбуждался, бесстыдно разглядывая тело лейтенантши и щупая ее где захочется. Она пыталась сопротивляться, но это лишь больше распаляло желание Кенпачи овладеть ею. Их руки на мгновение сцепились, пытаясь перебороть друг друга. Зараки  довольно снисходительно терпел ее страстные атаки, даже поддавался, чтобы сделать действо еще более волнующим и интересным. Капитан поморщился, когда хрупкая ножка Сой Фон с силой ткнула его в еще не до конца зажившее плечо, отозвавшееся тупой болью. Чертова баба, - подумал Кенпачи, наклоняясь к ее груди и вцепляясь жесткими обветренными губами в набухающие розовые соски. Язык капитана медленно, с силой давил нежные упругие соски, а его руки вновь тянулись к ее бедрам. Избавить ее от остатка одежды для Кенпачи не составило большого труда, хотя она играла с ним, всеми способами стараясь усложнить поставленную перед ним задачу. Зараки лишь ухмылялся, все более грубо расправляясь с неподатливой тканью. Вскоре его руки ползали по ее нагому телу, чуть задерживаясь чтобы сжать ее груди сильными пальцами, или вцепиться в бедра. Ждать больше было нельзя – жар внутри Зараки должен был куда-то излиться, иначе он дотла сожжет породившее его тело… Женщина засмеялась, и Кенпачи увидел жадный блеск у нее в глазах. Он был уверен, что его взгляд такой же безумный и желающий. Через мгновение капитан почувствовал как начал неторопливо погружаться в тело Сой Фон. Это было приятное чувство, будоражащее и жаркое. В целом, такое же чувство он ощущал когда клинок безымянного зампакто медленно вгрызался в плоть противника. Теперь его половой орган вошел внутрь лейтенантши, с каждым миллиметром своего продвижения вызывая новую лавину чувств, прокатывающую по всему загрубевшему в боях телу и достигающую гулко бьющегося сердца. Его губы вновь отыскали ее сладкий ротик, а руки крепко вцепились в ее ягодицы. Зараки приподнял Сой Фон и вновь опустил, для капитана девушка показалась совсем невесомой. Страсть пульсировала все сильнее, короткой вспышкой отдаваясь на каждое движение Кенпачи. Женщина ездила вверх-вниз по его половому члену, поддерживаемая сильной хваткой капитана. Зараки доставляло немало удовольствия ощущение ее тонких и быстрых ладоней, гладящих и царапающих его тело. Мужчина прижал Сой ближе к себе, чувствуя, как ее небольшая упругая грудь упирается в его собственный, словно высеченный из камня торс. Кровь бурлила, как лава в недрах вулкана, распаляя Кенпачи и вынуждая его все больше ускорять свои движения. Сой Фон он держал крепко, зная ее склонность к неповиновению и попыткам завоевать лидирующее положение в этой схватке. И порой у нее это неплохо получалось, и Кен-тян чувствовал, что начинает терять инициативу. Тогда он сильнее сжимал в своих объятиях ее тело, яростнее целовал ее губы и все глубже всаживал в нее свое мужское достоинство, стремясь показать кто здесь главный. Это действительно была битва, между мужчиной и женщиной, вечная битва в которой нет окончательного победителя…

+2

12

Девушка начала медленно опускаться на горячий и твердый ствол фаллоса, чтобы чувствовать каждый миллиметр, глаза самопроизвольно закатывались вверх от блаженства. Это щекотало нервы, и непреодолимое желание внизу живота казалось не утолить. Девушку как электричеством обдало по позвоночнику снизу от эпицентра вверх. Ей казалось, что он полностью ее заполнил внутри. Это было так приятно и долгожданно. Стон от наслаждения вырвался с ее губ. Еще толчок, - Как приятно, надо было по чаще встречаться – ощущение грубых сильных пальцев на ягодицах. Еще и еще.
После захвата пустыми Серейтея, мгновенно свалившиеся обязанностями, потеря практически всего спец отряда, ибо они первые встречают неприятеля и передают информацию. Сой Фон нужно было расслабиться и снять напряжение. В этом помогает либо – Раз - хорошая тренировка, либо - Два - хороший секс. Первое - уже провалено, оставалось только второе. А ее пристрастия мог утолить не каждый мужчина, что мелочиться шинигами ниже лейтенанта ее категорически не устраивали … пока Зараки справлялся.
-Ммм ххх амммхх… – срывалось с предательских губ. Зараки сполз постепенно вниз. Сой резко остановилась, лукавая улыбка, перешедшая в вампирский оскал, предвкушая пакость. Девушка резко рванулась вперед, сжимая его внутри и причиняя приятную боль и опять резко назад, грубо опускаясь на фаллос. Сдавленный выдох с его губ и хриплый стон, прикрытые глаза Сой выдавали сжигающее удовольствие. К правой щеке Зараки прилипли влажные волосы, что придавало его острому лицу сексуальности. Сой Фон сама не скрывала безумное наслаждение, ногти впились в его руки, находя опору, сжимая их сильнее, двигаясь в таком ритме дальше.
-Ааа…. ммда ммм..хххммм!- срывалось с ее искусанных губ, девушка выгнулась вверх, упираясь руками в грудь Зараки, под пальцами она была жаркой, мокрой и скользкой от пота. Закусив нижнюю губу, от наслаждения, Сой Фон сменила ритм на более быстрый. Кенпачи видя обрамленное тело девушки капельками пота, поднялся, руки Сой скользили вверх ему на плечи, и прильнул к ее соскам губами - сосал, оттягивал, балансируя между нежностью и грубостью. Его горячее дыхание, казалось, обжигало нежную кожу груди. Стоны, переходящие в крик радовали его, грубые руки обхватили упругую попку Сой Фон, двигаясь с ней в одном ритме. Их учащенные дыхания смешались, пульс, казалось, стучал в одном ритме. Сой утопала в изощренных ласках, которыми осыпал ее Зараки. Правая рука девушки схватила распущенные волосы Зараки, и наклонила слегка голову переходя поцелуями к острой скуле капитана, слегка потерлась своей щекой о его. Сой Фон нравилось играть с огнем, нравилось его провоцировать, видеть пламя в его глазах, с которым он смотрит на нее, нравилось нетерпение. Зараки продвигался поцелуями к ее шее, языком прошелся снизу вверх. Сдавленный рык, от впившихся в спину когтей лейтенантки. Тяжелое учащенное дыхание врезалось Сой Фон в уши, оно щекотало и обжигало. Зараки как тигр впился девушке в нижнюю губу, на этот раз он целовал ее нежно, но настойчиво и требовательно, посасывал, нежно кусая ее губы, руки скользили по позвоночнику вниз, заставляя извиваться в его жарких объятьях, и вот они вновь вцеплялись в округлости.
- Эммм.. - выдох, она балдела от щекотки грубых мужских рук на ее бедрах…ногах. – Только не останавливайся – Сой Фон сходила с ума от его ласк, вздрагивала. Зараки слышал истерические стоны Сой Фон, она задыхалась от наслаждения, он знал что делать, как свести эту женщину с ума, и ему это наверно безумно нравилось. Сой Фон прогибалась в спине. Ее затвердевшие от возбуждения соски столкнулись с грубоватой грудью кэпа. Глаза не произвольно закатываются от наслаждения, заставляя выгибаться от удовольствия. Мозг совершенно отказывается работать, оставляя только животные инстинкты.
Девушка на мгновение оторвалась от его настойчивых губ, пристально смотря в глаза, следя за реакцией - глаза зверя всегда говорили –ДА!:
-Возьми меня сзади…- это прозвучало как приказ, не выполнение – смерть в адских муках как блаженство и награда. От этого и отказываться не особо хочется, верно? Зараки резко поднял ее за бедра, Сой Фон продолжала сжимать его внутри, что доставило удовольствие обоим. Девушка встала, не отрывая слегка насмешливого взгляда.
Сой обезоруживающе встала на колени перед ним, горячие ладони партнерши прошли снизу вверх по рельефным ногам кэпа. Пальцы, игриво царапая, скользнули по ягодицам. Руки ловко обхватили влажный и горячий ствол фаллоса Зараки, ладонь, сжимая, скользнула по нему, задержавшись на головке, большой палец, еле касаясь, обогнул его по диаметру. Рука резковато соскользнула с члена и облокачиваясь о пол, хаотично застеленной одеждой любовников.
-Ну же – не терпеливый взгляд снизу вверх с искрой злобы и страсти. Сой нагнулась вперед, опираясь на руки, прогнулась в спине. Кенпачи, открывался прекрасный вид тела лейтенантки: округлая попка, влажные губы от смазки партнеров…

0

13

Это было приятно – ощущать как девушка сжимает внутри себя его член, испуская страстные вздохи при каждом его движении. Измученные стоны, слетающие с ее искусанных в яростных поцелуях губ, служили Зараки лучшей наградой и доказательством его превосходства. Губы растягивались в ухмылке – не в безумной и алчущей крови, как во время битвы, а в самодовольной и предвкушающей, ибо все самое приятное пока было впереди. Сой явно нравилось играть с Кенпачи, женщина то и дело старалась доставить ему боль, видимо понимая, что эта боль приносит удовольствие капитану и еще сильнее накаляет незримый котел внутри него. Жар пронизывал каждый сосуд, каждую клетку тела, вырываясь наружу как пламя пожара. Тела шинигами блестели от пота, и Зараки находил приятным вид упругой груди лейтенантши, покрытой маленькими блестящими каплями. Язык мужчины откровенно нагло гулял по шее и щекам Сой, проводя по ее коже длинные влажные дорожки.
- Х-р-р-р, - Кенпачи зарычал, как дикий зверь, ощущая как бушующее внутри него пламя сейчас стремится разорвать на клочки грудную клетку. С каждым моментом пребывания его члена внутри Сой, все больше масла подливалось в это внутреннее пожарище. Зараки ускорил свои движения, чтобы дать выход этому жару, выплеснуть всю скопившуюся внутри энергию. Сознание в этом безумном действе едва сохранялось, уступая место низменным животным инстинктам и интуиции, а также неутолимой жажде наслаждения. Кенпачи пропустил момент, когда из сидячего положения плавно перешел в лежачее. Голую спину неприятно зацарапали неровности каменного пола – но эти ощущения были ничем по сравнению с впивающимися в кожу коготками Сой Фон. Девушка скакала на его мужском достоинстве как наездница на лошади, все ускоряя и ускоряя темп движений, а ее взмокшие волосы метались, будто под порывом ветра.
Слишком медленно… Быстрее! – пробежала короткая мысль в голове Зараки, донельзя разгоряченного этой необычной, но до безумия приятной схваткой. Он подбадривал девушку поцелуями и ласками, руки капитана никогда не лежали без дела, то вцепляясь в ее сочные ягодицы, то грубо сжимая такую приятную на ощупь грудь.
Внезапно Сой прекратила этот ураганный танец любви, и по ее вгляду Кенпачи понял, что женщина хочет новых ощущений… У лейтенантши мысли не расходились со словами: буквально секунду спустя раздался строгий приказ, вызвавший еще одну усмешку на лице Зараки. «Ну же» - она явно не хотела ждать… Какая недовольная, заставить ее потерпеть? Хотя нет, к черту, я и сам этого хочу... – подумал капитан, крепко хватая девушку за талию и буквально всаживая в нее сзади свой половой орган. Получилось довольно резко и грубо, но наслаждение от нового совокупления было сильнее мимолетной боли. Пальцы Зараки прошлись по ее половым губам, а тело рванулось вперед, своим весом заставляя женщину пригнутся ближе к полу и глубже проталкивая внутрь нее член мужчины. Пара первых движений вызвала настоящий взрыв чувств, огонь страсти разгорелся так сильно что становилось трудно дышать. Темп движений капитана становился все быстрее, его руки вновь добрались до ее сосков, сжимая и покручивая их, язык бродил по спине лейтенантши, исследуя новые, ранее недоступные пространства. Будь Кенпачи чуть более склонен к лирическим сравнениям, он бы сейчас назвал себя вулканом, в жерле которого кипит лава, готовая вот-вот извергнутся наружу… Непривычное чувство чуть ниже живота давало знать, что до извержения не так уж далеко. И Зараки двигался все быстрее, стремясь достигнуть той вершины своих ощущений, ради которой и завязался этот сумасшедший бой. Но женщина оттягивала достижение этой вершины, всеми доступными сейчас способами стараясь продлить собственное удовольствие. Ее попытки сопротивления и жадное упорство Кенпачи доставляли новую бурю приятных ощущений им обоим.

0

14

Они сошлись вода и камень, стихи и проза, лед и пламень …
Замечая все изменения в ведении боя игры с ней: взгляд и улыбка, перерастающие в ненасытные оскалы - играли главные роли. Этого хватало с избытком, не считая самой схватки, чтобы понять, как все сильно зависит от нее. Страсть обоюдной природы порождения - подтверждение не чего иного, как аксиомы, о том как противоположности притягивают друг друга. И нет ничего страшнее в мире, если их прервать на середине действа.
Он решил вылезать меня как котенка?! - чувствуя легкую щекотку, затем прохладу от прикосновений ветра к влажной дорожке, миг, глаза широко распахнулись - Crash Crash Out of control!! Lose yourself go and even the score. Crash Crash Out of control!! Try to start a riot but your begging for more!! – легкая дрожь пронзила стройное тело девушки. Это чувство было убийственнее, не выносимее и страшнее, чем, если бы он ее просто в порыве укусил … это было бы не так приятно, но она этого желала. Это чувство сравнимо с падением вверх либо вовнутрь … Контроль был сломлен, жар который постоянно рос, стал похож на адский. Реяцу смешивались, метались и рвались наружу, поглощая и круша все вокруг. Казалось, что жидкий огонь облизывал языками пламени два тела. Девушка перестала сдерживаться … Барьер, как ни странно потерял свою стабильность, трещины украсили оранжевую гладь стекла, с характерным треском осколки в мгновение разлетелись вдребезги. Сам факт существования ограды исчез без следа как ветер, добавляя пикантности происходящему и долю сумасшествия.
Слыша хриплый рык Кенпачи, Сой немного сбавила пыл, чтобы дать слегка остыть обоим и ринуться с головой в новую всепоглощающую схватку.
Она изогнулась под ним, подалась навстречу, принимая член полностью. Опять болезненный оскал, сдавленный и приглушенный вздох от приятной резкости, сменяющейся блаженством. Волна дрожи прокатилась по ее стройному телу. Любовная игра доставляла невыразимое наслаждение. Удовольствие с привкусом крови и цветом стали. Первые порывистые глубокие и резкие толчки, Сой вновь прогнулась. Стоны мешались с горячим дыханием, руки пытались сопротивляться, упираясь об пол, темперамент рвался наружу, а тело хотело наслаждения. – Опять!!!?!! – чувствуя приятную щекотку волос между лопаток и нежную влажную дорожку.
– КИСАМА! – ярость и наслаждение мешались как яд в крови вен, сознание явно бушевало. Компромисс пришел сам, руки мужчины, желая ласкать нежную грудь, легко приподняли девушку и крепко прижали к себе. С каждым новым толчком Зараки двигался все быстрее. Сой, изогнулась в его объятьях, стараясь принять член как можно глубже. Волна за волной накрывала их обоих. Его хриплое дыхание учащалось, ногти, впившиеся в ягодицы Зараки, только добавляли остроты ощущениям. Руки идущие в такт его напористым толчкам, проскользили вверх и зарылись в влажные волосы кэпа. Сой сгорала от неистового желания, ей как кислород были нужны ненасытные губы мужчины, которые на миг могли сбавить алчный аппетит наслаждения. Оба тела горели в экстазе. Ее просящие руки заставляют Кенпачи повернуться к губам, тягостная доля секунды, обжигающее дыхание у полуоткрытых губ Сой, щекотливое желание целовать его. Но она чувствительно кусает его за подбородок, кончик языка идет линией по скуле и опять вновь тягостная пауза, застывшая у его губ. В это время рука девушки ревностно опускает ладонь кэпа вдоль своего разгоряченного тела ниже к клитору. Стон удовольствия язык Сой прошелся по его губам, она почувствовала свой вкус, и оказался у него во рту, исследуя гладкое небо. Яростный и так желаемый поцелуй. Оба тела как будто бы слились в одно целое. – Сильнее!! Глубже … - Сой уже чувствовала легкую ошеломляющую истому перед взрывом, но хотелось еще чуть-чуть побыть в его объятьях.
- хммм – Чувствуя приближение развязки, Зараки то убыстрял темп, то сбавлял его, не переставая ласкать девушку. С каждым моментом он стал все яростнее вжиматься в нее.

Отредактировано Soi Fon (2008-09-30 08:38:32)

+1

15

Все это чертовски приятно! – мелькнула мысль в голове Кенпачи, пробившаяся через барьер животных инстинктов. Казалось бы, его и так далеко не гениальный разум полностью потерял способности связно мыслить, и все те немногие слова, что еще приходили порою в голову, были «приятно», «наслаждение», «а она неплоха» и прочее в этом духе. Скорость движения двух слившихся друг с другом тел все увеличивалась, заставляя все тело гореть огнем удовольствия. Каждый толчок вызывал мощную волну наслаждения, подобно цунами несущуюся по всему организму, заставляющую быстрее стучать сердце и вызывающая неповторимый букет ощущений. Зараки действительно получал удовольствие от этой дикой, безумной схватки, куда более будоражащей кровь и тело чем та, что вечность назад была средь снегов Руконгая. Женщина сильно прижалась к нему, что-то прокричала в ярости и сексуальной агонии. Смысл слов было не разобрать, да и не нужно это вовсе, когда просто хочется кричать от разрывающего чувства. Кенпачи почти подсознательно понял, что барьер из реяцу, так издевательски похожий на прозрачный стеклянный купол, но скрывающий их от всего мира, лопнул, не оставив после себя ни следа своего существования. Капитану было плевать на разрушившийся барьер – сейчас их уже ничто не могло остановить, а тот, кто неосмотрительно попробует подойти слишком близко, будет испепелен одним взглядом Зараки, ищущего выход для адского пламени, расплавляющего его душу и тело изнутри. Движения шинигами стали чуть более медленными и более резкими – финал был уже близко, и Кенпачи ощущал как будто крохотные искорки бегают по всему его телу, причиняя что-то среднее между нетерпимой болью и небесным удовольствием. Сой прижалась ближе к нему, и Зараки отчетливо слышал ее тяжелое дыхание, прерываемое страстными стонами, слышал, нет, скорее ощущал всей грудью стук ее маленького быстрого сердца. Его руки бесстыже лапали и ласкали мокрое от пота тело девушки, стараясь потакать всем ее желаниям и выполняя собственные желания Кенпачи. Губы капитана тоже не простаивали без дела, жадно целуя шею и щеки девушки. Они слились в поцелуе, и язык Кенпачи встретился с юрким язычком Сой Фон. Языки сплелись и разъединились, и вновь сплелись. Весь жар тела сосредоточился в одной точке ниже живота. С уст Зараки самопроизвольно сорвался безумный рык от зашкаливающего удовольствия. Еще один резкий рывок капитана и его семя начало изливаться в лоно девушки. Кенпачи выдохнул какое-то ругательство, в коем не было ни капли злобы, лишь всепоглощающее наслаждение и удовлетворение. На секунду его тело замерло в экстазе, пережидая бушующую внутри бурю чувств. Затем толчки продолжились, но темп их постепенно угасал. Кенпачи закрыл глаза, сосредоточившись на своих ощущениях. Кровь все еще текла в жилах расплавленным металлом, душа полыхала как горящий город, но способность мыслить постепенно возвращалась. Ох, черти… День начался паршивой битвой, но завершился не так хреново. Правая рука Зараки все еще на автомате ласкала клитор девушки, пальцами настойчиво теребя половые губы женщины.
Слушать стоны и едва сдерживаемые крики Сой Фон оказалось не менее приятно чем вопли умирающих врагов. На лице Кенпачи появилась обычная усмешка, которая всегда посещала его губы после удачного завершения боя. Капитан не чувствовал себя вымотанным – наоборот, новые силы теперь бились в его могучем стане, растопленные неистовым огнем страсти.

+1

16

...Ступая на лезвие бритвы, важно чётко осознавать, что с него НЕВОЗМОЖНО сорваться... Можно либо удержаться, либо абсолютно осознанно броситься вниз... Вопрос лишь в том, сколь велико твоё желание устоять...
И есть ли оно?.
Первые секунды свободного падения это ни с чем несравнимый ошеломляющий восторг. Его нельзя описать, нельзя показать сам его пик, можно лишь указать направление блаженства: вы сидите в своей машине, не подозревая о том, что под резиновыми колесами авторельсы, и они вибрируют от не минуемо приближающего состава, который не сможет затормозить вовремя. Придя в себя, вы буквально за секунду спасаете свою жизнь. Ваши первые чувства это изысканный фейерверк противоречий, его уж точно забыть невозможно … Сой же, каждый день так жила, а сейчас она осознанно падала вниз, перед этим хорошо и со вкусом потанцевав на лезвие бритвы.
Еще не много и она забилась в оргазме и крепко прижалась к нему. В глазах потемнело, все мысли потеряли ясность и утонули в жарком движении. Его рык был эхом крика девушки. Тело Сой дрожало, не желая подчиняться хозяйке, в глазах искрилось от превышенной дозы адреналина. В ушах глухим эхом отдавался звук мотора, находящийся сзади в груди мужчины, а сам монстр тяжело дышал приятным обжигающим воздухом, ласкающим шею и грудь. Она чувствовала, как он что-то прошептал в агонии удовольствия, как он замер, как он получает наслаждение, это заставляло вставать дыбом волоски по позвоночнику. Толчки продолжились, Сой накрыла вторая волна. В  глазах девушки вспыхивала и гасла сладкая страсть. От колоссального наслаждения не хватало дыхания, которое застряло комком где-то в груди. Волна сладостного ощущения пронеслось по ее телу и казалось, что пульсирует в каждой ее клетке Пальцы, вцепившиеся в его запястья, бессознательной хваткой оставляли кровавые полосы на полотне кожи Зараки. Казалось, что девушка вместо изысканного удовольствия терпит истязания. Руки остановились только у локтей, ощущение липкой крови пришло спустя некоторое время, не послушные пальцы ослабили хватку. В их движениях теперь не было страсти, обыкновенная нежность, доставляемая в благодарность за доставленные ощущения и чувства. В теле оставалась приятная истома. Девушка расслабилась, после мгновенного напряжения, природное естественное желание и потребность - немного поваляться. – Ксо, - чувствую прилив энергии в теле Зараки и ни капли внимания к себе. – Да чтоб, тебя! -  психуя, из-за его непоследовательности и невнимательности. Капризный рывок из объятий. Сой хватает  валявшееся рядом на полу Хаори кэпа. Она не стеснялась, всего лишь естественная реакция хоть как-то скрыть обнаженность влажного тела. Легкая ткань тихим шелестом облегала плечи девушки. Строгий короткий интригующий взгляд, прыжок, четкий ровный идеальный круговой удар ногой в челюсть мужчины. Невесомое приземление и шелест ткани.
-За то, что разрушил мой барьер – легкая ухмылка, еле коснувшаяся ее губ. В следующий миг Сой делает шинпо назад, оставляя нужную дистанцию для акробатического этюда, заодно намереваясь размять затекшие части тела. Пластика у девушки идеальная, поэтому для нее этот кульбит как мимолетный вздох. Лейтенантка делает подряд три сальто, неровный пол, оставляет ощущение иглоукалывания на ладонях и пальцах ног, приятные секунды невесомости, перемешанной с турбулентным вихрем и колени девушки буквально врезаются мужчине в грудь, естественно  намеренно, для того чтобы преспокойно на нем полежать. Довольно удобно, мягко, и быстро. По инерции сбив Зараки с ног, Сой комфортно разместилась, пока на его груди, бедра блокировали предплечья мужчины, оставляя свободными кисти. Заинтересованный взгляд из-под полу прикрытых сияющих глаз. В данной ситуации Сой может позволить себе побыть не много слабой, она все-таки создание женского пола.

0

17

Такое ощущение, будто где-то внутри взорвался вулкан, заливая окрестности расплавленной лавой. Кенпачи удовлетворенно смежил веки, наслаждаясь бушующей стихией, которая словно бы стремилась разорвать его тело на части. Потоки алого огня расходились от бешено стучащего сердца по всему организму, обдавая каждое сухожилие нестерпимым жаром. На миг Зараки показалось, что если он выпустит бушующее в нем пламя, то весь подземный город шинигами станет покрытыми пеплом руинами.
Черт возьми, сюда бы еще сотню-другую арранкаров, и я был бы полностью счастлив, - ухмыльнулся капитан, перед чьим внутреннем взором бродили образы славных былых сражений. Впрочем, эти образы держались недолго, всего лишь до тех пор пока шинигами не раскрыл глаза. Его внимание вновь сосредоточилось на обнаженной девушке, которая, тяжело дыша, тоже боролась с насилующим ее тело пламенем страсти. Она неплоха, - подумал Кенпачи, проводя шершавой ладонью по влажной от пота спине Сой Фон. Зараки был совсем не прочь повторить действо, вновь окунуться в расплавленный металл ощущений, но сейчас не находил в себе способности это сделать... Что страшно бесило.
Девушка неожиданно вырывается из хватки Кенпачи, и капитан провожает ее удивленным взглядом. Дальнейшие события оказались совершенно не предугаданными, в следствии чего Зараки получил ощутимый удар в челюсть. Голова резко дернулась, а со лба сорвались капли пота, дружно улетая в небытие.
- Пф, - капитан задумчиво потрогал свои зубы. - Ты полна сюрпризов...
Конечно, удар женской ножкой ничего не смог сделать с бронированным оскалом Кенпачи, хотя неприятное ощущение осталось. Все же женщины - слабачки, - подумал капитан, получая следующий чувствительный удар в грудь, и оказываясь под Сой Фон.
- Да ну к чертям этот барьер, - усмехнулся Зараки, разглядывая девушку, на которой как на вешалке болталась гигантская хаори капитана, ничего толком не скрывая. Легкий интерес во вгляде. Ну и что она собирается делать дальше? Черт поймет этих баб. Руки, уже уставшие от бездействия, пытаются выбраться из крепкого захвата. Вся сила женщин - в их ногах, сила мужчины - в руках, так что нельзя предсказать, кто победит в этой неспешной борьбе. Ладони шинигами, которым на данный момент ничего не мешало, скользнули по бедрам девушки и вцепились в ее мягкую и упругую попку.
Похоже, она хочет еще немного поиграть, - решил Кенпачи, наслаждаясь ощущением мягкой кожи у себя под пальцами и продолжая бесстыже лапать Сой. Сделав неожиданный резкий рывок всем телом, Зараки сумел все же вырваться из оков, в которых так долго продержала его лейтенантша. Через мгновение капитан оказался сверху на девушке, вжимая ее в грубый каменный пол пещеры и хватая губами набухший розовый сосок на ее груди.

0

18

Ощущение наваждения не покидало тело и сознание Сой, такое бывает, когда вы получили то, что хотели и вам это до остервенения нравится. – А он даже ничего – задумчиво ведя пальцем по шраму от линии волос и останавливая его у губ.
Сюрприз … делает вид, что кое-что пытается вспомнить– Что это? – лукавая улыбка украшает лицо девушки. Сидя на нем лейтенантка буквально на секунду отвлеклась, чтобы закинуть на плечи свалившееся хаори. Этот ободранный кусок ткани довольно хорошо ограждал тело лейтенантки от ветра, плечи свисали до локтей, про длину лучше не заикаться ... омг, вот только эти дыры по бокам для рук оставляли открытыми бедра девушки. И по ним уже ползли горячие ладони Зараки, оставляя легкую жесткую щекотку. Ставить еще один барьер не было смысла, ибо уже поздно, да и не хотелось. Так, - чувствуя, как пальцы мужчины сильнее, чем положено сжимают ягодицы. – Сейчас кто-то останется не только без колокольчиков, но и ушей. - В следующий миг Зараки поднимется вместе с девушкой, его наглая, грубая, собственническая манера игры, не дающая возможности вырваться, к сожалению, очень нравилась Сой. – Что за КСО! – чувствуя как ее пригвождает к полу мощный торс кэпа. – Полежать не дает с комфортом! – саркастическая усмешка:
-И как, мягко?! – сдавленный выдох от резкой смены положения. Бедра поначалу протестующе сопротивляются не желая поддаваться, но в следующий миг сами с силой обхватывают и сжимают Зараки между ног. Руки зарываются в копну волос мужчины, его губы уже ласкают грудь девушки. Неровный пол вынуждает выгибаться ему навстречу, Сой что-то промурлыкала от смешивающихся противоположных ощущений, боль и наслаждение, руки требовательно опускают голову Кенпачи ниже. В голове промелькает мысль о продолжении «банкета» В конце концов, он сам виноват, Сой лишь хотела полежать на нем, а теперь уже нет.

0

19

Вопрос девушки заставил Кенпачи замешкаться. В конце-концов, у него раньше никто и никогда не спрашивал определение слова "сюрприз". То что существуют риторические вопросы, Зараки тоже не воспринимал.
- Сюрприз... Это когда на нас неожиданно нападает Эспада. Вот это - приятный сюрприз, - дал более-менее краткое пояснение капитан, надеясь, что больше напрягающих вопросов не последует. К сожалению, его надежды не оправдались, и стоило ему прижать посильнее женщину к полу как последовало ехидное "И как, мягко?!".
- А черт его знает, - на сей раз шинигами решил даже не заморачиваться с ответом. Слово "мягко" он вообще не терпел. Чем мягче, тем проще проткнуть зампакто. То есть никакого удовольствия. 
Сой была как всегда настойчива. Слишком нагло себя ведет, это одновременно и раздражает и радует. Наглостью всегда можно добиться большего, чем тихим сидением в уголке. Чего же она хочет от меня? - подумал Зараки, почувствовав как ее с виду слабые и тонкие, но неожиданно сильные руки прижимают его голову все ближе к груди девушки. Кенпачи начал неторопливо покусывать ее, особое внимание уделяя нежному соску. Его собственные руки ползали по бокам и спине Сой Фон, чуть приподнимая ее за плечи. Сердце забилось быстрее, и капитан ощутил, что в нем вновь постепенно нарастает возбуждение. Совсем незначительно, лениво, если сравнивать с первым разом, когда они, еще одетые и немало продрогшие пришли из ледяного ада Руконгая.
Хе, она не менее любопытный соперник чем Куросаки, - губы Зараки продолжали терзать сосок девушки, корпус завалился немного вбок, чтобы дать рукам возможность вновь схватить упругую попку Сой. Битва с женщиной, похоже, доставляла не меньше удовольствия чем сражения на поле боя... Или нет? Сейчас Кенпачи не мог решить этот противоречивый вопрос, да и не было желание о чем-то сейчас рассуждать. Возможно, он во всем разберется позже, если на него вдруг накатит желание с чем-то разбираться.
Пока же его волновало только происходящее здесь и теперь. И ничего более.

0

20

Город накрыло одеялом из холодной тучи и его не стало. Боли много или мало, было или будет, всем ее хватало. А двое нашли приятный способ согреться и в какой-то степени забыться… Ошметки стен, свод потолка и дна пещеры после любовных утех словно, Пепел – память о пожарах, окружали двух Ангелов Смерти, застрявших в темном Аду.
Каждое прикосновение Зараки отдавалось приятной волной наслаждения по телу девушки. - Наверное, я мазохистка, – Чувствуя как он прильнул обветренными, искусанными губами к нежной коже груди. - C легкой склонностью садизма. – В голове всплыли из тьмы прошлого первые неопытные способы убийства. – Да, это очевидно … или все же нет … – Сой вновь выгнулась в спине, на сколько это было возможно, находясь под болезненно - будоражащим прессом кэпа. Нежная кожа внутренней стороны бедер и живота жестким контрастом, скользила вдоль его торса, после мягкой ткани хаори. Сочетание разных текстур, сочетание не сочетаемого, лейтенантку накрывал калейдоскоп ощущений, как наркотик одурманивающе возбуждал ее. Пальцы, вцепившиеся в его жесткие волосы, еле сдерживались, чтобы не вырвать их.
-Животное – голову Зараки покидает разом десятка два волос, когда его острые клыки осторожно прикусили розовый сосок Сой. Этот ответ был скорее реакцией на приятный укус, чем на рассуждения о сюрпризе и мягком.
Непонятная, непродуктивная, неудобная смена положения заставляет Сой испытать некий дискомфорт, конечно приятно, когда все внимание уделяется всем частям тела,– Настоящее, животное, – Чувствуя, как он идет на поводу у инстинктов, заваливаясь на бок и позволяя рукам, наконец, сжать ягодицы лейтенантки. Руки Сой, выпутываясь из волос, инстинктивно как у кошки впиваются в спину Зараки, прекрасно зная, что не упадет, но теперь уже и вторая пара рук не позволит этому произойти, в этом порыве был страх потерять тепло. Болезненное давление веса кэпа на ногу, Сой резко отстраняется, оставляя место для толчка руки, и она опять сверху.
-Поцелуй меня – сияющий взгляд, а руки кэпа вновь начали скользить приятной шершавой щекоткой снизу от ягодиц вдоль позвоночника вверх. В это время руки Сой идут по поигрывающим мышцами преса мужчины, слегка царапая и упираясь в грудь, издевательски не давая ему возможность приблизится к себе. Резкий упертый грубый толчок ладоней рук Сой, в грудь капитана, усиленный реяцу шунко. Он врезается в пол пещеры, принимая опять горизонтальное положение, лейтенантка одухотворенная приятной возможностью позаниматься его телом, играючи скользит языком от пупка к соску мужчины. Кончиком, обогнув пигментное пятно, зубы кусают нежную плоть соска, пальцы свободной руки не забывают и о другом, сжимают и покручивают его на грани боли и наслаждения. Сой постепенно страстными укусами поднимается по груди к плечам мужчины, руки то с силой сжимают его мышцы, то нежно царапая скользят вдоль его тела. Болезный укус за левую мочку уха, губы лейтенантки на секунду замирают:
-Мне понравилось, когда ты был сверху – другая рука застыла на лице Кенпачи. Девушка желала удовольствия и получала его: все и сразу, ни в чем себя не ограничивая и не сдерживая, в тоже время не забывая и о нем.

Выносливость у обоих шинигами на высоте, проигрывать не любит ни один из них, уступать тем более. Как быть? Кто знает … ? …

0

21

Животное... Зверь. Да, его часто так называли, и не только враги. Он признавал свою дикость, но не видел в ней ничего абсолютно плохого. Что такого нехорошего в том, чтобы следовать своим инстинктам, не отрекаясь от зова матери Природы? Если хочется и есть возможность - делай. Если возможности нет - ищи ее.
Зараки почувствовал, что часть волос покинула его голову. Плевать, пусть рвет сколько хочет. Ему явно не суждено стать лысым как Иккаку, а волосы вообще нужны только для того чтобы повязывать колокольчики... Но все же такую наглость ей спускать не стоило, поэтому Кенпачи вновь укусил девушку, уже за другой сосок. Его руки скользили по приятному на ощупь, гладкому телу Сой. Прекрасное чувство, сравнимое с тем, которое испытываешь пробуя пальцем острие катаны... "Поцелуй меня" - доносится негромко, но требовательно. А почему бы и нет? - думает капитан, вцепляясь в ее сладкие губы. Целоваться он умел куда хуже, чем махать зампакто, опыта не хватало. Какая девушка соблазниться таким, как он? Разве что авантюристка, любящая острые ощущения и желающая хорошо провести время: такая, как лейтенант Сой Фон. Впрочем, он никогда не жалел о том, что предпочел сражения, а не интимное общение с дамами.
Но раз уж представился случай, нужно взять из него все что возможно, - думает Зараки, ощущая, как женщина резко отталкивает его какой-то своей техникой. Вот она, слабость женщин: в любой ситуации они не могут ощущать себя уверенно без кидо и прочих подобных выкрутасов. Сой всего лишь сильнейшая из слабейших. Но ему нравилось, что ему досталось лучшее. Тем более, она классно работала язычком, проводя мокренькие дорожки по телу Кенпачи. А ее острые жемчужные зубки, словно уколы слабенького меча, не способного пробить барьер из реяцу, еще больше возбуждали и разогревали Зараки. Последний болезненный укус, тихая фраза. Кенпачи, едва заметно хмыкнув, взглянул на девушку.
- Хочешь повторить? - скорее не вопрос, а утверждение. Не хотела бы, не сказала бы этого. Или она все же имела в виду что-то другое? Вот и пойми этот "слабый пол".
Тем не менее, ничто не мешало попробовать. Он вновь завалил ее, и пристроился сверху, нависая над ней подобно грозовым тучам, застелившим небо над городом. Оперся на локоть, чтобы уменьшить давление своего веса, и вновь вцепился в ее губы, одной рукой свободно "гуляя" по телу девушки. Зараки чувствовал, что возбуждение в нем уже хлещет через край, а его член, находящийся где-то в области живота Сой Фон и ощущающий нежность ее кожи, начал медленно подниматься. Похоже, вскоре внутри него вновь будет бушевать вулкан, расплавленной лавой сжигая внутренности и терзая сердце яростным огнем.

0

22

>>>>> Сообщение для Зараки Кенпачи и Сой Фон

Зараки-тайчо, прошу Вас прибыть на срочное собрание капитанов. О целях собрания будет сообщено на месте.

Лейтенант Сой Фон, прошу Вас сопроводить Зараки Кенпачи в Зал для совещаний. Ввиду отсутствия Шихоуин-тайчо, представлять на собрании интересы отряда разведки будете Вы.

Капитан аналитического отряда Исе Нанао.

0

23

Выходка Кенпачи пытающаяся усмирить девушку вызвала ответную реакцию в виде, опять частичной потери волос, и царапанья головы. Ничего уж тут не поделаешь – чисто женская реакция. Последовавший поцелуй после запроса девушки, оставил ощущение интереса и скрытого азарта. Во время первой бешеной страсти это не так чувствовалось явно. Ее забавлял неумело целующийся капитан, в этом есть некая своя резковатая, неотесанная изюминка. Сой было интересно постепенно его обучать этому нехитрому делу. Его жадность и стремление к познанию доставляла немало удовольствия лейтенантке... Он довольно быстро обучился, так как нужно было девушке. Либо она учитель хороший, либо Зараки схватывает «на лету», окрыленный «безбашеной» напарницей.
Я разве говорила в губы? – внезапно серьезным голосом произнесла Сой, с блестящими глазами, после странной поучительной Одиссеи, выльевшейся в мини-спарринг, который вызвал, улыбку, переросшую затем в смех…
Да, хочу – ответила на вопрос девушка. Скрывать очевидное? Зачем? Ее губы вновь накрыл поцелуй Зараки. Подлетевшая Адская Бабочка добавила изрядно экстрима, оставив нетерпение… Сегодня добавится еще один труп смертника, осмелившегося доложить местонахождение Сой Фон этой всезнающей Нанао. – Ревность – промелькнуло в мозгу вспыльчивой особы – Как наивно. - Бабочка после донесения информации была размазана об спину Зараки. Маленькая мстя за испорченный момент. После Китао список, претендентов на вылет из отряда, продолжает медленно, но уверенно расти. Уж эта женщина может устроить райскую жизнь в новом Оазисе. Сой не любила, когда лезут в ее личную жизнь… Как следствие о ее «отношениях» с сенсеем, какими они были на самом деле, знал только Урахара Киске.
– Не может быть. Она не могла просто так уйти. ОНА ОБЕЩАЛА!. – мозг отрицал реальность. От мыслей отвлек вновь накрывший губы девушки рот Зараки. Собственнический поцелуй пока растворял мысли, его руки не давали покоя телу, и все это вместе страшно насиловало тело и сознание Сой.
А Вы Капитан, точно хотите продолжить в таких условиях? – издевательским тоном произнесла девушка, ибо она знала, что сейчас они находятся в равных условиях, но столь неприятный выбор придется делать именно ему. Ей было интересно услышать ответ. Когда Сой была смещена на должность лейтенанта, ей стало намного легче, натура обрела раскованность, а сознание расслабленность. Девушке теперь можно делать то, что не позволит себе капитан, отягощенный статусом. Она понимала, что бремя ответственности ляжет на пофигистичные капитанские плечи Зараки.
Рука опустилась к низу живота, куда упираться фаллос Зараки, и сжала его, чтобы убавить пыл мужчины, затем хватка ослабилась, давая ему расслабиться. А мозг занят отчаянной работой, ища адекватные ответы, о том, куда могла убежать Йоруичи, но не находит. – ШИМАТА!!-
Рука с силой сжимает плоть члена Кенпачи, и она вновь впивается в его губы, пытаясь на миг убежать от реальности и остро подступающей к сердцу боли. Всего лишь какие-то три года, как подарок за испытания, Сой чувствовала себя счастливой под руководством Йоруичи, а теперь словно зыбкий песок, уходящий из-под ног, ей казалось, что она теряет все. Жадно, властно, нетерпимо, страстно, эгоистично, собственнически, бешено, больно, сбивая дыхание, не прерываясь, отчаянно целовала его, пытаясь всего лишь на миг забыться и не думать. С каждым моментом все сильнее прижимаясь к мужчине. Другая рука, обезумевши от сжигающих внутри эмоций, сжимает в кулак патлы Кенпачи, не выпуская из объятий.

+1

24

Зараки чувствовал, как с каждой минутой растет его желание, неудержимо подчиняя себе все мысли и действия Кенпачи. Вновь пламя сжигало его изнутри, снова кровь, кипя, бежала по каждой жилке организма. Он поймал себя на том, что все сильнее прижимается к девушке.
Похоже, я все еще хочу ее. Тогда не будем терять времени… - подумал он, лаская губами и языком ее шею. «Я разве говорила в губы?» - донеслись до затуманенного страстью сознания ее негромкие слова. – Молчала бы. Какая разница куда? – усмехнулся Кенпачи, на сей раз выбирая целью своего языка ее округлую упругую грудь. Он с самого начала заметил, что ему доставляет определенное и весьма немалое наслаждение вот так вот играть с ее грудью и слушать стоны, которые она с трудом старается сдержать.
На самой сладкой ноте парочку прервало появление черного насекомого. Зараки, в порыве чувств, собирался уже прихлопнуть послание, но за него это проделала шустрая Сой Фон. На жесткий пол подземелья, грустно покачиваясь в воздухе, упали осколки черных чешуйчатых крылышек. Кенпачи уже собирался, как ни в чем не бывало, продолжить интересное «дело», но мысли уже отвлеклись, напоминая капитану о его обязанностях.
Проклятье, - шинигами тяжело выдохнул, как недовольный лев, разбуженный после сытного обеда. Вопрос Сой только подбавил масло в огонь. Возбуждение немного спало… Впрочем не совсем, чтобы исчезнуть, но достаточно, чтобы дать мозгу принять твердое, не опьяненное страстью решение.
Собрание капитанов… Знаем мы эти собрания, - в памяти Зараки хранилось множество воспоминаний о таких вот собраниях, одно еще более унылое чем другое. Его участие на собраниях состояло, в основном, в  молчаливом стоянии на месте. Вникать во все эти великомудрые проблемы Сейретея ему было откровенно влом. На голосованиях его выбор был скорее чисто интуитивным, нежели снабженным какими-либо разумными доводами.
Они уже, надо думать, привыкли что я вечно опаздываю… Хе, но если не приду быстро, могут и шинигами на розыск меня отправить. Одним трупом будет больше.
Капитан снова посмотрел на Сой Фон. Обнаженная, вспотевшая, грудь вздымается, как бы сдерживая рвущиеся наружу чувства. Одного взгляда на нее было достаточно, чтобы послать собрание к чертям собачьим… Хотя бы на незначительный срок.
- Не надейся, детка, что я просто возьму и уйду, - сказал он, вновь прижимаясь к ней и остервенело целуя. Его рука требовательно схватила ее ладонь, убирая пальцы Сой подальше от его полового члена. Запирать свою похоть нет никакого желания, поэтому сейчас все пройдет быстро, жарко и страстно. Зараки поудобнее располагается на девушке, стремясь найти точку опоры так, чтобы не очень давить на девушку своим немалым весом. Головка его члена находит вход в ее лоно, и Кенпачи совершает резкий толчок, проталкивая себя внутрь женщины. По организму прокатилась уже знакомая горячая волна, идущая из области живота. Довольный вздох, губы вновь пробормотали что-то неразборчивое, прежде чем жадно вцепиться в ушко Сой Фон, так удобно оказавшееся рядом. Капитан начинает первые медленные движения, постепенно наращивая их скорость – времени осталось совсем мало, им нужно спешить и времени на игры не остается. Так что теперь любое сопротивление лейтенантки, которое грозит продлить половой акт, будет подавлено им в зародыше, грубо, но тем не менее приятно для них обоих.

+1

25

Наблюдать за протеканием глубоко-мыслительного процесса на лице Кенпачи после скоропостижного уничтожения черной бабочки, было ооочень впечатляюще и занимательно. Поначалу подкатил приступ смеха, недовольный звериный выдох заставил успокоиться, но не значительно, все-таки она не в выигрышной ситуации, находясь сейчас под ним, хотя это острое чувство опасности ой как сильно нравилось ей. – Что-то я часто смеяться начинаю – посещает угрюмая мысль голову девушки, полуулыбка касается ее лица. Сой естественно никуда не собиралась отпускать Зараки, душевное состояние не позволяло, а секс ее расслаблял, порочное развлечение вот такое.
А разве по мне видно, - возмущенно начала девушка, с азартной ухмылкой на личике, - что я кого-то собиралась отп…у …ать? –  Последнее слово, не дав ей договорить, запечатал наглый рот мужчины. Но это действо остро совпадало с ее стремлениями, можно сказать их порывы были идентичными в тот момент. В поцелуй она отдала не просто все чувства, а всю себя без остатка. В него уходили все: истерзанные душевные переживания; боль, подобная смертоносной чуме поражающая и уничтожающая всю сущность без права на восстановление; морозный холод идущий изнутри; страх, леденящий душу и оголяющий окровавленное истерзанное сердце, так и не успевшее залечить свои старые раны. Она закрыла глаза, перед ней металась и бушевала бездна глубокого медового цвета энергия, которая окутывала Сой и давала сил, чтобы нестись дальше. Девушка не сразу поняла, что ее руку уже убрали, куда подальше от мужского достоинства. Сердце лейтенантки бешено билось в груди, дыхание сбилось от затянувшегося неистового зверского поцелуя, грудь бешено вздымалась, упираясь в его словно высеченный из камня торс. Громкий выдох на грани стона у его не внятно бормочущих губ, до мозга медленно, словно пробиваясь через глухой барьер из ваты, докатилась волна ощущения его внутри себя. Девушку не то чтобы буквально все это насиловало, и колотило от бушующих внутри страстей, но определенно было ясно одно: ей было больно. Но уже не так как во время поцелуя, эта шедшая изнутри нестерпимая боль постепенно улетучивалась с каждым новым движением Кенпачи. Было такое состояние как будто бы она только, что пробежала марафон шинпо. Руки не произвольно проводили болезненные борозды по его мощной спине. Сой вновь обдало волной мурашек, когда почувствовала язык и скольжение его клыков по ушку. Будоражащее надо признать и до жути приятное прикосновение. Его волосы скользили по щекам, губам, глазам, шее лейтенантки оставляя запах перца, мыла и звериной дикости. Маниакальное инстинктивное желание скинуть противника с себя потерпело неудачу, ее руки были грубо впечатаны в пол и распяты, затем без церемоний сгреблены в кучу над головой и зафиксированы ладонью мужчины, но этого не достаточно, чтобы хоть на малый срок усмирить бушующуюся особу. Полный сжигаемой злобы и вожделения взгляд буравил и хотел уничтожить Зараки. Схватка в гляделки шла не долго. Кенпачи нацелился ей в губы, чтобы она меньше ехидничала, Сой взбешенная такой наглостью в тот же миг, повернула под неудобным углом руку, слегка ослабив захват, но достаточно, чтобы выдернуть кисть и вовремя поставила блокирующее движение руки преграждающих путь к ее губам .
Зараки-тайчо, Вы так милы с девушками – говорить, думать приходилось с трудом слишком большой шквал ощущений обрушился сразу на Сой. Девушка ожесточилась. Сбившееся дыхание после зверского поцелуя все еще не хотело восстанавливаться, а тут уже и новые нагрузки на тело, сдобренные ее сопротивлениями и его напористостью. Рука уперлась ему в горло, плотоядная ухмылка прилипла к его губам, сопротивляться не было сил, но ее порывистость и упертость не имела границ в сочетании с выносливостью. Он постепенно приближался к своей цели, что и бесило и радовало Сой, и вот Зараки наконец ловит ее горячий сладкий стон с губами.

0

26

Да, на сей раз они сошлись грубо, страстно и безумно, как настоящие звери. Кенпачи яростно целовал девушку в губы, забыв на время про все кроме себя и нее. Язык капитана соскальзывал на ее алеющие щеки, оставляя на них влажные следы, а ладони Зараки крепко припечатывали руки Сой к полу, своеобразным замком запирая их. Кенпачи вновь чувствовал, как внутри него бушует стихия. Безумный огонь, сжигающий тело, внутренности и обугливающий кости, казалось бы завладел им всем без остатка. Кровь текла по жилам раскаленным металлом, а сердце бешено колотилось в груди, каждый удар его походил на взрыв, разносящий все в округе. Зараки предчувствовал развязку, его движения стали еще более уверенными и настойчивыми. Сейчас его разум окончательно померкнет, потонув в пучине наслаждения, а тело само довершит начатое, руководствуясь лишь первобытными инстинктами.
Она все же была великолепным противником и не желала сдавать своих позиций. Зараки с ухмылкой почувствовал, как в горло упираются ее слабые пальцы, прерывая путь его губ к ее губам. Но, пожалуй, легче остановить горную лавину медным тазиком, чем помешать капитану боевого отряда сделать то, что он захотел. Тормозов у него никогда не было и вряд ли будут, а искусственно созданные преграды, такие как ладонь Сой Фон, не способны надолго остановить буйного зверя.
- Слово «милый» не для меня, - напоследок оскалился он, прежде чем впиться в ее сопротивляющиеся уста. Этот поцелуй длился никак не меньше тысячи лет, хотя на деле едва ли прошло пять секунд. Пылающая страсть затмила рассудок, и понятие времени исчезло, не оставив после себя никакой прощальной записки. Вечность пролетела за полминуты. Вулкан внутри вновь взорвался, еще сильнее чем в прошлый раз, распаленный Зараки глубже входил в женщину, как будто это было способно унять жар от текущего внутри его члена семени. Еще пара рывков по инерции, тяжелый вздох, его рука в сладких судорогах сжимает ее грудь. Буря медленно отступает, оставив после себя запах озона и разрушенные города.
Черт. Что-то я слишком увлекся этой девчонкой, - думает Кенпачи, когда волны наслаждения наконец перестают накатывать на островок его мозга, и появляется возможность связно мыслить. Капитан упирается руками в пол и приподнимается, его мужское достоинство выскальзывает из лона Сой Фон. Некоторое время мужчина сидит на полу, восстанавливая сбившееся за время яростного боя дыхание и борясь с теми остатками чувств что все еще раздирали его тело. Короткий взгляд на лейтенантку, лежащую на его смятом и испачканном хаори. Ерунда, одежду всегда можно найти новую, уж о шмотках он не будет убиваться, не Юмичика чай. Но дама явно еще не совсем пришла в себя. Зараки плохо представлял, что чувствуют женщины во время секса, но если что-то схожее с его собственными ощущениями… Таким слабым созданиям может потребоваться немало времени, чтобы вернуть духовную и физическую бодрость.
Издав нечто среднее между глубоким вдохом и задумчивым «хм», капитан принялся отыскивать свои штаны. Одежду они, тогда снедаемые первым робким, но удивительно сильным огоньком страсти, побросали как попало. Найдя штаны, Зараки принялся, тихо ругаясь, натягивать их на влажные ноги. Сейчас ему было просто невероятно жарко, появилась даже ленивая мысль о том, что стоило бы приоткрыть люк, ведущий на поверхность… Сейчас он был бы рад освежающему дыханию зимы.
Зампакто возвращается на свое законное место. Безымянный катана, с которой шинигами прошел тысячи битв, в этом сражении ей пришлось в одиночестве лежать на полу. Если, конечно, не считать соседства девичьего клинка, Сузумебаши, или как его там…
- Ты готова? – Кенпачи встал, потягиваясь и разминая плечи. Теперь тело почему-то сковала странная леность. Наверное от того, что силы ему больше не понадобятся: впереди унылое пребывание в подземном городе.

0

27

Дзию Доранэко, Точи Май
---> Лаборатория Исследовательского отряда

Огромные стены западных тоннелей устремлялись ввысь, как резные своды католических церквей, что дают своим прихожанам спасение. Прохладный воздух   заставлял мелкие волоски на коже рук поднимаются дыбом, и как то не лестно подстуживал  оголенную поясницу. В отличие от душной и шумного зала лаборатории тут было просто идеально тихо и свежо, и лишь шелест одежд шинигами раскатывался легким эхом, так что из далека его можно было принять, за шелест крыльев. Иногда на пути встречались осколки от строений наверху. Шероховатый потемневшие , но все же безумно родные – осколки воспоминаний недавнего прошлого. Девушки шли вперед, и тихо разговаривали. Светловолосый офицер  дозорного отряда периодически шутила, разряжая мрачную обстановку тоннелей. Где находятся датчики она не знала, не положено. Как всегда, у каждого из отрядов были свои полномочия, поэтому она периодически тыкала локтем вторую и спрашивала, как она должна догадываться, где они находятся, если ее спутница не знает тоннелей, но знает где найти искомое.  На очередном повороте, откуда-то из под ног взметнулась летучая мышь, заставив чуть вздрогнуть от неожиданность всегда и ко всему готового воина.
- Долго нам еще идти Точи-сан ? – задала в очередной раз вопрос Доранэко, - нет я конечно понимаю жуткая секретность вашего, красавца тайчо, но хотелось бы знать, мне тебя водить по этим тоннелям, до скончания веков, или я еще успею обуть в карты парочку офицеров ? Может покажешь схему расположения, я потом напьюсь сакэ и все забуду, но инспекция будет в три раза быстрее ?
Блондинка остановилась и ожидающе облокатилась об прохладную каменную стену, ощущая обнаженной кожей бока шерехаватость древнего свода.

0

28

Для девушки все происходящее было словно сокрыто туманом, ясность действа давно потеряна, а реальность событий слабо ощущалась. Тело давно утонуло в океане банального наслаждения и не хотело от туда возвращаться, оставив на двери табличку “keep out!!” И что тут скажешь??! ... Губы припухли, болели и саднили от желаемых поцелуев, что слабо волновало Сой, ей это нравилось. Руку вновь собственнически, но уже к собственному телу прижимает торс Зараки. Кисти спустя мгновение, наконец, обретают свободу, и пальцы впиваются в ягодицы мужчины, постепенно скользя к сильным плечам. Опять тело накрывает убийственная волна цунами, Сой от безумных ощущений выгибается, голова запрокидывается назад, пальцы разжимаются, высвобождая волосы Кенпачи, затем чтобы сильнее прижать его к себе. Глубокие толчки, горячая ладонь сжимает нежную грудь, пальцы ног царапают пол пещеры, зубы девушки впиваются в плечо Зараки. Жар, стук пульса в висках, жар, происходящее тонет в дымке детского сна, девушка откидывается назад. Губы вырисовывают легкую улыбку, глаза уже закрыты, тело постепенно начинает медленно, словно нехотя восстанавливаться.
Пробуждение было подобно медленному подъему в темной, мутной воде. Не вставая, Сой еще несколько минут блуждала в этом зыбком мире между сном и явью. Какие-то смутные образы начали прочерчиваться перед глазами, давая четкости реальности, возвращая в темное подземелье. Он – нечто. – довольная мысль в мутном сознании. Сой была весьма удовлетворенна этим своеобразным спаррингом. Лейтенантка, наслаждаясь эйфорией после секса, с грацией кошки слегка потянулась. Хотелось наорать на Зараки или поцеловать его опять; и то, и другое казалось весьма привлекательным. Что действительно сейчас было нужно, это выпить и не пресловутое сакэ, а что покрепче. Сой как-то раз пробовала водку в Генсее, и сейчас ей хотелось этой жидкости как никогда. Ощущения обескураживали, а отсутствие тела рядом определенно бесило. Девушка нехотя села, ленивое острое желание залезть в горячую ванну, хотя нет сначала в ледяной душ. Это все потом, а … ксо … Сой заприметила совсем рядом валявшееся нижнее косоде. Одна белая ткань сменилась на другую более легкую. По первым признакам можно сразу понять, что и черное косоде тоже порвано, благо «ничего существенного» всего лишь по шву рукава. Девушка без особого энтузиазма накинула следующее косоде сверху. Хаори на котором она сидела явно не пригодно к дальнейшему использованию. Шевелиться определенно не хотелось. Сой вновь довольно потянулась, наслаждаясь приятной истомой в теле. Взгляд перешел на разминающееся тело рядом.
Нет, - запоздало отвечая на вопрос капитана, взгляд скользнул на валявшиеся поодаль свои хакама. Нужно было хотя бы одеться, а на горячее потное тело натягивать одежду совсем не хотелось. Дыхание уже восстановилось, постепенно стали ощутимы ссадины и синяки по стройному телу после бешенных любовных утех. Естественно наличие болевого фактора нисколько не тревожил Сой, единственное чему ее действительно научили в детстве - это терпеть боль. Лейтенантку бесил и раздражал палевый факт их наличия. Но это уже скорее привычка скрытности и незаметности шиноби.
___________________________
Внешний вид: обнаженное тело, на плечи накинута нижняя (белая) и черная косодэ, рукова оторваны.

Отредактировано Soi Fon (2008-11-03 14:39:11)

0

29

Холодные и мрачные туннели, не самое веселое место для времени препровождения. Но делать было нечего. Работа есть работа. Видимо Дзию тоже себя чувствовала не очень приятно в этом месте, хотя была в дозорном отряде.
- Почему-то я чувствую в твоих словах иронию? – усмехнулась девушка, - Не бойся, скоро ты сможешь вернуться к своим любимым занятиям.
Остановившись, Маи подошла к одному из спрятанных датчиков. Вздохнув, офицер начала проверку. Ей было странно, что изобретения капитан могли вот так просто отказать. Ведь Маюри все делал на совесть. Нет, его совесть лучше не брать, она у него часто уходит в длительные отгулы. Он делал все качественно и основательно, при этом рассматривая даже малейшие нюансы. Маи знала строение этих приборов и никак не могла причину, которая могла вывести их из строя.
Все в порядке. Видимо просто какие-то сбои в компьютерах или что-то помешало передачи данных.
Последняя мысль заставила снова сосредоточить внимание на датчике. Может и правда, что-то произошло в системе передачи данных. Данные датчик был в порядке. На всякий случай, девушка направилась к другим. Тут ее ждал сюрприз. Из пяти проверенных ею датчиков у двоих не работало устройство, отвечающее за передачу данных. Это было очень неприятно. Взяв один из поломанных датчиков, Маи напряженно замерла на месте. Ну что ей делать? Направиться к Маюри и сообщить о своем открытии? Бедная ее голова и все остальное. Хотя если выложить новость и быстро смыться под каким-нибудь предлогом, то можно спастись.
- Ну вот..  Дзию-сан, я закончила, - печально возвестила девушка, - возвращаемся.

0

30

Черт… Паршиво, теперь так жарко, что мои ноги, кажется, сейчас воспламенятся, - усмехнулся Зараки, подумав что, пожалуй, рановато надел штаны. Женщина, судя по ее отрицательному ответу, все равно еще не готова.
Придется ждать. С ней я по-любому доберусь до места совета капитанов раньше, чем без нее, - Кенпачи присел на пол и прислонился могучей спиной к стене пещеры, радуясь хоть какой-то прохладе. Какое же капризное существо человек (пусть даже и шинигами) – он стремится к холоду, когда ему жарко, и к теплу, если замерзает. Капитан боевого отряда ощутил это на себе, после прихода из Руконгая он был рад слабому, но теплу подземных туннелей, а теперь его тянет назад, наружу, в объятия вечной зимы.
И все же жара лучше, чем мороз. Это смешно, когда у противника отваливаются руки от холода, - хмыкнул шинигами, вспоминая высокого тощего Эспаду, который подарил капитану несколько минут веселой жизни. От нечего делать, Кенпачи принялся наблюдать за Сой Фон, которая одеваться совсем не спешила. Ох уж эта хитрая женщина, знает, что без нее он никуда не уйдет и спокойно себе тянет время. Хотя, наблюдать за ее обнаженным телом, блестящим от капелек пота, было куда более занятно, чем если бы все ее прелести скрывала плотная черная ткань одежды.
Разлеглась на моем хаори и наслаждается, - подумал Зараки без злости. Он вообще давно не чувствовал себя таким умиротворенным. Нынешнее состояние его тела, еще гудящего от пережитых нагрузок, напоминало тот момент когда Кенпачи был ранен по милости Ичиго. Полное спокойствие, отсутствие ярости и мирное, быть может немного нетерпеливое ожидание выздоровления. Это состояние означало, что ты получил от битвы все что хотел.
Шинигами еще раз потянулся и подавил зевок. Совсем недавно энергия била из него ключом, а теперь все погасло, словно электрик выключил незримую лампочку внутри. Хотелось спать. Впрочем, с этим нужно потерпеть – впереди собрание капитанов, штука до одурения скучная и сложная. Особенно если начинают выступать такие «умники-разумники» как Бьякуя, Маюри и Исида. Но даже от них, а если не от них то от малыша со-тайчо точно, можно услышать интересные вещи. Больше всего Кенпачи надеялся, что распаленный жаждой мести Ннойтра уговорил Айзена устроить полномасштабную облаву на подземное укрытие шинигами. Милое такое, невинное желание жаждущего крови и действия мужчины. Вот только малоосуществимое – Соуске, к сожалению, относится как раз к группе «умников», а значит не будет принимать простых и понятных действий. Тяжко вздохнув, Кенпачи продолжил молчаливо наблюдать за Сой, на время выбросив все мысли – от них уже начинала болеть голова.

0


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Город не видящих Солнца » Западная система тоннелей