Bleach: Disappearing in the Darkness

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Пустыни » Пустыни...


Пустыни...

Сообщений 31 страница 60 из 94

31

-------> Улицы бывшего Руконгая -------> Окраины

Посреди пыли которая поднялась от приземления чьего то тела, можно было увидеть стройную фигуру которая была помимо обычной формы в драном плаще из материи которая когда-то была белой, самодельный плащ спускавшийся до самых пят и капюшон покрывавший голову и закрывавший немного лицо. Рукоять зампакто виднелась у пояса, там виднелись и руки странника белые и тонкие, совсем словно не знающие обращения с грубыми предметами, словно их владелец никогда не утруждал себя грубой схваткой или чем-то ещё.

Арранкар пришёл сюда не просто так, именно здесь он чувствовал средоточие странной силы, реяцу которая была ему знакома не понаслышке. Реяцу самого Квинты, которого Ильфорт уважал за то, что тот был истым воителем и всегда старался перенимать что-то от него, такое же было и с Секстой, но после того боя и после накипевшего внутри гнева по отношению к Ямми, Шаолону и бывшему Господину, Ильфорт решил просто вернуться в Уэко и жить там, пока судьба не укажет ему дорогу. И вот указала, он почувствовал два реяцу. Два источника, один такой бесшабашной силы что просто захватило дух, и было ясно что таким быть может лишь Нноитора Джируга, Квинта Эспада. Другая реяцу спокойно мерцала и переливалась огнями, она была средней силы, он просто понимал что её обладатель возможно просто фрассьон, такой же, каким был он до того, как глухой на слова Шаолонг изгнал его.

Он услышал лишь обрывок фразы уже подходя, услышал что Нноитора советовал кому-то пойти куда подальше, и обещал сожрать. Он должен был остановить эту схватку, хотя бы и своей жизнью, а потому Ильфорт вспомнил просто, сонидо эта лёгкая для него и воздушная техника. Это же так легко и плавно, надо быть лишь пёрышком и легко шагать словно идёшь по воде. Шаг... и ветер взметнулся там, где он только что стоял, на ходу он вытащил свой клинок и появился словно молния, рядом неподалёку от них и держа клинок лезвием вверх вздохнул. Он не знал стоило ли ему идти куда либо, ему просто было интересно, что они будут делать.

Отредактировано Ilforte Grantz (2008-10-31 22:58:15)

0

32

Над пустыней как первые лучи рассвета северными сияниями растекались краски далеких рейацу. Они были блеклые и невзрачные, и скорее отталкивающие, чем привлекательные, даже для голодного зверя, а запахи их, едва отличимые друг от друга, неприятно тревожили обоняние. Но вместе с пробуждением восприятия мира настроение у Джируги медленно улучшалось, духовная энергия из ломаных тревожных змей, словно бьющихся в предсмертной агонии, опускалась к песку успокаивающимся пламенем. Еще недолго, и она вновь станет достаточно большой, чтобы существа разумные не рискнули подойти близко. И когда наступит время спрятать тяжелые кольца рейацу в себе, к тому моменту ноги арранкара окрепнут в достаточной мере, чтобы он мог гнаться за кем угодно и сколько угодно.

" - Не зная устали, не зная жалости, мчаться диким зверем по пустыне, слушая радостный, приветствующий вой ветра и превращая пески за собой в яростную бурю. От нее небо и земля сольются воедино, в один нежно-серый ком, сквозь который загорятся сочные лепестки цветов и проникнут запахи животных шкур. А мы с тобой будем безумцами кружиться, будем самым сердцем этой теплой колкой бури, так и норовящей выцарапать глаза. Большим черным и горячим сердцем. Глядя на всю эту бледность, я боюсь ослепнуть, когда эти радуги засверкают в полную силу. Так нетрпеливо ждешь этого свободного воздуха, что не верится в правдивость происходящего. Может, Святая Тереза, мы вовсе сейчас спим дурными снами на полу в лаборатории Заэля, а тот, до кого мы так и не дотянулись, стоит над нами и лаского-лаского улыбается кровавым лужам на холодном кафеле? Нет, я определенно не хочу в подобное верить. Мои ноги и песок под ними не могут врать."

Глухой удар и столпы пыли взвились к полумесяцу, заставляя обернуться, жадно вглядываясь в осыпающиеся песчинки. За гнущимися и еще прозрачными росянками, букеты которых распускались по телу Докумы, затрепетали лепестки подсолнуха, а один, особенно наглый из них, сорвался с гребня бархана и почти коснулся острого плеча. Ощущение было знакомым, немного потеряным, и пока память пыталась восстановить его, Нноитра как мог быстро взбежал на песчаную волну и оттолкнулся еще выше, в небо, когда воздух взвизгнул под лезвием заносимой над головой алебарды. Чем бы квинта не угрожал Кьёрану, что-то отговаривало использовать того в пищу. Возможно, то действительно подействовало предупреждение о неудволетворенных охотниках, прежде покушавшихся на нумероса. Каким бы ни казалось то, что явилось из ниоткуда, оно не внушало опасения. Значит, можно рвать.

" - Белые разодраные одежды, длинные светлые волосы и невозмутимо нахальные подсолнухи с шипами от роз. Где же я тебя мог раньше видеть? Отчего же ты кажешься таким знакомым. Как камни, по которым ходишь. Всегда они есть, просто ты в них не всматриваешься, чтобы запомнить как следует. Совсем как Тесла. Фраксьон?"

Огромное оружие не обрушилось на сетлую покрытую капюшном голову, а жадно вгрызлось в песок в каком-то метре от арранкара. Тонкое костлявое тело опустилось рядом, тяжело согнув в коленях ноги от приземления, отчего оба пустых на некоторые мнгновения стали одного роста. Джируга нетерпеливо принюхивался, пытаясь разлечить на нежданном госте запахи более привычные для него, но безуспешно. Решительное обнаженное оружие пятого не пугало, он был более чем уверен в прочности своей кожи.

- Фраскьон? Чей? - наконец выпрямился, так и не сумев заглянуть светловолосому в глаза, но с каждой секуной все явственее и явственее чувствуя просто непростительную схожесть этого пустого с кем-то другим, точно таким же и абсолютно отличным. - И что здесь делаешь?

Отредактировано Nnoitra Jiruga (2008-11-02 02:05:24)

+1

33

Светловолосый молча выдернул клинок из ножен и выставил его лезвием в сторону, так чтобы оно смотрело лезвием параллельно земной тверди и направо, левая рука стукнула грудь там где когда-то было сердце.
" - Узнает или нет приветствие... наверное нет...,"- алой вязью пронеслось в голове светловолосого арранкара и он чуть склонил голову перед Квинтой. Резко выпрямившись он крутанул клинок восьмёркой и убрал в ножны, и глухой чуть голос изрёк звуки, которые сложились в слова, что арранкар хотел сказать. Несмотря даже на то что грозное орудие Квинты чуть не разбило голову арранкару, тот спокойно стоял и ветер двигал его потрёпанное одеяние и он улыбнулся Нноиторе. Улыбнулся так, как это делал он и его брат, улыбка чуть оскал напоминает, глаза спокойно и насмешливо чуть смотрят на Нноитору и такие знакомые глаза, такие же яркие разве что другого немного оттенка. Эта улыбка, этот жесть поправляющий прядь волос, эти глаза и снова эта поза вольная чуть и голос насмешливый немного, но смеющийся не над ним, а над просто окружающей средой.

-А я думал ты запомнил моё имя...,-смешок... лёгкий и руку одну положил себе на грудь, чуть выставив торс вперёд и красивым жестом опустив. -Видимо нет... что же, я скажу ещё один раз.,- всё говорилось в манере Заэля, и жест и слова и просто Ильфорт был очень даже похож, или просто Заэль удачно копировал брата. Перед Квинтой наверное могла промчаться молния и словно заменить стоящего на Заэля, он был очень похож на него всем, даже глазами и речью с поведением.

-Моё имя же, думаю ты сам его можешь узнать...Нноитора....,- проговорил выразительно и стал ждать что же скажет ему Нноитора, в ответ на такое маленькое представление.
" - Вот и ты легендарный и непобедимый, ты мне поможешь...я узнаю через тебя о Сексте и найду его, а если он погиб то отыщу его здесь и помогу своему лорду и пусть Шаолон думает что я предатель, я просто очень сильно уважаю своего господина",-думал Грантц и закрыв глаза на миг вздохнул. Он надеялся что Нной не убьёт его за наглость, и поймёт что театр был лишь к тому чтобы, тот понял кто перед ним.

+1

34

Гибкий, тонкий, пластичный, манерный. Наблюдая за действиями арранкара, Нноитра чувствовал, как вверх по позвоночнику проходит неприятный, вызывающий содрогания холодок. Ассоциативный ряд никак не хотел обращаться одной единственой мыслью, слишком простой и странно пугающей.
" - ЗаэльАпорро?!"
Сил у Джируги хватило, чтобы задавить в себе этот восклик, но он отшатнулся на шаг, будто бы перед ним внезапно выросло нечто крайне мерзкое и отвратительное, залежавшийся и полуразложившийся труп, щедро выеденый мухами. Органы чувств уверяли пятого в одном, а логика совершенно в ином. Да, ученый был и поуже в плечах и поженствнней в фигуре, и волосы его не блестели мертвеным белым золотом в свете полумесяца, но даже вздыхал он точно так же: с томностью и отрешенностью от жалкого и презрительного мира вокруг.

" - Какого дьявола? Не удивлюсь, если тебя грохнул Хичиго и ощипал твои перышки, и если ты тоже последовал в Уэко Мундо, чтобы родиться заново. Но где ты так быстро смог раздобыть одежду и уже ее порвать? Или же ты внезапно лишился своей брезгливости ко всему несовершенному? Но глаза то все те же, наглые, сволочные, уже раздели до самых костей. Я не помню, чем от тебя пахло, Заэль, толи приторно, толи остро и горько. Чертовы рейацу, никак не могу увидеть ее всю и сразу."
Все равно, что слушая одну мелодию, пытаться напеть про себя другую: и первая загулшится, и вторая будет звучать отрывками и не в попад. "Еще один раз." Слушая тягучий голос, Нноитра как мог быстрее старался обнаружить в своей памяти ответ на вставший перед ним вопрос в виде непонятного пустого. В том, что это был Гранц, квинта не сомневался ни мнгновенье, ни один даже самый удачливый из экспериментов не смог бы повторить эту ядовитую и елейную натуру, таким можно было только родиться на свет. "Еще один." Неприятная колкость впальцах от этих двух слов. Всегда претендовавший на свою исключительность и уникальность, пятый старательно и долго в свое время закрашивал позорное пачканое пятно в своей биографии. Он пытался как можно реже находиться с ней рядом, чаще чем Теслу отправлял куда подальше по разным мелочам, лишь бы не видеть и не вспоминать, что у него под боком живет еще один Джируга, и тем более женщина. Сколько же было шума, когда он заставлял ее поменять фамилию.

- Гррранц, - все наконец стало на свои места и оказалось гораздо проще, чем опасался квинта. Значит, брат, значит, такой же редкостно подлый и масляный, что поймать можно только насадив на что-нибудь острое. Нноитра вновь смог почуствовать себя главным среди этой разношерстной и небольшой кампании, которую собрали невесть какие ветра пустыни. Черное лезвие, покоящееся в песке, с шорохом вырвалось на свободу, и два широко разведеных острых жвала оказались направлены на светлогривого. - Проявляй уважение, когда говоришь с Эспадой, мразь. Ты все еще не назвал своего имени и не сказал какого черта здесь делаешь, - мимолетная улыбка обернулась хищным оскалом. - Живо отвечай!

+1

35

Завидев ярость Нноиторы, светловолосый примирительно подняв руки ладонями вверх, ладони были исцарпаны и весьма потёрты, чего бы никогда не допустил Заэль, бегавший за выглаженным кимоно, два раза в час. Одежда напоминала собой лохмотья, изодранные и потёртые, но всё же составлявшие некое величие и сам плащ был из той же породы аккуратности. Не то чтобы Ильфорт был свиньей, свиньей был среди арранкаром кое-кто другой, правда по слухам та "свинья" стирала, убирала, готовила и вообще хозяйничала почище любой домохозяйки Генсей.

Ильфорт был быком, а быки испокон веков не любят вычурного и нетронутого, им в радость видеть клинок потрёпанным и прошедшим много сражений, или зреть как его куют. Чем смотреть на рукоять шпаги унизанной драгоценностями, у них в почёте боевые шрамы и вид потрёпанного человека, вызывал просто нейтральные ассоциации. Грантц улыбнулся, прикрыв глаза и приподнял рукии уже своим голосом заговорил, да опуская руки словно сбросил прочь облик брата и теперь взгляд был каким-то странным, словно грозным и почтительным. Так смотрит умелый воин, на мастера и уважение к тому видно и почтение в взгляде, но ни капли страха и боязни, а потому голос раздался совершенно не в Заэлевской манере.

- Я не наглею, просто решил тебе показать кто я, но раз этого мало я пожалуй представлюсь, - закрыв глаза и прижав руку к левой стороне груди. - Пятнадцатый из Арранкар, Ильфорт Грантц. Здесь я можно сказать, странствую... после определённых перемен в моих статусах, и натолкнулся на тебя.
Глаза мягкого тёмно-коричневого оттенока, смешанного с кровью, спокойно смотрели на Нноитору, Ильфорт чуть склонил голову увенчанную рогатой маской, больше напоминавшей шлем, чувствовуя, как реяцу Нноиторы охватывает его тело, и он исполняется понимания его Силы и величия, и голова почтительно склоняется ниже и сам арранкар медленно падает на одно колено, понимая до конца то, что его Сила лишь песчинку, по сравнению с бурей, которая есть Квинта.

Отредактировано Ilforte Grantz (2008-11-02 15:27:18)

+1

36

Стоило слащавости неожиданно исчезнуть из облика Гранца, как он оказался личностью несколько более привлекательной, чем могло показаться на первый взгляд. Покрайней мере такие больше были по душе Нноитре, если вообще только возможно судить о каких-то его пристрастиях, касающихся других персон. В первую очередь все были врагами и потенциальными соперниками, а остальное сразу становилось незначительным и не играющим серьезной роли. То показывал свое ненарушимое действие закон природы и хищничества.

" - Хамоват, но извиняться умеет. Действительно гордый обладатель своей фамилии, похоже изворотливость у них, Гранцев, в крови. Разве что самовлюбленность у Заэля будет попышнее да поярче, нежели у этого... Ильфорта, да? Пятнадцатый. Помнится, Гиммджоу много хвастал, что у него во фракциях - первая пятерка. Толку никакого, но красиво, черт подери. Странно, что кошкомордый вдрг ни с того, ни с сего решил отпустить своего миньона на прогулку. Он же так дорожит ими, так внимательно за ними следит. Или же у тебя, парниша, совсем крыша съехала, что ты решил уйти в самоволку? Похоже, в последнее время это становится очень популярным среди арранкар."

Рейацу почти бережно сворачивается и запечатывается в тело, продолжая свой рост уже внутри опустевшей души, где хоть и тесно, но тепло и безветренно. А Джируга с искренним самодовольством смотрит на склонившуюся перед ним светлую голову, его не может не греть мысль, что даже чужие фраксьоны с таким почтением относятся к нему. Как бы не заболеть звездной болезнью.

- Хватит уже песок загребать, - такой удволетворенный оскал. Этого, так и быть, можно побаловать господским вниманием, в конце концов, они сейчас оба в некотором роде собратья по несчастью. У квинты впервые за время его пребывания в пустыне посетила мысль, что он уже скорее всего не имеет права носить гордое звание Пятого Эспады. Но это можно обдумать и потом, а остальным о подобном промахе знать вовсе и не обязательно.

- И что же тебя заставило покинуть родимый синий бочок? Неужто ты надоел Гриммджоу? Или некачественно выполнял работу? - даже удевительно, что Тесла еще не пробовал сбежать. Все-таки не похоже, чтобы Ильфорту за провинности доставалось так же, как одноглазому фраксьону.

0

37

Грантц резко выпрямил свой стан и поднял голову с своим странноватым обломком маски Пустого и скрестил руки на груди, да чуть отмахнулся рукой от песка налезшего в волосы. Услышав вопросы Нноиторы, он спокойно ответил.

- После некоторых перемен, меня изгнал за просто открытое мнение по отношению к Сексте и высказанное, Шаолонг Куфонг одиннадцатый из арранкар. Раз изгнал, значит изгнал... хотя и понял меня он превратно, я говорил о том что просто скажу Гриммджоу о своих мыслях касательно него. А этот, решил что я посягаю на его жизнь, и я не стал спорить, если понадоблюсь найдут. - тихо и спокойно рассказывал о своих приключениях.

- Так что я теперь являюсь просто арранкаром, хотя надеюсь что Секста при встрече со мной признает кто из нас был прав или неправ. Хоть такое изгнание и не сделал сам Гриммджоу, но Шаолонг. Думаю стоит это принять в расчёт на всякий случай, - потерев подбородок изрёк блондин и снова почуствовав игру реяцу вдалеке,чуть клацнул зубами.
- Я так понимаю, что в Крепости случилось что-то ужасное, и потому я хотел найти кого-то кто бы пошёл со мной туда и помог бы мне найти Гриммджоу. Я ведь простой арранкар, ничем не силён, мне нужна помощь, хотя бы и для того чтобы не умереть в первую же минуту. Разница в силе между мной, и тем же Ямми - Дэсимой Эспада, очень велика... я хочу стать сильнее, и крепче.

Отредактировано Ilforte Grantz (2008-11-03 12:05:48)

0

38

Надо же какие страсти. Да взятие Сейретея и рядом не валялось, так, тихая встреча старых друзей в новых местах. Повырезали всех вайзардов как вид, помогли тому больному дедку наконец обрести мир и покой, чтобы больше под ногами не мешался со своими идеалами светлого будущего и спокойной жизни в некогда мире живых. Да, чудесные тогда были танцы - по колено в крови да под сладкий хруст костей, и так тепло горели и плавились камни, так прекрасно задыхалось все то жалкое и ничтожное, что создано для того, чтобы умереть быстро и бесславно, стать грязью под ногами. Помнишь, Святая Тереза, как ты осипла и страдала головокружениями? Как тебе было дурно, а сама, жадная идиотка, лезла снова и снова, хватала еще и еще, как не захлебнуласть только, не понимаю. А эти все интриги плетут да отношения выясняют. Зачем оно надо? Разве это жизнь? Сушеная гнилость, вроде той рыжей дряни, что так любит Ичимару.
Ничего интересного. Монолог Ильфорта лишь отвлекал от дел более насущных, чем проблемы фраксьона шестерки и еще какого-то таинственного китайца Куфонга. Нноитра даже не утруждал себя задаться вопросом, кем бы он мог быть. Если не Эспада, то значения не имеет, пусть выгоняет кого хочет и куда хочет. В конце-концов квинта не записывался в частные психологи, чтобы копаться в чужом грязном белье и искать среди него то заветное и потеряное золотое колечко - главный источник всех непониманий и споров. Зато требования собственного организма становились ощутимее от теплых и душевных воспоминаний и распускающегося бутона растущей рейацу, который нуждался в хорошей энергетической подпитке. Как можно скорее.
Случилось что-то ужастное в крепости. Я там случился, черт подери.
- Я тебя сразу предупреждаю... Гранц, - имя братца Заэля как-то не хотело сохраняться покойно в памяти, да и дьявол бы с ним. Маслянистый и теплый запах подсолнухов достаточно крепко запомнился обонянием Джируги, чтобы он больше никогда не спутал этого бедолагу с кем-то другим. Его же счастье. Без внезапного появления действительно веских причин блондинчик может расчитывать на жизнь вполне долгую, покуда у пятого будет хорошее настроение. И пока что фортуна была на стороне фраксьона. - Запомни как следует: я твоей нянькой быть не намерен, а сопливый баласт мне не нужен. Начнешь дохнуть - твои проблемы, пока сам себе череп не пробьешь, так и останешься падалью для любого, у кого челюсть достаточно сильная, чтобы разгрызть кость. А теперь или не мельтиши под ногами или сделай что-нибудь полезное, - голодно сглотнув и вытянув шею, Нноитра присматривался к раскатистым ленивым всполохам над песками. Густой медовый янтарь низко проблескивал на черном небе. Совсем недалеко. Обшагнув Ильфорта, провальный революционер зашлепал за манящим запахом, твердо решив не вступать в пустые беседы, пока от источника этих теплых сияний ни останется и малейшей капли духовной энергии.

0

39

Грантц вдруг почувствовал что-то, голова начинала трещать и он потёр рукой голову распустив прядь золотых волос, которые казались иногда мертвенно золотыми, или когда на них падал свет то они чуть ярче становились. Он ясно понял намёк Нноиторы и вздохнув отошёл в сторону от Квинты, и прикусив губу послал боль куда подальше, решив вытерпеть и не показать что у него что-то болит. Давно уже Ильфорту казалось что он стал слишком каким-то сильным, вроде бы совсем недавно сонидо было для него трудноватым делом. А вот тебе и нет, на площадке с шинигами он словно какой-то воин легко достаточно справился с теми шинигами, и серо выпустил достаточно мощное чтобы победить офицеров.

" - Но вот реяцу Квинты, она была слишком уж сильной, что же такое случилось здесь, или после того Заэлевского ухода за здоровьем что-то пошло не так, да нет вроде бы всё помнил и знал. Но странно, ни реяцу брата, ни Сексты... словно они куда-то пропали, что такое же произошло пока я лечился у Заэля, и сколько времени то прошло, около недели судя по моим чувствам. А что если прошло больше? Нет, быть не может... если...нет такого быть просто не может, но тогда почему всё вокруг так изменилось, даже я сам. Ох, надеюсь Заэль мне всё объяснит, всё таки он моя семья. Расскажет, поругает за то что туповат, но всё таки расскажет что со мной, ведь больше у меня никого нету кому бы не было наплевать на мою судьбу. Кому же я нужен? Сексте? Куфонг отстранил меня, а сам Секста...я не могу чувствовать его реяцу, что очень странно. Она же в прошлые времена, меня захватывала так что я за километры чувствовал его приход, а теперь... видимо я пострадал сильнее чем думал. Тем паче, повод пойти к брату... может и вылечит."

Грантц тут резко вспомнил что Нноитора может знать где брат и решил случайно узнать, где точно Заэль Апорро.
-Нноитора-сама, а вы случаем Заэля Апорро не видали, а то я должен был к нему зайти, и не знал где его искать, он так часто перемещается что не уследишь. Вы же с ним общались, не знаете где мне искать?,- спросил вежливо Грантц уже уходящего Квинту.

0

40

- Он успел переместиться так, что искать уже бесполезно! - прикрикнул через плечо Нноитра, даже и не подумывая о том, чтобы остановиться и рассказать Ильфорту подробности произошедшего. Если фраксьону действительно настолько интересна судьба его смазливого родственника, то он и подождать сможет и даже следом рискнет пойти. А у Заэля то язык как помело. Общались мы с ним. Общались не больше, чем со всей остальной Эспадой. Что он мне стоит, этот Заэль? Слабая и слишком заумная ошибка эволюции, которая получила по заслугам. Хотя, не могу не признать, порой, когда он не действовал на нервы и не капал на мозги, с ним было даже забавно.
С гребня соседнего, более высокого бархана вид на тоску пустыни открывался изумительный. Застывшие во времени и пространстве серебрянные волны. Но гораздо более привлекательным для истосковавшегося по родному домашнему теплу песков Нноитры было длинное и черно-бордовое, что гибкой кишкой прокладывало себе путь по крошеному камню, шумно перебирая бесчислеными короткими ножками и разинув рыбью пасть. От него, как от откормленой тли, пахло сахарной влагой и вязкостью янтаря, в котором безвозратно сгинули тысячи и тысячи мелких букашек. Монотонное шебуршание лапок с каждой секундой сильнее заглушалось стуком голодной крови в висках. Это вам не крошечный жалкий шинигами, которого даже гнать через метель неинтересно. Что у него есть, кроме его хлипкого меча да нескольких заклинаний, что шкуре Эспады все равно как комариные укусы? Здесь же все тело - броня и оружие, - пойди попробуй подступиться. Нноитра даже ощущал легкое сожаление: он уже перерос ту жизненую стадию, когда встреча с этой тварью могла сулить развлекательную драку перед заслуженым ужином. Тогда, чего еще ждать?
Песок поддатливо катится под ногами, а освежевшее кислое рейацу распахивается за спиной рваной и перепончатой стаей. Ядовито-зеленой до удушья. Многоножка поднимает круглоглазую голову навстречу визжащему рыку, сворачивается телом в тугой комок, защищая слабое брюхо и угрожающе растопыривает острые жабры. Надеешься, что спасешь свою дрянную душонку? Лучше расслабься, чтобы Святая Тереза быстрее и безболезненее раскроила твой череп. А радости богомолихи нет предела, она как черная молния на черном же небе, взлетела благодаря прыткости своего хозяина и всеми когтями прогрызла, распорола такой прочный на первый взгляд шлем маски. Джируга приземлился на добычу, когда приколотое к песку червеобразное создание еще билось мощным туловищем в предсмертной агонии, а из чернеющей трещины подозрительно сильно выплескивалось нечто неприятно вязкое, зелено-коричневое.
- Хм? Многовато в тебе крови, - если бы Нноитра был кошкой, любопытство бы давно его сгубило, но родство с насекомыми спасало пятого от столь печальной участи. Зачерпнув полной ладонью густую жидкость, пятый тщательно и превиредливо ее обнюхал и, убедившись, что именно она была источником сладковатого запаха, щедро слизнул. Удевительно безвкусно. Более того, завлекательно пахнущая масса оказалась крайне липкой, склеивала пальцы и никак не желала сдираться с ладони арранкара. Вот значит чем ты, скотина эдакая, промышляла по пустыне. Навоняешь своей кровищей, а потом только и остается, что подбирать беспомощные тушки доверчивых идиотов.

+1

41

Глядя на то как серповидная коса Квинты пропорола череп, Ильфорт понял что будь бы он на месте той многоножки , ничего бы не поменялось целиком. Он сейчас стоял живым, только потому что был братом пугавшего немного Нноитору, ну и в Эспаде. А так если бы Нной был бы ему врагом, то он бы не прожил и секунды, хвалёную броню быка распороло бы похлеще топорного удара и убило бы ещё в полёте, так что даже и мысли о давлении на Нноя быть не могло. Убьёт ещё, и спокойно останки разорвёт... Ильфорт думал о своём шагая за Нноем и смутно понимая, что если он хочет узнать правду, то должен либо поразить Нноитору и заслужить каплю его уважения,  либо потянуть того за язык и заставить невзначай выболтать нужное. Грантц даже и не знал, как он сможет такое сделать, любой из этих вариантов мог привести к тому что Нной просто проткнёт его и оставит здесь, как слабую тряпку.А что может фрассьон Эспаде? Пощекотать спинку своим релизом, и вызвать бурю смеха своими попытками.

Он шагал вслед за Нноиторой и резко вдруг повернулся и песок обычно лежавший спокойно, вдруг взметнулся за его спиной и в эдакой буре проступал силуэт какого-то Пустого. Пустой явно рассчитывал победить Грантца, потому что он был слабее и следственно попасть на обед, 15 - ый воздел свой зампакто и вдруг словно разозлился. Это был не релиз, зампакто светился просто золотым огнём, волосы Ильфорта словно ожили и сочились своей силой, Пустой опешив ударил своей лапой по песку там где был Грантц. Меч встал золотой линией на пути между ними и тут только старшему из братьев, пришлось показать месяцами накопленную силу, это было нечто новое родившиеся внезапно, пока Ильфорт лежал в забытье, у брата в лаборатории. Он хоть и был вытянут из мира, но во сне он чувствовал что сила его понемногу растёт, ибо в мире нет ничего неизменного и даже костёр разведённый творцом чтобы согреть, мог стать пожаром стократ мощнейшей силы. Давление...давление...давление, скрежещет страшно броня Пустого и меч чёрный от крови идёт дальше, золотое сияние бьёт по глазам так что больно смотреть. Меч прочертил аккуратную линию Пустого поперёк и разделил того на две части, точно какой-то безумец решил сделать двух вместо одного.

Грантц пнул ногой агонизирующие останки Пустого и повернулся к Нноиторе, словно не фрассьон, а его верный напарник из давних времён позабытых всеми. Он оглядел фигуру Нноя и тут наконец-то заметил какой-то изьян, раньше видя Нноитору в потоках реяцу он даже не заметил что Квиннта, как ни странно обнажён и даже нисколько не комплексует по этому поводу. Грантц улыбнулся и стащив с плеч свой потёртый плащ который был ему велик даже, потому как задумывался плащ кое-кому другому. Плащ был даже велик Ильфорту, он носил его подворачивая немного и протянул Квинте с словами.
-Оденьтесь...Ннотора-сама, здесь прохладно, а вы обнажены... что весьма странно...,- вручая плащ Ильфорт старался не задавать почему Нноитора голый.

" - Заэль что ли, домогался его? Да нет, брат в плане одежды трепетен и гневен, всегда выглядит, как с иголочки одетый. Одежда может потеряться... по нескольким причинам. Первая - Нноитора настолько спятил что разделся и пошёл гулять...бред он хоть и по словам Заэля слеповат на вещи, но не глуп и не туп. Вторая - это розыгрыш... или кто-то принял его облик без одежды? КЛОН ЗАЭЛЯ??! Нет... стоп Заэлев клон всегда отличен от оригинала и я бы узнал. Третья - Его победили и он потерял оддежду... но кто???Какой жалкий шинигами мог победить Квинту, это же невозможно...разве что тот Рыжий, но как сказал Улькиорра давно ещё у него потенциал есть, но он его не раскрыл. Тогда что случилось чёрт побери?!"- Грантц решил подержать свои домыслы при себе и проговорил.

-Нноитора-сама, вы позволите мне идти за вами...стать вашим спутником? У меня ннет...дома, нету даже... того кто обо мне заботился и смотрел вообще за мной...то бишь Секста ... Он пропал... можно я примкну к вам, потому что я один я тут погибну... а вам я быть может пригожусь не только в качестве, фрассьона которого не жалко послать на убой.,- голос дрожал чуть и умоляющим тоном задал вопрос который мучил душу Грантца, - Что стало с Заэлем?! Почему я не чувствую его реяцу, а вы посреди Уэко и обнажённый! Почему все молчат, и никто никогда не говорит мне правду? Я хочу знать что случилось, даже если вы после этого решите что я обнаглел в словах настолько что мне пора умереть, ещё раз...

Грантц говорил запальчиво, и чуть чеканил слова но гнев и отчаянье выдавало его и плюс расшатанные нервы и "слепота" разума и глаз нервировала его больше всякой смерти. Он стоял с протянутым плащом в руке и смотрел на Нноя, глазами в которых читалось безумие и отчаянье арранкара доведённого до крайности тем что он не может увидеть мир, так как видел ранее. Он преступил черту дозволенного, пусть же умрёт он, но он умрёт узная ответ. Грантцу всегда казалось что арранкарам стоило бы быть открытей друг к другу и не смотреть на фрассьонов, как на тупых исполнителей воли. Увы мало кто понимал золотоволосого, даже родной брат посмеивался над его идеями и словами и говорил не молоть ерунды.

Отредактировано Ilforte Grantz (2008-11-12 16:26:09)

+1

42

Нноитра относился к увлекающимся личностям. Если какое-то занятие поглащало полностью его внимание, уже нелегко было отвлечь пятого чем-то иным. Сейчас он был заинтересован исключительно в жестком и хрустящем черепе многоножки, благо, мощные челюсти позволяли с легкостью разрывать добычу, разве только человеческое тело, длинное и нескладное, не позволяло удобно изогнуться и подступиться. Приходилось складываться почти что втрое. но приспасабливался к любым неудобствам быстро, в противном случае они приспасабливались под него. Кровавая, недолгая и, без сомнений, красивая битва Ильфорта с каким-то песчаным клопом осталась благополучно незамечена. Наверное, не сунь бы Гранц под нос Джируге свой плащ, тот и вовсе бы о нем позабыл.

" - Обнажен?" - слизнув с верхней губы осколочек чужой маски, он оглядел по возможности свое тощее тело, словно ожидал на нем увидеть нечто новое и неожиданное. Например крокодилий хвост, но такового не обнаружилось. " - И что с того? Этот червяк тоже голым был, но никого как-то особо подобное не волновало."
Тем не менее от куска грубой ткани Нноитра решил не отказываться, не потому что было хоть сколько-нибудь прохладно и не из-за смущения, считая, что конкретно ему стесняться нечего. Некрасиво выпиравшие кости бедер и ребра - это мелочи жизни.
" - Помнится, Заэль мне вкалывал что-то от обморожений, но дьявол ведь знает, врал он или нет. Не хотелось бы замерзнуть, так и не дойдя до нор шинигами. Что касается этого блондинчика... он мог бы мне даже пригодиться. Маленький отбившийся от стада ягненок, не знающий, куда бы ему податься. Бедная отчаявшаяся душа, готовая хвататься за любую тростиночку, лишь бы не оставаться в гордом одиночестве. Интересно, тобой управляет страх одиночества, а Гранц? Такие как ты хорошо идут на пушечное мясо."
Осклабился, словно слова Ильфорта были глубоко омерзительны ему. Отчасти это было правдой: Нноитра терпеть не мог, когда фраксьоны, создания сотворенные для службы сильнейшим, начинали дерзить, считать себя чем-то большим, чем они являлись на самом деле. Но с другой стороны, похоже, оба брата обладали некоторым шармом, всегда исправно действовавшим на пятого. Уже второй раз, он готво был спорить до пены у рта, но просебя дал на просьбу положительный ответ.

- Заруби себе на носу, ты никогда не будешь мне равным, - почти пролаял, выдернув из тонких пальцев старый плащ и принявшись заматывать  его вокруг себя на манер греческой тоги. В душе не чая, откуда он мог бы знать о подобной одежде квинта был уверен, что действует совершенно правильно. - Хочешь знать, что сталось с твоим ненаглядным братцем? - затрещала разрываемая ткань. - Его прихлопнул Хичиго. По приказу Великого отца нашего Айзена-сама, - злобное шипение сочилось густым ядом ненависти при упоминании самоназваного божества пустых. - Он, видишь ли, посчитал Заэля предателем, мол, тот задумал против него бунт и восстание. Пф! Да у этой розовой стервы слишком много мыслей о его чертовых опытах в голове, чтобы о чем-то постороннем думать, - затянув самодельный из плаща же пояс, Джируга ступил с недоеденых и уже растворяющихся в воздухе остатков черепа, застекленевшим взглядом рассматривая глаза Гранца-старшего и склоняя голову набок. - Знаешь, как неприятно, когда тот, кому ты служишь верой и правдой, в кого ты веришь и на кого на деешься, знаешь как досадно, когда он приказывает тебя убить? Словно ты надоевшая ему игрушка, которую в самую пору выкинуть.

0

43

На Старшего Грантца словно вылили ушат холодной воды холоднее, чем лёд в десятки раз, Ильфорт клацнул зубами и на какой-то момент внутри зрачков, словно дико и страшно взревел зверь, именуемый быком. Этот дикий рык, зверя у которого убили существо одной крови с ним, рык был грозен и бессилен, как привидение воителя поклявшегося мстить но, увы теперь бессильного.

" - Умер...я всегда думал что первым буду я, а не ты брат. С другой стороны ты оказался сильнее меня, ты сумел восстать против своего Лорда, и поднять клинок ради свободы. Если верить словам Нноиторы, то он, похоже, пережил тоже что и Заэль, чёрт... я надеялся что найду таки тебя брат, а ты ушёл. Ох, пусть будет легок твой путь брат, где бы ты ни был, если ты выживешь, то я всегда найду тебя Брат, всегда... даже, несмотря на те действа что ты сделал со мной".
Грантц смотрел на Нноитору, который произносил поучительную речь, на тематику того, кто именно прихлопнул его брата и по чьему приказанию. Последняя часть фразы говорила, о том что Грантц не знал что такое предательство того кому ты служил и в кого ты верил, и что после стольких лет презрительный взгляд и слова.
" - Он нам больше не нужен, уничтожить его ... этот мусор",- слова словно звенели в голове и Ильфорта и он холодно взглянул в очи Квинты и словно на миг показав ему что он тоже не лишён гордости, и что не собирается вечно быть плебеем на службе у высокопоставленных лиц.

- Не знаю? Гораздо хуже, в отношении нас фрассьонов и вас Эспада, то что вы даже не можете представить что терпим мы, когда вы забавляясь жертвуете нами. Несмотря ни на что, вы нужны Айзену, потому что он других делать вряд ли будет. А мы, низшая каста арранкаров, мы слабее, мы постоянно идём за вами, мы ваша свита, мы ноль в десятке. Но увы, за последнее время я вижу что мы хоть и ноль, но мы из палочки делаем десятку, - Грантц печально взмахнул рукой и пригладил волосы которые развевались так словно Грантц был средоточием великой силы.
Однако призрак какой-то силы тут же угас, и Ильфорт снова стал тем кем был, простым фрассьоном владел который лишь своим релизом и парой техник. Мало кто знал что Заэль потихоньку усиливал тело брата, в опытах всяких и процедурах, они копились неся негативный эффект Грантцу-старшему. Однако после той комы, в которой пролежал Иль, его тело словно адаптировалось и именно поэтому он так легко сражался с шинигами и с тем Пустым который недавно напал на него, конечно рубеж силы Ильфорта был не так велик чтобы надрать задницу тому же Ямми и занять его место в Эспаде, но втайне он надеялся что когда-то всех былых соперников спокойно заставит отойти в сторону.

- Можешь ли представить Нноитора-сама, что чувствовал я, когда падал с неба, когда меня поразила реяцу того красноволосого шинигами. Когда я осознал что сглупил, мой лорд ушёл и даже не вспомнил обо мне. Просто бросил, как бросают ненужную вещь. Думаешь нам приятно, видеть это и чувствовать себя рождёнными быть всего-лишь вещами для кого-то ещё. Я знаю ты скажешь мне " Знай своё место, Грантц, и помни кто ты и кто Я", но я сказал то, что хотел, - Ильфорт стоял рядом с Нноиторой ростом будучи ниже чем Квинта но в его глазах, глазах ало-тёмного оттенка сияло нечто вроде гордости и своего достоинства.
- Я пойду за тобой, и скажу тебе сразу, что упаду только мёртвым, как я служил своему Королю, так и я буду служить тебе. Можешь доверять мне, я хоть и подвержен свободомыслию, твою спину я прикрою в меру моих собственных сил. Теперь у меня есть кровник, и есть стимул..., - Грантц даже не знал откуда он помнит такое слово и что значит это слово, знал лишь что теперь ему надо следовать за Квинтой и просто суметь вырасти в силе настолько чтобы в один прекрасный день, суметь скинуть облик притворства и спокойно пойти туда куда укажет путь дорогу разум.
И тогда он сможет спокойно победить Ямми, и доказать Владыке, что не только младший, но и старший брат способен быть сильным. Грантц внешне ничем не отличался от другого фрассьона, только вот внутри постоянно горел огонь, который говорил о обратном. Ильфорт становился сильнее, потому те эксперименты в прошлом, мало ли что Заэль творил с ним пока старший лежал без сознания, его реяцу росло потихоньку. Он ждал что его настигнет по спине коса Нноитору и весь сгруппировался готовый к тому чтобы выхватить меч и в релизе протаранить Нноитору, авось получится сбить его на пол, и рогами пронзить шею.

0

44

Конечно, хамство со стороны фрассьонов, даже когда они не твои фрассьоны, Джируга считал невозможным и нестерпимым абсолютно. На ярком примере Теслы было доказано, что лучше всего оно излечивается грубой физической силой и переломаными костями. Но пылкие и яростные речи Ильфорта, очевидно, искренне убежденного, что он может своим монологом воззвать к совести Квинты и хоть немного изменить его мировоззрение, вызывали у Нноитры прилив такой небывалой ярости, что он готов был расхохотаться. Рейацу, едва успокоившаяся после короткой охоты и уже медленно толстым покрывалом оседающая на песок, словно свинцовая пыль от порыва ветра, огромным грозовым облаком выросла за плечами пятого, нещадно забивая собой легкие всего, что могло дышать. Святая Тереза, все еще пьющая огромной пиявкой кровь из стремительно разлагающегося и тающего тела многоножки, угрожающе зарокотала не хуже громовых раскатов. Одна жертва не смогла утолить голод жадной хищницы, и она жаждала продолжения.

- Теперь у меня есть кровник, и есть стимул... - стоило голосу Гранца утихнуть, ответом ему стал мощный удар ногой по нижней челюсти, который сбил бы с ног даже Мэноса Гранде. Не дожиаясь, пока Ильфорт предпримет попытку подскочить на ноги, квинта надавил босой стопой ему на шею. Достаточно сильно, чтобы он не мог подняться, но недостаточно, чтобы его задушить. Гораздо удобнее разговаривать, когда у собеседника нет иного выхода, кроме как внимательно слушать.
- Ты действительно думаешь, я доверю свою спину мямле, жалующемуся на тяжести судьбы? Мне всегда казалось, что Гриммджоу неплохо воспитывает своих фраксьонов, а он лепит из них кротких и несчастных девочек, обделенных счастьем в жизни. Хрен ли ты живешь тогда, если тебя не устраивает твое положение и отношение к тебе других? Ты мне не ровня ни по каким параметрам, Гранц, вбей это намертво в свою белобрысую башку. И мне не нужна таскающаяся за мной хвостом вечно ноющая баба. Поспешу тебе сообщить, что у Святой Теерезы в последнее время была очень строгая диета, и если я от тебя еще хоть раз скулеж услышу, то предпочту покормить ее, чем выслушивать твои заунывные причитания еще раз, - и Джируга убрал ногу с удивительно теплой кожи, под которой так ясно ощущалось биение вен. Это вам не гладкая маска адьюкаса, глухая и холодная как развалины в мире шинигами.

" - Если бы не этот Зараки Кенпачи, я бы ни в жизни не стал туда возвращаться. Что там есть, кроме гололеда, руин, вечной бури и постоянной нехватки пищи? Ах да, конечно же, Айзен со своей крепостью и послушными шавками. Клеймо ставит везде, где хоть ненадолго сумел задержаться - голые ровные и белоснежные стены, за которыми дикая свора на цепях. Какое же удовольствие больше не чувствовать тесного ошейника и дышать полной грудью. Может к дьяволу этого Зараки Кенпачи, если я все равно его никогда больше могу не увидеть? Буду во снах во всех красках и цветах представлять наши с ним танцы по обломкам чужих жилищ и под сиянием полумесяца. Черт, но если я не выполню свое обещание, то этот урод станет бессмертным. Некому ведь кроме меня его будет убить."
Несколько расеяно и задумчиво Нноитра потер ладонью шею, покуда с неприятным чавканьем лезвие алебарды покинуло то, что некогда было разворочаной раной смертоносного пустого, а теперь рассеивалось последними густыми перьями в ночном небе.

0

45

Грантц едва успел закрыть рот, как тут же нога Нноиторы ударила его по челюсти и зубы клацнули так что раздался скрежет, Грантц рухнул в пыль, задыхаясь от бури реяцу, к которой был очень чувствителен после того, как он вышел из состояния комы.
Он видел что Квинта был окутан облаком реяцу которое словно мантия венчала его, так было и с Гриммджо только у того ярости было куда больше. Ильфорт упал на спину даже не успев выхватить клинок и почувствовав что Квинта наступил ему на горло и не даёт подняться резко ухватил его большой палец ноги рукой и со всей силы успел дёрнуть, раздался злобный хруст.
Злоба вспыхнула на лице Ильфорта, от удара ногой по лицу и хождения по его шее, по лицу пошла кровь, лицо было злым и словно отдалённо напоминало Заэляв планах которого что-то пошатнулось. Блондин поднялся и сплюнул в сторону Джируги, и глаза его представляли собой злобный ореол огня и гнева, словно Ильфорт взял бы Нноитору и отрубил бы ему голову одним ударом.

- Ты точно спятил, Заэль был прав... понимаешь ли ты что я даже толком не знаю, сколько времени прошло?!Чёрт, чёрт... хорошо, очень хорошо я буду говорить с тобой прямо и не выражаться спокойно и тихо,- Иль был в бешенстве, он намекать старался Джируге на то что мол подскажи ка, друг мне сколько времени прошло и что вообще случилось, а тут на тебе дали по челюсти и стали поучать в том что он плакса и неудачник.
- Я провалялся в коме, по моим данным три дня с того момента, как я ушёл за Гриммджо в Генсей, сколько же Айзен тебя разрази времени прошло?!Тебе так больше нравиться, когда я зол и больше похож на психа и убийцу, чем на спокойного арранкара? А Джируга? А что же твоей подруги, мой клинок не хуже, и он давно не встречал достойных врагов.
Верно Дель-торо?
,- узкий и прямой клинок катаны Грантца, с ромбовидной рукоятью засиял золотым светом и Ильфорт постепенно увеличил свой контроль над реяцу, после которого вся его фигура облеклась в золотое свечение, медленно по краям фигурки но сильное.
Песок вокруг Ильфорта задрожал и сам воздух словно сгустился, пробуждалась накопленная за многое время сила, долгие месяцы она копилась внутри Ильфорта не выдавая того что тот куда выше стал чем его сотоварищи в мощи своей, конечно для Эспад это повышение было песчинкой в море песка. Но для Ильфорта это было нечто, он и не думал что способен так наполнить себя, сила разливалась по его конечностям и наполняла его, он был полон намерения доказать Джируге что его лорд Гриммджоу не держал на службе мальчиков для битья и постелей.
Зампакто вынутый из ножен смотрел Джируге в грудь, и пустыня услышала безумный смех. Раскаты ненормального смеха, заполонили долину, словно арранкару было смешно от мысли что он может что-то против Джируги, но гордость в крови не давала других выходов, он решительно поднял зампакто одной рукой и выставив, наподобие рапиры лезвием в сторону Джируги произнёс.
- Tsukukidake Del-toro!,- воздух решительно задрожал от мощи выпускаемой реяцу, и Ильфортова фигура начала излучать такой яркий свет, что Джируга мог бы и ослепнуть.
Раздался звук напоминающий свист и фигура окуталась яркой вспышкой и облако песка скрыло её, и тут в поднявшейся туче засветилась фигура выходящего оттуда Грантца в своей истинной форме. Вот что он представлял, грозная броня с отливом, могучие руки способные казалось согнуть скалы и бросить к подножия ног всё, голову венчал шлем с глазницами и оттуда на Джиругу смотрели глаза, один глаз был нормальный Ильфорта темно-алый, а другой был просто красной точкой на чёрном фоне, словно в форме он был одновременно двумя.
Словно когда он сливался с мечом, он сливался с собой прошлым, да так оно и было Ильфорт - арранкар и Ильфорт заключённый в мече, были двумя частями одного. Гулкий голос из под брони раздался так словно, требовалось на всю пустыню известить о поединке между Джиругой и Грантцем. Фразы не было, был лишь вздох шелестящий по всем просторам пустыни и такой ужасающий словно не дышал кто-то лет сто и вдруг вздохнул сразу на сто лет вперёд.
Бык-Ильфорт чуть присел касаясь руками земли и подол его развевался от ветра, ветер был особенный, ветер силы самого Ильфорта, свечение снова коснулось быка и окутало и тут он пропал и используя сонидо разогнался для того чтобы ударить Джиругу со всей силы.
От бешеной скорости завораживало дух, и рога грозно были нацелены на торс Джируги, казалось вот ещё миг и другой и Ильфорт пронзит тело Квинты и убьёт его и станет сильнее во много раз.
Грантц был с собой на всю свою мощность, он чувствовал что сможет стать ещё сильнее, и поэтому его уверенность была твёрже стали и гранита, он летел и мыслил возможно в последние миги своей жизни яркой, как звезда что на секунду чертит небосклон.
" - Бык никогда не дотянется до луны" Нет Брат, я докажу обратное, я нанесу ему царапину! Я буду достойным того чтобы о моём имени и фамилии не ходило позора, я докажу! Джируга, ты оскорбил меня, я знаю что ты Эспада, но чёрт побери я никому не позволю так меня называть, даже если ты сотрёшь меня в порошок",- он мыслил и летел, в последний миг перед уже самим ударом, когда он был за миг до того, как сделает что-то Джируга он успел подумать.
" - Звезда, я звезда ... я так же стремительно падаю, и если повезет то снова буду сиять... Звезда...", были его мысли перед тем, как он пролетел последние метры разделявшие их с Джиругой.

Отредактировано Ilforte Grantz (2008-11-18 00:46:19)

0

46

" - Жалкий, слабый, ничтожный щенок. Что ты о себе посмел возомнить? На кого ты поднял лай и осклабил свои зубенки? Тебе только молоко еще бы сосать, а не пытаться разгрызать кости - свернешь обе челюсти, и окружающих только насмешишь своей глупость и нелепостью. Я думал, вы Гранцы вроде бы не дураки, так какого лешего ты, пес, пасть разеваешь на хозина, даже если и не своего? Клыкам тесно, выбить тебе парочку лишних? Ах-хах! Я спятил? Белобрысый дурак! Кого во всем Лас Ночес, во всей этой трижды проклятой глыбе камней ты видел не спятившим? Хоть одно существо, не страдающее в той или иной мере безумием? Покажи мне его, покажи немедленно и я собственноручно придушу, сверну шею этой ошибке природы! Неужто человеческая сущность настолько сильно вдарила тебе в голову, что сумела заглушить дикие звериные зовы? Тогда какого дьявола ты мне крысишься сейчас, словно я хочу тебя убить? Хотя, действительно, почему бы и нет? Свежая кровь, теплая плоть, запах смерти станет сильнее, если убивать с искренней ненавистью в душе. Зачто бы мне тебя возненавидеть? Излишняя самоуверенность будет хорошим поводом?"

Совсем недавно такие нежные и хрупкие, совершенно воздушные лепестки подсолнухов запылали как далекие горячие звезды и ощетинились острыми кромками. Конечно, они ни в какое сравнение не шли с теми бесчисленными переломанными костями, с той армией золотых мертвых войнов, что повстречал Джируга в метели, но сколько было искренней глубокой ярости в этих цветах. Это было не желание сражаться, чтобы искренне ощутить во всех тончайших переливах вкус жизни, а порыв растоптать в пыль, изнечтожить, стереть с застывшей маски лица Уэко Мундо. Нноитра помнил это чудное кровожадное ощущение и на подсознательном уровне понимал насколько оно разрушительно и опасно. Только не задумывался об этом совершенно, уверенный, что какой-то фраксьон не сдвинет его с места, даже, когда пятый находился в столь плачевном ослабшем состоянии. Еще не поздно уйти от бессмысленной драки.
" - И лешиться возможности хоть кончиком языка коснуться ее, колющей и ядовитой, обжигащей как лед и пьяной жизни. Строить какие-то заумные планы, кого-то обманывать, кому-то мстить, кого-то вечно клять. А для чего все это? Для чего все эти лишние вещи и лица, когда стоит их только отметнуть в сторону, и ты начинаешь Жить? Как все, черт подери, просто!"
Мощные удары ног о песок невозможно было не ощутить, они гулким эхом прокатывались по ближайшим барханам, встряхивали испуганные песчинки. Что будет прочнее: скала или падающая на нее комета, искрящеся-леденая, буйная? Густая и черная Святая Тереза распростерла смертоносные объятья острых клешней навстречу опаляющему дыханию быка.
" - Любопытно умеет ли кто кусать лучше того, безымянного?" За мнгновение до удара тело напряглось пружиной. Сталь заскрежетала о толстую кость. И к своему ужасу Нноитра ощутил, как скользит по песку под неожиданно мощным напором, предательски заныл переломаный палец. " - Что за..? Какой-то гнилой фрассьонишка? МЕНЯ?!"
Стая саранчи была разгневана страшной злобой. Она не позволит опуститься на один уровень с тем, кто родился для покорного подчинения. Не ради этого пятый Эспада рвал свою шкуру о чужие клинки.

- Ах ты паршшшшшшивецсссссс! - словно вода на раскленое железо шипит сквозь зубы, отдергивает оружие.
Не для глупой женщины этот разговор, пусть не лезет и не мешается. Второй удар - почти сразу же за первым, сдвигает еще на несколько метров, но костлявые пальцы хваткой мертвеца держат так и не достигнувший цели рог.
" - Так хочешь померяться силой, слизень? Не могу отказать." Квинта не любил ложь, и сам никогда не врал, говоря что является сильнейшим в Эспаде. Физически - да. Неуклюжая Святая Тереза - что тростинка; закованый в непробиваемую броню бык - что мелкая шумная собачонка. Пришлось согнуть ноги в коленях с непривычки, стиснуть плотно зубы прежде, чем Гранц-старший широким движением руки оказался откинут в плотный бок бархана. А Нноитра лишь тяжело выдохнул и потер подушечками пальцев ладонь с содраной кожей.

0

47

Ильфорт почувствовал что весь его напор был вовсе не зря, Джируга даже покачнулся и со всей силы сжал рог который так и не достиг цели, уже откидываемый он применил сонидо и вместо того чтобы врезаться в бархан оказался за спиной у Джируги и разогнавшись ударил на этот раз в спину и ровно тогда когда Джируга уже не был готов встретить его, рога белого быка словно наконечники звёзд и пока бык бежал за их остриями словно следовали золотые линии, Ильфорт сконцентрировал часть своего реяцу на рогах чтобы удар вышел сильнее и больнее для того же Нноиторы,  воздух свистел в ушах подобно флейте Грантц чувствовал себя уверенно, ведь единственный способ стать выше сражаться с тем кто сильнее тебя, под эти категории Квинта подходил и ещё как. Глаз в правой глазнице ало горел красной точкой, словно предупреждавшая о опасности лампочка экстренной ситуации, загляни бы Квинта в морду быку он бы увидел спокойное предельно лицо горящее отвагой и силой.

" - А как тебе моя новая техника Джируга? Я научился копить духовную силу, тем самым усиливая удар. Думаешь ли ты что когда-нибудь тебя предаст твой же слуга? Как его там...Тесла. Знаешь ли ты ураган в его душе?Он может и любит тебя исключительно за какие-то качества, но может и ненавидит. Сколько раз меня бил Гриммджоу, за то что я слаб и не могу быть сильнее, сколько раз Шаолон упрекал меня в моих поступках, это было так долго, так много что я даже почти не помню всех. Я положу этому конец, все познаете что такое ураган в душе фрассьона, в увидите что в один день восстанет один из нас и вы научитесь понимать, что слабый не значит ниже, что нужно быть более снисходительным, в отношении к тем кто ниже.
А не считать по принципу " Я выше, значит вы, кто ниже, куски говна меносского, я думал ты знаешь Нноитора на примере своей знакомой. Я не знаю точно что там было но по словам Заэля она не считала что тот кто слаб, тот подлежит уничтожению и унижению. Как тебе восстание Нноитора Джируга, а? Пятнадцатый из арранкар бросил тебе вызов, и теперь не остановиться пока не погибнет или ты не изменишь свою точку зрения."

Алый росчерк в глазах и разуме говорил о том что Пятнадцатый снова проваливался в клоаку своих странных видений. На миг он снова слышал голос брата который произнёс: "А ты мыслишь неплохо, плохо то что если ты выступишь против, от тебя ничего не останется, ты станешь пылью", - картина прервалась и белый Бык за мгновение перед ударом, страшно зарычал и в этом крике ясно можно было услышать что и звериного ничего почти не было в тембре голоса.

Так страшно кричать, так орать и сражаться за свою индивидуальность мог только человек который страшно ранен и сражается с удвоенной силой потому что ему нечего терять. Резко взметнулся от ветра подол трещавший от столкновений двух сил, сил Ильфорта Грантца, фрассьона Сексты Эспады, и Нноиторы Квинты Эспады. Конечно же сила Нноиторы была неизмеримо выше и Грантц даже не думал убить его с своим нынешним уровнем, он надеялся просто ранить его чтобы до того наконец-то дошло что он тоже имеет право на место в мире и достоин того чтобы его идеалы были высказаны и он хранил их при себе.

0

48

Не будь Нноитра главной целью атаки Гранца, он, как любитель ярких цветов, резких запахов и масштабных волнений воздуха под воздействием рейацу, вполне смог бы оценить все великолепие костяного быка, которому в самую пору стать первым созвездием в бездонной глотке небес Уэко Мундо, а не месить копытами пустынную пыль.
Но Джируга был принужден отстаивать свою точку зрения физической силой, и не было времени на любования звездами на гнутых рогах. Зато он, наконец, смог определить. чем же старший из братьев-арранкар был ему привлекательнее младшего: он не утомлял слух заунывными беседами и заумной философией, от которой сводило желудок, а объяснялся на языке приятном и понятном Квинте, на языке сражения. Даже убивать его как-то не хотелось - такой упертый до забавности, достойный носитель своей шкуры. Бегал бы себе, не давал расслабиться разглагольствованиями о месте фрассьонов в этой жизни. Его можно даже по головке погладить, он хоть и хам, к чему избалованный покорностью Теслы Нноитра никак не мог привыкнуть, но что-то как-то пытается доказывать. Жить хочет.
" - И что же так засело в твоей черепушке, что ты усердно бьешься лбом о гранитовую стену?"
Увернуться от острия рога тощему и гибкому Джируге не составляло труда, хоть и удар под ребра бронированой головой, заставил кости жалобно хрустнуть. Переломить их наврятли можно подобным, но синяк на весь бок останется знатный и скорее всего надолго. Главное не потерять равновесия, иначе придется еще терпеть и позорные следы чужих ног на теле. Упираясь в мягкий песок так, что пыль поднималась столбом, пятый с особым удволетворением оскалился в пылающую алым пламенем ярости точку глаза, положил ладонь на широкую маску и, оттолкнувшись рукой, словно играя с Ильфортем в чехарду, запрыгнул к нему на спину.
Цепь Святой Терезы толстым питоном обкрутила рога фраксьона, оконечным звеном на один из них насадившись. И если бы Джируга знал, что лошадям кричат "Тпрру!", останавливая их, сам бы с удовольствем и воинственно выкрикнул этот несложный клич, когда со всей своей недюжей силой потянул алебарду на себя, вынуждая Гранца запрокинуть назад голову и вжимая его в песок многотонной реацу.

0

49

Грантц почувствовал что Нноитору он сумел зацепить, однако тот взмахнув цепью словно ковбой своим лассо из пеньковой верёвки, оседлал быка и осталось бы Нною вручить шляпу и револьвер, да закричать "Иххха" но рекламы Мальборо не вышло, Ильфорт застонал и противился такому исходу, громадные руки в броне ухватились за цепь пальцами содрав кожу, и стали сдирать с себя цепь. Словно два титана они боролись, Нноитора по видимому хотел выгнуть голову Быку и сломать ему позвоночник, но Ильфорт спас релиз, многослойная броня крепкая даже для Эспад, она спасала быка и тот изогнувшись сорвал с рогов цепь и жалобно звякнули звенья, которые держал Ильфорт. Приняв устойчивое положение на земле, упершись ногами в землю он ухватился за цепь так высоко, как только мог и со всей силы своих рук дёрнул, одновременно делая рывок тазом вверх. На какой-то миг он почувствовал что Нной подлетел и со всей силы рванул цепь, стягивая Нноитору вниз, и делая кувырок.
Итог был примерно таким, Грантц не знал откуда он помнит такое но делал всё точно, как только он почувствовал что его спина полегчала и противник возможно находится прямо под ним, лежащий на земле, ибо расставаться с Санта-Терезой он захотел, Ильфорт сделал кувырок в воздухе, и всей своей тушей обрушился на Нноя, он падал лицом вниз желая придавить врага к земле и смотрел в его лицо не ведающее страха и жалости. Рога его молочно блистали, в тот миг когда он падал на Квинту, бык бесстрашно смотрел на своего противника и помимо веса со всей силы ударил рогами по упавшему Нноиторе, он точно не знал куда попал, видел лишь силу его реяцу и словно слеп от неё.
Удар был нацелен в грудь Джируге, вряд ли что-то изменилось от того что Ильфорт прикрыл глаза и он приземлившись схватил противника за руки словно не давая тому встать, могучая броня весом порядка сотни кило придавила своей тяжестью тело черновласого воителя к земле. Таурус попирал Богомола, последний был не столько силён, сколько просто не так массивен и тяжёл и потому здесь возможно победа была за ним, но это было лишь начало. Богомол ещё не расправлял свои лапы, Бык впрочем тоже не показал всё на что способен его могучий профиль который был спутником Ориона многие тысячелетия.
Бык страшится лап Богомола, которые те ещё не показал ему, но Бык твёрд в намерении своём, он тоже скакал под звёздами и тоже заслужил места на небе и земле.
Алый ветер окружал фигуры обоих, первый был темноволос и худ, его оружием был агрегат напоминающий алебарду, он был могуч и силён и ветер вокруг него вихрился и бесновался, он был могуч в стати своей.
За ним были годы охоты и опыта, годы силы и мощи. Второй же был светловолос и строен, не так высок и не так силён, но в его глазах горело нечто напоминающее птицу в небе, его профиль был исполнен того спокойствия и той ярости которой так украшают отчаянных храбрецов которые сломя голову идут к победе. Ветер был спокоен вокруг него и был частью того, в душе у светловолосого царила гармония и он несмотря на то что был слабее, он верил в то за что боролся сейчас с другим.
Ветер окутал обоих и снова оставил, словно ему было весело смотреть на этих двоих.

0

50

Нноитра даже не успевает подумать, какой же этот фраксьон гаденыш, что с такой легкостью швыряется им, словно тряпичной куколкой. Не успевает подумать и подняться на ноги - хиеро как размякшая скорлупа, из твердой стала кожистой, не защищает от удара о землю. Разом выбивает воздух из легких. И тут же приходится судорожно распахивать губы, взволновано вдыхать, чтобы, не дай бог, не упустить ничего, а ведь нехватка кислорода будет грозить слепотой. Зажмуриться, превращая весь мир вокруг в размытые грязные пятна, и тут же распахнуть глаз, когда от удара крепкого лба ребра ходят ходуном, гибкие, словно из хрящей одних. Дать бы ему как следует, но коленом не дотянешься.

" - Синяк один, Чтоб тебя Мэносы задрали, белобрысый."
Удевительно, но вот так на спине, пусть и под двухцентнеровым прессом, лежать приятно, накатывает горячая ленность. Нет желания высвобождать руки, лучше бы поддаться тяжести на веках и вздремнуть на теплом и мягком песке, позволить отдых утомленному телу. Но требовательная гордость дерет за горло, ей не нравится быть подмятой под каким-то фраксьоном.
" - Сомневаешься, значит, гад в моих способностях? Я тебе покажу Силу Эспады!"
Выражение лица, почти испуганное, почти растеряное, обращается в хищный широкий оскал, а взгляд лишается чего-либо человечного. Пора бы и узнать Гранцу, раз он так хочет, каких зверей прикармливал в свое время Айзен. Поймал, но не удержал.
" - А я буд-то бы говорил это всего несколько минут назад."

- Молись, Святая Тереза! - одними губами, совершенно беззвучно. Останется только надеяться на сообразительность Ильфорта. Или, может, младший брат мог некогда научить его читать по губам? Давление рейацу меняется, духовная энергия, взращеная в тепле и уюте организма, что жидкое пламя - и все в бычью морду. Она заполняет тело Джируги вторым скелетом. Да, кости еще совсем нежные, даже не хрустят, ломаясь. А хитиновая кожа на руках девственно-молочная, еще мягкая и эластичная. Такой влажной и гладкой выглядит стрекоза, только-только выбравшаяся из кокона личинки.
Косы, со стальным шорохом они выдвигаются из запястий, от них пахнет теплой кровью и слюной. Несколько капель тут же испаряются с их лезвий, даже не успевают обернуться паром, когда оружия-когти, оружия-клыки опускаются на широкую спину Гранца. Толстая броня им - все равно как крепкой игле мушиная шкурка.

Отредактировано Nnoitra Jiruga (2008-11-21 22:47:43)

0

51

Бык восседавший на Богомоле встряхнул головой и издав дикий крик-клич, принялся бить рогами по телу противника, удары словно молотобоец в битве и рога сиявшие золотым светом не тускнели и тут Ильфорт-Бык увидел на лице Джируги оскал и устало вздохнул, когда заметил что тот что-то прошептал и волосы Быка взметнулись наверх, сила пробудившаяся и расправлявшая крылья была несомненно высокой и Ильфорт словно стал больше и рога его грозно накренились и к нему со всех сторон потекла реяцу, он собирал все свои силы в единый стальной кулак чтобы сразиться с Джиругой на равных, хоть и предел его силе был куда ниже чем Квинты, он тоже мог противопоставить много чего, бык был окружён светящимся облаком и вскинув голову  схватил двумя руками две руки Квинты и придавив того своей массой, нанёс сильный удар рогами по предплечьям Джируги, рога были как раз такими что бы расстояние между ними было равно плечам Квинты, и тут же после этого удара на его спину опустились орудия Нноитору и бык закричал страшно, когда лезвия распарывали его броню, он лишь терпел и ещё сильнее давил на ту рану где застряли его рога и после минуты таких вот адских криков и действий он наконец-то замер, но он был не мёртв, даже слабея Бык пытался таки добиться своего.
Раз он не имел столько же рук он решил пробить Нноиторе плечи и ослабить руки того, он замер в попытке обнять Квинту и обьятием сдавив его пронзить его насквозь, тонкие руки истёртые в крови намертво впились ногтями и пальцами в спину противника, Ильфорт видел темноту так и не зная сумел ли он достичь своей цели, спина словно горела огнём и по ней шагали демоны, он не издал ни единого стона и молча лежал намертво обхватив Джиругу и придавив того к земле своего силой. Словно Геракл и Антей они лежали, только Антей придавленный к земле черпал силы у Геи матери, а Геракл подняв того в воздух задушил и убил, так же и здесь только Грантц не мог поднять теперь врага в воздух, он лежал и хрипел надеясь что Джируга тоже ранен серьёзно и не убьёт его поскольку поймёт что такое Ильфорт, что Гриммджоу не зря его ценил и отобрал именно к себе. Поверженный Таурус лежал на теле Богомала и внимал музыке души, он верил в лучшее и ждал того что произойдёт будущее не пугало его.

0

52

" - Мэнос меня раздери! Эти Гранцы поголовно, оба, что один, что второй - чертовы извращенцы. Только их породе могло прийти в голову жрать собственый меч и душить противника в объятьях. Ха, белобрысый, как бишь там тебя? Ты же вроде как не удав, а вполне даже бык, с какого черта тогда жмешься, как дите к мамке ночью после кошмара? Кха! А голос поставлен неплохо, если потренируется, то оглушить вполне так сможет."
Золотое солнечное сияние под самой шеей слепило до омерзения неприятно, и если рискнуть посмотреть вниз, на то, что творится с телом, то вполне может показаться, что кривые бычьи рога минимум на половину пронзили костлявый мешок, коим являлся Джируга. Но сам квинта чуствовал более чем прекрасно, как костяные острия наткнулись на ту же преграду, с которой встречались многие из его противников, и которую лишь считаным единицам удавалось преодолеть.
Шансов у старшего из Гранцев ее пробить не было и потому, что в броню в этой короткой битве уходила реацу совсем свежая, крепкая, не залежавшаяся в теле минеральными отложениями, что неприятным и шершавым отдавались в мышцах как при сражении с Кенпачи. О нет, она была гибка, прочна и эластична и текла быстро и густо из организма и по нему.

" - Ладно, пора кончать с этим балаганом. Ты недурно меня позабавил, белобрысый. Думаю, я все-таки не буду тебя убивать. В конце-концов, за наглость свое ты уже получил сполна. Разве ты не будешь чувствовать себя ничтожеством, когда твой враг не срубит тебе голову, а оставит жить? Оставит рядом бедного несчастного фрассьона."
Косы звонко но глухо выскользнули из крепкого тела, и Нноитра с удовольствием слизнул несколько багряных капель, соскользнувших с тонких лезвий на его лицо. Кости словно и вовсе расстаяли в бурлящем в теле потоке духовной энергии, и третья пара рук не ощутила никакого препятствия, высвобождаясь на свободу.
Они росли ниже основного плечевого пояса, и яростное бодание Ильфорта ни в коей мере не сказывалось на их подвижности. Ребра ладоней с мигом закостеневшей на прохладном воздухе кожей движением резким и мощным ударили быку в сгибы локтей, вынуждая разжать объятья. Джируга старался бить не сильно, желания возиться с инвалидом у него не было, а переломы даже у арранкар заживают как-то очень муторно, но кто знает, что в итоге вышло. Одному ведь может быть как легкий щелбан, а второму - череп до самого копчика проломит.
Не став дожидаться, пока Гранц вновь что-то предпринимет, пятый упер стопы в широкую бронированную грудь и оттолкнул от себя неудачливого противника, перебрасывая того через голову. Самому подниматься было лениво - мир казался удивительно уютным и благоприятным, когда на него смотришь от самой земли и из горизонтального положения. Все вокруг кажется большим, просто гигантским, а ты лишь крошечная букашка, незначительная и жалкая, но неотъемлемая часть окружающей черно-белой бесконечности. Чертовски умиротворяющее чувство. Но как истиный победитель Нноитра был вынужден покинуть уют песка, обещавший сладкие и спокойные сны, подняться и прошествовать к поверженому, как он надеялся, сопернику.

- Ну что, Гранц, высказал все, что хотел? - криво и очень самодовольно усмехнулся, пока ненужные человекообразному облику части тела бледным травянистого цвета дымом испарялись в небо. Если бы пустой мог знать, что такое чистящее средство для посуды с лимонным запахом, то мог бы сообщить, что при этом процессе разложения пахло именно им. Но он не знал, и не спешил из-за этого хоть сколько-нибудь страдать.

Отредактировано Nnoitra Jiruga (2008-12-19 22:49:38)

+2

53

Грантц давно понял что проиграл и лежал на песке и броня ало мерцала в неясном свете реяцу, он резким движением руки сбил с своей груди Нноитору и удар массированым предплечьем сбил бы с ног любого, Нноиторе пришлось сделать шаг влево чтобы не упасть, потому что было бы весьма некрасиво вот ты поставил ногу гиганту на грудь, и речь приготовил торжественную о том, как пал гигант в борьбе с героем, и тут на тебе гигант последним движением выбивает из ногу опору и герой целует пыльную дорогу, понимая что если взлетел то можешь упасть, броня быка напоминала панцирь римского воителя после жаркой битвы с германцем.
Если Ильфорт в своей броне напоминал громадного каменного Быка, и был наглухо забронирован, то Нноитора куда больше походил на гекатонхейра, которого Зевс Громовержец отлучил от стражи Медных Врат Тартара и низвергнул на землю существовать и умирать, но и перерождаясь каждый раз для битвы.
Эдакий вечный воитель, который не может умереть, три пары рук с алебардами-косами и длинные воронова крыла цвета волоса, плюс тонкая фигура и невероятная сила вполне могла дать Нноиторе титул Вечного Воителя, который даже умирая хохочет в радости, потому что он придёт ещё и ещё и не рождён тот воин который поразит его, Грантц встал на пути у него и проиграл, а что стыдного в поражении? Ильфорта видимо хорошо приложили "на грунте" в той злополучной миссии, потому что предыдущий бы Ильфорт бы начал сквернословить и бить в Нноитору, хотя с тем же успехом мог бы побить песок под ним восклицая " Я Король Уэко Мундо", этот же вообще вёл себя странно, молча убрал рывком ногу того и спокойно сидел в своей броне.
Половина лица в шлеме напоминающая человека, оборотилась к Нноиторе на фразу того о высказывании господина Ильфорта по поводу несогласия с политически-моральными убеждениями господина Джируги. Бык поднял руку и только шепнул обращаясь к своему мечу, который словно пел в бою внутри него.

- Вернись, Дель-торо...,- упали слова и словно струны итальянской песенки про двух танцоров, быка и тореадора отзвучали пока тело Грантца не окуталось золотым огнём и броня резко пропала, зато в руке Ильфорта теперь сидел меч, весь в крови и довольный до жути, меч был рад битве что прозвучала, он пел в битве и звенел яростно сражаясь с Сантой-Терезой, казалось Ильфорт услышал голос своего меча, а точнее самого себя только когда он был ещё адьюкасом. Звенящий и вибрирующий голос словно многочастотное эхо проговорил внутри Грантца.

"- Битва отменна, помни из побед куют цепи для воина, поражение и жизнь после него - шанс стать крепче, сильнее и помочь противнику достойному сделать тоже самое. Ты проиграл, это так... но и ты победил, ты многому научился, иди дальше и позволь мне петь в бою сражаясь с другими клинками! Я сокрушу их, если ты будешь верить в наше торжество...",- может быть и Нноитора ударил сильно Ильфорта по голове своей косой, отчего в том периоде времени у Ильфорта создалось чувство что он надел на голову кастрюлю и попросил Нноитору долбануть по ней столовой... ложкой, звон в ушах заставлял тогда склонить голову, сощурить глаза и покачивая головой, словно китайский болванчик петь "Дин-до-до, Дин-дон-до-до", Грантц сорвал с себя куртку ставшую каким-то куском лохмотьев и вытер тщательно свой меч и после стянул длинные волосы обрывком ткани в хвост и повернулся к Джируге.

- Высказался больше некуда, язык отпал, - несмотря на то что спина и тело были покрыты ушибами и ранами, единственную опасность составляла рана на спине, которую прикрывал импровизированный бинт из одежды Грантца.
А что выглядел не так уж и плохо, после битвы с увальнем таким как Квинта, Ильфорт ещё гордился тем что стоял и в мыслях злорадно промелькнуло.
" - Да Заэль-Апорро, я провёл чудные мгновенья обнимая Квинту, и я его видел его обнажённым, теперь ты ниже меня и ниже даже плинтуса! Я больше тебя не люблю, вот в принципе что и хотел сказать. Я тут шёл понимаешь ли, мимо лаборатории и знаешь так переживать начал, думаю дай зайду брата порадую.",- разыграл комедию в голове Грантц представив вылезшие на лоб через очки глаза учёного и вопли того на тематику "Ильфорт-скотина" " - Да, да скотина... говядина...,- проговорил Ильфорт покидая сцену театра и тут опустился занавес.".

Грантц выглядел даже как-то неузнаваемо, лицо чуть похудело обнажив черты лица из-за худоты, волосы стянутые в хвост были закинуты на плечо и падали на грудь, лицо словно заострилось из-за солнца и прочего. Чёрная лента покрывала торс, закрывая рану и доходя почти до солнечного сплетения, выше был обнажённый торс и мраморно белая кожа, покрывавшая стройное тело арранкара. Он отряхнул с руки волоски упавшие с головы и словно немым вопросом посмотрел тому в глаза, решив не задавать вопросов, а отвечать на вопросы Квинты, вопрос в глазах был налицо "Куда?"

Отредактировано Ilforte Grantz (2008-11-24 22:01:15)

0

54

Покуда Ильфорт был занят перевязыванием собственых ран, да приведением себя, как он очевидно считал, в порядок, Джируга увлеченно созерцал окрестности и усердно высматривал то, что было необходимо для осуществления его незамысловатого плана. Немногословность старшего Гранца крайне радовала, и если не обращать внимания на рогатую маску, блондина вполне можно было бы принять за Теслу, если посмотреть мельком. А квинта не понимал или даже не хотел понимать, что верного фраксьона сейчас определенно не хватает. Не для выполнения каких-либо приказов, а просто так, чтобы было кому над неспокойной душой постоять.

" - Ага, собрался. Чтож, вон то дерево подойдет в самый раз, ничего лучше все равно не найти в округе, а идти куда-то далеко смысла нет. Лишний песок только перемесим ногами."
- Идем уж, - Нноитра кивнул в сторону выбраной им цели - одного из многочисленных пустынных деревьец, что торчало из песка в паре десятков метров от перевоевавших арранкар.
Ничем не примечательное, таких тысячи и тысячи в Уэко Мундо, разница лишь в том, что это ближе, чем все остальные. Святая Тереза с глухим шорохом разрезала песок, указывая древком куда-то в небеса, покуда пятый обошел вокруг выбранного им мертвого растения и несколько раз несильно постучал по нему тыльной стороной руки, чтобы убедиться, что оно не превратится в прах от одного только к нему прикосновения.

" - Отлично, места лучше и не придумаешь." - довольный удевительно удачным началом новой жизни или же продолжением старой, Джируга уселся возле деревца, оперевшись спиной о ствол и вытянув вперед длинные ножищи, несколько раз сжал и разжал пальцы, ерзая, устраиваясь поудобнее до поуютнее. -" Это вам не промерзлый футон в Сейретейской крепости, который отсырел настолько, что им прибить кого-нибудь можно. И не ледяные каменные стены. И мерзкий снег не заносит то и дело в окно, хотя бы потому что здесь нет подобной гадости как оуна без рам и стекол. Никаких тебе замкнутых пространств, все видишь, все слышишь, все чувствуешь. В замке при желании можно сидя у одной стены дотянуться до другой, а в пустыне сколько не тянись - горизонт так и останется где-то там, в сером мареве. И уж, не всяких сомнений, никакой матрас не сравнится по мягкости с песком. Хоть норму прямо здесь рой."

Положив руки на тощий живот и сцепив пальцы замком, Джируга окончательно убедился, что лучше и комфортнее ему не было с тех самых давних пор, как он диким адьюкасом бегал по хребтинам барханов. Тогда ему не раз приходилось и ямы себе выкапывать для отдыха, и протискиваться в расселины между камней, чтобы быть увереным, что никто не проткнет ему клыками череп, пока он будет придаваться тому сочному и яркому, хаотично-подвижному, что представляют из себя редкие сны пустых. Они часто повторялись, и квинта знал их наизусть, был даже самый любимый про треугольную рысь, что не рысь вовсе, а букет гладиолусов, переплетеный угрем.

- Как там говорил мистер Добро и Справедливость? Что нас не убивает, делает нас сильнее, да? - презрительно усмехнувшись памяти о Тоусене, Нноитра склонил голову к груди, пусть и наблюдая очень пристально и внимательно за Ильфортом. - Раз ты все еще топчешься здесь, значит, стал сильнее. Вот и сторожи, силач ты наш.

Язвительно оскалился и позволил себе закрыть глаз. Конечно, так просто он не заснет, даже если очень захочет, разве что какой-нибудь химикат Заэля может поспособствовать. Но ни ученого ни его ядов не было нигде за много миль, и пятый был вполне тих и спокоен. Сытый, перебесившийся и еще не до конца восстановившийся после перерождения, он надеялся получить заслуженый отдых и хотябы непродолжительный сон. Чтобы проснуться с новой обжигающей яростью, которая уж точно не позволит замерзнуть в вечной зиме Сообщества Душ.

Отредактировано Nnoitra Jiruga (2008-11-27 21:03:35)

0

55

В который день Кенсей ничего особенного не делал, а был замкнут в себе. Он с трудом переживал потерю своих соратников и просто ходил по кругу пиная песок.

" - Чёрт, да что со мной твориться, я как тряпка какая то!" - со злобой на себя думал Мугурума. -" Я обязательно отомщу за вашу смерть! Но просто ходя по кругу я ничего не добьюсь. Ждать что Айзен сам придёт сюда на растерзание, это глупо."

Подметив, что занимается ерундой Кенсей пошёл прямо. Как вдруг взрыв реяцу остановил его.
" - Не может быть, такая сила может принадлежать только Эспаде. Это мой шанс! Как силён бы он ни был, я узнаю у него всё что мне нужно."
При этой мысли, он используя синпо, отправился к очагу всплеска, оно как и всегда было прекрасное, и уже через небольшой промежуток времени Вайзард был очень близко к арранкарам.
" - Хм, их двое, но тот что светлый, какой то потрёпанный. Если они сражались, почему оба живы? Был кто то третий? Нет, не может быть, я не чувствую остатков его духовной силы. Наверняка это была тренировка. И учитывая сию картину, можно заметить что, тот который присел под деревом сильнее. А раз сильнее значит Эспада - вот он то мне и нужен."

Выбрав для себя цель, Мугурума направился к Нноиторе. Подойдя уже совсем близко, он начал диалог:
- Судя по твоей духовной силу, ты представитель Эспады. Мне не важно кто ты, мне важно где сейчас Айзен. Ты мне это скажешь, или ты умрешь здесь.
Сразу дал понять, что дружественной беседы у них не получиться, а Гранц ему вообще не интересен.

0

56

Ильфорт сидевший на охране, заметил приближение и колыхание духовной силы и применив сонидо оказался перед неизвестным достав клинок из ножен и спокойно направив на странника, и стал перед ним преграждая путь словно пусть я фрассьон, но сбрасывать меня со счетов не стоит даже тебе, хоть ты и силён.
" - Какого дьявола? Кто он такой? Реяцу, нет не шинигами... и не арранкар, бррр, неважно в любом случае не дам тебе коснуться Нноиторы-самы, чужеземец", - думал Грантц и слегка выставил руку с катаной вперёд заставив Кенсея сделать шаг назад и толкнул легко Нноитору, словно пробуждая его и повернул лицо к беловолосому.

- Не стоит так спешить... и наглеть, прежде чем ты поговоришь с ним ты должен пройти меня, и учти что я, как и мой лорд не любим резких движений, в частности таких, какими веет от тебя, - спокойные слова, не более тёплые, чем клинок в руке Грантца и он с нетерпением ждал когда Нноитора поднимется и сам уже примется за дело.

Грантцу было решительно наплевать на явившегося неизвестно откуда, разве что его духовная сила слегка завораживала тем что была непохожей, он ведь раньше никогда не знал вайзардов, правда что-то Заэль такое упоминал, о шинигами-ренегатах которые воззвали к своим Пустым сторонам и подчинили себе их силы, они были сильны по рассказам Заэля, который скорбел о том что в лаборатории нету такого вот образца, и Ильфорт тогда бывший только-только перевоплощённым, с трудом понимал течение его мыслей. Но то было в прошлом Грантц спокойно смотрел в глаза своему противнику, который так бесцеремонно и спокойно угрожал смертью Нноиторе и в алых глазах Пятнадцатого скопилась угроза, глаза словно налились блеском и клинок мертвенно побледнел сверкая своей сталью и в внутреннем слухе Ильфорта снова прозвучал тот голос, который был некогда голосом его самого, а теперь был его клинком.

" - А ты решил снова преградить ему дорогу? Как преграждал любому кто сильнее тебя, верно Ильфорт вместе мы так станем куда сильнее, если выживем. Мы выжили после удара и релиза Нноиторы, мы выстояли словно волна о камень разбилась, ты станешь куда сильнее. Ты один из первых фрассьонов созданных Айзеном, в тебе горит высокое пламя духовной силы, только познай себя и свою силу и управляй ей. Не забывай меня, я и ты одно целое...я с тобой в битве, братишка", - духовный голос исчез и Грантц поправил хвост откинув его назад и спокойно разделяя пространство между ним и Кенсеем.
Он знал что тот может его сломать, но ведь так просто он и не сдаться теперь, Нноитора-сама доверился тому кому надо и Ильфорт спокойно словно так мог и вечность стоять, смотрел в прохладные глаза явившегося из ниоткуда, если понадобиться то пожертвует и жизнью Грантц чтобы защитить Нноитору, хотя тот скорее всего сам с охотой подерётся, ибо любил битвы и был куда более опытным и мудрым воителем, чем Бык.
Богомол... память Ильфорта словно вспомнила что слышал один из тысячи душ слитых в его сознание, и голос внутри него снова заговорил словно, он вспоминал бытность в Генсее.
" - Богомол, стиль Богомола если ты не знаешь силы врага, то используй стиль рук-вееров, богомола стиль. Он всегда был стилем обманных движений и веерных атак, он всегда зыбок и непостоянен словно вода или зыбучий песок. Почувствуй Богомола, стань сильнее и посмотри, как это насекомое убивает, будь как он...", - голос оборвался, хотя внешне Грантц ничем не выдал себя, на его лице появилась улыбка, как это жалкое отродье шинигами или кого-там, может победить Квинту. Квинта сыт и здоров, да и вдобавок после драки со мной, горяч и силён, как прежде если не сильнее.

0

57

" - Гранц удевительно послушный, может, это такая черта характера, которая неразделима со светлыми волосами? Что он, что Тесла, что та же чертова Халибел, песчаного червя ей в постель, - все преданые аж до дрожи в коленях. Даже и слова ведь не пискнул, сидит себе тихонько, наблюдает. Эй? Ты куда это намылился? А ну на место! Но Ильфорт продолжал призрачно таять, пока от него не осталось огонька размером с спичечную головешку. Огонек покачивался и едва заметно мерцал. Вскоре по всей пустыне появлялись все новые и новые горящие крупинки, вместе похожие на спустившееся на землю звездное небо. Когда они трепетали, раздавался слабенький тоненький смех. Нноитра не имел ни малейшего представления, что их могло так веселить, но смех был заразителен, как какой-нибудь вирус простуды, и вызывал на губах пятого широкую скалющуюся улыбку. Начинало казаться, что он - неотъемлимая часть этих хихикающих огненых капелек, которые так и хотелось потрогать. Но стоило протянуть к ним руку, как все они вместе одновременно и поотдельности друг от друга стали взрываться и осыпаться на песок кровавым дождем. Теплое и красное приятно липло к пальцам, наполняя воздух резким соленым запахом. Его натекло так много, что скрыло пустыню, и Джируга стоял по колено в бушующем алом море, что раскинулось до самого горизонта, а в волнах с неприятной грязно-розовой пеной всплывали самые разнообразные черепа: рогатые и гладкие, клыкастые и беззубые, с птичьими клювами и огромными пустыми рыбьими глазницами. Обернуться на наростающий за плечами шум, чтобы увидеть, как надвигается высокая волна, скрывшая за собой половину неба. Отяжелевший и острый ее гребень белеет от бесчисленых окрысившихся масок пустых. Руки по привычке тянутся за алебардой, но Нноитра вспоминает, что никогда никакой Святой Терезы не было, что единственое оружие - это его тело с гладким хетином, огромными клешнями и смертоносными жвалами. Неважно кого ими рвать, если уж стихия ополчилась против духа-богомола, он убьет и ее. Убьет и пройдется по сложеным у его ног черепам."

Подобный сон раньше пятому никогда не снился, как и не было раньше настолько естественых переходов от бодрствования ко сну и наоборот. Конечно, никакими когтями Джируга не оброс, а выражение лица спящего было почти что невинным, но хищная волна оказалась ни чем иным, как чужой рейацу, то ли серо-синей, то ли апельсиновой с гнилой корочкой. Арранкар помнил, кто мог оказаться носителем столь плохо сочетающихся цветов, не так уж давно он чуял нечто похожее в Сейретее. Кажется, тогда еще и Ичмару был рядом.
" - Вайзард. Где же мы могли раньше встречаться? Меня терзает дежа вю, словно это не первая наша встреча, хотя я точно не помню тебя среди тех выродков, которых загрызли в Генсее."
Глаз Нноитра соизволил открыть только после почти что лаского пинка Ильфорта. Смотреть на противника снизу вверх было неуютно, все равно что загибаться в поклоне под весом воздуха, когда Айзен находится рядом. Но пятый, несмотря на это, поднялся неторопливо и важно, стараясь каждым движением подчеркнуть свою значимость в экосистеме этой пустыни. Он был более чем уверен, что является здесь сильнейшим существом, и никому не позволит усомниться в его праве на это звание.

- Попридержи коней, Гранц! - квинта был польщен таким уважительным отношением к нему со стороны Ильфорта, но прирыкнуть для солидности все равно надо. - Иначе этот малый размажет тебы по бархану и даже глазом не моргнет. Тебе оно надо?
В свое время вайзарды действительно доставили немало хлопот, только вот этот не казался уж слишком опасным, да и Нноитра чувствовал себя как никогда бодро и свежо, готовый в любое мнгновение обрушить зампакто вместе со всей своей рейацу на голову незваному гостю.
- А ты. Ты ведь вайзард, да? Одна из тех ошибок великого Айзена, которая умудрилась сохранить свою шкуру? Много вас, тварей, по норам понапряталось за эти годы, а я то был уверен, что вас всех прирезали еще тогда.

Отредактировано Nnoitra Jiruga (2008-11-29 17:00:03)

0

58

" - Они что - издеваются надо мной? Этот блондин перешёл мне дорогу? Ты будешь жалеть об этом!" - только Кенсей собирался прикончить Гранца и привести в чувства Джиругу, как тот встал сам. Во время речи Нноиторы, глаза наполнялись яростью и кисти рук сами сживались в кулаки. Смотря Квинте в глаз, Мугурума произнес:

- Здесь вопросы буду задавать я!!! Где чёртов Айзен? Отвечай!
Присев, Кенсей резко прыгнул в перёд, сбив Гранца локтем в грудь, а другой рукой схватил Джиругу за тогу.
" - Чёртава Эспада, так и знал что придётся сначала надрать ему задницу, а потом выяснять где его господин."

Кенсей двигался необычайно быстро и движения его были поразительно чёткими. Он абсолютно был уверен в своих силах и в победе. И вот Мугурума стоял почти в упор к Нноиторе:
- Ты что думал я с тобой буду вести светские беседы? Нет, ты не угадал. Трепаться языками я с тобой не намерен, говори всё что ты знаешь о месте нахождения Айзена! - после сказанных слов, он повернул голову к Ильфорту, - А ты стой на месте и не мешайся!

Как говориться третий лишний и Вайзард не хотел даже чувствовать его присутствия. Возможно, если бы было больше времени, он его бы и убил, а так не стал.
" - Почему этот Эспадовец ведет себя так спокойно? Если он слышал о Вайзардах, то должен понимать что ему грозит. Не думаю что он слишком умен, да и сильнейшим его не назвать, хотя кто знает. Но в нём есть что то, такое, но что это? На философствующего он не похож, скорее это жажда битвы и крови. Ну что, посмотрим на что он способен."
Этой мысль, взгляд опять направился на Джиругу.

+1

59

Грантца словно снесло ветром от удара этого беловолосого идиота, которым он окрестил путника и отскочив от удара точно змей какой-то, а не бык, Ильфорт с обнажённым мечом заходился от ярости, пусть даже тот и сильнее, но обращаться к нему так не смел никто, глаза Тауруса потемнели и словно злоба легла на них,рука привычно дрогнула и он был готов уже выполнить релиз. Он выставил руку нацелив точно в голову этому полоумному вайзарду, никто не вправе так обращаться с Нноиторой даже если ты вайзард, прояви уважение, а не веди себя подобно адьюкасу который только глаза открыл и знает что надо кушать, гадить, спать. Сохраняй свой разум, и будь нормальным, а не кидайся на всех словно бешеный бык которому в задницу кольнули вилами потехи ради.

" - Глупец, ты ещё пожалеешь, что так назвал меня. Я же тебе и руки не протяну когда ты будешь умирать от руки моей ли кого-то ещё, вот тогда и вспомним вайзард кто кому-что задолжал, а пока я сделаю вид что ты сильнее и смирюсь... Пока...",- думал Ильфорт сдерживаясь от того, чтобы не послать в ошибку природы и Айзена, серо и не проткнуть эту сволочь сейчас клинком. Потом рвануть, пусть даже и к шинигами, хоть к черту под задницу, лишь бы не было этого урода, который своими действиями просто рушит понятия о дипломатии и умении разговаривать.
Ильфорт полусидел в душе посмеиваясь над вайзардом которого Нноитора спокойно выпотрошит и освежует, а если уж туго будем и ему тогда придётся показать вайзарду что такое тореадор, а точнее у него будет практика по работе с быками-арранкарами.

0

60

Единственная бровь Нноитры живописно изогнулась, арранкар был очень приятно удивлен неожиданной пылкостью вайзарда. Мал да удал. Хотя всеобщая любовь к длинной и тощей родной шее вызывала неприятные подозрения. Может, у него медом там намазано, а он и не знает об этом? Надо будет вымыться при первой же возможности, найти бы только в Уэко Мундо воду.
" - Стоило оказаться в пустыне, как все сразу накинулись с вопросами, ищут Айзена, видите ли. Сговорились что ли?"

- Да ты какой-то весь нелогичный. Если не хочешь чесать языком, что тогда на слова разоряешься? - тонкие губы расползись в широкой и довольной улыбке. Фирменый оскал в 64 зуба, надменный и блещущий самоуверенностью, чтобы противник знал: если не на голой силе, то на стремлении выжить Джируга точно окажется в победителях. - Я не намерен отвечать на вопросы подножного корма!

Глухое рычание еще не стихло, а пятый уже нагнулся вперед, стремительно подтянув правое колено к животу и тут же распрямляя ногу, целясь пяткой в левую коленную чашечку вайзарда. Отпинывать противника было рисковано, все-таки в одежду он вцепился мертвой хваткой, а оббирать Ильфорта и так уже дальше некуда. Но вот лишить седого нахала возможности стоять - в самый раз. Святая Тереза тут же шурхнула цепью, скользнув в ловких пальцах хозяина и тупым концом древка устремившись бывшему капитану в солнечное сплетение. Битва обещала быть долгой и интересной, серые волны густо пенились оранжевым от гнева вайзарда. Но Нноитра не хотел тратить понапрасну силы, его ждали дела более серьезные и интересные, чем какой-то потерявшийся в пустыне и времени тип.

" - Только вот твоя рейацу... Мэнос меня раздери, да как же я тебя убить, гада, смогу, если не узнаю, где раньше подобное чуял!"
- Гранц! - на звук "эр" вышло удевительно звучное ударение. - Не стой столбом, сопляк! Или боишься его? - с вызовом и ядовитой кровожадностью. Это не тот случай, когда стоит самому мараться о жалких червей, и Джируга был уверен, что бывший фраксьон сексты справится с подобной досадой без его эспадовского вмешательства.

Отредактировано Nnoitra Jiruga (2008-12-02 03:29:26)

0


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Пустыни » Пустыни...