Bleach: Disappearing in the Darkness

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Город не видящих Солнца » Госпиталь города НВС


Госпиталь города НВС

Сообщений 61 страница 84 из 84

61

Страх неприятным холодком распространялся по телу. Словно гигантский, скользкий спрут оплетал, стягивая грудь и шею – затруднял дыхание. Шумную сету, разразившуюся в коридоре госпиталя, Рукия воспринимала со стороны, как будто стоя за стеклом – она все видела, но звуки доносились до нее не сразу и неестественно приглушенными. Один из рядовых медиков что-то прокричал. Он так широко раскрывал рот, но его крик показался младшей Кучики тихим шепотом. Это очень странно.
Взглянув на стоявшего рядом Ичимару, Рукия заметила его вечно ядовитый оскал и легкое шевеление губ – он что-то говорил. Шинигами разомкнула губы чтобы ответить ему, но поймала себя на мысли, что не слышала его слов и отвечать ей не на что. Взгляд снова упал на тело брата. Зрачки Рукии мгновенно расширились, а в мир снова вернулся звук.
Оцепенение длилось всего несколько секунд, но лейтенанту показалось, что это длилось несколько часов. Рукия звала Орихиме, она ждала ее, а теперь ладонь подруги мягко легла на плечо, успокаивая.
- Всё будет хорошо
«Как долго она шла?» - бессмысленный вопрос.
- Иноуэ… - имя рыжей девушки Рукия произнесла на выходе. Словно ее имя и было вздохом облегчения. Появление Орихиме неожиданно сломало невидимые барьеры твердости духа – отступив к стене, Кучики медленно осела на пол. Силы, необходимые чтобы действовать, покинули шинигами так стремительно, что она не смогла устоять на ослабевших ногах. Все, что до сих пор заставляло ее идти вперед и бороться за жизни дорогих ей людей, мгновенно исчезло – это пропало с осознанием того, что она уже сделала все, что смогла и теперь от нее уже ничего не зависит.
«Теперь все зависит от Иноуэ».
Сидя в сторонке, Рукия просто наблюдала за возней в коридоре – за мельтешением медиков, на суету с койками, попытками уложить на них тела, за скалящимся Ичимару, за новым знакомым Мугурумой-саном, за Исане-фукутайчо… за тем, как Иноуэ раскрывает над нии-сама золотой щит.
«Иноуэ!»

+2

62

Голос Ичимару быстро вернул Орихимэ к реальности. Здравый смысл фразы бывшего предателя а теперь – невольного союзника, оказал на девушку воздействие, которое можно было котировать как положительное. Оцепенение, уже подбиравшееся изнутри, пропало. Иноуэ гневно взглянула на капитана. Как он может так спокойно говорить?!
- Кто-нибудь заберёт у меня этот кусок мяса или мне его кинуть в углу?
Хах? Изумлённо округлившиеся глаза девушки могли служить наглядной иллюстрацией к какой-нибудь зарисовке под названием: «Не может быть».

Огромный ангар, широкие ступени, ведущие в неожиданно огромную пещеру. Несколько людей, сидящих полукругом у её подножья. Хотя нет, уже не сидящих. Кое-кто вскочил.
- И…Извините…А где здесь туалет?
Судя по стремительно меняющему выражению лиц «комитета по встрече» сказала она что-то не то…
- …шучу.
- А?! - коротко стриженный седой вайзард явно не ценил шуток.
- Она сказала «шучу», - сверкнула очками черноволосая девушка в матроске. – Это была просто шутка. Не убей её, Кенсей.

- Мугурума-сан! – радостно воскликнула девушка, оборачиваясь и стремительно бледнея при виде ноши вайзарда. - НЕТ! – возглас получился слишком громким. Иноуэ крепко-крепко сжала пальцы в кулачок, собирая складками ткань на рукаве белого хаори. - Н…не надо в угол. – уже гораздо тише добавила она. Где остальные? Почему он один?
- Почему до сих пор не принесли носилки?
От неожиданности Иноуэ ойкнула и невольно втянула голову в плечи, оглянувшись на Исанэ. Спокойный и уверенный тон Котетсу, которым та отдавала приказания заставил уши Орихимэ порозоветь от стыда. Это она должна была распределять обязанности, а не заставлять своего лейтенанта выполнять ещё и её работу помимо своей.
- Шингши, Тама, - окликнула Иноуэ двоих рядовых, которые в тот момент были заняты тем, что останавливали у так похожего на Куросаки незнакомца возобновившееся от движений кровотечение, - отвезите его во вторую палату и проследите за ним до моего прихода.
Каталка и оба шинигами исчезли в коридоре. Продержись. Я быстро… Орихимэ почувствовала, как её за плечи отводят в сторону. Котетсу-сан права. Если не позаботиться об этих порезах на лице Бьякуя-сана, то потом могут быть осложнения… Безмолвно кивнув лейтенанту в знак согласия, Иноуэ подошла к капитану. Золотистые стрелки перестали бестолково виться кругами и замерли рядом с уложенным на кушетку шинигами – у изголовья и в ногах.
- Соутен Кисшун, - вытянутые вперёд ладони коснулись сформировавшегося купола. Я отрицаю…
- Спасибо, - девушка благодарно взглянула на Исанэ. К благодарности примешивалось чувство вины.  Орихимэ опустила глаза. – Спасибо…
Исчезала кровь с лица Кучики, будто тонкими слоями пыли отслаиваясь с кожи. Повреждённая ткань, как живая, смыкалась воедино, стирая с себя любое напоминание о ранах. Когда Иноуэ впервые увидела, как пропадает уродливая  дыра в голове её подруги, она едва не закричала. Сейчас она привычно следила за возвращением. Купол приятно покалывал пальцы. Они выживут, Кучики-сан, я обещаю. Я не позволю никому умереть. Она не могла позволить себе торопиться с исцелением, это было недопустимо. Только когда лёгкие старшего Кучики перестали замирать перед каждым вздохом, она позволила себе отнять руки от золотистого купола. Теперь Бьякуя-сан вне опасности, - облегчённо выдохнула Орихимэ, мыслью-командой возвращая обеих «фей». – Но вот кейсекан ему придётся искать новый… Она была уверена за состояние его глаз и плеча. Остальные же внутренние повреждения могли стать в дальнейшем поводом для беспокойства. Зачем ты так стремился его убить?..Орихимэ стряхнула с себя не вовремя появившиеся мысли.
- Котетсу-сан, - осторожно позвала она, жестом подзывая к себе лейтенанта. – Состояние стабилизировалось, но с раной на животе будьте внимательнее – она сквозная и все повреждения убрать не удалось. Боюсь, как бы не задело позвоночник… - девушка запнулась, бросив обеспокоенный взгляд на неподвижно замершую у стены Рукию, - …и позаботьтесь о ней, прошу Вас.
Она быстрым шагом практически выбежала в коридор.

Иноуэ Орихимэ, Хичиго-------> палата |Госпиталь города НВС|

Отредактировано Inoue Orihime (2010-11-06 21:22:56)

+1

63

Мужчина с интересом наблюдал за тем, как на него реагировали все кто только мог. Рядовые шарахались от басистого голоса и грозного вида, пытаясь держаться подальше от него, тем более, что у него на руках был полумёртвый пустой. Пока рыжая девчонка пыталась выдавить хоть что-то из себя, в комнату вошла судя по всему её лейтенант и с первого взгляда было понятно, что она намного опытнее своего командира в вопросах организации лечения и управления отрядом, чем Орихиме. Сначала лейтенант отдала приказ забрать тело, а потом и сама капитан, так что к вайзарду ломанулись сразу несколько бойцов с каталками. Положив пустого на первую попавшуюся, Мугурума просто начал спокойно наблюдать за тем, как работают медики, но наблюдать пришлось не долго, раненых сразу же развезли по разным по латам, а вместе с ними ушли и капитан с лейтенантом.
Окинув тяжёлым взглядом всех оставшихся, Мугурма просто отошёл в сторону проводимый тревожными взглядами офицеров медицинского отряда и остановился рядом с девушкой сидевшей в сторонке и сложил руки на груди.
- У тебя должно быть куча вопросов, так же, как и у меня. - обратился Кенсей к Рукии окинув девушку взглядом. Этот взгляд был намного добрее чем те предыдущие, это был понимающий взгляд. Вайзард понимал, что она сильно переживает за этих двоих в отличии от вайзарда. Прослужив в готее немало времени бывший капитан привык к визитам в мед. отряд и не только потому, что он был ранен, а чтобы проведать своих бойцов получивших травмы и ранения.
- Давай отойдём, здесь нам больше делать нечего, мы тут бессильны. - говоря всё таким же спокойным голосом, Кенсей просто прислонился к стене.
- Или тут хочешь поговорить?

офф:  что-то на меня напал неписец

Отредактировано Muguruma Kensei (2010-11-07 13:55:02)

0

64

Котетсу Исане.

Все основные указания были отданы, оперативная работа медиков налажена. Соперника Бьякуи уже увезли в палату, оставалось дождаться завершения лечебных процедур Иноуэ-сан. Исане никогда не переставала удивляться тому, что они похоже на чудо. Словно бы эта рыжая девчушка могла поворачивать время вспять и придавать телу такой же вид, который оно имело до сражений. Удивительно! Взгляд был сосредоточен. Она неотрывно наблюдала в n-нный раз за способностями Иноуэ. Причем в этот момент на нахождение предателя Ичимару и неизвестного седовласого с рейяцу, как и пустого, Исане не обратила должного внимания. Раз они были здесь значит на то были причины, ее дело было лечить, чем она и собиралась заняться, после того, как бы Орихиме закончила свою часть.
Часть заняла некоторое время, за которое Исане успела словесно перепроверить, что палаты были полностью готовы к приему пациентов.
– Состояние стабилизировалось, но с раной на животе будьте внимательнее – она сквозная и все повреждения убрать не удалось. Боюсь, как бы не задело позвоночник… -
- Спасибо за помощь Иноуэ-тайчо. Я постараюсь сделать все возможное. - Котетсу отвесила неглубокий поклон головы и поспешила подхватить каталку, чтобы отвести Кучики старшего в палату и там подлатать его раны.
- Рукия-тян все будет хорошо, главное, что помощь будет оказана вовремя. Крепись. - Во взгляд адресованный младшей Кучики Исане постаралась вложить всю уверенность, что у нее была. Возможно это мало бы помогло, но сейчас у нее не было времени, чтобы заниматься моральным состоянием девушки. Прежде всего ее долг врача. А потом уже и успокоение родственников пациента.
На этой ноте она исчезла из приемной с каталкой, на которой находился Бьякуя-тайчо.

Котетсу Исане, Кучики Бьякуя. >>> Город не видящих Солнца » Палата Кучики Бьякуи |Госпиталь города НВС|

Отредактировано Bleach (2010-11-12 16:57:42)

0

65

Надо было отдать должное опыту и профессионализму появившейся по тревоге Котетсу Исане. Лейтенант нынешнего отряда с языколомным названием, как только увидела, что происходит, тут же скомандовала доставить носилки и занялась делом. Смотрела она укоризненно, говорила требовательно, но на удивление в данный момент всё это искупалось чёткостью её действий. Как только самый смекалистый рядовой подкатил свободную койку, Гин, без вредностей следуя указаниям девушки, довольно-таки аккуратно положил Кучики.
- Профессионально, Котетсу-фукутайчо, - протянул похвалу альбинос. Стряхнув с длинных бледных пальцев странно гармонично выглядящие на них кровавые капли, он развернулся к Рукии. Девочка вздохнула спокойнее после того, как тела оказались под опекой старших офицеров-медиков и теперь сидела у стены являя собой ещё одного пациента для госпиталя. Она, может, была достойна жалости, но для Ичимару Кучики-младшая была сейчас только тем, кто нужен для бесприпятственного перемещения по городу. Она была удобна - смелая, но опасающаяся его, достаточно послушная, чтобы сопровождать, не мешая планам. Её бессилие было не критичным, но не на руку.
- Нэ, Кучики, - окликнул он её обманчиво-заботливым тоном, выбирая из двух вариантов более ненакладный - встряхнуть её ничего не значащими словами. - если станешь ещё одной обузой медикам, своим мужчинам не поможешь - ты так не думаешь? - чем дальше он говорил, тем безразличней к проблемам шинигами становился голос. Иноуэ, которая, к слову сказать, показала себя по крайней мере с одной лучшей стороны и в начале подлатала аристократа, а потом бывшего Куросаки, уже обезопасила жизни обоих драчунов - теперь им откровенно ничто не угрожало.
Вот что нужно было - это двигаться дальше. Делать в госпитале было уже нечего. Вряд ли здесь произойдёт ещё что-то занимательное. Возможно, торопиться было и некуда, но Гин испытывал чувство, напоминающее зрителя, смотрящего интересный спектакль, которому часть действия на сцене не видно за портьерой. Настойчиво хочется передвинуться, чтобы ничего не пропустить.

0

66

Она ничего не могла поделать – только смотрела… с замиранием сердца, прижимая хрупкий кулачок к груди. Жизни Бьякуи-нии-сама и Ичиго были в руках Иноуэ. Кучики не было страшно. Просто волнительно. Она доверяла подруге. Просто немного волновалась… совсем чуть-чуть.
Мир сузился до размеров приемного покоя, где сейчас столпилось столько разнообразных личностей. Кто-то из них скучал, но внимание большинства было приковано к двум телам и к капитану отряда помощи и лечения. Появление Котетсу-фукутайчо внесло ясность – она быстро распорядилась и все вокруг завертелось. Где-то в глубине души Рукия испытала укол совести. Она понимала, что Иноуэ сейчас очень тяжело и ей нужна поддержка, помощь, а она просто сидит в сторонке. Помощь оказала Исане, напутственными словами отрезвив тайчо и подтолкнув ее вперед, к капитану Кучики.
Золотой купол раскрылся над нии-сама, озаряя тело желтыми светом, так похожим на солнечный – тот, которого они уже очень долго не видели. Было бы чудом сейчас увидеть солнце, но и лечебная техника Орихиме-сан была не менее чудесна. Тело брата восстанавливалось. Исчезали уродливые, кровоточащие раны, кожа на лице вновь становилась ровная и чистая, хотя нии-сама был все еще бледен, он выглядел заметно лучше – был похож на прежнего, хмурого нии-сама, каким Рукия его все это время знала.
«Жизнь нии-сама в безопасности», - вместе со вздохом облегчения пришла небывалая слабость – лейтенанту очень хотелось разрыдаться от счастья, от волнения, от того, что уходили страх и напряжение. Но радоваться было слишком рано – Ичиго по-прежнему был ранен. Его исцеления Рукия не увидела – тело бывшего Куросаки увезли в палату, а следом за ним убежала и Иноуэ. Нии-сама увезла Котетсу-фукутайчо, напоследок подбодрив девушку напутственными словами. Рукия кивнула ей в ответ, и в приемном покое госпитале воцарилась молчание.
Первым молчание нарушил Ичимару. Его голос показался Кучики особенно едким. Она ни секунды не верила в его сердечность и искреннее сочувствие, но лис улыбался – сложно было сказать, подбадривает он девушку или, напротив, пытается ударить в слабое место.
- Со мной все в порядке, - хмуро и холодно объявила Рукия, поднимаясь с пола. От слез в горле все еще стоял ком. Пару раз шмыгнув носом, она еще раз протерла глаза, смахивая последние остатки слез. Покрасневшие нос и глаза не красили младшую Кучики, а в сочетании со все еще тщетной попыткой хмуриться, выглядела она совсем жалко, но внешность была обманчиво – все самое сложное было сделано и отчаяние постепенно покидало Рукию.
В коридоре госпиталя теперь оставались только лейтенант дозорного отряда, амнистированный предатель и неизвестный тип, которого они притащили с собой из Руконгая. Именно этот тип и подал голос, когда Кучики успокоилась и пришла в себя, но ответить на его вопросы она не успела – в коридорах мелькнула знакомая реацу.

0

67

Сой Фон

----> Палата Широсаки Хичиго |Госпиталь города НВС|

Сой всегда ненавидела предателей, идущих против военной системы – они нарушали устоявшийся баланс и порядок. Теперь уже белого, Куросаки она ненавидела по тем же причинам, ну и еще по множеству других причин. Да, ненавидела, но отчасти была рада тому, что он оказался в городе и что рыжая риока не позволит ему умереть. Он был полезен. Более того, он был важен для Сой, хотя капитану отряда помощи и лечения она себя не выдала.
«Как только очнется, допрошу», - Сой Фон перемещалась по коридору не торопясь – судя по всему, в госпитале наконец-то воцарился покой и порядок. – «Он может знать важные сведения о Йоруичи-сама и будет полезен», - лейтенант недовольно поморщилась. Будь ее воля, она бы казнила его – вина Куросаки и без того ясна и неопровержима, но Сой Фон сдерживали как минимум два фактора: во-первых, ее главная слабость – тайчо, чьему спасению недошинигами мог способствовать, и, во-вторых, лейтенант не получала на то распоряжений от сотайчо, а субординацию и порядок она чтила и причиной их нарушения могла стать только Йоруичи-сама, а не какой-то малькишка-риока.
«Что за… ?» - глаза шиноби опасно сузились. – «Это тот самый неизвестный объект?» - но как бы то ни было, реацу «незнакомца» была ей призрачно знакома.
Если бы сегодня утром, навещая, что б его, этого наглого торговца, Сой Фон не наткнулась на Хирако Шинджи и Саругки Хиори, она бы очень удивилась этой, восставшей неизвестно откуда личности, но время удивляться уже прошло. Лейтенант до сих пор не совсем понимала, как бывшие лейтенант и капитан выжили и осмелились вернуться в Общество душ, но, возвратившись в отряд, она навела справки о них. Информация была неполная и какая-то невероятная – следовало сделать запрос в архив сотайчо, но сейчас на это не было времени – нужно было разобраться с этим «незнакомцем» самой.
- Вопросы здесь задает омницукидо, - выйдя из шинпо, без приветствия заявила Сой Фон, - или ты забыл об этом, Мугурума Кенсей? - бинтованный тесак Куросаки лег на плечо шиноби. Она обращалась только к вайзарду и смотрела только на него, игнорируя Ичимару и Кучики. Фактически Особых сил и отряда омницукидо уже не существовало, но отряд разведки оставил за собой функции органов дознания, да и от плохих привычек, въевшихся в сознание за немалый срок службы, было очень сложно избавиться.

+1

68

Ещё три минуты и вся суета вокруг инцидента с ранеными начала урезониваться по мере распределения их по палатам, подлатав, на скорую руку, Кчики, робкая капитанша не оставила без внимания и обращённого в пустого, Ичиго. Растасовав раненых-контуженых по своим палатам и проследовав за ним, с места действия скрылись капитан и как понял Кенсей, лейтенант медицинского отряда, выполняя свои прямые обязанности. Ещё через минуту в холе воцарилась тишина, лишь лёгкий шёпот крутящихся рядом офицеров тревожил слух вайзарда, чьим объектом для сплетен он и стал. Пригрозив им злобным взглядом, Мугурума повернулся обратно к находящимся в холле младшей Кучики и Ичимару, последний же пытался завязать разговор с девушкой, но это, как-то не очень получалось. Убрав с лица эту ноющую миму, которую бывший капитан девятого, так не любил, девушка поднялась с пола и хотела было, что-то сказать, но голос позади её опередил.
- Хм? - Кенсей с интересом развернулся на тот строгий голос, что произнёс его имя. Владелицей столь командного тона, являлась никто иная, как бывшая подчинённая и ученица предыдущей главы омнцукидо - малышка Сой Фонг. Именно такой Мугурума последний раз видел Сой, слегка неуверенной в себе, но всё же неплохим бойцом.
- А тебя Йоройчи не учила, что нужно сперва здороваться, Сой Фонг? - то, что ученица Шихойнь после её ухода, стала капитаном второго отряда, Мугурума узнал после возвращения Ичиго и его компании из Сообщества Душ, куда и Йоройчи отправилась в качестве сопровождения.

Отредактировано Muguruma Kensei (2010-11-22 23:33:01)

0

69

Сой Фон

- Кучики, - лейтенант коротко кивнула. Как бы ей ни хотелось, но, по пресловутому военному этикету, полностью игнорировать эту соплю нельзя было – они теперь на равных… практически  на равных. Ичимару не удостоился даже взгляда – Сой Фон не считала нужным с ним здороваться – преступник, предатель. Такие должны сидеть в Улье, а не расхаживать на свободе. Должен был, но не сидел. Своей договоренности с Ичимару шиноби не выдала. Отчасти, полный игнор его персоны был вызван намерением внешне отстраниться от того, что она идет на должностное преступление, подбивая эту змею сбежать из города и проводить спасательный отряд в Крепость. Безумие, но Йоруичи-сама стоит и не таких безумств.
«Как он посмел?»
Сой Фон мгновенно среагировала на слова вайзарда. С ее губ едва не сорвалось злобное шипение, но она смогла сдержать себя и внешне осталась невозмутима и безразлична к сказанному. Лишь только крепче сжалась ладонь на рукояти чужого занпакто.
«Если это камень в мою сторону, я выбью ему все зубы», - брови девушки напряженно подрагивали и были хмуро сдвинуты к переносице, - «но если это упрек в адрес Йоруичи-сама…», - на лице застыла маска презрения, скрывая то, как сильно Сой Фон сжимала зубы, - «… я перережу ему глотку».
Гнев нахлынул волной, но очень скоро отступил. Рукоприкладство было непозволительно.
- Как быстро ты забыл военные порядки, - тон был слегка высокомерный. Может сотню лет назад Мугурума Кенсей и был капитаном Готей, но сейчас он обычный преступник, не достойный чести, чтобы расшаркиваться перед ним в почтительном приветствии. – Ты, преступник, осужденный Советом 46-ти и приговоренный к уничтожению, забываешь о субординации. Стоя перед лейтенантом отряда разведки, ты ждешь приветствия? – уголок губ девушки дернулся вверх. Это была едкая и даже злая ухмылка.
«Уничтожить результаты экспериментов Урахары Киске. Кажется, так распорядился Совет. Кто бы знал, что эти «результаты» окажутся такими живучими и вернутся. С какой целью?» - мысль была любопытная, но Сой критически не хватал информации. Все, что касалось тех событий, было тайной, запечатанной в архивах Совета 46, которые теперь принадлежали Хитсугайе. Тайна, да, но память отряда омницукидо до сих пор хранит те приказы, которые были оглашены, после поимки, в ту пору, капитана Урахары. Сой Фон же помнила о тех событиях лучше любого из ее отряда.
- Впредь, открывая рот, думай о том, что говоришь. Приказ Совета никто не отменял, и я могу привести его в исполнение в любой момент.
«Из-за них Йоруичи-сама ушла из Готей. Она ушла, спасая их жалкие шкуры. Они должны ей. Пришло время вернуть долг».
- Пойдем. Есть шинигами, который захочет с тобой поговорить, - от накатившего волнения, голос шиноби чуть дрогнул, но лицо по-прежнему осталось невозмутимо. Кивнув в сторону двери, она давала понять, что бывшему капитану, Мугуруме Кенсею, настоятельно рекомендуется проследовать в указанном направлении.

---->Магазин Урахары (на том берегу озера)

0

70

- Преступник? - в пол голоса повторил Мугурума, всё сильнее зжимая зубы и кулаки. Слова Сой Фонг были словно удар кувалды в голову, они ещё пару раз откликнулись в ушах вайзарда. Мужчина был готов взорваться и придушить нахалку, которая вела себя настолько высокомерно, что от её вида, даже в животе крутило.
- Значит преступники. - ещё раз повторил Кенсей ещё более громче и басистее. - Значит теперь так называют тех, кто уже однажды отдал жизнь за готей тринадцать. - тот инцидент столетней давности, когда четыре капитана и четыре лейтенанта погибли в первый раз, можно было назвать ничем иным, как показом истиной сущности руководящей верхушки Сообщества Душ, то насколько бесчеловечным и высокомерным является совет сорока шести. С того самого момента, "бравая" восьмёрка пообещала, что никогда больше не будет иметь дела с Готей тринадцать или с теми, кто имеет к ним отношение, но время идёт, ничто не вечно и сейчас пришлось выбирать, либо быть на стороне тех, кто однажды вынес тебе смертный приговор, либо принять сторону того, кто стал виновником вынесения этого приговора. Оба варианта были неприемлемы и как говорится, пришлось выбирать из двух зол меньшее и этим меньшим злом стал Готей.
- Держи свой поганый язык за зубами. - на повышаных тонах говорил бывший капитан. - То, что ты лейтенант, не даёт тебе права, так дерзко и без последствий сыпать угрозы в мою сторону, кишка тонка, чтобы со мной тягаться, а если бы хотели меня убить, то тут уже бы пол Готея собралось.. - не понижая тона продолжал "басить" вайзард. Ещё чуть-чуть и терпение вайзарда бы лопнуло, как воздушный шарик, который напоролся на иголку, но к сожалению или счастью этого не произошло. Услышав слова девушки, что с Кенсем хотят поговорить, он слегка сбавил обороты.
- Значит уже все знают, что я здесь и на разговор похоже к старику ведёт. - не зная о положении дел в Готее, Мугурума смог сделать только такое умозаключение.
- Эй, Кучики... - окликнул вайзард свою новую знакому и сам повернулся в пол оборота в её сторону. - Не теряй больше головы, поняла? - с такими словами, Мугурума проследовал за своим "проводником"

---->Магазин Урахары (на том берегу озера)

0

71

Удивительно, но Гин любил больницы, белизну, чистоту, странные запахи лекарств и прочно въевшийся чуть ли не в самый фундамент запах пригорелой рисовой каши.
В качестве пациента он попал в больницу всего однажды, когда только-только поступил в Академию. Нет, его не ранили, не прижгли кидо, ничего подобного. Причиной был банальный аппендицит.
После этого случая Ичимару навсегда полюбил госпитали, больницы и лазареты. Пусть другие говорят о том, какие это страшные места, что в них пахнет смертью, что там мучаются люди и так далее - какая разница, что там с другими, когда ты сам можешь лежать в мягкой постели на белых простынях и ничего не делать, а тебя ещё и будут за это кормить!
Правда, когда не болеешь, а приходишь туда как посетитель или бесплатный носильщик, пару километров тащивший на себе окровавленный кусок мяса в шихакушо, также именуемый "капитаном Кучики", прелесть этого заведения как-то меркнет.
Хотя запах рисовой каши никуда не теряется.
Гин облизнулся, прислушиваясь к разговору краем уха. Налетевшая Сой Фон его не замечала, а если и замечала, то не разговаривала, и это было славно. Он даже подумал не исчезнуть ли под шумок в какую-нибудь раменную, но отсутствие денег и опасение что после такого его никуда больше  не пустят даже с проводником, останавливало.
"Здесь холодно, голодно, скучно и над ухом всё время кто-то кричит. А-ах, словно вернулся в детство!"
Сой Фон умчалась, прихватив с собой вайзарда. Можно было не сомневаться, что его ждёт трогательное воссоединение с Хирако-бывшим-тайчо. Если, конечно, Мугурума дойдёт туда живым.
Ичимару скорбно хлопнул три раза в ладоши и склонил голову.
- Прощай, Мугурума-хан, ты был отли-ичным товарищем! Если эта женщина за следующим поворотом откусит тебе голову, не жалуйся, что тебя никто не оплакивал! - крикнул он вдогонку, впрочем, не очень громко, и повернулся к Рукии. -  Кучики-тан, время обеда давно-о прошло, а пленников положено кормить. Дамы угощают кавалеров!
Он положил девочке руку на плечо.
Как же эта Кучики умудряется в минуту из самоуверенной девчонки становиться маленькой, слабенькой от горя ромашкой! Бедняжка, сдерживается, не показывает своего горя, но любому ведь видно, как блестят глазки, как дрожат губки...
"Какая гадость эти ваши маленькие девочки! Будь я удавом, проглотил бы её с завязочками от варадзи, только бы не мучалась... Проглотил... аканна, интересно, я сегодня хотя бы понюхаю рамена?"

0

72

Столь нежданно нагрянувшая лейтенант Фон прервала начатую беседу. Ее вторжение, да именно вторжение, было как всегда стремительно, и Рукия подавила желание шарахнуться в сторону – уж больно угрожающей казалась эта хрупкая с виду девушка. Едва появившись, Сой Фон все свое внимание направила на Мугуруму-сана. Это не удивительно – Ичимару и Рукию она знала и в их пребывании на территории госпиталя не было совершенно ничего противоестественного, а вот незнакомец…
«Ааа? Сой Фон-фукутайчо знакома с ним?» - глаза младшей Кучики удивленно расширились. Тот факт, что и Ичимару знаком с этим мужчиной, ускользнул от лейтенанта дозорного отряда. В тот момент, когда неизвестный в первый раз предстал перед ними, ей было не до знакомств и тем более не до того, о чем там разговаривают эти блондины. Однако, теперь выяснялось, что все знают его. И даже Иноуэ. Рукия нахмурилась.
- Лейтенант Сой Фон, - Кучики рассеянно кивнула, когда бывший капитан омницукидо назвала ее по имени – ее все еще терзали мысли о судьбе дорогих ей шинигами. Тем более, что в руках Фон-фукутайчо был Зангетцу, а это значило, что она уже успела повидаться в ним. В данной ситуации радовало только одно – если занпакто Ичиго никуда не исчез, значит, и с ним самим все в порядке. Рукия облегченно выдохнула и перевела взгляд на ссорящихся, как оказалось, знакомых. Судя по словам Сой Фон, Мугурума-сан был бывшим военным, которого за что-то осудили, но он каким-то образом скрылся от гнева Совета. Мугурума-сан на этот счет бы другого мнения. И именно это стало причиной повышенных интонаций в их разговоре.
Ни на секунду Рукию не посетила мысль вмешаться. Такой же политики придерживался и Ичимару – только улыбался. Оставалось лишь наблюдать со стороны. К счастью, полемика продлилась не долго и Сой Фон удалилась, забирая светловолосого мужчину собой.
- Хорошо, не буду, - смущенно пролепетала Кучики. Такое внимание и нежданная забота едва знакомого шинигами почему-то вызвали смущение. – Аригато, Мугурума-сан, - девушка неуверенно махнула ему вслед и перевела взгляд на Ичимару.
Белый змеелис громко хлопнул в ладоши и Рукия чуть не подпрыгнула на месте от неожиданности. Ничего хорошего Ичимару не сказал и не сделал – выдал очередную дерзость и опустил свою тощую руку на плечо лейтенанта.
- Не паясничайте, Ичимару-сан, - возмущенно раздувая щеки заявила Рукия и стряхнула лапу Гина со своего плеча. – Мы идем к палате нии-сама и будем ждать вестей о его состоянии, - грозно и безапелляционно.

+1

73

<<< Западный Руконгай. Рынок.
Госпиталь... К этому месту Зараки относился с абсолютным равнодушием. Он попадал сюда редко и никогда не задерживался надолго. Кому вообще нужны эти врачи и хитроумные приборы? Медицинское кидо? Хмф! Боевой отряд, отгородившись от докторов, гордо лечил себя народной медициной, состоящей из общих попоек и здорового продолжительного сна. Кенпачи и сейчас бы не прочь пойти вздремнуть, но сегодня раны требовали пристального внимания, тем более зашевелившегося противника явно не стоит встречать в полумертвом состоянии.
Молодой шинигами из дозорных, сопровождавший Зараки все дорогу от поверхности, поклонился капитану и быстро исчез в одной из дверей. Видимо собирается позвать медиков на помощь Шинсую. Бывший лидер восьмого отряда был доставлен в тюремные пещеры, как и велел командующий, и теперь мирно отдыхает за решеткой. У него будет время подумать и разобраться в двигающих им причинах. На это Кен-тяну было наплевать. Он лишь хотел еще раз сразится с Киораку когда их обоих подлатают, но понимал, что такие мысли подобны бесплотным мечтам.
Черт с ним, - врачи шарахались от взгляда шинигами, старались поскорее убраться с его пути. Это и не удивительно - Зараки все еще был без повязки, утерянной в пылу битвы, и даже заметно истощившаяся во время боя реяцу капитана ужасала и рвалась наружу. Приходилось сдерживать ее своими силами, что было непривычно и получалось плоховато, но это вынужденная мера, пока Кенпачи не раздобудет новую повязку. В госпитале, возможно, такие найдутся.
- Подлатайте меня, - произнес Зараки, входя в одну из палат. Попытки найти знакомые лица - Унохану или Орихиме провалились, так что пришлось обратится к первым попавшимся... Хотя слова были лишними - внешний вид капитана, в порванном косоде и хакама, покрытого алыми росчерками ран и пятнами крови, говорил сам за себя.

0

74

Рукия зря упомянула брата. Очень-очень зря.
Гин достаточно долго знал Кучики Бьякую чтобы понять, что тот, увидев сестру в объятиях пустого Куросаки просто взбесился. И бесится до сих пор, это уж точно.
Кучики... эта семейка Гина всегда забавляла. Не как клан, а именно как семья, состоящая из молодого неженатого мужчины в самом расцвете сил и девочки, почти девушки... семья, не состоящая в кровном родстве. Это наводило на всякие интересные мысли.
"Конечно, Кучики-тайчо переживает за честь клана и всё такое... но вдруг не только это, мм? Может быть виной банальная ревность?"
Его улыбка, казалось, стала ещё шире.  Вот и нашлось о чём поговорить с Рукией-тян.
- Нэ, Кучики-тан, ты уверена, что действительно туда хочешь? - невинно спросил он. - Твой братец будет совсе-ем не рад тебя видеть! Ты ведь теперь его величайшее разочарование, беедная девочка!
Он даже не попытался изобразить жалость - Кучики-младшая не настолько наивная малышка чтобы не понять, что ему плевать на её страдания.
Всё-таки она и её брат действительно нравились Гину, но в особом смысле - над ними обоими приятно было издеваться. Бьякуя с первого взгляда походил на айсберг и никак не реагировал на подначки, но Ичимару-то знал, что творится у него внутри! Он мог видеть даже через эту оболочку, и то, что он видел, ему нравилось.
С Рукией было проще - о, как чудесно было довести её до отчаяния возле Башни! Это был прощальный подарок ей, бедной Золушке, которая так нелепо должна была потерять всё...
"Нет уж, одного "разочарования" ма-ало... Нужно ещё что-то..."
- Кстати, тебе не кажется, что его отношение к тебе... ревность, например, непохоже на отношение старшего брата к младшей сестре? - это было обронено между делом, словно Гину было совсем неинтересно, что там происходит в семействе Кучики. - Если ты понимаешь, о чём я. Он был в бе-шенстве, когда увидел тебя с другим мужчиной! Про-осто в ярости! На твоём месте я бы не ходи-ил к нему. Если только ты не собираешься успокаивать его универсальным женским способом.
"Какой же я всё-таки мерзавец", - нежно подумал Гин, скучающе смотря в сторону. -"И как же я люблю быть мерзавцем, когда скучно и нечего делать!"
В издевательствах над людьми для него не было особого смысла - когда-то, когда он был младше, это было чем-то вроде защиты нападением, но чем старше он становился тем больше это приносило удовольствия.
"Прямо как оливки, нэ?"

+1

75

Котетсу Исане

- Котетсу-у-у-у-суааан! Котетсу-у-у-у-суааан! -
Не услышать громкий и обеспокоенный вопль рядового Ямасаки-куна было просто невозможно. Исане тут же свела брови к переносице и поспешила в коридор.
- Тссс! Ямасаки-кун! Ты не забыл, что находишься в больнице? - Строго выговорила девушка, но потом ее взгляд сменился и она переняла некоторую обеспокоенность.
- Что-то случилось? - И действительно случилось. Извинившись, Ямасаки поведал ей о том, что ее помощь требуется Зараки Кенпачи. Даже при упоминании имени капитана боевого отряда парень явно нервничал. Надо же, Зараки-сан пришел в больницу? Не верится!
- Хорошо, хорошо. Не волнуйся. Я сейчас разберусь с этим, а тебе поручаю осмотр пациентов. И чтобы карточки были заполнены аккуратно. Надеюсь на тебя Ямасаки-кун. - Она похлопала парня по плечу и тут же направилась оказывать помощь суровому вояке.
До палаты, где Кенпачи запугивал младших офицеров, Исане добралась за несколько минут. И хорошо, что быстро, потому что некоторые особо чувствительные личности, похоже уже на ногах еле держались от силы и мощи, исходящей от Зараки, рейяцу. И не мудрено. Повязки на глазу не было, и даже усилия капитана боевого отряда по сдерживанию духовного давления, не всем помогали.
Котетсу тут же попросила удалиться всех бесполезных в этой ситуации подчиненных, а самых стойких попросила ей проассистентировать.
- Надеюсь вы не будете против, если помощь окажу вам, я? - Шинигами оказалась рядом с Кенпачи и спокойно смотрела ему в глаза. Он ее нисколько не пугал. Ведь он добровольно согласился быть пациентом. И она надеялась, что проблем он не устроит.
- Новую повязку вам скоро принесут. Я уже послала за ней 6 офицера. - Деловито осведомила и тут же жестом попросила лечь на койку, чтобы было удобнее залечивать его раны.

Отредактировано Bleach (2010-12-23 01:00:57)

0

76

Как же мерзок был Ичимару… и как мастерски он мог разрушать спокойствие молодых, неопытных шинигами своими лживыми речами. Каждый раз, как только Рукия находила в себе силы успокоиться, сосредоточиться и привести мысли в порядок, как этот ядовитый змей вновь пошатывал ее душевное равновесие. Встретив ее возле башни раскаяния, он всего лишь парой фраз уничтожил храбрость и уверенность в том, что в ее гибели нет ничего страшного и это самое правильное решение. Сегодня в туннелях он растревожил ее душу, возможно, бессмысленной надеждой на возвращение Ичиго. А сейчас он пытался измазать в грязи те теплые, искренние родственные чувства, которые, несомненно, были в семействе Кучики. Ведь были же? Нет, не были – они есть!
«Нии-сама скорее всего зол, но я же ни в чем не виновата», - становилось немного страшно. Гнев Кучики Бьякуи выльется не в крики и ругань, а в холодное безмолвие, безразличие, презрение. – «Он может отречься от меня. Возможно, не захочет, чтобы я была его сестрой, но…» - дышать становилось все тяжелее, а Ичимару с каждым словом все подливал масло в огонь смятения, - «… он же простил меня за нарушение закона Общества Душ и он простил меня за то, что я против его воли стала лейтенантом».
Хватаясь за обрывки воспоминаний, она пыталась уговорить себя в том, что все в порядке и ей удастся сменить гнев брата на милость.
- Ичимару-сан, прекратите, – с суровой интонацией в голосе проговорила младшая Кучики. – Нии-сама сейчас ранен и несмотря ни на что, я должна быть рядом с ним.
Когда Рукия была ранена или болела, она никогда не видела, чтобы нии-сама сидел подле ее футона, охраняя ее сон и вглядываясь в бледное лицо – когда она просыпалась, ее комната была пуста, но рядом с ней всегда лежала подушка, которая все еще хранила тепло ее брата, покидавшего ее комнату прежде, чем она откроет глаза. И сейчас, долг Рукии, как сестры, был в том, чтобы окружить Бьякую заботой. Даже если Ичимару-сан считает, что он зол на нее, даже если он действительно зол… Рукия не могла ошибиться – возможно, брату ее поддержка нужна больше всего, хотя он этого и не скажет. Она не могла позволить хитрой, бледной змее сбить ее с правильного пути и поколебать решимость несмотря ни на что, заботиться о брате так, как она может.
«Нии-сама так добр потому, что считает меня своей сестрой», - в памяти всплыл тот их разговор, после назначения Рукии лейтенантом дозорного отряда. – «Он… нии-сама так нежно… как брат», - от воспоминай чувства как-то странно смешались. – «Он обнял так, как должна была обнять _она_», - хрупкие плечики лейтенанта затряслись от волнения.
- Неправда! – выкрикнула она, зажмурившись и с силой сжав кулачки. – Нии-сама любит меня как сестру!!!
«Любит?»
Синие глаза лейтенанта широко распахнулись. Она была удивлена своими собственными словами. Может быть нии-сама ее совсем и не любит. Может быть ей просто хочется, что он ее любил и не бросил так же, как много лет назад бросила ее родная сестра. Она так уверенно заявила, даже буквально прокричала, но никогда не знала наверняка о том, что творится в голове и в сердце брата.
Ноги вновь подкосились и стали словно ватными, с трудом удерживающими тело шинигами. Плечи поникли, а взгляд стал отсутствующим. Яд белой змеи проникал в душу, но…
- Как вы можете судить об этом? – все так же, не поднимая на экс-тайчо взгляда, проговорила Рукия. – Кто вы такой, чтобы говорить мне подобные слова? – голос девушки становился увереннее и холоднее. – Что вы вообще знаете о ценности слова «семья»?!! – подняв голову и устремив на Ичимару гневный взгляд, выкрикнула Кучики. Это было сродни вызову. Она задавала этот вопрос шинигами, которому самому не было ничего известно о семейных ценностях, родительской любви и родственной теплоте.
- Никогда!!! Никогда не смейте оскорблять моего брата!!!

+1

77

От такой реакции Гин оживился и даже забыл про голод. Поесть он всегда успеет, а вот энергетический вампиризм, подбрасывание новых идей в чужое мировоззрение, сформировавшееся и упорядоченное - это особое лакомство.
Он приложил палец к губам.
- Шшш, Рукия-тан! Не кричи в больнице. Я даже не думал оскорблять твоего браата. С чего ты взяла?
Эта часть была чуть ли не самой интересной - убедить собеседника в том, что он - сам дурак, и приписывает другим свои мысли. Подействовать должно было безотказно.
Гин сладко улыбнулся и улыбка немного выдала его - выдала, что он сам не очень-то верит в то, о чём говорит и к так называемым "семейным ценностям" относится с иронией.
- Любовь, это прекрасно! Семья и строится на любви, разве нет? - он фамильярно погладил Рукию по щеке. - Подумай над своими словами... тебе хочется чтобы брат любил тебя так, как ты себе вообразила, но если он любит тебя гораздо сильнее и крепче - ты уже недовольна. Разве это справедливо по отношению к Бьякуя-нии-сама?

Родственные связи и для него самого были больной темой - он привык считать себя другом и старшим братом Рангику и старался не переступать эту черту. Когда они были детьми это не составляло труда - но с возрастом...
"Я просто от неё бегаю. А она и не догадывается, почему".
Он немного завидовал Бьякуе - его сестра совершенно точно не имела на него никаких видов, а даже если бы и имела, вряд ли Кучики стал бы долго думать.  Гин считал его одним из тех людей, которые всегда кажутся одинокими, но на самом деле не переносят одиночества и поэтому окружают себя кучей слуг, домашних животных или родственников - всех тех, кого можно было бы безнаказанно гонять, кем повелевать... в общем, развлекаться. Кучики Бьякуе не хватало только домашнего животного для полного комплекта.
"Хотя что это я, у него ведь есть Изуру. У него нереализованный потенциал домашнего любимца... хотя такая прямолинейная сосулька как Кучики вряд ли его реализует. Или, кажется, это не так называется? Да, точно, в шестом отряде мазохистское желание иметь хозяина, который бы полностью тобой управлял зовётся "самурайской верностью". Изуру попал точно по адресу".

+2

78

Он неприятных и грязных намеков Ичимару, Рукия разволновалась, раскричалась и вообще была вне себя от возмущения. Она даже покраснела от злости. Когда же услышала упрекающее «шшш», взбледнула лицом и опять покраснела, но уже от смущение. И правда, чего это она кричит в больнице, нарушая тишину и порядок? Стыдно было за свою несдержанность и эмоциональность. Вот нии-сама никогда бы не попался на провокацию Ичимару. Ведь ясно же было, что провокация. Беда только в том, что Рукия поняла это слишком поздно – только когда экс-капитан пристыдил ее, давая понять, что младшая Кучики вообразила что-то непотребное и, намекая, что ее воображение так разыгралось отнюдь не случайно. Щеки загорелись еще ярче.
Изображая из себя поддельного купидона, Ичимару растянулся в самой добрейшей улыбке, призывая поверить его лживым словам, и коснулся ярко горящей девичьей щеки. Его пальца были холодными, а на пылающей от смущения коже так и вовсе казались ледяными. Поступок Ичимару был как всегда неожиданным, поэтому Рукия на мгновение замерла на месте, широко распахнув большие синие глаза, но в следующую секунду, тонкие брови младшей Кучики напряженно дрогнули. Шарахнувшись назад, она шлепнула экс-капитана по руке и опасно сузила глаза, давая понять, что не позволит и будет защищаться.
- Не прикасайтесь, - с ее губ сорвалось тихое шипение – вопль протеста, сдержанный нормами поведения в госпитале. – Много Вы понимаете в любви, - несмотря на укор, Рукия сама не могла похвастать, что так уж хорошо разбирается в делах амурных. Поцелуй Широсаки вызвал у нее неподдельное недоумение, но как-то осмыслить произошедшее у нее не было времени. Рукия точно знала, что любит нии-сама, Ренджи, Ичиго, Иноуэ, Садо-кун, Исиду-куна и еще много кого. Все они стали ей такими близкими и родными, но ведь есть и другая любовь… наверное.
Впрочем, и сейчас размышлять на тему различных проявлений любви не было ни времени, ни желания. Ведь есть куда более важные заботы.
- Мы идем в палату нии-сама, чтобы убедиться, что ему оказана достаточная медицинская помощь и что его жизнь в безопасности, - как можно тверже и увереннее проговорила Рукия и, минуя Гина, направилась в ту сторону, куда укатили каталку с израненным телом брата.

0

79

Зараки не пришлось долго ждать - его появление переполошило весь медицинский отсек, и вот уже к нему направляется Котетсу Исане, бывший лейтенант бывшего четвертого отряда. О ее нынешней должности Кенпачи как-то не задумывался, да и смысла в этом не было, ведь в любом случае ухаживать за больными и немощными было делом ее жизни, а значит никаких интересных боевых навыков она не приобрела и в обозримом будущем не приобретет... Также и четвертый отряд, как его не назови, навсегда останется для боевого отрядом слабаков, неудачников и женщин. Хотя лично сам капитан Зараки не питал к снабженцам особого презрения, предпочитая просто их игнорировать. Но так уж получилось, что сейчас требовалось быстро восстановиться, иначе самые лакомые кусочки, в виде серьезных противников, проскользнут мимо твоих клыков.
- Надеюсь вы не будете против, если помощь окажу вам, я? - мягким голосом профессионального врача произнесла Исане. Зараки кивнул.
- Делайте что хотите, меня это не волнует. Мне достаточно хорошо выспаться, - собственно, мужчина уже занял одну из свободных коек, противно пахнущую лекарственными препаратами - впрочем, для Зараки этот запах успешно перебивался вонью пропитавшейся кровью одежды, которую он не успел до конца отодрать от своего тела.
Дождавшись когда принесут его повязку, Кенпачи нацепил ее на глаз и наконец-то расслабился. Ей богу, сдерживать себя только для того, чтобы эти таракашки в стерильных одежках не померли от страха... Мысли вновь вернулись к неистовой зиме Руконгая, холодной как сталь клинка и беспощадной как сам Зараки. Жалко, что их с Киораку битва так и не достигла финала. Хотя, со стариком Шинсуем явно творилось что-то не то. Может, внутри него поселился очередной арранкар, наподобие той твари, что захапала тело малыша Ичиго. В таком случае, захват Киораку мог бы принести немало пользы - Ичиго был единственным, по кому Кенпачи немного скучал...
Капитаны слишком привыкли к своей силе. Нет у них такого задора и рвения, как у Куросаки, - подумал Зараки, погружаясь в сон. 

Проснулся он спустя некоторое время - на часы Кен-чан отродясь не привык смотреть, так что определял пора вставать или нет по внутреннему состоянию. Солнца в кротовьем городе ведь тоже не увидишь, как бы старательно ты не пялил зенки в молчаливый потолок пещеры...
Осмотревшись, Зараки отметил только два глобальных изменения. Во-первых, на нем были чистые бинты. Во-вторых, из палаты исчезли все медики. Видимо, разумно решили не будить зверя после обеда. Пожрать, кстати, сейчас Кенпачи не отказался бы.
Лады. Полежу еще немного и схожу к своим в отряд. Нужно призвать балбесов к порядку, а то пропустим самое интересное, - ухмыляясь, подумал боевой капитан.

0

80

-------------> Информационный центр Аналитического отряда

Госпиталь пах по своему. Лекарствами, медицинским спиртом, ранами и каким то своим, присущим только ему, запахом. Нанао не нравился этот запах. Она больше любила как пахнут бумажки, свежие чернила, переплеты новеньких книг, старые пергаменты и фолианты. Любимый запах успокаивал, а этот же заставлял чувствовать себя не в своей тарелке. А может, виной всему вовсе не запах госпиталя, а суета, из-за вторжения, заставила ее выйти из привычной мирной колеи? Как бы то ни было она пришла сюда по делу.
Внутри же, госпиталь напомнил Исе ее отряд. Та же суета, те же собранные, сосредоточенные лица. Девушка остановила спешившего куда-то лекаря, и спросила об интересующих ее пациентах. Юноша слегка насупился, от того, что его отвлекли от важных дел, однако рассказал, что в госпитале уже некоторое время отдыхает Зараки тайчо.
Насколько верны были данные, Зараки-тайчо участвовал в битве на поверхности. Неужели он серьезно ранен и пришлось воспользоваться услугами лекарей-шинигами? Но об этом в отчетах ее трудолюбивых пчелок ничего не было сказано, значит это не так. Что ж, теперь ей есть у кого доподлинно узнать всю информацию о случившемся на поверхности. Поблагодарив лекаря и Ками, за предоставленную возможность, Исе-тайчо направилась в указанную палату, собираясь с мыслями и обдумывая что именно она спросит у капитана боевого отряда.
Сам капитан, даже лежа на медицинской койке, выглядел довольно грозно. Нанао, в бытность свою лейтенантом, немного побаивалась главу 11 отряда, потому что не знала, чего от него ждать. Собственно, за прошедшее время она морально подросла, и даже стала капитаном, но ее отношение к Зараки мало чем изменилось. Он все так же оставался для нее непредсказуемым зверем.
-Зараки-тайчо? - девушка позвала капитана дабы удостовериться, что он действительно не спит. - Я вижу, битва не прошла для вас даром. Я пришла расспросить вас о подробностях произошедшего вторжения.
Зачем тянуть кота за хвост и отнимать время?

Отредактировано Ise Nanao (2011-02-07 22:37:42)

0

81

Как выяснилось, проснулся Зараки не зря. Ему вообще плохо спалось в этом месте, где атмосфера казалась искусственной, а кровь проливали скальпеля докторов, а не мечи воинов. Хотя, здесь тоже шла борьба за жизнь - пациенты собирали волю в кулак, не желая расставаться с миром, который знали и любили, а врачи изо всех сил помогали им в этом. Вот только Кенпачи эта борьба была малоинтересна, на какую сторону не встань. Быть жертвой, страдать от боли и уповать на судьбу, равно как и прикладывать усилия чтобы спасти этих несчастных - возможно, здесь и был какой-то азарт, но он и близко не стоит с тем, что чувствуешь когда защищаешь свою жизнь с клинком в руках, и этим же жадным лезвием пытаешься порубить врага на кусочки.
Тихие шаги, раздавшиеся в стороне, позволили Зараки предугадать появление визитера. Обладатель походки весил немного, что можно было почувствовать из легкости его шага, и была в этом шаге некая неуверенность, что подсказывала: посетитель не врач, не лекарь, к окружению не привык и чувствует себя в госпитале скованно.
Черт, уже гости? Хицугая? Да нет, с чего бы, и холодом вроде не веет. Ячиру? ... Тихие, медленные, неуверенные шаги? Ха! - будь это малышка, весь госпиталь уже стоял бы на ушах, с самого входа оглушенный воплем спешащей к раненому Кен-чану девочки.
Ну ладно. Рискнем. Противник! Пробрался и пришел убить меня!
В палату вошла Исэ Нанао. Капитан боевого отряда встретил ее "черт, я знал что не получится, но все равно обидно" выражением лица.
- Исэ-тайчо? - с усмешкой ответствовал Кенпачи на ее "Зараки-тайчо". Скука вновь накатила на мужчину. В разговоре с женщинами интересных тем обычно не возникало, если это только не Мичико из его отряда, которая своя в доску или не Ячиру, с которой так просто не соскучишься...
Да ладно, узнаю у нее что случилось, пока я тут без дела валяюсь, - сообразил капитан. Девушка времени зря не теряла и успела завалить его вопросами.
- О, не даром. Славная была битва, - она явно имела ввиду другое, но...
Кенпачи уселся на кровати.
- Этот хитрый черт умеет махать зампакто, хотя больше прославился как пьяница, чем как боец, - демоническая ухмылка пересекла лицо Зараки. Нанао просила подробности, но сейчас Кен-чану было откровенно лень составлять детальный рапорт, который позже у него наверняка затребуют... Да, много пота и крови, стараний Ямамото и десятилетий ушло на то, чтобы обучить Кенпачи писать эти бумажки.
- Я надеялся, вам все рассказала девчонка из дозорных... Шустрая такая, рыжая, - хоть убей, Зараки не мог вспомнить имени той молодой шинигами, хотя некоторое время она даже сидела у него на плече, заняв законное место "хозяйки" одиннадцатого отряда. - Если не распинаться, то мы с Абараем встретили противников в тоннелях. Ренджи, молодец, порушил там все к чертям, забрал себе в противники арранкара и... Дальше я его потерял, - Зараки поднял глаза к потолку и задумчиво почесал затылок. - Я уж было приуныл... Остался только Шинсуй, его обычно и не расшевелишь на драку. Я немало удивился, когда он не стал отказываться! И черт бы побрал нашего любимого командующего, с его привычкой встревать в чужие битвы!
Описание самой битвы капитан, понятное дело, опустил, но было видно, что он до сих пор недоволен действиями Хицугаи, вмешавшегося и изменившего исход сражения. То что в ином случае Кенпачи мог умереть, его ни капли не волновало.
Ну что, достаточно я наговорил?

+1

82

Кажется Зараки ожидал увидеть кого-то другого, а не главную книжную крыску исследовательского отряда. Этот прискорбный факт прямым штампом отпечатался на его лице. Однако ему прийдется немного потерпеть ее присутствие. Уже к концу монолога Зараки девушка порадовалась, что не села на соседнюю койку, и осталась стоять, иначе ей пришлось бы позорно вскочить.
- Кеораку-тай... Шунсуй? - в горле встал ком. Руки невольно сжались. Острые коготки впивались в ладошку, но Нанао этого не замечала.  Да, она знала из докладов своих пчелок, что ее капитан... бывший капитан, жив, и пришел вместе с врагами. Но зная его всю свою жизнь, она верила, что он не встанет на сторону врага, не станет драться с шинигами. Она так надеялась на это, даже не исключая шанса, что все окажется совсем не так. Он не мог! Он просто не мог! У маленькой капитанши не укладывалось в голове, как, настолько преданный Готею человек, ее дорогой и уважаемый капитан, смог поднять меч на стороне врага. И все же...
Девушка подавила бунт эмоций, проявившийся на пару мгновений на лице. Капитан я в конце-концов или кто?! Злость немного отрезвила ее. Нет, она злилась вовсе не на Кеораку, неоправдавшего ее ожидания. Она злилась на себя. За то, что поддалась эмоциям и позволила чувствам захлестнуть себя, за то, что лелеяла безумные надежды. Девушка наконец ощутила боль в ладошках и разжала руки.
- Он жив? - уже спокойным голосом спросила Исе, запихивая все ненужные чувства в дальний ящик. Не время, да и не место. Теперь ее волновало, жив ли остался Шунсуй, после встречи с Зараки и Хитсугайей, и в целости ли сам со-тайчо. - Что с сотайчо? С ним все впорядке?

+1

83

Реакция Нанао не удивила боевого капитана - он прекрасно помнил, что она была лейтенантом Шинсуя. Быть может, для Зараки эта девушка так навсегда и останется лейтенантом, пока не проявит достаточно своей силы, чтобы быть замеченной. У Кенпачи в голове была собственная иерархия Готея, простая как срубленный дуб, делящая всех шинигами на слабаков и более-менее достойных внимания, и названию отряда в этой "турнирной таблице" уделялось мало места.
- Ну, выглядел точно как Киораку, - признался Зараки. - Но черт поймет, что у него сидело внутри. Таким я его еще ни разу не видел, - губы шинигами вновь окрасила кровожадная ухмылка. - Он совершенно точно собирался меня грохнуть.
А иначе и сражаться не стоило бы.
Койка скрипнула с облегчением, когда Кенпачи слез с нее, коснувшись ногами гладкого холодного пола. Сандалии аккуратно и ровно стояли возле кровати - видимо, их сняли медики, поскольку сам Кен-чан завалился спать не разуваясь. Зампакто стояло у стены, где его и оставил капитан. Никто не осмелился прикоснуться к зловещему лезвию, или хотя бы стереть с него кровь.
Надо почистить, - лениво подумал Зараки, переводя взгляд со своего духовного клинка обратно на Исэ.
- Без понятия, - честно ответил Кенпачи, смотря на женщину сверху вниз и размышляя, что неплохо бы выудить из нее немного полезных новостей. - Дышал, когда я закинул его в тюремную камеру. За дальнейшее не ручаюсь.
Впрочем, Шинсуй довольно живучий, сомневаюсь, что он сдохнет просто так в камере, как крыса. Разве что до него доберется Куроцучи, - неизвестно, отчего ему вспомнился противный капитан научного отдела, но оптимизма мысли о нем не добавили.
Отвернувшись от женщины, Зараки подошел к своему зампакто и, взяв его в руки, принялся хмуро и придирчиво осматривать. Похоже, его можно почистить простыней, которая уже и так перепачкана кровью самого Кенпачи.
- Сотайчо не проживет долго, если будет влезать в чужие сражения, - фыркнул Зараки. - Скажи мне... Еще остались враги? И что делает мой отряд?

0

84

Из слов Зараки Исе поняла, что Кеораку вел себя совсем не так, как вел раньше. До попадания в плен.
Кеораку не мог пытаться убить шинигами, своего товарища, если у него на то нет серъезной причины. Или он не перешел на сторону врага. Девушка нахмурилась. Ей казалось, она хорошо знает своего бывшего капитана. Они знакомы почти всю ее жизнь, Исе видела его во всех агрегатных состояниях, и ей казалось, что она не плохо изучила Шунсуя. Видимо, только казалось. Или там, в плену, действительно что то произошо. Может его подменили? Ками, ну что за глупости...
Девушка впала в легкое оцепенение и отрешенным взглядом следила за передвижениями Зараки. Кеораку жив. Эта новость скинула с ее души большой груз. Жив - это хорошо. Жив - это значит что она сможет увидеть его. Это значит, что она сможет узнать наконец, что произошло. И зачем. Сможет развеять свои сомнения. И возможно приобрести новые. Нанао вздохнула, скидывая оцепенение.
- На территории врагов уже нет. Вместе с арранкарами в туннели проник пустой - Хичиго, его изловили и сейчас он находится в тюремной палате госпиталя. Что со вторым арранкаром - неизвестно. Абарай-тайчо еще не возвращался. После отмены тревоги ваш отряд вернулся в казармы.
Что ж, она выяснила все что нужно, нет смысла задерживаться более.
-Спасибо за информацию, Зараки-тайчо - Исе почтительно поклонилась, и покинула палату.
Выходя из госпиталя она напоследок окинула его взглядом, с удовлетворением отмечая слаженность работы шинигами. Так и должно быть.
Осталось самое важное и самое сложное. 

-----------------------> Тюремная камера Кёраку Шунсуя

0


Вы здесь » Bleach: Disappearing in the Darkness » Город не видящих Солнца » Госпиталь города НВС